Всего новостей: 2552687, выбрано 2 за 0.006 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Филатов Алексей в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаСМИ, ИТвсе
Филатов Алексей в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаСМИ, ИТвсе
Украина > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 1 июня 2016 > № 1775675 Алексей Филатов

Алексей Филатов: " Судья должен быть готов подтвердить, что его доходы законны "

Эксклюзивное интервью заместителя главы администрации Президента Алексея Филатова агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: На каком этапе судебной реформы мы находимся в настоящее время?

Ответ: На одном из самых важных этапов – внесения изменений в Конституцию в части норм, которые регулируют сферу правосудия. Конституция – это фундамент для построения государства в целом, в том числе, и судебной системы. Кроме судебной системы, в сферу правосудия входят и другие институты - прокуратура, институт адвокатуры, исполнения судебных решений. Но реформа судебной системы является наиболее насущной потребностью.

Предложенные изменения в Конституцию, проголосованные в первом чтении еще в феврале 2016 года, предусматривают достаточно серьезные, беспрецедентные новации, которые позволят рассчитывать на системные изменения в судебной власти.

Проект был разработан Конституционной комиссией, в которую вошли боле 60 экспертов- конституционалистов - практикующих юристов, ученых, международных экспертов, народных депутатов и представителей общественных организаций. Комиссия работала с апреля по октябрь 2015 года. Очень тесно сотрудничала с Советом Европы и с Венецианской комиссией - наиболее авторитетным органом по вопросам конституционного устройства, защиты прав человека, правовых стандартов Совета Европы.

Венецианская комиссия дала два положительных заключения по проекту предложенных изменений. В первом были несколько рекомендаций, которые Конституционная Комиссия впоследствии учла. И в октябре 2015 года Венецианская комиссия полностью поддержала этот проект и настоятельно рекомендовала Украине принять эти изменения. Именно этот проект президент внес на рассмотрение парламента в ноябре 2015 года, а 2 февраля 2016 года Рада проголосовал его в первом чтении. Сегодня задача Верховной Рады проголосовать законопроект №3524 во втором чтении. Это не первый шаг, который сделан за последние два года на пути судебной реформы, но, наверное, самый важный.

Вопрос: А что было сделано в рамках реформирования сферы правосудия за прошедшие два года?

Ответ: Был принят ряд законодательных актов, прежде всего, закон "Об обеспечении права на справедливый суд ". Он решил целый ряд вопросов, которые можно было решить без внесения изменений в Конституцию. Были перезапущены Высший совет юстиции (ВСЮ) и Высшая квалификационная комиссия судей (ВККС). Они были сформированы полностью по новым правилам, с участием общественности, с обсуждением кандидатов, с раскрытием информации. Такого раньше никогда не было - преимущественно были кулуарные договоренности.

Закон установил запрет на совмещение членства во ВСЮ с любыми другими должностями и политической деятельностью. ВСЮ - это орган, который для судейской карьеры играет решающую роль. Поэтому в этом органе не может быть никакого политического влиянии, он дол жен быть независимым и профессиональным. Насколько это можно было обеспечить без изменений в Конституцию, это было обеспечено законом "Об обеспечении права на справедливый суд".

Аналогичные изменения были внедрены относительно ВККС. Органа, который, в частности, отвечает за подбор кадров и принимает решения о привлечении судей к дисциплинарной ответственности.

Вопрос: Можно ли сказать, что Вы удовлетворены произошедшими изменениями в судебной системе?

Ответ: Те задачи, которые ставились перед законом "Об обеспечении права на справедливый суд", выполнены. Но этого недостаточно для того, чтобы говорить, что произошла судебная реформа. Часть вопросов мы можем решить законом, но ключевые, фундаментальные вопросы решаются исключительно путем внесения изменений в Конституцию. А для этого Верховная Рада должна за эти изменения проголосовать. Но и после изменений в Конституцию будет много работы.

Вопрос: В чем заключаются изменения в Конституцию?

Ответ: Три главных вопроса, которые должны решить изменения в Конституцию: во-первых, максимальная деполитизация и обеспечение независимости судебной власти, во-вторых – повышение ответственности судебной власти, в-третьих - перезагрузка судейского корпуса.

Вопрос: В чем будет заключаться деполитизация и обеспечение независимости судебной власти?

Ответ: Все политические органы максимально удаляются от сферы правосудия, прежде всего, президент и парламент в отношении назначения, перевода и увольнения судей. Сейчас судья назначается на первые пять лет президентом, после этого он бессрочно может быть назначен парламентом. Естественно, это прямой рычаг для того, чтоб влиять на судейский корпус. Судья, у которого подходит к концу пятилетний срок, не может не прислушаться к народному депутату, который просит его "по просьбе избирателей" о внимании к конкретному судебному делу. Ведь завтра этот народный депутат может голосовать за его назначение бессрочно. Может ли судья рассматривать это дело беспристрастно?

Вопрос: Неужели народные депутаты будут опускаться до уровня районных судов?

Ответ: В юридической практике я это наблюдал регулярно. Причем, для судьи районного суда депутат гораздо более влиятелен, чем для судьи Верховного суда, хотя бы потому, что в Верховном суде правосудие осуществляют судьи, назначенные бессрочно.

Вопрос: Такую зависимость можно как-то устранить?

Ответ: Можно. Решение о назначении и увольнении судьи должен принимать особый неполитический орган – Высший совет правосудия (ВСП). В соответствии с европейскими стандартам и, это орган, в котором большинство составляют судьи, избранные самими судьями. Такая система формирования ВСП должна обеспечить независимость принятия решений. Мы предлагаем, чтобы этот орган формировался следующим образом: из 21 члена ВСП 11 – судьи, избранные судьями, два – назначаются съездом адвокатов, два – съездом представителей юридической науки, два – Всеукраинской конференцией прокуроров, два - президентом и два – парламентом.

Вопрос: Как соотносятся ВСП и ВСЮ (Высший совет юстиции)?

Ответ: ВСЮ не имеет таких полномочий, которые по Конституции будут предоставляться ВСП. Во ВСЮ нет большинства судей, избранных судьями. У ВСП будет новый статус, новые функции и новый состав, поэтому это не будет просто переименование "ВСЮ" в "ВСП", как некоторые считают.

ВСП получит и все полномочия по принятию решений о дисциплинарной ответственности судей. Он получит полномочия отстранять судью от исполнения обязанностей, например, когда в отношении судьи открыто уголовное дело. Именно ВСП должен решать все вопросы судейской карьеры – назначения, перевода, увольнения. Единственный нюанс, который остается для того, чтобы связать судебную власть с государством и народом как источником власти, заключается в том, что после принятия решения ВСП о назначении судьи, судья будет назначаться указом президента, так, как это происходит практически во всех европейских государствах - легализация решения ВСП или аналогичного органа о назначении судьи осуществляется главой государства.

Вопрос: Т.е. эти 21 член Высшего совета правосудия будут рассматривать все вопросы по каждому судье?

Ответ: Да. При этом за организацию конкурсов на должность судьи будет отвечать Высшая квалификационная комиссия судей, члены которой назначаются профессиональным юридическим сообществом и Уполномоченным по правам человека.

Вопрос: Когда появится этот орган? И что будет со ВСЮ?

Ответ: ВСЮ фактически заработал с августа 2015 года и продолжит исполнять свои функции до окончания срока полномочий его текущего состава. Т.е. законопроект предусматривает определенный переходный период, после которого орган будет переизбран в новом формате.

Еще один существенный момент: за это время должно произойти существенное обновление судейского корпуса. Большинство судей в ВСП – это европейский стандарт, но готово ли украинское общество доверить судебной системе, в том состоянии, в котором она сейчас, самостоятельно формировать большинство в ВСП? Задача – обновить судейский корпус и вернуть доверие к нему через проведение прозрачных конкурсных процедур. И это третий принципиальный пункт конституциональных изменений.

Программа действий выглядит следующим образом: обновить судейский корпус, чтобы к окончанию полномочий сегодняшнего состава ВСЮ обновленный судейский корпус получил право самостоятельно формировать большинство в ВСП. Таким образом, будет решена задача деполитизации и обеспечения независимости судебной власти.

Также изменениями в Конституцию предлагается убрать назначение судей на пятилетний "испытательный" срок, и сразу назначать их бессрочно. Это обеспечивает независимость судьи - если он уже назначен, то его никто не сможет уволить, кроме, естественно, тех случаев, которые предусмотрены законом – желание судьи уйти в отставку, дисциплинарные нарушения и т.д.

Несменяемость судьи и его бессрочное назначение - одна из основных гарантий независимости судебной власти.

Вопрос: Не будет ли бессрочное назначение делать судей еще более неподконтрольными?

Ответ: Судебная власть должна быть неподконтрольной, а ответственной. Второй блок изменений в Конституцию направлен как раз на повышение ответственности судей. Действующие нормы не соответствуют реалиям сегодняшнего дня. По нынешней Конституции увольнение судьи зависит от политических институтов – либо от президента, либо от Верховной Рады.

Кроме того, судья пользуется полным иммунитетом. Полицейский не имеет права задержать судью, даже если он в нетрезвом виде ведет машину. Привлечь судью к ответственности даже за уголовные преступления, которые не имеют отношения к его статусу судьи и функции осуществления правосудия - очень долгая и политизированная процедура.

Изменения предусматривают исключительно функциональный иммунитет судьи. Это значит, что судья не может быть привлечен к ответственности за свои действия, которые он осуществляет в статусе судьи. Но в отношении любых других действий он приравнивается к обычному гражданину. Вождение в нетрезвом виде никак не связано с функцией осуществления правосудия. С уголовными преступлениями должна быть аналогичная ситуация.

Вопрос: Как вы считаете, судейский корпус согласится с таким изменениями?

Ответ: Я думаю, что у судейского корпуса будут разные мнения. Но это шаг, который нужно делать.

Но вернемся к ответственности судей. Второе, что предлагают изменения в Конституцию в этом вопросе, это основания для увольнения. Сейчас перечень таких оснований органичен тем, что увольнение за разного рода нарушения сводится к нарушению присяги.

Это основание достаточно долго критиковалось Советом Европы, ЕСПЧ, Венецианской комиссией, как несоответствующее принципу правовой определенности - сложно определить, что такое " нарушение присяги ". В проекте предлагается конкретизировать основания для увольнения - грубое дисциплинарное нарушение, систематическое или грубое одноразовое невыполнение судьей своих обязанностей, проступки, несовместимые со статусом судьи. Закон максимально детализирует эти проступки.

Судья несет больше ответственности, чем обычный гражданин. Поэтому вводится еще одно основание для увольнения - неподтверждение легальности происхождения доходов и имущества. И если в отношении обычного гражданин а что-то доказывать должен налоговый орган, то с судьей ситуация иная - судья должен быть готов подтвердить, что его доходы законны.

Вопрос: Судьи наверняка будут категорически против…

Ответ: Да, эта норма достаточно обременительная для судьи, по сравнению с обычным гражданином, который такой обязанности не несет. Но у судьи и статус специальный, и роль в обществе особая. И если мы хотим, чтобы эта роль эффективно выполнялась, чтобы существовало эффективное правосудие, то суд должен иметь авторитет и пользоваться общественным доверием. Если этого не происходит, то сильной судебной власти мы не построим. Поэтому речь идет о том, что судебная власть должна быть не только деполитизированной и независимой, но и ответственной.

И третий блок - это обновление судейского корпуса.

Изменения в Конституцию предусматривают, что все судьи должны будут подтвердить свое соответствие занимаемой должности через процедуру квалификационного оценивания по трем критериям: компетентность, профессиональная этика и добропорядочность, в том числе и соответствие требованиям антикоррупционного законодательства.

Вопрос: Но ведь процедура такого оценивания уже происходит…

Ответ: Да, она уже запущена в соответствии с законом "Об обеспечении права на справедливый суд ". В то же время, изменения в Конституцию содержат конституционную базу для такого оценивания. И это правильно с точки зрения европейских стандартов и рекомендаций Венецианской комиссии, которая в свое время рекомендовала, чтобы определенные нормы закона получили подкрепление в изменениях в Конституцию.

Неуспешное прохождение квалификационного оценивания по любому из перечисленных критериев является основанием для увольнения. Судьи, которые не пройдут квалификационное оценивание, потеряют статус судьи, а на освободившиеся вакансии будут проведены прозрачные конкурсы. Таким образом, произойдет обновление части судейского корпуса.

Вопрос: Если это изменение будет внесено в Конституцию, значит ли это, что процесс квалификационного оценивания начнется заново?

Ответ: В отношении тех, кто в нем уже участвовал - нет, в отношении тех, кто не участвовал – да. Возможно, правила будут несколько скорректированы. Но, в целом, это та же процедура.

Вопрос: Как бы вы прокомментировали результаты уже проведенного квалификационного оценивания?

Ответ: Значительная часть судей, которые его проходили, по тем или иным причинам оценивание не прошли.

Вопрос: Насколько объективна ВККС?

Ответ: Думаю, что оценивание проходит достаточно объективно. Хотя не исключено, что высокий процент непрошедших оценивание снизится, когда его пройдет большее количество более подготовленных судей.

Вопрос: А какие, скажем, основные "грехи" судей, которые не проходят оценивание?

Ответ: Есть два основных момента: либо недостаточный профессиональный уровень, либо проблемы с объяснением источников материального положения. Например, на судью и его родственников зарегистрировано большое количество автомобилей. Судья никак не может объяснить своими декларациями доходы, которые бы позволили из легальных источников приобрести такой автопарк. В каких-то случаях оценивание приостанавливается, для того, чтобы дать возможность судье пояснить такие ситуации. Это объективный подход. Если подтвердить доходы для судьи оказывается невозможным, то это основания для принятия серьезных решений.

Вопрос: После рекомендаций ВККСУ, принятых в ходе оценивания, уже кто-то был уволен, или на данный момент такие рекомендации только формируются?

Ответ: Пока ВККС принимает решения о направлении в школу судей для переподготовки либо делает перерыв в процедуре и обращается в НАБУ для проверки фактов. Есть определенные нюансы, связанные с тем, что Конституция предусматривает ограниченный набор оснований для увольнения судьи.

Квалификационное оценивание это, по сути, беспрецедентная процедура. Это сложный, занимающий время, силы и ресурсы процесс. Мы понимаем, что уровень доверия к судебной власти, мягко говоря, невысокий. Для того, чтобы эту ситуацию изменить, и, с одной стороны, избавиться от тех судей, которые не соответствуют общественным ожиданиям, не соответствуют своей роли судьи, а с другой стороны, дать возможность работать профессиональным и порядочным судьям, которых много в судебной системе, эту процедуру придется пройти. Ее результатом должно быть то, что в судебной системе останутся только те судьи, которые являются профессионалами, соответствуют этическим стандартам и стандартам антикоррупционного законодательства.

В судебную систему будут набраны и новые судьи, соответствующие этим стандартам, которые должны привнести и новые знания, и опыт, и опять же общественное доверие, чтобы укрепить судебную власть. Мы возвращаемся к глобальной задаче: сделать судебную власть сильной и независимой. Это можно сделать только через общественное доверие, уважение, авторитет суда.

Вопрос: Т.е. обновление судебной системы будут зависеть от принятия изменений в Конституцию?

Ответ: Изменения в Конституцию – это нормативная часть, но есть и другие. Есть очень важная часть, касающаяся функционирования институтов правосудия.

Кроме проекта изменений в Конституцию, президентом внесен проект нового закона "О судоустройстве и статусе судей". Он предусматривает формирование нового Верховного Суда с новой структурой и с открытым конкурсом на должности судей. В конкурсе смогут участвовать и действующие судьи, и те, кто сейчас судьями не являются, – адвокаты или ученые-юристы, у которых есть значительный опыт практической или научной работы.

Формирование Верховного суда будет происходить под общественным контролем. Для этого создается специальный общественный орган, который будет собирать, анализировать информацию о кандидатах на должность судьи, и давать заключения о таких кандидатах, которые будут учитываться при принятии решений.

Вопрос: Это будет общественный орган или общественная организация?

Ответ: Это орган, который будет называться "Общественный совет добропорядочности при ВККСУ". В него общественные организации будут делегировать своих представителей. Они не будут оценивать профессиональный уровень – для этого есть ВККСУ, но будут анализировать, насколько тот или иной кандидат замечен в коррупции, в неэтичном поведении и т.д.

Вопрос: Вы сказали о новой структуре Верховного Суда, чем новый ВС будет отличаться от старого?

Ответ: Прежде всего, он будет отличаться функциями. Сейчас, в Украине есть три высших специализированных суда и Верховный суд. Вместо четырех будет единый орган. Это позволит лучше выполнять функцию обеспечения единства судебной практики, прогнозируемости судебных решений и качества судебной практики в целом. Внутри Верховного суда будут кассационные подразделения, которые будут рассматривать уголовные, гражданские, хозяйственные и административные дела по кассационным жалобам.

Над ними будет Большая палата – пленарный орган, куда судьи изберут 21 своего коллегу. Это будут наиболее опытные, квалифицированные, авторитетные судьи, которые должны обеспечивать единство практики в Верховном суде.

Второе отличие нового Верховного суда - это состав. Речь идет, по сути, о полном переформировании состава Верховного суда.

Судьи, которые сейчас осуществляют правосудие в Верховном суде, смогут принять участие в конкурсе, но не менее важно то, что в конкурсе смогут принять участие и другие судьи, и не судьи - адвокаты, ученые-юристы.

Вопрос: Действующий состав будет уволен?

Ответ: Действующий судья имеет право участвовать в конкурсе. Если судья из действующего состава не захочет принимать участие в конкурсе, он будет иметь право уйти в отставку. И если он будет участвовать в конкурсе, но не победит, он тоже будет иметь право уйти в отставку.

Вопрос: Если говорить о том, что будет четыре палаты нового ВС, и вместо высшего Хозсуда, например, будет палата, означает ли это возрождение старой идеи ликвидации хозяйственных судов?

Ответ: Мы говорим о том, что, когда заработает новый Верховный суд, в составе четырех кассационных подразделений, прекратят работу существующий Верховный суд и высшие специализированные суды - ВХСУ, ВАСУ, ВССУ. Но специализация сохранится – останутся суды, которые занимаются уголовными и гражданскими делами, хозяйственные и административные суды. Здесь изменений не ожидается. Вертикали специализированных судов будут замыкаться в Верховном суде – на соответствующих кассационных подразделениях.

Вопрос: Все эти изменения в судебной системе станут возможными, если будут проголосованы изменения в Конституцию и новый проект закона " О судоустройстве и статусе судей "?

Ответ: Вариантов может быть два. Первый – Рада поддержит изменения, мы будем дальше двигаться, и произойдут позитивные изменения.

Второй вариант, если Рада не осознает необходимости изменений и не даст 300 голосов за их принятие, у нас будут достаточно ограниченные возможности получить существенные позитивные изменения в судебной системе.

Вопрос: Велик ли риск того, что Верховная Рада не проголосует?

Ответ: Судебная реформа – это не реформа, которая делается в интересах каких-то групп, это реформа, которая делается в интересах украинцев и Украины. Надеемся, что это найдет понимание у депутатов, и они поддержат реформу. Это реформа, которая нужна всем. Если мы этого не сделаем, то в рамках действующей Конституции у нас фактически останется все, как есть. Мы можем решать какие-то точечные вопросы, как, например, это было в законе "Об обеспечении права на справедливый суд". Но в этом случае мы не можем рассчитывать на качественные стратегические изменения.

Вопрос: Ну, наверное, какое-то судейское лобби уже сформировалось, и работает с депутатами?

Ответ: Ну, есть и такое, но судьи тоже по-разному относятся к предлагаемым изменениям. Есть судьи, которых все устраивает. Но есть судьи, которые понимают необходимость изменений.

Ситуация в обществе такова, что судья в его глазах фактически уже приравнен к коррупционеру и взяточнику. Естественно, что нормальному человеку, который выбрал этот профессиональный путь, в судебной системе крайне некомфортно, и он понимает, что нужно что-то менять. И таких судей тоже большое количество. Хотя, безусловно, есть и оппозиция, которую все устраивает.

Вопрос: Таким образом, судьба судебной реформы зависит от Рады?

Ответ: От нее зависит очень многое. Верховная Рада, в конце концов, это единственный законодательный орган в государстве. В четверг поймем, можем ли мы действительно рассчитывать на системную судебную реформу.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 1 июня 2016 > № 1775675 Алексей Филатов


Украина > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 16 января 2015 > № 1361531 Алексей Филатов

Алексей Филатов: "До конца года мы постараемся выйти с единой инициативой по реформе адвокатуры"

Эксклюзивное интервью агентству "Интерфакс-Украина" заместителя главы Администрации президента Украины Алексея Филатова

Вопрос: Когда можно ожидать представления ко второму чтению консолидированного проекта о судебной реформе?

Ответ: Работа по подготовке законопроекта ко второму чтению уже начата. Задача специалистов, которые будут привлечены к этой работе, - собрать лучшие предложения из проголосованных в первом чтении законопроектов и вынести в зал ко второму чтению законопроект, который может быть одобрен парламентом в целом как первый этап большой судебной реформы.

Думаю, это произойдет уже в начале следующей сессии. Вопрос суперактуален. Чем скорее мы начнем процесс судебной реформы, тем больше у нас шансов провести эту реформу эффективно. Каждый день, который мы теряем, это день, когда ситуация в судебной системе ухудшается, поэтому чем скорее мы превратим законопроект в принятый Верховной радой закон, тем лучше для страны.

Вопрос: Нет ли конкуренции между авторами законопроектов, которые были проголосованы в первом чтении?

Ответ: Со стороны Совета по судебной реформе при президенте Украины никакой конкуренции точно нет. В Совет вошли представители всех секторов юридического сообщества, в том числе экспертной и научной общественности, чтобы выработать проект не администрации президента, а проект, который учитывает мнения максимального широкого круга профессионалов. В Совете 32 юриста, которые работали три месяца и подготовили качественный документ.

Вопрос: Что, по Вашему мнению, нужно перенести из законопроекта, разработанного депутатами?

Ответ: Думаю, что практически все существенные позитивные предложения, которые есть в других пяти законопроектах, в законопроекте №1656, который внесен президентом, учтены. Это не значит, что остальные законопроекты совпадают с внесенным президентом, там есть другие формулировки или концептуально иные вещи, которые сознательно не были приняты в нашем законопроекте, например, ликвидация хозяйственных судов. Эта идея была сознательно отклонена после достаточно существенной дискуссии. Это также не значит, что внесенный президентом законопроект не может быть дополнен конструктивными предложениями народных депутатов. Эти предложения необходимо учесть при подготовке ко второму чтению, согласовать позиции.

Вопрос: Почему отказались от ликвидации хозяйственных судов?

Ответ: По нескольким причинам. Авторы этой идеи промотируют ее в контексте борьбы с коррупцией. Есть большие сомнения в состоятельности такого аргумента. Суды страдают от коррупции независимо от их специализации. Нельзя сказать, что хозяйственный суд – это более коррумпированный суд. Если коррупционные деньги из хозсуда перейдут в общий суд, то судебная система менее коррумпированной не станет. В то же время, качество судопроизводства точно не улучшится, а возможность использования позитивных элементов хозяйственного судопроизводства будет утрачена.

Второй аргумент идеологов ликвидации хозяйственных судов – большие расходы на их содержание по сравнению с количеством рассматриваемых этими судами дел – тоже сомнителен. Хозяйственные суды генерируют больший объем судебного сбора, который идет на содержание судебной системы.

То есть, позитива мы не добьемся, а негатив получим. Не говоря о том, что переходный период может создать некоторый хаос, связанный с передачей дел, переводом судей, и т.д. Движения будет много, а результат, если будет вообще, будет очень скромным.

Вопрос: Идею ликвидации хозяйственных судов активно продвигало правительство. Не ожидаете ли Вы, что Кабмин продолжит настаивать на ней?

Ответ: Идея ликвидации хозяйственных судов сама по себе не нова. Возможно, на каком-то этапе мы придем к тому, что реорганизуем судебную систему: будут суды, которые будут рассматривать одновременно хозяйственные и некоторые категории гражданских дел. Но смешивать в одном суде дело о разводе, уголовное дело, дело о ДТП, о банкротстве и спор по интеллектуальной собственности, надеясь, что судьи смогут в любом суде качественно их рассмотреть, представляется немного наивным. Поэтому предложение просто ликвидировать хозяйственные суды, а дела передать в общие, сильно преждевременно. Возможно, на каком-то этапе эта система будет реорганизована, но точно не с этого надо начинать судебную реформу.

Вопрос: Что Вы определяете в качестве приоритетов судебной реформы?

Ответ: Приоритетная задача в рамках судебной реформы – это очищение судейского корпуса от коррупционеров, непрофессионалов и политически заангажированных судей, которые, следует признать, присутствуют. Я не хотел бы очернять всю судебную систему или судейский корпус, но необходимо признать: крайне низкое доверие к судам на уровне 2% населения имеет под собой определенные объективные причины. Сейчас получить законное справедливое судебное решение в разумный срок, как предусматривает Европейская конвенция по правам человека, участником которой является Украина, для гражданина часто очень непросто.

Вопрос: Возвращаясь к президентскому законопроекту и идее очищения судейского корпуса, можно ли сказать, что на Вас существует давление с целью смягчить предлагаемые нормы?

Ответ: Конечно, есть оппозиция. В то же время, очень многие представители судейского корпуса сами выступают за проведение аттестации, которая позволит его очистить. Они готовы пройти аттестацию. Неправильно огульно ставить знак равенства между словами "судья" и "коррупционер" - в судах есть честные профессиональные судьи, которые хотят делать качественно и честно свою работу. При этом есть и непрофессионалы, и коррупционеры.

Вопрос: С чего начнется и в какой форме будет проходить аттестация -"очищение"?

Ответ: Механизм аттестации начнет работать сразу после принятия закона. Высшая квалификационная комиссия судей Украины (ВККС) обязана будет постепенно аттестовать всех судей, начиная с судей высших судов – Верховного суда и высших специализированных судов, затем - судей апелляционных судов и судов первой инстанции.

Вопрос: Сколько времени займет аттестация?

Ответ: Судьи Верховного суда подлежат аттестации в течение первых шести месяцев. За эти же первые шесть месяцев ВККС должна подготовиться к аттестации: разработать внутренние документы и процедуры, но в рамках жестких критериев закона. Около 300 судей высших специализированных судов должны быть аттестованы в течение первых 12 месяцев. После окончания первого года начнется второй этап – аттестация судей апелляционных и судов первой инстанции.

Процесс начинается с высших судов, чтобы гражданин, даже столкнувшись с незаконным решением в суде первой инстанции, мог бы его обжаловать и получить законное решение в высшем суде.

В эту же логику легло и предложение о модификации роли Верховного суда, которому будет возвращена часть полномочий, отнятых т.н. "реформой 2010 года". В частности, по нынешнему законодательству, для того, чтобы обжаловать решение суда в Верховный суд, необходимо получить разрешение кассационного суда, выносившего это решение. Сейчас это препятствие будет снято и гражданин, несогласный с решением кассационной инстанции, сможет обращаться непосредственно в Верховный суд, который самостоятельно примет решение о допустимости или недопустимости жалобы.

Вопрос: В чем заключается различие с альтернативным законопроектом №1497 по процедуре очищения судейского корпуса?

Ответ: Насколько я знаю, там не предусмотрена процедура аттестации, через которую должны пройти все судьи, а только предусмотрена процедура привлечения к дисциплинарной ответственности. Это отдельная процедура, которая важна и которой нужно уделить значительное внимание в будущем консолидированном законопроекте. Но дисциплинарная ответственность может работать только в отношении конкретного судьи, по которому есть жалобы, приняты решения и затем применяются определенные санкции.

Сами же санкции далеко не всегда означают увольнение. Сейчас есть два вида санкций: выговор и увольнение. В нашем законопроекте мы делаем из двух видов санкций семь. Кроме того, четко конкретизируются основные моменты, по которым санкции могут быть применены к судье – до сих пор мы часто наблюдали, что санкции зачастую применяются для расправы с нелояльными судьями. Поэтому мы конкретизировали основания для привлечения судьи к ответственности, чтобы они стимулировали судью действовать в рамках закона и не допускать нарушений, и, с другой стороны, не могли служить для произвольного привлечения судьи к ответственности.

Вопрос: Ваш законопроект критиковали за усиление влияния президента на судейский корпус…

Ответ: Думаю, критиковали те, кто не очень подробно с ним знакомился, либо те, кто у кого есть личные интересы в этой критике. Часто критика звучит в режиме, в котором обсуждали творчество Пастернака в советское время: не читал, но осуждаю. Например, в некоторых критических материалах есть ссылка на то, что президент якобы получает возможность в ручном режиме решать все вопросы карьеры судьи, включая назначения, перевод, увольнение.

На самом деле законопроект № 1656 предусматривает, и это - одно из главных отличий от действующего законодательства, - что все вопросы, касающиеся карьеры судьи, решаются исключительно в режиме прозрачного и публичного конкурса, который проводит ВККС. Президент к этому конкурсу никакого отношения не имеет.

Судья сдает аттестационный экзамен, набирает определенное количество балов и при наличии вакансии в суде, в котором он хочет работать, подает заявку на замещение этой вакансии. Если этих заявок будет более одной, ВККС проведет конкурс, определит по количеству баллов лучшего из кандидатов, изучит судейское досье, которое будет заведено по каждому судье с данными о качестве его работы, количестве отмененных решений, причинах отмены и т. д. Будет рассматриваться также выполнение судьей норм антикоррупционного законодательства и соблюдение этических требований к судье. Только лучший кандидат будет иметь право занять должность по результатам конкурса. Решение будет принимать ВККС. Верховная Рада или президент будут выполнять предоставленные им Конституцией полномочия о назначении судьи по сути, во исполнение решения ВККС.

Хочу подчеркнуть: полномочия президента и парламента назначать судей определены Конституцией. Закон не может изменить конституционную норму. Изменится только то, что президент и парламент будут действовать не по собственному усмотрению, а исключительно в соответствии с решением ВККС, принятым на основе проведенного конкурса. В чем здесь расширение влияния президента на судейскую карьеру?

Вопрос: Конкурсы по отбору судей, даже автоматизированные, критиковали за то, что в них часто победителями становились дети или родственники судей… Это потому, что дети судей лучше подготовлены или все-таки есть какие-то механизмы влияния на автоматизированные системы отбора?

Ответ: Любой автоматизированной системой, конечно, можно пытаться манипулировать, и любой нормой можно пытаться злоупотребить. Человеческий фактор всегда может вносить коррективы. Поэтому очень важно, какой орган этот конкурс проводит и как он формируется, в нашем случае – ВККС.

Ранее нередко случались назначения по, мягко говоря, неочевидным для общественности критериям: на съезде всплывала какая-то кандидатура, не известная юридической общественности, и неожиданно набирала большинство голосов, либо аналогичный кандидат назначался решением государственного органа.

В законопроекте 1656 это предупреждается тем, что любой кандидат, желающий быть избранным или назначенным, обязан заранее обнародовать информацию о себе, а любой общественность и делегаты соответствующих съездов должны иметь возможность заранее ознакомиться с данными о кандидате: его биографией, профессиональными достижениями, декларацией о доходах и расходах и т. д. Члены ВККС, которые не избираются, а назначаются, будут назначаться только на основании конкурса. Будет гораздо сложнее откуда-то "выдернуть" какого-то кандидата и назначить его просто потому, что он кум, брат или лояльный к кому-то человек, который будет обеспечивать часть влияния в ВСЮ или ВККС.

При этом, если сегодня президент может назначить в ВККС любого человека, то в случае с реализацией предложенной судебной реформы глава государства берет на себя добровольные обязательства проводить абсолютно прозрачный для общественности конкурс. Таким образом, можно говорить, что он в определенной мере ограничивает свои полномочия, ведь Конституция не ставит в этом вопросе перед президентом никаких требований.

Вопрос: По вашим прогнозам, консолидированный законопроект о судебной реформе будет легко проголосован в Верховной Раде или могут быть какие-то "подводные течения"? Есть ли противники судебной реформы?

Ответ: Надеюсь, что все участвующие в процессе в полной мере понимают значение судебной реформы и какие-то личные убеждения или амбиции относительно своих предложений или законопроектов не будут иметь преимущества перед общей целью как можно скорее начать качественную судебную реформу. Уверен, что консенсус будет найден и проблем с принятием закона во втором чтении не будет.

Вопрос: Существует ли интерес к судебной реформе со стороны крупного бизнеса? Обращались ли, например, в Совет по судебной реформе с какими-то пожеланиями и предложениями олигархи или их представители?

Ответ: Не обращались. Конечно, у некоторых влиятельных бизнесменов есть свои виды на судебную систему. Но любой бизнес, в том числе крупный, должен быть заинтересован в наличии в Украине эффективного и справедливого суда. Да, коррупция в суде в каких-то случаях открывает путь для тех, у кого есть больше денег, какие-то большие возможности. В то же время, на любой толстый кошелек может найтись еще более толстый кошелек. Поэтому мы наблюдаем, что "самый крупный бизнес" в Украине предпочитает рассматривать споры между собой где-нибудь в Лондоне. Украинскому суду не доверяют, даже имея возможности на него влиять. Самые важные споры крупный бизнес передает туда, где можно получить законное судебное решение, а не туда, где это решение можно купить.

Вопрос: Как Вы относитесь к идее признания в Украине британской юрисдикции и передачи споров в британский суд?

Ответ: Думаю, это очень теоретическая идея. Суд – часть национального суверенитета. Его нельзя отдавать другому государству, даже если в этом государстве существует более справедливый суд. Да, английская судебная система – одна из наиболее авторитетных в мире, а ее услуги сегодня являются большой статьей английского экспорта. Но как бы ни была привлекательна эта юрисдикция, Украина отказаться от национального суверенитета не имеет права.

Вопрос: Предусматривает ли судебная реформа также и реформу исполнительной системы? Как Вы относитесь к идее создания частных исполнительных компаний?

Ответ: Судебная реформа – это комплексный процесс, предусматривающий как реформу самой судебной системы, так и смежных институтов. Это и система исполнения судебных решений, и институт адвокатуры, бесплатной правовой помощи, прокуратура, в реформировании которой есть еще ряд нерешенных вопросов.

Вопрос о частной исполнительной службе также рассматривается. В перспективе это может быть эффективным решением проблем в сфере исполнения судебных решений. Но такой институт нужно вводить очень аккуратно, чтобы частный исполнитель не превратился в инструмент легализации коррупции в исполнительной службе. Поэтому вводить этот институт в перспективе можно, но осторожно, с созданием предохранителей против злоупотреблений.

Вопрос: Какие изменения могут произойти в системе адвокатуры?

Ответ: Изменения в системе адвокатуры не только могут, но и должны произойти. Они должны касаться усиления гарантий и обеспечения прав адвокатов - адвокат должен на практике, а не теории иметь равные права с прокурором в уголовном процессе, должна быть обеспечена реальная состязательность.

Вторым моментом, который планируется изменить, является предоставление исключительного права на представление в суде адвокатам. Здесь речь не идет о создании адвокатской монополии, но об обеспечении качественного судебного процесса. В настоящее время любой человек, независимо от наличия у него юридического образования, может, получив доверенность, пойти в суд и представлять конкретного гражданина или предприятие по большинству категорий дел. Думаю, есть немного стран, где подобная ситуация допускается. Если государство лицензирует, например, медицинские услуги, то почему юридической практикой может заниматься кто угодно? Тем более, что для качественного профессионала-юриста получить адвокатское свидетельство не должно составлять никакого труда.

В то же время нужно упростить систему доступа к профессии адвоката, но упростить не в смысле понижения профессиональной планки, а в смысле упрощения процедуры, чтобы не возникала ситуация, когда юристу, чтобы стать адвокатом, необходимо было потратить много денег и времени.

Эти изменения дадут качественный судебный процесс не только в виде качественной судебной услуги, но и облегчения процесса в целом. Часто из-за некачественной или безответственной работы представителя стороны мы получаем, например, неразумно затянутый по срокам из-за необоснованных ходатайств судебный процесс. Когда судебным процессом злоупотребляет адвокат, он будет подлежать дисциплинарной ответственности.

Кроме того, это даст дополнительные возможности для борьбы с коррупцией. Конечно, можно привлечь к ответственности за коррупционное деяние и не адвоката. Но когда такое привлечение к ответственности будет сопряжено и с лишением адвокатского свидетельства, что означает запрет на профессию, стимул будет намного более эффективным.

Вопрос: Адвокатское сообщество поддерживает такие идеи?

Ответ: Адвокатское сообщество – в целом да. Юридическое же сообщество очень широко и сказать, что там есть какое-то единое мнение, было бы безответственно. Но достаточно большая часть этого сообщества поддерживает.

Вопрос: Есть ли какие-то законодательные инициативы по этому поводу?

Ответ: Есть много инициатив, но будем стараться выйти с единой. Я бы сейчас не хотел называть какой-то конкретный срок, но постараемся сделать это в текущем году обязательно.

Вопрос: Лично вам больше нравится работать в администрации президента или заниматься адвокатской деятельностью?

Ответ: Это разные виды деятельности. Конечно, опыт адвокатской деятельности конвертируемый: эти навыки и знания хорошо применимы в рамках того, чем я сейчас занимаюсь. Но сравнивать эти два вида деятельности тяжело - в каждом есть свои плюсы и минусы.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 16 января 2015 > № 1361531 Алексей Филатов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter