Всего новостей: 2556515, выбрано 15 за 0.004 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Бершидский Леонид в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмНефть, газ, угольСМИ, ИТАвиапром, автопромАрмия, полициявсе
Россия. Украина. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 11 июля 2018 > № 2670485 Леонид Бершидский

Россия должна признать, что использует наемников

Солдаты удачи больше не молчат о своей службе на Украине, в Сирии и других странах.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Кремль не смог скрыть использование наемников в ходе своих военных интервенций, потому что предоставляющие многих солдат по найму крайние националисты открыто обсуждают их роль. Благодаря этому и другим соображениям Россия, вероятно, в конечном итоге признает, что прибегает к помощи частных войск.

5-го июля Евгений Шабаев, крайне левый националистический активист и атаман московского казачьего общества, потребовал, чтобы бойцы частной военной компании, участвующие в операциях в Сирии, Центральноафриканской Республике, Судане, Йемене и Ливии были официально признаны ветеранами. На данный момент российское правительство не признает даже существование вышеозначенных компаний.

В заявлении, подписанном Шабаевым и двумя другими националистическими деятелями — отставным генералом Леонидом Ивашовым и отставным полковником Владимиром Петровым, — утверждалось, что «руководители частных военных компаний („Патриот", „Вагнер" и другие) получают государственные награды лично из рук президента России». Но даже несмотря на то, что Кремль обеспечивает компаниям выгодные коммерческие уступки в странах дислокации, их бойцы в случае боевых ранений от правительства никакой помощи не получают. Вместо этого, утверждается в заявлении, за ними следит полиция и внутренние контрразведывательные службы, а семьи погибших бойцов вынуждают молчать.

Шабаев, один из нескольких националистических активистов, сообщивших о гибели множества российских наемников в февральском столкновении с американскими войсками в Сирии, заявил, что ближайшее окружение президента Владимира Путина учреждает военные компании для личной выгоды, но для вооружения и обучения солдат использует ресурсы российской армии и правоохранительных органов.

Российские националисты представляют собой основной источник добровольцев для частных военных компаний и неофициальных подразделений, воюющих на востоке Украины под небрежным контролем Кремля. Многие националисты имеют боевой опыт или, по крайней мере, служили в армии; воюют они не только за деньги, но и из соображений поддержки политики России. Кремль это вполне устраивает: для военных авантюр ему нужно самоотверженное пушечное мясо. Единственная загвоздка в том, что националисты истинными поклонниками Путина не являются, считая его режим чересчур продажным и трусливым в плане защиты национальных интересов страны. Именно поэтому они не могут помалкивать о том, что делают в тех странах, где российских войск быть не должно.

У Кремля есть, конечно, еще один важный источник человеческих ресурсов для своих операций: военнослужащих отправляют в неофициальные театры военных действий на время «отпуска». Эти люди не склонны жаловаться, поскольку, будучи солдатами, имеют право на достойное медицинское обслуживание и другие льготы. Но они — как и семьи погибших в войнах — тоже необязательно станут держать язык за зубами.

После первоначального этапа отрицания на могилах убитых на Украине российских десантников появились надгробия с фотографиями в униформе и с указанием дат, однозначно указывающих на то, где именно они погибли. 4-го июля офицер Олег Леонтьев, которого судят за халатность, повлекшую за собой смерть военнослужащего, попросил снисхождения на том основании, что принимал участие в боевых действиях «на территории соседней страны, где нас якобы не было».

Российский опыт ведения войн с участием нерегулярных формирований и «находящихся в отпуске» военнослужащих показывает, что отрицание не имеет ничего общего с реальностью. Рано или поздно причастность к данному вопросу правительства всплывает на поверхность. И когда это происходит, все вовлеченные в конфликт российские силы сваливают, как правило, в одну кучу. США, например, предполагают, что все россияне в зоне боевых действий принадлежат российской армии, хотя официально американские военные заявлять подобное не станут.

В Сирии американские войска продолжают время от времени сталкиваться с силами, не поддающимся, по их словам, идентификации. В подобных случаях с целью исключения конфликтных ситуаций они обращаются к российскому военному командованию.

В интересах Путина было бы прекратить попытки хранить уже разоблаченные секреты и признать существование частных военных компаний. Недвусмысленное отделение их от официальных вооруженных формирований может принести пользу в контексте разрешения конфликтных ситуаций. Также это создало бы новую возможность правдоподобно отрицать свое участие — грань между частной инициативой и государственными интересами в тех областях, где данное различие носит малопонятный характер. Даже Америка свои частные военные компании скрывать не пытается.

6-го июля пресс-секретарь президента Путина Дмитрий Песков заявил, что в случае поступления в Кремль официального обращения о необходимости признания бойцов частных военных компаний ветеранами, он передаст его Министерству обороны «для проработки и выработки каких-то основополагающих подходов». До официального признания по-прежнему далеко, поскольку для подготовки новых правил необходимо будет внести изменения в российский закон, приписывающий наемному труду криминальный характер. Однако Кремль, как представляется, не настаивает на продолжении отрицания важной части своей военной стратегии.

Россия. Украина. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 11 июля 2018 > № 2670485 Леонид Бершидский


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 8 июня 2018 > № 2639851 Леонид Бершидский

Украина делает маленький шаг на пути к обузданию коррупции

Новый суд будет уязвим для политического давления, но это только начало

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Украина в четверг сделала ключевой шаг к созданию антикоррупционной системы правосудия, которая будет действовать отдельно от судов страны, общеизвестных своей продажностью. Голосование парламента о создании данного института, вероятно, проложило путь к выдаче новых кредитов Международного валютного фонда. Будет ли работать новый орган — вопрос открытый.

Коррупция может стать даже большим препятствием на пути Украины в Европу, чем хищническая политика России. В рейтинге восприятия коррупции «Трансперенси Интернейшнал» (Transparency International) бывшая советская республика занимает 130-е место из 180 по соседству с Сьерра-Леоне, Ираном, Мьянмой и Гамбией. Взяточничество является большой проблемой для международных доноров и кредиторов, которые поддержали страну после Революции достоинства 2014 года.

В 2015 году Украина создала Национальное антикоррупционное бюро, или НАБУ, следственное агентство, специально предназначенное для расследования дел о взяточничестве, а также антикоррупционную прокуратуру для судебного преследования по этим делам. Новые органы столкнулись с проблемами в основном нереформированных и, возможно, нереформируемых украинских судах. До сих пор старые суды вынесли решения лишь по четверти из более чем 100 дел, возбужденных НАБУ. К концу 2017 года в тюрьму был отправлен только один человек — посредник в подкупе судьи. Согласно публичному отчету НАБУ, было вынесено еще 18 обвинительных приговоров, но все они стали результатом сделок о признании вины со стороны мелких соучастников коррупционных схем. Агентство не добилось ни одного громкого обвинительного приговора, и оно открыто обвиняет судебную систему в преднамеренном затягивании работы.

В докладе говорится следующее:

«Отсутствие судебных решений позволяет избежать уголовной ответственности коррумпированным высшим должностным лицам, справедливого наказания которых по праву ожидает общество. Это также делает невозможным возврат в государственный бюджет средств, замороженных в ходе следствия».

Одним из способов устранить это бутылочное горлышко в старых судах было создание специального суда, в который НАБУ могла бы направлять свои дела. Западные партнеры Украины, включая МВФ и США, выделили эту реформу как ключевую. МВФ, который утвердил программу кредитования Украины на 17,5 миллиардов долларов вскоре после революции 2014 года, выплатил к апрелю 2017 года девять миллиардов, и с тех пор Украина пока не получила ни одного транша. В значительной степени потому, что слишком медленно двигалась вопросе создания антикоррупционного суда.

Президент Украины Петр Порошенко никогда не был поклонником параллельной судебной системы, якобы потому, что это можно рассматривать как унижение для страны. Ни одна европейская нация не имеет подобной системы. К тому же иностранные партнеры Украины потребовали себе право вето на назначение судей. Это означало потерю суверенитета, чего Порошенко принимать не хотел. Тем не менее, под давлением США и Европы, в декабре он, наконец, представил законопроект о данном суде в парламент. Западноукраинские наблюдатели усмотрели в нем жульничество, и МВФ незамедлительно объявил, что документ нужно будет изменить, чтобы удовлетворить его требования.

Принятый в четверг законопроект является результатом многомесячных переговоров с МВФ и среди украинских политиков, не все из которых хотят, чтобы суд был эффективным. Инициативой предусмотрено наличие сложной процедуры назначения судей и ветирования этих назначений. В процесс будут вовлечены Высшая судебная квалификационная комиссия судей Украины, которая в настоящее время занимается назначением судей, а также специальный совет из шести иностранных экспертов, которые будут назначены международными организациями. Чтобы наложить вето на назначение, против него должны возражать большинство из 16 членов квалификационной комиссии и трое иностранных экспертов.

Некоторые из украинских законодателей и активистов, которые годами боролись за суд, в том числе депутат Мустафа Найем и антикоррупционный активист Виталий Шабунин, приветствовали данное решение, несмотря на очевидные недостатки, например, то, что влияние международных экспертов оказалось размыто, так как они не получили права окончательного решения в выборе судей. По мнению активистов, это важный шаг вперед после многих лет застоя; Шабунин, в частности, который поддержал закон о НАБУ, был разочарован неспособностью агентства добиться обвинительных приговоров в существующей судебной системе.

МВФ заявил в четверг, что ему все еще необходимо пересмотреть окончательный вариант законопроекта. И, в любом случае, для фактического создания суда необходим отдельный закон. Вероятно, однако, что партнеры Украины в конечном итоге пойдут на компромисс, хотя бы потому, что длительное замораживание программы МВФ начинает создавать видимость серьезного раскола между Украиной и ее западными покровителями. Это не та картинка, которую хотят продемонстрировать США и Европейский Союз, несмотря на их опасения по поводу украинской коррупции. Кивок в сторону Порошенко назрел.

Вопрос о том, действительно ли параллельная система правосудия сделает многое для искоренения взяточничества, является сложным. На Украине даже самый совершенный институциональный дизайн гораздо менее важен, нежели личности, которым поручено его воплощать. НАБУ очень популярно на Украине благодаря целеустремленности своего руководителя Артема Сытника. Антикоррупционному суду понадобятся столь же энергичные и стойкие к давлению судьи. Учитывая масштабы коррупции, работу суда будут стремиться политизировать различные мощные силы.

Администрация Порошенко недовольна деятельностью Сытника и оказала на него давление. В четверг парламент проголосовал за назначение 81-летнего дипломата одним из трех аудиторов НАБУ, в обход бывшего прокурора США. Говорят, что дипломат Владимир Василенко состоит в хороших отношениях с Порошенко. Два других аудитора назначаются непосредственно президентом и правительством. Ясно, что Порошенко хочет установить политический контроль над антикоррупционной системой, поскольку он идет на выборы 2019 года без особой народной поддержки (последние опросы ставят его позади экс-премьера Юлии Тимошенко, которая выступает с популистских позиций).

Западным партнерам Украины трудно оказать необходимое давление на Порошенко, чтобы удержать Украину от сползания в привычную для нее постсоветскую трясину коррупции. В случае антикоррупционного суда западные страны снова будут испытывать соблазн избежать применения слишком сильного прессинга. В результате еще одно потенциально полезное учреждение будет иметь встроенные «задние двери», которые позволят лидерам вроде Порошенко подчинить его своим целям. Однако это все же лучше, чем ничего: если Украина когда-нибудь будет иметь менее корыстное правительство, «задние двери» выйдут из употребления, и система будет использоваться по назначению.

Эта колонка не обязательно отражает мнение редакции или «Блумберг ЛП» и ее владельцев.

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 8 июня 2018 > № 2639851 Леонид Бершидский


Украина. Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 1 июня 2018 > № 2627157 Леонид Бершидский

Инсценированное убийство подрывает доверие к Украине

Леонид Бершидский | Bloomberg

Новость о том, что смерть Аркадия Бабченко была сфабрикована, поднимает вопрос: что позволительно, а что нет в современной гибридной войне? - пишет колумнист Bloomberg Леонид Бершидский.

СБУ объявила, что уловка была призвана предотвратить убийство писателя-диссидента. Потенциальный киллер, нанятый российской разведкой украинец, по-видимому, сотрудничал с СБУ и позволил снять на видео передачу аванса. Совершить убийство он не пытался, передает Бершидский.

Бабченко рассказал журналисту в чате в Facebook Messenger: "Это было на сто процентов реалистично, так чтобы организатор ничего не заподозрил, не ушел в тень и не нанял потом нового киллера - на этот раз кого-то, кто неизвестен властям. Тогда бы меня точно замочили".

Эта версия не совсем логична, считает автор статьи. Он пишет: "Во-первых, если украинская контрразведка уже следила за организатором, нанявшим киллера, то непонятно, какие доказательства она должна была получить, инсценируя убийство. Почему украинским властям нужно было лгать СМИ? Не могли они арестовать подозреваемого и без сложного плана?"

Бабченко дал такое объяснение: "Они хотели, чтобы преступление было совершено и доказательства были стопроцентные. И хотели шума, конечно. Это им на руку, как я понимаю".

"Версия о "совершенном преступлении" не выдерживает критики, потому что на самом деле никакого преступления не было. Версия о "шуме" более убедительна, но выдает некоторую наивность со стороны СБУ", - комментирует Бершидский.

Западные журналисты не обрадовались тому, что их разыграли, отмечается в статье. Шон Уолкер из The Guardian написал в Twitter: "В будущем буду осторожнее. Я уже научился не доверять информации украинских властей о войне в Донбассе, но полагал, что что-то вроде такого официального подтверждения - это надежно".

Проправительственные украинские комментаторы сделали вид, что не понимают последствий. По их логике, страна, подвергающаяся "гибридной атаке", вправе отвечать тем же, говорится в статье. Однако в результате жертва нападения оказывается на том же нравственном уровне, что и нападающий, подчеркивает Бершидский.

Зрелищное возвращение Бабченко с того света подорвет веру мировых СМИ в любые предоставленные Украиной доказательства того, что убийство заказали российские силы, считает журналист. На вопрос, думал ли Бабченко о вопросе доверия и понимал ли, как режим Путина может использовать историю с его "воскрешением", тот ответил: "Я не спрашивал СБУ, что и почему они хотят сделать. И мне *** [наплевать], как этим можно воспользоваться. Я хотел жить, и я жив. Для меня этого достаточно".

Участие в операции СБУ не подрывает репутацию Бабченко, полагает Бершидский. "Но украинское правительство и его дилетантские правоохранительные органы оказали себе медвежью услугу в большей степени, чем они осознают. Этот инцидент - еще один шаг к изменению образа Украины в глазах мировой общественности от идеалистической проевропейской демократии к типичному постсоветскому бардаку", - полагает журналист.

Украина. Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 1 июня 2018 > № 2627157 Леонид Бершидский


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 15 февраля 2018 > № 2497892 Леонид Бершидский

Как решить проблему восточной Украины

Эксперт ООН изобрел почти идеальный план, который сработает только в том случае, если Россия и Украина верят в объявленные ими цели.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

В урегулировании конфликтов невозможно добиться совершенства, а недостатки бумажных планов заметить чаще всего легко. Но вашингтонский аналитический центр под названием Институт Хадсона подготовил план по урегулированию тлеющего на востоке Украины конфликта, в котором нет обычных изъянов и ловушек. В случае принятия данного плана он может дать самую реалистичную надежду на успех.

Тема восточной Украины исчезла из заголовков, но спорадические боевые действия между украинскими войсками и пророссийскими силами продолжаются. Люди гибнут почти каждый день, но пока никто не придумал способ ослабить напряженность, а тем более решить лежащие в основе этого конфликта проблемы. Российско-украинские переговоры, проведенные при посредничестве Франции и Германии, привели к подписанию Минских соглашений, реализовать которые оказалось очень трудно, из-за чего весь процесс зашел в тупик. Переговоры, прошедшие недавно между кремлевским представителем Вячеславом Сурковым и спецпредставителем США Куртом Волкером, создают такое впечатление, что стороны не слушают друг друга.

В плане Института Хадсона — иной подход. Его автор Ричард Гоуэн (Richard Gowan) некогда работал в Департаменте ООН по политическим вопросам, и он совершенно правильно исходит из того, что Организация Объединенных Наций — это единственный орган, приемлемый в качестве посредника и для России, и для Украины.

План Гоуэна состоит в том, чтобы создать международный военный контингент среднего размера численностью примерно 20 тысяч военнослужащих (это половина того, что НАТО первоначально направила в Косово). Действовать он будет под эгидой ООН, но войдут в него не солдаты из стран НАТО, а опытные миротворцы из Латинской Америки, войска из бывших советских республик, скажем, из Казахстана, которые не настроены враждебно ни к Украине, ни к России, и формирование из нейтральных европейских государств, таких как Швеция, Финляндия и Австрия. Эти войска будут размещены на всей территории самопровозглашенных «народных республик», в том числе, на границе с Россией, где они будут выполнять функции сил прикрытия, сдерживая российские вылазки. Они также изолируют войска пророссийских повстанцев и их оружие на безопасных базах, и это станет первым шагом к демобилизации людей или к их переучиванию на невоенные специальности. Этот контингент будет противодействовать нападениям любых неподконтрольных сил как с одной, так и с другой стороны.

Поддержку военным будет оказывать крупный полицейский контингент, который станет обеспечивать мир во время выборов. Чтобы организовать выборы и сделать их свободными и справедливыми, а также обеспечить плавную реинтеграцию удерживаемых повстанцами районов в состав Украины, потребуется внешняя гражданская администрация под руководством специального представителя Генерального секретаря ООН.

Данную операцию следует выстроить по образу и подобию полузабытой инициативы, предложенной во время югославских войн. Речь идет о переходной администрации в Восточной Славонии, как называют регион на востоке Хорватии, который удерживали сербы. Контингент численностью пять тысяч «голубых касок» обеспечил безопасность этого района и границы с Сербией. Там были организованы и проведены выборы, после чего Восточная Славония перешла под контроль Хорватии. Все это было сделано за два года с 1996-го по 1998-й. Регион сохранил прозрачную границу с Сербией, и тысячи беженцев вернулись в свои дома, хотя некоторые жители Восточной Славонии переехали в Сербию, когда временная администрация завершила свою работу.

Конечно, ситуация в Восточной Славонии с самого начала отличалась от того, что происходит на востоке Украины. Хорваты, в отличие от украинцев, сумели одержать военную победу, в силу чего администрация ООН предназначалась главным образом для того, чтобы не допустить кровопролитный и насильственный захват власти. Со своей задачей она справилась хорошо. И хотя НАТО в то время еще не бомбила Белград, Сербия уже тогда столкнулась с вполне реальной угрозой применения силы, что России не грозит.

Предложения Гоуэна по восточной Украине основаны на простой логике. Минские соглашения предусматривают проведение местных выборов до того, как Россия восстановит контроль над границей с Украиной. Выборы не состоятся без внешнего катализатора и не будут справедливыми без участия международной администрации и полиции. Следовательно, желателен полный переход восточной Украины под международный контроль или нечто подобное. Это также единственный способ уменьшить обеспокоенность Владимира Путина, который заявляет, что его тревожит безопасность пророссийского населения, если украинцам позволят восстановить свою власть. Гоуэн признает, что такой риск существует. Международная администрация также будет выполнять роль буфера для гражданского населения, особенно для тех, кто работает в «народных республиках» (учителя, государственные служащие), обеспечивая переход к мирной жизни, в которой их не станет преследовать мстительное украинское правительство.

Самый сложный момент при создании временной администрации — решить, какими полномочиями она будет обладать. Гоуэн предлагает разделить эти полномочия. В этой ситуации администрация ООН возьмет на себя полную ответственность за решение вопросов, связанных с выборами и безопасностью, и будет обладать правом вето в других областях. После выборов функции миротворцев изменятся, но они останутся на востоке Украины, чтобы контролировать действия Киева.

Международный воинский контингент не будет заниматься отражением крупномасштабных ударов, но он станет следить за российской границей и за линией разделения сторон, помогая срывать мелкие нападения. Это разумно как минимум по двум причинам: миротворцы не должны создавать впечатление, что они угрожают Москве, да и привлечь более крупные силы из нейтральных стран будет проблематично.

«В миротворчестве, как и на войне, любой план может сорваться при первом же соприкосновении с действительностью», — признает Гоуэн. Однако важно начать с четкого понимания стратегических политических целей, а затем создать для них соответствующие средства. Именно это хочет сделать Гоуэн. Его предложение дает Кремлю возможность завершить конфликт, не отдавая повстанцев в руки мстительного Киева, а также сохранить культурные и экономические связи с восточной Украиной. А правительство в Киеве получает возможность вернуть восточные территории и границу с Россией под свой контроль.

Но самая большая проблема состоит в том, что непонятно, насколько искренне стороны говорят об этих целях.

Путин до сих пор не верит в стабильность киевского режима. Похоже, он надеется, что маятник снова качнется в сторону России, и хочет использовать «народные республики» в качестве инструмента перманентной дестабилизации, пока украинские власти враждебно относятся к России. Правительство Петра Порошенко тоже не заинтересовано в окончании конфликта. Коррумпированный киевский истэблишмент использует его для получения помощи от Запада в большем объеме, чем заслуживает его политика, и пытается предстать в образе важного союзника Запада.

Но если есть желание, выход можно найти всегда. И если план Гоуэна будет представлен на уровне ООН, то он как минимум вынудит стороны признать, что проблема для них предпочтительнее ее решения.

Содержание статьи может не отражать точку зрения редакции, компании Bloomberg LP и ее владельцев.

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 15 февраля 2018 > № 2497892 Леонид Бершидский


Украина > Армия, полиция > inopressa.ru, 15 февраля 2018 > № 2497762 Леонид Бершидский

Как решить проблему Восточной Украины

Леонид Бершидский | BloombergView

"При разрешении конфликтов совершенство невозможно, и в написанных на бумаге планах обычно легко заметить слабые места. Однако план разрешения тлеющего конфликта на востоке Украины, разработанный Гудзонским институтом - вашингтонским аналитическим центром, - миновал все обычные ловушки. Если его внедрить, он, по-видимому, даст самую правдоподобную надежду на прорыв", - утверждает Леонид Бершидский в Bloomberg View.

"Пусть Восточная Украина пропала с первых полос газет, однако спорадические боевые действия между украинскими и спонсируемыми Россией войсками продолжаются. Люди гибнут почти каждый день, и пока никто не придумал способ разрядить напряженность, не говоря уже о решении обуславливающих ее проблем. Российско-украинские переговоры, медиаторами которых были Франция и Германия, породили трудные для выполнения и, по большей части, забуксовавшие Минские соглашения. Недавние переговоры между представителем Кремля Вячеславом Сурковым и спецпосланником США Куртом Волкером выглядят так, будто стороны не слушают друг друга", - говорится в статье.

Бершидский указывает, что план Гудзонского института, составленный Ричардом Гоуэном (бывшим сотрудником Департамента политических дел ООН), построен на предположении, что ООН - единственная организация, приемлемая и для России, и для Украины в качестве посредника.

"План Гоуэна предусматривает создание под эгидой ООН средней величины международного вооруженного формирования - в составе примерно 20 тыс. солдат (что наполовину меньше контингента, изначально отправленного НАТО в Косово). Предполагается, что набирать военнослужащих в это формирование следует не из стран-членов НАТО, а из опытных миротворцев Латинской Америки, солдат бывших советских государств, не враждебных ни к Украине, ни к России (таких, как Казахстан или Белоруссия), и контингента нейтральных европейских стран, как Швеция, Финляндия или Австрия. Эти войска были бы размещены по всем самопровозглашенным "народным республикам", в том числе по границе с Россией, где они выступали бы как "войска прикрытия", сдерживающие российские вторжения. Они бы также изолировали войска и вооружения пророссийских повстанцев "в безопасных базах, являющихся первым шагом к демобилизации или восстановлению невоенных ролей". Это вооруженное формирование позаботилось бы о любых стихийных атаках с любой стороны", - говорится в статье.

"Данное вооруженное формирование поддерживалось бы крупным полицейским контингентом, который охранял бы мир во время выборов. Организация выборов и обеспечение их свободы и справедливости, а также смягчение реинтеграции контролируемых повстанцами регионов на Украину потребовали бы, кроме того, внешней гражданской администрации, управляемой специальным представителем генерального секретаря ООН", - указывает Бершидский.

Украина > Армия, полиция > inopressa.ru, 15 февраля 2018 > № 2497762 Леонид Бершидский


США. Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 января 2018 > № 2472010 Леонид Бершидский

Как президент Украины обманул Джо Байдена

В Давосе Петр Порошенко скажет главе МВФ Кристин Лагард то, что она хочет услышать. Ей стоит отнестись к его словам скептически.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Либеральный миропорядок, если он еще существует, основан на правилах и принципе обусловленности: если вы выбираете путь добродетели, вы получаете помощь. Во вторник, 23 января, бывший вице-президент США Джо Байден (Joe Biden), объяснил, как обстояли дела с Украиной, когда он был спецпредставителем администрации Обамы в этом неспокойном постсоветском государстве. Рассказ Байдена должен послужить предостережением для главы Международного валютного фонда (МВФ) Кристин Лагард (Christine Lagarde), которая в среду, 24 января, встретилась с президентом Украины Петром Порошенко в Давосе, чтобы обсудить приостановку сотрудничества между МВФ и Украиной.

Байден выступил на Совете по международным отношениям в Вашингтоне. В спокойной и расслабленной манере он рассказал, как в ходе своих 12-го и 13-го визитов в Киев он убедил Порошенко и тогдашнего премьер-министра Украины Арсения Яценюка уволить генерального прокурора Виктора Шокина, при котором в стране процветала коррупция. Это стало условием для получения кредитной гарантии в размере 1 миллиарда долларов. По словам Байдена, все было так:

«Я сказал, ну что ж, я не собираюсь, то есть мы не собираемся давать вам миллиард. Они ответили — у вас нет на это полномочий. Вы — не президент. И Порошенко добавил — да, звоните президенту. Я ответил — послушайте, вы не получите миллиард. Я улетаю примерно через шесть часов. Я посмотрел на них и сказал: я улетаю через шесть часов. Если ваш прокурор не будет уволен, вы не получите денег. Итак, он был уволен. Его место занял тот, кто был самым надежным кандидатом в тот момент».

Аудитория засмеялась. «Самым надежным кандидатом в тот момент» оказался Юрий Луценко, близкий соратник Порошенко и человек, зарекомендовавший себя как агрессивный преследователь политических оппонентов президента.

В конце 2017 года Луценко был одним из тех, кто активно выступал против Национального антикоррупционного бюро Украины (НАБУ) — ключевого элемента параллельной судебной системы, которую МВФ и другие международные спонсоры Украины требовали создать для борьбы с повсеместной коррупцией. С тех пор произошло некое примирение, однако Луценко до сих пор обвиняет представителей НАБУ в том, что те нарушают закон.

Если все было так, как описывает Байден, тогда что стояло за увольнением Шокина? С точки зрения Байдена, положительные перемены настали именно благодаря действиям США.

Но что США получили в обмен на тот миллиард или, если точнее, на те 3 миллиарда кредитных гарантий, предоставленных при администрации Обамы? На самом деле они получили Порошенко, гораздо лучше вооруженного и подготовленного к тому, чтобы сопротивляться попыткам Запада искоренить коррупцию на Украине. Даже Байден сейчас не так уверен в своем успехе. «Меня чрезвычайно сильно тревожит откат Киева в вопросе борьбы с коррупцией», — сказал он на заседании Совета по международным отношениям.

И в этом смысле Байден не одинок. МВФ, Всемирный Банк и Евросоюз пытаются заставить Порошенко и украинских законодателей ужесточить формулировки законопроекта о создании специального антикоррупционного суда, который президент неохотно вынес на рассмотрение. Им хотелось бы оказывать некоторое влияние на процесс назначения судей. В ответ на это МВФ и Всемирный банк не спешат с финансированием. Между тем Евросоюз угрожает отменить для украинцев безвизовый режим, который стал одним из самых серьезных достижений Порошенко на посту президента страны.

Цель Порошенко — сделать этот антикоррупционный суд как можно менее эффективным, при этом выполнив требования Запада, которые позволят Украине получить финансовую помощь. Украинский лидер не может допустить охлаждения в отношениях между Украиной и Западом, потому что в этом случае его стране придется в одиночку противостоять давлению Кремля. Вероятнее всего, он уступит в вопросе создания антикоррупционного суда, но затем найдет способ обходить его, как он уже неоднократно делал с другими антикоррупционными механизмами, навязанными Западом.

Порошенко, чье состояние по оценке «Блумберг», составляет 914 миллионов долларов, — вовсе не дурак: он получил от Запада миллиард долларов и поставил на место Шокина человека, который будет ему верен. Именно поэтому велика вероятность того, что Порошенко убедил Лагард в искренности своих намерений — просчитав, насколько сильно он должен прогнуться под ее давлением, и прогнувшись ровно настолько, насколько было нужно. За два года подобных игр с Байденом и другими представителями Запада, Порошенко стал настоящим виртуозом в этом деле.

Американским и европейским политикам не стоит питать иллюзии: они ничего не добьются от Порошенко в обмен на свои миллиарды. Украина до сих пор остается наводненной олигархами клептократией, у которой с Россией гораздо больше общего, чем с Евросоюзом. Порошенко уже много раз доказывал, что необходимо постоянно следить за его руками, когда играешь с ним. Но если с Украиной не играть, то она неизбежно станет жертвой нападок и давления Кремля — во вторник Байден описал такой сценарий в присущей ему красочной манере:

«Россия не собирается пересекать границу и захватывать оставшиеся территории страны при помощи танков. Она собирается уничтожить вашу экономику, она вас просто похоронит, и с вами будет покончено. И именно в этот момент все покатится к чертям».

США. Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 января 2018 > № 2472010 Леонид Бершидский


Россия. Сирия. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 7 декабря 2017 > № 2434282 Леонид Бершидский

Путин хочет победить, но не любой ценой

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Россия пытается убедить весь мир в том, что ее военная мощь растет, но при этом она скрывает свои расходы с точки зрения потерь и затрат. Однако опубликованные недавно статистические данные демонстрируют удивительно низкий уровень потерь, несмотря на участие России в вооруженных конфликтах в Крыму, на востоке Украины и в Сирии.

Это стало еще одним свидетельством того, что военная стратегия Владимира Путина является намного более продуманной, чем стратегии его предшественников, которые хотели победить любой ценой. Поражение Бориса Ельцина в Чечне лишило его поддержки общества, а дорогостоящая и провальная авантюра Советского Союза в Афганистане ускорила разрушение империи. Позиция Путина намного более безопасна, что значительно усложняет попытки объяснить его подход к войне.

Россия не сообщает о своих боевых потерях с 2010 года, и это не происходило даже в тот момент, когда она расширила свои военные операции на нескольких фронтах. В 2015 году Путина обвинили в попытке скрыть потери в восточной Украине (хотя вовлеченность в конфликт там Россия упрямо отрицает), и сделано это было за счет признания секретными данных о потерях «в мирное время в период проведения военных операций».

На этой неделе ежедневная газета «Ведомости» обнаружила данные о потерях на сайте российского правительства, посвященном закупкам. В октябре страховая компания «Согаз», владельцами которой являются несколько близких к Путину инвесторов, выиграла тендер на страхование российских военнослужащих на случай смерти и ранений. Все находящиеся на действительной службе застрахованы. Это призывники, профессиональные контрактники, офицеры. В 2016 году общее количество застрахованных составило 1191085 человек.

Помимо требований и таблиц вероятности, Министерство обороны, организовавшее этот тендер, опубликовало данные о количестве заявлений о выплате страхового возмещения за период с 2012-го по 2016 годы. Из этих заявлений 3198 имели отношение к гибели военнослужащих. Смерть людей необязательно приходится на тот же год, когда было подано требование, однако их число должно быть близким к истинному количеству потерь.

Эти цифры оказались ниже предыдущих показателей. Так, например, в 2000 году, согласно официальным статистическим данным, российские военные потеряли в Чечне 1310 человек.

В 2014 году Украина обвинила Россию в отправке своих солдат для того, чтобы не дать Киеву разгромить две пророссийские сепаратистские «народные республики» в восточной части страны. Судя по всему, регулярные российские войска действительно появлялись на востоке Украины в критические моменты этого конфликта, в том числе во время окружения украинских военных под Иловайском в августе и в сентябре 2014 года, а также во время их разгрома в Дебальцево в январе и в феврале 2015 года. По данным Министерства обороны Украины, в этих двух сражениях украинская сторона потеряла 432 солдат. Если небольшое увеличение числа погибших россиян в 2014 году касается Иловайска и если считать 650 смертей в год в 2012 году и в 2013 году стандартными потерями в мирное время, то в таком случае Россия во время событий в Иловайске потеряла около 170 человек. Потери в Дебальцево были ничтожно малы с точки зрения статистики.

Столь же незначительными оказались и военные потери в Сирии, где Россия в сентябре 2015 года начала проводить, в основном, воздушные операции в поддержку президента Башара аль-Асада.

Когда Путин пришел на помощь Асаду, многие россияне — включая некоторых сторонников Путина — опасались того, что он может увязнуть там, как это произошло с СССР в Афганистане в 1980-е годы. Потери Советского Союза составили более 15 тысяч человек за 10 лет военных действий — достаточно для того, чтобы их заметили большинство россиян. Лауреат Нобелевской премии Светлана Алексиевич описала эту скорбь и этот гнев в своей книге «Цинковые мальчики». Однако с точки зрения военных потерь сирийская кампания Путина мало чего стоила его режиму, а теперь, когда бои почти закончились, какой-либо ущерб его репутации внутри страны представляется весьма маловероятным.

Российская военная традиция — по крайней мере, в войнах 20-го столетия — была направлена не на сохранение живыми солдат, а на достижение поставленных целей любой ценой. Приведенные данные свидетельствуют об изменении — но, возможно, оно не является полностью позитивным. При Путине Россия ведет войны по-другому.

На Украине на сепаратистские силы, состоящие из украинцев, националистически настроенных российских добровольцев и наемников, приходится основное количество потерь в войне, жертвами которой стали уже более 10 тысяч человек. В Сирии русские сапоги на земле — в отличие от самолетов в небе — это, в основном, не регулярные военнослужащие, в бойцы «Группы Вагнера» — частной военной компании, возглавляемой Дмитрием Уткиным, бывшим подполковником российской военной разведки. По имеющимся данным, его подразделение в составе 6 тысяч наемников, среди которых не все — россияне, принимало также участие в вооруженном конфликте на Украине, в том числе во время захвата Крыма. Официальной информации относительно потерь «Группы Вагнера» нет, хотя эти сведения, конечно же, гораздо менее важны с политической точки зрения.

В то время как Путин занимался увеличением и переоснащением российской армии, он также стал использовать концепцию гибридной войны, переместив значительную часть бремени на плечи нерегулярных формирований. Частично благодаря этому сдвигу российские военные потери в 2014 году — они были самыми большими за последние пять лет — составили всего 68,8 на 100 тысяч военных. Это значительно ниже показателя 88,1 на 100 тысяч военных: таковы американские потери в 2010 году. Это последние имеющиеся данные, обнародованные Службой анализа потерь Министерства обороны США.

Вопреки существующей практике, российское Министерство обороны не попыталось опровергнуть информацию, полученную газетой «Ведомости» на основе документации о проведении тендеров. Поэтому данная утечка, возможно, не была случайной — Путин готовится объявить о том, что он в четвертый раз будет претендовать на пост президента страны, и относительно небольшие потери могут помочь ему подчеркнуть свой профессионализм в качестве главнокомандующего. Однако они не смогут оправдать участие России в действиях на Украине, как и человеческую, экономическую и дипломатическую цену, которую России пришлось заплатить в результате этого катастрофического решения Путина.

Россия. Сирия. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 7 декабря 2017 > № 2434282 Леонид Бершидский


Украина. США > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 6 декабря 2017 > № 2414425 Леонид Бершидский

Запад поддержал на Украине не того человека

Леонид Бершидский | BloombergView

"Все больше проясняется, что американские политики эпохи Обамы поддержали на Украине не тех людей. Действия президента Петра Порошенко по консолидации собственной власти теперь включают в себя отстранение от антикоррупционных институтов, которые он был вынужден основать под давлением западных сторонников Украины", - пишет обозреватель Bloomberg View Леонид Бершидский.

Когда для Украины были жизненно важны западные деньги, Порошенко и его политические союзники выполняли условия, обязательные для получения помощи. Помимо прочего, парламент проголосовал за учреждение независимого Национального антикоррупционного бюро (НАБУ), напоминает автор.

Однако бюро, как отмечает журналист, хотя и "наделало шуму и расследовало одновременно сотни дел", не смогло обеспечить реализацию своих обвинений, столкнувшись с сопротивлением нереформированной судебной системы.

В то же время генеральный прокурор Юрий Луценко, близкий сторонник Порошенко, начал открытую войну против НАБУ. Агент антикоррупционного бюро был задержан на прошлой неделе при попытке дать взятку сотруднику миграционной службы, и штаб-квартира бюро подверглась обыску. Глава НАБУ Артем Сытник заявил, что взятка была частью оперативного эксперимента, о котором Луценко не знал. Это не прекратило атаки Луценко на Сытника, говорится в статье.

Хотя США в этом споре приняли сторону НАБУ, Порошенко не высказал по этому поводу определенного мнения, в целом осудив эти распри, пишет автор.

Порошенко, очевидно, решил, что не потеряет политическую поддержку Запада, пока продолжает занимать антироссийскую позицию. У него больше нет острой необходимости в финансовой поддержке, что позволяет ему действовать как "классическому украинскому политику", полагает Бершидский.

"Его жесткие действия против своего самого активного оппонента, бывшего президента Грузии и губернатора Одесской области Михаила Саакашвили показали, что Порошенко может быть таким же беззастенчивым, как и Янукович", - говорится в статье.

Автор напоминает о попытках не впустить Саакашвили на Украину и преследовании его сторонников. Во вторник следователи прибыли для обыска киевской квартиры экс-президента Грузии, и через несколько минут он был уже на крыше восьмиэтажного здания, угрожая спрыгнуть вниз, если его не оставят в покое. Его несколько часов продержали в автозаке рядом с домом, в то время как сотни его сторонников не давали машине тронуться с места.

"В этот момент даже самые активные западные сторонники постреволюционного украинского правительства осознали, что с Порошенко что-то не так", - отмечает Бершидский.

"Президент Порошенко, кажется, отказался от борьбы с коррупцией, каких-то попыток обеспечить экономический рост, финансирование ЕС или МВФ", - написал экономист Андерс Аслунд.

"Нелегко найти более молодых и принципиальных, действительно проевропейски ориентированных политиков на Украине, но они существуют. Иначе западным политикам и аналитикам останется только продолжать действовать, пребывая в состоянии шока от того, что очередной представитель старой элиты внезапно стал в значительной степени напоминать Януковича", - заключает автор.

Украина. США > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 6 декабря 2017 > № 2414425 Леонид Бершидский


Украина > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 25 октября 2017 > № 2364484 Леонид Бершидский

Украинская элита не готова сдавать свои позиции

Представители привилегированных кругов, управлявшие Украиной на протяжении всего периода ее независимости, одерживают победу, пока Россия и Запад продолжают перетягивать канат.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Прошло уже три года с момента начала массовых протестов против отказа президента Виктора Януковича подписать соглашение об ассоциации с Евросоюзом — протестов, в результате которых в феврале 2014 года Янукович лишился своего поста — но Украина до сих пор остается полем боя в необъявленной войне между Россией и Западом. По существу, все разворачивается довольно неплохо как для президента России Владимира Путина, так и для его западных оппонентов, а для украинского народа ситуация терпима ровно настолько, насколько это требуется, чтобы лишить его желания снова выходить на улицы.

«В нормальных условиях — то есть в отсутствие войны — Украина могла бы выжить как независимое государство, постепенно „выкарабкавшись" из тяжелой ситуации, как она делала на протяжении всей ее короткой постсоветской истории, — пишет британский аналитический центр в области международных отношений Chatham House в своем новом докладе о ситуации на Украине. — Однако сейчас ей потребуется больше политической, патриотической и военной решимости, чтобы у нее появился такой шанс».

Между тем украинское правительство демонстрирует все признаки того, что оно постепенно скатывается к режиму «выкарабкивания». Пенсионную реформу, на которой настаивает Международный валютный фонд, чтобы стабилизировать государственные финансы, разбавили тысячей поправок. Президент Петр Порошенко и его кабинет не спешат с реализацией еще одного ключевого условия, которое Запад выдвинул в обмен на финансовую помощь, — создание свободного рынка земли — потому что пока неясно, насколько выгодным это может оказаться в ближайшем будущем. Россия закрыла свой рынок для украинской сельскохозяйственной продукции, квоты на экспорт в Евросоюз остаются крошечными, и владельцы украинских сельскохозяйственных предприятий боятся, что, как только будет разрешено продавать и покупать землю, иностранные конкуренты с тугими кошельками просто съедят их заживо. Приватизация по большей части провалилась из-за отсутствия интереса со стороны инвесторов. («Коррупция и война не способствуют росту интереса инвесторов», — отмечается в докладе Chatham House.)

Борьба с коррупцией всегда была во многом чисто формальной. На Украине было создано специальное агентство для расследования коррупционных дел и антикоррупционная прокуратура, но Порошенко не захотел дополнить эту систему специальным судом, заявив о том, что во многих европейских странах такого суда нет.

Между тем украинская политическая элита стала чрезвычайно непопулярной. Согласно последнему опросу, проведенному Украинским центром экономических и политических исследований имени Разумкова, только 9,3% украинцев готовы снова проголосовать за него сейчас. Только 9,6% украинцев готовы проголосовать за партию Порошенко, которая сейчас является крупнейшей партией в парламенте. И это понятно: согласно октябрьскому докладу Всемирного банка о ситуации на Украине, уровень бедности на Украине до сих пор выше, чем до начала революции 2014 года. На Украине традиционно проводятся очень долгие предвыборные кампании, поэтому Порошенко уже пора готовиться к выборам 2019 года. У него и у партий, представленных в парламенте, есть веские причины для того, чтобы использовать плоды макроэкономической стабилизации и налоговой реформы для увеличения расходов на социальную сферу. Это уже происходит: по прогнозам Всемирного банка, в этом году государственный дефицит превысит отметку в 3%, тогда как в 2016 году он достиг уровня в 2,2%.

В докладе Chatham House говорится, что «чем лучше экономическая ситуация на Украине, тем меньше влияния Запад имеет над ней». В сентябре Украина успешно разместила евробонды на сумму в три миллиарда долларов. Она уже может позволить себе задержку финансовой помощи от Евросоюза и отказ в помощи со стороны МВФ.

Аналитики, составлявшие доклад Chatham House, хорошо понимают, почему нынешний истеблишмент не заинтересован в дальнейших радикальных переменах. «Несмотря на два массовых протеста, обладавших революционным потенциалом, губительная культура власти на Украине сумела адаптироваться и переформатировать себя, — говорится в докладе. — Пока существует эта культура, будут существовать и непрозрачные, нерыночные отношения и полукриминализованная экономика». Но они, по всей видимости, недооценивают Порошенко, который, как говорится в докладе, является «слабым монархом в неофеодальной и олигархической системе».

Порошенко и его команда уже достигли той точки, в которой ни западные спонсоры, ни Путин не могут причинить им существенный вред, не выходя за границы дозволенного. На прошлой неделе группа оппозиционных партий и гражданских движений — включая некоторых организаторов протестов 2013 года — попытались устроить массовый митинг в правительственном квартале Киева, чтобы потребовать «крупных политических реформ», включая более решительные меры по борьбе с коррупцией. Однако на их акцию протеста собралось довольно мало людей. В отличие от 2013 года сегодня украинцы уже не готовы устраивать протесты в поддержку сближения с Западом или Россией.

Тот прогресс, которого Украина добилась, сняв остроту финансовых проблем, ставит Россию и Запад в ситуацию продолжительного противостояния друг с другом. Путину хотелось бы, чтобы Украина превратилась в неуправляемую страну, где царит беспорядок, чтобы его союзники, которых сейчас оттеснили на периферию политического процесса, могли вмешаться и стабилизировать ее. Однако этот сценарий с каждым днем становится все менее вероятным. Западные спонсоры хотят, чтобы Украина выстроила институты, открылась для инвестиций и безоговорочно стала частью западного порядка, однако все это противоречит заинтересованности Порошенко в консолидации власти. Это заставляет Путина и западных сторонников украинской революции во главе с США занять выжидательную позицию и попытаться каким-то образом качнуть украинский маятник в одну или другую сторону.

Таким образом, у обеих сторон, ведущих опосредованную войну на Украине, есть стимулы для совершения необдуманных и опрометчивых шагов. «Горькая правда, о которой западные политики, разумеется, молчат, заключается в том, что только рост числа россиян, погибших на украинском поле боя, в сочетании с усилением экономического давления посредством ужесточения санкций могут заставить Россию существенным образом изменить свою политику и ослабить хватку», — говорится в докладе Chatham House. Но усиление военного давления на Россию — к примеру, путем предоставления смертельного оружия украинской армии или посредством активных призывов в адрес Порошенко начать решительное наступление на пророссийские силы — неизбежно заставит Россию признать статус минигосударств, которые она сейчас поддерживает на востоке Украины, как она когда-то сделала с Абхазией и Южной Осетией, и официально отправить туда свои войска.

Аналитики Chatham House не доходят до того, чтобы рекомендовать военную эскалацию. Вместо этого они призывают ужесточить экономические санкции против России, даже если это причинит некоторый вред западным странам, и приготовиться к долгой борьбе: «Сейчас главное — выиграть время и создать условия для проведения реформ, чтобы в конечном итоге в стране сформировалось и пришло к власти новое поколение политиков».

Это довольно обнадеживающая рекомендация, которая лишает Порошенко и те круги, которые он представляет, независимой роли. Однако украинская элита демонстрировала чрезвычайную хитрость и живучесть на протяжении всего периода независимости этой страны. И она сумела достичь гораздо более заметных успехов, чем вся страна в целом. Попытки «выиграть время» дадут этой элите возможность укрепить ее позиции и наладить контакты с «новым поколением политиков». В конце концов умение «выкарабкиваться» — это крайне важный навык, необходимый для управления государством, которое находится на линии фронта.

Украина > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 25 октября 2017 > № 2364484 Леонид Бершидский


Украина > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 12 сентября 2017 > № 2306325 Леонид Бершидский

Как бывший губернатор вторгся на Украину

Тот факт, что президент Украины Петр Порошенко не смог предотвратить приезд своего политического противника, говорит о многом.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

В воскресенье, 10 сентября, сторонники бывшего президента Грузии Михаила Саакашвили прорвали оцепление полиции и пограничников на пропускном пункте на границе Украины с Польшей, чтобы вернуть обратно в страну своего изгнанного героя. Этот драматический инцидент стал печальным свидетельством провала попыток президента Украины Петра Порошенко привлечь иностранцев к проведению реформ в его коррумпированном постсоветском государстве. Кроме того, он стал свидетельством того, что все заявления президента о сделанном Украиной цивилизационном выборе в пользу Запада совершенно бессодержательны.

Саакашвили стал одним из многих иностранных экспертов, которых Порошенко пригласил на Украину после своего избрания в 2014 году, ставшего возможным благодаря «революции достоинства». Сначала Саакашвили возглавил совет по проведению реформ на Украине, а затем, когда его политические перспективы на родине постепенно иссякли, он стал губернатором Одесской области, чтобы попытаться восстановить экономику этого важного и в основном русскоязычного региона.

С тех пор многие иностранцы ушли в отставку, выразив при этом массу разочарований и усталость. Одесский проект Саакашвили тоже провалился — как он сам объяснил, из-за сопротивления со стороны Киева. Пережив разочарование, он решил заняться политикой и создал антикоррупционную партию. Порошенко плохо воспринял эти перемены и в июле лишил Саакашвили украинского гражданства. Поскольку ранее Грузия сделала то же самое — сразу после того, как Саакашвили занял свой пост в украинском правительстве — это решение Порошенко превратило его в человека без гражданства.

Украина подписала Конвенцию ООН о сокращении безгражданства, поэтому единственным способом лишить бывшего президента Грузии гражданства было заявить, что он солгал при подаче заявки. Саакашвили действительно забыл упомянуть об уголовных обвинениях, выдвинутых против него в Грузии, где его обвиняют в злоупотреблении властью. Однако тема обвинений против него довольно широко освещалась в СМИ, поэтому Порошенко и его советникам, несомненно, было известно об обвинениях в тот момент, когда они решили сделать Саакашвили гражданином Украины. Его решение лишить Саакашвили гражданства было откровенно политическим. Более того, оно противоречит Конвенции ООН, согласно которой у Саакашвили есть право отстаивать свои права в суде.

Саакашвили, путешествовавший со своим технически уже аннулированным украинским паспортом, задумал вернуться на Украину через Польшу. Несколько украинских политиков, которые не согласились с решением Порошенко — среди них оказалась бывший премьер-министр Юлия Тимошенко — присоединились к Саакашвили в Польше. Однако бывший президент Грузии отказался от своего первоначального плана пересечь границу в воскресенье на автобусе после того, как он услышал новости о довольно многочисленной группе головорезов, появившейся у границы рядом с тем местом, где расположились его сторонники. Вместо этого он сел на поезд «Украинских железных дорог», направлявшийся из польского города Пшемысль в Львов на западе Украины. Начальник поезда сообщил пассажирам, что поезд будет стоять на станции польского города до тех пор, пока «человек, которому запрещено въезжать на территорию Украины, не сойдет с него». Пассажирам, которым нужно было быстро добраться до Львова, даже подали автобусы.

Поняв, что поезд никуда не поедет, Саакашвили сел на автобус, чтобы добраться до другого пропускного пункта, в Шегини. Польские пограничники его пропустили, однако на украинской стороне ему сообщили, что погранпереход закрыт из-за угрозы взрыва бомбы, о которой по телефону сообщил неизвестный. Саакашвили находился в нейтральной зоне до тех пор, пока несколько сотен его сторонников не прорвали оцепление пограничников и полиции.

Саакашвили прошел по улицам Львова в сопровождении своих сторонников. Там его радостно приветствовали местные жители, и к нему навстречу даже вышел мэр города Андрей Садовый, который тоже стремится попасть в правительство в Киеве. Саакашвили даже выложил на своей странице в Фейсбуке видео. «Мне безразлично, кто нарушает границу — боевики на востоке или политиканы на западе, — подчеркнул Порошенко в своем гневном заявлении, опубликованном на его сайте. — Надеюсь, однажды он с таким же рвением будет прорываться в Грузию». Министр внутренних дел Арсен Аваков осудил «самоубийственное разрушение институциональности» «ради сиюминутных политических интересов» и пообещал привлечь всех виновных к ответственности. Однако Порошенко может винить только себя. Это он решил пригласить иностранцев в нереформированную, коррумпированную систему украинского правительства, не предоставив им никакой серьезной бюрократической, финансовой или политической поддержки. Несомненно, ни один из тех иностранцев не хотел, чтобы им воспользовались таким образом. Еще одну ошибку Порошенко совершил, попытавшись выдворить Саакашвили из страны. Закон сейчас на стороне Саакашвили.

Действия Порошенко позволили его политическим противникам заявить о том, что его попытки защитить его власть делают его похожим на свергнутого президента Виктора Януковича. «Нет никаких сомнений в том, что наступила новая коррумпированная диктатура», — написала в понедельник, 11 сентября Тимошенко на своей странице в Фейсбуке.

Партия Тимошенко «Батькивщина» сегодня формально является самой популярной партией на Украине, однако это ни о чем не говорит: согласно результатам нового опроса, ее поддерживают около 11% украинцев. Блок Порошенко набрал менее 10%. Следующие выборы назначены на 2019 год, и чисто теоретически у любого политика, включая Порошенко, есть в запасе еще очень много времени для того, чтобы восстановить популярность. Но ясно одно: Украина вернулась в свое привычное состояние анархии и междоусобной борьбы.

Западные лидеры не могут игнорировать такое положение вещей. Для постсоветского государства недостаточно просто повернуться спиной к России и отбиться от ее вооруженных налетов. Необходимо приложить усилия к тому, чтобы установить диктатуру закона, упразднить политическое кумовство и внести фундаментальные изменения в экономику — к примеру, организовать свободный рынок земли, на чем настаивает Международный валютный фонд и от чего украинское правительство продолжает отказываться. Неважно, сколько финансовой помощи Украина получит от Запада за свою готовность противостоять президенту России Владимиру Путину, она все равно может оказаться несостоятельным государством, если ее политики не начнут создавать работоспособные институты и не согласятся на честную конкуренцию.

Между тем, как показывает пограничный инцидент с Саакашвили, правительство так и не установило свою монополию на насилие. Саакашвили поддерживают всего 2% украинцев, поэтому ждать от него новой революции не стоит. Но в современной Украине любой, кто сможет собрать несколько сотен крепких парней — ветеранов боевых действий, антироссийских добровольцев, пророссийских политиков или сотрудников российских разведывательных служб — сможет проецировать власть, по крайней мере некоторое время.

Даже те, кто поддержал Саакашвили в текущем конфликте, испытывают страх. «Снимки из Шехини приводят в ужас, — написал на своей странице в Фейсбуке Мустафа Найем (Mustafa Nayyem), который находился вместе с Саакашвили в поезде, но не поехал на пограничный пункт. — Я не могу заставить себя назвать это успехом».

Украина > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 12 сентября 2017 > № 2306325 Леонид Бершидский


США. Украина. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 3 августа 2017 > № 2263080 Леонид Бершидский

Поставки «оборонительных» вооружений на Украину принесут лишь смерть

Российские и американские генералы проявляют интерес к испытанию друг на друге новейших вооружений.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

В рамках последнего обострения российско-американского кризиса сообщается, что Пентагон и Госдепартамент выработали совместный план по снабжению Украины «оборонительным оружием смертельного действия». Что представляет собой заманчивую перспективу как для американских, так и для российских генералов, которым представится возможность испытать друг на друге некоторые из своих самых современных вооружений. Но при этом возрастет число жертв конфликта на востоке Украины.

В статье Wall Street Journal отмечается, что США будут поставлять Украине противотанковые ракеты «Джавелин», а, возможно, и зенитно-ракетные комплексы. Поскольку воздушная война на востоке Украины в данный момент не идет, необходимость в последних невелика, если только Россия не перейдет в полноценное наступление — маловероятное, учитывая множество уже упущенных ею возможностей. «Джавелины» — совсем другое дело. Украинцам они нужны по практическим соображениям.

Новый спецпредставитель США по Украине Курт Волкер заявил, что на Украине «сейчас больше российских танков, чем у всех стран Западной Европы, вместе взятых». Вполне возможно, что данную информацию он получил в Киеве, где отсутствует единое мнение о количестве танков, выступающих под знаменами двух непризнанных пророссийских «народных республик» — Донецкой и Луганской. Порой цифры достигают 1 000, а российское телевидение как-то мельком показало таблицу соотношения военной мощи сторон, согласно которой у повстанцев значилось 700 танков. К слову сказать, общее количество танков Германии и Франции — 949.

Россия опровергла поставки танков сепаратистам, утверждая, что их добыли в бою или нашли среди оставшихся с советских времен огромных складов оружия. Однако действительности это, похоже, не соответствует. Стокгольмский институт исследования проблем мира (СИИПМ), следящий за международными поставками и продажей вооружений, зафиксировал передачу повстанцам российских танков. Существуют доказательства того, что в 2015 году Россия уже проделывала подобное для обеспечения условий крупнейшего поражения украинской армии у Дебальцево, одного из крупнейших железнодорожных узлов Украины.

«Противотанковые комплексы „Джавелин" пришлись бы очень кстати, — заявил председатель украинского парламента Андрей Парубий на пресс-конференции в июне. — Если бы у Дебальцево нам удалось сжечь несколько сотен российских танков, это стало бы важным шагом на пути восстановления мира на востоке нашей страны».

Фактически использование «Джавелинов» против большинства танков сепаратистов — как и против большинства задействованных в восточной части Украины российских танков — не более чем попытка прихлопнуть муху кувалдой. У России танков намного больше, чем у любой другой страны — более 20 000 — и они представляют собой по большей части расходный материал, который легко сжечь — а именно старые модели, такие как впервые представленная в 1973 году Т-72 и появившаяся десятилетием позже Т-80. Многие из них необходимы лишь для формирования численного преимущества, и сколько бы танков враг не сжег, некоторым в любом случае удастся прорваться.

Россия с переменным успехом задействовала их в локальных конфликтах, начиная с гражданской войны в Чечне 1990-х, когда повстанцы быстро научились превращать их в погребальные костры, до непродолжительного вторжения в Грузию в 2008 году, когда силы маленькой закавказской страны были попросту смяты в ходе стремительного российского маневра. А теперь на эти древние технологии полагается и украинская армия. Обе страны проводили модернизацию Т-72, но удалось им это лишь отчасти.

До сих пор Т-72 и Т-80 удавалось успешно обезвредить с помощью советского оружия, имеющегося в распоряжении как украинских войск, так и пророссийских сепаратистов. ПТРК «Джавелин», принятый на вооружение американской армией в середине 1990-х годов, предназначен для подрыва лучших из имеющихся у России танков Т-90, оснащенных современной динамической защитой «Реликт» (разновидность защиты, при которой броню покрывают тонким слоем взрывчатого вещества). «Джавелин» справляется с такими системами эффективнее большинства существующих противотанковых ракет.

Однако ни одного случая поражения Т-90 «Джавелином» зафиксировано не было. В прошлом году сирийские повстанцы ударили менее современной американской ракетой BGM-71 TOW-2A по танку Т-90, оснащенному системой встроенной динамической защиты «Контакт-5», и он ушел практически не поврежденным. «Джавелин» мог бы его уничтожить, но неизвестно, чем обернулось бы дело при наличии у танка более современной защиты.

Россия утверждает, что новейшие танки Т-14 на универсальной боевой платформе «Армата» будут способны выстоять против любых противотанковых средств Североатлантического альянса: их защитные системы превосходят даже «Реликт». Но «Армата» еще не прошла все испытания.

Россия рассматривает недавние и текущие конфликты в качестве полигонов для испытания своих вооружений. Президент Владимир Путин заявил, что участие в сирийской войне оказалось более рациональным с точки зрения использования бюджета на проведение учений и боевую подготовку, чем сами учения: «только в боевых условиях то, что применялось, можно было по-настоящему проверить, выявить имеющиеся проблемы и устранить их». И у него явно возникнет искушение испытать против «Джавелинов» предыдущее, а, возможно, и новое поколение российских танков.

Американские генералы тоже, вероятно, заинтересованы в такого рода испытаниях — ведь США необходимо найти наиболее эффективные средства защиты против современных российских танков.

Хотя группа гражданских журналистов Bellingcat, отслеживающая все аспекты вмешательства России в ситуацию на востоке Украины, обнаружила в зоне конфликта танки Т-90, боевые действия проводились с использованием в основном советского оружия. Было бы, однако, разумно ожидать, что при появлении на сцене вооружений из США в руки повстанцев попадет еще более передовая техника. Но это лишь сделает войну, уже унесшую 10 000 жизней, еще ожесточеннее.

После того, как на протяжении двух лет стороны старались придерживаться существующих демаркационный линий (за исключением незначительных вмешательств), снабжение Украины оружием смертельного действия нецелесообразно с военной точки зрения, если только США не стремятся поспособствовать ее попыткам вернуть в свой состав «народные республики». Это было бы ошибкой. Хоть Россия и не располагает таким количеством ресурсов, чтобы захватить и удерживать Украину, не переставая при этом проявлять осмотрительность в отношении других военных угроз, денег, огневой мощи и решимости для защиты сепаратистских образований у нее предостаточно. Отказ от них будет означать разрушение ореола непобедимости Путина и поставит его в уязвимое положение как в России, так и за рубежом.

Весьма вероятно, однако, что к усилению противостояния США подтолкнут внутриполитические причины — те же, что побудили вице-президента США Майка Пенса отправиться в Эстонию, Грузию и Черногорию с целью заверения этих стран в американской поддержке, и те же, что подталкивают президента Трампа подписать законопроект о санкциях против России. Однако в отличие от вышеозначенных действий, вооружение Украины с высокой долей вероятности приведет к еще большему кровопролитию.

США. Украина. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 3 августа 2017 > № 2263080 Леонид Бершидский


Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 марта 2017 > № 2093476 Леонид Бершидский

Чего МВФ не знает об Украине

Леонид Бершидский, Bloomberg, США

В среду конфликт между Украиной и Россией вступил в новую фазу. Пророссийские сепаратистские «народные республики» восточной Украины объявили, что берут на себя управление предприятиями украинских олигархов, которые расположены на их территории. За пределами Украины мало кто знает о том, что все три года с начала конфликта эти заводы и шахты платили налоги в украинскую казну, а их объем производства учитывался в украинском ВВП. Если отчуждение предприятий состоится, Украине не видать прогнозируемого экономического роста.

В отличие от военных действий и их геополитических последствий, экономическая сторона конфликта на востоке Украины никогда особо не освещалась. Все исходили из того, что Украина просто потеряла предприятия, расположенные на контролируемых сепаратистами территориях Донецкой и Луганской областей. В октябре 2016 года МВФ опубликовал доклад о реализации программы помощи Украине на 17,5 миллиарда долларов, и там была схема, на которой восточные регионы были показаны в виде отдельного куска, изъятого из украинского экономического пирога.

Самопровозглашенными народными республиками в Донецкой и Луганской областях заправляет непостоянная группа в составе местных бандитов, полевых командиров, российских военных и офицеров спецслужб. Все они при проведении любых крупных действий обязаны получать разрешение от Кремля. Поскольку самопровозглашенные народные республики не признаны, у них нет банков, предоставляющих весь спектр услуг, нет нормальной системы налогообложения, нет правопорядка в обычном смысле слова. Утрата Украиной промышленных предприятий в этом регионе внесла свою лепту в снижение ВВП страны в 2015 году на 9,9%. Но примерно 20 крупных заводов и шахт в удерживаемых повстанцами районах, где трудятся примерно 75 тысяч рабочих, продолжали работать по весьма шаткой схеме. Их продукция считалась украинской; частично она экспортировалась через Украину и давала стране остро необходимую валюту.

Трудно подсчитать, какой вклад эти компании вносят в украинский ВВП, потому что место их регистрации не соответствует фактическому месту их расположения. МВФ, который подписал с украинскими властями новый меморандум, подтвердив передачу нового кредита на один миллиард долларов, не обладает такими данными. Но это очень важные активы. Депутат украинского парламента Наталья Веселова недавно запросила у правительства информацию о том, какую сумму налогов заплатили Украине восемь таких предприятий и шахт. Ей ответили, что за 2016 год эта сумма составила 1,3 миллиарда гривен (47 миллиардов долларов). Получается, что все зарегистрированные на Украине предприятия восточных регионов в 2016 году обеспечили ей более одного процента налоговых поступлений.

Большую часть необходимого для своей жизнедеятельности финансирования «народные республики» получают из Москвы. Это сотни миллионов долларов ежегодно. Это создает дополнительную нагрузку на российский бюджет, который и без того испытывает трудности. Москва дает эти деньги, однако требует, чтобы «республики» выжимали больше денег из местных компаний. А недавно Украина дала сепаратистам повод для наезда на предприятия с украинской регистрацией.

25 января группы ветеранов украинской армии заблокировали железные и автомобильные дороги между Украиной и сепаратистскими территориями, потребовав от правительства прекратить торговлю с повстанцами. Основная часть этой торговли велась в рамках вертикально интегрированных холдинговых компаний. Например, контролируемые повстанцами регионы поставляли уголь на украинские электростанции и металлургические предприятия. Правительство недовольно этой блокадой и пытается объяснить, что покупать уголь в других странах дорого, да и в любом случае, на это потребуется время. С 17 февраля из-за этой блокады в украинской энергетике введено чрезвычайное положение.

Правительство в Киеве не осмеливается снимать блокаду силой. Такой шаг будет чрезвычайно непопулярным; более того, он может спровоцировать беспорядки и даже новую насильственную смену власти. «Невозможно представить себе ничего хуже, чем вооруженный конфликт между украинцами вблизи линии фронта», — написал недавно в Фейсбуке популярный мэр западноукраинского города Львова Андрей Садовый.

Киевский инвестиционный банк Dragon Capital подсчитал, что блокада в этом году может уменьшить украинский ВВП на 0,6%. Сюда не входят потери от вступления сепаратистов во владение промышленными предприятиями на востоке. Если блокада будет продолжаться весь 2017 год, а «национализация» этих предприятий будет проведена более или менее полностью, то на Украине вообще не будет экономического роста, тем более, в 2,5%, которые прогнозировал Bloomberg. А МВФ, как и в прошлом году, придется объяснять, что экономические прогнозы, легшие в основу его помощи Украине, были слишком радужными.

Большая часть металлургических предприятий и шахт в этом регионе принадлежит уроженцу Донецка и самому богатому человеку Украины Ринату Ахметову, который поддерживает отношения как с местными властями, так и с Киевом. Ахметов старается не спорить с властями и регуляторами, и правительство Порошенко воздерживается от нападок на него. Благодаря этому такая схема работала на протяжении последних трех лет. Его деньги помогают сглаживать гуманитарные проблемы восставших регионов, а его компании отапливают украинские дома и подают туда электричество. Меньшая часть промышленных предприятий на востоке Украины принадлежит другим украинским олигархам Сергею Таруте и Вадиму Новинскому. Они тоже научились находить компромиссы.

Ахметов и другие олигархи будут бороться против «национализации» своих предприятий. Но им будет очень трудно, даже если Украине каким-то образом удастся снять блокаду. Москва передачу управления одобрила. «Речь идет о жизнях нескольких миллионов людей, — сказал пресс-секретарь президента Владимира Путина Дмитрий Песков. — Людям надо выживать». Порошенко объявил, что потребует ввести дополнительные международные санкции против тех, кто будет наживаться на этой «национализации». Однако новые антироссийские санкции сегодня в Европе непопулярны.

Кремль всерьез задумался о том, чтобы оказать экономический нажим на Украину. В России живут и работают около 2,1 миллиона украинцев. Эта большая диаспора является самым крупным источником идущих на Украину денежных переводов. По данным Всемирного банка, среди стран Европы и Центральной Азии Украина сильнее всех зависит от таких переводов, ибо они составляют шесть процентов ВВП страны. В октябре прошлого года Украина ввела запрет на российские системы денежных переводов. Российский парламент в ответ рассматривает законопроект о запрете на использование иностранных платежных систем типа Western Union для перевода денег из России на Украину.

Сохраняющиеся экономические связи между Россией и Украиной, включая договоренность о работе украинских компаний на контролируемом повстанцами востоке, это единственное, что мешает началу полномасштабной войны. Теперь, когда эти связи рвутся, вероятность вооруженных беспорядков на Украине и более прямого российского вмешательства увеличивается. Но даже если до самого страшного дело не дойдет, экономическая ситуация на Украине в этом году будет хуже, чем предсказывают ее кредиторы и надеются люди.

Содержание статьи может не отражать точку зрения редакции, компании Bloomberg LP и ее владельцев.

Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 марта 2017 > № 2093476 Леонид Бершидский


Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 31 декабря 2015 > № 1605048 Леонид Бершидский

Россия и Украина наконец-то расходятся

Леонид Бершидский

Обозреватель агентства Bloomberg, Bloomberg, США

Россия и Украина большую часть своей постсоветской истории жили, как сиамские близнецы, но на протяжении последних двух лет им делают хирургическую операцию, разделяя их экономически. Скорее всего, операция эта будет закончена в 2016 году, и хотя обоих близнецов ждут суровые времена, у того из них, кто послабее — Украины — перспективы в некотором отношении получше.

Еще с тех пор, когда в августе 1991 года Украина провозгласила независимость, она стремится сформировать идентичность, отличную от России. Второй украинский президент Леонид Кучма даже написал в 2003 году книгу под названием «Украина — не Россия». Однако на практике Украина продолжала следовать за своим более крупным соседом даже во время своей несостоявшейся вестернизации в период с 2005 по 2010 годы. Она унаследовала ту же самую основу правовой системы и системы управления — советскую бюрократию — и даже предпринимала попытки проведения реформ, часто копировавших действия Москвы. Когда в 2011 году я переехал из Москвы в Киев, никакого дискомфорта я не ощутил: все — от бюрократических процедур до повсеместно распространенной коррупции, выставлявшей их на посмешище, — в этих двух странах было в основном одинаковым.

В экономическом отношении Украина оставалась российской колонией. В 2013 году ее товарооборот с Россией, объем которого по официальным данным украинского государственного комитета статистики составлял 31,8 миллиардов долларов, достиг 28% от ее общего внешнеторгового товарооборота. Для Москвы Украина не имела такого значения, но, тем не менее, она была для России пятым по величине торговым партнером. Ее доля в российском внешнеторговом обороте составляла 5%. В тот последний мирный год Россию посетили 6,1 миллиона украинцев (при общем количестве населения 45,5 миллиона), причем примерно две трети из них приезжали туда на работу. Чуть больше украинцев приезжали лишь в Польшу, через которую украинцы едут в страны ЕС.

Российские власти к этому привыкли. Даже в этом году российский президент Владимир Путин признал, что «русские и украинцы — это один народ». Но теперь это не так: за последние два года, прошедшие со времени украинской «революции достоинства», аннексии Россией Крыма и действий повстанческих сил на востоке Украины при поддержке России, произошел, судя по всему, самый серьезный разрыв между этими соседними и тесно взаимосвязанными странами за весь период после Второй мировой войны. В 2014 году число приезжих с Украины в Россию составило лишь 4,6 миллиона человек — почти на 70% меньше чем в Польшу. Статистических данных за этот год пока нет, но с высокой долей вероятности можно предположить, что число украинцев, приезжавших в Россию, было еще меньше. Дело в том, что Москва ужесточает правила с тем, чтобы затруднить для украинских рабочих-мигрантов бессрочное пребывание в стране, а также, начиная с этого лета, между двумя странами отменены прямые авиарейсы. К тому же, с середины 2016 года украинцы смогут ездить в страны Евросоюза без виз, что, скорее всего, сделает поездки в Европу значительно более популярными.

Что же касается двухсторонней торговли, ее объемы резко сократились.

Объемы международной торговли сократились в обеих странах в результате резкого обесценивания национальных валют (в этом году рубль по отношению к доллару потерял 30% своей стоимости, а гривна обесценилась на 34%). Однако сокращение объемов экспорта и импорта между этими двумя странами было более ощутимым по сравнению с торговыми отношениями с остальными странами мира. Например, в течение первых десяти месяцев этого года объем украинского экспорта в Россию составлял 44% от уровня 2014 года, а общий объем экспорта — 67%.

Украинские компании изо всех сил старались поддерживать продажи в Россию, использую свободную экономическую зону в Крыму, которую обе страны негласно сохраняли как окно для поставок дешевых украинских продуктов. Правда, осенью 2015 года крымско-татарские и ультраправые украинские активисты перекрыли движение грузового транспорта, а Киев решил не вмешиваться. Что касается импорта, объем поставок российского газа сократился в связи с тем, что значительная часть украинских предприятий, являющихся активными потребителями энергии, расположены в разрушенной войной восточной части страны. Кроме того, зима в этом году теплая, и властям удалось обеспечить альтернативные поставки из Европы.

В следующем году остатки взаимозависимости между Украиной и Россией будут, по-видимому, устранены, поскольку Москва решила закрыть зону свободной торговли с Киевом в ответ на отмену торговых барьеров между Украиной и Евросоюзом. Две страны будут по-прежнему конфликтовать из-за аннексированной территории, статуса регионов, находящихся под контролем повстанцев и из-за долга в 3 миллиардов долларов, который Украина недавно отказалась выплачивать. Но все эти мучительные споры являются лишь последствиями (все менее интересными) процесса, который был более резким, чем любой другой разрыв.

Хирургическая операция по разделу серьезно истощила силы обеих стран.

В экономическом отношении Россия пострадала гораздо сильнее от падения цен на нефть, нежели от экономических санкций, введенных за ее отношение к Украине — эти санкции, главным образом, заставили гигантские госкорпорации уменьшить долю заемного капитала и сократить число бесполезных проектов. Правда, в ответ на санкции путинское правительство само себе навредило, введя продуктовое эмбарго на импорт из западных стран. Это решение привело к серьезным последствиям: импортозамещения так и не произошло из-за неблагоприятного климата для бизнеса, и ограничения на импорт нанесли серьезный удар по сфере розничной торговли. В ноябре объемы розничных продаж сократились по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года на 13%.

По прогнозу агентства Bloomberg, сокращение российского ВВП составит в этом году 3,8%, и неуклюжая реакция Кремля на бойкот из-за Украины, видимо, способствовала этому не меньше, чем дешевая нефть. Это приблизило конец модели экономического роста, основанного на потреблении, за счет которой Россия держалась на протяжении последнего десятилетия.

Украина, в свою очередь, потеряла по сравнению с 2013 годом около 3 миллионов жителей, и главной причиной этого (несмотря на то, что уровень естественного прироста населения в стране — один из самых низких в мире) является аннексия Крыма. Кроме того, объем промышленного производства на Украине снизился на 20% — в основном из-за остановки предприятий, расположенных на востоке страны.

Безусловно, это катастрофа для страны, которая была изначально бедной и которая сейчас является самой бедной в Европе. Однако есть достаточное основание полагать, что резкое падение экономики достигло предельной точки: у России больше нет желания предпринимать дальнейшие военные авантюры на Украине. Судя по последним показателям в месячном выражении, начинается умеренный выход экономики из рецессии. Хотя по согласованному прогнозу Bloomberg экономический спад в этом году составит 10,7%, экономисты полагают, что в следующем году рост украинской экономики составит 1,4%, в то время как ВВП России в следующем году сократится на 0,2%.

Российской падающей экономике до дна еще далеко, и правительство не имеет ни малейшего представления о том, как решить экономические проблемы в условиях падения цен на сырье. Ключевыми словами в 2016 году по-прежнему будут «изоляция» и «репрессии», поскольку терпение россиян проходит очередную проверку в условиях спада экономики потребления, к которой они привыкли.

И хотя в 2016 году Россия по сравнению с Украиной по-прежнему останется более богатой и более сильной страной, Украина будет на подъеме, и там начнется относительное развитие — даже при том, что она не может справиться со своей губительной коррупцией и некомпетентностью руководства. Киев по-прежнему пользуется поддержкой Международного валютного фонда (несмотря на недавние споры по бюджету на 2016 год и новому налоговому законодательству), а также согласовал с большинством своих кредиторов вопрос о сокращении долга и продлении срока оплаты. Отмена европейских виз также будет способствовать столь необходимому подъему боевого духа.

Бесспорно, положение России далеко не безнадежно: она выходила и из более тяжелых кризисов. Но и Украина вряд ли станет большим победителем: ее политическая и экономическая системы, возможно, слишком прогнили, чтобы обеспечить особые улучшения. Однако у украинцев в 2016 году больше перспектив, чем у русских.

Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 31 декабря 2015 > № 1605048 Леонид Бершидский


Украина > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 8 ноября 2015 > № 1543712 Леонид Бершидский

Украина превращается в государство-банкрот? ("Bloomberg", США)

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky)

Самым эффективным шагом президента России Владимира Путина, направленным на дестабилизацию Украины, стало то, чего от него требовал Запад: он заставил пророссийских сепаратистов на востоке страны прекратить огонь. Оставшись без крайне необходимого прикрытия войны, внутренние подразделения и недееспособное ядро украинской политической элиты быстро продемонстрировали свое истинное лицо. Вместо того чтобы стать надеждой демократии после прошлогодней «революции достоинства», Украина превратилась в очередной некомпетентный и коррумпированный постсоветский режим. Поэтому неудивительно, что во взаимоотношениях между Киевом и Западом начинают появляться трещины.

Внутри правительства царит хаос: премьер-министру Арсению Яценюку грозит увольнение в тот момент, когда это станет возможным, а именно в декабре, что может негативно сказаться на хрупкой правящей коалиции, в которой партия Яценюка является второй по степени влияния силой. Если эта коалиция распадется — это вполне вероятно, если Яценюка заставят уйти в отставку — нужно будет проводить досрочные парламентские выборы. Возможно, проевропейские украинцы воспримут это с некоторым облегчением. В законодательной власти сейчас доминируют популисты, что всерьез затрудняет проведение значимых реформ — если кто-то вообще собирался их проводить. В четверг, 5 ноября, парламент отклонил законопроект, запрещающий дискриминацию в отношении гомосексуалистов на рабочем месте.

Несмотря на то, что новое поколение бюрократов предприняло попытки внести определенные изменения, экономика Украины так и осталась нереформированной. Налоги остаются очень высокими, и многие до сих пор стараются их обходить, объемы теневой экономики продолжают расти, а нормативно-правовой климат почти не изменился. Международный валютный фонд, ставший главным источником твердой валюты для Украины после резкого снижения объемов экспорта, рассматривает перспективы роста в следующем году с некоторым оптимизмом, прогнозируя 2% роста, однако в октябре он пересмотрел свои прогнозы на этот год, предсказав спад на 11%. Самый популярный украинский политик — бывший президент Грузии Михаил Саакашвили, назначенный Петром Порошенко губернатором Одесской области — предложил либертарианский пакет реформ, однако Порошенко официально его не поддержал, и нынешний парламент, вероятнее всего, его не примет.

Никаких реформ не было проведено и в чрезвычайно коррумпированной судебной системе. В сентябре, после своего визита на Украину, Кристоф Хейнс (Christof Heyns), спецдокладчик ООН по вопросам внесудебных и произвольных казней заявил, что эта страна живет в «вакууме подотчетности». Хейнс указал на то, что украинские власти провалили расследование гибели более 100 человек на улицах Киева в последние дни революции, а также 48 пророссийских протестующих в сгоревшем одесском Доме профсоюзов в мае 2014 года. Оба расследования остановились, и все попытки адвокатов жертв ускорить процесс пресекаются властями, поскольку некоторые подозреваемые в киевских расстрелах до сих пор работают в Министерстве внутренних дел Украины.

Хейнс также отметил, что служба безопасности Украины, «по всей видимости, стоит над законом». Помимо рейдов в некоторых технических компаниях, проведенных в последние несколько недель, очевидно, с целью запугивания, в прошлые выходные сотрудники службы безопасности арестовали Геннадия Корбана, одного из главных помощников олигарха Игоря Коломойского, выступившего против консолидации власти Петром Порошенко. Украинская пресса отреагировала на этот арест обвинениями в выборочном правосудии. В конце концов, другие олигархи пока не столкнулись с преследованиями — возможно, потому, что они согласились с господством Порошенко.

Спустя два года после того, как коррумпированная команда президента Виктора Януковича покинула Украину, коррупция продолжает процветать в этой стране, а у неустрашимых журналистов, ведущих независимые расследования, снова много работы. Одной из главных фигур в их расследованиях стал сам Порошенко — единственный из 10-ти самых богатых граждан страны, сумевший приумножить свой капитал в прошлом году, который, по всей видимости, забыл об обещании продать свои предприятия: его банк расширился в то время, когда многие другие банки лишились лицензии. Имена близких помощников Порошенко и Яценюка регулярно упоминаются в связи с коррумпированными схемами с участием украинской таможни и энергетических компаний. В четверг, 5 ноября, самый известный украинский журналист Сергей Лещенко, который в прошлом году был избран в парламент по партийному списку Порошенко, опубликовал статью в издании «Новое время», в которой он кратко описал нынешний политический расклад:

«Проданная» американцам конструкция сдержек и противовесов не работает. Вместо взаимного контроля команды Порошенко и Яценюка вступили в сговор. Они поделили сферы влияния и ответственности, чтобы не пересекаться и не конфликтовать.

Американцы принимают чрезвычайно активное участие в украинском политическом процессе. Посольство США в Киеве превратилось в центр силы, а украинские политики открыто говорят о том, что назначения и увольнения согласовываются с послом США Джеффри Пайеттом (Geoffrey Pyatt) и даже с вице-президентом Джо Байденом. «Посол Джеффри Пайетт и американская администрация находятся на пике влиятельности за всю историю независимой Украины», — написал Лещенко.

Европейцы тоже участвуют в принятии решений о системе управления Украиной, и не только потому, что они являются донорами — в этом отношении США имеют гораздо больше значения, поскольку они оказывают непосредственное влияние на МВФ — но и потому, что безвизовый режим с Европой — это одна из главных целей Порошенко. С его точки зрения, это придаст законную силу его попыткам сделать Украину более европейской страной и поможет восстановить его популярность.

Одним из главных условий Европы для введения безвизового режима является борьба с коррупцией. Недавно Евросоюз отказал в выполнении просьбы о предоставлении дополнительных средств для антикоррупционной прокуратуры из-за «опасений, вызванных личностями тех людей, которые принимают участие в отборе» прокуроров этого подразделения. По всей видимости, имелся в виду генеральный прокурор Виктор Шокин, протеже и давний соратник Порошенко, которого обвиняют в подрыве антикоррупционной инициативы.

В четверг, 5 ноября, глава Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер (Jean-Claude Juncker) написал Порошенко письмо о том, что «прогресс в реформах в области борьбы с коррупцией остается одним из ключевых приоритетов для достижения безвизового режима», приложив к нему длинный список реформ, которые Украина должна будет воплотить в жизнь.

Таким образом, можно сделать вывод, что война Украины со своим прошлым оказалась еще менее успешной, чем ее военная кампания против России и ее посредников. С «революции достоинства» прошло слишком много времени, чтобы можно было оправдать отсутствие ощутимого прогресса. Попытки США и Европы управлять Украиной извне тоже оказались по большей части безуспешными: власть олигархов и коррумпированной бюрократии над тем, что осталось от украинской экономики, оказалась слишком сильной, а их схемы — слишком укоренившимися.

Интересы влиятельных кругов тормозят развитие украинского гражданского общества. Я сомневаюсь, что оно сможет направить страну в более цивилизованном направлении при помощи привычных инструментов электоральной демократии: местные выборы подтвердили, что постсоветские практики мошенничества, подкупа и запугивания никуда не исчезли. Сейчас у народа нет желания поднимать новое восстание, потому что прошло слишком мало времени после революции и войны на востоке. Однако если нынешняя политическая элита не найдет в себе силы навести порядок в своих рядах — что чрезвычайно маловероятно — история насильственных смен режимов на Украине, скорее всего, продолжится.

Украина > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 8 ноября 2015 > № 1543712 Леонид Бершидский


Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 мая 2015 > № 1378058 Леонид Бершидский

Моделирование украинского кризиса ("Bloomberg", США)

Леонид Бершидский

Если Россия ведет себя на Украине несговорчиво и непокорно, считая Запад своим противником почти во всех вопросах мировой политики, то зачем госсекретарь США Джон Керри приехал в Сочи на встречу с президентом Владимиром Путиным, сделав это впервые с тех пор, как Россия вторглась в Крым? Скорее всего, это даже не первый детский шажок в сторону нормализации российско-американских отношений, а просто признак того, что стратегическое взаимодействие двух стран приблизилось к тому, что в теории игр называют конечным результатом.

Игра, развернувшаяся между Россией и Западом, описана в статье, опубликованной в апрельском номере журнала Peace Economics, Peace Science and Public Policy. Ее авторы, экономисты Ричард Эриксон (Richard Ericson) и Лестер Зигер (Lester Zeager), с готовностью признают, что не обладают особыми знаниями об этом регионе. Чтобы смоделировать взаимодействие с использованием теории ходов, они читают материалы об украинском кризисе, которые публикует Wall Street Journal и прочие ведущие средства массовой информации США. На таком фоне их выводы и заключения кажутся еще более удивительными. Похоже, что логика игры на самом деле не очень-то зависит от личности, истории и эмоционального багажа.

Ходы в игре это односторонние изменения в стратегии. Скажем, Россия осуществляет вторжение на востоке Украины, а Соединенные Штаты в ответ ужесточают санкции. Вместо того, чтобы сделать ход, игрок может пропустить его, воздержавшись от каких-либо изменений в своем курсе. Два пропуска подряд со стороны одного игрока означают завершение игры.

Согласно модели Эриксона и Зиглера, Россия может осуществлять три вида стратегий: «стратегия отказа» (прекращение вмешательства на Украине), «стратегия дестабилизации» (продолжение помощи сепаратистам, что она делает в настоящее время, или экономическое давление) и «стратегия вторжения» (открытый ввод войск). Запад тоже может использовать три вида стратегий: «все как обычно» (не обращать внимания на российские действия на Украине), «санкции» и «военная помощь» (Украине, естественно). Сторонники Путина могут оспорить характеристику отправной точки в игре, данную авторами. «Дестабилизация» (со стороны России) и «все как обычно» (со стороны Запада) означает, что Запад не вступал ни в какую стратегическую игру, когда Россия начала вмешиваться в дела Украины после свержения президента Виктора Януковича. Официальная российская линия состоит в том, что Запад помогал осуществлять противозаконный переворот на Украине, из-за чего Россия была вынуждена пойти на ответные меры. Но по условиям игры это спорный пункт, потому что мы знаем, как каждая из сторон действовала в течение года после изгнания Януковича.

Из этих ходов авторы делают логический вывод (правильный, как мне кажется) о том, что Россия не желает использовать «стратегию отказа», и что она гневно реагирует на любые признаки западного вмешательства. Запад же в целом готов реагировать на эскалацию напряженности со стороны России, но всякий раз он по возможности будет выбирать более слабую реакцию. Однако Эриксон и Зигер проводят эксперимент, перегруппировывая предпочтения сторон. Кроме того, они замечают, что действия Украины, которая в целом является инертной пешкой в этой большой игре, могут влиять на порядок российских предпочтений. Например, военные успехи украинской армии в борьбе с поддерживаемыми Россией сепаратистами летом 2014 года заставили Москву усилить свое дестабилизирующее вмешательство.

Поэтому теоретики игр составили матрицы и ориентированные деревья с решениями по 13 разным сценариям, принимая во внимание все более или менее вероятные комбинации ходов. Идея состоит в том, чтобы назначить каждой стратегической линии выигрыш, основанный на порядке предпочтений, и рассчитать выгоды от серии ходов для каждого из игроков.

В большинстве сценариев устойчивое равновесие возникало при сочетании стратегий «санкции» и «дестабилизация». Говоря словами Эриксона и Зигера, «Россия дестабилизирует Украину, создавая замороженный конфликт, который мешает консолидации демократического, ориентированного на Запад государства, а Запад создает стабильную конфигурацию непрекращающихся санкций, наказывая Россию за «плохое поведение», причем зачастую с большим ущербом для себя. Второе наиболее вероятное сочетание стратегий это «все как обычно» / «дестабилизация», в котором «Запад считает, что сохранение демократической, ориентированной на него Украины стоит затраченных усилий и понесенного ущерба, и опять же позволяет России добиваться своих геополитических целей посредством успешной дестабилизации».

Если предположить, что обе стороны в этой игре рациональны, то им удастся избежать «западни взаимодействий», в которой Россия начинает полномасштабное вторжение, а Запад наращивает военную помощь Украине. Посылка о рациональности, особенно что касается Путина, это в значительной степени прыжок в неизвестность, однако я, как и авторы статьи, готов с ней согласиться. В конце концов, рациональность можно описать экономическими и геополитическими категориями, а Путин явно мыслит именно такими категориями, что бы он ни говорил на государственном телевидении.

Во всех сценариях Эриксона и Зиглера конечный результат достигается всего за несколько ходов. В реальном исчислении мы можем уже сейчас находиться на конечном этапе игры — ведь Россия продолжает дестабилизировать Украину, а Запад не намеревается отказываться от санкций. Теперь для реализации наиболее вероятного сценария остается лишь формально создать зону замороженного конфликта, типа Приднестровья в Молдавии, после чего ни одна из сторон уже не захочет отказываться от достигнутого или идти на дальнейшую эскалацию.

Путин и Керри до сих пор беседуют, выставив за дверь всю прессу сразу после первого рукопожатия. Неважно, какие слова прозвучат в коммюнике после встречи. Исход украинского кризиса практически предрешен, если анализ возможных шагов двух сторон является относительно рациональным. Керри приехал в Россию, чтобы стороны могли согласиться не соглашаться по Украине, а затем перейти к другим вопросам, таким как Сирия и Иран, потому что там конструктивное сотрудничество по-прежнему возможно.

Самой Украине роль пешки в большой игре может показаться несколько унизительной, но ей не следует волноваться по этому поводу. Если страна успешно проведет преобразования и превратится в демократию западного образца с жизнеспособной и открытой экономикой, то она справится с российскими попытками дестабилизации, а со временем сделает их гораздо менее эффективными. Неучастие в этой большой стратегической игре даже выгодно Украине. Когда страна поймет, что не может оказать особого воздействия на ее исход, она сможет сосредоточиться на решении своих внутренних проблем.

Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 мая 2015 > № 1378058 Леонид Бершидский


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter