Всего новостей: 2576788, выбрано 3 за 0.022 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Сигов Юрий в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаТранспортГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмНефть, газ, угольСМИ, ИТАрмия, полициявсе
Казахстан. Узбекистан. Азия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 3 мая 2016 > № 1740886 Юрий Сигов

Что дальше делать России в Центральной Азии?

Варианта два - либо продолжать мечтать о «новом СССР», либо забыть о регионе надолго и всерьез

Юрий Сигов, Вашингтон

С момента распада Советского Союза чего только Центральной Азии не предсказывали. И то, что ей самостоятельно без бывшей «московской опеки» не выжить - дескать, пара лет пройдет, и все вернется на круги свои. Говорили и о том, что теперь будет она уже не зоной влияния России, а исключительно Китая со всеми вытекающими отсюда последствиями (включая демографические). Кто-то, однако, был уверен, что есть шанс у всей центральноазиатской пятерки вполне успешно жить самостоятельно, заигрывая периодически со всеми соседями, но уже не поступаясь полученным суверенитетом и возможностью решать свои собственные проблемы по желанию доморощенных, а не московских первых лиц.

И вот по прошествию 25 лет жизни вне СССР сложилась следующая картина. Все страны Центральной Азии (нравится это кому-то, не очень, и вообще все это кажется еще по-прежнему неким политическим фарсом) состоялись как независимые государства. Ни одно из них за эти годы не распалось, с карты мира не исчезло, как ни в одном на пост первого лица не был посажен «человек из Москвы» или «из Пекина». Плюс, между прочим, ни одно центральноазиатское государство не попросилось за это время ни обратно «в новый СССР», ни заслужило статус «заграничной провинции КНР».

И все же опасения того, что «вот-вот одумается» Россия, или «вот-вот по-настоящему начнет свое проникновение в регион Китай» во всех центральноазиатских столицах подспудно остается. Насчет Китая - отдельная история, и обсуждая все планы Пекина относительно этого региона можно ограничиться парой выводов.

Да, китайское присутствие будет здесь усиливаться, но главным образом экономическое. К тому же в Пекине считают, что деньги, бизнес и подчинение экономик соседей лучшим средством «привязать» окрестные территории к себе. А там- уж как пойдет дело, лет через 20-30 видно будет.

А вот насчет России вопрос весьма любопытен. Дело не только в том, что ровным счетом никакой внятной и четко понятной самим правителям стран Центральной Азии (не говоря уже о тамошних народах) политики в регионе у нее как не было, так и нет. А поскольку все в России решает один человек, и всем известно не только его имя, но и нынешний возраст, то на ближайшие лет 10-12 можно с уверенностью предсказать: все будет в этих взаимоотношениях Москвы и центральноазиатских столиц оставаться по-старому. То есть по большому счету никак. И все же...

Московские постулаты: независимость не оспаривать, всем все простить, и по традиции продолжать считать регион на словах своим союзником

Прежде, чем оценить, как нынче ведет себя Россия в Центральной Азии, стоит обратить внимание на ключевые философские положения, от которых отталкивается что прошлая, что нынешняя российская власть. А именно: не оспаривается никоим образом появление независимых государств в Центральной Азии, как и никаких попыток даже минимально не предпринималось все эти годы каким-то образом вернуть те или иные республики региона в российскую орбиту влияния.

То есть по сути дела позиция выработана следующая: живите себе сами как хотите, в ваши дела мы вмешиваться не будем, а все те, кто там оказался по какой-то причине «некоренной» национальности - до вас нет никакого дела и никому в Москве. При этом для «политического понта» все страны Центральной Азии так или иначе вроде как вовлечены в различные постсоветские структуры. Которые с одной стороны ровным счетом ничего от этих стран не требуют (даже минимального союзничества, не говоря уже о чем-то более существенном). А с другой это, что показательно, устраивает как российские власти, так и правящие элиты стран Центральной Азии.

Второй сюжет - так называемое экономическое сотрудничество, как на двусторонней основе, так и рамках различных постсоветских организаций. Все эти вещи делаются исключительно под «политическим колпаком», но при наличии совершенно различных экономических и иных интересов у стран региона и России. И что не менее важно - «игра во взаимовыгодное сотрудничество» также вполне по душе властям обеих «играющих сторон».

По большому счету не принципиально, кто с Россией находится в более вроде как тесных экономических и политических отношениях (Казахстан, Кыргызстан), кто - меньше (Таджикистан, Узбекистан). А кто вообще живет сам по себе, и на российское существование не особо внимание обращает (тот же Туркменистан). Суть же отношений во всех пяти случаях одинакова: не лезьте к нам, а мы будем делать вид, что с вами периодически дружим и сотрудничаем. Но не всегда, а только когда от вас вдруг понадобятся деньги, защита от внутренней бучи, или если нужно пробить очередной «транш» на отправку временных работников на российские стройки.

Самое существенное здесь то, что Россия по всем основным позициям в любых конфликтных моментах отношений со странами Центральной Азии за последние годы идет исключительно не просто на уступки, а мотивирует это тем, что если не заигрывать со странами региона самим, то туда «по-серьезному» придут другие. И тогда уже точно вся Центральная Азия куда-то «на сторону» непременно побежит. Однако если посмотреть повнимательнее, то никто в регион именно «по-серьезному» на самом деле отнюдь не спешит. Но понемногу все же укрепляют здесь свои позиции все - от США и Японии до стран ЕС и арабских шейхов. А вот российские позиции здесь слабеют день ото дня.

Почему так происходит? Объяснений подобному много, но ключевыми являются три. Во-первых, откровенно говоря, до Центральной Азии никому в Москве нет особого дела. Вопрос не в том, куда включили страны региона, сколько саммитов проведут в рамках ШОС, ОДКБ, СНГ и всего остального первые лица государств Центральной Азии и России, или сколько раз они встретятся между собой в двухстороннем формате (по типу недавнего визита президента Узбекистана в Москву). Проблема - в отношении к этому региону как к «непринципиальным задворкам», где в геополитическом разрезе ничего особо судьбоносного не решается, и куда вернуться именно «как в СССР» у России уже вряд ли получится.

Во-вторых, для того, чтобы в Центральной Азии восстанавливать свои позиции, надо Москве полностью менять суть политических отношений не только с этим конкретно регионом, но и всем постсоветским пространством. Если хотите - возрождать в том или ином формате единое государство -значит к этому надо прилагать немалые усилия, и сталкиваться при этом в лоб с местными правящими элитами, которые ничего подобного ни за что не позволят сделать. Но если же на это у вас «пороху не хватает», то признав самостоятельность и независимость стран Центральной Азии надо перестать тешить себя иллюзиями, будто они- хотя бы в чем-то союзники Москве.

Потому как все страны Центральной Азии по своему поведению и построению международных отношений - не просто многовекторные, а ориентированные только на тех, от кого они могут что-то существенное получить (не только иногда какие-то кредиты, а стабильно предлагаемую как финансовую и экономическую, так и политическую поддержку). А соответственно эти страны будут делать массу вещей - включая военное сотрудничество, прокладку газо- и нефтепроводов и многое другое только так, как это выгодно им, а вовсе не учитывать при этом какие-то весьма смутные российские интересы.

И, в третьих, возвращения той же России в регион по-серьезному просто ни при каких условиях не допустят и сами правящие круги Центральной Азии, и все ключевые уже обустроившиеся здесь худо-бедно внешние игроки - от Турции и Ирана до Китая, ЕС и США. Опять-таки нет никакой выгоды и для самой России делать некую особую ставку на возвращение именно в этот регион. Потому как московским правителям до сих пор непонятно, что делать с куда более вроде бы близкими по всем параметрам соседями- теми же Украиной и Белоруссией.

Узбеки будут «разводить на деньги» Россию и дальше. А в Москве будут по-прежнему думать и утверждать, будто Ташкент - ее важный стратегический партнер

Чтобы на практике удостовериться в том, как весьма причудливо строятся отношения России со странами региона на данном этапе, посмотрим на то, в каком виде они нынче существуют между Москвой и Ташкентом. Вот совсем недавно Россия «простила» 890 миллионов долларов, которые ей был должен Узбекистан. Умышленно не буду напоминать все те страны, которым простили по десятку-другому миллиардов зеленых американских дензнаков (причем 90 процентов этих должников спокойно могли бы долги России выплатить, но в Москве решили «великодущно помиловать» будущих стратегических партнеров).

Общая сумма «прощенных» долгов России начиная с 1993 года составляет более 140 млрд. долларов, так что узбекский «почти миллиард» - вроде как «мелочевка». Вопрос вот в чем: зачем это было сделано? Официальные объяснения - одно нелепее другого, причем на политическом фоне оправдание содеяному воистину гениальное. Оказывается, Узбекистан может после подобного «миллиардного прощения» вновь вернуться в такую структуру, как ОДКБ, откуда Ташкент как мишка Винни-Пух - то входит, то выходит. И всегда, замечу- с немалой для себя финансовой выгодой.

А ведь тщетные надежды Москвы на то, что Узбекистан как-то «про-российски образумится» просто наивны, сколько бы тонн дынь и винограда не привезли узбекские декхане в Россию после введения санкций против аналогичных продуктов за ввоз из Турции. Если отбросить суету-сует визитов на высшем уровне и задушевных бесед первых лиц двух стран в Москве, узбекский президент, пожалуй- самый анти-российски настроенный во всем регионе по конкретным делам, а не в весьма обманчивой дипломатической риторике.

Ему очень не понравилась военная операция России в Сирии, именно в Ташкенте функционирует региональное бюро НАТО (самой «дружески-настроенной» к России международной военно-политической структуры). Плюс на экономическом направлении Узбекистан ни в какие Евразийские союзы не вступает и не намерен, а в ШОС играет только в свои игры, и все они по своей сути - опять-таки крайне отдаленные (если не сказать недружелюбные) в отношении Москвы.

Так чего же узбекам долги Москва простила? А решили, что вдруг Ислам Каримов «наконец-таки» одумается, и «сблизится» с Россией. И Кыргызстану в прошлом году Россия списала 400 млн. долларов долга. Надежды все те же: чтобы Бишкек не покинул Евразийский союз и в рамках ОДКБ сохранял российскую авиационную базу. Зато по долгам Узбекистана выяснилось, что по российскому законодательству нельзя торговать со страной, у которой есть перед Россией долги. Тогда в Москве эти узбекские долги просто решили списать, и предложено было начать торговые отношения Ташкенту «с чистого лица». Вот такая «логика», что уж тут говорить о какой-то вменяемой политике в регионе в целом.

Союзников нет, верных «делу России» тоже днем с огнем не найти. И что же тогда делать?

Есть ли у России варианты каким-то образом поменять свою политику в Центральной Азии? Думаю, что при тех подходах, которые сейчас положены в основу этой политики в регионе - никаких. Хотя если принять во внимание реалии Центральной Азии (как, впрочем, и всей остальной постсоветской территории),то какие-то новые формы взаимоотношений с государствами региона можно было бы и сформулировать.

Для начала надо бы признать, что никаких союзников, то есть верных, надежных друзей, которые в любой момент подставят тебе плечо вне зависимости от своей конъюктурной «многовекторности» в Центральной Азии у России нет, и не предвидется. Это - принципиально, и от этого уже «танцуется» все остальное.

Та же Россия переводит каждые три месяца миллионы долларов в киргизский бюджет, чтобы республика хотя бы элементарно держалась «наплаву». И что? А ничего. Дружба Бишкека с Турцией, недовольство Россией тем, что «мало дала», заигрывание вновь с США насчет «нового Манаса». Но ведь по-другому быть не и может. Кыргызстан - независимое государство (можете смеяться сколько угодно над этим, и как угодно к нему в беседах за стаканом виски относиться). Поэтому что желают его правящие круги делать - то и делают, здесь уж не до каких-то «стратегических сентиментов» из Москвы.

Стоит Москве кардинально разобраться и с игрой в геополитику в Центральной Азии. Прощать долги, позволять делать все, что руководящие элиты Центральной Азии пожелают - и все это, видите ли, потому, что если не Россия, то якобы Китай, Турция, ЕС и другие придут в регион, и займут там «освобождающееся» российское место. Но ребята: надо давно перестать здесь себя обманывать. Место это освободилось по вашей вине в 1991 году. И теперь кого на него решат подпустить первые лица стран Центральной Азии - тому и повезет. А если недовольны, то надо либо возвращаться силой в регион (что нереально по целому ряду причин), либо перестать переживать, что якобы другие внешние игроки придут в Центральную Азию, и будут там по-своему полу-хозяйничать (у кого уж как получится - не взыщите).

Просто какие-то бредовые объяснения после списания долгов Узбекистану последовали от одного из ведущих российских министров. Оказалось, что надо списать миллиардный долг, а тогда Узбекистан «уже без каких-либо помех сможет покупать продукцию российских производителей». А заодно якобы станет «привечать» компании «Лукойл» и «Газпром». Ну, если так подходить, то всем странам Центральной Азии (и не только) надо срочно просить у Москвы миллиардные кредиты. А потом ничего не возвращать, требовать их списания, и пообещать при этом, что они вновь начнут что-то в России закупать - наверное, опять в новый кредит.

Возвращаясь к тому же Узбекистану, можно буквально на пальцах понять, как на подобное «заигрывающее» поведение России реагируют центральноазиатские начальники. К примеру, Узбекистан ни разу(даже когда и состоял) не принял участие ни в одних учениях ОДКБ, враждебно встретил размещение российской авиационной группы в Кыргызстане, считает «лакеем Москвы» таджикского руководителя, потому как тот держит у себя российскую военную базу, уничтожил один из крупнейших в Азии авиационный завод в Ташкенте (все его оборудование было вывезено в Россию). И что, официальная Москва при этом по-прежнему на что-то «про-российское» надеется с узбекской стороны? Получается, что именно так. По крайней мере, в Москве только что на полном серьезе убеждали именно в якобы нерушимой дружбе и союзничестве гостившего И. Каримова.

Умышленно не упоминаю здесь про отношения России с Туркменистаном (их просто нет никаких, и все, что делает тамошний президент по своей сути стопроцентно антироссийское). Да и в случае с Казахстаном надо четко понимать, что у Астаны - совершенно иная по всем главным позициям (а не по «мелочевке») внешняя политика, нежели у российского руководства. А попытки Москвы все время получить от казахстанского президента какую-то существенную поддержку в тех или иных внешних вопросах почти всегда наталкиваются на «многовекторное понимание» окружающего им мира.

А что это означает на практике? «Все конфликты надо решать мирным путем, вести переговоры по спорным вопросам - и так далее». Может ли таким образом нынче Россия строить свои отношения с США, «коллективным Западом» или той же Турцией? Совершенно очевидно, что нет. А Казахстан - может, и по-другому не будет.

Аналогичным образом поступают и другие республики Центральной Азии, которым находясь между двумя географическими гигантами Россией и Китаем дай Бог бы выжить и остаться независимыми. Куда уж тут играть вместе с «большими и влиятельными» в мудренную геополитику, и наступать самим себе на больные мозоли.

И здесь самое главное для России не столько определиться по поводу отношений с государствами Центральной Азии, сколько вообще решить, что дальше в регионе делать. То ли первоначально наводить порядок у себя дома, и тогда ближайшие соседи (народы, не правители) сами будут заинтересованы в укреплении отношений с Москвой (в дозированном виде, но тем не менее). То ли если бросать регион окончательно, и переключаться на другие части ближнего зарубежья (Украина и Белоруссия - в принципе первоочередные направления), то тогда надо прекратить какие бы то ни было потуги кому-то что-то в регионе противопоставлять, или с кем-то в Центральной Азии за влияние соревноваться.

Только в этом случае толку особого не будет ни от потуг, ни от возможных результатов. А сами страны Центральной Азии получат при этом от России новые списания, прощения, но по-прежнему останутся при своем мнении в том, что касается и внешней политики, и возможности вести дела с кем им самим захочется. А не с теми, с кем укажут или разрешат из бывшего «союзного центра».

Казахстан. Узбекистан. Азия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 3 мая 2016 > № 1740886 Юрий Сигов


Казахстан. Узбекистан. Весь мир. РФ > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 10 ноября 2015 > № 1544671 Юрий Сигов

Ярмарка тщеславия

Ведущие мировые державы «вдруг» вспомнили о Центральной Азии. Но никак не могут решить, зачем им этот регион все-таки нужен

Юрий Сигов, Вашингтон

Когда в Центральную Азию отправляется с очередным дежурно-чиновничьим визитом некто заведующий отделом или «заместитель какого-то министра», то все сразу понимают: надо до первых лиц стран региона донести какую-то не особо важную информацию. И заодно «помахать прилюдно своим флагом» там, где только-что аналогичное действие осуществлялось кем-то иным.

Когда же в регион наведываются один за другим фигуры куда более весомого калибра - от премьер-министров до президентов и министров иностранных дел (для США так это и вовсе судьбоносный прорыв), то всевозможные эксперты, политологи и профессиональные гадатели на кофейной гуще дружно восклицают: вот он, золотой час Центральной Азии! На ее мифической «шахматной доске» теперь уж точно будет разыгрываться некая «глобальная партия в поддавки», в которой сами народы региона и их правители совершенно гарантированно поимеют очень даже весомые дивиденты.

Так в чем же дело? С чего это в Центральную Азию «заездили» первые лица Индии, Японии, начальники МИДов Турции и США (а большое начальство из России и Китая так и вовсе в регион наведывается как к себе в ближнее приграничье»? Наверное, бессмысленно сейчас кого-то в чем-то разубеждать, и рассуждать насчет того, имеет ли Центральная Азия некое «первостепенное значение» для всех вышеперечисленных особ. Как и в корне ошибочно подсчитывать, с какими в миллионах-миллиардах различных денежных знаков проектами наведывались в регион японцы или американцы. Посмотрим на общий кризис в современных международных отношениях в целом, и то место, которое в нем уготовано (или чисто геополитически складывается) для «центральноазиатской пятерки».

К вам приехал мистер Керри. Так радоваться этому, или опасаться «центральноазиатских майданов»?

Итак, посмотрим на череду недавних визитов в Центральную Азию глав государств из Индии, России, Китая и Японии, и заезд им «вслед» Госсекретаря США. С точки зрения элементарного внимания «больших и сильных» Центральная Азия давненько подобного к себе внимания на самом деле не ошущала. Сразу же заговорили о каком-то чуть ли не «новом столкновении» в регионе России и Соединенных Штатов, да еще о каком-то таинственном «выдавливании» Китая из Центральной Азии еще более мистическими якобы «инвестициями» из Токио да Дели.

В том, что касается экономического сотрудничества, то ближайших географических (прежде всего) соседей региона интересуют природные ресурсы. Их добыча, доставка и «правильная направленность» туда, где за нефть-газ гарантировано платят, да еще и с инвестициями помогают - выгода весьма существенная. Китай в Центральной Азии за прошедшие с момента развала СССР годы не просто прочно, а намертво «присоединил» в сырьевом измерении Центральную Азию. И никакие Америки-Японии, не говоря уже о России-Индии ему в этом не конкуренты.

Поэтому глупо было бы расматривать визиты в Центральную Азию тех же премьеров Японии или Индии как какой-то мифический вызов китайцам в регионе. Ни Токио, ни Дели Пекину здесь не ровня, и даже если их первые лица наобещали своим центральноазиатским коллегам разные «крупнотоннажные» инвестиции, это ровным счетом никакай угрозы мощнейшему влиянию в регионе со стороны КНР не несет.

Другой вопрос - поведение Соединенных Штатов. Здесь любое отношение Америки к Центральной Азии нужно рассматривать в двух плоскостях- практической (то есть какой реальный толк странам региона от американской дружбы и сотрудничества), и церемониальной (кто конкретно в Центральную Азию из Вашингтона пожаловал, с каким антуражем, какие «морковки» привез, и что в политико-экономическом измерении американцам за все это от центрально-азиатских правителей нужно).

Так вот для начала - об отношении прагматическом и практическом к Центральной Азии со стороны США. Для Америки регион этот - очень даже «дальнее зарубежье». Кроме близко расположенного Афганистана (для чего страны Центральной Азии американцами в разных форматах все эти годы использовались - от базы в Манасе до складирования бывшей в употреблении военной техники в Узбекистане) особых «стратегических интересов» здесь у Вашингтона нет, и никогда не будет.

То, что якобы недавний визит Госсекретаря США Керри в регион был неким «вызовом России и Китаю» - так это бурная фантазия тех, кто либо понятия не имеет о том, чем нынче «загружена» американская внешняя политика, либо не в курсе, что для всяких «вызовов Пекину и Москве» у американцев есть куда более эффективные и надежные рычаги, нежели летать в стиле легкого галопа за три дня по пяти точкам в Центральной Азии.

Обратить же внимание здесь надо, думаю, на две вещи. Первое - это желание Соединенных Штатов продолжать активно бороться за умы и сердца молодого поколения стран Центральной Азии. Это, между прочим, куда важнее всяких там «сражений с терроризмом», исламизмом и прочими бедами, на которые расходуются миллиарды долларов, но только толку особого от борьбы такой не заметно.

А вот насчет переформатирования мозгов подрастающему поколению жителей Центральной Азии - вот здесь работа США будет вестись еще с большей активностью, чем раньше. Она, кстати, не требует каких-то немерянных денег, а предполагает лишь настойчивость, навязывание своих стандартов в образовании. И как следствие - подготовка именно в американско-настроенном формате молодых людей, как в центрах самой Центральной Азии, так и в университетах на различных программах в Соединенных Штатах.

В этом плане символичным было открытие Госсекретарем в компании с небезызвестным гражданином Соросом, так называемого американского университета в Бишкеке, а также выступление мистера Керри в университете Назарбаева в Астане. Я лично этому бы уделил куда больше внимания, чем дискуссиям о будущем региона с нынешними министрами иностранных дел центральноазиатской пятерки. Потому как каждый из которых - бывший воспитанник еще советских высших учебных заведений, да к тому же расположенных в городе-герое Москве. А вот молодежь к будущей жизни в регионе готовится уже в американском образовательном формате. И на это Вашингтон и дальше намерен тратить и средства, и время.

Кто там кого, и зачем сдерживает? Каждый пытается просто сыграть в свою «центральноазиатскую партию». А всем остальным предлагается при этом элементарно «не дергаться»

Еще один давно уже сформировавшийся миф вокруг стран Центральной Азии - это представление региона как какого-то «поля политической и экономической брани» между ведущими державами. Да еще с участием далеко отсюда расположенных Европы, США и Японии. Дескать, именно здесь все только и делают, что кого-то из своих, то партнеров, то противников «сдерживают». Да еще пугают «вот-вот» приходом в Центральную Азию блока НАТО - причем не обязательно, чтобы это было как-то связано с афганской тематикой.

Так вот в данном случае, думаю, стоило бы учесть всего пару существенных сюжетов. Первый из них - Центарльная Азия с самого момента распада СССР считается российским руководством мало кому понятной «зоной своих приоритетных интересов». То, что никаких интересов на самом деле нет, даже упоминать не стоит (иначе никто бы СССР в Москве не разваливал, и никто бы республики центральноазиатские в «свободное независимое плавание» не отпускал). То, что Россия сегодня пытается делать в регионе - это лишь скромное напоминание о себе тем поколениям, которые выросли при Советском Союзе. Но ничего более существенного.

При этом принципиально важно, что ни одна страна, интересующаяся нынче Центральной Азией (вне зависимости от того, в каких она находится отношениях с Россией) никаких особых российских интересов в регионе не признает, и не признает. Думать надо было российским правителям об «интересах» в Центральной Азии в 1991 году. А теперь каждый, грубо говоря, лезет в Центральную Азию со своими государственными задумками, деньгами, военными «предложениями», и как я уже отмечал - учебно-образовательными заведениями.

Поэтому для того же Китая одна из веток «Шелкового пути» через Центральную Азию - это чисто китайский проект. И если ему будет помогать в этом существование Евразийского союза - значит эту структуру к китайским интересам подпустят для сотрудничества. То же самое касается разного рода газовых и нефтяных схем для региона. Никто, и ни в чем здесь ничьих интересов - что приоритетных, что попутных учитывать не намерен. Китаю нужен туркменский газ, и чем больше и дешевле - тем лучше. Если туркмены начнут на самом деле пытаться заигрывать с Америкой по прокладке газопровода ТАПИ для доставки «голубого топлива» в Пакистан и Индию, то у Пекина имеется масса рычагов, чтобы этот проект похоронить в самом зародыше.

Аналогично могут действовать Россия и Иран с так называемым Транс-каспийским газопроводом из Туркменистана в Азербайджан и далее- на европейские рынки. Поэтому в регионе не может быть никакой зоны особой для чьих-то интересов- что в политике, что в экономике. Если хотите иметь крепкие в Центральной Азии позиции - значит надо там каждодневно работать. А просто считать, что кто-то и где-то помнит о прошлой жизни и существовании Советского Союза- так на это и у Китая, и у Соединенных Штатов с теми же Ираном и Турцией найдутся свои, очень даже сильно разнящиеся с московскими соображения.

Вся Центральная Азия многовекторна. То есть проводящая одновременно и про-российскую, и про-американскую, и про-китайскую политику. В зависимости от того, кто с визитом в регион прибывает

Стоит упомянуть и о еще одном любопытном штрихе визитов «внешних игроков» из Соединенных Штатов, Японии, Индии и других стран (подчеркиваю, что Китай и Россия как ближайшие и влиятельнейшие соседи видятся со своими центральноазиатскими коллегами на всех уровнях на порядок чаще, чем «посторонние» для этого региона). Это - коллективные встречи «за чашкой чая» с министрами иностранных дел региона или даже первыми лицами государств.

В принципе, подобный формат американцы (да и не только они) практикуют повсеместно. И не надо думать, что если мистер Керри встретился с пятеркой руководителей МИДов стран Центральной Азии, то он чем-то так уж «открыл для них Америку». Вопрос в другом: все без исключения страны региона на сегодня проводят с одной стороны так называемую многовекторную политику в международных делах. А с другой - все они попросту жаждут дружеских и «стратегически-партнерских отношений» с Соединенными Штатами (причем именно Казахстан здесь значительно опережает всех своих географических соседей).

Вот повстречались министры иностранных дел стран Центральной Азии с Госсекретарем США, «поучил он их уму-разуму» на свой, американский манер. И сразу же многочисленные политологи буквально взвыли: все, Центральная Азия якобы куда-то «уже уходит и от России, и от Китая». Почти как «региональный непослушный колобок». Вот только к реалиям региона все эти домыслы ничего общего не имеют.

Сами центральноазиатские государства делают все возможное, чтобы наряду с поддержанием необходимых экономических и политических связей с Россией и КНР (от них просто никуда территориально и геополитически не деться) по максимуму «брататься» и с Америкой, Японией, Индией и всеми теми, кого сюда еще занесет ради демонстрации своих глобальных амбиций. Руководство всей центральноазиатской пятерки все время стремится «подыгрывать» Америке по всем сюжетам, которые тот же Госдепартамент США проталкивает не только в этом регионе, но и по многим другим международным направлениям.

И тут хотелось бы отметить вот еще что. А сможет ли собрать именно в таком»лекционном формате» тех же министров иностранных дел стран Центральной Азии глава МИД Японии? Или Китая? Или России с Турцией? Им это не нужно? Или это совсем даже не в интересах их коллег из стран Центральной Азии? А вот Госсекретарь США наконец-таки сподобился до пусть и краткосрочного, но все же визита в регион, захватив в поездке всех, кого только мог. Как вы думаете, оценили ли это в столицах центральноазиатских государств? Думаю, что более чем.

Так что если непредвзято присмотреться ко всем этим «повышенным интересам» к Центральной Азии со стороны «дальнего зарубежья» (повторяю, что Китай и Россия - присутствующие в регионе неизбежно и постоянно в силу своего географического соседства) то больше напоминают они некую верхне-политическую ярмарку тщеславия. Раз в регионе «почти хозяйничает» Китай, то значит надо там продемонстрировать и флаг Индии с Пакисттаном. Если укрепляет там позиции Россия (по крайней мере так кажется российским СМИ), то значит самое время наведаться в регион Госсекретарю США или премьер-министру Японии.

Самим же государствам Центральной Азии от подобного «повышенного внимания» есть прямая выгода. Причем не столько ощущаемо-материальная, сколько имиджевая, престижно-удовлетворяющая прежде всего первые лица государств. И задача в этой ситуации у каждого центральноазиатского руководителя только одна- использовать по максимуму все зти наезды-залеты иностранных гостей для того, чтобы и власть свою дома сохранять, и за счет иностранной многовекторной дружбы со всех желающих финансово подзаработать, но ни на кого полностью все-таки постараться не «облакачиваться».

Казахстан. Узбекистан. Весь мир. РФ > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 10 ноября 2015 > № 1544671 Юрий Сигов


Узбекистан. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 4 марта 2015 > № 1342543 Юрий Сигов

Ташкентский расчет Вашингтона

Соединенные Штаты надеются, что Узбекистан в ближайшее время определится с «дальнейшим вектором» своего развития

Юрий Сигов, Вашингтон

Приближающиеся президентские выборы в Узбекистане, казалось бы, не должны никого вне территории республики особо волновать. Итог их, скорее всего, предсказуем, у власти останется (если не произойдет чего-то из ряда вон выходящего) все тот же президент, который бессменно у руля республики последние два с лишним десятка лет. А соответственно - и внешняя политика Ташкента не должна по ключевым пунктам каким-то образом кардинально измениться.

Однако в общем контексте «расталкивания» соперников и партнеров в Центральной Азии Узбекистан по- любому останется в центре внимания как минимум трех основных игроков региона - России, Китая и США. Первые двое, что вполне естественно, расположены географически рядом, и для них стабильность и предсказуемость узбекского режима - далеко не пустые хлопоты. Для Соединенных Штатов, которым мировая география и все, что с ней связано - не указ,и рассматривают они по-прежнемуТашкент как своего главного партнера в регионе - прежде всего по афганской тематике.

То, что при этом Вашингтону придется «расталкивать локтями» российских и китайских представителей - так к этому не привыкать. А вот стратегическое и сырьевое значение Узбекистана что при нынешнем президенте страны, что в эпоху «после И. Каримова» для Соединенных Штатов - дело долгоиграющих планов. И вне зависимости от того, кто в тот или иной момент будет занимать президентский пост в Белом доме, США будут стремиться всячески укреплять свои позиции в Узбекистане. Даже если это по какой-то причине разонравится официальному Ташкенту.

Россия хотела бы не пустить в Узбекистан Америку. Потому как с «протискивающимся» туда Китаем ей будет намного легче договориться

Американским попыткам «по-серьезному вернуться в Узбекистан» будут мешать только две страны - Россия и Китай. Тут надо отметить, что Узбекистан с момента обретения независимости все время играл роль своего рода «Украины Центральной Азии» - везде и всем был недоволен, отовсюду «постсоветского» то выходил, то обещал вернуться (типа членства в ОДКБ) и по всем ключевым моментам внешней политики играл роль некоего «троянского коня» то Запада, то Востока в отношениях с Москвой.

И. Каримова в Москве по этой причине то обвиняли в нечестности, то - в неискренности (а где и какие политики в мире искренни и честны, что, разве такие вообще существуют?). А то и вовсе во враждебнсти российским интересам. Однако если присмотреться повнимательнее, то точно так же узбекский президент уже на протяжении последних лет и с американцами поступал. Он их то «немножко обнадеживал», то «якобы приближал» к более тесному сотрудничеству. А то резко и беспощадно вышвыривал со своей территории по типу авиабазы Ханабад и нравоучений, которые ему принялся было читать Вашингтон насчет андижанских событий 2005 года.

Россия в последние пару лет попыталась прежде всего финансово-экономически вернуть Узбекистан на «круги постсоветской интеграции». Что Ислам Каримов, в принципе, отверг под предлогом «угрозы национальному суверенитету», но при этом с радостью согласился на списание узбекского долга Москве в почти миллиард долларов. В то же время никаких «красивых жестов в ответ» на столь показательную щедрость российского президента официальный Ташкент не продемонстрировал.

Пожалуй, только в военной сфере стало налаживаться российско-узбекское партнерство, которое тут же подверглось резкой критике со стороны США. Однако для Ташкента нынче совершенно ясно, что в новое противостояние между Россией и Соединенными Штатами втягиваться стране нет никакого резона. «Пересидеть на заборе», пока Вашингтон и Москва бодаются, было бы идеальным вариантом для И. Каримова.

Между тем просто так «посматривать за битвой гигантов» ему вряд ли дадут что российские лидеры, что американские. Самого же узбекского президента вполне устраивает, что к нему уже не первый год фактически «на геополитический поклон» идут что те, что другие. А насчет умения балансировать между сразу несколькими полюсами влияния в Центральной Азии И. Каримову, пожалуй, нет равных.

Со своей стороны за подобным «промежуточным» поведением Узбекистана между Россией и Соединенными Штатами внимательно наблюдает Китай, для которого 30-миллионный рынок Узбекистана - более чем выгодное приложение как китайских инвестиций, так и для расширения торгово-экономического сотрудничества. В самой Центральной Азии Пекин не отдает ни одной стране «центральноазиатской пятерки» особого предпочтения - но по Узбекистану планы у КНР долгосрочные, составляемые и в торгово-экономическом формате, и для прокладки на ближайшее будущее транспортных магистралей как регионального, так и более дальнобойного по географии масштаба.

О том, что Соединенные Штаты готовы и дальше вести переговоры об укреплении своих позиций в республике, говорит полное отсутствие какой бы то ни было критики официальных представителей администрации Б. Обамы как внешней, так и внутренней политики Узбекистана. Если соседей этой республики по региону периодически «поучают» то с правами человека, то с отсутствием свободы прессы, то по целому ряду других «слабых мест» в узбекском направлении никто и ничего - «пока» - в Вашингтоне настораживающего не замечает. Хотя в нужный момент (а когда это будет, там пока не определились) имеющиеся данные и о самом И. Каримове, и его окружении всегда можно достать из «особой папки». И публично всему свету обнародовать.

То, что волнует на самом деле Вашингтон - это насколько И. Каримов после очередных президентских выборов будет в состоянии единолично не просто проводить политику страны, но и контролировать ее основные службы и министерства. Без явного «преемника» и с чередой скандалов, которые окружают его дочерей, к власти в Ташкенте, по оценкам американских аналитиков, может прийти совершенно непредсказуемый человек. Который сможет оказаться в конечном итоге как «в доску своим», то есть проамериканским, так и «большим другом России» - или даже Китая, чего уже американские представители постараются любыми путями не допустить.

Американские бронетранспортеры - дело, конечно, полезное. Но вот только зачем они узбекам?

Вот уже несколько недель региональные газеты обсуждают поставки Соединенными Штатами более трех сотен американских военных ремонтных автомобилей. Переданы они узбекской стороне будут в виде «дара», всю эту технику надо будет обслуживать и обеспечивать запасными частями, и совершенно непонятно, что со всей этой «бронированной армадой» узбекам дальше делать.

Для американской стороны подобный «подарок» понятен - так можно заодно не тащить домой то, что уже было использовано в Афганистане. Плюс сделать «красивый жест» в сторону Ташкента, подтвердив тем самым свою заинтересованность в развитии дальнейшего с республикой военного сотрудничества. Что также показательно: этот самый «подарок» был передан узбекской стороне якобы в подтверждение «демократического курса дальнейшего развития, который избрал лидер Узбекистана».

То, что в мировой политике нет пределов цинизму и двурушничеству- уже ни для кого, думаю, не секрет. То, что после подобных «дружественных ходов» обычно обе стороны договариваются о чем-то гораздо более серьезном (к примеру, возвращении американских военнослужащих в тот же Термез, где вполне можно организовать что-то наподобие базы «Манас» в Кыргызстане) - тоже дело «почти гарантированное».

Что также не менее принципиально: обе стороны все происходящее именно в этом контексте и рассматривают. А всем тем, кому подобный альянс Ташкента и Вашингтона не особо понравится, могут со своей стороны предложить нечто свое, национально-выгодное. А узбекское руководство такое предложение может внимательно рассмотреть - что российские инициативы, что китайские.

Замечу, что Узбекистан в регионе будет первой страной, куда подобные массированные поставки военной техники планируется американцами осуществить. И если все пойдет «нормально» во взаимоотношениях с Ташкентом, аналогичную схему Вашингтон будет продвигать и в военной кооперации с Таджикистаном и Кыргызстаном (там тоже приближаются выборы, и нужно в «адекватном направлении» формировать курс развития обстановки и в этих странах региона).

Есть в подобных поставках и некий сигнал «согласия Вашингтона» на то, что какими бы ни были результаты президентских выборов в Узбекистане, Соединенные Штаты заранее «согласны» с именем вероятного победителя. А все остальное, что там будет во время самих выборов делаться - так оно особого значения иметь не будет (по крайней мере никто не станет объявлять их «неправильными» или «не соответствующими демократическим нормам». Что элементарно сделать, если в какой-то из республик Центральной Азии первое лицо посмеет занимать явно антиамериканскую позицию).

Удастся ли Ташкенту усидеть «между двумя стульями», если конфликт Запада и России будет и дальше усугубляться?

То, что И. Каримов - типичный центральноазиатский тонкий политик, давно уже никем не оспаривается. То, что он все эти годы находил единственные «правильные» варианты ерзания иногда между сразу несколькими «внешнеполитическими» стульями - этого тоже не отнимешь. Но вот только все эти годы отношения между Россией и Западом были более или менее «взаимоприемлемые» и балансировали на какой-то осознанной обеими сторонами грани «цивилизованного противостояния».

Сейчас же картина полностью поменялась, и никаких «между», «в сторонке» или «по-нейтральному» отсидеться даже очень того желающим не удастся. Каким бы ни было дальнейшее развитие событий вокруг Украины (это в любом случае - апогей самого противостояния на данном этапе), отношения между Россией и Западом не отремонтируешь теперь не только за год-два, но и за поколение. И тому же Узбекистану придется при любых обстоятельствах что-то конкретное решать, хотя политическое «перетягивание каната» между Россией и Соединенными Штатами (в первую очередь) может затянуться на очень длительное время.

Каковы же реальные сценарии дальнейшего развития событий в отношениях между Западом и Россией, и что делать в этой ситуации Узбекистану? По Украине никакие что мирные, что не совсем переговоры в любом составе и формате ровным счетом ничего не решат. Да, краткосрочное прекращение огня, да, новые встречи в верхах тех, кто сам на территории Восточной Украины не находится - но все «Рубиконы» там давно пройдены. И вопрос только в том, у кого поднакопится сейчас военных (именно их) сил, чтобы доказывать дальше свою правоту на боевом, а не на дипломатическом фронте.

А это значит, что сегодняшние власти в Киеве будут и дальше просить у НАТО и США оружие. Скорее всего, что-то из этого они получат, что тут же вызовет ответную реакцию России (противники Киева тут же дополнительно ничуть не хуже вооружатся). И тогда бойня пойдет с новой силой. Если же НАТО решит ввести войска на территорию Украины (а к этому подталкивают альянс Соединенные Штаты), то гарантированно на Востоке Украины окажутся уже боевые российские подразделения. Чем это грозит всей Европе (Америка будет за океаном, и от сего конфликта ничуть напрямую не пострадает) - предсказывать сейчас бессмысленно, потому как об этом совершенно ни один политик на Западе не хочет задумываться.

В этой связи в Центральной Азии, и в частности, в Узбекистане, уже будет не до «джентльменских игр» в «высокую политику». Которой пока подспудно занимаются что российская, что американская стороны. Чуть поодаль окажется в конфликте Китай, которому, в принципе, выгодно, чтобы обе эти противоборствующие стороны - Москва и Вашингтон- как можно больше ослабляли свои позиции, в том числе и в республиках Центральной Азии. А уж Узбекистан в этой ситуации может сам пойти «навстречу» Пекину и завязать с ним тесные как экономические, так и инвестиционные связи.

Жестко на повестке дня тогда окажется поставлено и нынешнее расширяющееся военное сотрудничество США с Узбекистаном, а также российский военно-технический компонент контактов Москвы и Ташкента. Противоборствующие стороны явно «нажмут» на И. Каримова, чтобы обеспечить себе наиболее выгодные в стране позиции, и еще не факт, что узбекский президент в этой непростой ситуации кому-то конкретному отдаст предпочтение.

В любом случае предстоящие президентские выборы в Узбекистане - лишь промежуточный этап определения «системы внешнеполитических координат» для Ташкента на ближайшие пару-тройку лет. А поскольку виды (причем каждая сторона - свои) на Узбекистан имеют и Соединенные Штаты, и Россия, и Китай, местному руководству придется уже в самое ближайшее время проявить поистине чудеса «канатоходного искусства», чтобы и баланс собственных интересов соблюсти, и не упасть с то ко натянутой проволоки, которую, ко всему прочему, еще с обеих концов «заинтересованные стороны» периодически предательски подергивают...

Узбекистан. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 4 марта 2015 > № 1342543 Юрий Сигов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter