Всего новостей: 2556515, выбрано 17 за 0.014 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Путин Владимир в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаТранспортМеталлургия, горнодобычаГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмНефть, газ, угольСудостроение, машиностроениеФинансы, банкиЭкологияХимпромСМИ, ИТАвиапром, автопромНедвижимость, строительствоОбразование, наукаЭлектроэнергетикаАрмия, полицияАгропромЛеспромЛегпромРыбаМедицинавсе
Германия. Украина. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 20 октября 2016 > № 1945098 Владимир Путин

Заявление для прессы по итогам визита в Берлин.

По завершении переговорного процесса по урегулированию ситуации на Украине и по сирийской проблематике глава Российского государства сделал заявление для прессы.

В.Путин: Доброй ночи, уважаемые коллеги, дамы и господа! Два слова скажу о том, о чём мы договорились с коллегами.

Первое, это касается исполнения Минских соглашений: все участники сегодняшней встречи подтвердили, что в основе урегулирования на юго-востоке Украины должны лежать Минские соглашения, и все подтвердили свою приверженность этим договорённостям.

Мы много внимания уделили вопросам безопасности и договорились по целому ряду позиций о том, что должно быть сделано в ближайшее время в смысле дальнейшего решения вопросов, связанных с разведением конфликтующих сторон.

Договорились, что мы продолжим выбор тех точек и тех мест на территории, где можно будет продолжить эту работу. В двух местах этот отвод уже состоялся. Подтвердили, что мы готовы расширить миссию Краткая справка Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ, англ. OSCE) ОБСЕ в зоне отвода и в пунктах хранения тяжёлой техники.

Мы подтвердили, что продолжим совместную работу на политическом треке, в том числе в плане окончательных договорённостей о порядке имплементации и введения в действие договора об особом статусе в отдельных районах Луганской и Донецкой областей, в Луганской народной республике и Донецкой народной республике.

И определились с некоторыми – к сожалению, только с некоторыми – вопросами гуманитарного характера. К сожалению, здесь многого добиться не удалось, но выразили готовность решать вопросы гуманитарного характера.

Здесь, пожалуй, продвижение самое минимальное, поскольку связано это было бы прежде всего с организацией социальных выплат, пособий. К сожалению, здесь прогресса пока никакого нет. Это первая часть нашей встречи.

Вторая, которая проходила уже с нашими европейскими – с немецкими и французскими – коллегами, заключалась в обсуждении ситуации вокруг Сирии и вокруг сирийского урегулирования в целом.

Я проинформировал наших европейских партнёров о нашем видении того, что там происходит и что нужно было бы сделать в ближайшее время для борьбы с терроризмом, для искоренения терроризма на сирийской земле. Для того, чтобы этот очаг и в будущем не возродился, и, разумеется, что нужно сделать для того, чтобы наши усилия привели к окончательному урегулированию. И прежде всего, конечно, мы здесь говорили о политической составляющей этого процесса.

Я ещё раз напомнил нашим коллегам о том, что в этом ключе Россия предлагает активизировать работу по разработке и принятию новой конституции, на основе которой можно было бы провести предварительные выборы и добиться согласования позиций предварительно между всеми конфликтующими сторонами. Разумеется, с привлечением всех стран региона, которые вовлечены в этот процесс.

Мы проинформировали также о нашем намерении, о намерении российской стороны продлить – насколько это будет возможно, исходя из реально складывающейся ситуации на территории, – продлить паузу в нанесении авиационных ударов. И действительно, мы готовы это делать до тех пор, пока не столкнёмся с активизацией бандформирований, засевших в Алеппо.

Но и рассчитываем на то, что наши партнёры, прежде всего американские партнёры, сделают всё, что они обещали до сих пор, по разведению террористов «Джабхат ан-Нусры» и иже с ними таких же террористических организаций от так называемой здоровой части оппозиции, чтобы нам было понятно, как мы можем вместе дальше продолжать совместную работу.

Вот примерно то, вокруг чего шли наши сегодняшние дискуссии, и то, о чём нам удалось договориться.

Думаю, что вам тоже пора уже отдыхать и до дома добираться. Спасибо вам большое за совместную работу. Всего хорошего, доброй ночи.

Германия. Украина. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 20 октября 2016 > № 1945098 Владимир Путин


Украина. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 23 февраля 2015 > № 1301545 Владимир Путин

Интервью ВГТРК.

Владимир Путин ответил на вопросы журналиста Владимира Соловьёва.

В.СОЛОВЬЁВ: Уважаемый господин Президент, только что вся страна отметила День защитника Отечества, а на территории братской Украины теперь это считается днём захвата Крыма, и Порошенко заявляет, что сделает всё возможное для того, чтобы вернуть Крым.

Какова стадия сейчас российско-украинских отношений? Проснёмся ли мы в один день, узнав, что началась война?

В.ПУТИН: Я думаю, что такой апокалипсический сценарий вряд ли возможен, и надеюсь, что до этого никогда не дойдёт.

Что касается возврата каких-то территорий, то это такие вещи реваншистского характера, и дело не в возврате каких-то территорий куда-то. Дело в том, что сегодняшнее, на мой взгляд (я не хочу давать никаких советов, но, всё-таки), руководство такой большой европейской страны как Украина, прежде всего, должно вернуть страну к нормальной жизни: наладить экономику, социальную сферу, наладить свои отношения с юго-востоком страны цивилизованным образом, обеспечить законные права и интересы людей, которые проживают в Донбассе. Если реализовывать Минские соглашения – уверен, так и будет сделано.

Что касается Крыма. Помните, год назад как раз, когда я выступал перед депутатами Федерального Собрания по этому поводу, я тогда говорил, что Крым как был, так и останется и русским, и украинским, и крымскотатарским, и греческим (там же и греки живут), и немецким – он будет домом для всех этих народов. Что касается государственной принадлежности, то люди, проживающие в Крыму, сделали свой выбор, к нему надо относиться с уважением, и по-другому Россия к этому относиться не может. Надеюсь, что и наши партнёры и в ближнем, и в дальнем зарубежье будут к этому относиться в конечном итоге так же, поскольку высшим критерием истины в данном случае может быть только мнение самого народа.

В.СОЛОВЬЁВ: Произошёл разрыв во мнении американской части истеблишмента и европейской. Американская говорит, что Россия впрямую вторглась в Дебальцево, что необходимо вводить дополнительные меры воздействия на Россию, и Керри обвинил даже европейских партнёров в том, что их позиция малодушная. Европа пока не поддерживает. В этом же базовый разрыв.

В.ПУТИН: Я, честно говоря, даже не слышал таких оценок. Вам виднее.

В.СОЛОВЬЁВ: Мы говорим, что гражданская война; Украина говорит: «нет, это прямое вторжение России». Почему мир не видит правду?

В.ПУТИН: Не хочет.

Во-первых, мир сложен и многообразен, и кто-то видит, а кто-то не хочет [видеть] и замалчивает. Монополия на мировые средства массовой информации даёт возможность нашим оппонентам вести себя так, как они ведут.

Потом, наверное, несколько неаккуратное моё замечание в ходе визита в Венгрию имело какое-то действие, когда я сказал, что обидно проигрывать вчерашним шахтёрам и трактористам. Неприятно проигрывать и России, но как-то менее унизительно.

Вместе с тем мы же знаем высказывания высших должностных лиц Украины, в том числе высших должностных лиц украинской армии о том, что, как выразился начальник Генерального штаба, когда сказал: «мы не воюем против российской армии». Что ещё нужно?

Но вообще это всё чрезвычайно плохо: и попытки оправдать поражение, и попытки свалить это на Россию. Но самое плохое – это раздувание конфликта между Украиной и Россией или попытки раздувать этот конфликт.

Если – ещё раз повторяю, уже сказал и ещё раз скажу: если Минские соглашения будут исполняться, я уверен, что постепенно ситуация будет нормализовываться. А в исполнении Минских соглашений, полагаю, Европа заинтересована не меньше, чем Россия. И никому не нужен на периферии Европы конфликт, тем более вооружённый.

В.СОЛОВЬЁВ: Удалось ли обратить внимание наших европейских коллег на нацистскую идеологию, которая стала торжествовать в Киеве? Появилась ли тревога?

В.ПУТИН: Они стараются этого не замечать. Но что я бы отметил – это их, как мне показалось, искреннее желание найти такие компромиссные решения, которые привели бы к окончательному урегулированию.

Ведь, если Вы обратили внимание на Минский протокол, там говорится о децентрализации власти, а потом есть сноска – что под этим подразумевается. Так авторы этой сноски – наши немецкие и французские партнёры. Это говорит об их искреннем желании найти те компромиссы, о которых я только что сказал.

В.СОЛОВЬЁВ: Минская договорённость позволила вернуть ту степень доверительности, которая у Вас была раньше в отношениях с руководителями Франции и Германии?

В.ПУТИН: Вы знаете, абсолютной доверительности не в каждой семье, наверное, можно найти, а на международном уровне ещё сложнее. Но мне представляется, что мы друг друга понимаем и в целом друг другу доверяем. Хотя, конечно, какой-то элемент недоверия сохраняется, но у меня всё-таки сложилось представление о том, что нам партнёры скорее доверяют, чем нет, и, во всяком случае, верят в нашу искренность.

В.СОЛОВЬЁВ: Существует ли у Вас сейчас рабочий контакт с Президентом Украины и есть ли у Вас доверие к тому, что то, что Вам говорит господин Порошенко, он собирается исполнять?

В.ПУТИН: У нас контакт сохраняется. Я иногда просто несколько удивляюсь публичным заявлениям руководства Украины, например о том, что сотрудники нашей Администрации принимали участие в трагических событиях на Майдане год назад. Это абсолютная, полная ерунда, настолько далёкая от действительности, что даже удивляешься, откуда это берётся. Иногда я потом слышу, что такие заявления основаны на неточных данных специальных служб – так мне иногда говорят. Я бы попросил быть более внимательными при использовании тех сведений, которые ложатся на стол моим украинским коллегам.

В.СОЛОВЬЁВ: В случае эскалации вооружённых действий со стороны Украины и национальных батальонов возможно ли проведение «Минска-3» или проведения Россией экстренных дипломатических мер вплоть до признания ДНР и ЛНР?

В.ПУТИН: Пока в этом нет необходимости – в каких-то экстренных мерах. Потому что эти Минские договорённости остались не только документом, который выработан четырьмя участниками минского процесса, имею в виду Украину, Россию, Францию и Германию – они же закреплены в резолюции Совета Безопасности Организации Объединённых Наций и приобрели форму международного правового акта, поддержанного фактически всем международным сообществом. Это уже совсем другая история, как говорится. И я очень рассчитываю на то, что это будет исполняться. А если это будет исполняться, то это верный путь к нормализации ситуации в этом регионе Украины.

В.СОЛОВЬЁВ: Благодарю Вас, господин Президент.

В.ПУТИН: Спасибо Вам.

Украина. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 23 февраля 2015 > № 1301545 Владимир Путин


Украина. Франция. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 6 декабря 2014 > № 1243533 Владимир Путин

Ответы на вопросы журналистов.

Владимир Путин ответил на вопросы журналистов по завершении встречи с Президентом Французской Республики Франсуа Олландом.

ВОПРОС: Владимир Владимирович, как Вы оцениваете нынешнюю ситуацию на Украине?

В.ПУТИН: Ситуация трагическая, до сих пор люди гибнут, но я очень надеюсь, что в ближайшее время всё-таки будет принято окончательное решение, связанное с прекращением огня. Мы сейчас только что с Президентом Франции об этом говорили очень подробно.

Надеюсь, и, разумеется, Россия это поддерживает, и Франция, и все другие страны, которые вовлечены в этот процесс урегулирования, что будут сделаны дополнительные шаги по обмену пленными.

И, конечно, я исхожу из того, что будет восстанавливаться хозяйственная жизнь, и любые элементы какой-либо блокады этого региона будут исключены из практической жизни, поскольку иначе трудно себе представить восстановление территориальной целостности страны. А мы, как известно, вы знаете, Россия территориальную целостность Украины поддерживает.

На мой взгляд, сейчас такая ситуация, которая позволяет надеяться на лучшее, и я думаю, во всяком случае, ожидаю, что это может произойти или произойдёт в самое ближайшее время.

ВОПРОС: Владимир Владимирович, как Вы оцениваете нынешний этап реализации минских договорённостей?

В.ПУТИН: Россия, как вы знаете, была инициатором встреч в Минске, и при нашем непосредственном участии эти протоколы и были подписаны, так что мы за их полное выполнение.

Вместе с тем мы отмечаем, что и со стороны властей Киева, и со стороны Донецка и Луганска – с обеих сторон – не всё исполняется. Но всё-таки будем надеяться на то, что удастся выйти и Киеву, и Донецку и Луганску на такие взаимоприемлемые развязки, которые удовлетворили бы все стороны и, самое главное, прекратили бы вооружённую часть конфликта на этом этапе.

Там ведь специалисты договорились о нескольких линиях отведения тяжёлой техники. Одна линия – это просто гражданского разъединения, одна линия отвода артиллерии, и ещё одна линия, более дальняя, – отвода систем залпового огня. По поводу линий отвода артиллерии и систем залпового огня – там вообще нет никаких разночтений, с этим все согласны, но надо это сделать как можно быстрее.

Я очень надеюсь, что это и будет сделано в ближайшее время, потому что после того, как это произойдёт, после того, как прекратятся обстрелы и гибель людей, только после этого можно будет говорить об истинном начале политического процесса и восстановлении какого-то общего политического пространства. Но это нужно сделать как можно быстрее.

ВОПРОС: Расскажите об итогах переговоров с Президентом Франции.

В.ПУТИН: Мы обменивались информацией по поводу того, что происходит – в данном случае на Украине, – и как раз о тех аспектах, о которых я сейчас сказал, и шла речь. И Франция, и Россия выступают за немедленное прекращение кровопролития, за то, чтобы были найдены пути к сближению, в том числе и по восстановлению единого политического пространства, как я уже сказал.

И, разумеется, мы говорили о необходимости восстановления хозяйственных связей между юго-востоком Украины и остальной её частью, потому что обе части этой территории нужны друг для друга. Ведь значительная часть энергетики Украины, как вы все знаете, она изначально была построена на восточноукраинских углях.

Надо восстановить в конце концов хозяйственные связи, нужно направлять уголь, получать в ответ электроэнергию, надо восстановить нормальное функционирование финансовых учреждений. Это всё можно сделать и нужно. И как можно быстрее.

ВОПРОС: Вы говорили только про Украину?

В.ПУТИН: Нет. Мы говорили и о двусторонних отношениях, говорили о проблемах урегулирования в Сирии, говорили по процессу вокруг иранской ядерной программы. У нас был разговор на самые разные темы, так что беседа была очень конструктивной и содержательной.

ВОПРОС: Владимир Владимирович, про «Мистрали» говорили?

В.ПУТИН: Про «Мистрали» не говорили, даже не упоминали. Есть контракт, это юридический документ. Мы исходим из того, что это будет исполняться. Я вопросов не задавал, Президент об этом ничего не говорил.

Но если нет, то у нас претензий особых тоже не будет. Конечно, мы надеемся, что нам возвратят те деньги, которые мы заплатили по этому контракту. А так мы с пониманием будем относиться к любому развитию ситуации по этой теме.

Украина. Франция. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 6 декабря 2014 > № 1243533 Владимир Путин


Германия. Украина. Весь мир. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 17 ноября 2014 > № 1226587 Владимир Путин

Интервью немецкому телеканалу ARD.

Владимир Путин ответил на вопросы представителя немецкого телеканала ARD Хуберта Зайпеля. Запись интервью состоялась 13 ноября во Владивостоке.

Х.ЗАЙПЕЛЬ (как переведено): Уважаемый господин Президент!

Вы до сих пор единственный российский Президент, который выступал в Бундестаге. Это было в 2001 году. Выступление прошло успешно. Вы говорили о германо-российских отношениях, о строительстве Европы вместе с Россией, однако Вы предостерегли. Вы сказали, что необходимо искоренить идеи «холодной войны». Вы также сказали, что мы все живём в общей системе ценностей, однако друг другу не доверяем. Почему Вы уже тогда были немного пессимистичны?

В.ПУТИН: Во-первых, я никого не предупреждал, не предостерегал и не был пессимистичным. Я просто постарался сделать анализ предыдущего периода развития ситуации в Европе и в мире после того, как Советский Союз прекратил своё существование. И позволил себе спрогнозировать ситуацию при различных вариантах её развития.

Поэтому, конечно, это всё было в преломлении, как говорят дипломаты, с нашего угла видения, с российского угла, но всё-таки мне казалось, что это был достаточно объективный анализ.

Повторяю ещё раз: вопрос не в том, что звучал какой-то пессимизм. Нет. Напротив, как раз мне хотелось заложить в своё выступление оптимистическое начало. Я исходил из того, что, зная все проблемы прошлого, мы должны перейти к гораздо более комфортному и взаимовыгодному строительству отношений в будущем.

Х.ЗАЙПЕЛЬ: На прошлой неделе Германия отмечала 25-летие падения Берлинской стены, и без согласия Советского Союза это было бы невозможно. Это было тогда. А тем временем НАТО проводит учения в акватории Чёрного моря, у российских границ, а российские бомбардировщики проводят учения в европейском международном воздушном пространстве. Министр обороны, кажется, сказал, что они долетают даже до Мексиканского залива. Всё это говорит о переиздании «холодной войны».

Ну и, конечно же, партнёры обмениваются жёсткими заявлениями. Некоторое время назад Президент Обама назвал Россию опасностью наряду с Эболой и экстремистами, исламистскими экстремистами. Вы в своё время Америку назвали нуворишем, который считает себя победителем «холодной войны», и сейчас Америка, мол, пытается сформировать мир согласно своим представлениям о жизни. Всё это очень напоминает «холодную войну».

В.ПУТИН: Вот смотрите, Вы вспомнили 2001 год, и я сказал, что мой взгляд на вещи был скорее оптимистичным.

И после 2001 года было две волны расширения НАТО. В 2004-м, по-моему, году произошло расширение за счёт семи стран. Это Словения, Словакия, Болгария, Румыния, три страны прибалтийские – Эстония, Латвия, Литва, а в 2009-м ещё две страны были приняты в НАТО. Это существенно меняет геополитическое пространство.

Кроме этого количество баз растёт. Разве российские базы раскиданы по всему миру? Нет, это ведь базы НАТО, американские базы разбросаны по всему миру, в том числе и вблизи от наших границ, и их количество увеличивается.

Кроме этого совсем недавно были приняты решения о развёртывании сил специальных операций опять в непосредственной близости от наших границ.

Вы упомянули о различных манёврах и полётах самолётов, движении кораблей и так далее. Есть это или нет? Да, есть.

Но, во-первых, Вы сказали, или это был неточный перевод, о том, что в международном европейском воздушном пространстве. Оно либо международное – нейтральное, либо европейское. Так вот наши учения проходят исключительно в международных водах и в международном воздушном пространстве.

Мы после 1992 года приняли решение прекратить полёты нашей стратегической авиации. И она вся была прикована к аэродромам. В это же время в течение многих лет наши американские партнёры продолжили патрулирование своими ядерными силами, самолётами (об этом говорю), по прежним маршрутам, в том числе вблизи от наших границ. И поэтому несколько лет назад, видя, что ничего не происходит, что шага навстречу никто не делает, мы возобновили полёты нашей стратегической авиации в удалённых районах патрулирования. Вот и всё.

Х.ЗАЙПЕЛЬ: То есть Вы говорите, что ваши интересы безопасности не были достаточно учтены.

Позвольте мне вернуться к нынешнему кризису и к пусковому крючку нынешнего кризиса. Спусковым крючком нынешнего кризиса стало соглашение с Европейским союзом и Украиной. И название этого соглашения относительно безобидное. Оно называется «Соглашение об ассоциации между Европейским союзом и Украиной». Центральным пунктом этого соглашения является открытие доступа ЕС на Украину и наоборот. В чём опасность для России? Почему Вы были против этого соглашения?

В.ПУТИН: На деле в сфере экономики происходит почти то же самое, что происходит в области безопасности. Мы говорим одно, а делаем другое. Мы говорим о необходимости создания единого пространства, а на самом деле проводим новые разделительные линии.

Ведь что предусмотрено в соглашении об ассоциации? Я уже много раз говорил, но, видимо, мне нужно повторить, обнуляются ввозные таможенные пошлины на европейские товары на территории Украины, ноль ставится. Но Украина уже является членом зоны свободной торговли в рамках СНГ, и между Россией и Украиной нулевые таможенные тарифы. Что это означает? Это значит, все европейские товары напрямую через украинскую территорию будут идти на таможенную территорию Российской Федерации.

Есть много других вещей, которые, может быть, не так понятны людям, которые не посвящены в эту проблематику, но они существуют. Какие? Это техническое регулирование, оно у нас не совпадает с Евросоюзом, у нас другие нормы. Это нормы технического контроля, это фитосанитарные нормы, это определение принципа происхождения товара. Скажем, крупная сборка автомобилей на территории Украины, а по договору об ассоциации считается, что товар, произведённый на территории самой Украины, в рамках зоны свободной торговли между Россией и Украиной идёт на наш рынок. Ваши компании, которые вложили миллиарды евро в предприятия на территории России («Фольксваген», «БМВ», «Пежо», «Ситроен», американская, допустим, «Форд» и так далее), они-то пришли на наш рынок на других условиях, на условиях глубокой локализации продукции. Как же мы можем всё это допустить? И мы изначально сказали: «Слушайте, мы – за, но давайте делать это постепенно, учитывая те реальные проблемы, которые могут возникнуть между нами и Украиной». Что нам ответили? «Это не ваше дело, вы сюда свой нос не суйте».

Х.ЗАЙПЕЛЬ: Хотел бы обратить наше внимание на прошлое. Когда речь шла о соглашении с Украиной, всё-таки переговоры продолжались на протяжении довольно длительного времени. В Киеве, на Майдане, прошли демонстрации в этой связи. Речь идёт о протестах, когда люди требовали лучшей жизни в Европейском союзе. Но люди протестовали и против системы на Украине. В конце концов всё это вылилось в волну насилия.

Когда в ноябре прошлого года прошлый президент не подписал это соглашение, произошёл всплеск насилия, были мёртвые, убитые на Майдане. Потом немецкий Министр иностранных дел поехал туда и как-то попытался найти компромисс между демонстрантами и правительством, и ему это удалось. Был заключён договор, согласно которому должно было быть создано правительство национального единства. Этот договор действовал примерно 24 часа, и потом он исчез.

Вы внимательно следили за событиями 21 сентября. Вы ещё помните, как говорили с Обамой, с госпожой Меркель?

В.ПУТИН: Да. Действительно 21 февраля не только немецкий Министр иностранных дел, но и министры иностранных дел Польши и Франции приехали на Украину, в Киев, и выступили как гаранты договорённостей между тогдашним президентом Украины Януковичем и оппозицией о том, что процесс должен развиваться исключительно мирным способом. Они подписали как гаранты этот документ, это соглашение между властью и оппозицией. Власти-то рассчитывали на то, что он будет соблюдаться. Действительно у меня был телефонный разговор в этот же день вечером с Президентом Соединённых Штатов, и мы говорили именно в этом ключе. Ну а на следующий день, несмотря на все гарантии, данные западными партнёрами, был совершён госпереворот, захватили и администрацию президента, и здание правительства.

В этой связи я хочу сказать следующее: или министрам иностранных дел европейских стран – Германии, Польши и Франции – не надо было свои подписи ставить в качестве гарантов соблюдения договорённостей между властью и оппозицией, либо, если уже поставили, надо было добиваться их исполнения, а они устранились от этого. Больше того, предпочитают даже не вспоминать теперь об этом договоре, как будто его и не было. Я считаю, что это абсолютно неправильно и, наоборот, контрпродуктивно.

Х.ЗАЙПЕЛЬ: Вы очень быстро отреагировали. Вы, так сказать, аннексировали Крым и тогда основывали свою позицию на том, что в Крыму проживает 60 процентов населения русских, в Крыму большая российская история и, в конце концов, в Крыму размещён российский флот. Запад посчитал это нарушением международного права.

В.ПУТИН: Что? В чём вопрос?

Х.ЗАЙПЕЛЬ: Вы недооценили реакцию Запада и возможные санкции, которые были наложены?

В.ПУТИН: Мы считаем эту реакцию абсолютно неадекватной тому, что произошло.

Когда мы слышим претензии по поводу того, что Россия нарушила международное право, то ничего, кроме удивления, у меня это не вызывает. Международное право – что это такое? Это прежде всего Устав Организации Объединённых Наций, это международная практика и объяснение этой практики соответствующими международными инстанциями.

И потом, у нас есть яркий и свежий прецедент – прецедент Косово.

Х.ЗАЙПЕЛЬ: То есть Вы имеете в виду решение Международного суда по Косово. Международный суд принял решение, что Косово имело право на самоопределение и косовцы могли голосовать по поводу своего государства?

В.ПУТИН: (По-немецки.) Именно так. (Далее – по-русски.) Но не только это. Там было сказано самое главное, что при решении вопроса о самоопределении народ, проживающий на определённой территории, не должен запрашивать мнение центральных властей своего государства, где они находятся в настоящий момент. Разрешения центральных властей, правительства страны на проведение соответствующих процедур по самоопределению не требуется. Вот что самое главное.

И ничего другого, кроме того, что было сделано в Косово, в Крыму сделано не было.

Я глубоко убеждён, что никаких нарушений международного права Россия не допустила. Да, я не скрываю, конечно, это факт, мы никогда его не скрывали, наши Вооружённые Силы, прямо скажем, блокировали вооружённые силы Украины, расквартированные в Крыму, но не для того, чтобы кого-то заставить идти голосовать, это невозможно сделать, а для того, чтобы не допустить кровопролития, чтобы дать возможность людям выразить своё собственное отношение к тому, как они хотят определить своё будущее и будущее своих детей.

Косово, о котором Вы упомянули, только решением парламента объявило о своей независимости. В Крыму люди не только решение парламента объявили, они вышли на референдум, и он был просто сногсшибательным по результатам.

А что такое демократия? Мы с вами хорошо знаем. Демос – это что? Народ. А демократия – это право народа. В данном случае право на самоопределение.

Х.ЗАЙПЕЛЬ: Сразу видно, что Вы юрист.

Но Вы знаете и аргументацию Запада. Запад говорит, что выборы прошли под диктатом российских военных. Это аргументация Запада.

Но позвольте затронуть следующий пункт. Украина сегодня более или менее расколота. 4 тысячи человек погибли, сотни тысяч беженцев, которые в том числе направились и в Россию. На востоке страны русскоязычные сепаратисты требуют широкой автономии, некоторые хотят присоединиться к России. Согласно Минскому соглашению было перемирие, однако каждый день гибнут люди. Страна – банкрот. В этом конфликте, в принципе, проиграли все. И Украина, наверное, в первую очередь, но Европа и Россия тоже. Как выглядит, по-вашему, будущее для Украины?

В.ПУТИН: Украина – сложная страна, и не только по этническому составу, но и по процессам её формирования в сегодняшнем виде.

Есть ли будущее, и каково оно? Я думаю, конечно, есть. Это большая страна, большой народ, 43–44 миллиона человек населения. Это большая европейская страна с европейской культурой.

Вы знаете, не хватает только одного. Не хватает, мне кажется, понимания того, что чтобы быть успешными, стабильными, процветающими, нужно, чтобы все люди, которые на этой территории проживают, на каком бы языке они ни говорили (венгерском, русском, украинском либо польском), чувствовали, что эта территория – их Родина. Для этого они должны почувствовать, что они могут реализовать себя полноценно здесь не хуже, чем на каких-то других территориях, а может быть, даже в чём-то лучше. Поэтому я не понимаю такого нежелания некоторых политических сил на Украине даже слушать о возможности федерализации.

Мы сейчас слышим о том, что речь может идти не о федерализации, а о децентрализации. Это же всё игра словами. Надо понять, что вкладывается в эти понятия: децентрализация, федерализация, регионализация. Можно напридумывать ещё десяток слов. Нужно, чтобы люди, проживающие на территориях, поняли, что они на что-то имеют права, что они что-то могут решать самостоятельно в своей жизни.

Х.ЗАЙПЕЛЬ: Центральный вопрос на Западе состоит в следующем: останется ли Украина самостоятельным государством? Это центральный вопрос, который сейчас стоит на повестке дня. И второй вопрос: может ли Россия сделать больше? Может быть, у России есть ещё больше возможностей на Украине, чтобы этот процесс, в частности по линии Минских соглашений, был как можно скорее реализован?

В.ПУТИН: Знаете, когда нам говорят, что у нас особые возможности в решении одного кризиса, второго или третьего, меня это всегда напрягает, всегда настораживает. Мы много раз слышали, что в России ключ от решения сирийской проблемы, у нас особые возможности в решении какой-то другой проблемы, третьей проблемы или украинской проблемы. У меня всегда возникает подозрение, что на нас хотят переложить ответственность и хотят, чтобы мы за что-то дополнительно заплатили. Мы этого не хотим. Украина – самостоятельное, независимое, суверенное государство. Я сейчас скажу Вам прямо: мы очень озабочены тем, чтобы там не возникло желание проводить каких-то этнических чисток, мы боимся, чтобы Украина не скатилась в неонацизм. Ну как, если люди со свастикой на рукаве ходят? Или на касках некоторых боевых подразделений, которые воюют сейчас на востоке Украины, мы видим знаки СС? Если это цивилизованное государство, власти-то куда смотрят? Хотя бы сняли эту униформу, заставили бы националистов снять эти знаки. Поэтому у нас есть опасения, как бы туда не скатилось всё. Если это произойдёт, это будет катастрофой для Украины и для украинского народа.

Минские договорённости возникли только потому, что мы, Россия, активно включились в эту работу, провели работу и с ополчением Донбасса, то есть юго-востока Украины, убедили их в том, что они должны пойти на определённые договорённости. Если бы мы этого не делали, этого бы просто не произошло. Есть определённые проблемы в исполнении этих договорённостей, это правда.

В чём они заключаются? Действительно часть населённых пунктов, допустим, которые должны оставить окружённые формирования ополчения, ими не оставляются. Знаете, почему? Я Вам прямо скажу, здесь и секрета нет, потому что люди, которые воюют с армией Украины, говорят: «Это наши деревни, мы родом оттуда. Там живут наши семьи, наши близкие люди. Если мы уйдём, зайдут националистические батальоны, всех убьют. Мы отсюда не уйдём, хоть убейте нас сами». Знаете, это сложный вопрос. Конечно, мы убеждаем, мы разговариваем, но когда говорят такие вещи, знаете, аргументов-то немного.

Но и украинская армия не освобождает некоторые пункты, из которых она должна была уйти. Ополчение – ладно, это люди, которые борются за свои права, за свои интересы. Но если центральные украинские власти хотят определить не линию разграничения, что на сегодняшний день очень важно, чтобы прекратить обстрел и убийства, а хотят сохранить территориальную целостность своей страны, то не важно, конкретная деревня или населённый пункт, важно прекратить немедленно кровопролитие, взаимные обстрелы, создать условия для начала политического диалога. Вот что важно. Вот этого нет – нет политического диалога.

Я прошу прощения за такой длинный монолог, но Вы заставляете меня вернуться к сути проблемы.

В чём она заключается? Переворот произошёл в Киеве. Значительная часть страны поддержала и порадовалась в том числе и потому, что полагали, что в рамках подписанного соглашения, допустим, по ассоциации откроются границы, возможность работать, получать право на трудовую деятельность в Евросоюзе, в том числе в Германии. Думали, так это будет. На самом деле ничего этого, кстати говоря, нет. А другая часть страны, на юго-востоке, не поддержала, сказала: «Мы вас не признаём». И вместо того, чтобы начать диалог, вместо того, чтобы объяснить людям, что ничего плохого центральные власти в Киеве не собираются сделать, а наоборот, будут предлагать различные варианты сосуществования, развития общего государства, готовы предоставить права, вместо этого начали арестовывать их по ночам. Как только пошли аресты по ночам, люди на юго-востоке взялись за оружие. Как только они взялись за оружие, вместо того чтобы остановиться (власти-то должны быть помудрее) и начать этот диалог, послали армию, авиацию, танки, системы залпового огня. И всё зашло в тупик в конце концов. Можно ли из него выйти? Убеждён – можно.

Х.ЗАЙПЕЛЬ: Вопрос, который сегодня возник, точнее, это было заявление киевских властей о том, что Россия поддерживает сепаратистов вооружением и направляет туда своих военнослужащих.

В.ПУТИН: Откуда у них и бронетехника, и артиллерийские системы? В современном мире люди, которые ведут борьбу и которые считают эту борьбу справедливой для себя с их точки зрения, всегда найдут вооружение. Это первое.

Но это, я хочу подчеркнуть, это не главное. Главное совсем в другом. Главное в том, что нельзя смотреть на проблему в одностороннем порядке.

Сейчас на востоке Украины происходят боевые действия. Центральные власти Украины послали туда армию, применяют даже баллистические ракеты. Кто-нибудь об этом говорит? Ни слова. Это что значит? Это о чём говорит? Это говорит о том, что вы хотите, чтобы центральные власти Украины всех там уничтожили, всех своих политических противников и оппонентов? Вы этого хотите? Мы не хотим. И не позволим.

Х.ЗАЙПЕЛЬ: Запад после присоединения Крыма к России исключил Россию из «Группы восьми» – этого эксклюзивного клуба промышленных государств. Одновременно США и Британия наложили на Россию санкции. Звучит мнение, что в России роста больше не наблюдается, безработица будет расти, санкции начинают показывать своё действие, рубль достиг антирекордов, цена на нефть достигла антирекордов. Прогноз достижения 2-процентного роста для России довольно утопичен. Так же и для других стран, такая же ситуация складывается. Этот кризис носит контрпродуктивный характер, в том числе и для предстоящего саммита, как Вы считаете?

В.ПУТИН: Вы имеете в виду кризис на Украине?

Х.ЗАЙПЕЛЬ: Да.

В.ПУТИН: Конечно, кто в этом заинтересован? Вы спрашивали о том, как ситуация развивается и на что мы рассчитываем. Конечно, мы рассчитываем на изменение ситуации к лучшему. Конечно, мы рассчитываем на то, что кризис на Украине прекратится. Конечно, мы хотим нормальных взаимоотношений со всеми нашими партнёрами, в том числе и в Соединённых Штатах, в том числе и в Европе. Конечно, то, что происходит с так называемыми санкциями, вредно для мировой экономики (и для нас вредно, и для мировой экономики вредно), прежде всего для российско-еэсовских отношений вредно.

Правда, есть и плюсы, потому что, допустим, те, ограничения, которые вводятся для некоторых российских предприятий по приобретению определённых товаров на Западе, в Европе, в Штатах, побуждают нас к тому, чтобы производить самим этот товар. Такая комфортная жизнь, когда надо думать только том, чтобы побольше нефти и газа добыть, а всё остальное можно купить, немножко уже в прошлом.

По поводу роста. В этом году у нас скромный рост, но всё-таки рост – где-то 0,5–0,6 процента. В следующем году мы планируем рост 1,2 процента, потом – 2,3 процента и на следующий год – 3 процента роста. В целом это не те показатели, которые бы нам хотелось видеть, но это всё-таки рост, и мы уверены, что добьёмся этих показателей.

Х.ЗАЙПЕЛЬ: Другой темой Брисбена станет вопрос финансовой стабильности. В России ситуация будет так же, наверное, сложно развиваться, поскольку российские банки не могут больше получать рефинансирование на международных рынках. Кроме того, планируется отключить Россию от системы международных расчётов.

В.ПУТИН: Смотрите, наши российские банки в целом на данный момент времени прокредитовали украинскую экономику на 25 миллиардов долларов. Если наши партнёры в Европе, в Штатах хотят помочь Украине, то как они могут подрывать финансовую базу, ограничивая доступ наших финансовых учреждений к международным рынкам капитала? Они хотят что, завалить наши банки? Но тогда они завалят Украину. Они вообще думают, что они делают, или нет? Или политика застилает глаза?

Банк, о котором я упоминал, Газпромбанк, который прокредитовал только в этом году, в этом календарном году, на 1,4 плюс 1,8 миллиарда долларов Украину по энергетике. Сколько получилось? 3,2 миллиарда. Вот он выдал. Он в одном случае прокредитовал НАК [«Нафтогаз»] Украины, это государственная компания, а в другом случае 1,4 выдал частной компании под низкую цену на газ для того, чтобы поддержать химическую отрасль промышленности. И в том, и в другом случае этот банк имеет право сегодня предъявить требования к досрочному погашению, потому что украинские партнёры не выполняют кредитных обязательств. Что касается НАКа…

Х.ЗАЙПЕЛЬ: Вопрос в том, платят они или нет?

В.ПУТИН: (По-немецки.) В настоящее время они платят. (Далее – по-русски.) Они обслуживают кредит. Один из кредитов обслуживается НАКом Украины. Тем не менее есть условия, которые всё равно нарушаются. И у банка есть формальное право предъявить претензии к досрочному погашению.

Но если мы это сделаем, то завалится вся финансовая система Украины. А если мы это не сделаем, то может завалиться наш банк. Что нам делать?

Кроме этого, по кредиту, который мы выдали, – 3 миллиарда долларов, ровно год назад мы его выдали, есть условие, что если общий долг Украины превысит 60 процентов ВВП, то мы, Минфин России, имеем право предъявить требование к досрочному погашению. Если мы это сделаем, вся финансовая система опять завалится. Мы уже приняли решение: мы этого не будем делать. Мы не хотим усугублять ситуацию. Мы хотим, чтобы Украина наконец вставала на ноги.

Х.ЗАЙПЕЛЬ: Вы сделаете новое предложение относительно Украины? Предложение по решению тамошних проблем?

В.ПУТИН: Госпожа Канцлер очень глубоко погружена во все нюансы этого конфликта. Допустим, что касается энергетической проблематики, она многое сделала для решения этих проблем.

Что касается вопросов безопасности, то здесь у нас мнения, скажем, и подходы далеко не всегда совпадают. Но что ясно – это то, что Россия и Федеративная Республика Германия хотят, чтобы ситуация была урегулирована, мы заинтересованы в этом, мы будем стремиться к тому, чтобы Минские договорённости исполнялись. Есть только одно обстоятельство, на которое я всегда обращаю внимание. Нам всё время говорят: пророссийские сепаратисты должны сделать то, должны сделать это, вы повлияйте так и сделайте так. Я всё время спрашиваю: «А вы что сделали, чтобы повлиять на ваших клиентов в Киеве? Что вы-то сделали? Вы что, только поддерживаете какие-то русофобские настроения?» Что, кстати, очень опасно. Катастрофа будет, если кто-то будет исподтишка поддерживать русофобию на Украине. Это просто катастрофа! Или мы будем искать совместное решение? Тогда давайте сближать позиции сторон. Давайте будем добиваться (я сейчас скажу вещи, которые, может быть, и не всем у нас понравятся) какого-то единого политического пространства на этих территориях. Мы готовы двигаться в этом направлении, но только вместе.

Х.ЗАЙПЕЛЬ: Очень сложно исправить ошибки, которые совершаются другими. Наверное, можно только свои ошибки подчас исправить.

Ну а сейчас хотел бы Вас спросить, Вы сами совершали ошибки?

В.ПУТИН: Ошибки всегда совершаются. И в делах, и в личной жизни каждый человек совершает какие-то ошибки. Разве вопрос в этом? Вопрос в том, чтобы своевременно и эффективно реагировать, быстро реагировать на то, что происходит после того, как эти ошибки совершены. Проанализировать их и понять, что это ошибки. Понять, скорректировать и двигаться дальше. Не в тупик, а к решению проблем.

Мне казалось, что за последнее десятилетие в отношениях с Европой в целом и с Федеративной Республикой Германия в частности мы действовали именно таким образом. Посмотрите, какая атмосфера сложилась между Россией и Германией за последние 10–15 лет. Я не знаю, была ли такая атмосфера когда-нибудь раньше? Мне кажется, нет. И мне представляется, что это очень хороший базис, хороший фундамент для развития отношений не только между двумя государствами, но и между Россией и Европой в целом, вообще для гармонизации отношений в мире. Будет очень жалко, если мы это растеряем.

Х.ЗАЙПЕЛЬ: Господин Президент, большое спасибо за это интервью.

Германия. Украина. Весь мир. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 17 ноября 2014 > № 1226587 Владимир Путин


Таджикистан. Украина. Азия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 12 сентября 2014 > № 1174734 Владимир Путин

 Ответы на вопросы журналистов.

Владимир Путин ответил на вопросы российских журналистов по завершении работы саммита Шанхайской организации сотрудничества.

В.ПУТИН: Добрый вечер! Слушаю вас.

ВОПРОС: К саммитам ШОС всегда повышенное внимание, а учитывая нынешнюю международную обстановку, конечно, оно тем более пристально. На Ваш взгляд, каковы главные итоги саммита, на чём можно остановиться подробнее?

И мы, конечно, обратили все сегодня внимание на заявление лидеров некоторых стран СНГ по поводу Украины. Насколько подробно украинский кризис обсуждался на саммите и насколько позиции лидеров стран ШОС совпадают по этой проблеме?

В.ПУТИН: Прежде всего по самому саммиту. Считаю, что он был очень успешным, мы подвели итоги того, что делалось до сих пор в сфере экономики, в согласовании наших позиций на международной арене, поговорили в узком составе о наших оценках происходящих событий, об угрозах, которые мы видим и которые должны своевременно и грамотно купировать, имеется в виду, прежде всего, афганская проблема.

Я сейчас не буду подробно на этом останавливаться, но вы сами видели это наверняка, и в документах это есть, – говорили о других регионах мира, в которых неспокойно. Это Северная Африка, Ирак, конечно, другие страны. Упоминали и говорили, разумеется, и о ситуации на Украине. Я проинформировал своих коллег о том, что там происходит.

И наша общая позиция, а она является именно общей позицией, здесь у нас практически полное совпадение подходов и взглядов по этому вопросу, она отражена в соответствующем документе саммита ШОС. Можно с этим ознакомиться, там всё подробно изложено. Сказать, чтобы это выделялось в какую-то отдельную тему, я не могу, этого не было. Украина рассматривалась как одна из проблем сегодняшнего дня.

Много состоялось двусторонних встреч практически со всеми коллегами, они были очень конструктивными: и с Президентом Казахстана, и Узбекистана, и Киргизии, и Таджикистана – собственно, со всеми участниками и членами Шанхайской организации сотрудничества, с Президентом Китайской Народной Республики Си Цзиньпинем.

У нас с каждой из этих стран большой объём двусторонних отношений. С Китаем – вы знаете, самый крупный наш торгово-экономический партнёр – почти 90 миллиардов долларов оборот у нас будет в этом году, в страновом разрезе это наш самый крупный партнёр.

Говорили о наших планах по расширению Шанхайской организации сотрудничества, и, вы видели, мы приняли сегодня документы, связанные с порядком приёма новых членов в Шанхайскую организацию сотрудничества.

Россия приняла на себя председательство в Шанхайской организации сотрудничества на следующий год. Мы планируем провести саммит в июле следующего года в Уфе. В это время, в ходе подготовки, планируем провести более 100 мероприятий различного уровня и характера – и экономических, и гуманитарных. И конечно, завершающим будет саммит, о котором я сказал, в июле следующего года. Но и, конечно, будем работать над вопросом принятия новых членов в Шанхайскую организацию сотрудничества.

Желание присоединиться к ШОС изъявили Индия и Пакистан. Мы будем работать со всеми нашими партнёрами и коллегами, со всеми участниками Шанхайской организации. Посмотрим, к чему мы подойдём к июлю следующего года. В целом мы оцениваем, наша делегация оценивает работу на этом саммите как весьма успешную и плодотворную.

ВОПРОС: Скажите, пожалуйста, хотелось бы в продолжение темы саммита ШОС всё-таки уточнить о некоторых результатах двусторонних переговоров – в частности, удалось договориться о чём-то новом с Китаем? И как прошли трёхсторонние переговоры с Председателем КНР и Президентом Монголии?

В.ПУТИН: У нас, я не упомянул об этом, прошу меня извинить, по инициативе монгольской стороны впервые была проведена трёхсторонняя встреча. Мы договорились о том, что будем этот формат поддерживать. Россия предложила, чтобы в таком трёхстороннем формате мы встречались на полях саммита ШОС, тем более что Монголия является там наблюдателем и регулярно присутствует.

Нам, конечно, есть о чём поговорить в этом трёхстороннем формате, потому что естественная географическая близость и географическое расположение Монголии между самыми крупными для неё торгово-экономическими партнёрами: между Китаем, с одной стороны, и Россией – с другой, – могут побудить нас к реализации целого ряда совместных проектов, прежде всего в области инфраструктуры, энергетики. Вот об этом мы и говорили. И договорились о том, что, может быть, по предложению монгольской стороны опять же мы повысим уровень такого постоянно действующего политического инструмента. Сегодня представители трёх стран встречаются регулярно на уровне руководителей департаментов министерств. Мы договорились приподнять этот уровень, скажем, до заместителей министров или, может быть, даже министров.

Но и с китайскими партнёрами у нас огромный пласт работы: там и энергетика, и машиностроение, и самолётостроение, и военно-техническое сотрудничество. Мы так прошлись по всей нашей двусторонней повестке дня, некоторые вещи выделили, договорились о том, что и как нам нужно подтолкнуть с политического уровня. В целом мы довольны тем, как развиваются наши отношения с Китаем.

ВОПРОС: Евросоюз принял новый пакет санкций. Как Вы их оцениваете? И насколько они чувствительны для России? Будут ли контрмеры, то есть контрсанкции, и какие, если будут? Новый санкционный список введён Евросоюзом, там политики Крыма, ДНР, ЛНР, депутаты Госдумы, Жириновский попал туда, Васильев. Как Вы к этому относитесь?

В.ПУТИН: Позиция России по применению санкций хорошо известна. Мы давно убедились в том, что применение санкций как инструмента внешней политики малоэффективно и практически никогда не приносит ожидаемых результатов даже в отношении малых стран. Что же говорить о такой стране, как Россия?

Конечно, санкционная политика всегда наносит определённый вред, в том числе и тем, кто использует этот инструмент. И в отношениях с Россией в данном случае это исключением не является. Мы с вами знакомы с теми цифрами потерь, которые понесёт, скажем, европейский бизнес, да и американский в торговых отношениях с нами в результате ответных мер со стороны России. Но, как мы в таких случаях говорим, это не наш выбор.

Что же касается этих санкций, которые ввели, это несколько странновато выглядит, даже на этом общем странном фоне, – использование таких механизмов. Почему? Вы знаете, некоторое время назад у меня состоялся телефонный разговор с Президентом Украины Порошенко. В развитие этого разговора мною был предложен план действий по переводу этого конфликта в мирное русло. Я тогда ещё сказал, говоря об этом, встречаясь с вами в Улан-Баторе, что в значительной степени наши позиции с Президентом Порошенко совпали. И в развитие этого разговора предложил свой план из семи пунктов, который, как мы с вами видим, практически лёг в основу мирных договорённостей, зафиксированных затем на встрече контактной группы в Минске.

Надо с удовлетворением отметить, что процесс-то начался, прекратились боевые действия, прекратились наступательные операции ополчения, украинская армия, надо отдать должное Президенту Украины, сделала соответствующие шаги в рамках договорённостей. Были отодвинуты, во всяком случае в некоторых местах, системы залпового огня и артиллерии от населённых пунктов с тем, чтобы не было возможности их обстреливать.

Начался мирный процесс, начались первые контакты, и, на мой взгляд, появилась возможность в ходе этого процесса достичь хотя бы временного, но всё-таки урегулирования политическими средствами. Вот это всё безусловный позитив в ситуации, которая сложилась на юго-востоке Украины.

Но я даже не понимаю, с чем связаны эти очередные санкционные шаги. Может быть, кому-то не нравится, что процесс пошёл по мирному сценарию. Ведь когда-то, я уже много раз об этом сказал, наши западные партнёры довели дело до антиконституционного переворота в Киеве, затем поддержали карательную операцию на юго-востоке, а теперь, когда эта ситуация выходит в русло мирного урегулирования, предпринимаются шаги, которые направлены фактически на срыв мирного процесса. Зачем?

Вы знаете, у меня в голову приходит такая крамольная мысль, согласно которой Украина-то никого не интересует, она просто используется как инструмент для какой-то раскачки международных отношений. Украина используется как инструмент, как заложник желания некоторых участников международного общения, скажем, реанимировать НАТО, и не столько даже как военную организацию, а как один из ключевых инструментов внешней политики Соединённых Штатов, для того, чтобы объединить вокруг себя своих сателлитов, напугать какой-то внешней угрозой. Но если это так, то это не может не вызывать сожаления, потому что фактически Украина оказалась заложником чужих интересов. И думаю, что это плохая практика.

Что касается наших ответных мер, то Правительство думает над этим. Но если они и будут применяться, то только с тем, чтобы создать лучшие условия для нас самих. Считаю, то, что было сделано по поводу и в связи с ограничениями завоза продовольствия, там минусы, конечно, тоже и для нас есть, но они минимальные – скорее, плюсов больше гораздо для того, чтобы стимулировать развитие своего собственного сельского хозяйства, освободить рынок от западных товаропроизводителей, которые наш рынок хорошо освоили, а между тем пользуются поддержкой, субсидированием в гораздо больших объёмах, чем наши сельхозтоваропроизводители.

Кто-то знает, а кто-то нет, ведь субсидии на гектар посевных площадей в Евросоюзе в шесть раз, хочу это подчеркнуть, больше, чем в Российской Федерации. Поэтому и конкуренция тут была не очень справедливой. Но если Правительство придумает нечто такое, что поможет нам как-то решать свои внутренние проблемы, то с этим, наверное, стоит согласиться. Но мы ничего не будем делать во вред себе. Это что касается ответа.

А по поводу списков, я приветствую это решение Евросоюза. Чем меньше наши должностные лица и руководители крупных компаний будут разъезжать по заграницам, и больше будут заниматься текущими делами, тем лучше. То же самое касается и депутатов Государственной Думы, которые чаще должны общаться со своими избирателями, а не греть брюхо где-нибудь на заграничных курортах. Тем не менее некоторые вопросы, некоторые фамилии там – они, конечно, как-то так странновато звучат. Не помню, один из депутатов – по-моему, там формулировка такая – Бабаков, по-моему…

РЕПЛИКА: За активы.

В.ПУТИН: Да, за активы в Украине и в Крыму. Но у сегодняшнего руководства Украины у самих много активов и в самой Украине, и в Крыму. Видимо, если идти этой логикой дальше, то их самих нужно занести в санкционный список. Это первое.

Второе, премьер-министр самопровозглашённой Донецкой Республики: наши и западные партнёры, и украинские партнёры настаивали на том, чтобы в участии в переговорном процессе, в мирном переговорном процессе приняли высшие должностные лица самопровозглашённых республик, обращались к нам с просьбой, чтобы мы повлияли на то, чтобы они приняли участие. Мы постарались это сделать. Премьер-министр принимает участие в этой работе, был акцептирован как участник переговоров. Его взяли, внесли в санкционный список. Это что, тоже как одна из попыток как бы сорвать этот мирный процесс? Или что, что это такое?

Не хочется так думать. Но логики здесь точно совершенно нет. А так, в общем, знаете, обмениваться тем, что они кого-то не пускают, мы кого-то не пускаем – я вообще противник таких вещей. Мы их приглашаем к себе, пусть приезжают и работают. Мы не собираемся ни от кого закрываться. Это и не наш выбор. Мы по этому пути не пойдём. Но всегда, если с нами кто-то не хочет работать, альтернатива всегда будет.

ВОПРОС: Вы сказали, что не будете ничего делать во вред себе по этим санкциям, тем не менее ограничения по продовольствию уже привели к росту цен.

В.ПУТИН: Вы, видимо, немножко отвлеклись, потому что я сказал: и там есть некоторые вещи, которые, безусловно, являются отрицательными, но если рассматривать проблему в комплексе, то позитива больше, чем негатива.

ВОПРОС: Вчера ваш помощник сказал, что по автомобилям могут быть, по лекарствам и…

В.ПУТИН: Послушайте, я в такую техническую работу на этом этапе не включаюсь – это Правительство сейчас действительно думает над этим, готовит какие-то предложения. Если мои коллеги из Правительства придут к выводу, что такие-то, такие-то, такие-то шаги соответствуют интересам нашей экономики, то мы будем это делать. А так, чтобы просто показать свою крутизну, обязательно огрызнуться и понести из-за этого какой-то ущерб, так мы делать не будем.

Собственно, я хотел донести наш подход, а какие конкретные шаги будут и будут ли они вообще, мы посмотрим. Пусть Правительство подумает и сделает предложения.

Спасибо большое.

Таджикистан. Украина. Азия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 12 сентября 2014 > № 1174734 Владимир Путин


Белоруссия. Украина. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 27 августа 2014 > № 1159735 Владимир Путин

Ответы на вопросы журналистов по итогам рабочего визита в Белоруссию.

ВОПРОС: Владимир Владимирович, как и о чём Вы поговорили с господином Порошенко?

В.ПУТИН: Мы говорили по всему комплексу российско-украинских отношений, прежде всего, конечно, по вопросам экономического взаимодействия – с учётом того, что мы и на расширенной встрече говорили, прежде всего, об этом, но, разумеется, и о той ситуации, которая сложилась на Украине. Безусловно, эту тему мы не могли обойти. Говорили о необходимости скорейшего прекращения кровопролития, о необходимости перехода к политическому урегулированию тех проблем, всего комплекса проблем, с которыми Украина столкнулась на юго-востоке страны.

Россия, со своей стороны, будет делать всё для этого мирного процесса, если он начнётся, а, на наш взгляд, этот процесс нужно начать как можно быстрее. В этой связи достигнута договорённость (это было уже в широком формате, мы на двусторонней встрече это подтвердили) о том, что контактная группа должна как можно быстрее возобновить свою работу – может быть, здесь, в Минске.

Мы считаем: и я, и Президент Порошенко, – что нужно возобновить наш диалог по вопросам энергетики, в том числе по газовой проблематике. Откровенно говоря, это сложный вопрос, он находится в тупике, но говорить об этом всё равно нужно. Договорились о том, что мы эти консультации возобновим.

Вот, пожалуй, коротко.

ВОПРОС: Владимир Владимирович, а итоги пятисторонней встречи с представителями Евросоюза, с Вашими коллегами по Таможенному союзу, с Порошенко?

В.ПУТИН: В целом я их оцениваю позитивно. Думаю, что эта встреча в таком формате была полезной. Я, правда, не знаю, чем это всё закончится. Но, во всяком случае, у нас была возможность ещё раз сформулировать наши озабоченности. И мы договорились о том, что мы интенсифицируем работу трёхсторонней рабочей группы в составе России, Украины и представителей Евросоюза и постараемся до 12 сентября сформулировать, если сможем, предложения, касающиеся тех самых озабоченностей России и Таможенного союза, о которых я говорил.

Мы ещё раз обратили внимание наших партнёров: и европейских партнёров, и украинских – на то, что имплементация соглашения между Украиной и Евросоюзом об ассоциации несёт для российской экономики значительные риски. Мы показали это на тексте соглашения, прямо обращались к конкретным статьям этого соглашения.

Напомню, это касается обнуления таможенных тарифов Украины, это касается технических регламентов, это касается фитосанитарных норм. Российские и европейские пока друг другу не соответствуют. Но, напомню, самый классический пример – это введение Украиной технических регламентов Евросоюза. Мы не сможем тогда, получается, поставлять на Украину свои товары вообще. У нас другие технические нормы. И по нормам Евросоюза мы не сможем туда поставлять наши товары машиностроения, да и вообще всей промышленности. Мы тогда не сможем принимать на своей территории украинские товары сельхозпроизводства, АПК, потому что у нас разные подходы к фитосанитарным нормам. Мы считаем, что возникает много проблем.

Должен сказать, что далеко не со всеми нашими аргументами коллеги соглашаются, но, во всяком случае, мы услышаны, договорились о том, что мы интенсифицируем обмен мнениями, постараемся найти хоть какие-то решения. Но я ещё раз сказал (чтобы не было никаких неожиданностей, мы говорим об этом постоянно и на встрече в Довиле, как вы знаете, тоже говорил об этом): если мы не достигнем никаких договорённостей и наши озабоченности не будут учтены, то тогда мы вынуждены будем принять меры по защите нашей экономики. И мы рассказали, какие это будут меры. Поэтому наши партнёры должны всё взвесить, принять соответствующие решения. Каждая страна этого процесса вправе принимать любые решения в рамках своей компетенции. Мы все – суверенные государства, и мы с уважением будем относиться к любому выбору наших европейских и украинских партнёров. Надеемся, что с таким же уважением они будут относиться и к нашим мерам по защите своей экономики.

ВОПРОС: Владимир Владимирович, обсуждались ли сообщения, которые поступали с Украины, о задержании российских десантников? Если это правда, то как они там оказались и что Россия будет делать в связи с этим?

В.ПУТИН: Да, Пётр Алексеевич упоминал об этом. Но вы знаете, что на нашей стороне оказывались и украинские военнослужащие, и не в количестве 5–10 и сколько там человек, а десятками, в последний раз вышло 450 человек. Я ещё не получал доклада от Министерства обороны, Генерального штаба. Но первое, что я слышал, – они патрулировали границу, могли оказаться на украинской территории. Они же заходили к нам, украинские военнослужащие, на бронетехнике заходили, проблем никогда не возникало. Надеюсь, что и в данном случае тоже с украинской стороны проблем никаких не будет.

ВОПРОС: До последнего момента, по крайней мере – официально нам не говорили, будет ваша двусторонняя встреча или не будет, тем не менее она состоялась. Что послужило причиной, какие обстоятельства сыграли в пользу того, чтобы эта встреча состоялась?

Вы говорили о прекращении огня. Вы, наверное, предметно говорили, на каких условиях огонь может быть прекращён?

В.ПУТИН: Нет. Мы предметно не говорили на этот счёт. Откровенно говоря, мы не можем говорить о каких-то условиях прекращения огня, о возможных договорённостях между Киевом, Донецком и Луганском: это не наше дело – это внутреннее дело самой Украины, мы можем только способствовать тому, чтобы создать обстановку доверия в ходе этого возможного и, на мой взгляд, крайне необходимого переговорного процесса. Мы об этом говорили, говорили о том, где это возможно, что Россия могла бы сделать для того, чтобы обеспечить этот процесс. А каких-то условий мы, Россия, не выдвигали, мы не можем это делать, не имеем на это никакого права: это дело самой Украины, это дело Донецка, Луганска.

Мы высказывали озабоченность по поводу гуманитарной составляющей, это правда. И, собственно говоря, Президент Порошенко и не отрицает сложность гуманитарной ситуации. Она не может быть охарактеризована иначе, как катастрофическая. Мы говорили о возможности – это ещё одна тема, я её упустил – и необходимости оказания гуманитарной помощи Донецку и Луганску, договорились о том, как мы будем взаимодействовать на этом треке. Сейчас не буду забегать вперёд, но, в общем, определённые договорённости здесь у нас тоже есть – посмотрим, как это сделать.

Говорили о взаимодействии в различных секторах. Почему ещё это было необходимо? У нас газовый вопрос в тупике находится. Понимаете, это же настолько серьёзно и для нас, и для Украины, и для наших европейских партнёров.

Секрет небольшой: «Газпром» взял, проплатил аванс за транзит нашего газа в Европу – НАК [«Нафтогаз»] Украины взял и этот аванс вернул. Практически оказался подвешенным транзит нашего газа европейским потребителям. Что дальше-то с этим будет? Это вопрос, ждущий своего кропотливого исследователя в лице наших партнёров европейских и украинских. Мы исполняем полностью все условия контракта. Сейчас принять какие-то предложения даже по льготированию – мы даже не можем этого сделать, с учётом того, что Украина обратилась в Арбитражный суд. Любые наши действия по льготированию могут быть использованы в суде. Нас лишили этой возможности, даже если бы мы этого захотели, хотя мы и так пошли навстречу и скинули сто долларов.

То есть у нас очень много конкретных вопросов, в решении этих вопросов заинтересованы как Россия, так и Украина и наши европейские партнёры, – всё это и побудило нас к двусторонней встрече.

Спасибо большое. Доброй ночи!

Белоруссия. Украина. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 27 августа 2014 > № 1159735 Владимир Путин


Украина. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 26 августа 2014 > № 1159734 Владимир Путин

Выступление на встрече глав государств Таможенного союза с Президентом Украины и представителями Европейского союза.

В.ПУТИН: Уважаемые коллеги!

Спасибо прежде всего Минску и Белоруссии за возможность встретиться здесь. Такой формат, который мы используем сегодня, – Таможенный союз, Украина, представители ЕС, – предоставляет хорошую возможность для обсуждения вопросов, касающихся последствий подписанного Украиной соглашения об ассоциации с ЕС в контексте её сотрудничества с государствами Таможенного союза.

Россия, безусловно, всегда уважала и будет уважать суверенный выбор любого народа, любой страны в организации собственной политической жизни, в организации союзов: и военных, и экономических союзов. Но надеемся, что это будет происходить не в ущерб другим участникам международного общения и не за наш счёт. Украина, как известно, тесно интегрирована в экономическое пространство СНГ. По сути, наряду с Россией, Белоруссией, Казахстаном она является неотъемлемой составной частью крупнейшего в мире единого хозяйственного комплекса, создававшегося не на протяжении каких-то лет и десятилетий, а создававшегося на протяжении веков без всякого преувеличения.

Компании наших стран наработали тесные кооперационные связи во всех базовых отраслях: в топливно-энергетическом комплексе, в том числе в атомной энергетике, в химическом производстве, авиа-, машиностроении, космосе, металлургической промышленности, металлообработке, строительстве, сельском хозяйстве. Налажены уникальные производственные цепочки, созданы целые технологические альянсы. Объём российского капитала в банковской системе Украины достиг порядка 32 процентов.

Страны Таможенного союза являются ключевыми внешнеторговыми партнёрами Украины. По итогам 2013 года взаимный товарооборот составил 50 миллиардов долларов. Это вполне сопоставимо с тем, что происходит на западном треке. За первые шесть месяцев 2014 года наш торговый оборот составил 22,7 миллиарда долларов. На рынок Таможенного союза приходится 30 процентов украинского экспорта. Надо прямо сказать, что это в основном приходится на российский рынок.

Сформирована солидная правовая база сотрудничества уже в современных условиях. В 2011 году в рамках СНГ был подписан Договор о зоне свободной торговли. При этом, уважаемые коллеги, хотел бы это подчеркнуть, это произошло при активной позиции самой Украины. Именно Украина настаивала на подписании этого соглашения.

Продолжается подготовка соглашения о свободной торговле услугами, осуществлении государственных закупок, трубопроводном транзите. На наш взгляд, было бы целесообразно не только сохранить, но и значительно нарастить взаимодействие. Однако возникает вопрос, можно ли всего этого добиться, если реально заработает соглашение об ассоциации Украины с ЕС.

Российская сторона не раз указывала на то, что принятие нашими друзьями в Киеве в полном объёме содержащихся в соглашении требований о тарифной либерализации, переходе на технические и санитарно-ветеринарные нормы Евросоюза неизбежно отрицательно скажется на объёмах и динамике торгово-инвестиционного сотрудничества в евразийском регионе.

Я уже не говорю про то, что все эти нормы – санитарные нормы и правила Евросоюза, которые у нас не применяются или применяются только частично, нормы технического регулирования – просто по факту будут закрывать украинский рынок для наших товаров, для товаров Таможенного союза и России.

Отказ от общих с СНГ технических норм и адаптация к стандартам ЕС обойдётся и Украине в миллиарды евро. Будут утрачены партнёрские связи с государствами Таможенного союза в промышленности, финансах, сельском хозяйстве, на транспорте. Из-за обнуления Украиной пошлин на импорт из ЕС, а это предусмотрено почти сразу после ратификации соглашения и это коснётся 98 процентов товарной номенклатуры, очевидно, произойдёт значительный рост поставок европейских товаров на украинский рынок. Мы понимаем наших европейских партнёров, они фактически и сейчас уже освоили очень хорошо украинский рынок, хотят добрать всё, что там ещё осталось и вытеснить всех остальных. Кроме того, менее конкурентоспособная украинская продукция будет вытесняться с самого украинского рынка. Куда? Прежде всего в Россию и в другие страны Таможенного союза, но прежде всего к нам.

Нельзя сбрасывать со счетов также риск противозаконного реэкспорта на рынок Таможенного союза продукции стран ЕС под видом украинских товаров. И здесь очень важно техническое регулирование и способ определения страны происхождения товара. С нами никто об этом никогда не разговаривал. Да и вообще, на самом деле с нами практически никто никогда не говорил по тем проблемам, которые я сейчас назвал. Думаю, мы потом в отсутствие прессы подискутируем на эту тему более подробно. Нам просто отказали на каком-то этапе, сказали: это не ваше дело. Мы с вами не обсуждаем ни наши отношения с Канадой, допустим, и не лезем в ваши отношения с Китаем, но давайте не будем забывать, что и Китай, и Канада очень далеко, а отношения в экономической сфере между Украиной и Россией – это совсем другое дело. И Россия не последний партнёр для наших друзей из Евросоюза. Мне кажется, что было бы вполне корректно открыто пообсуждать всё это. Ничего подобного мы, к сожалению, не видели. Но мы очень рассчитываем на сегодняшнюю встречу, что она будет откровенной и предметной.

По самым скромным оценкам, совокупный ущерб только для экономики России на первом этапе может составить 100 миллиардов рублей, это 3 миллиарда долларов. Под ударом окажутся целые секторы нашей промышленности, агропромышленного комплекса со всеми последствиями для темпов хозяйственного роста и занятости населения. Потери будут, конечно, и в Белоруссии, и в Казахстане. Россия в этой ситуации, конечно же, бездействовать не может. И мы просто вынуждены будем, я хочу это подчеркнуть, принять ответные меры, защитить свой рынок. В полном соответствии с положениями соглашения СНГ о зоне свободной торговли и нормами ВТО, я хочу это подчеркнуть, будем вынуждены отменить преференции к импорту с Украины.

Отмечу: мы не хотим кого-то дискриминировать, не собираемся и не будем этого делать. Я хочу это просто подчеркнуть, чтоб было всем ясно. Просто будем вынуждены ввести в отношении Украины стандартный торговый режим. Тот же, который применяется в том числе в торговле между Россией и Евросоюзом. Он так и называется: режим наиболее благоприятствуемой нации. И звучит красиво, и по сути так. Но только без всяких преференций, которые сегодня предусмотрены в рамках зоны свободной торговли СНГ.

Мы, конечно, самым внимательным образом должны будем посмотреть на применение нашими украинскими друзьями в соответствии с соглашениями об ассоциации с ЕС фитосанитарных норм, и мы введём зеркальные нормы. Сегодня у нас очень гибкое регулирование в этой сфере. Мы введём такие же точно нормы в отношении Украины, а что касается промышленности, то одним из важнейших компонентов здесь является, безусловно, как я уже говорил, способ определения страны происхождения товара. У нас есть большие подозрения, я уже об этом говорил, и большие угрозы, что через территорию Украины пойдёт европейский товар.

Вот Пётр Алексеевич будет выступать, он скажет, я вижу, он не согласен со мной. У нас даже в рамках Таможенного союза уже идёт запрещённый сегодня к ввозу на территорию Российской Федерации товар из стран ЕС. В данном случае, к сожалению, через Белоруссию. Вот написано: страна происхождения – Белоруссия. Наклейку сорвали – Польша. С Украины это будет в десятки раз [больше], захлестнёт просто, понимаете? Захлестнёт. И я знаю, что руководство Белоруссии – и Правительство, и Президент – стараются воспрепятствовать подобной негативной и незаконной практике. У нас с ними хотя бы есть соглашение. С Украиной этого нет.

Рассчитываем, что на сегодняшней встрече удастся провести конструктивный разговор, в ходе которого наши аргументы всё-таки будут восприняты, услышаны всеми нашими партнёрами. В целом же мы выступаем за то, чтобы наладить более тесные взаимодействия между ЕС и евразийским экономическим объединением, начать поиск путей сопряжения обоих интеграционных процессов. Надеюсь, что все участники сегодняшней встречи являются сторонниками стратегической цели – создания единого экономического пространства от Лиссабона до Владивостока.

Мы, подчёркиваю, готовы обсуждать любые, основанные на учёте взаимных интересов варианты нашего взаимодействия. Готовы обменяться мнениями по сложившейся на Украине острой кризисной ситуации, которую, уверен, нельзя разрешить путём дальнейшей эскалации силового сценария без учёта насущных интересов юго-восточных регионов страны и без мирного диалога с их представителями.

Спасибо за внимание.

Украина. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 26 августа 2014 > № 1159734 Владимир Путин


Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 22 июня 2014 > № 1105243 Владимир Путин

Ответ на вопрос журналиста о плане мирного урегулирования ситуации на Украине.

ВОПРОС: Как Вы оцениваете первые сутки после объявления [о решении Президента Украины Петра Порошенко о прекращении огня]?

В.ПУТИН: Во-первых, мы с вами говорим об этом 22 июня, как раз в день начала Великой Отечественной войны. Считаю, что на Украине происходит большая трагедия, гибнут люди, причём гибнут каждый день. Спустя столько лет после начала Великой Отечественной войны на территории бывшего Советского Союза льется кровь. Это ужасно. И то, что Президент Порошенко объявил о перемирии, безусловно, важная часть окончательного урегулирования – может быть, одна из самых главных. Без этого невозможно договориться ни о чём. И, безусловно, Россия будет поддерживать эти намерения.

Но ведь в конечном итоге самое главное – это политический процесс. Важно, чтобы на базе этого перемирия возник диалог между всеми противоборствующими сторонами с тем, чтобы найти приемлемые для всех компромиссы, с тем, чтобы люди, проживающие на юго-востоке Украины, безусловно, чувствовали, что они являются неотъемлемой частью этой страны, что они обладают всеми правами граждан государства и эти права гарантированы, в том числе гарантированы основным законом страны – Конституцией. Нужно начать этот предметный, содержательный диалог. В этом залог успеха.

К сожалению, то, что мы фиксируем с помощью объективных средств контроля, говорит о том, что боевые действия не прекращаются, и сегодня ночью мы увидели достаточно активную работу артиллерии с украинской стороны. Я не берусь сказать, кто это делает: то ли это регулярная армия, то ли это так называемые вооруженные формирования каких-то «правых сил», – но это происходит. Нужно добиться того, чтобы все боевые действия были прекращены.

Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 22 июня 2014 > № 1105243 Владимир Путин


Украина. Евросоюз. РФ > Нефть, газ, уголь > kremlin.ru, 15 мая 2014 > № 1080024 Владимир Путин

Обращение к лидерам европейских государств по вопросу поставок и транзита российского газа через территорию Украины.

Текст обращения:

Уважаемые коллеги!

В начале апреля мы обратились с предложением о незамедлительном проведении консультаций с целью выработки согласованных действий по стабилизации экономики Украины и обеспечению устойчивых поставок и транзита российского газа в соответствии с контрактными условиями.

Прошло больше месяца. В Москве состоялись консультации с представителями ряда стран, не входящих в ЕС, в рамках которых наши партнёры полностью разделили озабоченность ситуацией с оплатой украинской стороной за поставляемый из Российской Федерации газ и рисками недостаточного уровня закачки газа в подземные хранилища Украины.

Что касается стран – членов ЕС, за это время состоялась единственная встреча в Варшаве с делегацией во главе с Комиссаром ЕК по энергетике Г.Эттингером с участием представителя украинской стороны Ю.Продана. К сожалению, вынуждены констатировать, что конкретных предложений по стабилизации ситуации с выполнением украинским покупателем контрактных обязательств и обеспечением надёжного транзита от наших партнёров получено не было.

Более того, за это время ситуация с оплатой российского газа только ухудшилась. В адрес ОАО «Газпром» так и не поступило ни одного платежа за поставленный на Украину газ. Общий долг украинской стороны возрос с 2,237 млрд. долларов США до 3,508 млрд.

И это несмотря на то, что украинская сторона получила первый транш финансовой помощи от Международного Валютного Фонда в размере 3,2 млрд. долларов США.

В таких условиях российская сторона в строгом соответствии с контрактом выставила счёт на предоплату поставок газа на Украину и, начиная с 1 июня, будет осуществлять поставки газа в объёмах, заранее оплаченных украинской стороной.

Хотел бы ещё раз подчеркнуть – это вынужденное решение. Российская Федерация остаётся открытой к продолжению консультаций и к совместным с европейскими странами действиям по нормализации ситуации. Со своей стороны, мы надеемся на более активное ведение диалога со стороны Европейской Комиссии с целью выработки конкретных справедливых решений по стабилизации экономики Украины.

Украина. Евросоюз. РФ > Нефть, газ, уголь > kremlin.ru, 15 мая 2014 > № 1080024 Владимир Путин


Белоруссия. Украина. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 29 апреля 2014 > № 1066372 Владимир Путин

Ответы на вопросы журналистов по итогам заседания Высшего Евразийского экономического совета.

ВОПРОС: Вы ещё не давали оценки новым санкциям США и ЕС в отношении России. Каковы, по-Вашему, их причины и как они могут сказаться на евразийской интеграции?

В.ПУТИН: На евразийской интеграции никак не могут сказаться. Это касается только тех стран, которые занимаются этой интеграцией. И сегодня мы сделали очень существенный, серьёзный шаг вперёд. На экспертном уровне не всегда удаётся договориться по некоторым нюансам, которые представляют интересы для договаривающихся сторон. Мы сегодня существенным образом продвинулись, и есть все основания полагать, что мы выйдем на подписание в намеченные сроки. Нужно ещё кое-что доделать, но в принципе мы практически всё согласовали.

Что касается так называемых санкций: я и так называемый первый пакет считаю незаконным и недружественным актом в отношении России, который, безусловно, наносит ущерб российско-американским и российско-еэсовским отношениям, но что касается так называемого второго пакета – вообще даже непонятно, о чём речь. Мне даже трудно объяснить, с чем это связано, потому что нет никакой причинно-следственной связи между тем, что происходит сейчас на Украине, и Россией.

Я думаю, что связано это с тем, что наши партнёры пошли по силовому сценарию решения украинского кризиса, а потом осознали, к чему это приводит, и ищут виновных. Но должен вам сказать, что Россия здесь ни при чём. Мы то слышим, что там есть наше спецподразделение, то инструкторы. Ответственно заявляю: там нет ни российских инструкторов, ни спецподразделений, ни войск – никого там нет. Сами заварили кашу, но хотят решать её нашими руками.

Можно ли решить? Наверное, можно. Но нужно для этого, чтобы все конфликтующие стороны сели за стол переговоров, с уважением относились к женевским соглашениям. А это значит, что и власти в Киеве должны выпустить из тюрем людей, которым народ на Украине доверяет, выбирает их в качестве лидеров, нужно начать прямой диалог с этими людьми. Нужно разоружить радикалов, «Правый сектор» и другие спецформирования радикальных элементов, освободить все здания, в конце концов, в Киеве, а не легализовать их. И равным образом относиться к законным правам тех, кто проживает на других территориях Украины. Прежде всего, конечно, имею в виду восток и юго-восток. Наладить диалог и найти компромисс – вот что нужно сделать. А искать виновных на стороне – это неправильно.

Вы знаете, эти пирожки на Майдане – вот ими вымощена дорога в кризис. Нужно понять, что ситуация сложилась серьёзная и нужно искать серьёзные подходы к решению. Повторяю ещё раз: ничего хорошего в этих санкциях нет, они наносят вред. Правительство Российской Федерации уже предлагало какие-то ответные шаги. Я считаю, что в этом нет необходимости. Но если что-то подобное будет продолжаться, то, конечно, мы должны будем подумать о том, кто и как работает в Российской Федерации, в ключевых отраслях российской экономики, в том числе в энергетике. Нам бы очень не хотелось прибегать к каким-то шагам, ответным мерам. Надеюсь, что до этого не дойдёт.

ВОПРОС: Как Вы относитесь к тому, что США играют лидирующую роль в ситуации, связанной с Украиной, отодвигая ЕС на второй план?

В.ПУТИН: Я думаю, то, что сейчас происходит, показывает нам, кто реально руководил процессом изначально. Но на первых шагах Соединённые Штаты предпочитали держаться в тени, в определённой степени интересы США и их европейских партнёров совпадали, поскольку Евросоюз в лице Еврокомиссии хотел заключить известные соглашения с Украиной на невыгодных, я полагаю, условиях для Украины. Прежнее правительство с этим пыталось бороться, сопротивляться. Но, как известно, я уже об этом сказал, западное сообщество пошло по другому сценарию, реализовало другой сценарий, силовой сценарий – антиконституционный переворот, вооружённый захват власти, не думая, видимо, и не просчитывая, к чему это реально может привести. Кому-то это понравилось, кто-то это поддержал, и, наверное, немало людей на Украине это поддержало, мы это видим. Но большому количеству людей это не нравится, и они не согласны с такой формой смены власти. Ничего демократического здесь, кстати говоря, нет. Но нужно считаться с этими людьми, нужно уважать их законные права. И то, что сейчас Соединённые Штаты вышли на первые позиции в разрешении этих кризисных явлений, говорит о том, что они изначально этот процесс и возглавляли, просто сейчас они проявились в качестве лидеров всего этого процесса.

ВОПРОС: На Украине недавно задержали военных наблюдателей, которых Украина сама и пригласила к себе и должна была обеспечивать их безопасность. Как Вы считаете, насколько это адекватно?

В.ПУТИН: Ничего хорошего здесь нет: ни в том, что послали в таком качестве, в таком режиме, ни в том, что их задерживают. Почему? Потому что если уж украинское правительство или те, кто сейчас себя называет правительством в Киеве, пригласили каких-то наблюдателей, тем более военных, то это люди опытные, они понимают, что они едут в зону конфликта, в такой регион страны, который не признаёт легитимности сегодняшних властей в Киеве, им нужно было бы, предусматривая это, договариваться с теми людьми, которые на этих территориях ситуацию контролируют. Они этого не сделали, поэтому попали в такую ситуацию.

В то же время мы понимаем озабоченность наших партнёров в Европе. Вчера у меня была частная встреча, беседа с бывшим канцлером ФРГ господином Шрёдером. Он тоже высказывал эту озабоченность, имея в виду, что в группе задержанных есть и гражданин Федеративной Республики Германия. Я надеюсь, что этот конфликт будет разрешён, что они смогут беспрепятственно покинуть ту территорию, где они сегодня находятся, но все участники этого процесса должны будут сделать выводы из этой ситуации и впредь подобных ошибок не допускать.

Спасибо большое.

Белоруссия. Украина. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 29 апреля 2014 > № 1066372 Владимир Путин


Украина. Евросоюз. РФ > Нефть, газ, уголь > kremlin.ru, 11 апреля 2014 > № 1050557 Владимир Путин

Владимир Путин провёл оперативное совещание с постоянными членами Совета Безопасности.

В совещании приняли участие Председатель Правительства Дмитрий Медведев, Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко, Председатель Государственной Думы Сергей Нарышкин, Руководитель Администрации Президента Сергей Иванов, Секретарь Совета Безопасности Николай Патрушев, Министр внутренних дел Владимир Колокольцев, Министр иностранных дел Сергей Лавров, директор Федеральной службы безопасности Александр Бортников, директор Службы внешней разведки Михаил Фрадков и постоянный член Совета Безопасности Борис Грызлов.

* * *

В.ПУТИН: Добрый день, уважаемые коллеги.

Обсудим сегодня текущие вопросы. Но начать хотел бы с вопроса Министру иностранных дел. Как реализуется моя просьба, связанная с доведением до наших европейских партнёров, потребителей нашего газа, информации, письма, которое было мной подготовлено после встречи с Правительством о состоянии нашего сотрудничества с Украиной?

С.ЛАВРОВ: Ваше поручение о направлении послания руководителям европейских государств, которые получают российский газ через территорию Украины, выполнено. Вчера все наши послы в соответствующих странах доставили эти послания адресатам. Все восприняли это обращение серьёзно, обещали оперативно изучить и подготовить реакцию. Надеемся, что она будет конструктивной. Из Европы реакция пока, как я сказал, такая предварительная. Но уже прозвучала реакция из Вашингтона, где официальный представитель Госдепартамента заявила, что Россия должна не политизировать газовые дела с Украиной, должна придерживаться рыночного ценообразования, и назвала то, что сейчас мы изложили нашим европейским партнёрам, «газовым шантажом».

В.ПУТИН: Это несколько странно. Странно, во-первых, потому что нехорошо читать чужие письма, я не им писал. Я писал потребителям нашего газа в Европе. Мы уже все привыкли к тому, что американские наши друзья всех подслушивают, но подглядывать совсем некрасиво.

Если говорить серьёзно, то хочу напомнить, видимо, вынужден напомнить о том, что формула, по которой образуется цена на газ, высчитывается цена на газ, зафиксирована в официальном контракте между российским «Газпромом» и «Нафтогазом» Украины в 2009 году, когда те люди, которые и сегодня находятся у власти, являются и членами правительства, отвечают за энергетику, и тогда были на тех же должностях и принимали участие в подписании этого контракта. С тех пор никаких изменений в формуле цены не было.

Да, мы действительно по разным причинам предоставляли в разное время различные скидки. Как известно, в 2013 году, в декабре, предоставили кредит в 3 миллиарда долларов, снизили ещё раз цену на газ при договорённости о том, что будут погашены все задолженности прошлого, 2013 года и будут исправно выплачиваться текущие платежи. Ни того, ни другого сделано не было. Более того, весь драматизм ситуации заключается в том, что в первом квартале этого года действовали самые низкие цены, и даже по этим самым низким ценам украинские партнёры перестали платить.

7 апреля текущего года был очередной срок выплат по газовому контракту за март текущего года. Из 500 с лишним – 540, по-моему, миллионов долларов – не было заплачено ни одного доллара, ни одного рубля, вообще ничего, ноль. Это абсолютно нетерпимая ситуация. И в соответствии с ранее достигнутой договорённостью, естественно, «Газпром» все эти скидки снял.

В чём заключается проблема на ближайшее время – она заключается в том, что Россия не может нести в одностороннем порядке такую нагрузку. Именно поэтому мы обратились к нашим европейским партнёрам и друзьям, с тем чтобы всем вместе как можно быстрее провести встречу и определить пути помощи и поддержки украинской экономике. Если действительно кто-то по-доброму относится к Украине, действительно любит украинский народ, он должен внести свой вклад в недопущение банкротства украинской экономики.

Пирожками на майдане не обойдёшься. Этого недостаточно для того, чтобы удержать украинскую экономику от полного хаоса. Наши американские партнёры, которые вот так негативно отреагировали на наше предложение – и очень странно, что это происходит, – как известно, заявили о том, что готовы предоставить один миллиард долларов, и то не в виде кредитов и помощи, а в виде гарантий. Что такое гарантии? Гарантии тем банкам, которые готовы были бы финансировать Украину. Но таких банков нет. Значит, и помощи никакой нет. Ситуация действительно очень странная. И это вызывает у нас законное беспокойство.

Ещё раз хочу сказать: мы не намерены и не собираемся закрывать для Украины газ. Но в соответствии с имеющимся контрактом, подписанным и действующим с 2009 года, никто его не отменял, «Газпром» имеет право и Правительство Российской Федерации предлагает перейти на предоплату. Это означает, что Украина будет получать в следующем месяце только такое количество газа, за которое она заплатит в этом месяце.

Мы имеем такое право по контракту. Прошу Правительство Российской Федерации и «Газпром» ознакомить наших партнёров в Европе с этими положениями контракта. Кстати говоря, в моём письме есть ссылка на эти положения контракта, просто взять выдержку из контракта и направить в европейские столицы как приложение к моему письму. Тем более что сам контракт в ходе политической борьбы на Украине давно уже «слит» в интернет.

Просил бы Министерство иностранных дел довести эту дополнительную информацию до наших партнёров и напомнить, что «Газпром» – это не просто российское коммерческое предприятие, это акционерное общество, где почти 50 процентов акций принадлежит частным компаниям и фирмам, в том числе иностранным. И даже такая большая компания, как «Газпром», не может нести всю нагрузку по субсидированию украинской экономики. Это невозможно. Это все должны понимать.

Россия действует очень аккуратно, очень взвешенно и с уважением ко всем нашим партнёрам. Мы, безусловно, гарантируем в полном объёме выполнение всех наших обязательств перед нашими европейскими потребителями газа. Вопрос не в нас. Вопрос в обеспечении транзита через украинскую территорию. Я прошу Министерство иностранных дел выполнить это поручение как можно быстрее.

Украина. Евросоюз. РФ > Нефть, газ, уголь > kremlin.ru, 11 апреля 2014 > № 1050557 Владимир Путин


Евросоюз. Украина. РФ > Нефть, газ, уголь > kremlin.ru, 10 апреля 2014 > № 1049762 Владимир Путин

Владимир Путин обратился к лидерам ряда иностранных государств, в которые российский газ поставляется транзитом через Украину.

Полный текст обращения:

В последние месяцы экономика Украины стремительно деградирует: углубляется спад в промышленности и в строительстве, растёт бюджетный дефицит, резко ухудшается состояние валютной сферы, к отрицательному торговому сальдо добавился отток капитала из страны. Экономика Украины приближается к дефолту, к остановке производства и к взрывному росту безработицы.

Россия и страны Евросоюза – наиболее крупные торговые партнёры Украины. Исходя из этого, на прошедшем в конце января саммите Россия – ЕС мы договорились с нашими европейскими партнёрами о проведении консультаций по вопросам развития украинской экономики, имея в виду соблюдение интересов Украины и наших стран при формировании интеграционных союзов с её участием. Однако все попытки российской стороны начать реальные консультации результата не принесли. Вместо консультаций мы слышим призывы снизить контрактные цены на российский газ, которые имеют якобы «политический характер». Создаётся впечатление, что европейские партнёры хотят в одностороннем порядке переложить на Россию последствия украинского экономического кризиса.

С самого первого дня существования независимой Украины Россия поддерживала устойчивость украинской экономики, поставляя ей газ по заниженным ценам. В январе 2009 года при участии премьера Ю.Тимошенко был подписан контракт купли-продажи природного газа в 2009–2019 годах, который урегулировал вопросы поставки и оплаты газа и гарантировал его бесперебойный транзит через территорию Украины и который Россия неукоснительно соблюдает. Кстати, министром топлива и энергетики Украины тогда был Ю.Продан – он и сегодня занимает аналогичный пост в киевском правительстве.

Объём природного газа, поставленного на Украину в соответствии с этим контрактом, составил в 2009–2014 годах (первый квартал) 147,2 миллиарда кубических метров. Хотел бы особо подчеркнуть – формула цены, зафиксированная в контракте, ни разу с тех пор не менялась. И Украина вплоть до августа 2013 года исправно платила за газ в соответствии с этой формулой.

Другое дело, что уже после подписания контракта Россия предоставила Украине целый ряд беспрецедентных льгот и скидок по цене за газ: это скидка по харьковским соглашениям 2010 года, которая предоставлялась как аванс в счёт будущих, начиная с 2017 года, арендных платежей за пребывание Черноморского флота; скидка по ценам на газ, закупаемый для химических предприятий Украины; скидка, введённая в декабре 2013 года сроком на один квартал в связи со сложившимся критическим состоянием украинской экономики. Начиная с 2009 года суммарно эти скидки составили 17,0 миллиарда долларов США. К этому следует добавить ещё 18,4 миллиарда долларов США – неоплаченные украинской стороной штрафные санкции за невыборку минимального годового количества газа (take-or-pay).

Таким образом, Россия за последние четыре года субсидировала экономику Украины за счёт занижения цен на газ в объёме 35,4 миллиарда долларов США. Кроме того, в декабре 2013 года Россия предоставила Украине заём на 3,0 миллиарда долларов США. Эти весьма значительные финансовые ресурсы были направлены на поддержку стабильности и платёжеспособности украинской экономики, сохранение рабочих мест и занятости. Подчеркну – кроме России этого никто не делал.

А что же европейские партнёры? Вместо реальной поддержки Украины – декларации о намерениях, обещания без реальных дел. Евросоюз использует украинскую экономику как источник продовольственного сырья, металла и минеральных ресурсов и одновременно как рынок сбыта готовой продукции высокой степени переработки (машиностроение, химия), создавая при этом дефицит торгового баланса Украины более 10 миллиардов долларов США, а это почти две трети от общего дефицита по текущим операциям Украины в 2013 году.

Кризис украинской экономики, во многом вызванный дисбалансом в торговле со странами ЕС, остро негативно сказывается на выполнении контрактных обязательств Украины по поставкам российского газа. «Газпром» не предъявляет и не собирается предъявлять каких-либо дополнительных условий по сравнению с теми, которые отражены в контракте 2009 года. Это относится и к контрактной цене на газ, которая рассчитывается в строгом соответствии с согласованной формулой. Однако Россия больше не должна и не может в одиночку нести бремя поддержки украинской экономики, предоставляя ей скидки на газ и прощая долги, фактически оплачивая своими субсидиями дефицит в торговле Украины и стран – членов ЕС.

В текущем году из месяца в месяц нарастает задолженность НАК «Нафтогаз Украины» за поставленный газ. В ноябре–декабре 2013 года – 1451,5 миллиона долларов США, в феврале 2014 года – плюс 260,3 миллиона, в марте – ещё 526,1 миллиона. Обращаю ваше внимание, что в марте ещё действовали цены со скидкой: 268,5 долларов США за тысячу кубических метров, – и даже по такой цене Украина не заплатила ни одного доллара!

В таких условиях «Газпром» в соответствии с пунктами 5.1.5, 5.8 и 5.3 действующего контракта будет вынужден перейти на предоплату поставок газа и в случае нарушения условий платежей полностью или частично не поставлять газ. Другими словами, будет поставляться ровно столько газа, сколько украинской стороной будет заплачено за месяц вперёд.

Безусловно, это крайняя мера. Мы отдаём себе отчёт, что она увеличивает риски несанкционированного отбора газа, идущего через территорию Украины для европейских потребителей, и что она может затруднить формирование запаса газа на Украине для обеспечения его потребления в осенне-зимний период. Для того чтобы гарантировать бесперебойный транзит газа, нужно уже в самое ближайшее время приступить к закачке в подземные хранилища на Украине газа в объёме 11,5 миллиарда кубических метров, а это потребует платежей порядка 5 миллиардов долларов США.

Однако самоустранение наших европейских партнёров от совместных действий по разрешению экономического кризиса на Украине и даже от консультаций с российской стороной не оставляет для России никакой альтернативы.

Выход из сложившейся ситуации может быть только в одном: провести незамедлительные консультации на уровне министров экономики, финансов и энергетики с целью выработки согласованных действий по стабилизации экономики Украины и обеспечению поставок и транзита российского газа в строгом соответствии с контрактными условиями и как можно скорее приступить к скоординированным конкретным действиям. К этому мы призываем наших европейских партнёров.

Безусловно, Россия готова участвовать в стабилизации и восстановлении украинской экономики, но не в одностороннем порядке, а на паритетных с нашими европейскими партнёрами условиях, – с учётом тех фактических вложений и затрат, которые длительное время в одиночку несла Россия, поддерживая Украину. Только такой подход, как нам представляется, является справедливым и сбалансированным, и только он приведёт к успеху.

Евросоюз. Украина. РФ > Нефть, газ, уголь > kremlin.ru, 10 апреля 2014 > № 1049762 Владимир Путин


Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 4 марта 2014 > № 1021983 Владимир Путин

Владимир Путин ответил на вопросы журналистов о ситуации на Украине.

Глава государства встретился с представителями средств массовой информации и ответил на ряд актуальных вопросов, касающихся, в частности, ситуации на Украине.

В.ПУТИН: Добрый день, уважаемые коллеги!Знаете, мы как поступим? Я, во всяком случае, предлагаю так сделать. Провести нашу сегодняшнюю встречу не как интервью, а как беседу. Поэтому попросил бы вас набросать максимальное количество вопросов, я их помечу, постараюсь, насколько смогу, на них ответить, а потом поговорим уже более подробно, по деталям, по тем нюансам, которые, может быть, вас интересуют особенно.

Пожалуйста.

ВОПРОС: Владимир Владимирович, хотелось бы задать вопрос (поскольку Вы достаточно длительную паузу держали, у нас много вопросов накопилось), как Вы оцениваете то, что произошло в Киеве? Считаете ли Вы легитимными правительство и исполняющего обязанности президента, который сейчас в Киеве находится? Готовы ли, и на каких условиях, поддерживать с ними контакты? И считаете ли Вы возможным, Вы сами, возвращение к договорённостям 21 февраля, о которых мы сейчас часто упоминаем? Спасибо.ВОПРОС: Владимир Владимирович, Россия пообещала финансовую помощь Крыму, вчера было дано поручение Минфину. Есть ли уже понимание, сколько даём, из каких источников, на каких условиях и когда эта помощь будет предоставлена? Ситуация там довольно тяжёлая.

ВОПРОС: Когда, при каких условиях и в каком объёме может быть применена военная сила на Украине? Насколько это соответствует международным договорённостям с Россией? Имеют ли какое-то отношение учения, которые прошли буквально недавно, к возможности применения военной силы?

ВОПРОС: Про Крым хотелось бы узнать. На Ваш взгляд, сохраняются ли до сих пор провокации или какая-то опасность для русских граждан, которые сейчас в Крыму, и для русскоязычного населения? И вообще динамика, она к лучшему или к худшему сейчас развивается? Потому что новости идут оттуда совершенно различные.

ВОПРОС: В случае если всё-таки Вы примете решение вводить войска, просчитали ли Вы для себя, для страны, для мира возможные риски, как то: экономические санкции, ухудшения в сфере глобальной безопасности, возможный визовый запрет или более широкую изоляцию России, возможно, о чём звучат призывы среди западных политиков?

Спасибо.ВОПРОС: Накануне российские рынки резко отреагировали падением на решение Совета Федерации, курс рубля обновил исторические минимумы. Ожидали ли Вы такой реакции? Какие последствия Вы видите для экономики? Нужно ли какие-то экстренные меры сейчас принимать и какие? И, например, не считаете ли Вы, что решение ЦБ о переходе к свободному плаванию рубля было преждевременным? Возможно, нужно временно отменить это решение? Как Вы думаете?

Спасибо.

В.ПУТИН: Хорошо, давайте пока ограничимся. Я начну, а потом продолжим. Не переживайте, я постараюсь по максимуму ответить.

Во-первых, оценка того, что произошло в Киеве, на Украине в целом. Оценка может быть только одна – это антиконституционный переворот и вооружённый захват власти. С этим никто и не спорит. Кто с этим спорит? Вопрос для меня есть, на который ни я не могу ответить, ни мои коллеги, с которыми, как вы знаете, я очень много в последнее время обсуждал проблему Украины по телефону. Вопрос такой: зачем это сделано?

Обратите внимание, ведь Президент Янукович при посредничестве трёх министров иностранных дел европейских стран – Польши, Германии и Франции – в присутствии моего представителя (в таком качестве выступил омбудсмен, Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации Владимир Петрович Лукин) подписали между оппозицией и властью тогда, 21-го, то самое соглашение, по которому, я хочу это подчеркнуть (хорошо это или плохо, я просто факт хочу отметить), Янукович практически свою власть уже сдал. Он согласился на всё, что требовала оппозиция: он согласился на досрочные выборы парламента, на досрочные выборы Президента, согласился вернуться к Конституции 2004 года, чего оппозиция требовала. Он положительно отреагировал и на нашу просьбу, и на просьбу западных стран, и прежде всего своей оппозиции, не применять силу. Ведь он не отдавал ни одного незаконного приказа по стрельбе по несчастным демонстрантам. Он, более того, дал указание вывести все милицейские силы из столицы, и они выполнили его приказ. Он поехал на мероприятие в Харьков, как только он уехал в Харьков, вместо того чтобы освободить занятые ранее административные здания, сразу же захватили и его резиденцию президентскую, и здание правительства, вместо того чтобы исполнить то, о чём договорились.

Ведь я задаюсь этим вопросом: для чего? Я хочу понять, зачем это сделано? Он и так сдал, по сути, всю власть, и у него, я считаю, и я ему об этом говорил, не было никаких шансов переизбраться. И все с этим согласны, все мои коллеги, с которыми я разговаривал в последние дни по телефону. Зачем нужно было заниматься незаконными, антиконституционными действиями и вводить страну, втаскивать страну в тот хаос, в котором она сегодня оказалась? До сих пор ведь бродят по Киеву боевики в масках с оружием в руках. Вот на этот вопрос просто нет ответа. Хотели кого-то унизить, показать свою силу? Это, по-моему, глупые абсолютно действия. Добились, мне кажется, результата, обратного ожидаемому, потому что вот этими действиями в значительной степени раскачали восток и юго-восток Украины.

Теперь по поводу того, почему вообще эта ситуация возникла.На мой взгляд, эта революционная ситуация складывалась давно, с первых дней независимости Украины. Простой украинский гражданин, простой украинский мужик, он страдал и при Николае Кровавом, и при Кравчуке, и при Кучме, и при Ющенко, и при Януковиче. Ничего к лучшему, или почти ничего, не изменилось. Коррупция достигла таких пределов, которые нам и не снились здесь, в России. Обогащение и расслоение общества, и у нас этих проблем предостаточно, и у нас они носят очень острый характер, а на Украине это ещё острее, ещё хуже, возведено в куб и в квадрат. Понимаете, там это просто запредельные величины. В принципе, народ, конечно, хотел перемен, но нельзя поощрять незаконные перемены.

На постсоветском пространстве, где очень хрупкие ещё политические конструкции, очень слабая экономика, нужно действовать исключительно конституционным путём. Кардинальной ошибкой всегда будет выход за рамки конституционного поля. Я понимаю, кстати говоря, тех людей на Майдане, хотя и не приветствую сам факт смены власти таким образом, я понимаю, тем не менее, тех людей на Майдане, которые до сих пор требуют не каких-то там ремонтов фасада власти, а требуют кардинальных перемен. Почему они требуют? Потому что они уже привыкли, что одних жуликов меняют на других жуликов и проходимцев. Больше того, люди в регионах не принимают даже участия в формировании своей власти региональной. У нас был период, когда мы приводили к власти региональных лидеров путём того, что Президент их предлагал, но местный Совет хотя бы их утверждал, а там просто назначение прямое. Мы сейчас перешли к выборам, там этим и не пахнет. И в восточные регионы начали назначать губернаторами олигархов, миллиардеров. Конечно, люди это не принимают, конечно, они считают, что в результате нечестной приватизации, собственно говоря, так же, как считают у нас многие, люди обогатились, а теперь их ещё и во власть притащили.

В Днепропетровске господина Коломойского привели к власти в качестве губернатора. Но это просто уникальный проходимец. Он даже нашего олигарха Абрамовича надул два или три года назад. Как говорят у нас в кругах просвещённой интеллигенции, «кинул». Заключили контракт, какую-то там сделку, Абрамович перевёл ему несколько миллиардов долларов, а тот сделку не довёл, прикарманил денежки. Когда я у него спросил: «Слушайте, а зачем Вы это сделали?» Он говорит: «Мне в голову не пришло, что это возможно». Я не знаю, кстати, чем это закончилось, получил ли он свои деньги назад, довёл эту сделку, я не знаю. Но где-то года два-три назад так реальная ситуация в жизни сложилась. И вот такого прохвоста делают губернатором, присылают в Днепропетровск. Конечно, люди недовольны. Были недовольны, но и останутся недовольными, если те, кто называют себя легальной властью, будут действовать таким образом.

И самое главное, нужно обязательно дать людям право определять свою судьбу, судьбу своих семей, судьбу своего региона и участвовать на равноправной основе, вот я хочу это подчеркнуть: где бы человек ни проживал, в любом регионе страны, он на равноправной основе должен участвовать в определении судеб своей страны.

Являются ли эти сегодняшние власти легитимными? Парламент – отчасти да, все остальные – нет, и уж точно совершенно нельзя сказать о легитимности исполняющего обязанности президента, там просто нет никакой легитимности. Есть юридически только один легитимный президент. Ясно, что у него нет никакой власти, понятно. Но я уже об этом говорил, хочу повторить: этим легитимным президентом чисто юридически, безусловно, является только Янукович.

Есть три способа в соответствии с законом Украины отстранения президента от власти: смерть, второй способ – это его личное заявление об отказе от власти и третье – импичмент. Импичмент прописан, это конституционная норма. В этом должны принимать участие Конституционный Суд, Верховный Суд, сама Рада. Это сложная, длительная процедура. Этой процедуры не было проведено. Поэтому с юридической точки зрения это неоспоримый факт.Кроме того, мне думается, что, может быть, и поэтому сегодняшние так называемые власти приняли решение о разгоне Конституционного Суда, что вообще не вписывается ни в законодательные рамки самой Украины, ни в законодательные рамки Европы. И не только разогнали суд неправовым образом, а ещё – вдумайтесь даже в это слово – дали поручение генеральной прокуратуре возбудить уголовные дела против членов Конституционного Суда. Это что такое? Это свободное правосудие называется? Как это можно – дать поручение возбудить уголовные дела? Если есть какое-то правонарушение, преступное деяние, правоохранительные органы сами видят и сами должны реагировать. Но дать поручение возбудить уголовные дела – это нонсенс, это «сапоги всмятку».

Теперь финансовая помощь Крыму. Вы знаете, у нас принято решение о том, чтобы организовать работу регионов Российской Федерации по оказанию соответствующей помощи Крыму, который обратился к нам за гуманитарной поддержкой. И мы, конечно, это сделаем. Сколько, когда, какие источники – я не могу сказать, этим Правительство занимается. Объединяя приграничные с Крымом регионы, оказывая, может быть, дополнительную поддержку нашим регионам, чтобы те могли поддержать крымчан. Это мы сделаем, конечно.

По поводу введения войск, использования войск. Пока такой необходимости нет. Но возможность такая есть. Кстати, сразу могу сказать, что наши учения, которые были проведены недавно, они никак не связаны с событиями на Украине. Это мероприятие планировалось нами ещё раньше, но не объявлялось, естественно, потому что это внезапная проверка боеготовности соответствующих воинских подразделений. Запланировано оно было давно, Министр обороны мне давно об этом докладывал, и у меняуже была заготовлена директива, приказ на то, чтобы начать такое учение. Как вы знаете, учение завершено, и вчера я отдал приказ возвратить все воинские подразделения в места своего постоянного дислоцирования.

Что может послужить поводом для использования Вооружённых Сил? Это, конечно, крайний случай, просто крайний.

Во-первых, о легитимности. Как вы знаете, у нас есть прямое обращение действующего и легитимного, как я уже сказал, президента Украины Януковича об использовании Вооружённых Сил для защиты жизни, свободы и здоровья граждан Украины.Что нас беспокоит больше всего? Мы видим разгул неонацистов, националистов, антисемитов, который сейчас происходит в некоторых частях Украины, и в том числе в Киеве. Вы-то, представители средств массовой информации, видели наверняка, как одного из действующих губернаторов цепями, наручниками на площади приковали к каким-то там сооружениям, зимой, в холодное время, обливали водой. После этого, кстати говоря, его заточили в подвал и там ещё подвергали пыткам. Это что такое? Это что – демократия? Это такое проявление демократии? Кстати говоря, он назначен был совсем недавно, в декабре, по-моему. Даже если предположить, что все власти там коррумпированы, я думаю, что он даже украсть-то ничего не успел.

А когда захватили здание Партии регионов? Вы знаете, что там произошло? Там вообще никого не было из партии-то. Вышли два-три сотрудника, технический персонал, один инженер и сказал нападавшим: «Ребята, нас отпустите, женщин пропустите, пожалуйста. Я – инженер, я вообще не имею даже к политике никакого отношения». Его тут же на глазах толпы пристрелили. Второго такого же человека из технического персонала загнали в подвал и закидали бутылками с «коктейлем Молотова» и сожгли заживо. Это тоже проявление демократии?

И вот когда мы это видим, мы тогда понимаем, что беспокоит граждан Украины – и русских, и украинцев, вообще русскоязычное население, проживающее в восточных и в южных регионах Украины. Что их беспокоит? Их беспокоит вот такой беспредел. И если мы увидим, что этот беспредел начинается в восточных регионах, если люди попросят нас о помощи, а официальное обращение действующего легитимного президента у нас уже есть, то мы оставляем за собой право использовать все имеющиеся у нас средства для защиты этих граждан. И считаем, что это вполне легитимно. Это крайняя мера.

И более того. Я хочу вам вот что сказать: мы считали, считаем и будем считать, что Украина – наш не только ближайший сосед, а действительно наша соседняя братская республика. А наши Вооружённые Силы – это товарищи по оружию, друзья, многие из них знают друг друга лично. И я уверен, и хочу вот это подчеркнуть, уверен, что украинские военнослужащие и российские военнослужащие будут не по разные стороны баррикад, а по одну сторону баррикад.

Кстати говоря, примерно вот то самое, о чём я говорю сейчас, об этом единстве, происходит и в Крыму. Ведь обратите внимание, слава богу, там нет ни одного выстрела и нет ни одной жертвы, кроме давки на площади, которая случилась там неделю назад, по-моему. А ведь что там происходило? Люди приходили, блокировали вооружённые подразделения, подразделения вооружённых сил и договаривались с ними о том, что они должны подчиниться требованиям и воле народа, проживающего на этой территории. Не было ни одного боестолкновения, ни разу никто не стрелял, нет ни одного выстрела.Таким образом, напряжённая ситуация в Крыму, связанная с возможным применением Вооружённых Сил, она просто была исчерпана, в этом не было никакой необходимости. Единственно, какая необходимость была и что мы делали, мы усилили охрану наших военных объектов, потому что они всё время получали угрозы, и мы видели, что в Крым подтягиваются уже боевички из националистических организаций. Мы это сделали, и сделали правильно и своевременно. Поэтому исхожу из того, что нам и в восточной Украине ничего подобного делать не придётся.

Но ещё раз хотел бы подчеркнуть. Конечно, то, что я сейчас скажу, совершенно не входит в мою компетенцию, и мы не собираемся вмешиваться. Но мы считаем, что всем гражданам Украины, повторяю, где бы они ни проживали, должны быть предоставлены одинаковые права по участию в жизни страны и в определении будущего этой страны.

Я бы на месте тех, кто считает себя легитимной властью, поспешил бы с соответствующими процедурами, потому что общенационального мандата на проведение внутренней, внешней, экономической политики, а тем более определение будущего Украины у них нет.

Рынки. Что касается рынков, то, как вы знаете, рынки проявили определённую нервозность ещё до событий на Украине, до обострения ситуации. Связано это прежде всего с политикой ФРС США, которая приняла определённые решения, что сделало инвестиции в саму экономику США достаточно привлекательными, и с развивающихся рынков инвесторы начали выводить деньги, собственно, на американский рынок. Это общая тенденция, абсолютно никак не связанная с Украиной. Больше всего пострадала Индия, по-моему, и другие страны БРИКС. Россия – тоже. Чуть поменьше, чем, скажем, Индия, но тоже. Вот это фундаментальная причина.

Что касается событий на Украине, да, политика так или иначе всегда влияет на рынки, деньги любят тишину, спокойствие и стабильность. Но мне кажется, что это тактическое, временное явление и временное влияние.

Пожалуйста.

ВОПРОС: Владимир Владимирович, скажите, пожалуйста, ожидали Вы такой жёсткой реакции на действия России со стороны западных партнёров? Могли бы Вы рассказать о деталях разговоров с Вашими западными партнёрами, потому как только сообщение пресс-службы было? И саммит «восьмёрки» будет в Сочи или нет, как Вы думаете?

В.ПУТИН: По поводу ожидаемой реакции, будет ли «восьмёрка» и по поводу разговоров. Наши разговоры носят конфиденциальный характер, а некоторые проходят даже по закрытым линиям. Поэтому я не считаю себя вправе обнародовать, что и как мы обсуждали со своими партнёрами. Но я сошлюсь на некоторые публичные заявления своих коллег из западных стран и, не упоминая по именам, прокомментирую их в целом.

На что мы обращаем внимание? Нас часто обвиняют в нелегитимности наших действий, а когда я задаю вопросы: «А вы считаете, что всё у вас легитимно?» – они говорят: «Да». Приходится напомнить действия Соединённых Штатов в Афганистане, в Ираке, в Ливии, где они действовали либо вообще без всяких санкций Совета Безопасности ООН, либо извратили содержание этих резолюций, как это было в Ливии. Там, как известно, была прописана только возможность закрыть небо для полётов правительственной авиации, а всё закончилось бомбёжками и участием спецназа в наземных операциях.

Наши партнёры, особенно в Соединённых Штатах, всегда ясно, чётко для себя формулируют свои геополитические и государственные интересы, преследуют их очень настойчиво, а потом, руководствуясь известной фразой: «Кто не с нами, тот против нас», – подтаскивают под себя весь остальной мир. А кто не подтаскивается, того начинают сразу тюкать, и в конце концов, как правило, дотюкивают.

Мы исходим из другого, мы исходим как раз из того, что мы действуем исключительно легитимно. И я сам всегда выступал за соблюдение норм международного права. Ещё раз хочу подчеркнуть: мы считаем, что если мы даже примем решение, если я приму решение об использовании Вооружённых Сил, то оно будет легитимным, полностью соответствующим и общим нормам международного права, поскольку у нас есть обращение легитимного президента, и соответствующим нашим обязательствам, в данном случае совпадающим с нашими интересами по защите тех людей, которых мы считаем близко связанными с нами и исторически, и в смысле общей культуры, связанными тесно в экономическом плане. Это соответствует нашим национальным интересам – защитить этих людей. И это гуманитарная миссия. Мы не претендуем на то, чтобы кого-то порабощать, кому-то диктовать что-то. Но, конечно, мы не сможем остаться в стороне, если увидим, что их начинают преследовать, уничтожать, подвергать издевательствам. Очень бы хотелось, чтобы до этого не дошло.

ВОПРОС: Как Вы в целом оцениваете реакцию Запада на события на Украине и угрозы в отношении России: какие-то санкции нам грозят и выход из «восьмёрки»?

В.ПУТИН: Что касается санкций. О последствиях этих санкций должны прежде всего думать те, кто их собирается вводить. Я думаю, что в современном мире, когда всё взаимосвязано и все друг от друга зависят так или иначе, конечно, можно нанести какой-то ущерб друг другу, но это будет взаимный ущерб, и об этом тоже нужно подумать. Это первое.

Второе, и это, собственно говоря, самое главное. Я уже сказал о наших мотивах поведения. А мотивы поведения наших партнёров-то в чём заключаются? Они поддержали антиконституционный переворот и вооружённый захват власти, объявили этих людей легитимными и стараются их поддержать. Кстати говоря, мы и в этом случае полны терпения и даже готовности на какое-то сотрудничество, мы не хотим прерывать сотрудничество. Как вы знаете, я несколько дней назад поручил Правительству продумать, как можно продолжать контакты даже с теми властями в Киеве, которые мы не считаем вполне легитимными, с целью сохранить взаимодействие в сфере экономики и промышленности. Мы считаем наши действия вполне обоснованными, а всякие угрозы в адрес России – контрпродуктивными и вредными.

Что касается «восьмёрки», я не знаю. Мы готовимся к «восьмёрке», готовы будем у себя принять наших коллег. Если они не хотят приезжать – ну не надо.

ВОПРОС: Разрешите я добавлю как раз про контакты. Насколько я понимаю, Вы считаете премьера Крыма Аксёнова легитимным представителем власти. А готовы ли Вы на какие-либо контакты с теми, кто сейчас в Киеве считает себя легитимной властью?

В.ПУТИН: Я же только что сказал. Вы, наверное, не слушали.

ВОПРОС: Я имею в виду, Вы именно на высшем уровне, для политического решения.

В.ПУТИН: А на высшем уровне у меня нет партнёра там. Там нет президента. И быть не может до всеобщих выборов.

Что касается Крыма, конечно, крымский парламент был сформирован в 2010 году, если мне не изменяет память, где-то в декабре 2010 года. Он состоит из 100 депутатов, там представлено 6 партий. И после того как предыдущий премьер подал в отставку, крымский парламент в соответствии с процедурами и законом на сессии Верховного Совета Крыма избрал нового премьер-министра. Конечно, он является легитимным. Там соблюдены все процедуры, предусмотренные законом, нет ни одного нарушения. Но когда несколько дней назад группа вооружённых людей попыталась захватить здание Верховного Совета Крыма, это, конечно, вызвало большую озабоченность у самих крымчан. Создалось впечатление, что Крым хотят пустить по киевскому сценарию и начать там серию терактов и хаоса. Конечно, это крымчан очень беспокоит. Именно поэтому они создали комитеты самообороны и взяли под контроль все вооружённые силы.

Кстати говоря, когда я вчера справку посмотрел, что же они там забрали, это прямо какой-то укрепрайон. Там несколько десятков установок «С-300», несколько десятков «Буков», 22 тысячи военнослужащих и прочее-прочее вооружение. Но, слава богу, всё это теперь, как я уже сказал, без единого выстрела находится в руках самого народа Крыма.

ВОПРОС: Владимир Владимирович, можно уточнить? Люди, которые осуществляли блокирование частей украинской армии в Крыму, – в форме, очень похожей на российскую военную форму. Это были российские солдаты, это были российские военные?

В.ПУТИН: А Вы посмотрите на постсоветское пространство. Там полно формы, которая похожа на форму… Пойдите в магазин у нас, и вы купите там любую форму.

ВОПРОС: Но это были российские солдаты или нет?

В.ПУТИН: Это были местные силы самообороны.

ВОПРОС: Настолько хорошо подготовленные? Просто если мы сравниваем с силами самообороны в Киеве…

В.ПУТИН: Дорогой мой коллега, посмотрите, как хорошо были подготовлены люди, которые орудовали в Киеве. Их, как известно, готовили на соответствующих базах на сопредельных территориях: в Литве, Польше, и в самой Украине тоже. Готовили инструкторы, готовили в течение длительного времени. Они уже разбиты на десятки, на сотни, действуют организованно, с хорошими системами связи. Всё функционирует как часы. Вы видели, как они работают? Абсолютно профессионально, как спецназ. Почему вы думаете, что в Крыму должно быть хуже?

ВОПРОС: Можно тогда уточнить вопрос? Принимали ли мы участие в подготовке сил самообороны Крыма?

В.ПУТИН: Нет, не принимали.

ВОПРОС: А как Вы представляете себе будущее Крыма? И рассматривается ли вариант его присоединения к России?

В.ПУТИН: Нет, не рассматривается. И я вообще полагаю, что только граждане, проживающие на той или иной территории, в условиях свободы волеизъявления, в условиях безопасности могут и должны определять своё будущее. И если это было позволено, допустим, сделать косоварам, косовским албанцам, если это было позволено сделать вообще во многих частях света, то право нации на самоопределение, закреплённое, насколько мне известно, и в соответствующих документах ООН, никто не отменял. Но мы ни в коем случае не будем провоцировать никого на такие решения и ни в коем случае не будем подогревать такие настроения.

Я хочу подчеркнуть, я считаю, что только сами граждане, проживающие на определённых территориях, имеют право определять свою собственную судьбу.

ВОПРОС: Два вопроса. Вы называете крайней мерой возможность ввода войск на территорию Украины, но всё же Вы полностью этого не исключаете. Но ведь в этом случае, если войска будут введены, может начаться война. Вас это не беспокоит?

И второй вопрос. Вы говорите, что Янукович не отдавал приказа стрелять по людям. Но кто-то же стрелял по митингующим. И понятно, что это были снайперы, это были подготовленные снайперы.

В.ПУТИН: А Вы знаете, что сейчас есть мнение, в том числе и среди недавно митинговавших, что это были провокаторы одной из оппозиционных партий. Вы слышали об этом?

РЕПЛИКА: Нет, я об этом не слышала.

В.ПУТИН: Вот посмотрите на эти материалы. Они есть в открытых источниках. Поэтому там сейчас очень трудно разобраться. Но мы с вами прекрасно видели, когда бойцы «Беркута» стояли со щитами, а в них стреляли не из пневматического, а из боевого оружия, простреливая их насквозь. Вот это мы точно видели. А кто отдавал взаимные приказы, этого я не знаю. Я знаю только, что мне Янукович сказал. А он мне сказал, что он таких приказов не отдавал и, более того, дал указание – после подписания соответствующего соглашения – даже вывести все подразделения милиции из столицы.

Если хотите, я Вам скажу даже больше. Он мне по телефону звонил, и я ему сказал, чтобы он этого не делал. Я говорю: «У вас наступит анархия, хаос наступит в столице. Пожалейте людей». Но он всё равно сделал это. И как только он сделал, так захватили и его офис, и правительство, и начался как раз тот хаос, от которого я его предупреждал, который продолжается до сих пор.

ВОПРОС: А на первый вопрос ответьте. Что может начаться война, Вас это не беспокоит?

В.ПУТИН: Меня это не беспокоит, потому что мы не собираемся и не будем воевать с украинским народом.

ВОПРОС: Но украинские войска есть, армия есть украинская.

В.ПУТИН: Послушайте внимательно. Я хочу, чтобы Вы однозначно меня понимали, если мы примем такое решение – только для защиты украинских граждан. И пускай попробует кто-то из числа военнослужащих стрелять в своих людей, за которыми мы будем стоять сзади, не впереди, а сзади. Пускай они попробуют стрелять в женщин и детей! И я посмотрю на тех, кто отдаст такой приказ на Украине.

ВОПРОС: Можно вопрос, Владимир Владимирович? Наши коллеги, мои коллеги, которые работают сейчас на Украине, практически каждый день говорят (это касается «Беркута», за исключением, наверное, Крыма), что ситуация только ухудшается вокруг сотрудников «Беркута». В частности, по Киеву, там есть пострадавшие сотрудники, которые сейчас лежат в больнице, их не то что не лечат, их даже не кормят. А ещё там есть и семьи, и люди пожилого возраста, которые в общежитии живут, они просто не могут из дома выйти, потому что им просто не дают, вокруг баррикады стоят, их унижают. Можете прокомментировать? И может ли Россия помочь этим семьям и сотрудникам?

В.ПУТИН: Да, это очень беспокоящий нас вопрос. Ведь это же не сотрудники российского Министерства внутренних дел, и не мы там руководили ситуацией. Но из чисто гуманитарных соображений было бы правильным, если бы и наши правозащитные организации, кстати говоря, может быть, попросить того же Владимира Петровича Лукина или одному, либо со своими коллегами, с которыми он принимал участие в выработке известного документа от 21 февраля текущего года, с представителями Франции, Германии и Польши, чтобы они всё-таки выехали на место, посмотрели, что там происходит с этими сотрудниками «Беркута», которые и ничего не нарушили, и действовали в соответствии с приказом. Они военнослужащие, стояли там под пулями, их поливали огнём, «коктейлями Молотова» забрасывали. Теперь они раненые, лежат в госпитале. Вообще трудно даже себе представить. У нас даже пленных во время войны кормят и лечат. А их не только лечить перестали, их кормить перестали. И ещё окружили здание, где проживают их родственники, там над ними издеваются. Я думаю, что правозащитные организации должны обратить на это внимание. Ну а мы, со своей стороны, готовы принять их на лечение в России, пожалуйста.

ВОПРОС: Владимир Владимирович, возвращаясь к реакции Запада, Совет Федерации предложил Вам в ответ на жёсткое заявление Госсекретаря США отозвать нашего посла из Соединённых Штатов. Пойдёте на это?

В.ПУТИН: Госсекретарь, конечно, важный человек. Но это ещё не конечная инстанция, которая определяет внешнюю политику Соединённых Штатов. Мы видим заявления различных политиков и представителей различных политических сил. Это крайняя мера. Если потребуется, и она будет использована. Но мне бы очень не хотелось, потому что я думаю, что в сотрудничестве на международном уровне, в сфере экономики, в сфере политики, международной безопасности заинтересована не только Россия со своими партнёрами, но и наши партнёры заинтересованы в сотрудничестве с нами. Очень легко разрушить эти инструменты сотрудничества и очень трудно будет создать их заново.

ВОПРОС: Россия приняла участие в судьбе Януковича. Как Вам видится его дальнейшая роль, его дальнейшая судьба?

В.ПУТИН: Вы знаете, мне очень трудно об этом сказать, я так внимательно не анализировал. Я думаю, что политического будущего у него нет, я ему об этом сказал. А что такое «приняли участие в судьбе» – мы сделали это тоже исключительно из гуманитарных соображений. Я думаю, имея в виду, что смерть – это самое простое, чтобы избавиться от легитимного президента, вот это бы и случилось. Я думаю, что его бы просто, наверное, убили. Кстати говоря, возникает вопрос: за что?

Ведь обратите внимание, с чего началась вся эта суматоха, что послужило спусковым крючком. Послужило формально то, что он не подписал соглашение с Евросоюзом об ассоциации. Сегодня это выглядит просто как какая-то чушь, об этом даже смешно говорить. Я на что хочу обратить ваше внимание? Ведь он же не отказался подписывать соглашение об ассоциации. Он сказал: мы его проанализировали как следует, и содержание такое, что не соответствует нашим национальным интересам. Мы не можем резко повысить цены на энергоносители для населения, потому что население наше и так в довольно тяжёлом положении находится. Мы не можем сделать того, сего, пятого, десятого, не можем разорвать по живому наши экономические связи с Россией, потому что у нас очень большая кооперация.

Я уже говорил, эти цифры приводил: из 14 миллиардов примерно экспорта они примерно на 5 миллиардов направляют в Россию продукции второго, третьего передела. То есть машиностроение всё идёт в Россию практически, Запад ничего не берёт украинского. И вот это взять порвать, ввести в украинскую экономику европейские технические стандарты, по которым мы пока, слава богу, не работаем, или не слава богу, мы придём когда-нибудь к этим стандартам, но сегодня нет у нас, в России, этих стандартов. Это значит, что на следующий день разорвутся эти отношения и кооперационные связи, предприятия встанут, безработица повысится. И что он сказал? «Я не могу этого сделать так резко, давайте обсудим дополнительно». Он же не отказался подписывать, он попросил возможности дополнительно пообсуждать этот документ, и сразу началась эта вакханалия.

А что, разве он действовал не в рамках своей компетенции? Он действовал абсолютно в рамках своей компетенции, ничего не нарушил. Это просто было поводом для того, чтобы поддержать оппозиционные ему силы в борьбе за власть. В целом и в этом нет ничего особенного. Но разве можно было доводить до анархии, до антиконституционного переворота и захвата власти вооружённым путём, чтобы ввергнуть страну потом в такой хаос, в котором она сейчас находится? Думаю, что вот это недопустимо. И наши западные партнёры делают это на Украине не первый раз. У меня иногда складывается впечатление, что там за большой лужей сидят где-то в Америке сотрудники какой-то лаборатории и как над крысами проводят какие-то эксперименты, не понимая последствий того, что они делают. Зачем надо было вот это делать? Кто может объяснить? Объяснений нет вообще никаких.

То же самое и во времена первого Майдана, когда того же самого Януковича не допустили до власти. Ну зачем надо было проводить третий тур выборов? То есть превратили в фарс – политическую жизнь Украины превратили в фарс. Вообще никакой Конституции не соблюдая. Понимаете, мы приучаем людей к тому, что если кому-то можно всё нарушить, то это право принадлежит и всем остальным, и начинается хаос. Вот в чём опасность. А надо наше общество всё-таки воспитывать на других традициях: на традициях уважения к основному закону страны, к Конституции, и ко всем другим законам. Конечно, не всегда это всё получается, но действовать вот таким образом – как слон в посудной лавке, – я считаю, контрпродуктивно и очень опасно.

Пожалуйста.

ВОПРОС: Владимир Владимирович, Турчинов нелегитимен, с Вашей точки зрения.

В.ПУТИН: Как президент – да.

ВОПРОС: А Рада – частично легитимна.

В.ПУТИН: Да.

ВОПРОС: Легитимен ли Яценюк и правительство? И если Россия обеспокоена усилением радикальных элементов, то они часто усиливаются, если оказываются перед лицом условного противника, которым для них, с их точки зрения, естественно, сейчас является Россия и российская позиция, что мы готовы ввести войска. Из этого вопрос: имеет ли смысл и возможно ли ведение переговоров и разговор с умеренными силами в украинском правительстве, опять же с Яценюком, и является ли он легитимным?

В.ПУТИН: Послушайте, Вы как будто не слышите, что я говорил. Я же сказал: три дня назад я дал поручение Правительству возобновить контакты на правительственном уровне со своими коллегами в соответствующих министерствах и ведомствах Украины, с тем чтобы не порвать экономические связи, поддержать их в их стремлении восстановить экономику. Вот это прямое поручение Правительству. Более того, и Дмитрий Анатольевич Медведев в контакте с Яценюком. А Нарышкин как председатель парламента, я знаю, в контакте с Турчиновым. Но, повторяю, все наши торгово-экономические и другие, гуманитарные связи можно будет развивать в полноценном формате только после того, как нормализуется ситуация и пройдут выборы президента.

ВОПРОС: «Газпром» уже сказал, что он возвращается к старым ценам на газ с апреля.

В.ПУТИН: «Газпром» не мог так сказать, вы невнимательно слушали или он неточно выразился. «Газпром» не возвращается к старым ценам, он не хочет продлять действующие скидки, о которых была договорённость, вводить или не вводить их, поквартально. Ещё до всех этих событий, до острой фазы этих событий. Я знаю о переговорах «Газпрома» со своими партнёрами, «Газпром» договорился и Правительство Российской Федерации договорилось о том, что «Газпром» вводит скидку до 268,5 доллара за тысячу кубов, Правительство России даёт первый транш кредита, это формально не кредит, а покупка облигаций – квазикредит, на первом этапе 3 миллиарда долларов. А украинская сторона обязуется целиком погасить долг, который возник со второй половины прошлого года, и платить исправно текущие платежи за потребляемый продукт – за потребляемый газ. Долг не погашен, текущие платежи в полном объёме не платятся.

Более того, если украинский партнёр не заплатит за февраль, то долг даже возрастёт. Сегодня он где-то 1,5–1,6 миллиарда (в долларах). А если полностью не заплатит за февраль, это будет почти 2 миллиарда долларов. Естественно, «Газпром» в этих условиях говорит: «Слушайте, ребята, если вы нам всё равно не платите платежи, а мы фиксируем только нарастающий долг, так давайте мы лучше будем фиксировать по нормальной цене, причём по сниженной». Это чисто коммерческая составляющая деятельности «Газпрома», у которого в его инвестиционных планах, так же как у любой крупной компании, есть доходная часть и расходная, и она планируется. Если они вовремя средства не получают от украинских партнёров, то тогда они подрезают свои собственные инвестпрограммы, для них это реальная проблема. И это, кстати говоря, не связано ни с событиями на Украине, ни с какой политикой. Была договорённость: «Мы вам – деньги и снижение газа, а вы – платежи, но исправно». Деньги дали, газ снизили по цене, а платежей нет. Ну, естественно, «Газпром» говорит: «Ребята, так не пойдёт».

ВОПРОС: Владимир Владимирович, пресс-служба Меркель после Вашего телефонного разговора сообщила о том, что Вы дали согласие на направление некой международной миссии по установлению фактов и созданию некой контактной группы.

В.ПУТИН: Я сказал, что у нас есть специально обученные люди, которые компетентно должны рассмотреть этот вопрос и обсудить его с немецкими коллегами. В целом это возможно. Я дал соответствующее поручение нашему Министру иностранных дел, который, по-моему, сегодня или завтра, или вчера должен был встречаться, или встречается с Министром иностранных дел Федеративной Республики Германия господином Штайнмайером, и будут этот вопрос обсуждать.

ВОПРОС: Понятно, что сейчас наиболее пристальное внимание приковано к Крыму. Но мы видим, что происходит в других регионах Украины на востоке, на юге. Видим, что происходит в Харькове, Донецке, Луганске, в Одессе. Там люди поднимают российские флаги над административными зданиями, призывают Россию помочь, обращаются за поддержкой. Россия будет как-то реагировать на происходящее?

В.ПУТИН: А Вы считаете, что у нас нет никакой реакции? Только, по-моему, сейчас уже битый час эту реакцию обсуждаем. Но в некоторых случаях для меня то, что происходит, является неожиданным. Не буду сейчас говорить, что конкретно имею в виду, но такая реакция, в принципе, она ожидаемая. И наши партнёры на Западе, и те, кто называет себя властью сегодня в Киеве, они что, не прогнозировали, что это будет происходить? Я же им тысячу раз сказал уже: зачем вы раскалываете страну, что вы делаете? Нет, всё равно прут буром, что называется. Конечно, люди, которые в восточной части живут, они понимают, что они за порогом принятия решения оказались.

По большому счёту, надо принимать новую конституцию и проводить её на референдуме, с тем чтобы все граждане Украины чувствовали, что они сопричастны этому процессу, влияют на формирование основных принципов устройства своего государства. Но это, конечно, не наше дело. Это должны сами украинцы решить и сами украинские власти, так или иначе. Я думаю, что после формирования легитимных властей, после избрания президента, выборов нового парламента, что было намечено (наверное, это всё произойдёт), я бы на их месте вернулся к тому, чтобы принять конституцию, причём, повторяю, на референдуме, чтобы все люди приняли, проголосовали, и тогда надо всем исполнять. А если кто-то будет чувствовать, что он оказался за бортом этого процесса, он никогда с этим не согласится и будет всегда с этим бороться. Ну зачем им это надо? Повторю, это не наше дело.

ВОПРОС: А вот намеченные президентские выборы Россия признает, которые пройдут на Украине?

В.ПУТИН: Смотря как они будут проходить. Если будут проходить вот при таком же терроре, какой мы сейчас видим в Киеве, не признаем.

ВОПРОС: Я снова про реакцию Запада. Вот на фоне такой жёсткой риторики у нас на днях Паралимпиада в Сочи должна открываться. Не окажется ли она, по сути, на грани срыва, по крайней мере в международном информационном пространстве?

В.ПУТИН: Не знаю, мне кажется, это было бы верхом цинизма – подвергнуть сейчас какой-то опасности проведение Паралимпийских игр. Мы с вами знаем, что это такое, – это форум, спортивный форум международный, на котором люди с ограниченными возможностями могут себя проявить, доказать себе и всему миру, что они на самом деле, как сейчас часто говорят, люди без всяких ограничений, а наоборот, у них неограниченные возможности, продемонстрировать это своими достижениями в спорте. Если кто-то попытается сорвать, то это означает только одно – что у людей, которые предпримут или могут предпринять такие попытки, нет ничего святого.

ВОПРОС: Вопрос о гипотетической возможности использования войск. С Запада звучат заявления, что в случае такого решения России Россия нарушит Будапештские соглашения, согласно которым в обмен на отказ от ядерного оружия безопасность, территориальная целостность Украины гарантируют США и некоторые партнёры по НАТО. В случае такого развития ситуации возможно ли вмешательство вот в этот локальный конфликт глобальных игроков и таким образом перерастание конфликта в глобальную фазу, расцениваете ли Вы такие риски?

В.ПУТИН: Мы, прежде чем о чём-то сказать публично, а тем более что-то сделать в практическом плане, мы как следует думаем и стараемся прогнозировать все последствия и реакцию всех возможных игроков.

Что касается тех соглашений, о которых Вы сказали, вы представляете «Рейтер», да?

РЕПЛИКА: Да.

В.ПУТИН: Вот как у вас общественность, политические круги оценивают произошедшие события? Но ясно, что это вооружённый захват власти, правда? Очевидный факт. И ясно, что это сделано вопреки конституции. Это уже очевидный факт, правда? Ну, правда.

РЕПЛИКА: Я живу в России.

В.ПУТИН: Ну, молодец. Надо взять Вас на дипломатическую службу. Из Вас получится хороший дипломат. А язык дипломату, как известно, дан для того, чтобы скрывать свои мысли. Так вот, когда мы указываем на то, что это антиконституционный переворот, нам говорят: «Нет!». И Вы наверняка это много раз слышали: «Это не антиконституционный переворот, это не вооружённый захват власти. Это – революция!» Так?

РЕПЛИКА: Да.

В.ПУТИН: Да. А если это революция, что это значит? Мне тогда трудно не согласиться с некоторыми нашими экспертами, которые считают, что на этой территории возникает новое государство. Так же, как было после крушения Российской империи, после революции 1917 года, возникает новое государство. А с этим государством и в отношении этого государства мы никаких обязывающих документов не подписывали.

ВОПРОС: Во-первых, хотелось уточнить. Вы сказали, что в случае если будут введены со стороны США санкции, то это нанесёт ущерб обеим экономикам. Не означает ли это или не подразумевает ли это, что Россия тоже может ввести свои какие-то ответные санкции и этот ответ будет симметричен?

И Вы говорили о скидках на газ. Но ещё мы помним о договорённости на 15 миллиардов долларов по покупке бондов Украины. Первый транш уже есть, в конце прошлого года. Выделение оставшихся средств не заморожено? Или на каких вы конкретно экономических и политических условиях, какие вы политические и экономические риски закладываете, в случае если будете предоставлять помощь?

В.ПУТИН: Я отвечу на Ваш вопрос. Мы в принципе готовы были бы рассмотреть и дальнейшие шаги по предоставлению других траншей, по выкупу, дополнительному выкупу облигаций. Но наши западные партнёры просят нас этого не делать, они просят нас о совместной работе в рамках МВФ для того, чтобы побудить правительство Украины, власти Украины к проведению необходимых реформ для оздоровления экономики. Вот в таком ключе мы и намерены работать дальше, но с учётом того, что «Нафтогаз» Украины не платит «Газпрому», Правительство сейчас изучает разные варианты.

ВОПРОС: Владимир Владимирович, динамика развития ситуации к лучшему или к худшему с Украиной?

В.ПУТИН: В целом всё-таки, мне кажется, что постепенно она выравнивается. Нам надо обязательно подать сигнал тем людям, которые живут на юго-востоке Украины, они должны почувствовать себя «а» – в безопасности и «б» – участниками общеполитического процесса стабилизации в стране.

ВОПРОС: Вы всё время говорили, несколько раз уже упоминали о будущих легитимных выборах на Украине, вот кого Вы всё-таки видите в качестве кандидата компромиссного? Понятное дело, что Вы скажете: народ Украины должен сам выбирать, но всё-таки?

В.ПУТИН: Я Вам честно говорю: я даже не представляю.

РЕПЛИКА: Похоже, что жители тоже не представляют, потому что с кем бы ни общались, все в растерянности.

В.ПУТИН: Я не могу сказать. Знаете, после таких событий очень сложно что-то прогнозировать. Я уже сказал, что при всём моем неприятии такого способа прихода к власти и смещения действующей власти и действующего президента я категорически не согласен с такой формой и в целом, и для Украины, и для постсоветского пространства в целом в особенности. Почему? Потому что, повторю ещё раз эту мысль, это не прививает правовой культуры. И если кому-то позволено действовать так, то, значит, всем так позволено. А это значит хаос. Понимаете, это самое страшное, что может быть для стран с неустойчивой экономикой и не устоявшейся политической системой. Но вот в этих условиях может выскочить кто угодно. Вы вспомните, как отряды Рема действовали в то время, когда Гитлер рвался к власти. Потом эти отряды Рема обнулили и ликвидировали, по сути. Но они сыграли свою роль в приходе Гитлера к власти. Могут быть самые неожиданные варианты.

И, повторяю, в условиях, когда люди справедливо, я хочу подчеркнуть, и в этом я согласен с Майданом, справедливо требуют кардинальных перемен в политике и вывода новых, абсолютно свежих людей в верхние эшелоны власти, есть и опасность, что как чёрт из табакерки может выскочить какой-нибудь националюга, полуфашиствующий элемент (а мы видим, что там с повязками народ разгуливает до сих пор, по Киеву, напоминающими свастику), какой-нибудь антисемит, такая опасность тоже существует.

ВОПРОС: Только сегодня, кстати говоря, постпред Украины в ООН сказал, что преступления бандеровцев были фальсифицированы Советским Союзом. 9 Мая достаточно близко уже, вот как раз мы видим, кто сейчас у власти. Можно с ними вообще контактировать?

В.ПУТИН: Контактировать надо со всеми, кроме очевидных преступников, но вот в таких условиях, повторяю ещё раз, есть опасность, что кто-то проскочит, человек совсем уже с крайними взглядами, что, конечно, будет иметь тяжёлые последствия для страны.

ВОПРОС: Вы сказали, что нужно контактировать со всеми. Юлия Тимошенко на днях вроде как говорила, что собирается в Москву.

В.ПУТИН: Вы знаете, что мы работали всегда и достаточно успешно с властями Украины совсем разных политических взглядов: и с Леонидом Даниловичем работали, и с Ющенко работали. И я как Председатель Правительства Российской Федерации работал с Тимошенко: я к ней ездил, она приезжала в Россию. Разные были ситуации, связанные с осуществлением совместной деятельности по руководству экономиками стран, и споры были, и договорённости были. Но это была в целом конструктивная работа. Если она захочет приехать в Россию, пускай приезжает. Но сегодня она – не председатель правительства. В каком качестве она приедет? Но препятствовать тому, чтобы она приехала в Россию, я лично не собираюсь.

ВОПРОС: Один маленький короткий вопрос: кто всё-таки, по Вашему мнению, стоит за организацией вот этого переворота, как Вы выразились, на Украине?

В.ПУТИН: Я уже сказал, я считаю, что это всё очень хорошо подготовлено. Конечно, были боевые отряды, они до сих пор есть, и мы видели, как они эффективно работали. И в этом смысле, конечно, там западные инструкторы постарались. Но дело не в этом. Если бы власть была сильной, уверенной в себе, устойчивой, то тогда никакие националисты бы не смогли совершить тех погромов и добиться того результата, который мы сейчас видим.

Проблема в том, что ни одно из прошлых правительств не думало как следует о нуждах людей. И у нас много проблем, в России, у нас много проблем очень похожих, но они не такие острые, как там. Вот смотрите, средний доход на душу населения в России – 29 700 рублей, а на Украине, в рублях если сопоставить, 11 900, по-моему. Почти в три раза меньше. Пенсия у нас средняя 10 700, а на Украине – 5,5 тысячи, в рублях. В два раза меньше. А ветераны Великой Отечественной войны у нас вообще получают почти среднюю заработную плату работающих. То есть разница очень существенная в уровне жизни. Вот о чём надо было думать с самого начала. И конечно, нужно было бы бороться с бандитизмом, с семейственностью, с кумовством, прежде всего в экономике. Люди же всё это видят, и это вызывает недоверие к власти.

Вот это всё на протяжении нескольких поколений, я хочу подчеркнуть, современных украинских политиков привело к тому, что люди разочарованы и хотят видеть совершенно новую конструкцию и новые, свежие лица во власти. Вот это – основная питательная база того, что произошло. Но повторяю ещё раз, смена власти нужна, наверное, судя по всему, она действительно была нужна Украине, но только легитимным путём, в рамках действующей конституции, а не попирая её.

ВОПРОС: Владимир Владимирович, а если в Крыму пройдёт референдум и люди решат отделиться, сами люди, большинством голосов, Вы поддержите это?

В.ПУТИН: Сослагательное наклонение в политике не используется никогда. И я хочу остаться в рамках этих правил.

ВОПРОС: А Янукович жив вообще? Прошла информация, что он скончался.

В.ПУТИН: После того как он оказался на территории Российской Федерации, я с ним виделся один раз, это было буквально два дня назад. Он был жив, здоров и вам того же желает. Он ещё простудится на похоронах тех, кто распространяет эти сведения.

ВОПРОС: Как Вы считаете, Владимир Владимирович, в последние месяцы, когда ситуация обострялась на Украине, в чём были ошибки Януковича?

В.ПУТИН: Вы знаете, я не буду отвечать на этот вопрос – не потому, что я не знаю ответа, а я считаю, было бы некорректным с моей стороны. Понимаете, ведь…

ВОПРОС: Вы ему сочувствуете?

В.ПУТИН: Нет. У меня другие совершенно чувства. У человека, который выполняет такие функции, несёт на своих плечах такие обязанности как глава государства, есть и права, есть и обязанности. Но самая главная обязанность – это исполнять волю тех людей, которые доверили ему страну, действуя в рамках закона. Вот надо проанализировать, всё ли он сделал – то, что давал ему в руки закон и мандат избирателей, или нет. Проанализируйте и сами сделайте для себя вывод.

ВОПРОС: А какие чувства? Вы говорите: «Не сочувствие, а другие чувства». Если об этом можно узнать.

В.ПУТИН: Поговорим с Вами потом.

ВОПРОС: Вы два вопроса назад сказали, что в первую очередь нужно донести нашу позиции до жителей юга и юго-востока Украины. Это понятно, про юго-восток, но…

В.ПУТИН: До всех, в принципе, надо донести.

До всех жителей и граждан Украины. У нас там нет врагов. Я ещё раз повторяю: Украина – дружественное государство. Вы знаете, сколько в прошлом году въехало с Украины в Россию? 3,3 миллиона человек. Из них почти 3 миллиона въехало в Россию с целью работы. И они работают здесь, около 3 миллионов человек. Знаете, сколько денег они пересылают в Украину для поддержки своих семей? Посчитайте среднюю заработную плату 3 миллионов человек. Это миллиарды долларов, это заметный вклад в ВВП страны, это вообще не шуточки. И мы всех принимаем, причём много людей, которые приехали и работают у нас, с западной Украины. Они все для нас равны, они все для нас братья.

ВОПРОС: Вот я как раз хотел об этом спросить. В первую очередь много сейчас говорят о юго-востоке, это понятно, но на западе тоже ведь есть этнические русские, русскоязычные люди, и их положение, наверное, ещё хуже, они вообще не могут голову поднять, их там подавляемое меньшинство. Как может наша страна им помочь?

В.ПУТИН: Мы исходим из того, что действующие так называемые власти, если они претендуют на то, чтобы считаться цивилизованными, должны обеспечить безопасность своих граждан на всей территории своего государства, где бы они ни проживали. А мы, конечно, будем за этим внимательно наблюдать.

Спасибо.

Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 4 марта 2014 > № 1021983 Владимир Путин


Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 17 декабря 2013 > № 969356 Владимир Путин, Виктор Янукович

Заявления для прессы по окончании заседания Российско-Украинской межгосударственной комиссии

В.ПУТИН: Уважаемый Виктор Фёдорович! Уважаемые дамы и господа!

Российско-украинские переговоры прошли в деловом, конструктивном ключе. Мы обсудили состояние двусторонних отношений и перспективы их развития. Подробно говорили об этом сначала отдельно с Виктором Фёдоровичем, а затем в рамках заседания межгоскомиссии с участием руководителей ключевых министерств и ведомств.Россия и Украина – стратегические партнёры, связанные традициями дружбы и тесного взаимовыгодного сотрудничества в самых разных областях. Важно, что обе стороны проявили настрой на дальнейшее расширение всесторонних контактов, прежде всего, конечно, в экономической сфере, для чего есть все необходимые объективные предпосылки.

Не лишним будет напомнить, что многие предприятия наших стран образуют, по сути, единый хозяйственный комплекс. Российские и украинские компании поддерживают плотную промышленную кооперацию, активно работают на рынках друг друга.

Россия уверенно удерживает первое место в торговом балансе Украины, наша доля достигает 30 процентов. В свою очередь Украина на шестом – пока, надеюсь, на шестом – месте в российском товарообороте: 4,6 процента. Из стран СНГ Украина пока уступает Белоруссии.

Вместе с тем реальный потенциал торгового сотрудничества, конечно, используется не в полной мере. Наметилась даже тенденция к сокращению встречных товарных потоков. Мы обсудили причины этого спада, договорились о ряде конкретных мер по восстановлению объёма товарооборота, одобрили план действий по урегулированию торговых ограничений, нацеленный на упрощение защиты и антидемпинговых процедур.

Убеждён, его реализация позволит в разы увеличить поставки украинской продукции в Россию и другие страны Таможенного союза. Существенно возрастёт загрузка промышленных предприятий на Украине, будут обеспечены дополнительные рабочие места.

Отмечу значительное число граждан Украины, которые трудятся в России: по официальным данным, это почти полтора миллиона человека, по неофициальным – практически пять миллионов. Ежегодно эти граждане Украины, работающие в России, перечисляют своим семьям на поддержку где-то 2,3 миллиарда долларов США, это и существенный вклад в саму украинскую экономику.

Растут российские капиталовложения на Украине, их объём достигает полутора миллиардов долларов. Тысячи наших компаний, хочу это сказать – именно тысячи российских компаний представлены в металлургической, обрабатывающей, химической и других отраслях украинской экономики.

Особое внимание на переговорах было уделено взаимодействию в энергетике – и прежде всего, конечно, как это у нас традиционно бывает, в газовой сфере. Для Украины продолжают действовать скидки на российский газ, что позволило украинцам сэкономить за последние годы более 10 миллиардов долларов.

Вместе с тем, понимая определённые сложности, которые складываются на сегодняшний день на украинском рынке, имею в виду, что это в значительной степени является последствием мирового экономического кризиса, как вы видели, «Газпром» и «Нафтогаз Украины» подписали дополнение, которое даёт возможность «Газпрому» – что он и намерен делать – продавать на Украину газ по цене 268,5 доллара за тысячу кубов.

Сейчас эта цена около 400 долларов была, можно сказать. Но во всяком случае мы считаем, что это тоже временное решение, имею в виду, что долгосрочные, долговременные договорённости должны и будут достигнуты. Это касается и поставок газа на Украину, это касается и обеспечения бесперебойного транзита нашим российским потребителям в Европе.

Россия готова и дальше идти навстречу нашим партнёрам, но перед нами стоит задача выработать действительно эффективную и долгосрочную схему взаимодействия, перейти от постоянных дискуссий о цене к прагматичной кооперации, как я уже сказал, как по поставкам газа на Украину, так и по надёжному транзиту.

Значимый потенциал имеется и в авиапромышленности. Достигнута договорённость о возобновлении совместного серийного производства самолётов «Ан-124». Правительства России и Украины заключили соглашение о господдержке этой инициативы. Будем и дальше поощрять инфраструктурные проекты.

Подписан, как вы видели, документ о строительстве транспортного перехода через Керченский пролив. Это, как вы знаете, была изначально инициатива Президента Украины. В целом облегчение взаимных поездок граждан тоже наш приоритет, продолжается работа по упрощению условий пересечения российско-украинской границы. На этот счёт заключены соответствующие соглашения.

Не обошли стороной и международную проблематику. Условились теснее координировать внешнеполитические шаги, прежде всего по вопросам стратегической стабильности и безопасности в Европе, противодействия новым глобальным вызовам, среди них – наркоугроза. ФСКН России и Госслужба Украины по контролю за наркотиками договорились о плотной совместной работе и подписали на ваших глазах сейчас тоже соответствующий документ.

Традиционно особое внимание уделили культурному сотрудничеству. Подписан план мероприятий по празднованию в будущем году 200-летия со дня рождения Тараса Григорьевича Шевченко. В 2014 году также вместе отметим 70-летие освобождения Севастополя и в 2015-м – юбилей Победы в Великой Отечественной войне и 1000-летие преставления великого князя Владимира, 28 июля.

Уважаемые коллеги! Имея в виду те проблемы в украинской экономике, о которых я только что сказал, связанные, как я считаю, в значительной степени с мировым финансовым кризисом, экономическим кризисом, с целью поддержки бюджета Украины Правительство Российской Федерации приняло решение разместить в ценных бумагах украинского правительства часть своих резервов из Фонда национального благосостояния объёмом 15 миллиардов долларов США.

Хочу обратить ваше внимание на то, что это не связано с какими-то условиями, не связано ни с повышением, ни с понижением, ни с замораживанием социальных стандартов, пенсий, пособий или зарплат. И хочу всех успокоить: сегодня мы вообще не обсуждали вопрос о присоединении Украины к Таможенному союзу.

Пожалуйста.

В.ЯНУКОВИЧ: Спасибо.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги, друзья!

Мы только что услышали выступление Президента России Путина Владимира Владимировича, которое, можно сказать, было завершающим этапом наших достаточно продолжительных переговоров и подготовки к этой межгосударственной комиссии.

Я хочу поблагодарить коллег из российского Правительства, которые возглавляли подкомиссии, и, конечно, Правительство Украины. Это совместная работа. Я буду говорить так, как есть, я знаю, что этой бы работы не было на такой оптимальной скорости, если бы не политическая воля Президента России Владимира Владимировича Путина. Я об этом говорил в широком формате и хочу сейчас сказать.

Я не скажу, что у нас переговоры были простыми, потому что у нас много было вопросов, над которыми нужно было работать. Я думаю, что мы совместно подвели итоги тех недостатков, которые были в предыдущей работе, в результате которых мы получили и снижение товарооборота, и целый ряд проектов был заторможен – если даже не заморожен, нам из этого нужно будет, как говорят, извлечь уроки на будущее и не повторять таких ошибок.

Поэтому тот разговор, который сегодня у нас состоялся, завершающий, он был абсолютно конструктивный, предметный, и в широком кругу мы сделали выводы, подчеркнули, что первоочередное внимание нам всегда нужно будет уделять практической составляющей нашей работы, углублению торгово-экономического сотрудничества и реализации совместных проектов во всех сферах, представляющих наш взаимный интерес.

А фундамент нашей совместной работы строился десятилетиями и столетиями и нашими народами, и нашими специалистами, которых мы очень хорошо знаем с двух сторон, их возможностями и способностями. И конечно, наши производственно-промышленные базы, структуру наших экономик, всё то, что нас объединяет, мы не имеем права использовать по-другому, мы должны только эффективно использовать. И здесь нет этому альтернативы.

Поэтому, конечно, вся та работа, которая была проделана, нацелена на возобновление позитивной динамики взаимного товарооборота, на конкретный перечень различных проектов и подчёркивает действительно наши стратегические отношения, потому что такой товарооборот, который есть у Украины с Россией, не позволяет нам по-другому к этому относиться.

Мы должны этим и дорожить, и приумножать. Поэтому урегулирование торговых ограничений на двустороннем уровне и та дорожная карта, которая была подготовлена, План наших совместных действий, они все направлены на доступ товаров на наши взаимные рынки и значительному увеличению товарооборота.

От эффективной реализации задач, закреплённых в этом плане, напрямую зависят перспективы нашего дальнейшего развития наших стран и, конечно, благосостояние граждан наших стран. Сегодняшняя встреча подтвердила, что взаимодействие между Украиной и Россией имеет мощную базу и хорошие перспективы для дальнейшего развития.

По результатам переговоров мы подписали очень большой пакет, широкий пакет договорённостей. И я хотел бы сказать, что на 2014 год мы создаём условия не только для поставок товаров, но и, конечно, для производственной кооперации наших предприятий, которые должны осуществлять взаимовыгодные поставки сырья, материалов, выпуск комплектующих, технологически взаимосвязанных, необходимых для совместного изготовления и конечной конкурентоспособной продукции не только на рынке наших стран, но и на рынке третьих стран.

Мы с Владимиром Владимировичем определили ряд задач, которые в дальнейшем, на наш взгляд, помогут ускорить реализацию инфраструктурных высокотехнологичных проектов. Прежде всего, это относится к сферам авиа-, судостроения, атомной энергетики, ракетно-космическому комплексу.

Речь идёт, в частности, о завершении испытаний самолёта «Ан-70» и принятии по их итогам решения о совместном серийном производстве, а также о согласовании действий по организации и финансированию строительства транспортного перехода через Керченский пролив.

Мы, действительно, об этом с Владимиром Владимировичем впервые заговорили где-то лет, наверное, восемь назад, если не больше. Поэтому сейчас от слов уже мы, я думаю, переходим к делу и будем стремиться этот проект, конкретный этот шаг практически реализовать.

В ходе переговоров мы, конечно, затронули наш больной вопрос в топливно-энергетической сфере. Я абсолютно согласен с тем, что здесь идёт вопрос не только о ценообразовании. Ценообразование – это продукт нашей совместной работы. И, если говорить о перспективе, конечно, мы должны думать, как нам выстроить совместную работу, которая бы создавала мотивации для двух сторон. Я имею в виду создание условий прозрачности работы украинской газотранспортной системы, не только в газовой, но и в нефтегазовой сфере организовать сотрудничество. У нас большие перспективы, и мы имеем совместные проекты, которые можем реализовывать.

Конечно, мы обсудили актуальные вопросы сотрудничества в транспортной сфере, которую можно разделить на сферу транспорта и транспортного машиностроения. Транспортное машиностроение имеет большую перспективу нашего совместного развития. Кредитно-инвестиционная сфера, обеспечение защиты прав инвесторов – это будущее, которое мы, я думаю, в самое ближайшее время начнём реализовывать на взаимовыгодных условиях.

Я не могу не сказать о межрегиональных отношениях и приграничных связях, что напрямую связано с интересами наших граждан, которые веками жили рядом и испытывают огромные неудобства. Я думаю, что наша совместная задача – снять те проблемы, которые есть при пересечении наших границ в пунктах перехода. И тот договор, который подписан между нашими приграничными службами, на это направлен.

Особое внимание было уделено празднованию в следующем году 200-летию со дня рождения Тараса Григорьевича Шевченко. Нами подписан соответствующий план совместных мероприятий, посвящённых этому знаменательному событию.

В ходе сегодняшних переговоров мы также обсудили вопросы взаимодействия на международной арене и в рамках ключевых многосторонних структур. Мы договорились, и это зафиксировано в итоговом протоколе комиссии, провести следующее, седьмое заседание в 2014 году в Украине.

Благодарю за внимание.

Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 17 декабря 2013 > № 969356 Владимир Путин, Виктор Янукович


Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 17 декабря 2013 > № 969353 Владимир Путин, Виктор Янукович

Встреча с Президентом Украины Виктором Януковичем

Владимир Путин принял в Кремле Президента Украины Виктора Януковича. Встреча глав государств состоялась перед началом заседания Российско-Украинской межгосударственной комиссии.

В.ПУТИН: Уважаемый Виктор Фёдорович!

Позвольте Вас сердечно поприветствовать в Москве. Это наша плановая встреча, связанная с межправительственными консультациями, и я очень рассчитываю на то, что мы сможем продвинуться в решении наиболее чувствительных для нас вопросов.

Украина, без всяких сомнений, в полном смысле этого слова наш стратегический партнёр и союзник. К сожалению, и мы с Вами говорили об этом на недавней встрече в Сочи, мы наблюдаем за два последних года определённое снижение товарооборота: в прошлом году – на 11 процентов, в этом году ещё на 14,5. И конечно, настало время предпринять энергичные действия для того, чтобы не только вернуться на уровень прежних лет, но и создать условия для движения вперёд.

За последнее время наши коллеги из правительств: и руководители правительств, и министры – очень хорошо поработали на чувствительных направлениях: это энергетика, машиностроение, космос, авиация, судостроение. Вам, я знаю, они тоже докладывали о результатах своей работы. У нас сегодня есть все шансы укрепить нашу договорно-правовую базу в этом отношении, создать все необходимые условия для того, чтобы торгово-экономические связи между Россией и Украиной продвинулись вперёд.

Я очень рад Вас видеть. Добро пожаловать!

В.ЯНУКОВИЧ: Спасибо.

Глубокоуважаемый Владимир Владимирович!

Я хочу также подчеркнуть, что на уровне правительств были достаточно глубоко отработаны те вопросы, которые являются для нас очень чувствительными в экономике. Вы совершенно справедливо отметили, что то падение объёмов взаимной торговли, которое у нас произошло за последние два года, мы об этом с Вами говорили в Минске очень много, потом в Сочи, требует сегодня экстренного вмешательства.

Я думаю, что эту работу мы с вами в ближайшей перспективе должны будем скоординировать не только между нашими государствами, Россией и Украиной, но и с другими странами СНГ, чтобы у нас всё-таки в полной мере заработала зона свободной торговли.

Мы знаем, что тот глубокий уровень кооперации, который есть между Украиной и Россией, конечно, также привлекает и другие страны СНГ. И Украина, как председательствующая страна в 2014 году, сделает всё, чтобы скоординировать эту работу. У нас была возможность исправить ситуацию, потому что предприятия, которые начали терять объёмы торговли, конечно, находятся в сложном экономическом состоянии.

И технологически невозможно там, где технологический непрерывный цикл, выпускать низкие объёмы продукции, невыгодно. Поэтому это наша общая задача. И я знаю, что Вы знакомы с той работой, которую проделали наши правительства. Те соглашения, которые подготовлены, и меры, которые мы будем принимать в самое ближайшее время, позволят нам в значительной степени улучшить ситуацию в самое ближайшее время.

В отдельных отраслях нам, конечно, нужно принимать кардинальные решения. И мы можем целый ряд продукции, уже новой продукции, нового качества, выпускать совместно. Это нам выгодно на взаимовыгодной основе.

Я не могу не коснуться нашего традиционного вопроса – газового вопроса. Надеюсь, что та программа, которую предложил «Газпром» Украине, и «Нефтегаз» со своей стороны также видит свои возможности, то есть я думаю, что мы с вами не будем препятствовать их договорённостям. И мы отрегулируем эти вопросы тоже на принципах взаимной выгоды. Этого ждут украинские товаропроизводители с большим нетерпением.

Я хотел бы коснуться, конечно, таких очень чувствительных вопросов, как энергетическое машиностроение, транспортное машиностроение, судостроение, авиастроение и космос. Все эти программы или доработаны, или осталось совершенно немного времени, чтобы закончить, я думаю, в этом году. Если мы что-то не подпишем с Вами сегодня, то в ближайшее время мы должны подписать и работать дальше. То есть наша сегодняшняя встреча, конечно, в определённой степени, учитывая объём тех решений, которые подготовлены, особенно в вопросах двухсторонней торговли, является в определённой степени стратегической.

Поэтому мы не должны останавливаться на этом и должны дальше развивать наше стратегическое партнёрство. Конечно, здесь речь идёт и о приграничной торговле, речь идёт и о межрегиональном сотрудничестве. Нам в обязательном порядке нужно развивать эти направления, которые создают для людей удобства и при пересечении границ, и при пересечении товаров.

Это те вопросы, которым, я думаю, нам нужно уделить достаточно внимания, и проводя совместные бизнес-форумы. Регионы многое могут делать, очень важно им, как говорят, создавать условия, а ещё правильнее будет сказано – если не мешать. Они всегда быстро договорятся, особенно приграничные регионы. И я думаю, что эта задача должна быть постоянно в поле зрения нашей работы.

Я не могу не сказать о праздновании 200-летия Тараса Григорьевича Шевченко. У нас есть программа, которую, как мне сказали, Вы её рассмотрели и одобрили, и 2014 год – год юбилейный, посвящённый 200-летию. Это тот поэт, который объединяет наши народы во многом. Это такой провидец, который многое-многое видел и завещал.

Спасибо, Владимир Владимирович, за проделанную работу. Я думаю, итоги этой работы лягут в основу уже наших дальнейших действий.

В.ПУТИН: Вы упомянули о гуманитарной составляющей, о 200-летии Тараса Григорьевича Шевченко. Наши коллеги в этой сфере тоже поработали, есть конкретные предложения по развитию гуманитарного сотрудничества. Оно очень важно для людей, которые не просто родственников имеют, а у нас таких семей в России и на Украине очень-очень много, но это важно и для тех, кто работает сегодня в России.

Только по официальным данным у нас около полутора миллионов человек работает с Украины, а так, по разным подсчётам, до пяти миллионов человек. Это большое количество людей, которым, конечно, нужно создавать благоприятные условия для того, чтобы они могли здесь свободно жить, работать, перемещаться через границу и помогать своим семьям, которые ждут поддержки дома. Мы обо всём этом сегодня поговорим.

<…>

Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 17 декабря 2013 > № 969353 Владимир Путин, Виктор Янукович


Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 12 июля 2012 > № 598441 Владимир Путин, Виктор Янукович

Владимир Путин и Президент Украины Виктор Янукович приняли участие в заседании Российско-Украинской межгосударственной комиссии. Заседание Комиссии началось с минуты молчания в память о жертвах наводнения на Кубани.

По итогам заседания Комиссии принят пакет двусторонних документов.Кроме того, Владимир Путин и Виктор Янукович сделали заявления для прессы и ответили на вопросы журналистов.

Вступительное слово на заседании Российско-Украинской межгосударственной комиссии

В.ЯНУКОВИЧ:Уважаемые участники заседания!Прежде чем начать это заседание, я хотел бы объявить минуту молчания в связи с тяжелыми последствиями масштабного наводнения в Краснодарском крае, которое повлекло многочисленные человеческие жертвы.

(Минута молчания).

Уважаемые коллеги! Уважаемый Владимир Владимирович!

Мы рады Вас приветствовать в солнечном Крыму. Вижу, что все настроены на продуктивную работу, и уверен в том, что нам есть что обсудить, тем более что мы давно планировали и ожидали эту встречу.

Я также считаю, что тот формат Межгосударственной комиссии, который создан, даёт возможность проанализировать состояние развития двусторонних отношений, обобщить позитивный опыт, обменяться мнениями по многим актуальным вопросам и найти решение непростых вопросов, сдерживающих взаимодействие в различных сферах.

Уверен в том, что некоторые направления нашего сотрудничества нам нужно будет скорректировать с учётом существующих реалий, а также итогов выполнения решений предыдущего заседания Комиссии, и определить точки приложения совместных усилий с целью дальнейшего динамичного, стабильного развития украино-российского диалога на основе стратегического партнёрства.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Наши отношения развиваются в особой атмосфере, которой, помимо взаимного доверия, уважения и понимания, присущи реализм и прагматизм. Именно такой подход позволяет Украине и России искать разумные компромиссы и конструктивно решать возникающие вопросы. Без сомнения, важное место в системе украино-российского сотрудничества занимает прямой и открытый диалог на наивысшем уровне. Мы договорились с Владимиром Владимировичем о том, что в ближайшее время осуществим государственные визиты: Президента Украины – осенью этого года, а Президента России – в 2013 году, и это время мы выберем совместно.

Каждая встреча глав государств в рамках Комиссии – это продуктивные переговоры по всему комплексу вопросов двустороннего взаимодействия. Это договорённости, нацеленные на высокую результативность. Я хотел бы подчеркнуть, что по итогам 2011 года мы вышли на рекордный уровень объёма взаимной торговли – более 55 миллиардов долларов США. Это, бесспорно, очень серьёзный результат.

И нам необходимо не только сохранить такую позитивную динамику, но и приумножить наши результаты. При этом мы призваны ускорить столь необходимую модернизацию национальных экономик, повысить конкурентоспособность нашей продукции на мировых рынках.

Убеждён, что в ближайшее время следует сделать шаги для достижения более ощутимых результатов в реализации совместных проектов в области авиастроения, и для этого уже проделана огромная работа в области космоса, атомной энергетики, транспортной инфраструктуры.

Хочу подчеркнуть, что важным аспектом для такой работы является взаимная выгода и экономический прагматизм. Поэтому все эти вопросы мы, конечно, сегодня обсудим.

Я хотел бы, Владимир Владимирович, Вам предоставить слово, и затем мы продолжим и конкретизируем целый ряд направлений, по которым мы сегодня сделаем маленький анализ с учётом работы наших правительств, тех материалов, которые нам подготовили.

В.ПУТИН: Уважаемый Виктор Фёдорович, дорогие друзья!

Позвольте мне прежде всего сердечно поблагодарить Виктора Фёдоровича за инициативу собраться сегодня здесь, в Крыму. Наша большая Госкомиссия давно не собиралась в таком составе – уже более двух лет. Это были объективные причины. Сейчас ситуация изменилась, и, действительно, мы готовы к тому, чтобы поднять на новую высоту уровень нашего взаимодействия.

Большую работу проделали наши коллеги, в том числе и здесь присутствующие. 27 июня в Киеве состоялась встреча глав правительств, и комитет по экономическим вопросам подготовил целый ряд предложений и проектов, которые мы можем и должны двигать вперёд.

Виктор Фёдорович уже отметил – самым, конечно, важным для нас является сотрудничество в торгово-экономической сфере. Мы уже в ходе разговора с глазу на глаз упомянули, и я сказал о том, что Украина играет важную роль в торгово-экономических связях России: у неё шесть с небольшим процентов – 6,2 процента – в общем объёме торгово-экономических связей России.

Это немало, и если мы будем иметь в виду глубокую кооперацию между нашими отраслями производства, то мы поймём, что за этими цифрами стоят не просто цифры, выражающиеся в процентах. За этим стоит качественное взаимодействие наших крупнейших предприятий и целых отраслей экономики.

Мы, разумеется, поговорим сегодня и о нашем сотрудничестве в военно-технической сфере, здесь у нас тоже много возможностей. Работа уже идёт, и идёт в прямом смысле этого слова в практическом ключе.

Россия является традиционным рынком сбыта для продукции военного назначения очень многих украинских предприятий, так же как и некоторые наши отрасли зависят от украинских партнёров.

Но в военно-технической сфере, в этой области мы должны будем поговорить о наших планах очень подробно, имея в виду, что от этого зависит не только состояние наших Вооружённых Сил, но и состояние высокотехнологичных отраслей экономики, таких как авиация, космос, судостроение.

Хотя каждое из этих направлений имеет, конечно, и своё самостоятельное значение, не привязанное к военному сотрудничеству. В плане военного сотрудничества, конечно, будем говорить и о наших договорённостях по пребыванию российского военного флота в Крыму.

Другим важным аспектом нашей совместной работы, безусловно, является гуманитарная составляющая. Это и язык, культура, это культурный обмен в самом широком смысле этого слова. Мне, наверное, не стоит в этой аудитории говорить, с каким уважением и интересом в России относятся и к украинской культуре, и к украинскому языку, и к украинским традициям.

У нас в России живёт три миллиона украинцев. Но дело не только в трёх миллионах этнических украинцев. Дело в том, что очень много дружеских личных связей. Если иметь в виду, что у трёх миллионов украинцев в России есть ещё жены и дети, то это уже как минимум в два-три раза больше. Но традиционные, исторические связи между Россией и Украиной просто обязывают к тому, чтобы мы больше внимания уделили именно этим гуманитарным аспектам.

Украина и Россия – очень надёжные партнёры на международной арене. В 2013 году Украина будет председательствовать в ОБСЕ, и, безусловно, нам бы тоже хотелось поговорить о ваших приоритетах, услышать о ваших приоритетах и обсудить наше возможное содействие в организации этой работы с украинских позиций.

Это далеко не весь перечень вопросов, который мы собираемся сегодня обсудить.

Спасибо большое за внимание!

Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 12 июля 2012 > № 598441 Владимир Путин, Виктор Янукович


Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 11 октября 2011 > № 416702 Владимир Путин, Юлия Тимошенко

Находящийся с рабочим визитом в Пекине В.В.Путин прокомментировал по просьбе российских журналистов приговор, вынесенный экс-премьеру Украины Ю.В.Тимошенко.

В.В.Путин: Я, правда, не очень понимаю, за что ей дали эти семь лет. Тимошенко для нас и для меня лично – не друг, не родственник, более того скорее политический оппонент, потому что она, как вы знаете, всегда была в политике человеком, условно говоря, западно-ориентированным. А я-то считаю, что мы – и Россия, и Украина – получали бы больше конкурентных преимуществ, если бы объединяли свои усилия в рамках интеграционных процессов на постсоветском пространстве. Просто это выгоднее. Я не говорю ни о какой политике, чисто прагматично по экономике, хозяйственной стороне дела. Но это, безусловно, всегда суверенный выбор другой страны, в данном случае Украины. Кстати говоря, и сегодняшнее руководство, как мы слышим это из публичных выступлений, придерживается фактически такой же точки зрения, здесь мало что изменилось.

Что касается газовых дел, то я же не знаком с обвинительным заключением суда. Я не знаю, что там написано конкретно. Но если судить по материалам средств массовой информации, то обвинительный приговор вынесен за подписание контрактов с Россией по газу. Во-первых, Тимошенко ничего не подписывала. Контракты подписаны на уровне хозяйствующих субъектов – «Газпромом» и контрпартнёром – НАК Украины.

Во-вторых, самое главное заключается не в этом. Самое главное заключается в том, что эти коммерческие контракты подписаны в полном соответствии с законами России и законами Украины и международными правилами и нормами. При подготовке этих документов мы исходили из практики, которая сложилась у «Газпрома» с другими партнёрами в Европе. При определении цены на газ там применяется точно такая же формула, как в аналогичных контрактах с другими европейскими партнёрами. Точно такая же формула! Но что очень важно, это то, что впервые за многие годы сотрудничества с Украиной мы разделили контракт на поставку газа в саму Украину и на транзит в страны Евросоюза. Это принципиальный вопрос, потому что это не связывает какие-то спорные двусторонние отношения между Россией и Украиной в газовой сфере с транзитом нашего газа в европейские страны. Я считаю, что ставить под сомнение весь этот комплекс договорённостей – это опасно и контрпродуктивно. Спасибо.

Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 11 октября 2011 > № 416702 Владимир Путин, Юлия Тимошенко


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter