Всего новостей: 2550547, выбрано 2 за 0.028 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Проживальский Олег в отраслях: СМИ, ИТвсе
Проживальский Олег в отраслях: СМИ, ИТвсе
Украина. Великобритания > СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 23 января 2018 > № 2471044 Олег Проживальский

Представитель "Vodafone-Украина" О.Проживальский: Мы не горим большим желанием продолжать работу на неподконтрольных территориях

Эксклюзивное интервью агентству "Интерфакс-Украина" директора по корпоративному управлению и контролю "Vodafone-Украина" Олега Проживальского.

- В каком состоянии сейчас оборудование на территории ДНР? Были ли допущены к нему ваши специалисты во время проведения ремонтных работ?

Наше оборудование находится в рабочем состоянии, связи с неподконтрольными районами Донецкой области нет исключительно из-за того, что все три кабельные линии, которые у нас заходили в ту зону, были повреждены. С южной стороны кабель поврежден уже давно и восстановлению сейчас не подлежит. Второе повреждение – недавно восстановленный нами обрыв кабеля на линии фронта. А третье повреждение произошло на арендованной нами линии, которая проходит вдоль железной дороги, которая 11 января была повреждена.

При восстановлении кабеля на линии фронта связь должна была восстановиться и в Луганской области, и в Донецкой. Но сейчас мы видим, что в Донецкой области линии просто обесточены.

- Какая основная причина отсутствие сети "Vodafone-Украина" на территории ДНР?

Кабель мы восстановили, так что связь не работает из-за обесточивания части оборудования в указанном районе. Как только питание восстановят – связь должна появиться.

Если "та сторона" будет заинтересована в полноценном восстановлении связи с Украиной в регионе – необходимо будет предоставить доступ специалистам для проведения ремонтных работ на кабеле в Еленовке, который станет дублирующей линией связи. И есть еще один кабель компании "Фтиком", который заходит в то же помещение, где размещено наше оборудование. И его также можно было бы использовать для того, чтобы обеспечить дополнительные гарантии работы сети. Поскольку, к сожалению, все наши линии связи проходят по линии фронта и в любой момент могут быть повреждены.

- В сети появилась информация, что ДНР требует от вас оплачивать счета за электроэнергию на неподконтрольных Украине территориях. Так ли это, и что вы планируете делать в связи с их требованиями?

Мы работаем исключительно по законодательству Украины. А в соответствии с украинским законодательством, мы не имеем права заключать никакие договора с той территорией. Мы не можем ни за что платить, что бы от нас не требовали.

Пока не было захвачено Донецкоблэнерго, мы платили за электроэнергию в регионе на территории Украины. После его захвата от нас потребовали, чтобы мы платили в ДНР напрямую, но мы не можем и не будем этого делать.

- Во время проведения ребрендинга вы неоднократно заявляли, что "Vodafone-Украина" не будет работать на оккупированных и неподконтрольных Украине территориях. Что изменилось?

- Да, мы заявляли, что под брендом "Vodafone-Украина" мы не будем предоставлять там никаких услуг, поскольку в соответствии с заключенным с международной группой Vodafone договором, мы не имеем права работать на этих территориях под их брендом.

В связи с тем, что все тарифы "МТС-Украина" в 1 квартале 2018 года будут закрыты, проводилась работа по переходу на небрендированные тарифные планы с ежедневной и месячной формой оплаты.

Это одни из самых низких тарифов, которые можно найти в Украине сегодня.

- Как вы планируете решать разногласия с международной группой Vodafone в случае их возникновения?

Каких-либо претензий к нашей работе в ОРДЛО не выдвигали. Все понимают, как мы там работаем, и что по сути, речь идет скорее об определенной гуманитарной миссии, чем о ведении бизнеса.

То, как мы работаем, согласовано с государственными органами власти Украины. Мы работаем дистанционно, не ведем никаких работ напрямую, а наши подрядные организации, в случае необходимости, по договоренности со всеми сторонами могут провести какие-либо ремонтные работы. Все.

К сожалению, более 30% базовых станций в зоне АТО уже не работает, и мы не можем и не будем их восстанавливать.

- Какое количество абонентов вы уже перевели на запланированный тариф, и какое количество клиентов в целом осталось в ОРДЛО?

Мы обязаны заблаговременно оповестить абонентов о переводе их на другие тарифы. Эта работа была начата. Мы ее еще не закончили, оповестив лишь часть абонентов в регионе. А поскольку сейчас мы не можем оповестить абонентов заблаговременно – из-за сбоев в работе – мы не можем и завершить их перевод на другие тарифы.

- А как вы получаете оплату за услуги для абонентов, находящихся на неподконтрольной территории?

Для абонентов на неподконтрольных территориях остается возможность оплаты услуг через интернет. Также многим абонентам помогают оплачивать счета за мобильную связь их родственники, проживающие на подконтрольной территории.

- Звонки на какие номера доступны для ваших абонентов в ОРДЛО?

Звонить можно абонентам всех операторов, с которыми у нас подписаны договора. Если договора нет, звонки невозможны. А с теми, кто работает на неподконтрольной территории, у нас договоров нет и быть не может.

Хочу сказать вот еще что: мы не горим большим желанием продолжать работу на неподконтрольных Украине территориях на тех условиях, которые есть сейчас. Скажу честно – мы работаем на грани возможностей. Законодательство нас во многом ограничивает, и если та сторона выключит нас, как наших конкурентов, мы ничего не сможем сделать.

Но мы готовы исключительно из соображений гуманности продолжать работу в регионе по схеме удаленного контроля. Но работать с нарушением украинского законодательства мы не будем.

Украина. Великобритания > СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 23 января 2018 > № 2471044 Олег Проживальский


Украина. Россия > СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 14 сентября 2015 > № 1488898 Олег Проживальский

Гендиректор "МТС Украина": Для выхода Украины из кризиса надо открыть дверь инвестициям, создав благоприятные условия для работы бизнеса

Эксклюзивное интервью генерального директора компании "МТС Украина" Олега Проживальского агентству "Интерфакс-Украина". 1 часть

Вопрос: Изложите ваше видение регуляторного климата в сфере связи в настоящее время. Озвучьте, пожалуйста, его плюсы и минусы

Ответ: Я не хотел бы давать интервью как представитель компании "МТС Украина". Я бы хотел, чтобы оно звучало из уст эксперта с большим опытом работы в сфере связи. Хочу напомнить формулу, которая позволяет принимать взвешенные решения при регулировании рынка: должны быть учтены интересы всех субъектов рынка – операторов, абонентов и государства. Когда регулятор что-то хочет сделать, он должен понять, как его действия повлияют на всех трех субъектов. Если действие влияет на всех положительно, то, как говорится, флаг в руки. Если отрицательно, от такого действия лучше отказаться. Если решение на кого-то влияет положительно, на кого-то отрицательно – нужен более глубокий анализ.

Я бы хотел поблагодарить регуляторные органы, которые за достаточно короткий срок провели огромную работу для рынка. Первый положительный момент – это 3G. Предыдущий состав НКРСИ блокировал выдачу 3G лицензий в угоду одному из операторов. Благодаря решительным действиям новых членов комиссии бюджет уже получил 11 млрд грн от проведения конкурса. Более того, операторы заключают многомиллионные контракты, закупают оборудование, абоненты меняют терминалы на поддерживающие стандарт третьего поколения. Это оказывает позитивное влияние на экономику, увеличивает поступления в казну. Мы строим сети, привлекаем подрядчиков. Это - дополнительные заказы для украинских компаний. Абоненты получат широкополосный доступ к интернету, они могут воспользоваться высокоскоростной услугой. Соответственно в будущем вырастут доходы операторов от услуг и налоговые отчисления государству.

Далее. Считаю, что регулятор провел хорошую работу по подготовке внедрения MNP. Предыдущий состав действовал в угоду коррупционным схемам некоторых структур. Нынешний состав НКРСИ и Госспецсвязи быстро снял барьеры, наработал новые нормы и открыл возможность для внедрения услуги. Раньше операторам не давали возможности создавать собственные "зеркальные" базы перенесенных номеров. Чтобы сделать соединение, им приходилось бы обращаться в централизованную базу, что замедлило бы соединение и увеличило бы уязвимость сети.

Вопрос: А как будет сейчас?

Ответ: Сейчас это ограничение снято. Каждый оператор может иметь собственную базу и в режиме онлайн получать информацию об изменениях. Как только абонент зарегистрируется в другой сети, мы сразу же внесем изменения в свою базу. Любого человека, звонящего на перенесенный номер, проинформируют, что его адресат ушел в другую сеть.

Сейчас Укрчастотнадзор должен построить соответствующий узел, где будет формироваться база данных перенесенных номеров, и, думаю, в первом квартале следующего года мы будем предоставлять абонентам данную услугу. Кто выиграет? Некоторые операторы выиграют, некоторые – пострадают. Абоненты выиграют однозначно. И государство выиграет, так как создаст более конкурентную среду для операторов. Каждый оператор должен будет думать, как удержать абонентов. Украина присоединится к западным странам, в которых MNP давно работает. Я считаю, что это большая заслуга нового регулятора и Госспецсвязи.

Вопрос: Уточнение по срокам: услуга MNP будет запущена в первом квартале следующего года?

Ответ: Думаю, для этого нет никаких преград. Укрчастотнадзору осталось закупить оборудование и провести тестирование. Наши базы данных готовы. Далее будут отработаны механизмы взаимодействия операторов и администратора централизованной базы. Когда регулятор принимает правильные решения в интересах всех сторон, они работают и их ничего не сдерживает.

Вопрос: Во сколько услуга обойдется абоненту?

Ответ: В условиях предоставления услуги говорится, что каждый оператор устанавливает плату самостоятельно. Стоимость вряд ли будет высокой. Логика очевидна: если хочешь привлечь абонента – сделай цену символической, поставь 1 грн, заработаешь на дополнительном доходе, который он тебе принесет.

Вопрос: Какой процент переходов вы прогнозируете?

Ответ: Сложно спрогнозировать, но мы ожидаем, что это будет 2-3%. Операторы готовят не только техническую базу для MNP, но и разрабатывают предложения в сфере маркетинга и продаж: если операторы не хотят терять абонентов, они должны будут создать такие условия, при которых абоненты не захотят от них уходить.

Вопрос: Какие еще позитивные моменты в регуляторной сфере вы можете назвать?

Ответ: Еще один момент, который я хотел бы отметить. Эксперты созданной Минэкономразвития рабочей группы разработали документ по изменению украинского законодательства в разных сферах экономики. Документ нацелен на создание более благоприятных условий для инвесторов. 23 предлагаемых изменения из 70 имеют отношение к телекоммуникационной отрасли. Если этот план будет реализован, в Украине станет легче работать, в страну придет больше инвестиций.

Вопрос: Каковы основные пункты этого плана по сфере связи?

Ответ: Это упрощение процедур выдачи разрешительных документов, например, разрешений на землю, приведение норм допустимого уровня электромагнитного излучения и мощности базовых станций в соответствие с европейскими, нормы, связанные с пожарной безопасностью и пр. Среди предложений - совместное использование базовых станций, инфраструктуры, технейтральность, оптимизация использования частотного ресурса и освобождение определенных частотных диапазонов под технологии новых поколений. Все это важные шаги вперед.

А сейчас я расскажу о том, что не дает нам продвигаться дальше, из-за чего мы топчемся на месте. Первое – это сложности с установкой базовых станций. Для обеспечения приемлемого покрытия 3G, нам необходимо минимум в полтора раза увеличить количество БС. В заповедных зонах нужна связь? Нужна. В сельхозугодиях? Также нужна. Вдоль дорог, в военных городках?.. Безусловно. Но, к сожалению, законодательство не позволяет нам устанавливать оборудование в этих местах. Можно как-то ухищряться, но незаконно действовать не можем. Поэтому нужно изменить законодательство, которое позволяло бы нам ставить БС по согласованию с владельцем.

Вторая проблема. На существующих базовых станциях мы ставим дополнительные передатчики, более мощные. Норма санэпидемстанции была установлена еще в 90х годах – 2,5 Микроватта на кв. см. Сегодня это самая жесткая норма в мире. К примеру, в США аналогичная норма равняется 100 Микроваттам. Минздрав подготовил приказ, который увеличивает норму до 10 Микроватт с 2018 года. Но, в соответствии с условиями лицензии, мы обязаны обеспечить покрытие 3G во всех областных центрах намного раньше – в течение 2016 года. Мы обратились в Минздрав с просьбой внедрить новую норму с момента публикации приказа, потому что старая норма практически блокирует внедрение 3G в Украине.

Еще один момент. Операторы могли бы экономить значительные средства на взаимном использовании частот друг друга. Это называется RAN Sharing. Сегодня мы разрешаем другим операторам устанавливать базовые станции на наших вышках. А если будет разрешен RAN Sharing, мы сможем использовать не только вышки друг друга, но и частоты на взаимной основе. То есть мы могли бы договориться – вы покрывайте Одесскую область, а мы – Харьковскую. Это дешевле, быстрее и в итоге выигрывают все – и операторы, и абоненты. Но закон не позволяет нам это делать. Вот и получается, что рынок вынужден "подгонять" регуляторные органы. Есть утвержденный Кабмином план, его надо просто выполнять. Если мы хотим, чтобы Украина вышла из кризиса – надо открыть дверь инвестициям, создать благоприятные условия для работы бизнеса.

Следующее. Сегодня операторы, которые используют радиочастотный ресурс, получают две лицензии – на частоты и на вид деятельности. В мире выдается лишь одна лицензия на частоты. Украине нужно уходить от двойного лицензирования. В прошлом году была такая инициатива, но в преддверии конкурса на 3G решили ничего не менять, чтобы операторы заплатили за обе лицензии. Цель выполнена - мы купили обе лицензии, деньги ушли в бюджет – так почему бы сейчас не изменить правила?

Вопрос: Сейчас началось внедрение 3G и ваши конкуренты уже активно запускают услугу в разных городах. У всех возникает вопрос: почему не запускает МТС?

Ответ: Наша стратегия состоит в том, чтобы выходить на рынок с качественной услугой. Если бы мы делали это, как наши конкуренты, то разочаровали бы абонентов. Наши конкуренты внедряют 3G-услугу на существующих базовых станциях, чтобы сделать быстро. Мы же доустанавливаем примерно в полтора раза больше базовых станций с тем, чтобы качество сети было лучше и абоненты почувствовали кардинальную разницу между 2G и 3G.

Вопрос: Чем такая стратегия лучше?

Ответ: Сейчас один из операторов пустил всех своих абонентов в сети, но вместо 20-30 Мбит/с они получают 1,5 Мбит/с. Ну... Это не 3G скорость. Мы же хотим гарантированно давать своим абонентам хотя бы 20 Мбит/с. Почему у некоторых операторов такие низкие скорости? Потому что когда много абонентов выходит на одну базовую станцию, то скорость делится на их количество в сети. А если мы устанавливаем дополнительные базовые станции, абоненты делятся между этими базовыми станциями, скорость остается высокой. Когда мы запустим свои сети, абоненты ощутят разницу.

Вопрос: Когда вы выйдете?

Ответ: Очень скоро. Вскоре объявим один из городов. Пока не Киев. Киев тоже не за горами - мы работаем очень активно.

Вопрос: Давайте тогда от третьего к четвертому поколению. Как вы оцениваете инициативу и усилия государства по внедрению 4G?

Ответ: Для того чтобы через два года приступить к внедрению 4G, нужно сделать конкретные серьезные шаги. Пока таких шагов я не вижу. Предполагается заказать научно-исследовательскую работу какой-то западной компании, которая что-то нам подскажет. В то же время западная компания никогда не подскажет, как уйти от коррупции в Украине. Те диапазоны, которые могут использоваться под 4G, заняты и заняты под старые технологии. При этом компании, которые купили лицензии на эти частоты, на рынке не работают, а просто ждут удобного момента продать их дороже.

Вопрос: Они вам предлагали их купить?

Ответ: Не единожды. За баснословные деньги. Считаю, что эти деньги должно получить государство, бюджет. По моему мнению, НКРСИ должна в первую очередь - во всех перспективных диапазонах, где внедряется мобильная связь – привести стоимость использования радиочастотного ресурса в соответствие с той, которая установлена для мобильных операторов.

Сейчас владельцы частот в некоторых диапазонах платят за них на два порядка меньше. Выравнивание цен будет стимулировать владельца частотного диапазона либо заниматься бизнесом, либо отказаться от частот. Я уверен: если сейчас изменить тарифы, через два года диапазон для внедрения 4G будет свободен и государство добавит в казну не меньше денег, чем получено за 3G. Это рыночный механизм.

Вопрос: Для этого необходимо вносить изменения в Налоговый кодекс?

Ответ: Это делается постановлением Кабмина, легко и быстро. За два-три месяца можно сделать при желании.

Вопрос: Этот процесс уже начат?

Ответ: Пока нет. Считаю, что во всех перспективных диапазонах, которые определены для внедрения мобильных технологий, плата за частоты должна быть одинаковой. Это будет честно по отношению ко всем и сразу уберет коррупцию. Вернемся к нашей формуле. Формальная работа одна-две базовые станции на устаревшей технологии ничего никому не дает – ни оператору, ни абонентам, ни государству.

Кроме того, ничего не делается для расчистки диапазона под цифровой дивиденд. Женевская конференция МСЭ 2006 года предусматривала, что в 2015 году диапазон должен стать свободным. В Украине он все еще занят телевидением. Частоты этого диапазона также можно было бы использовать для 4G.

Вопрос: В разрезе прогнозируемого запуска 4G в 2017 году. Вписывается ли это в стратегию развития МТС Украина? Предусмотрены ли под это инвестиции?

Ответ: Да, технически мы готовы. Все зависит от того, какие частоты выставят для 4G. Запуск возможен двумя способами. Первый - освобождаются частоты, государство проводит конкурс, подобный 3G. Второй – внедрение технологической нейтральности, которая позволит запустить эту технологию на уже имеющихся у нас частотах. По мере перехода части трафика абонентов в 3G будут высвобождаться частоты 1800 МГц. Если операторы договорятся о рефарминге, они смогут внедрять следующее поколение в этом диапазоне.

Вопрос: Как продвигается в целом и продвигается ли сейчас идея внедрения технологической нейтральности?

Ответ: Это очень важный момент. Анонсируют проведение какой-то научной работы. Согласен, это нужно делать. Но мы не первые внедряем технейтральность. В западных странах она давно работает. Что мешает изучить зарубежный опыт и руководствоваться им? Получается, технейтральность нужно тщательно изучать, разрабатывать методики и т. д., а ставки интерконнекта можно менять без всяких методик, да еще и спонтанно, в середине года, когда у всех операторов бюджеты сформированы.

Вопрос: С вами по этому вопросу советовались?

Ответ: Нас созывали. Но не услышали. Ключевой вопрос не в целесообразности изменения ставок. Я не считаю, что их не надо уменьшать. Возможно, надо. Разработайте методику, пусть все операторы подсчитают свои затраты, вы их оцените, и будет понятно, до какого предела можно снижать ставки. И тогда можно будет это делать, если, конечно, для комиссии не важно, что государство будет получать меньше денег. Пока так не делают, идут на уступки одному из операторов.

Вопрос: А откуда вообще взялась цифра в 23 копейки?

Ответ: Не знаю. Вообще во всем мире подобные решения анонсируются заранее, в середине года никто таких изменений не делает. Если бы нам сказали, что со следующего года эти ставки будут меняться, мы бы учли это при формировании своих бюджетов, и все было бы нормально. Кто сегодня выиграет от изменения ставок? Может быть, один оператор. А может, и никто. Почему? Потому что оптовые ставки взаиморасчетов между операторами никак не влияют на розничные тарифы, которые определяют сами операторы. НКРСИ не имеет права регулировать розничные цены. Более того, абоненты тоже не выиграют. Я уверен, что операторы не снизят цены только из-за того, что уменьшилась ставка интерконнекта. Эта ставка никогда не влияла на тарифы. Объясню: если мы получали 36 копеек от нашего конкурента за звонки на нашу сеть, то и отдавали 36 копеек за звонки, которые шли на его сеть. От снижения ставок в первую очередь проиграет государство – оно будет получать меньше поступлений в бюджет. А бюджет сейчас ослаблять никак нельзя. Впоследствии НКРСИ убедится, что это решение не является положительным для рынка. Согласен, ситуацию, когда абоненты ходят с двумя трубками, надо менять, но по-другому.

Очевидно, стоит уходить от "нулевых" тарифов, из-за которых операторы недополучают доходы, а государство – налоги. Если одна сторона в выигрыше, а две - в проигрыше, ситуацию необходимо анализировать и глубоко задуматься, что и как делать. К тому же у регулятора нет механизма, как заставить операторов уйти от "нулевых" тарифов. Ведь они "нулевые" условно и по сути таковыми не являются.

Вопрос: Какой процент интерконнект занимает в вашем доходе?

Ответ: Из-за снижения ставки с 36 до 23 копеек мы можем недосчитаться около 100 млн грн, возможно, больше. А если брать в целом по рынку, объем рынка интерконнекта сократится миллионов на 400-500.

Вопрос: То есть если розничные цены не изменятся, то и трафика между операторами больше не станет?

Ответ: Не станет. В комиссии должны глубоко понимать: снижением ставок ситуацию в лучшую сторону не изменить.

Далее. Было анонсировано снижение тарифов на роуминг. С точки зрения абонента это хорошо. С точки зрения операторов и государства – плохо, потому что меньше доходов и налогов. Мало того, нас хотят вынудить снижать роуминг в западные страны. Получится, что бедная Украина будет дотировать операторов богатых стран. Одностороннего уменьшения вообще быть не должно, должен быть паритет. Нужно договариваться с другими странами: если они согласны снижать, то и мы будем снижать. Напомню: когда европейских операторов заставили снизить тарифы на роуминг в Европейском Союзе, они, компенсируя потери, взвинтили цены для всех остальных. Мы не могли не ответить им тем же, иначе дотировали бы их. Если украинских операторов заставят снизить тарифы в роуминге в одностороннем порядке, в выигрыше останутся зарубежные операторы, с которыми мы будем рассчитываться по прежним тарифам. Для того чтобы добиться паритетного снижения, регулятору нужно взаимодействовать с другими регуляторами и договариваться. Но прислушаются ли к нам регуляторы других стран? Мы - не члены ЕС, у нас свои законы, у них – свои. В любом случае, считаю неправильным снижать тарифы в одностороннем порядке и дотировать богатые страны.

Вопрос: Время от времени эта тема всплывает. Антимонопольный комитет Украины как-то принимался за решение этой проблемы…

Ответ: Антимонопольный комитет пытался сделать это по инициативе России, которая была заинтересована улучшить взаимоотношения между странами СНГ.

Если подвести итог, считаю: рынок не должен бороться за свое благополучие самостоятельно. Регулятор должен быть полноценным участником этого процесса и пытаться действовать в интересах всех трех сторон. Регуляторные органы должны создавать условия, чтобы бизнес развивался активнее. И только в этом случае в Украину придут инвестиции, страна выйдет из кризиса.

Украина. Россия > СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 14 сентября 2015 > № 1488898 Олег Проживальский


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter