Всего новостей: 2552684, выбрано 1 за 0.011 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Надеин-Раевский Виктор в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Надеин-Раевский Виктор в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Турция > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 29 марта 2014 > № 1268048 Виктор Надеин-Раевский

Турция на пороге непростого выбора

Надеин-Раевский Виктор Анатольевич

События лета 2013 года в Турции, вылившиеся в мощные протестные движения, как кажется на первый взгляд, стали неким симптомом кризиса политической власти. Однако только на первый взгляд. Процессы, происходящие в стране, много сложнее и противоречивее, чем может показаться стороннему наблюдателю.

Сегодняшний курс соткан из противоречивых задач и целей. С одной стороны, это упорное стремление войти в Евросоюз, с другой - попытки обозначить свои претензии на лидерство в исламском мире, по крайней мере в суннитской его части. Это и уверения в неизменности светского характера государства, и дрейф в сторону исламизации не только быта, но и общественной жизни на фоне последовательного стремления нынешнего турецкого руководства маргинализировать роль военных, являвшихся в течение десятилетий гарантами светского строя Турецкой Республики. Это желание остаться надежным союзником Соединенных Штатов в регионе и заигрывание с радикальными политическими группировками Ближнего Востока. Это стремление поддерживать у себя внутреннюю стабильность и в то же время расшатывание стабильности в соседней с Турцией стране - Сирии. И, как представляется, попытки Турции усидеть на двух стульях вряд ли усилят международные позиции страны и разрешат внутренние противоречия.

В чем же причины таких политических кульбитов современной Турции? Думается, в основе как внутри-, так и внешнеполитических трансформаций политики этой страны лежат глубокие процессы идеологической перестройки - процесс, который наблюдается уже второй десяток лет. В своей истории Турция пережила несколько идеологических «перестроек» подобного рода, каждая из которых сказывалась на формировании общественного сознания и ценностей внутренней и внешней политики. Идеологическая трансформация в свое время меняла судьбу Османской империи, а позже и республиканской Турции, а заодно определила судьбы народов, которые так или иначе находились под турецким влиянием.

Любая перестройка имеет как своих активных проводников, так и противников - скрытых и явных. Именно в этом ракурсе нужно рассматривать действия правящей Партии справедливости и развития (ПСР) против армии, так называемого «глубинного государства», состоящего из сторонников нестабильности, а также активные протесты оппозиции летом 2013 года. Как в Османской империи, так и в республиканской Турции роль идеологии как стержня построения государства всегда была высока. При этом господствовавшие в стране после образования республики идеи ее основателя Мустафы Кемаля Ататюрка оставались непререкаемой истиной. Так называемые «шесть стрел» («алтыок»): республиканизм, национализм, народность, лаицизм (секуляризм), этатизм, революционность к 1931 году были сформированы и вошли в Конституцию страны в 1937 году. Именно эти принципы построения государства и стали предметом ревизии в настоящее время.

Идеология: от пантюркизма к неоосманизму

До появления на политической арене страны Мустафы Кемаля Ататюрка поиск идейных основ Османской империи проходил в попытках уравнять всех подданных империи в правах (османизм), сплотить империю, опираясь на исламские ценности в рамках пан-исламизма, а затем «турецкого единства» (пантюркизма).

Примечательно, но идеи пантюркизма в их более широкой версии - пантуранизма появились еще в XIX веке и вовсе не в Турции, тогдашней Османской империи. Первые «туранские клубы» возникли в Венгрии и Финляндии, позже идеей заинтересовались немецкие политики, которым тогдашняя Османская империя была нужна в качестве союзника против России и других держав. Более удивительно то, что поначалу пантуранизм не нашел отклика в Османской империи. Империя переживала период распада, от нее отваливались одно арабское государство за другим, не говоря уже о балканских славянах, а шансов укрепить позиции в собственных владениях по большей части пропагандой идей панисламизма было немного. Вопреки им в империи начали распространяться идеи собственного, чисто турецкого национализма. Именно эти течения и получили подпитку позже, в начале XX века, причем при активной агитации со стороны тюрко-мусульманских националистов Российской империи.

После 1907 года российские власти, с подачи Третьего охранного отделения, выслали из России активных «панисламистов», именуемых сторонниками пантюркизма. Они осели в Стамбуле, Каире, Салониках и других городах империи. Среди покинувших пределы России было немало блестящих мыслителей, просветителей, поэтов, писателей и, конечно, талантливых журналистов, отъезд которых явился потерей для России.

Семена пантюркистских идей, брошенные на османскую почву, укрепили течение пантуранизма, которое позже переродилось в более узкий по национальному охвату, ориентированный чисто на тюркские народы пантюркизм. Турецкий национализм стал благодатной почвой для развития этих идей в Турции после младотурецкой революции. Создание государства «Великий Туран» от Адриатики до Тихого океана - идея, которая, по мнению многих востоковедов, привела к втягиванию Турции в Первую мировую войну на стороне Германии, к массовому кровопролитию, к геноциду армян, который турки всячески отрицают, ссылаясь на то, что убийства совершались в условиях войны. Однако очевидно и другое: географически армянский клин, разрезая тюркский мир, мешал реализации идеи создания моста между турками-османами и другими тюркоязычными народами.

В пантюркизме слились разные, часто меняющие окраску движения - от тюркских коммунистов до исламистов - сторонников халифата. Так, один из триумвирата младотурок, небезызвестный Энвер-паша, покинув Турцию в начале 1920-х годов, развил активную революционную деятельность в Баку, а затем в Туркестане поднял знамя «халифата»1 в намерении создать там огромное исламское государство.

В это же время в самой Турции развернулось широкое освободительное движение против ее оккупации войсками Антанты. Признанным лидером и вождем страны стал Мустафа Кемаль Ататюрк. В тот период турки отказались от идей панисламизма, хотя, по крайней мере формально, халифат в лице последнего халифа еще существовал. Официально Кемаль Ататюрк отказался и от пантюркизма2. Однако кемалисты дали приют бежавшим из Российской империи пантюркистам и панисламистам. Их представители даже входили в турецкий парламент в 1920-1930-х годах, продолжая агитировать за создание «Великого Турана».

В эти же годы в Турции была проведена реформа языка с негласным приданием ему «общетюркского» характера, введением в его лексику множества неологизмов и исключением арабских и персидских грамматических конструкций. Это была широкая государственная программа под руководством «ТуркДиль Куруму», организации руководившей этой реформой. Неофициально велись разговоры о том, что язык должен стать ближе к языкам тюркских собратьев. Современный турецкий язык - это реформированный язык, переведенный на латинскую графику. Реформы Кемаля Ататюрка радикально изменили страну, превратив Турцию в единственную из всех мусульманских стран в те времена светскую республику.

Новая перестройка

Новый вектор внутриполитической ориентации Турции вновь вернул на внутриполитическую арену традиционную для Турции борьбу между сторонниками светского развития страны и адептами возврата к традиционным исламским ценностям. Широкая борьба со сторонниками светской Турции развернулась после прихода к власти Партии справедливости и развития, позиционировавшей себя как партия «умеренного ислама», некое подобие ХДС/ХСС в Германии. Одержать победу в этой борьбе исламисты были не в состоянии, не изменив идеологической доктрины, на которую опиралась правящая верхушка, и, соответственно, не развернув вектор общественного сознания турок. Посеянные реформами Ататюрка семена «светскости» не просто укоренились на турецкой почве, но за годы республики стали серьезным препятствием на пути отката к исламскому строю. Предыдущие попытки исламской реставрации еще во время прихода к власти правительства Неджметтина Эрбакана, возглавлявшего Партию национального спасения (Рефах), закончились в 1997 году новым, пусть и бескровным переворотом, отстранением от власти исламистов. Соответственно, сохранить власть в борьбе против «глубинного государства», как называют в Турции всю систему сложившегося управления военных и гражданских структур, удерживающую страну на рельсах секуляризма, можно было только отстранив военных от вмешательства в политическую жизнь страны, расколов сторонников секуляризма в гражданских структурах и средствах массовой информации.

Однако главное, что могло изменить вектор общественных настроений, - это «воспитание нового человека». Казалось бы, задача трудная, но подход к ней был намечен неординарной личностью - крупным богословом и религиозным мыслителем, писателем и поэтом Фетхуллахом Гюленом, имя которого было поставлено западными наблюдателями на первое место в рядах мусульманских мыслителей современности. По мысли Гюлена, благополучного развития страны можно достичь через образование народа. Необходимо строить новые школы и университеты, воспитывать новое поколение турок на основе современных знаний. К высокому качеству образования Ф.Гюлен подходил особенно серьезно. Слушатели его лицеев и многочисленных «дерсханелер» («дома уроков»), как называют эти учебные заведения в Турции, получали не только хорошее светское образование, в обязательном порядке им преподавалось два-три иностранных языка.

В турецких условиях подготовка к весьма сложным вступительным экзаменам в вузы довольно актуальна. По турецким оценкам, «дерсханелер» ежегодно готовят порядка 1,2 млн. выпускников. Согласно исследованию, опубликованному в сентябре 2012 года Турецкой торговой палатой, в Турции насчитывается более 4 тыс. «дерсханелер», и эта образовательная система, включая обширную издательско-распространительную сеть, превратилась в бизнес стоимостью в миллиарды долларов3. Кроме школ, движение Ф.Гюлена «Хизмет» создало сеть университетов в Турции и за рубежом. Итог этой масштабной деятельности несомненен: в Турции выросло новое поколение молодежи, прошедшей через эту образовательную систему и постепенно занявшей места в органах государственной власти, включая силовые структуры.

Официально система вроде бы не делала упор на религиозное образование, однако, по свидетельствам многих выпускников лицеев, работа по воспитанию слушателей в «традиционном духе» велась в общежитиях при строгом распорядке, жесткой дисциплине и высоком авторитете наставников. В результате выпускники «дерсханелер» не только обрастали деловыми связями, впоследствии формируя новую элиту страны, но и приобретали соответствующее корпоративное сознание, наполненное как стойкими религиозными убеждениями, глубоким уважением к своему духовному лидеру, так и отрицанием годами являвшейся основой страны «светскости». Так, в Турции сформировалась новая, прошедшая через систему Гюлена элита, представители которой влились в частные фирмы, государственные учреждения, армию, полицию. Именно эти люди и стали обращать общественное сознание в сторону «мягкого ислама», вытесняя от влияния на политический курс страны сторонников «кемализма». Летом 2013 года процесс отстранения военных от политики получил и судебное завершение. Турецкие суды вынесли приговоры по делам «Эргенекон» и «Балйоз», по которым к многолетним срокам заключения были приговорены сотни высших офицеров армии и полиции, профессоров ведущих турецких университетов, известных журналистов и политиков, причем как правых, так и левых.

Таким образом, политическое поле было вполне эффективно зачищено. Однако оба дела напоминали фантасмагорию: объединить в рамках одной «террористической организации» кемалистов, националистов, в том числе крайне правых, левоцентристов, коммунистов и маоистов, да еще приправить это блюдо курдским элементом, - выглядело нереальным. В состав заговорщиков вошли и генералы, и полковники, и профессора, и журналисты. До такого пока еще никто не додумывался. Впрочем, Евросоюз не протестовал: главное - это углубление демократии, а остальное - дело техники.

Контрудар по позициям «умеренных исламистов»

Казалось бы, полная победа над всеми видами оппозиции была достигнута, возврата к прошлому уже не будет, а некоторые разногласия между теоретиками и лидерами страны по вопросу об идеологических основах политики не внушали опасений. Парламент уверенно одобрял одну за другой уступки сторонникам исламизации и ужесточал меры в отношении приверженцев светского образа жизни. Вместе с тем, несмотря на, казалось бы, полную победу над оппозицией, в стране стала нарастать напряженность, и даже те политики, которые поддерживали Эрдогана, на деле оказывались далеко не готовыми к быстрому переходу от светского государства к религиозному. Даже верующие и соблюдающие все мусульманские посты турки часто стояли за сохранение светского характера государства. Недовольство вызывала и непоследовательная внешняя политика страны, особенно в отношении соседней Сирии. По опросам лета 2012 года - периода пика сирийской или антисирийской активности Эрдогана, около 80% опрошенных турок были против вооруженного вмешательства Турции во внутренние дела Сирии. То есть все сплелось воедино - и протесты против ущемления прав граждан и нежелания прислушаться к народу, и непоследовательная внешняя политика.

Поэтому, когда власти собрались провести реконструкцию стамбульского парка Гези и некоторых памятных мест у площади Таксим, население города вышло протестовать. Полиция жесткими мерами - брандспойтами и слезоточивым газом - на время вытеснила демонстрантов из парка, но они возвращались вновь и вновь. К ним присоединились радикалы, использовавшие бутылки с зажигательной смесью. 15-16 июня прошли контрдемонстрации в поддержку Эрдогана и его политики.

Скоро беспорядки охватили 48 городов Турции, включая все основные. Началось и политическое размежевание. Например, оппозиционный мэр Анталии не разрешил набирать воду для разгонявших демонстрантов полицейских машин. По свидетельствам прессы, за две недели наиболее активных выступлений по всей стране число протестующих достигло сотен тысяч4.

Реакция Ф.Гюлена на массовые протесты последовала достаточно быстро. «Мы все разделяем вину за эти беспорядки, - рассуждал он. - Кто виноват в этих волнениях? Те, кто просмотрел их, называя их так и эдак? Или мы должны винить тех, кто участвует в насилии? А может всю систему в целом?»5 По мнению Гюлена, народными выступлениями ни в коем случае нельзя пренебрегать, а равнодушие и неспособность понять текущие события могут привести к возникновению проблемы «с другой стороны». Хотя Гюлен и не называл впрямую Эрдогана и его исламское правительство, критикуя реакцию властей, но посыл духовного лидера был вполне очевиден: необходимо выслушать оппонентов.

Кризис в рядах сторонников «умеренного исламизма»

Новое и неожиданное для руководства страны обострение внутренней обстановки произошло 17 декабря 2013 года, когда в рамках операции «Большая взятка» турецкие правоохранители начали расследование сразу трех дел о коррупции. Первое дело было возбуждено против азербайджанского предпринимателя Резы Зарраба. Его обвинили не только в даче взяток членам правительства, но и в руководстве преступной группировкой. По версии следствия, Зарраб якобы давал взятки сыновьям министров внутренних дел, экономики, а также генеральному директору турецкого государственного банка «Халкбанк» Сулейману Аслану6 для того, чтобы ему разрешили переводы денег и золота между Турцией, Ираном и Россией.

Напомню, что в результате введенных Соединенными Штатами мер против Ирана под санкции подпадали финансовые учреждения, проводящие трансферты Ирану за поставляемую нефть. В 2012 году Иран был отключен от системы «Свифт», что крайне затруднило получение денег этой страной за поставляемую нефть. Турция хотя формально и поддержала международные санкции, но не готова была поддержать их в полном объеме. Формально американцы вроде бы согласились на ограниченные поставки иранской нефти в Турцию, но постоянно давили на турок, чтобы они свертывали эти закупки. Именно на этой почве и развил свой бизнес Реза Зарраб.

В 2012 году Зарраб - якобы при содействии ряда высокопоставленных политиков - занимался перевозкой золота в Иран. В апреле 2011 года его водитель в составе группы из 14 человек был задержан за контрабанду 150 млн. долларов из Турции в Россию. После этого Зарраб стал использовать «Халкбанк», не имевший отделений в США, для перевода денег в Иран. Одновременно был задержан генеральный директор «Халкбанка» Сулейман Аслан, в доме которого полиция конфисковала 4,5 млн. долларов. В рамках этого дела было задержано 32 человека. Незаконные операции с Ираном оценивались в 10 млн. долларов7.

Далее за дачу взятки и незаконные разрешения на строительство в рамках второго дела были задержаны сын министра экологии и градостроения Абдулла Огуз Байрактар, несколько строительных магнатов и крупных чиновников из этого министерства. Третье расследование касалось выдачи муниципалитетом Фатиха незаконных разрешений на строительство в зоне тоннеля «Мармарай» и на охраняемых территориях8. Три дела, начатые 13, 21 сентября 2012 года и 14 февраля 2013 года, и сопровождавшие их аресты были проведены без уведомления главы правительства. Естественно, что премьер Эрдоган усмотрел в них планомерные действия против своего кабинета, тем более что турецкие биржи отреагировали на них падением основного фондового индекса. Он заявил, что «некоторые круги внутри и за пределами Турции» стремятся помешать быстрому росту страны и его правительство «не допустит политических заговоров». При этом он расширил предполагаемый список целей «заговорщиков»: «Они также стремятся навредить банкам. Это самое примечательное. Они имеют влияние в Турции и имеют международные связи»9.

Подозрения в организации удара по позициям правительства пали на Ф.Гюлена и его движение. В обществе циркулировала информация о намерении правительства начать действия против последователей Гюлена в госструктурах, а также закрыть созданные им многочисленные учебные заведения для школьников. Впрочем, поначалу вице-премьер БюлентАрынч опроверг эти слухи и подчеркнул, что правительство не желает конфронтации с движением10. Однако - вопрекитакого рода заявлениям - начались массовые увольнения полицейских чинов, проявивших «нелояльность» по отношению к правительству. В рамках первой волны массовых увольнений было уволено от 70 до 100 полицейских чиновников высокого ранга. Затем, как сообщала контролируемая движением Ф.Гюлена газета «Тудейз заман», от исполнения своих обязанностей были отстранены 400 полицейских из департамента полиции Стамбула. А по всей Турции кадровая чистка затронула более 500 полицейских чинов11.

Турецкие власти усматривали за действиями сторонников Гюлена поддержку со стороны США. Турецкие СМИ, описывая конфликт в верхнем эшелоне власти, постоянно подчеркивали роль внешних сил, и в частности США. Дело в том, что с конца 1990-х годов Гюлен проживает в США, а попытки Эрдогана убедить его вернуться в Турцию закончились ничем. Гюлен ссылался на слабое здоровье, трудности перелета и свою отрешенность от мирской жизни. Однако турецкие СМИ увязывали это с попыткой Вашингтона объединить силы свои и союзников с движением Гюлена против премьер-министра Турции Реджепа Тайипа Эрдогана.

В свою очередь, официальные лица США выразили уверенность, что Турция преодолеет разногласия, подчеркивая, что турецкая демократия является сильной и состоявшейся. ЕС со своей стороны призвал турецкие власти «беспристрастно» расследовать обвинения в коррупции, а пресс-секретарь комиссара по вопросам расширения Евросоюза Питер Стано заявил, что эти события, естественно, привлекли внимание Брюсселя и там внимательно следят за ними12.

Четыре турецкие проправительственные газеты распространили заявление американского посла Фрэнсиса Рикардоне во время его встречи с послами стран ЕС в Анкаре 17 декабря 2013 года: «Мы требовали прекращения финансовых связей «Халкбанка» с Ираном. Но они не прислушались к нам. Вы наблюдаете коллапс империи [Турции]». Разгорелся дипломатический скандал, а глава правительства Турции прореагировал жестко: «В последние дни странным образом послы оказались вовлечены в некоторые провокационные действия. Я призываю их делать свою работу, если вы выйдете за пределы ваших обязанностей, то это может распространиться на сферу юрисдикции нашего правительства. Мы не должны держать вас в нашей стране»13. В ответ, как сообщила газета «Тудейз заман», представитель администрации Президента США заявил: «США недовольны использованием наших отношений в качестве карты в вашей внутренней политике. Мы обеспокоены тем, что необоснованные заявления могут отравить наши отношения. Мы ожидаем, что вы воздержитесь от заявлений, которые могут поставить под угрозу будущее наших отношений»14. Впрочем, скоро скандал в американо-турецких отношениях удалось замять.

В самой Турции слова Эрдогана о том, что лица, стоящие за громким расследованием, стремятся создать «государство в государстве», были восприняты как намек на движение Гюлена, чьи последователи, по утверждениям прессы, пользуются влиянием в полиции и судебной системе. Появились намеки на то, что чистка может также распространиться на турецкие вооруженные силы, в частности на командование жандармерии, судебную систему15. Со своей стороны исламский богослов отверг причастность его движения «Хизмет» к инициированию расследований коррупции в высших эшелонах власти. «Некоторые чиновники, известные бизнесмены и родственники министров были задержаны в Стамбуле в течение последних двух дней. Обвинения в коррупции, взяточничестве и контрабанде могут быть в любой стране. Именно поэтому существуют независимые судебные органы для их расследования»16 - говорилось в его заявлении, распространенном через адвоката. Рассуждая о развернувшемся скандале, Гюлен заявил, что сам этот вопрос должен обсуждаться в рамках закона, а о законности можно говорить до тех пор, пока государство и общество борются с коррупцией17.

Однако этим заявлением дело не ограничилось. Развернувшаяся кампания по чистке рядов полиции от сторонников Гюлена вызвала гнев богослова, категорически отвергающего причастность своего движения к атаке на правительство. Гюлен припомнил своим противникам идею закрыть многочисленные учебные заведения, развернутые его движением в стране, и заявил об «асимметричной атаке» на возглавляемое им движение «Хизмет», подчеркнув, что делается попытка покончить с ним18. При этом богослов призвал членов движения к твердости и вере в Бога и проклял ответственных за чистку и участвующих в расследовании дел о коррупции.

Следует отметить, что слова духовного лидера такого масштаба имеют большой вес и, как правило, воспринимаются его сторонниками как руководство к действию, а его критика в адрес властей для участников движения является абсолютной истиной. Ситуация пока такова, что с популярностью Гюлена трудно поспорить как премьеру Эрдогану, так и Президенту Абдулле Гюлю. Тем более что между последними наметились разногласия, особенно выпукло проявившиеся во время подавления выступлений противников сноса паркаГези в Стамбуле летом 2013 года. Если Эрдоган изначально поддержал силовой разгон демонстрации, то Гюль и его сторонники в правительстве выступили за переговоры с протестующими.

Кто виноват? «Третья сила»?

Сам Гюлен выступил против силовых методов подавления недовольства, отметив, что если есть недовольные, то с ними нужно вести диалог. Возмущение Гюлена по поводу чисток в силовых структурах выглядит искренне, но объяснимо: в результате коррупционного скандала в отставку ушел министр внутренних дел и заместитель премьер-министра, считавшиеся его сторонниками, не говоря о сотнях других его последователей в госаппарате. А вот стремление Эрдогана и его сторонников затеять чистку в правительственном аппарате непосредственно перед мартовскими выборами в местные органы власти может обернуться против него самого. Итог таких «разборок» однозначен: падение популярности правящей партии и лично премьер-министра, чей рейтинг и без того пострадал после летних протестов.

Вмешательство «третьей силы» не доказано документально. Не секрет, что операция «Большая взятка» готовилась около года и потребовала значительных усилий со стороны правоохранительных органов. Та секретность, которая окружала мероприятие, вполне понятна. Ни в одной стране подобные операции не проводятся открыто, а любые «утечки» информации приводят к срыву всего мероприятия. Однако в турецком истеблишменте есть силы, для которых как правящая умеренно-исламистская Партия справедливости и развития, так и не менее умеренное движение Фетхуллаха Гюлена представляются однозначно враждебным явлением как для судеб республики, так и для могущественной в прошлом правящей системы, основанной на идеях и принципах основателя республики. Сползание к исламизму, пусть и умеренному, привело к подрыву всей системы власти внутри страны, на которую опиралась республиканская система. На международной арене были поставлены под вопрос союзнические отношения с Израилем, опустившиеся до небывало низкого уровня, да и отношения с Соединенными Штатами переживают не лучшие времена.

Сторонники сохранения «светской» Турции, хотя и не получают большинства голосов избирателей, по-видимому, далеки от окончательного разгрома, несмотря на скандальное дело «Эргенекон» и не менее шумное дело «Балйоз». По логике развития политических событий вокруг дела о взятках в положении «третьего радующегося» оказываются именно противники исламизации Турции и сторонники ее прозападного курса. Эту часть турецкого правящего класса в Турции называют «глубинным государством». Не исключено, что влияние «глубинного государства» в стране все еще достаточно значительно, а сторонники светского режима усилили свои позиции особенно после летних протестов. Кроме того, не стоит сбрасывать со счета и интересы внешних сил, заинтересованных в удержании Турции в рамках прозападной ориентации.

Представляется, что размах протестного движения показал, что влившиеся во властные структуры умеренные исламисты не столь монолитны, как представлялось ранее, а действия Эрдогана ослабили их ряды. На каком-то этапе правящая партия предпринимала шаги для урегулирования отношений с находящимся за океаном богословом. Помимо уже упоминавшихся приглашений приехать в Турцию, в конце 2013 года министр иностранных дел Турции Ахмет Давутоглу заявил: «Мы должны строить диалог, а не физические барьеры. Существует выход из этого кризиса, давайте вести диалог»19.

Однако призывы к мирному разрешению противостояния не получили дальнейшего развития. Скорее наоборот. В развернувшемся в Турции противостоянии правящей ПСР и движения «Хизмет» обозначились новые углы. Без объяснения причин властями от исполнения своих обязанностей были отстранены вице-президент Агентства по банковскому регулированию и надзору (АБРН) ОзанДжангюрель и два руководителя департаментов этой структуры ФаикАтай и Мутлу Тосун20. Газета «Хюрриет» сообщила, что увольнение последовало вслед за утечками нелегально записанных телефонных переговоров Гюлена, а точнее, после того, как он произнес такую фразу: «У нас есть люди в АБРН»21. Сама по себе запись телефонных переговоров исламского лидера говорит о том, что люди Эрдогана, по-видимому, давно отслеживали контакты своего идеологического конкурента. Впрочем, после скандалов с прослушиванием телефонных переговоров европейских союзников американцами в гораздо более широких масштабах турецкий эпизод не представляется чем-то экстраординарным.

Важнее другое: очевидно, что сторонники Эрдогана, еще недавно опиравшиеся на движение Гюлена, сейчас не готовы смириться с масштабным участием «Хизмета» в политической жизни страны и контролем, установленным гюленовцами над рядом госструктур. Та решимость, с которой увольняют полицейских чиновников, прокуроров, а теперь и финансистов, говорит о переходе премьера и его сторонников в наступление. И, как считают некоторые обозреватели, если ПСР сумеет сохранить позиции после мартовских выборов, она выполнит свое обещание ликвидировать в Турции образовательные структуры «Хизмета».

Сам Ф.Гюлен уверяет, что не интересуется политикой, не выходит из дома в штате Пенсильвания и лишь изредка спускается к озеру, с журналистами встречается редко, хотя и находит силы диктовать свои произведения. Но вот газета «Хюрриетдейлиньюс» напоминает, что богослов помнит, где и в каких структурах работают его адепты, а проклятия в адрес тех, кто уволил сотни полицейских - сторонников «Хизмета», заставляют усомниться в том, что внутриполитическая ситуация в Турции его не интересует. Иными словами, он держит руку на пульсе страны и в курсе успехов и неудач «Хизмета». Более того, пострадавшие министры призвали уйти в отставку самого Эрдогана. Уверенность экс-чиновников в правоте своего дела, похоже, тоже имеет под собой серьезную опору.

Впрочем, насколько далеко зайдет война исламских идеологов умеренного ислама, покажет будущее. Исход внутреннего противоборства будет определять политику страны, как внутреннюю, так и внешнюю.

q

Пока среди приоритетов премьер-министра Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, идущего на явные внешнеполитические новации, обозначается стремление стать лидером не только среди мусульманских государств, ранее входивших в состав Османской империи, что получило название «неоосманизм», как вариант идей новых османов XIX века. Попутно турецкий премьер претендует и на руководящую роль Турции в исламском мире, как минимум идейную, что вполне соответствует панисламистским устремлениям времен конца XIX века.

В то же время Эрдоган продолжает и линию на укрепление отношений между тюркоязычными государствами, активизировав эту деятельность и в рамках Международной ассоциации тюркских народов, и по линии культурного сотрудничества, и укрепляя межпарламентские структуры тюркских государств и сотрудничество по линии министерств и ведомств. Эта линия вполне ложится в идеологию пантюркизма. В то же время он активизирует переговоры с ЕС с прицелом все-таки вступить в европейскую организацию и при этом эклектически соединяет ислам и национализм. Таким образом, Эрдоган и его министр иностранных дел Давутоглу пытаются создать некий внешнеполитический коктейль. Естественно и противоречие между разношерстными компонентами идеологической платформы Эрдогана, а эти противоречия и не позволяют выстроить последовательную политику как внутри страны, так и на международной арене. Как долго будет длиться эта ситуация - подскажет время и настроения общества.

1Арипов Р.А.,Мильштейн Н.Я. Из истории органов госбезопасности Узбекистана. Ташкент. 1967. С. 141.

2Ататюрк Кемаль. Избранные речи и выступления. М.: Прогресс, 1966. С. 187.

3Турция: Между правительством Эрдогана и движением Гюлена назревает открытое противостояние?//http://russian.eurasianet.org/node/59802.

4Около 30 адвокатов были задержаны за поддержку протестующих в Стамбуле // http://www.rg.ru/2013/06/11/advokat-anons.html

5Гюлен призвал Эрдогана отнестись к протестам серьезно//http://wordyou.ru/v-islame/gyulen-prizval-erdogana-otnestis-k-protestam-serezno.html

6Скандальное расследование в Турции затрагивает контакты с Ираном и Россией // Информационное агентство REGNUM. 19.12.2013 // URL: //www.regnum.ru/news/fd-abroad/turkey/1747365.html (дата обращения: 19 декабря 2013 г.).

7Там же.

8Там же.

9В Турции заговорили о политическом заговоре в связи с арестами чиновников и бизнесменов // Информационное агентство REGNUM. 19 декабря 2013 // URL: // www.regnum.ru/news/fd-abroad/turkey/1747360.html (дата обращения: 20 декабря 2013 г.).

10Там же.

11Там же.

12Вашингтон обещает не вмешиваться во внутриполитический кризис в Турции // Информационное агентство REGNUM. 19 декабря 2013 // URL: // www.regnum.ru/news/fd-abroad/turkey/1747643.html (дата обращения: 19 декабря 2013 г.).

13Премьер-министр Турции намекнул на возможность высылки из страны посла США в Анкаре // Информационное агентство REGNUM. 21 декабря 2013 // URL: www.regnum.ru/news/fd-abroad/turkey/1748361.html // (дата обращения: 21 декабря 2013 г.).

14Цит. по: США предупредили Турцию, пригрозив ухудшением отношений // Информационное агентство REGNUM. 23 декабря 2013 // URL: // www.regnum.ru/news/fd-abroad/turkey/1748740.html (дата обращения: 24 декабря 2013 г.).

15Там же.

16Исламский богослов опровергает свою причастность к арестам в Турции // Информационное агентство REGNUM. 19 декабря 2013 // URL: // www.regnum.ru/news/fd-abroad/turkey/1747679.html (дата обращения: 19 декабря 2013 г.).

17Там же.

18Исламский богослов проклял ответственных за чистку турецкой полиции // Информационное агентство REGNUM. 21 декабря 2013 // URL: // www.regnum.ru/news/fd-abroad/turkey/1748363.html (дата обращения: 21 декабря 2013 г.).

19Анкара предложила исламскому богослову найти выход из кризиса путем диалога // Информационное агентство REGNUM. 30 декабря 2013 // URL:// www.regnum.ru/news/fd-abroad/turkey/1751130.html (дата обращения: 30 декабря 2013 г.)

20High-ranking banking watchdog officials expelled amid gov’t purge//СайтгазетыHurriyet Daily News. January/17/2014 // URL: http://www.hurriyetdailynews.com/high-ranking-banking-watchdog-officials-expelled-amid-govt-purge.aspx?pageID=238&nID=61228&NewsCatID=346 (дата обращения: 19 января 2014 г.)

21Ibidem.

Турция > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 29 марта 2014 > № 1268048 Виктор Надеин-Раевский


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter