Всего новостей: 2659905, выбрано 9 за 0.002 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Радзиховский Леонид в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыСМИ, ИТОбразование, наукаАрмия, полициявсе
Россия. Сирия. Украина > Армия, полиция. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 26 февраля 2018 > № 2511414 Леонид Радзиховский

Путин будет отступать

Вся государственная политика России — это пиар. Как в Сирии, так и на Донбассе.

Леонид Радзиховский, Новое время страны, Украина

Россия будет стараться свести к минимуму свое участие в сирийской войне. Но насколько ей это удастся — вопрос сложный. У Путина ведь никогда не было разумной цели в Сирии: ни экономической, ни с точки зрения безопасности. Если они были, он бы их либо достиг и ушел из Сирии, либо же отказался от желаемого.

Россия влезла в Сирию по той причине, которой она руководствуется везде. Вся государственная политика России — это пиар. Россия не преследует цель создавать империю, кого-то присоединять или захватывать. Последние 20 лет таких целей у России не было.

Это чисто пиар — желание обратить на себя внимание Запада, показать себя перед США и продемонстрировать собственному населению, «какие мы великие» и так далее. С этой точки зрения пиар-война в Сирии, так же, как и пиар-война на Украине — процесс бесконечный. Ведь раз уже начал пиариться, то надо пиариться. Как только прекращаешь, пиар окончен.

Путину плевать на экономические потери: по сравнению с остальным, расходы на войну в Сирии ничтожны и анекдотичны. Да и человеческие потери Путина совершенно не волнуют. Ну, погибло 200 человек — в масштабах 150-миллионной России это разве много?

Дело в другом: население и элита устали от бессмысленной войны с Западом. Поэтому следующий срок Путина начнется с попыток разрядить отношения с США и Европой. И поэтому надо отступать — другого выхода нет. Нужно уходить из Сирии, Украины и так далее. Но вот как это сделать, чтобы при этом окончательно не потерять лицо и по-прежнему изображать из себя «великого и крутого» — вопрос.

Активизации России в Сирии точно не будет, потому что там слишком много влиятельных и грубых игроков, имеющих там, в отличие от россиян, конкретные и реальные интересы. Там есть Турция и ее склока с курдами, Иран и его склока с Израилем и Саудовской Аравией и т.д. Все эти страны кровно заинтересованы в этой войне — для них вопрос не пиара, а безопасности, территории и т.д. И полагаю, ради пиара Путин не захочет еще больше углубляться в эту кучу, где все против всех.

В этом контексте Россия может и согласиться на миротворцев. Она уже тысячу раз об этом объявляла. Но об условиях еще придется поторговаться. Насколько мне известно, Россия согласна на введение миротворцев на всю территорию Донбасса, но при условии, что Украина выполнит свою часть минских обязательств: проведет на той территории выборы, даст автономию и т.д.

Но если Украина не захочет этого делать, то у Путина есть и другой вариант: перекинуть это удовольствие на американцев. Пусть Америка и Европа уламывают Киев. Возможно, в какой-нибудь Швейцарии будет какая-нибудь конференция с участием разных стран, которые, попивая кофе, будут рассуждать об этой проблеме.

Для Путина нет проблемы сохранения Донбасса — он ему не нужен. И война на Украине ему абсолютно не нужна. Но насколько я понимаю, проблема есть у Порошенко. Недовольство людей растет, и сейчас это можно скрывать за разговорами о войне и врагах. Мол, каждый день погибают люди, надо сплотиться, сейчас не до внутренних споров, главное — это враг. Но как только последний исчезает — так все, катастрофа.

Россия. Сирия. Украина > Армия, полиция. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 26 февраля 2018 > № 2511414 Леонид Радзиховский


Россия. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 22 января 2018 > № 2466568 Леонид Радзиховский

Три причины, по которым Путин не отправит войска на Киев

Почему Украина и Россия не объявят войну друг другу

Леонид Радзиховский, Апостроф, Украина

Признание России агрессором согласно принятому в Украине закону о реинтеграции Донбасса не повлечет за собой объявления войны или усиления боевых действий. Украина никому войну объявлять не может и не будет, а у президента РФ Владимира Путина минимум три причины, по которым он никогда не отправит войска на Киев. Такое мнение высказал «Апострофу» российский журналист и публицист Леонид Радзиховский.

Это уже какой-то фильм про Барона Мюнхгаузена: он объявил войну Англии, которая капитулировала за 5 минут до того, как он это сделал.

Объявление войны при сохранении Договора о дружбе и дипломатических отношениях — это был бы действительно вклад Украины в мировую историю дипломатии. Даже Гитлер, напав на СССР 22 июня, все-таки дипломатические отношения разорвал, хоть и после нападения. А такого чуда, как объявить войну и сохранить дипломатические отношения?.. Такое чувство юмора, по-видимому, присуще только украинским депутатам.

Россия в таком случае объявит ответную войну Украине. При этом ни одна сторона не порвет Договор о дружбе и будет такая «взаимодружеская» война с сохранением дипломатических отношений.

Обернется ли это какими-то реальными действиями со стороны России? Путин не только до Киева идти не хочет, он даже не хочет первым рвать Договор о дружбе, не хочет первым рвать дипломатические отношения. Это непопулярно в России. А уж, тем более, новые мощные действия непопулярны на Западе, остатками отношений с которым Путин дорожит.

О военных действиях речи быть не может в принципе. Все понимают, что если украинская армия предпримет военные действия, то ответ будет катастрофическим для Украины. Но он будет катастрофическим и для России, потому что даже локальная война с Украиной — не поход на Киев, а, скажем, разбить войска на Донбассе и отхватить еще кусок земли — была бы катастрофой для России по нескольким очевиднейшим причинам.

Первое — это гробы. Аккурат накануне голосования (на выборах президента РФ в марте — «Апостроф») получить несколько сотен гробов в лучшем случае или пару тысяч гробов в худшем. Это, конечно же, «прекрасные, оптимальные» условия для голосования.

Второе — я даже не представляю, каким будет виток конфронтации с Европой, и она сама этого не представляет. Будут жесточайшие ответные действия вплоть до эмбарго на продажу газа и нефти, что обернется экономической катастрофой в России.

Третье — что Путин будет делать дальше, разгромив украинскую армию и захватив какие-то украинские территории? Россия не знает, что делать с этим «чертовым» Донбассом, который худо-бедно, но надо поить, кормить, тащить. А отхватить еще какие-то территории — и что делать там? Кормить, поить и тащить? На кой черт России это надо? Это абсолютное безумие.

И, кроме того, война — это вообще очень дорогое удовольствие. Даже локальная, короткая, которая продлится пару недель. Причем патриотического восторга о том, что «мы разгромили украинскую армию», не будет. У части населения он будет, но это будет короткий всплеск эмоций. А сама война вызовет только новое раздражение с вопросами: «Зачем нам это надо? Какого черта мы воюем?».

Чтобы была война, украинцы должны напасть. А украинская армия реально не нападет, поскольку Петр Порошенко — не психически больной человек. Ему нет смысла нападать, чтобы быть гарантированно разгромленным.

Россия же первой не пойдет по той простой причине, что это будет катастрофой. Как внутри страны, так и на внешнем рынке. И, самое главное, будет экономическая катастрофа. Россия еле-еле вылезает из тяжелой стагнации. И в этой ситуации нет ни малейшего смысла идти на военные расходы, пусть и кратковременные, но очень неприятные, которые бюджетом не запланированы. А, во-вторых, что гораздо хуже, захватив новый кусок, надо дальше тащить на своей шее все это удовольствие.

Россия. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 22 января 2018 > № 2466568 Леонид Радзиховский


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 января 2018 > № 2465199 Леонид Радзиховский

Украина признала Россию агрессором: чем ответит Путин

После решения Верховной рады обострение на Донбассе вряд ли произойдет.

Леонид Радзиховский, Апостроф, Украина

Принятие Верховной радой закона по Донбассу, в котором Россия официально названа агрессором, вызовет в РФ лишь реакцию на словах. При этом вряд ли стоит ждать резких движений со стороны Кремля и Владимира Путина. Такое мнение высказал «Апострофу» российский журналист и публицист Леонид Радзиховский.

Естественно, будет возмущенное заявление МИД России и так далее. Будет крик по телевизору — кричать будут еще громче. Но это все вещи очевидные и совершенно бессмысленные.

А какие конкретно шаги может Россия предпринять в ответ, мне не совсем понятно. Ведь до сегодняшнего дня нет разрыва дипломатических отношений с Украиной и денонсации Договора о дружбе между Украиной и РФ.

Я не вижу, откровенно говоря, асимметричных действий России. Конечно же, будут истерики и крики по телевизору, что Украина — сама агрессор. Но это всего лишь крик.

В ответ Госдума РФ может принять решение, что Украина — это «бандеровское государство нацистов, националистов и фашистов». Такую резолюцию может принять российский так называемый парламент, но при этом они тоже не будут рвать дипломатические отношения и договор об «очаровательной дружбе», которая уже не имеет границ. Ведь с 2014 года наша «дружба» стала безграничной.

Так вот, Договор о дружбе не рвут, дипломатические отношения сохраняют и при этом матом кроют друг друга. Таковы особые «братские» отношения, такова особая «семья» народов.

А резолюцию Госдумы РФ о каком-нибудь антироссийском режиме на Украине можно назвать в каком-то смысле асимметричным решением. Мол, «вы нас агрессором называете, а мы вас назовем козлами — сам козел и за козла ответишь». То есть орать и принять какое-то асимметричное решение — это они могут. Но ни та, ни другая стороны не хотят брать на себя ответственность за абсолютно неизбежное в такой ситуации решение о разрыве дипломатических отношений.

Ведь, насколько мне известно, Украина, объявив Россию агрессором, не денонсирует Договор о дружбе и дипотношения не разрывает. И это, конечно, фантастическое решение, поскольку украинские депутаты называют Россию агрессором, сохраняя с этой страной дипломатические отношения.

Но я не думаю, что Россия сама пойдет на разрыв дипломатических отношений с Украиной и денонсацию Договора о дружбе. Причина такова — перед выборами Путин не заинтересован в новом витке обострения и истерики. Раньше такие штуки работали на консолидацию избирателя и поднимали его рейтинг, поскольку ему это было очень выгодно. Но сейчас, мне кажется, население России здорово устало от этой бесконечной конфронтации — и не только с Украиной, а также со США, Евросоюзом, устало от внешних авантюр, напряжения и так далее. И поэтому сейчас идти на новый виток скандала бессмысленно, потому что это бы вызвало ответную реакцию в Европе, дополнительные санкции со стороны США. В общем — целая история. Может быть, это вызвало бы какую-то дополнительную военную реакцию на Донбассе — небольшие перестрелки и так далее.

Я не думаю, что сегодня Путин решит, что это ему выгодно в канун голосования. Конечно, для какой-то части избирателей это будет включением безусловного рефлекса. Мол, объединимся, сплотимся, наших бьют, лезут, сотрем в порошок и так далее. Но у другой — довольно существенной — части избирателей это вызовет общее раздражение. Конечно, раздражение и по поводу Украины, но ведь они за нее не голосуют, поэтому это значения не имеет. Но и раздражение по поводу Путина, что без конца идут какие-то скандалы, авантюры. Например, порвали дипотношения с Украиной — а зачем мы это сделали? Разорвали Договор о дружбе — а для чего это?

Хотя для России это было бы совершенно не болезненно, потому что это не означает автоматической высылки почти двух миллионов украинцев, работающих в РФ, которые приносят большую пользу российской экономике. Их не обязательно высылать, потому что после разрыва дипотношений какое-то другое государство, например Беларусь или какая-нибудь Швейцария, может взять на себя их юридические проблемы. Они будут решать их через посольство какой-то другой страны.

Возможен и, насколько я понимаю, другой вариант. Дипломатические отношения разрываются, посольства, допустим, закрываются, но остается еще консульство. И через украинское консульство проблемы людей практически решаются. То есть тут возможны разные варианты.

Но я еще раз повторяю, что разрыв дипотношений не означает высылки людей. А она была бы для России крайне неприятной экономически, а для Украины — еще в 10 раз неприятнее. Потому что если на Украину вернется два миллиона обозленных людей, у которых нет работы и которым непонятно куда деваться, то это, конечно, страшно обострило бы ситуацию. И непонятно, на кого они будут обозлены — на Россию, которая их выслала, или на украинское правительство, если оно примет такое решение.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 января 2018 > № 2465199 Леонид Радзиховский


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 30 ноября 2017 > № 2426753 Леонид Радзиховский

Путин выдает катастрофу за успех: как заставить Россию уйти с Донбасса

Леонид Радзиховский, Апостроф, Украина

Новые санкции США против России никак не повлияют на агрессию Москвы в Украине. Тем более, накануне выборов Владимир Путин не будет демонстрировать слабость. При этом есть только один вариант, как заставить РФ прекратить войну, который неприемлем для Европы и Штатов. Такое мнение высказал «Апострофу» российский журналист и публицист Леонид Радзиховский, комментируя введение новых секторальных санкций против РФ.

В системе приоритетов любого авторитарного режима стоит имидж. Как говорилось в какой-то рекламе: «Имидж — ничто, жажда — все». А в авторитарных режимах все ровно наоборот: «Жажда — ничто, а имидж — все». Поэтому Путин не будет демонстрировать слабость. А любое отступление в его понимании — это демонстрация слабости.

Уж как-то будут выкручиваться компании (в банковском и энергетическом секторах, против которых введены новые санкции, — «Апостроф»). Сколько раз вводили эти санкции, сколько раз усиливали, но очень серьезного эффекта это не давало. Да, санкции тормозят, замедляют рост, но какого-то фатального ущерба не наносят.

А кроме ответных словесных выпадов никакой реакции не будет. Свою позицию Москва много раз формулировала и менять ее не будет — ввод миротворцев, но только при условии полного выполнения Минских соглашений, особый статус (оккупированного Донбасса, — «Апостроф») и так далее. Все это тысячу раз сказано и никаких перемен позиции Москвы, естественно, не будет. Так же, как и не наступило никаких перемен (в так называемой ЛНР, — «Апостроф») после ухода Игоря Плотницкого и прихода Леонида Пасечника. Неважно — кто ушел, кто пришел. Когда только «сожрали» Плотницкого, я сказал, что ничего не изменится.

Другое дело, если будет синергетический эффект (от санкций, — «Апостроф»), то есть количество перейдет в качество. Но пока что совершенно этим не пахнет. Посмотрим, какие санкции американцы введут в феврале. Они грозятся какими-то страшными санкциями.

Но я не верю в февральские санкции. Не думаю, что американцы пойдут на какие-то жесткие санкции, поскольку они не хотят терпеть ни малейшего убытка сами. Пока санкции выгодны американцам, они на них с удовольствием идут. А когда они будут невыгодны, американцы на них не пойдут.

Как заставить Россию уйти с Донбасса? Во-первых, войны сейчас как таковой нет, а конфликт заморожен. Во-вторых, спонсирование «республик» не прекратится по той простой причине, что если это сделать, то там начнется полнейший голод. Поэтому на это Россия никогда не пойдет.

Вообще говоря, с этими «республиками» и с Крымом произошло то, что Путин называет геополитической катастрофой. Это была геополитическая катастрофа для России. Для Украины, наверное, тоже. Но, прежде всего, для России. Но для Путина принципиально важно, чтобы люди так не думали. Ему важно показать, что это не геополитическая катастрофа, а, наоборот, большой успех — «Крымнаш», «спасаем русских» и так далее. Имидж Путина завязан на этих «республиках». Поэтому отдать свой имидж он ни за какие деньги не может.

Я считаю, что по Крыму — тут вопрос вообще закрыт. А что касается «республик», то вопрос открыт. Путин мог бы уйти при одном единственном условии: если он сохраняет свой имидж. Как это можно сделать, он вроде объяснил: если выполнить все эти Минские соглашения, если эти «республики» получат привилегии, особый статус, особый режим управления и так далее, то тогда Путин смог бы внутри России выдать уход с Донбасса за большую геополитическую победу. Мол, мы, Россия смогли навязать Украине и Западу то решение, которое нам нужно. Поэтому мы уходим с развернутыми знаменами и высоко поднятой головой.

Но поскольку Украина на это никогда не согласится, потому что это означало бы политическую катастрофу уже лично для Петра Порошенко, то, соответственно, это стоп. Ни туда, ни сюда.

Поможет ли уход Путина? Ну, во-первых, он остался как минимум до 2024 года. А, во-вторых, санкции могли бы решить проблемы, если бы в России начался голод. Но таких санкций еще не изобрели в природе. Теоретически, если бы Запад согласился на огромные риски и потери для самого себя и перекрыл бы реально торговлю с Россией, то вот тогда… Но Запад на это никогда не пойдет. За 2016 год торговля России со странами ЕС и Соединенными Штатами значительно выросла. Между прочим, и торговля России с Украиной значительно выросла.

Поэтому на такие санкции, которые реально режут ножом по живому, ни один дурак никогда не согласится. Символические санкции — это, безусловно неприятно, но совершенно не фатально для России. Более того, я абсолютно уверен, что эти сверхгрозные и сверхстрашные санкции, которые обещают в феврале 2018 года, которые персонально направлены против людей из окружения Путина — это абсолютная туфта. В том смысле, что если любой Ротенберг или Тимченко, или Ковальчук на законном основании что-то купил в США, будь то недвижимость, акции или что угодно, то никто его пальцем не тронет, а все его при нем и останется. Вот если можно доказать, что это куплено с уклонением от налогов, отмыванием денег, тогда будут проблемы. Но я думаю, что большинство людей из близкого окружения Путина не такие идиоты, чтобы за 4 года ничего не сделать. Сомнительные активы давно ликвидированы, а бесспорные, прозрачные активы при них и останутся. Никто им ничего не сделает.

Я не думаю, что американцы пойдут на беспредел и начнут отбирать честную, так сказать, собственность. Тогда, простите, они всю свою экономику развалят, а они этого делать, естественно, не будут. Поэтому санкции — это символические обмены символическими уколами. Это как дуэль, где оба благородных соперника выпалили в воздух и разошлись.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 30 ноября 2017 > № 2426753 Леонид Радзиховский


Украина. Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 ноября 2017 > № 2388899 Леонид Радзиховский

Сойти с ума: Украина пойдет захватывать Приднестровье при одном условии

Леонид Радзиховский, Апостроф, Украина

Вхождение Приднестровья, молдавского «аналога» так называемых ДНР-ЛНР, в состав Украины абсолютно не нужно ни Тирасполю, ни Киеву, ни Кишиневу. Украина стала бы захватывать никому не нужную непризнанную «республику» лишь в одном случае — если бы сошла с ума. Такое мнение «Апострофу» высказал российский публицист и журналист Леонид Радзиховский, комментируя заявление президента Молдовы Игоря Додона о том, что Приднестровье может войти в состав Украины.

Слова Игоря Додона производят впечатление какого-то бреда. Я впервые слышу о главе государства, который говорит о том, что будет, если его государство перестанет существовать. Это по меньшей мере странно. Непонятно, чем это заявление мотивировано. Еще менее понятно, почему его волнует, что будет с Приднестровьем, если его государство перестанет существовать. Наконец, совсем уж странно, что он решает за Украину, присоединит она к себе Приднестровье или нет. Все тезисы этого человека производят впечатление бреда. Никакого рационального смысла в этих словах ни с какой стороны я не вижу. Если он таким образом хотел подлизаться к России, то это тоже крайне глупо.

Насколько я понимаю, основное развлечение Додона — это собачиться с парламентом Молдовы. Он хочет загнать в угол своих парламентариев и получить какое-то преимущество. В частности, он показывает, что вот у него есть решение проблемы Приднестровья, которое состоит в федерализации Молдовы. Но это опять же, насколько я понимаю, пустой треп, поскольку от него это не зависит, а парламент на это никогда не пойдет. Это во-первых.

Во-вторых, сама эта [Приднестровская молдавская] «республика», как мне кажется, меньше всего хочет вернуться в Молдову в любом качестве, будет она частью федерации или нет. Им и так хорошо. Зачем им Молдова? Потому эти его предложения — чисто демагогические, поскольку ни Кишинев, ни Тирасполь ему не подчиняются.

По поводу Украины это могло быть чисто теоретическое допущение, поскольку есть общая граница. Но практически вхождение Приднестровья в состав Украины абсолютно не нужно ни Тирасполю, ни Киеву, ни Кишиневу. А продать это так, что вот я, Додон, защищаю Тирасполь от поглощения Украиной, — ну, это детский сад какой-то, опасности такой нет.

Что касается того, что интересует Россию… Думаю, Россию интересует одно — чтобы поменьше говорили о Приднестровье, потому что России это сегодня ни с какой стороны не интересно и не важно. Сейчас я не могу вообразить себе условия, при которых Россия вновь активно займется вопросом Приднестровья. Для этого в России, во-первых, должны появиться лишние деньги, которых, мягко говоря, нет. Как правильно сказал Додон, сейчас даже газ Приднестровью Россия бесплатно не поставляет.

России явно не до них. Если бы Украина сошла с ума и стала реально захватывать никому не нужное Приднестровье, тогда Москва бы, наверно, вмешалась. Или если бы Кишинев вдруг взбесился и стал посылать войска в Приднестровье… Другими словами, чтобы Москва вновь заинтересовалась Приднестровьем, его надо спасать от кого-то. Но спасать его абсолютно не от кого, кроме самих руководителей Приднестровья, от которых спасать его невозможно.

Украина. Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 ноября 2017 > № 2388899 Леонид Радзиховский


Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 25 октября 2017 > № 2364458 Леонид Радзиховский

Жесткий приказ Кремля: почему Собчак признала Крым украинским

Леонид Радзиховский, Апостроф, Украина

Журналист и возможный кандидат в президенты России Ксения Собчак на пресс-конференции 24 октября заявила, что Крым принадлежит Украине и был отнят Россией в нарушение Будапештского меморандума. Кроме того, она указала на необходимость решения вопроса украинских политзаключенных в РФ. Российский публицист и журналист Леонид Радзиховский рассказал «Апострофу», почему, по его мнению, Собчак выступила с подобным заявлением и что указывает на то, что она баллотируется в президенты «по жесткому приказу Кремля».

Поскольку кандидат в президенты Ксения Собчак — проект Кремля, она же не должна выходить и говорить: «Я — за Путина». Она должна говорить: «Я — против Путина. Я представляю оппозиционную точку зрения». Это ее роль в этом спектакле. Она в соответствии с ролью себя и ведет. Более того, она формулирует такие резкие оценки, которые в России относительно мало кто поддерживает. Потому что, во-первых, ей нет нужды гоняться за большим количеством тех, кто за нее проголосует. Во-вторых, как раз такие резкие оценки, которые не совпадают с мнением большинства жителей РФ, работают на то, чтобы показать, насколько слабы, непопулярны и невлиятельны прозападные либеральные силы. Так что она все делает, как и было задумано.

Она и дальше будет Путина критиковать, и достаточно энергично. Просто не переходя на личности и не задевая темы, связанные с личными деньгами, то есть те, которые Путину неприятны и для него лично болезненны. А политически она, безусловно, будет именно его критиковать. Кого же еще?

По российскому закону, который ради Собчак никто же не изменит, в президенты можно идти или от партии, которая представлена в Думе, либо имеет там какое-то количество голосов («Яблоко», например) — но у Собчак нет никакой партии, вообще никакой, — или собрав не менее 300 тысяч подписей по всем регионам России. У Собчак нет организации, она должна вот сейчас, с колес, создать организацию, которая за полтора-два месяца соберет по всем регионам России 300 тысяч подписей, но не более двух тысяч в каждом регионе. И это должны быть подписи такого качества, чтобы их зарегистрировал ЦИК. То есть нужно раздать деньги местным конторам — ЖЭКам или каким-то бюро, чтобы те собрали подписи. Этот номер нереален — потому что если администрация президента не захочет, то ЦИК эти подписи не зарегистрирует. Кроме того, за месяц создать организацию, которая во всех регионах соберет 300 тысяч подписей, практически нереально.

Второй момент — деньги. В России просто нет таких сумасшедших олигархов, которые будут давать деньги против желания администрации президента. Естественно, ни одного шанса у Собчак нет — все это прекрасно знают. Тогда зачем давать деньги? Кому нужны проблемы? И ради чего?

Следовательно, по двум этим позициям — организационная работа и деньги — очевидно, что Собчак может действовать даже не с согласия, а только по жесткому приказу Кремля. А Кремлю это нужно для оживления этого абсолютно мертвого действа, которое невозможно смотреть (президентских выборов в РФ — прим. ред.). Кроме того, Собчак должна показать, насколько маловлиятельные и малопопулярные либералы, что, мол, вообще либералы — это просто шуты гороховые, клоуны вроде нее.

Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 25 октября 2017 > № 2364458 Леонид Радзиховский


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 6 октября 2017 > № 2340842 Леонид Радзиховский

«Патриоты» России, которые воевали на Донбассе, уже ненавидят Путина

Отказ от своих военных — это очень неразумный шаг со стороны Путина.

Леонид Радзиховский, Апостроф, Украина

Непризнание Кремлем российских военных из ЧВК Вагнера, плененных в Сирии боевиками ИГИЛ (экстремистская, запрещенная в России организация — прим. ред.), больно ударит по имиджу Владимира Путина в глазах его западных фанатов. А сторонники «Крымнаша» и ура-патриоты РФ, которые воевали на Донбассе, уже ненавидят главу Кремля. Такое мнение «Апострофу» высказал российский журналист и публицист Леонид Радзиховский.

Эта история с пленными довольно странная. Странная, во-первых, потому, что Россия отказывается от этих людей. Абсолютно непонятно, почему. Когда задерживали, допустим, пленных на Донбассе, понятно, почему Россия отказывалась: «нас там нет», «мы там не воюем» и так далее. В Сирии Россия официально воюет. Наличие этой ЧВК Вагнера никто никогда не отрицал. Поэтому из каких соображений надо демонстративно предавать своих солдат, я, честно говоря, совершенно не понимаю. Пропагандистски для России это крайне невыгодно. Такое откровенное грубое публичное предательство своих солдат — вообще дело неслыханное. Я даже и прецедентов таких не припомню.

Сталин когда-то, в 1941 году, сказал: «У нас нет военнопленных, у нас есть предатели». Но, простите, во-первых, это был Сталин. Во-вторых, это была абсолютно другая ситуация, и смысл этих слов был другой. Сейчас-то чего? Не понимаю. Мотивы поведения России для меня — совершеннейшая загадка.

Да, в России наемничество, то есть участие за деньги в военных действиях на территориях другой страны, является уголовным преступлением. В этом смысле все бойцы этого самого ЧВК Вагнера по российскому закону формально преступники, это правда. Но если гражданин России — преступник, то это абсолютно не причина, чтобы Россия от него отказывалась. От массы граждан, которых арестовывают в разных странах по разным обвинениям, Россия не отказывается и, хуже или лучше, но пытается что-то сделать для их освобождения, по крайней мере на словах. Потом, когда он приедет в Россию, его можно формально судить. Всем понятно, что суда никакого не будет, что его освободят. Но поскольку закон требует, то потом можно формально судить.

Но публично отказаться от российского гражданина, который там воюет… Очевидно, по согласованию с Министерством обороны — все понимают, что эта ЧВК дня бы не просуществовала на территории России, если бы не была фактически официальной организацией. Поэтому из каких соображений можно публично отказываться от своих солдат, я просто понять не могу.

С точки зрения пиара, это максимально невыигрышный ход для Путина. Другое дело, что российское общество находится в таком состоянии, что всем на все абсолютно наплевать. Если бы в любой другой стране государство публично отказалось от своих солдат, был бы грандиознейший скандал — и в парламенте, и в СМИ, и демонстрации, и черт знает что… В России всем на все наплевать — хоть кол не голове теши, это точно.

Но подобное никакой популярности не добавляет. При этом значительная часть ура-патриотов — тех, которые крымнаши, которые воевали на Донбассе — они уже Путина ненавидят. Они в интернете его ругают-проклинают, называют вторым Горбачевым, американским агентом и кем-угодно еще. От того, что он еще один раз сдаст одного из их, они только больше его будут ненавидеть. Зачем ему ненависть эта нужна, непонятно.

Признать, что российский боец захвачен в плен ИГИЛом — официальным врагом России, так же, как и всех стран — и власть добивается его освобождения — что в этом плохого с точки зрения России? Наоборот, только хорошо.

Если под имиджем России в мире понимать ее имидж на Западе, то он такой, что его уже испортить довольно трудно. Но тем не менее это, конечно, еще одна причина для его ухудшения. Кроме того, на Западе, особенно в Европе, есть большое количество фанатов Путина. Они постоянно говорят, что Путин — необыкновенно крутой, самый крутой в мире. Что все западные политики — это ничтожества, соплежуи и дешевки. А вот Путин — это настоящий мачо, настоящий мужик, брутальный герой… Конечно, эти люди останутся при своем мнении. Но тем не менее, если западные СМИ будут говорить, что «настоящий мачо» и «настоящий герой» просто плюнул на своих солдат, забыл о них и сбыл их с рук, то я не думаю, что для фанатов Путина эта информация будет позитивной. Хотя, скорее всего, она до них просто не дойдет.

Всякое предательство совершается по каким-то причинам. Очевидно, какие-то причины есть. Но я их найти не могу.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 6 октября 2017 > № 2340842 Леонид Радзиховский


Россия. Украина > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 21 августа 2017 > № 2338702 Леонид Радзиховский

«Крымнаш» уходит на сотое место, а о Донбассе Путин не будет даже говорить

Путинская пропаганда понимает, что людей перекормили Украиной и Донбассом

Леонид Радзиховский, Апостроф, Украина

Согласно новому социологическому исследованию организации «Левада-Центр», 59% россиян считают, что приоритетом внешней политики РФ должно быть обеспечение мирного и безопасного существования страны. Тогда как 49% опрошенных высказались за восстановление авторитета России на мировой арене. 41%, 27%, 21% хотят защиты внешних производителей, поддержания дружественных отношений с наиболее развитыми странами и совместного с другими странами решения конфликтов и борьбы с терроризмом соответственно. Свое мнение о том, чего хотят россияне и почему они устали от темы Украины, войны на Донбассе и постоянной ругани в адрес Киева, а «Крымнаш» теряет приоритетность, «Апострофу» высказал российский журналист и публицист Леонид Радзиховский.

Если сложить вместе 59% россиян, которые, согласно исследованию «Левады», хотели бы видеть приоритетом внешней политики обеспечение мирного и безопасного существования страны, а также 49%, которые желают восстановления авторитета РФ на мировой арене, получим 108%. Значит, хотя бы чисто арифметически, есть пересечение этих двух групп. Но оно явно больше 8%. По логике, они должны были бы хотеть восстановления авторитета мирными методами. Но эти люди, как и большинство людей, которые отвечают на вопросы, совершенно не думают о том, что говорят. Они, естественно, как все люди на свете — в России, Украине, Швейцарии, Зимбабве и Папуа-Новой Гвинее, — повторяют то, что они слышат в телевизоре, совершенно не задумываясь о значении слов, которые они произносят. Это же не профессиональные историки, политологи и так далее.

Им вбивают кувалдой в голову, что «мы должны восстановить авторитет». Это было еще с первого дня вообще существования России, даже при Ельцине. А уж при Путине это каждый день. 49% тех, кто говорит, что нужно восстановить авторитет, — это ничтожно мало. Несколько лет назад, я думаю, их было в полтора раза больше. Опрос этот говорит о том, о чем все, кто хоть чуть-чуть спокойно смотрит на ситуацию, говорили давно: брехня про величие, вставание с колен и всю эту галиматью имперскую поднималась-поднималась, достигла своего полного насыщения, а дальше, по законам математики, законам любой кривой, — начала падать. И она будет падать дальше.

До людей постепенно доходит очевиднейшая мысль, которая была у них всегда, но она была просто задавлена грохотом пропаганды: плевать нам на все это величие и на всю эту империю. То есть все это «очень хорошо», но это вторая очередь. А первая очередь — не империя, а Я: «Я лично, здесь, теперь, хочу жить нормально». Если я буду жить нормально по моим понятиям, тогда я готов поболеть на стадионе за великую империю, но никак не наоборот. Жила бы страна родная, и нету других забот, — это просто вранье.

Трудно сказать, есть ли что-то особое в российском народе, что он хочет именно величия, или все это — результат пропаганды. Если пропаганда идет в течение тысячи лет, без перерыва, то естественно, что это становится внутренними установками населения. Но есть конфликт, который очень обострился, хотя люди стараются не додумывать его. Тем не менее он очевиден, и люди не могут от него спрятаться. Этот конфликт заключается в том, что вся российская пропаганда давно, с 2013 года, просто в режиме перманентной истерики вопит по телевизору только про внешних врагов: Америка, Украина, Украина, Америка… И ничего вообще не говорит про пенсии, про медицину, про школы, про дороги, про всю реальную жизнь. Время от времени лишь скороговоркой пробалтывают, что, да-да, конечно, нам очень нужно развивать экономику, повышать пенсии, что это самое главное. Но это проговаривается сквозь зубы. А все эмоции, вся энергия, все время тратятся только на ругань в адрес Украины и Америки. И долгое время людям это нравилось — как футбол. А потом это им стало надоедать. А теперь это их раздражает. Все чаще и чаще люди говорят: «Мне надоела Украина, мне неинтересна Украина, мне неинтересен Донбасс».

Это неизбежно, потому что людей перекормили. И это прекрасно понимает путинская пропаганда. И поэтому вся так называемая избирательная кампания Путина, я уверяю, будет построена только на внутренней политике. Что он будет говорить про внутреннюю политику, я не знаю, но лозунги про безопасность страны, про «Крымнаш» будут на десятом или на сотом месте. А про Донбасс он вообще не упомянет ни одним словом.

В четком виде население никогда не увидит связи между ухудшением их жизни и агрессивной внешней политикой и, соответственно, не осознает необходимости нормальной внешней политики. Потому что эту мысль, как и любую другую, надо вбивать в голову. Люди сами о таких вещах не думают. Об этом думать не очень приятно: самое приятное для любого народа — это лесть и хвастовство. Поэтому в четком виде такая мысль не придет никогда. Как вы понимаете, пропаганда ее вбивать не станет.

Но глухое раздражение есть и будет. В Советском Союзе самыми раздражающими население были слова про «интернациональный долг» и «помощь братским странам». Это людей просто бесило. И вот сейчас Россия одержала действительно важную победу: добилась того, что Башар Асад остался президентом Сирии, территория Сирии в значительной степени контролируется войсками Асада и так далее. Так российская пропаганда эту тему очень слабо педалирует. Потому что она знает, что у российского населения это не только не вызовет никакого восторга и гордости, а вызовет глухое раздражение: «Какого черта мы вообще там делаем?!» Разжечь снова сейчас этот имперский внешнеполитический восторг практически невозможно.

Россия. Украина > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 21 августа 2017 > № 2338702 Леонид Радзиховский


Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 июля 2017 > № 2231448 Леонид Радзиховский

Путин завершил дело Бандеры и находится на грани краха на Украине

Единственный способ наладить отношения с Украиной — прямые российско-украинские переговоры.

Леонид Радзиховский, Апостроф, Украина

Прогноз по выборам в конфликтном районе — это благоглупость, демагогическое заявление с как бы благими намерениями. Что значит выборы? Единственный вопрос: «Выборы под чьим контролем?» Если там сохраняется сегодняшняя ситуация, выборы приведут к тому, что 90% проголосуют за тех самых людей, которые сегодня являются «властью» на Донбассе. Ничего не изменится.

Если ситуацию будут контролировать не эти люди, то как они уйдут, кто вместо них придет? Это и есть предмет Минских соглашений. Поэтому само по себе слово «выборы» ничего не означает. Интерес не в том, как проводить выборы, а в том, кто контролирует ситуацию на месте. Кто контролирует — того и выборы.

Ценность доклада состоит в том, что наконец полуофициально, но очень влиятельная в России организация, назвала кошку кошкой и сообщила, что дважды два — четыре, а именно — что Украина потеряна. Не прошло и четырех лет, как сделали это сверхважное открытие публично. Договор с Западом о судьбе Украины — абсолютный бред. Сколько ни говори с Западом, ни о чем ты про Украину не договоришься. Единственный способ наладить отношения с Украиной — прямые российско-украинские переговоры, на что РФ никогда не пойдет. По крайней мере, при Путине.

Не пойдет, во-первых, потому, что Россия, несмотря ни на что, продолжает утверждать: «Мы не воюем (на Донбассе — прим. ред.), мы только со стороны наблюдаем». Это очевидная и бессмысленная ложь, которая никуда не ведет. Во-вторых, для Путина невероятное западло признать сам факт того, что Украина — равный партнер по переговорам и, более того, враждебный партнер. Признание этого факта означает признание краха всей путинской политики на Украине. Признание факта, что вся путинская политика свелась к тому, что он сам своими руками с огромной энергией и огромной силой оттолкнул Украину как можно дальше — завершил дело Бандеры, Мазепы, Петлюры и прочих украинских героев. Путин вполне в это вписывается как важнейшая фигура. Поэтому на прямые переговоры с Украиной Путин никогда не пойдет, а переговоры с Западом о судьбе Украины — чушь. Такая позиция исходит из двух аксиом.

Первая (ошибочная — прим. ред.) аксиома — Украина не государство, у нее нет политической воли и субъектности: она может быть нашей шестеркой или вашей шестеркой. Если вы, Запад, ее перекупили, то мы с вами, Западом, можем о ней разговаривать. Это фундаментальная ошибка российской дипломатии, политики, российской идеологии. Какая бы Украина не была, но это страна со своей волей и своими желаниями. Ни Запад, ни Юг, ни Россия, никто другой изнасиловать ее не могут. Россия этого признавать не желает, поскольку признание этого факта обрушивает идеологическую конструкцию российской власти.

Вторая аксиома — Запад тоже считает, что Украина не государство, и готов на размен, на сделку. Не готов Запад на сделку, поскольку считает, что Украина — это государство, хотя и не в восторге от Украины. И у Запада нет никакой необходимости о чем бы то ни было договариваться с Россией. Это очередной российский фейк. Запад вполне устраивает нынешняя ситуация — им от нее не тепло и не холодно. Вам, России, плохо — вот вы и идите на уступки, а мы-то зачем? Но это Россия тоже не хочет признать — это признание своего поражения, поражения Путина. Все эти слова Кудрина — болтология ни о чем.

Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 июля 2017 > № 2231448 Леонид Радзиховский


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter