Всего новостей: 2577827, выбрано 2 за 0.075 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Чавушоглу Мевлют в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Чавушоглу Мевлют в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Турция > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 марта 2018 > № 2536597 Мевлют Чавушоглу

Мевлют Чавушоглу: «Турция — лучший союзник для безопасности Европы»

Министр иностранных дел Турции настаивает на участии его страны в борьбе с терроризмом и отмечает, что часть европейцев не хотят понимать проблемы с безопасностью его государства.

Мевлют Чавушоглу (Mevlüt Çavusoglu), Le Monde, Франция

Борьба с террористическими организациями вроде «Исламского государства» (террористическая организация запрещена в РФ — прим.ред.)и контроль над миграционными потоками представляют собой два главных вызова для европейских стран на настоящий момент. Турция по-прежнему играет важную роль в международных усилиях по решению этих проблем.

Именно Турция позволила Европейскому союзу справиться с потоком эмигрантов из Сирии. Она не только приняла на своей территории 3,5 миллиона сирийцев, но и спасла жизнь тысячам из них, так как уберегла их от опасного путешествия в Западную Европу через Эгейское море.

Турция была одной из первых стран, которые признали ИГ террористической организацией. Она входит в сформированную против него международную коалицию.

Именно Турция отказала во въезде на свою территорию более 4 000 подозрительных личностей, выдворила почти 6 000 террористов и задержала более 10 000 боевиков ИГ и «Аль-Каиды» (террористическая организация запрещена в РФ — прим.ред.), предприняла огромные усилия для того, чтобы обеспечить безопасность на 911 километрах своей границы с Сирией. При этом некоторые западные страны даже не смогли помешать террористам пройти через их аэропорты.

Необоснованные обвинения в адрес турецких властей

Одна лишь Турция задействовала с 2016 года свою сухопутную армию для борьбы с боевиками ИГ совместно со Свободной сирийской армией. Остальные члены коалиции ограничились символическим присутствием на территории Сирии. Освобождение Джераблуса, Аль-Баба и прилегающей территории турецкой армией в ходе операции «Щит Евфрата» является одним из немногих (если не единственным) достойных подражания примеров: она позволила сотням тысяч сирийцев спокойно вернуться в дома.

Но хорошо ли понимают эту Турцию, на которую фактически опирается безопасность Европы? Правильно ли описываются и оцениваются ее действия? К сожалению, нет.

Отмечаемая в настоящий момент на Западе антитурецкая риторика отчасти является отражением ксенофобии и ненависти к исламу, которые в свою очередь подпитываются попытками западных экстремистов воспользоваться миграционными потоками. Кроме того, ряд не отличающихся скрупулезностью политиков используют «политкорректное» несогласие со вступлением Турции в ЕС как прикрытие для собственной ксенофобской и антимусульманской риторики, которая должна принести им поддержку электората.

Кроме того, эти заявления уходят корнями и в нежелание некоторых принять во внимание всю серьезность угроз, с которыми Турции пришлось иметь дело за последние годы. Эти люди совершенно бездоказательно обвиняют турецкое руководство в авторитаризме и нарушении прав человека. Но какая другая европейская страна смогла бы защитить их лучше Турции, если бы прошла через выпавшие на ее долю угрозы и вызовы: агрессивные действия террористических групп вроде ИГ, Рабочей партии Курдистана (РПК), Демократического союза (ДС) и Отрядов народной самообороны (ОНС), которые взяли под контроль приграничные регионы; кровавая попытка государственного переворота 15 июля 2016 года, которую устроили Фетхуллах Гюлен и его последователи; экономический и социальный груз сирийских эмигрантов, которые размещены на средства турецких налогоплательщиков… На самом деле, ни одна другая страна не смогла бы лучше справиться с таким нагромождением трудностей самого разного рода.

Ликвидация террористов

Турция является членом Совета Европы с 1950 года и подписала Европейскую конвенцию по правам человека. Эта конвенция гарантирует соблюдение турецким правосудием прав всех граждан точно так же, как в других европейских странах. Таким образом, никто не может утверждать, что в Турции эти права защищены меньше, чем где-либо еще в Европе.

В настоящий момент благодаря собственной решимости Турции удается помешать террористическим организациям вроде ИГ или РПК-ДС-ОНС устроить теракт на ее территории. Достижения в борьбе с террористической организацией Фетхуллаха Гюлена в скором времени позволят турецкому правительству отменить чрезвычайное положение, как это сделала Франция после 189 дней режима ЧП. В настоящий момент Турция демонстрирует полную политическую стабильность и самые высокие показатели экономического роста среди всех европейских стран. Кроме того, она является одним из самых безопасных в мире мест для отдыха туристов, ежегодное число которых приближается к 40 миллионам человек.

Параллельно с работой для достижения политического урегулирования в Сирии, для которого Турция прикладывает все возможные усилия, она ставит для себя приоритетной задачей полную ликвидацию присутствия террористов на границе с этой страной и напоминает тем, кто забыли об этом, что речь идет о границе Европы и НАТО с Ближним Востоком.

Операция «Оливковая ветвь» в Африне против РПК-ДС-ОНС и вынужденных союзников из ИГ будет продолжаться вплоть до окончательного достижения поставленной цели. Турция ни в коем случае не позволит этой террористической организации занять сирийскую территорию у ее границы и сделает все возможное, чтобы те ее союзники, у которых возникла обманчиво хорошая мысль использовать террористов РПК-ДС-ОНС в качестве наемников в предполагаемой борьбе с ИГ, поняли масштабы своего заблуждения.

Они осознают, что Турция была и останется их лучшим союзником для обеспечения безопасности Европы и региона.

Турция > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 марта 2018 > № 2536597 Мевлют Чавушоглу


Турция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 8 октября 2016 > № 1928271 Мевлют Чавушоглу

Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу накануне визита президента России Владимира Путина в Стамбул дал эксклюзивное интервью корреспонденту Sputnik, в котором прокомментировал ход процесса нормализации двусторонних отношений России и Турции и сделал прогнозы относительно перспектив дальнейшего развития сотрудничества между двумя странами.

— Расскажите, как идет процесс нормализации двусторонних отношений России и Турции?

— Период застоя в наших отношениях длился почти восемь месяцев. И сейчас обе стороны прилагают активные усилия для того, чтобы наверстать упущенные за это время возможности. Кроме того, мы поддерживаем диалог, направленный на устранение разногласий по ряду вопросов, в которых у нас с российской стороной имеются расхождения. В рамках этого диалога работают запущенные нами механизмы. Например, в настоящее время мы сконцентрировали свои усилия на проблеме сирийского урегулирования. С другой стороны, мы предпринимаем шаги для выведения наших экономических и политических отношений на новый, более продвинутый уровень. В ходе нашей первой встречи об этом говорил и господин Путин. Одним из ключевых направлений здесь является сфера энергетики.

В частности, участие господина Путина в работе Всемирного энергетического конгресса является отражением достигнутых ранее с российской стороной договоренностей. В то же время это является показателем поддержки, оказываемой Турции. Мы намерены развивать наши отношения в политической, экономической и других областях. Препятствия для ведения торговой деятельности, поездок наших граждан постепенно устраняются, хотя нам еще предстоит сделать ряд шагов в этом направлении. Что касается наших ожиданий от российской стороны в этой области. Я родом из Анталии. Этот регион широко известен своим туристическим потенциалом, но в то же время здесь широко развита и сельскохозяйственная отрасль. Мне хотелось бы воспользоваться случаем и еще раз высказать российской стороне нашу просьбу о снятии ограничении на поставки сельскохозяйственной продукции в Россию. В целом наши отношения развиваются в положительном направлении, мы планируем не только вернуться к докризисному состоянию наших контактов, но и выйти на качественно новый уровень.

— Как поддерживались дипломатические контакты между российской и турецкой сторонами для преодоления кризиса в отношениях?

— С одной стороны, мы встречались с господином Лавровым в рамках международных переговоров, параллельно с этим поддерживались контакты с нашими российскими коллегами на различных общественных платформах. Я говорю, в частности, о госпоже Матвиенко (председатель Совета Федераций — ред.) и других политических деятелях. Все хотели нормализации отношений, но ждали формирования подходящих условий. Для того чтобы это стало возможным, мы под руководством господина президента (Реджепа Тайипа Эрдогана — ред.) предприняли ряд шагов. Были друзья, которые оказали нам поддержку в этом вопросе. Одним из таких людей был экс-канцлер Германии Шредер, которого связывают хорошие отношения как с господином Путиным, так и с господином Эрдоганом. Также значительную помощь в процессе налаживания турецко-российских отношений оказали глава Республики Дагестан Рамазан Абдулатипов и президент Республики Татарстан Рустам Минниханов. Президент дружественной обеим странам Белоруссии господин Лукашенко также прилагал усилия в этом направлении, мы выслушали и воспользовались рядом предложений, которые он озвучил. Мы также неоднократно подчеркивали значительную роль, особенно на заключительных этапах, президента Казахстана Нурсултана Назарбаева и президента Азербайджана Ильхама Алиева. Ведь оба государства, и Казахстан и Азербайджан, являются для Турции братскими. Они придают большое значение развитию сбалансированных отношений с Турцией и Россией. Поэтому мы еще раз хотим выразить им свою благодарность.

В Азербайджане, помимо Алиева, свои ценные мысли относительно путей налаживания турецко-российских отношений высказывал и министр иностранных дел Эльмар Мамедьяров. Кроме того, свой вклад внес мой друг, министр по чрезвычайным ситуациям Азербайджана Кямаледдин Гейдаров. Он поспособствовал нашей встрече с рядом моих российских друзей. В ходе неофициальных встреч с ними нам удалось обменяться мнениями и обсудить, какие шаги и каким образом следует предпринять для нормализации. Подобные встречи часто проходят куда продуктивнее официальных контактов, потому что мы находимся в неформальной обстановке, имеем возможность обсудить все вопросы с глазу на глаз. Поэтому нужно отметить значительный вклад этих бесед в деле налаживания наших отношений. Также следует упомянуть о российском экс-сенаторе азербайджанского происхождения, моем товарище из Парламентской ассамблеи Совета Европы Фархаде Ахмедове. Фархад вырос в России, одно время был сенатором, а затем вернулся в Азербайджан. Он одинаково сильно любит Азербайджан, Турцию и Россию. Работал в тесном контакте с господином Путиным, находился в его ближнем окружении. Так вот, он во время встречи с нашим президентом предложил написать господину Путину письмо и объяснил, что это может стать действенным шагом и принести больший результат, чем ведение переговоров через посредников. Эта встреча состоялась примерно за месяц до написания письма. Как известно, предложения Ахмедова оказались действенными. Мы выражаем ему свою большую благодарность за помощь.

Были другие друзья и коллеги, которые оказали нам неоценимую помощь. В частности, хочу сказать о еще об одном моем русском друге из Совета Европы Сергее Маркове. Та позиция, которую он демонстрировал на протяжении всего этого времени, и его рекомендации в ходе наших бесед оказали большую пользу. Равно как и усилия, поддержка и помощь посредством неофициальных каналов, оказанная многими другими людьми, которые искренне любят Турцию и Россию и преданны господину Эрдогану и господину Путину. Все они внесли свой вклад, и мы искренне благодарим их за это. Ведь зачастую там, где официальные дипломатические каналы оказываются бессильны, позитивные результаты приносят шаги, сделанные через неофициальные, дружеские каналы. Именно так было и в нашем случае.

— Как проходят переговоры Турции и России по строительству газопровода "Турецкий поток"?

— Большое значение имеет реализация проекта АЭС Аккую и строительство первой нитки "Турецкого потока". Проект "Турецкий поток" был предложен нам российской стороной. Первая его нитка рассчитана на удовлетворение потребностей Турции в природном газе. По ней в Турцию будут осуществляться поставки газа в объеме 16 миллиардов кубометров.

Вторая нитка ориентируется на европейские рынки. Россия намерена взяться за реализацию этой части после получения необходимых гарантий, что вполне естественно, учитывая те экономические условия, в которых мы находимся. Мы, со своей стороны, оказали необходимую поддержку для осуществления строительства первой нитки газопровода. Мы делаем активные шаги в этом направлении, как уже сообщалось, мы одобрили ранее проведенную работу по ТЭО проекта. В настоящее время мы продолжаем двусторонние переговоры, направленные на подписание окончательного соглашения.

В Турции нет запасов энергоресурсов, но наша страна является транзитным государством, она превратилась в энергетический хаб. Существует проект TANAP (Южный газовый коридор — ред.), идет процесс нормализации отношений с Израилем, есть месторождения на Кипре. Если речь идет о поступлении этих ресурсов на мировые и европейские рынки, то их доставка через территорию Турции представляется наиболее верным и перспективным вариантом. Конечно же, Турция хочет диверсифицировать источники энергии. Мы будем покупать их у той страны, которая предложит наиболее выгодные для нас условия. В настоящее время Россия, наряду с Азербайджаном, является той страной, которая продает нам газ на наиболее подходящих условиях. Это имеет большое значение для нашей экономики. Поэтому мы намерены в перспективе развивать с Россией сотрудничество в сфере энергетики, в особенности в рамках указанных двух крупных проектов. Намерение расширять взаимовыгодное сотрудничество высказывают обе стороны.

— Какой возможен формат взаимодействия России и Турции по сирийскому направлению?

— Неправильно выставлять в качестве условия для развития двусторонних отношений свою позицию касательно обстановки в другой стране. Мы ведь не говорим о том, что укрепление наших двусторонних отношений зависит от политики России в отношении Украины и Крыма. В этом смысле выдвигать условия такого рода неправильно. Вместо того чтобы использовать друг против друга некоторые имеющиеся у нас расхождения во взглядах, мы должны обсудить, как нам наиболее эффективно выстроить диалог и обсудить все разногласия. Во время нашей первой встречи с Лавровым я уже говорил об этом. У нас с Россией есть ряд расхождений в позициях по сирийскому вопросу. Но и проблема в Сирии также остается пока нерешенной. Как мы можем совместными усилиями поспособствовать ее решению? Вместо того чтобы настаивать на изменении позиции противоположной стороной, нам следует обсудить, как остановить столкновения в стране, каким образом добиться политического урегулирования, как доставить сирийскому народу гуманитарную помощь. В этом вопросе Турция занимает твердую позицию, мы выступаем за стабильность и мир в Сирии, сохранение ее территориальной целостности, прекращение боевых действий, политическое урегулирование. Мы поддержали все решения, принятые по вопросу обеспечения перемирия и доставки гуманитарной помощи. Турция выразила свою четкую позицию по этому вопросу. Я считаю, что нам необходимо сконцентрироваться на поиске путей решения проблемы. В этом случае, после того как конфликт будет улажен, не останется необходимости выдвигать друг другу условия. Мы можем иметь расхождения во мнениях по некоторым вопросам, но даже по ним мы должны поддерживать диалог открытым, используя все доступные нам дипломатические механизмы. Собственно, именно это понимание лежит в основе договоренностей, достигнутых господином Эрдоганом и господином Путиным.

Турция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 8 октября 2016 > № 1928271 Мевлют Чавушоглу


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter