Всего новостей: 2652992, выбрано 2 за 0.001 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Йылдырым Бинали в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Йылдырым Бинали в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Турция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 6 декабря 2016 > № 2001328 Дмитрий Медведев, Бинали Йылдырым

Российско-турецкие переговоры.

Обсуждались состояние и перспективы развития двусторонних отношений, в частности взаимодействие в торгово-экономической и инвестиционной сферах, сотрудничество в нефтегазовой отрасли, атомной энергетике, промышленности, сельском хозяйстве, а также в области туризма.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Это наша первая встреча с господином Премьер-министром Йылдырымом и вообще первая встреча глав правительств за последние несколько лет с учётом трудного периода в отношениях. У нас есть все шансы провести её самым позитивным образом. Рассчитываю на то, что те основные торгово-экономические, гуманитарные вопросы, которые находятся в повестке дня, сегодня станут предметом обсуждения с господином Премьер-министром, а также в широком составе.

У нас исторически сложился с Турцией очень большой объём торговых связей, но в силу разных причин, и объективных, и субъективных, эти торговые связи сейчас уменьшились. Мы имеем возможности для того, чтобы их наращивать, реализовывать крупные совместные проекты. И задача этой встречи – придать дополнительную динамику экономическому, инвестиционному, гуманитарному сотрудничеству – во всех сферах.

Я сердечно приветствую господина Премьер-министра. Рад нашему знакомству. Желаю турецкой делегации успешного пребывания в Российской Федерации. Добро пожаловать!

Б.Йылдырым (как переведено): Большое спасибо, господин Премьер-министр! Я очень рад, что имею возможность познакомиться с Вами.

Отношения между нашими государствами пережили за последний год сложный период, и после этого негативного опыта мы планируем на стратегическом уровне ещё больше развивать наши отношения. Это возможно, в прошлом имеются тому примеры. При этом большое значение имеют не только двусторонние отношения Турции и России, но и роль наших государств в борьбе с терроризмом и обеспечении мира.

В торгово-экономической, культурной и в других сферах мы должны продолжать взаимодействовать и наверстать потерянное время во имя наших народов. В августе были сделаны первые шаги в этом направлении, однако надо и дальше идти шаг за шагом, причём ускоряя эти темпы.

<…>

Пресс-конференция Дмитрия Медведева и Бинали Йылдырыма по итогам переговоров.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Мы провели содержательные переговоры с моим коллегой Премьер-министром Турции господином Бинали Йылдырымом. Обсуждался самый широкий круг тем: это и торговля, и инвестиции, и энергетика (как нефтегазовая, так и атомная), и вопросы промышленности, высоких технологий, сельского хозяйства, туризма – в общем, всё то, что сегодня характеризует наши отношения.

По линии правительств двух стран накопилось много практических вопросов, таких встреч давно не было. До известных сложных событий отношения между нашими странами развивались весьма динамично, в экономической сфере поддерживались продуктивные контакты. Был создан целый набор механизмов, включая высший совет сотрудничества. Нужно констатировать, что накопленный багаж не был утерян, несмотря на те проблемы, которые пережили наши отношения за последнее время. Сегодня мы продолжаем работу над взаимовыгодными проектами, преодолевая последствия тех сложностей, которые были в наших отношениях.

Главное на сегодняшнем этапе – перезапустить механизм торгово-экономического сотрудничества. Он и сейчас работает, но нужно вернуться к устойчивому росту. В последние два года общий торговый оборот сократился. Тому были и известные политические причины и целый ряд общеэкономических причин.

В этих целях мы договорились ускорить подготовку проектов программных документов о том, как нам работать на будущее, а также подготовить все необходимые документы к заседанию совета сотрудничества высшего уровня, которое на уровне президентов планируется в первой половине следующего года.

Мы обсудили также вопросы формирования новых механизмов для экономического сотрудничества, финансовой кооперации, включая совместный инвестиционный фонд, который может заработать уже в следующем году. Он будет аккумулировать средства для финансирования различных проектов, в том числе в области высоких технологий, и, надеюсь, будет работать в третьих странах, а не только у нас.

В ходе переговоров обсуждались и крупнейшие проекты, такие, например, как «Турецкий поток». Совсем недавно парламент Турции ратифицировал соответствующее соглашение (это произошло 2 декабря), а Президент Эрдоган подписал закон о ратификации соглашения с Россией по «Турецкому потоку». Это важные события. У нас ратификация будет происходить в ближайшее время. Будет рассмотрение документов на заседании Правительства и затем они пройдут все необходимые ратификационные процедуры.

Также обсуждались вопросы создания первой в Турции атомной станции «Аккую» по российскому дизайну. Надеюсь, что скоро будут окончательно выданы все необходимые документы для присвоения этому проекту статуса стратегического проекта. Турецкие коллеги нас проинформировали о том, что политические решения приняты, но нужно, чтобы они были оформлены. Это приблизило бы сроки реализации проекта и упростило бы привлечение инвесторов.

Обсуждались и другие вопросы. В частности, по сельхозкооперации, по контролю качества, по целому ряду других направлений, в том числе и вопросы развития гуманитарного сотрудничества.

Уверен, что общими усилиями мы перевернули сложную страницу российско-турецких отношений и уже на новом фундаменте можем двинуться вперёд. Сегодняшние переговоры придадут этому необходимый импульс. Важно не только извлечь уроки из прошлого, но и прагматично, в партнёрском ключе выстроить наши отношения на будущее.

Б.Йылдырым (как переведено): Переговоры прошли в очень тёплой, дружественной атмосфере. В отношениях между нашими странами в последние годы были очень трудные моменты. Но мы перевернули эту страницу и теперь должны фокусироваться на будущем. Мы должны повысить уровень отношений до состояния 2 ноября 2015 года и выше. Для этого есть необходимая политическая воля. Президенты Реджеп Тайип Эрдоган и Владимир Путин провели работу в этом направлении, в дальнейшем она продолжится, и мы обязательно достигнем намеченных целей: от энергетики до транспорта, от туризма до культуры и сельского хозяйства – во всех сферах. Мы обсуждали детали развития торгово-экономических, политических и культурных связей. У наших министров была возможность обсудить тематические вопросы. Они приняли решения о дальнейшей работе.

С огромным удовлетворением отмечу, что отношения между Турцией и Российской Федерацией имеют давнюю историю. Мы намерены всё больше укреплять торгово-экономические связи. Для этого у нас есть возможности и соответствующая воля. Самое важное – это претворение в жизнь наших планов. Мы, оба премьер-министра, будем следить за их реализацией, особенно в сфере энергетики. Турция и Россия в духе стратегического партнёрства реализуют важные проекты в сфере природного газа. Наряду с «Голубым потоком» на повестке дня «Турецкий поток». Мы оперативно принимаем решения, и так же решения принимаются здесь, что вызывает у нас огромное удовлетворение.

В сфере атомной энергетики реализация проекта «Аккую» для нас является стратегической. В связи с этим скоро будет принято соответствующее решение, в дальнейшем будем фокусироваться на ускорении темпа реализации данного важного проекта. К юбилею республики, сотой годовщине, мы хотели бы ввести несколько энергоблоков в эксплуатацию. Наше министерство энергетики примет все соответствующие меры.

В течение последнего года имело место сокращение объёмов сотрудничества в некоторых сферах, в частности, сократился товарооборот. Мы имели амбициозную цель – повысить товарооборот до 100 млрд долларов. Мы достигли объёма 36 млрд. Значит, в дальнейшем нам предстоит огромная работа. 100-миллиардный товарооборот является для нас реализуемой целью. Я верю, что мы можем осуществить это. В связи с этим необходимо сделать некоторые шаги в плане прекращения ограничений, облегчения визового режима, ускорения товарооборота. Всё это положительно скажется на дальнейшем развитии наших связей.

Не только в торгово-экономических связях, но и в культурной сфере у нас очень много общих интересов. В сфере туризма у нас были очень хорошие связи, и мы преследуем цель восстановить их до прежнего, хорошего уровня на основе взаимных интересов, на основе дружбы двух народов. Мы в состоянии разрешать все проблемы, перед нами не будет каких-либо препятствий. И по многим вопросам на различных уровнях приложим все возможные усилия для того, чтобы на основе общих интересов, ценностей, продолжать нашу работу. Огромное удовлетворение для меня – видеть положительный темп развития нашего взаимодействия, и надеюсь, что эта работа станет весомым вкладом в дальнейшее развитие отношений наших народов.

Вопрос: ТАСС, Андрей Блашкевич. У меня вопрос к обоим премьер-министрам. Скажите, пожалуйста, обсуждалась ли возможность продолжения строительства «Турецкого потока» в Европу? И по другому крупному проекту – АЭС «Аккую» – хотелось бы узнать, в какие сроки возможно предоставление этому проекту статуса стратегической инвестиции для получения налоговых льгот? Может ли Россия продать свою долю в этом проекте и с какими турецкими компаниями обсуждается возможность привлечения в этот проект?

Д.Медведев: Мы обсуждали продолжение работы по проекту «Турецкий поток», и всё это проходит на фоне позитивных событий. Я имею в виду события, которые выражают волю сторон реализовать проект «Турецкий поток», а также ратификацию соглашения парламентом и подписание закона о ратификации. Это даёт уверенность в том, что проект будет реализован. Мы в ближайшее время перейдём к ратификационным процедурам в Российской Федерации.

Работа после этого пойдёт в плановом режиме, имею в виду в том числе обсуждение всех вопросов, связанных с продолжением строительства «Турецкого потока» в Европу, потому что сам проект состоит из двух ниток, каждая нитка по 15,75 млрд куб. м газа в год. Первая предусматривает поставки на территорию Турции для удовлетворения внутренних нужд, а вторая – на границу Турции, для того чтобы впоследствии этот газ поставлялся в Европу. Переговоры о том, где будет организована точка сдачи и каким образом всё это будет сделано, ещё впереди, но в любом случае уверен, что такого рода решения будут на пользу Европе, будут способствовать диверсификации маршрутов.

В то же время это не конкуренция с какими-либо другими газопроводами. «Турецкий поток» должен органично дополнить те возможности по поставкам на европейский рынок, которые уже существуют, и застраховать европейских потребителей от существующих рисков.

Что же касается работы по проекту «Аккую» (это ещё один крупный стратегический проект), мы действительно обсуждали сегодня его состояние. В ходе обсуждения было затронуто несколько вопросов. Один из них – это вопрос присвоения этому проекту статуса стратегического. Наши партнёры заверили нас, что это будет сделано в ближайшее время. Это позволит в лучшей степени чувствовать рынок, искать возможности для привлечения инвесторов в проект.

В то же время базовые условия проекта остаются прежними – по распределению долей в настоящий момент. В этом смысле это такой уникальный проект, для российской стороны в том числе. Напомню, что проект появился ещё в 2010 году в ходе моего визита в Турцию, но по целому ряду причин он развивался медленнее, чем планировалось. Сегодня мы констатировали, что можно набрать обороты, чтобы как минимум первый блок атомной станции был подготовлен к пуску в эксплуатацию к 2023 году, то есть к 100-летию Турецкой Республики.

Б.Йылдырым (как переведено): Уважаемый Премьер-министр сделал детальное заявление. Я полностью разделяю эти взгляды, касательно атомной электростанции «Аккую» – тоже. Мы приняли решение присвоить ей статус стратегической, это будет обязательно сделано. Насчёт остальных лицензий – мы ускорим соответствующие процессы. В рамках данного проекта мы не хотим сбавлять темп и сделаем всё необходимое для своевременной реализации. Что касается «Турецкого потока», то недавно было подписано и ратифицировано соглашение в парламенте. В настоящее время ожидаем ратификации российской стороной. «Турецкий поток» касается не только Турции и России. В плане энергетической безопасности Европы он имеет огромное значение и является региональным проектом. И в России, и в Турции создаётся почва для развития и расширения стратегического партнёрства.

Вопрос (как переведено): Президенты двух стран ставили цель повысить товарооборот до 100 млрд долларов. Приняты ли решения для создания условий для турецких специалистов в России? Есть ли положительное развитие в этом направлении?

Д.Медведев: Работа турецких специалистов на российском рынке – это лишь одно из направлений, по которому мы должны прийти к окончательным договорённостям. Вы упомянули цифру 100 млрд. Она была впервые упомянута в 2010 году, когда я приехал в Турцию с визитом. Мы тогда исходили из того, что у нас торговый оборот приближался к 50 млрд долларов, и были планы за пять лет выйти на рубеж в 100 млрд. Это не получилось. Были причины сугубо экономические, связанные с ценами, с общими макроэкономическими условиями, в которых происходит реализация наших проектов. Были и политические причины всем известные, которые не могли не сказаться на товарообороте. Но если мы будем работать над этим, реализовывать те крупные проекты, о которых только что было сказано, наращивать сотрудничество в других областях, цифра 100 млрд вполне достижима.Это, мне кажется, было бы важно для наших стран.

Помимо названных тем, мы говорили о возможностях различного рода интеграционных проектов. Я думаю, и эти проекты могли бы способствовать наращиванию торгового оборота.

Что же касается сотрудничества, присутствия специалистов, работы на российском рынке, у нас сохраняется пока ещё ряд ограничений, но значительная часть ограничений на привлечение специалистов из Турции снята. Более того, по крупным проектам, основным проектам, в том числе связанным с подготовкой к чемпионату мира по футболу, другими крупными мероприятиями, специалисты привлекаются, и их приезд в нашу страну каких-либо особых проблем не создаёт.

Мы готовы двигаться и дальше в этом направлении, но при соблюдении, во-первых, взаимности по целому ряду других направлений. И во-вторых, очевидно, что мы должны также ориентироваться на ситуацию, которая существует в Евразийском союзе. Такого рода решения о привлечении иностранной рабочей силы сейчас у нас обсуждаются не только на уровне правительств двух стран, Правительства Российской Федерации, но и на уровне Евразийского союза, потому что у нас сейчас действует полноценный экономический союз.

Я думаю, что турецкие партнёры могут работать в этом направлении и с другими нашими партнёрами по Евразийскому союзу.

Вопрос: РИА «Новости». У меня вопрос к Премьер-министру Турции. Господин Премьер-министр, прогнозы относительно восстановления туристического потока из России в Турцию на 2017 год самые оптимистичные. Но в связи с нарастающей угрозой терроризма возникает, естественно, вопрос о безопасности пребывания туристов в вашей стране. Скажите, пожалуйста, какие меры безопасности ваша страна планирует принять для того, чтобы обеспечить максимально комфортное пребывание наших граждан в Турции?

Б.Йылдырым (как переведено): В сфере туризма между Турцией и Российской Федерацией всего год тому назад мы имели очень большие успехи. Начиная с прошлого года поток туристов сократился. Но думаем, что можем восстановить прежние показатели в 2017 году.

Насчёт безопасности я хочу отметить, что угроза терроризма существует во всех странах мира, ни одна страна не застрахована от терактов. Мы принимаем соответствующие меры, решения по этому вопросу, прилагаем все необходимые усилия, чтобы не было какого-то нежелательного случая, тесно работаем в сфере обмена информацией между спецслужбами с соответствующими странами.

Также принимаем соответствующие физические меры безопасности. Всего два-три дня назад Министр иностранных дел Российской Федерации Лавров был в Анталии, с турецким коллегой обсуждали и эту тему. В этом плане у нас нет никаких сомнений, что мы создадим все условия для обеспечения безопасности наших дорогих гостей. Это задача турецкого Правительства, государства – обеспечить безопасность гостей. В этом плане пусть не будет какого-либо сомнения.

Вопрос (как переведено): Сирийская тема имеет большое значение для двух стран. Создаются ли новые консультационные механизмы по Сирии? В Совете Безопасности резолюция о прекращении огня была заблокирована Российской Федерацией. Были ли эти вопросы предметом обсуждения?

Д.Медведев: Да, мы, конечно, обсуждали Сирию, несмотря на то что вопросы внешней политики – это прерогатива президентов в наших странах, которые регулярно общаются. За последнее время они провели немало телефонных переговоров, личных встреч, в ходе которых тема Сирии была выдвинута на передний план. Тем не менее мы с господином Премьер-министром говорили о сирийской проблематике, констатировали, что общая нормализация ситуации в Сирии является приоритетной задачей для наших стран и, безусловно, пойдёт на пользу всему региону, не говоря уже о самой Сирии, которая находится в очень сложном положении. В то же время мы исходим из того, что сирийское урегулирование – это прежде всего вопрос внутрисирийского диалога, как и определение будущего Сирии. Конечно, всё это должно проходить внутри тех процедур, которые предусмотрены и подготовлены самими сирийцами.

Что касается гуманитарной ситуации, а также других вопросов, включая борьбу с терроризмом и террористическими организациями, которые в настоящий момент нашли приют на территории Сирии, то это вопрос, по которому существуют неплохие коммуникации не только между президентами наших стран, но и между военными и другими службами, которые непосредственно этими вопросами должны заниматься. Такого рода диалог является очень полезным. Не скрою, некоторое время назад его не было. В настоящий момент он восстановлен и идёт в полном объёме, у нас одинаковое понимание террористической угрозы. Я уверен, что такого рода диалог между Российской Федерацией и Турецкой Республикой будет продолжен. Это включает в себя консультации на всех необходимых уровнях. Об этом мы сегодня также говорили с господином Премьер-министром.

Б.Йылдырым (как переведено): По этому вопросу сегодня диалог и координация действий находятся на высоком уровне. В последнее время с Россией в военной и в дипломатической сферах мы поддерживаем очень продуктивный диалог. Конечно, желаем прекращения гуманитарной катастрофы в Алеппо, чтобы люди имели там доступ к гуманитарной помощи. Обе стороны прилагают усилия в этом направлении. Также жизненно важный вопрос – размежевание террористов и мирных граждан. В связи с этим продолжается соответствующая работа в Турции. Турция желает предотвратить эту угрозу. С другой стороны, мы хотим создать условия, чтобы беженцы, которые покинули свою страну, вернулись обратно. В связи с этим продолжается наша операция «Щит Евфрата». Проблема Сирии стала ближе к урегулированию, и шаги в этом направлении будут продолжаться.

Турция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 6 декабря 2016 > № 2001328 Дмитрий Медведев, Бинали Йылдырым


Турция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 10 октября 2016 > № 1928305 Бинали Йылдырым

Премьер-министр Турции Бинали Йылдырым накануне визита президента России Владимира Путина в Турцию дал эксклюзивное интервью корреспонденту Sputnik Явузу Огану, в котором прокомментировал состояние российско-турецких отношений, сирийский кризис и ситуацию в регионе.

— Завтра Турцию с визитом посетит президент РФ Владимир Путин. В нынешних условиях события такого уровня не обходятся без обсуждения сирийского вопроса. Что вы можете сказать в частности о позиции США, России и Турции по сирийской курдской "Партии демократического союза" (PYD) и курдских отрядов самообороны YPG?

— Обстановка в Сирии достаточно сложная. Режим Асада официально пригласил Россию на свою территорию, где она разместилась, используя военные базы и все свои возможности. Америка же стоит во главе коалиции, созданной для борьбы с ДАИШ в регионе, главным образом в Сирии. Странами, которые напрямую связаны с событиями в регионе, являются Иран и Турция. Они также прикладывают усилия для того, чтобы взять под контроль ситуацию в регионе и положить конец продолжающейся здесь гражданской войне. Однако нескоординированность, несогласованность действий России и США изо дня в день усложняют ситуацию в регионе. В особенности тот вакуум политической воли, который образовался в связи с предстоящими выборами в Америке, к сожалению, способствует возникновению неблагоприятных ситуаций в регионе.

Какова роль Турции в этих условиях? Роль Турции заключается в том, чтобы объединить, сплотить Россию, США и Иран. К тому процессу может быть также подключена и Саудовская Аравия. И таким образом остановить кровопролитие в регионе и предотвратить гибель невинных, беззащитных людей. Мы прилагаем усилия для того, чтобы добиться этого. Второй важный момент связан с нашими южными границами и обеспечением их безопасности, а также безопасности жизни и имущества наших граждан, проживающих на южных приграничных территориях. В этих целях мы начали операцию "Щит Ефрата", которая продолжается в настоящий момент. Наша цель — отбросить как можно дальше от наших границ действующие здесь террористические элементы и обеспечить необходимый уровень безопасности. В этой точке хочу указать на важный нюанс, а именно: мы считаем PYD и YPG террористическими структурами и ответвлениями РПК (Рабочая партия Курдистана — ред.), действующими вне территории Турции. Однако США сотрудничают с ними в вопросе борьбы с ДАИШ. Для нас эта ситуация является неприемлемой. Мы неоднократно говорили американской стороне о том, что невозможно уничтожить одну террористическую организацию, используя для этого другую. Это нельзя назвать методом борьбы с терроризмом. Я убежден в том, что на Россию ложится очень большая ответственность, поскольку Россия является важным фактором в урегулировании сирийской проблемы. Пришло время, когда она должна использовать свое влияние на Асада. Я считаю, что России необходимо занять активную позицию, пока еще больше невинных людей не погибло и не лишилось своего крова. Турция в этом вопросе является страной, которая в наибольшей степени страдает от тягот этой гражданской войны, платя очень высокую цену. Речь идет о порядка 3 миллионах беженцев, которых мы, конечно же, считаем нашими братьями. Мы открыли для них двери своих домов, приняли их на своей территории. Но абсолютно понятно, что эта ситуация не может долго устраивать и их. Они хотят скорейшего окончания войны и возвращения к себе домой. И в этом смысле времени осталось очень мало. Даже вернее будет сказать, что его уже совсем не осталось, очень много времени потеряно. Необходимо как можно скорее достичь соглашения, найти выход из кризиса, отодвинув на задний план противостояние США и России в регионе и во главу угла поставив жизнь и будущее людей. Мы призываем все заинтересованные стороны отказаться от позиции демонстрации силы, сесть за стол переговоров и найти решение проблемы, избавив невинных людей от мучений.

— США в последнее время ведут очень серьезную дискуссию о вооружении оппозиции, воюющей против режима. Так же, как это уже было в свое время в Афганистане. Как это повлияет на ситуацию в Сирии?

— Сейчас продолжается гражданская война. Каждый борется за независимость. Поэтому здесь возможно все. Стороны обвиняют друг друга. Этого бы наверняка не произошло, если бы все делалось так, как должно быть. Когда мы общаемся с представителями оппозиции, они говорят: "Мы защищаем нашу страну от диктаторского режима, от притеснений Асада. Мы пытаемся спасти наш народ. Как мы можем реагировать в ответ на действия сил режима, который пытается выгнать нас с наших территорий, который забрасывает нас бомбами? Мы ведем свою борьбу". Конечно, в условиях гражданской войны вполне естественно, что стороны обвиняют друг друга. Но из-за этого страдает население страны. Эту боль, эти страдания не могут до конца понять и почувствовать ни те, кто живет в Америке, ни те, кто живет в России. Но мы понимаем, поскольку мы являемся продолжением этой территории, этого региона. Вернее, они являются продолжением нашей территории. Следовательно, именно мы лучше всех понимаем эту боль. И мы делаем все, что в наших силах, чтобы найти решение этой проблемы.

— В прошлом у России и Турции имелись расхождения в позициях по сирийской политике. В ходе последних переговоров мы наблюдаем, что диалог по этой проблематике продолжается. Как вы можете охарактеризовать нынешнюю ситуацию в этом вопросе?

— Вы правы. Наши позиции сблизились. Например, Россия считает наши действия в рамках операции "Щит Ефрата" разумными и справедливыми. Следовательно, можно сказать, что в рамках процесса нормализации отношений после кризиса с самолетом, по сравнению с прошлым наши позиции по ряду региональных проблем существенно сблизились.

— Алеппо? Наибольшие споры ведутся в настоящее время вокруг Алеппо…

— В Алеппо десятки тысяч невинных людей вынуждены бороться за свою жизнь. Они не получают продуктов питания, не могут удовлетворить своих элементарных потребностей, не могут вздохнуть спокойно из-за непрекращающихся бомбежек. В Алеппо происходит гуманитарная катастрофа, разыгрывается человеческая драма. Ни одна страна, причастная к этому на протяжении истории, не сможет снять с себя ответственность за эту драму. Поэтому необходимо немедленно добиться прекращения огня, обеспечить жителям Алеппо доступ к предметам первой необходимости. Крик о помощи жителей Алеппо должен быть услышан. Мы готовы к этому. По мере своих сил и возможностей мы стараемся направлять туда гуманитарную помощь. Мы считаем, что в этом вопросе на Сирию, точнее сказать на Асада и Российскую Федерацию, ложится большая ответственность.

— Президент России Владимир Путин в рамках визита в Турцию примет участие в работе Всемирного энергетического конгресса. В ходе переговоров, вероятно, будут подняты эти вопросы. Есть ли у вас надежда на то, что после встречи будет найден выход из кризисной ситуации в Алеппо?

— Непременно, здесь нет другого пути, кроме обсуждения в рамках диалога. Какую проблему до настоящего момента удалось разрешить бряцаньем оружия, убийством или бомбежками? Ни в одной стране мира ни одна проблема не была разрешена военными, силовыми методами. Это приводило лишь к ухудшению ситуации, обострению кризиса, усугублению конфликта…

Господин Путин посетит Турцию для участия во Всемирном энергетическом конгрессе, но у него с господином президентом состоится двустороння встреча, в ходе которой, я полагаю, будут обсуждаться региональные проблемы, а также вопросы, связанные с развитием двусторонних отношений, и, конечно же, сирийский конфликт, в частности ситуация в Алеппо.

— Означает ли визит в Турцию президента России Владимира Путина, что напряжение в отношениях, возросшее после инцидента с самолетом, полностью преодолено?

— Еще рано говорить о том, что оно полностью преодолено, но наблюдается положительная динамика. 9 августа наш президент посетил Санкт-Петербург. И вот ровно через два месяца приезжает президент Путин. В скором времени мы проведем встречу с господином Медведевым. Соответствующее решение мы приняли в ходе телефонной беседы. Мы делаем всесторонние шаги для развития отношений с Россией. Наши отношения будут развиваться и дальше. Это пошаговый процесс, нельзя восстановить все за один день. Но процесс движется быстрее, чем мы того ожидали.

— Известна ли дата встречи с Дмитрием Медведевым?

— В ближайшее время. Сейчас ведется техническая работа. Повесткой встречи станет вопрос двусторонних отношений. Мы подробно обсудим такие темы, как взаимные инвестиции между нашими странами, сотрудничество в сфере торговли, энергетики, транспорта и сельского хозяйства. Кроме того, 10 и 12 октября состоятся заседания смешанной межправительственной российско-турецкой комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству. В ходе этих заседаний будет определена повестка нашей встречи с господином Медведевым.

— "Турецкий поток" является одним из наиболее важных проектов между двумя странами…

— Есть множество важных проектов. В их числе проект АЭС "Аккую", "Турецкий поток"…

— У Европы имелись возражения в отношении проекта "Турецкий поток". Получилось ли донести до Европы важность этого проекта? Насколько важным его считает Турция?

— Важность проекта "Турецкий поток" заключается в следующем: он направлен на обеспечение энергетической безопасности в регионе и оказание необходимой поддержки в этом вопросе тем странам, которые соседствуют с нашим регионом.

— Европейцы поняли это?

— Нет такого момента, который мог бы вызвать обеспокоенность европейцев. Этот проект принесет европейцам пользу.

— В прошлом году у Турции были серьезные проблемы в области туризма. Что вы можете сказать о предстоящем годе?

— Перспективы на будущий год, в частности если говорить о России, выглядят более радужно. На ближневосточном направлении видна положительная динамика. 2017 год точно будет лучше 2016 года. Мы это видим. Если в регионе ничего не произойдет, мы полагаем, что ситуация будет гораздо лучше.

— Говоря о внешней политике, было бы неправильно совсем не затронуть ситуацию вокруг Мосула. Посол уже выступил с заявлением, в котором сказал, что "если Турция всерьез не воспримет наши требования, мы будем вести себя иначе"…

— И что они сделают?

— Я не могу этого знать. Как движется процесс, идет ли речь о поиске пути для разрешения кризиса?

— То, что происходит там, нас не касается. Это происходит без нашего участия. Багдад, США и местные племена планируют провести операцию, дабы очистить Мосул от ДАИШ. Они могут осуществить эту операцию, и мы не возражаем. Единственное, чего мы требуем, так это того, чтобы никто не вмешивался в конфессиональную структуру Мосула. То есть пусть шииты и сунниты останутся на своих местах, как это было до ДАИШ. Мы говорим о том, что главное, чтобы цель этой операции не превратилась в обеспечение превосходства религиозного течения. Какой от этого вред? Когда вы делаете иначе, начинаются межконфессиональные столкновения. Говоря о решении той или иной проблемы, вы получите еще большую. Правительство Ирака знало о нашем присутствии там вплоть до сегодняшнего дня, время от времени их министры посещали лагеря. И они тоже говорили о той пользе, которую приносит проделанная работа для страны в борьбе против терроризма. Даже администрация Северного Ирака несколько дней назад выступила с заявлением и рассказала обо всем, что было. Все на лицо, и надо спросить, что такого произошло, что они вдруг стали вести себя грубо. Этому должны быть причина и объяснение.

— Вы считаете, что здесь было вовлечено другое государство?

— Нам это известно, но мы об этом объявим, когда придет время. Есть еще кое-что. Иракскому правительству можно сказать так: "Пусть ваша страна, ставшая местом пребывания подлой террористической организации РПК, которая более 30 лет мучила Турцию, угрожала единству и единению Турции, займет такую же жесткую позицию по отношению к этой организации" (РПК — ред.). Когда речь заходит об этом, они сразу замолкают. Мы оказываем поддержку людям в этом регионе в их борьбе с ДАИШ, мы обучаем их. А они (иракское правительство — ред.) выступают против этого. Это полный абсурд, мы никогда не согласимся с этим.

— Касаясь организации Гюлена, здесь существует серьезная проблема, с которой Турция столкнулась 15 июля, до сих пор продолжаются соответствующие операции. Турция предупреждает многие страны и говорит о том, что и на их головы может свалиться нечто подобное (то есть угроза переворота). Это является и одной из причин напряженности в отношениях Турции с США. С Россией в этом вопросе были проблемы?

— Нет. Каких-то серьезных проблем не было. В вопросе борьбы с ФЕТО (движение Гюлена — ред.) Россия проявляет разумный подход. Были предприняты четкие и необходимые меры. И Германия также проявляет подобный подход. Да и США ведут себя не так, как прежде. Похоже, что они поняли, что проблема гораздо глубже, чем кажется, что цели, желания и деятельность террористической организации носят более глобальный характер.

— Есть ли какой-то прогресс в вопросе экстрадиции?

— Была создана необходимая правовая инфраструктура. Заявки были сделаны, документы и данные отправлены. Официально мы, Турецкая Республика, обратились к США по вопросам временного ареста и экстрадиции. Теперь ждем результата.

— Последний вопрос будет касаться заявления, с которым вы выступили после событий 15 июля. Вы рассказали о диалоге, который состоялся между вами и вашим внуком после известной предпринятой попытки переворота террористической организации Фетхуллаха Гюлена. Он осознал, что произошло тогда?

— На самом деле его травма не зажила. Ребенок ночью не может спать. Он спит короткими урывками, беспокойно. Лечение продолжается. Мой внук — это лишь один пример, но таких миллионы. К сожалению, дело в том, что произошедшее нельзя понять умом. Какая разница в том, что сделали эти подлецы, и том, что делает Башар Асад? И он скидывает бомбы на свой собственный народ. Но турецкий народ не оказался в том положении, в котором находятся люди в Сирии.

Турецкий народ преподнес этим подлецам урок, он был готов пожертвовать собой, продемонстрировал свое мужество. Он сделал то, что олицетворяет нас, этот народ. Мы стали еще раз свидетелями проявления мужества и воли турецкого народа.

Турция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 10 октября 2016 > № 1928305 Бинали Йылдырым


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter