Всего новостей: 2661949, выбрано 10 за 0.031 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Боровой Константин в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаАрмия, полициявсе
Боровой Константин в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаАрмия, полициявсе
Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 июня 2018 > № 2661830 Константин Боровой

Украине грозит российский сценарий: на что надеется Кремль

Как Украине не превратиться в аналог путинской России.

Константин Боровой, Апостроф, Украина

Кремль попытается повлиять на выборы 2019 года на Украине с помощью коррупционных и экономических инструментов. Вместе с тем, украинской власти стоит удержаться от нарушений принципов демократии, если она не хочет, чтобы Украина пошла по пути РФ.

О том, как Владимир Путин будет влиять на голосование на Украине и что нужно сделать, чтобы официальный Киев не повторил сценарий Москвы, «Апострофу» рассказал российский оппозиционный политик Константин Боровой.

— Мне кажется, что Кремль вполне устраивает нынешнее положение нестабильности на Украине. Думаю, теперешняя властная группа его устраивает. Я рассчитываю, что в довольно сложной ситуации для нынешней украинской власти ей удастся сохранить не столько себя, сколько демократию на Украине. Опасность очень серьезная.

Очень высоко желание контролировать СМИ, избирательный процесс. И на Украине тоже есть опыт использования механизма фальсификации выборов. Власть понимает, что ей надо уйти, сохранив свободу слова и избирательное право граждан. Не станет ли она использовать свои возможности, чтобы нанести ущерб демократическому процессу на Украине? Опасность очень серьезная.

Я сужу по СМИ, которые во многом уже контролируются Киевом и во многих случаях опасаются быть независимыми, затрагивать темы, которые могут раздражать власть.

Товарооборот между Киевом и Москвой растет, вне зависимости от военных действий. По-моему, за год он вырос вдвое. Многие [украинские] олигархи фактически наживаются на возможности торговли с Россией и оккупированными ею регионами, в частности с Крымом. Все попытки гражданского общества как-то влиять на этот процесс натыкаются на очень серьезное сопротивление украинских спецслужб.

Украинские спецслужбы — это вообще отдельная тема. Они в нынешних условиях пытаются стать политической силой, как это было в России в конце 1990-х годов, влиять на политический процесс и СМИ. В России это закончилось приходом спецслужб к власти. И очень высока опасность, что то же самое может произойти и на Украине. Когда спецслужба заявляет об опасности покушений на украинских журналистов (имеется в виду дело Аркадия Бабченко — прим. ред.) и об этом не знает даже представитель в ООН, это свидетельствует о том, что она начала самостоятельную игру. И это проявляется не только в информационной области, но и в экономической — в оставшихся прибыльными областях экономической деятельности, где спецслужбы контролируют процесс и являются участниками такой деятельности.

Не думаю, что в контексте выборов Кремль концентрируется на личности Юлии Тимошенко или кого-то другого — он концентрируется на всех сразу, пытается на всех оказать сильное влияние. Единственный политик, против которого сейчас борется Кремль, — это Михаил Саакашвили. У Путина просто руки начинают дрожать во время выступлений, когда он говорит о Саакашвили.

Все остальное — более-менее управляемо, в том числе и Кремлем. Основные политические силы контролируются через коррупционные олигархические инструменты. Кремлю не обязательно договариваться с конкретными политиками — достаточно договариваться с этими олигархами. Я знаю абсолютно точно, что выборы на Украине контролируются Кремлем через спецслужбы РФ и экономические инструменты. Кремль устраивает сложившееся положение и он пытается его сохранить. В этом смысле многие политики, которые пытаются противодействовать политической конкуренции, косвенно защищают задачи Кремля.

Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 июня 2018 > № 2661830 Константин Боровой


Украина. США. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 июня 2018 > № 2644581 Константин Боровой

Крым будет возвращать не Трамп: что нужно делать Украине

Украине нужно думать не о громких заявлениях президента США

Константин Боровой, Апостроф, Украина

Американское издание BuzzFeed со ссылкой на два неназванных дипломатических источника сообщило, что президент США Дональд Трамп на саммите «Большой семерки» в Канаде спрашивал своих коллег по G7, почему они поддержали Украину в ее противостоянии с Россией. Он также якобы сказал, что Крым — российский, потому что местное население говорит на русском языке. Издание отметило, что не уверено, было ли все это сказано всерьез. Других подтверждений тому, что американский лидер заявил подобное на саммите, не последовало. Если учесть, что Трамп говорил о Крыме во время президентской кампании, правдивость информации исключать нельзя.

Также в новом интервью телеканалу FохNews президент США объяснил свое желание видеть Россию в G8 тем, что так он сам сможет лучше донести до Владимира Путина позицию Вашингтона. В частности, пояснить российскому лидеру, что России следует убраться из Сирии и Украины. Кроме того, Трамп сказал журналисту, что его предшественник Барак Обама должен был воспрепятствовать аннексии Крыма, потому что со стороны Путина это было проявлением неуважения к руководству США. Российский оппозиционер Константин Боровой объяснил «Апострофу», почему не Трамп должен решать украинские проблемы.

Трамп не решает проблему освобождения Украины — имеется в виду радикальное решение. Потому что понятно, что политически американцы поддерживают все усилия европейцев в этом смысле. Трамп не решает проблемы Украины: сохранение демократии в Украине и ее независимости, борьба с коррупцией — это дело не Трампа, а граждан Украины и украинской власти.

Трамп не только не пытается их решить. Более того, он рассматривает варианты умиротворения этой ситуации разными способами. Наверно, для большинства граждан Украины вопрос Крыма — самый болезненный, потому что является вопросом независимости государства. Для меня он тоже болезненный, потому что означает продолжение имперской политики Кремля. А для Трампа это переговорные позиции. Он решает другие проблемы.

Первая проблема — ядерное разоружение, сохранение мира на земле. Сохранение Соединенных Штатов, потому что Трамп — президент не мира, а США. Он решает проблему сохранения договоренностей с Россией по поводу, например, ракет средней и малой дальности — есть несколько договоров, срок действия которых подходит к концу или которые сейчас не очень соблюдаются.

Проблема независимости и целостности Украины — это проблема граждан Украины. Считать, что Трамп, Туск, Меркель или Макрон будут решать проблемы Украины вместо нее — это какое-то милое идиотское заблуждение. Это было бы возможно, если бы Украина была полноценным участником западного сообщества.

Каждый раз, когда какие-то внешние силы пытаются помочь Украине, украинская власть говорит: «Нет, не надо! Деньги хотите нам дать? Пожалуйста, лучше наличными, в чемодане и прямо в Администрацию президента. А так не надо». Я это говорю не голословно — это мой опыт общения с Администрацией президента Петра Порошенко. Я предлагал организовать кампанию поддержки Украины со стороны ведущих деятелей культуры (я начал тогда с певцов в Лос-Анджелесе). «А зачем?— спросили меня в администрации. — И что мы лично за это получим?» Я сказал, что и никаких денег не надо, более того, мы соберем деньги для Украины, для АТО. Даже пальцем не пошевелили. Какой смысл шевелить пальцем, если личных доходов от этой операции не будет ни у кого из этих жлобов, которые сидят в Администрации президента? Их устраивает статус-кво.

Во время войны присваивать себе какие-то средства значительно удобнее, чем в нормальной ситуации, при нормальной налоговой службе. Я только что был в Одессе. Огромный порт, который мог бы пополнять бюджет Украины, наверно, процентов на 25, практически не платит никаких налогов. Эта ситуация очень устраивает бандитов, сбушников и «смотрящих» от власти.

Рассуждая о Трампе, украинцам нужно иметь в виду, что он здесь вообще ни при чем. Не Трамп создает проблемы в Украине, не он их решает.

Трамп ошибается, считая, что умиротворение агрессора может привести к какой-то степени стабильности, но он рассматривает такой вариант. Неважно, говорил Трамп это о Крыме на встрече «семерки» или нет. Абсолютно ясно, что проблема такого способа умиротворения Путина и прекращения военных действий в самой Украине возможна. Тем более, что нет никаких признаков того, что Крым нужен Украине.

Украина. США. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 июня 2018 > № 2644581 Константин Боровой


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 14 ноября 2017 > № 2443635 Константин Боровой

Константин Боровой: Кремль вернет Украине Крым и Донбасс при одном условии

Об оружии для Украины и аргументе, который подействует на Россию

Адриан Радченко, Апостроф, Украина

Россия согласится на уход из Крыма и с Донбасса в случае, если увидит, что Украина собрала достаточно сил, чтобы освободить эти территории. О том, что должны сделать для этого США, американском оружии для Украины и несостоявшихся переговорах Дональда Трампа и Владимира Путина в интервью «Апострофу» рассказал российский оппозиционный политик Константин Боровой.

— Главной темой минувших выходных были неудавшиеся переговоры Путина и Трампа. Российская сторона обвиняет в срыве официальной встречи администрацию американского президента. Это как-то скажется на отношениях России и США, которые на сегодняшний день являются непростыми?

— Проблема в том, что там говорить было не о чем. От Путина ожидают каких-то шагов по направлению к разрешению проблем. Но он этих шагов не делает и, более того, делает все возможное для того, чтобы сложности увеличивались. Это касается и Украины, и Сирии, и Северной Кореи. Фактор КНДР в последнее время добавился к проблемам.

Путин настроен не разрешать проблемы, а создавать их. В этих условиях переговоры просто бессмысленны. Единственный путь переговорный — это санкции, которые являются единственной возможностью заставить Путина и Кремль прислушиваться к потребностям мира.

— Вместе с тем, Трамп писал в Twitter, что нужно дружить и примиряться с Россией и с ее помощью решать конфликты. Каким образом это делать? Возможна ли дружба между Россией и США в этом контексте?

— В данном случае Трамп поступает как опытный переговорщик, оставляя Путину возможность для каких-либо действий, которые могут привести к улучшению отношений, снятию санкций. Он говорит правильно, заявляя о том, что такая возможность существует. Другое дело, что она нереализуема, потому что две стороны участвуют в переговорах и отношениях вообще. Когда одна из сторон не хочет этих отношений, не важно, что она говорит. Девушка может говорить, что она любит вас, но при этом делать все, чтобы отношения не развивались. Здесь точно такая же ситуация. Путину нужны переговоры, необходимо снятие санкций. Но никто не собирается снимать санкции просто так. Они могут быть аннулированы или ослаблены только в ответ на какие-то конкретные действия. Вместо сближения и даже символических шагов навстречу США Путин демонстрирует агрессивность и отсутствие интереса к переговорам.

То есть это странная ситуация, когда Путину нужны переговоры, но он делает все, чтобы их не было. В отношениях с девушками это называется кокетством, которое иногда приводит к сдвигу в отношениях, но чаще всего все это заканчивается разрывом.

— Но ведь американцы предлагают россиянам конкретные шаги. Курт Волкер прямо говорит Владиславу Суркову — убирайте войска с Донбасса. Как Вы считаете, почему Кремль не идет навстречу Белому дому, продолжая гнуть свою линию, которая ведет в тупик?

— Кремль решает глобальную задачу — сохранение власти. И в рамках ее решения уступать на Донбассе, уступать в Украине — это проигрыш и ущерб с точки зрения Кремля. Сегодня Кремль добивается маленького результата, поскольку их главная проблема — это выборы (президента РФ, — «Апостроф») 18 марта. Соответственно, они пытаются максимально оттянуть введение новых санкций и законов об отмывке денег российских олигархов, нелегально размещенных на Западе. Планируется, что 18 февраля будут обнародованы данные по поводу денег российских олигархов, а по существу, денег Путина. Вот сегодня Кремль добивается того, чтобы эти данные были обнародованы после 18 марта. Это такая маленькая их задача.

Кремль умеет решать тактические задачи. По всей видимости, им тем или иным способом удастся перенести это обнародование. Но Кремль не умеет решать стратегические задачи — это спасение страны, улучшение отношений с США, со всем остальным миром. Кремль не знает, как решать эти задачи, и, похоже, не умеет этого делать. Поэтому сосредотачивается на решении тактических задач — на сегодня максимально оттянуть момент обнародования данных об олигархах.

Так устроены российские спецслужбы. Они умеют решать на коротком промежутке времени тактические задачи, но стратегического мышления в Кремле совсем нет. Они спасают ситуацию сегодня, не думая о том, что будет со страной и с ними через год, два, пять.

На самом деле, это результат некоторого понимания того, что стратегические задачи не решаются — невозможно сохранить власть в стране, управляя государством таким способом, ликвидируя конкуренцию, изолируя страну от всего остального мира, создавая провокации по всему миру, ведя военные действия, захватывая чужие территории и отказываясь обсуждать возврат этих территорий.

Сегодня ведь проблем накопилось очень много, а Украина — это только одна из них. Есть еще Приднестровье, грузинские территории (Абхазия и Южная Осетия), Сирия (несколько сложных территориальных проблем). То есть, понимая то, что стратегически ничего решить нельзя, Кремль пытается решением тактических задач максимально оттянуть момент собственной катастрофы.

— Что касается Украины. Россия предложила свою резолюцию по миротворцам ООН на Донбассе. Вместе с тем, США вносят другие варианты к российскому предложению. Когда миротворцы зайдут на Донбасс, чем все может закончиться в регионе?

— Предложение Путина очень опасное, потому что он пытается заморозить конфликт, разделить территорию Украины фактически на два государства. Это буквальное повторение того, что было в Приднестровье, Абхазии. Это замораживание конфликта на многие годы.

Это не решение проблемы, а способ для того, чтобы ее не решать. Кремль хочет создать точку нестабильности, с помощью которой можно будет влиять не только на внутриукраинские, но и на внутриевропейские дела.

Я думаю, что единственный способ решения проблем Украины — это поставить ей полноценное вооружение и позволить Украине, против которой идет не просто агрессия и оккупация территорий, а полноценная война, отстоять свои территории, защитить своих граждан военным путем.

Большие поставки вооружения Украине — это единственное решение проблем. В свое время проблему нацистской Германии удалось решить именно так — большими поставками американского оружия в Великобританию, Советский Союз. А в данном случае требуется быстро и эффективно помочь Украине в военном конфликте, чтобы отстоять свою землю. Не захватить территорию России — это Украине не надо.

Все говорят о том, что это может привести к разрастанию конфликта. Но у меня ощущение, что это единственный способ, который приведет к прекращению конфликта. Даже заявление о том, что такая программа началась, возможно, приведет к тому, что российские войска будут выведены с территории Украины.

— Но ведь американцы намерены расширить миротворческую миссию ООН на всю территорию Донбасса, до границ с Россией. Каких действий ожидать от Кремля в таком случае?

— Россия никогда не согласится на сценарий, в результате которого Украина вновь обретет контроль над собственными территориями. Потому что это моментально приведет к прекращению конфликта. Ведь это не только конфликт с российскими вооруженными силами, которые могут быть выведены. Это и конфликт с боевыми формированиями террористов. А украинская армия и спецслужбы, я думаю, знают, что с ними делать. Но Россия никогда не пойдет на это.

Безусловно, привлечение миротворцев — это мирное решение проблемы. Но для России это будет означать конец контроля над территорией, возможно, вывод войск, потерю управления над бандформированиями. Но маловероятно, что Россия согласится на капитуляцию, по существу.

— Возможна ли дальнейшая эскалация со стороны России, если на оккупированных территориях порядок будет наводиться миротворческими силами?

— Сегодня происходят постоянные провокации против Вооруженных сил Украины. А если туда добавить миротворцев, которые, между прочим, начнут погибать… А пропагандистская машина Кремля тут же будет заявлять, что миротворцы гибнут по вине Украины. В этих условиях добавлять туда миротворцев так, как предлагает Путин — это усложнять ситуацию.

Я думаю, что для американцев это тоже способ не решать проблемы. Вместо того, чтобы просто вооружить Украину, дать ей силы защищать свои территории, ищутся какие-то паллиативы. А постоянное нормальное решение — это вооружить Украину, сделать ее достаточно сильной, чтобы она была в состоянии защитить свою территорию от агрессии.

Решение по миротворцам, которое предлагают американцы, приведет к капитуляции, значит, оно не будет принято Кремлем. Конечно, можно устроить переговоры по этому поводу, но они будут устроены не для того, чтобы решать проблему, а чтобы максимально оттягивать момент решения.

Повторюсь, что решение проблемы только одно — вооружение Украины. Поставка не Javelin, которые очень нужны и полезны, а настоящего серьезного оружия. Только это решение приведет к прекращению оккупации территории Украины, освобождению Крыма. Потому что в тот момент, когда Украина покажет, что она в состоянии защищать свои территории, Россия будет заинтересована вступить в переговоры с Украиной, в противном случае потеряет не только Крым, но и Севастополь (базу Черноморского флота РФ, — «Апостроф»).

— В таком случае Кремль будет пытаться выйти из конфликта с помощью переговоров?

— Если Украина продемонстрирует способность освободить свою территорию от российских войск на востоке, то для России это будет означать необходимость быстрого начала переговоров, пока эта проблема не будет решена Украиной силовым путем. Кремль пойдет и на компенсацию, и на возврат собственности, бутылок «Массандры». Они все вернут, лишь бы осталась возможность присутствовать в Севастополе. Либо полный вывод войск, в том числе и из Севастополя, и дальнейшая изоляция России.

— И последний вопрос. А как добиться мощного полноценного вооружения от тех же Штатов?

— Для этого нужно реформировать государство. В сегодняшних условиях коррумпированному, неуправляемому по существу государству получить такую поддержку от Соединенных Штатов сложно и маловероятно.

Только таким образом, реформировав государство, Украина способна стать полноценным государством и добиться помощи от Соединенных Штатов. А сегодня продажная власть предпочитает продолжать торговать с Россией, а не освобождать свою территорию. И в этих условиях помогать Украине никто не хочет и не будет. И этот конфликт растянется на десятилетия.

Сегодня, как это ни странно, все зависит от самой Украины. Если примет народ Украины решения о реформировании армии, борьбе с коррупцией и олигархами, нормальной конкурентной экономике, тогда все будет решено. Помогут и «план Маршалла» сделают — все сделают.

Не примет народ такое решение — тогда будет Украина оставаться в состоянии государства третьего мира, коррумпированного, продажного, которое больше заинтересовано в прибылях для кучки олигархов, а не в победе над оккупантом. Тогда все так и будет оставаться. Все зависит от народа Украины.

Вариант выхода из этого тупика предложил Михаил Саакашвили. Теперь от общества зависит, примет оно это решение или нет.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 14 ноября 2017 > № 2443635 Константин Боровой


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 октября 2017 > № 2349407 Константин Боровой

У Кремля есть мощное оружие: Украина пока не понимает всей опасности

Украине необходимо проделать титаническую работу в информационной войне с Кремлем

Константин Боровой, Апостроф, Украина

Кремль ведет полноценную пропагандистскую войну, а Украина пока не разработала эффективного ответа на нее. Такое мнение «Апострофу» высказал российский оппозиционный политик Константин Боровой, комментируя деятельность российских спецслужб по блокированию проукраинских активистов в Facebook.

Угроз много. На информационном фронте работает целая армия. Созданы специальные информационные войска. Угрозы самые разные: и в бизнесе осуществляется коммерческая агрессия против крупнейших компаний, и против политических структур.

К сожалению, почти ничего не делается в качестве контрпропагандистской работы. Но это связано с тем, что само явление пропаганды как инструмента ведения войны не изучается. Его не понимают те, кто должен был бы противодействовать этому. Это довольно сложный инструмент, на который в России работает большое число специалистов — психологи, сотрудники спецслужб, военные, информационщики, группы оперативного отслеживания информации и просто спецслужбы по направлениям своей деятельности. Это и разведывательная информация, поддержание в активном состоянии агентурных сетей, которые также играют разные пропагандистские роли.

Это довольно сложный и очень дорогой инструмент. К сожалению, Запад и Украина не очень пытаются разобраться, как он работает, как он функционирует и каковы его основные опасности.

Кремль ведет настоящую информационную войну. Это боевые действия в информационном пространстве с использованием разных инструментов.

Вот последний скандал с антивирусом Касперского. Выяснилось, что по существу сетевые атаки координировались с помощью таких инструментов, как псевдоантивирус.

Как Украине бороться? Нужно изучать все эти сложные инструменты. К примеру, администрация [Петра] Порошенко просто копирует эти пропагандистские кампании. Но это уровень 80-х годов прошлого века — полное непонимание того, как устроены российские пропагандистские кампании, что такое установки, что такое информационные задачи, как их координировать, формулировать и создавать как проекты.

Не хватает в Украине специалистов, а контрпропагандистской работы не ведется вообще. Вот попробовала администрация Порошенко скопировать, а ничего не вышло. Получился примитивный и, главное, неработающий пропагандистский инструмент.

К тому же, Россия тратит на это десятки миллиардов, а те же американцы выделили на контрпропагандистскую работу полмиллиарда. НАТО — вообще всего 25 миллионов.

Придуман новый инструмент ведения военных действий, а его всерьез не оценивают. А это настоящий инструмент, настоящее оружие, которые имеют прямое воздействие на человека.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 октября 2017 > № 2349407 Константин Боровой


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 4 октября 2017 > № 2337150

У Путина есть несколько опасных планов: к чему готовиться Украине

Константин Боровой, Апостроф, Украина

Российский журналист, главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов заявил, что РФ, среди прочего, может начать полномасштабное военное наступление на Украину для поддержания рейтинга президента России Владимира Путина. По его мнению, российскому лидеру нужен новый прилив народной любви. Чтобы это произошло, якобы сгодится и танковый рейд на Киев. Российский оппозиционер Константин Боровой считает, что сегодняшняя ситуация не сулит Кремлю ничего хорошего, он объяснил «Апострофу», почему Украине стоит готовиться в том числе и к худшим в военном плане вариантам.

Сейчас — это действительно проблема для Путина, и проблема очень серьезная, — происходит осознание гражданами тяжелой ситуации в России. И тут никакая пропаганда не помогает, когда люди свои кровные, быстро тающие тратят в магазинах, видя, что все ухудшилось, когда сталкиваются с безработицей… В этом смысле мобилизационная технология, которую традиционно Путин использовал с момента прихода к власти — взрывы домов (в Буйнакске, Москве и Волгодонске в сентябре 1999 года — прим. «Апостроф»), чеченская война, потом война в Грузии, война в Украине, — вполне может быть использована вновь.

Похоже, у Кремля, кроме пропагандистской кампании, эффективность которой очевидно снижается, других инструментов просто нет. Одно дело — самим подсчитать голоса и сообщить гражданам, каков результат их голосования. А другое дело — открыто врать в глаза обществу, которое будет понимать, что власть его обманывает.

С другой стороны, сами выборы — очень сильный провоцирующий фактор. Провоцирующий социальную активность. Кремль пытается ее сдерживать, но перед выборами нужна резкая мобилизация. Пропагандистские призывы поддержать власть и ее проекты, Крым, провокации во всем остальном мире выполняют мобилизующую роль. Это сложная и противоречивая задача. Пропаганда уже умеет решать ее. Но, хочет Кремль или не хочет, мобилизация обладает и обратной стороной: она касается всех, в том числе противников режима, выполняет соответствующую роль и для тех, кто хочет протестовать против власти. Тем более что уже появились какие-то новые механизмы противодействия власти. Выборы муниципальных депутатов показали, что инструменты интернет-мобилизации работают. И это воспринимается как серьезная опасность. Фактор нестабильности, который возникнет перед выборами и сразу после, очень пугает и Кремль.

Я думаю, что сегодня у Кремля существует несколько мобилизационных планов. Один из них, безусловно, касается Украины. Потому что войска размещены на западных границах России, в Беларуси. Ожидать провокаций стоит. Украине необходимо подумывать уже не о замораживании ситуации, а о необходимости и возможности противодействия агрессии. У меня ощущение, что в Украине такой готовности пока нет. Как Кремль это будет осуществлять, пока не ясно. Но по многим косвенным признакам понятно, что такие провокации планируются. Не знаю, будет ли танковое наступление на Киев, как выразился Венедиктов, но мелкие провокации, которые создадут напряженность на границе, в Украине почти гарантированы.

Венедиктов и еще несколько конфидентов (доверенных лиц — прим. «Апостроф») Кремля говорят о такой возможности. На экспертном и пропагандистском уровнях это обсуждается. Тема Украины опять стала если не ведущей, то вновь очень заметной на российском телевидении, в пропагандистской кампании. Происходит некое нагнетание напряженности, но, по-видимому, виртуальной войны для Кремля мало. Ему могут понадобится и реальные военные действия.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 4 октября 2017 > № 2337150


Россия. Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 сентября 2017 > № 2332670 Константин Боровой

Отстали навсегда: Путин придумал «долгий» план для Крыма и Донбасса

Многие уже считают Россию основной деструктивной силой XXI века.

Константин Боровой, Апостроф, Украина

Владимир Путин пытается заморозить ситуацию в аннексированном Крыму и на оккупированном Донбассе на долгие годы, но в итоге Россия катастрофически отстает от цивилизованного мира, несмотря на все попытки обойти санкции. Такое мнение «Апострофу» высказал российский оппозиционный политик Константин Боровой, комментируя заявление посла Германии в РФ Рюдигера фон Фрича о том, что летний скандал с поставками оборудования компании Siemens в Крым привел к росту беспокойства и неопределенности международных инвесторов в России.

Проект Крыма и Востока Украины (оккупированного Донбасса — прим. ред.) постепенно приближается к состоянию, в котором оказались Приднестровье, Абхазия, Южная Осетия. В общем, видно, что Кремль видит в этой точке «стабильности» то состояние, куда он заинтересован перевести ситуацию. Последнее предложение Путина об использовании миротворцев ООН для разграничения вот этого бандитского анклава (так называемых ДНР-ЛНР — прим. ред.) и территории, подконтрольной Украине, свидетельствует о том, что Кремль видит в этом решение проблемы. Это попытка заморозить конфликт на долгие годы.

Безусловно, в отношении того, что связано с развитием этих территорий — и Абхазии, и Приднестровья, и Южной Осетии, и теперь уже Крыма и Востока Украины (ОРДЛО — прим. ред.) — делается все возможное, чтобы поддерживать жизнеспособность этих регионов. И когда Путин лично давал гарантии Siemens по поводу неиспользования для Крыма этих турбин (вокруг которых позже вспыхнул скандал), то он действительно обманывал инвесторов, обманывал крупную компанию.

Если бы это не вызвало серьезного скандала (с раскрытием этих планов), то закончилось бы каким-то временным решением энергетической проблемы Крыма. Но это же не просто депрессивный регион, а регион, который попал под санкции. И, к счастью, Украина внимательно наблюдает за происходящими там событиями. Кстати, в значительно меньшей степени, чем Грузия за событиями в Абхазии и Молдавия за событиями в Приднестровье. Благодаря этому (институты гражданского общества, которые возникли параллельно государственным структурам, — очень ценный и важный результат в новой демократической Украине) и благодаря санкциям, конечно, удается сдерживать возможности России по решению ее проблем на оккупированных территориях Украины.

Все попытки Кремля обойти санкции, снизить озабоченность мирового сообщества по поводу оккупированных территорий подрывают доверие к России и, самое главное, обращают внимание мирового сообщества на очень нецивилизованные действия РФ. Ведь, кроме нарушения санкций, там нарушаются основополагающие принципы, связанные с соблюдением прав населения на оккупированных территориях. Введено новое законодательство, что противоречит международным принципам, осуществляются репрессии, преследования по политическим причинам. Россия наносит себе колоссальный ущерб подобными нецивилизованными и преступными действиями.

Рейтинг России и так очень низкий, а из-за этих событий снижается еще больше. Случай с Siemens — это очень показательная ситуация, которая воздействует на другие компании, другие контакты РФ с международным сообществом. А попытки компенсировать эту относительную изоляцию с помощью действий спецслужб, которые просто крадут современные микросхемы, еще больше усложняют ситуацию для России.

Понятно, почему это делается. Оказавшись в изоляции, Россия фактически оказалась отключенной от современных технологических достижений человечества. Уже не могут использоваться современные компьютеры. Это сказывается, начиная от военных технологий, заканчивая сельским хозяйством, которые не могут существовать без современной электроники, современных технологических достижений.

Это еще не эмбарго, но своими действиями Россия приближает момент, когда могут начаться разговоры об эмбарго. По технологическому уровню РФ постепенно откатывается в состояние Советского Союза, который отставал от мирового развития на 50 лет, или, как говорили тогда многие эксперты, «отстали не на 50 лет, а навсегда».

Все это будет продолжаться до тех пор, пока Россия находится в состоянии авторитарной империи, которая пытается расширять свои границы, ведет себя агрессивно не только по отношению к соседям, но и во всем остальном мире. Многие уже считают Россию основной деструктивной силой XXI века на уровне «Исламского государства» (запрещенная в России организация — прим. ред.), террористических образований. Главное, что эта опасность сегодня осознана и локализирована.

Что будет происходить дальше — зависит только от самой России. В какой степени — возможно, будет реформация внутренняя и внешняя в условиях, когда авторитарная власть выживает только в состоянии изоляции от всего остального мира.

Россия. Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 сентября 2017 > № 2332670 Константин Боровой


Россия. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 21 сентября 2017 > № 2319150 Константин Боровой

Ядерный шантаж: Кремль готовил странам НАТО войну по украинскому сценарию

Агрессивными учениями «Запад-2017» Кремль показывает свое отношение к санкциям.

Константин Боровой, Апостроф, Украина

Возможное использование Россией ядерного оружия во время учений «Запад-2017», о котором заявили в Польше, является политическим шантажом Кремля в отношении стран Запада. Также Москва провоцирует входящие в НАТО страны Балтии после того, как у нее не получилось организовать там войны по такому сценарию, как на Украине. Такое мнение «Апострофу» высказал российский оппозиционер Константин Боровой.

На учениях «Запад-2017» решается две задачи. Первая — пропагандистская, направленная на внутрироссийские проблемы. Это задача мобилизационная: приближаются президентские выборы и необходимо граждан настраивать на те же параметры, с помощью которых Путин пришел к власти — это агрессивное поведение, агрессивная политика и, как следствие, такая мобилизационная идеология, мобилизационное состояние общества.

Во-вторых, нужно поддерживать напряженность на западных границах России, соответственно, на восточных границах европейского сообщества для того, чтобы влиять на политику ЕС. Дело в том, что такого рода провокации — это московский способ убеждать европейских политиков в неэффективности санкций. Вместо того, чтобы освобождать территорию Украины (Донбасс, Крым), Москва считает, что необходимо поддерживать напряженность, которая, с точки зрения Кремля, является аргументом против введенных санкций.

Ядерное оружие — это шантаж, это политическое оружие. Понятно, что применять ядерное оружие на собственной территории в условиях агрессии, условиях непосредственного контакта с противником нельзя. Единственный случай, когда применялось ядерное оружие в Японии — это была удаленность боевых действий. Понятно, что использовать ядерное оружие в украинском конфликте или возможных будущих конфликтах никто не будет. Но в качестве политического оружия, оружия шантажа и угрозы, гипотетическая возможность использования ядерного оружия — это дополнительная составляющая политической провокации Кремля. Было специально продемонстрировано, что Россия может использовать ядерное оружие в конфликтах с западным сообществом. И это, конечно, носит не оборонительный, а наступательный характер. Это тоже очень важно.

Что касается заявления президента Литвы Дали Грибаускайте о том, что Москва отрабатывает сценарий нападения на соседние страны, то агентурная сеть России достаточно активно работала в Латвии, Литве, Эстонии. Нет никаких сомнений в том, что условия агрессии против стран Балтии подготавливались, и только серьезные усилия со стороны НАТО сделали невозможной эту агрессию. То есть, перемещением значительных сил в страны Балтии, Польшу НАТО показало России, что будет защищать все страны Альянса. Это, в некоторой степени, охладило пыл тех, кто собирался реализовывать провокации.

Я был в Латгальском районе Латвии, разговаривал с людьми. Там был период такого настроения, когда танки Путина ждали со дня на день. И многое делалось именно в пропагандистском плане. Эта агентурная сеть была готова поддержать агрессию или то, что сегодня в отношении Украины называют «гражданской войной». Мол (как говорит официальная российская пропаганда, — «Апостроф»), с одной стороны украинцы, и с другой — значит это никакая не российская агрессия, а гражданская война. Вот условия для «гражданской войны» создавались очень серьезные — в Латвии, Эстонии. Большая провокация с памятником российским солдатам в свое время была реализована как подготовка к агрессии. Тогда все очень серьезно было, но действия стран НАТО по защите своих союзников оказали очень серьезное воздействие. Уж, во всяком случае, теперь провокации осуществляются не в Таллине, не в Риге, а на границе со странами НАТО. Это новое позитивное явление.

Украина в свое время упустила этот момент, когда автобусами перевозились провокаторы на вашу территорию, фактически планировалась и осуществлялась террористическая деятельность по захвату территорий, по захвату административных зданий. Этот момент был упущен. Благостное настроение, нежелание вмешиваться в этот конфликт с российской агрессией, в общем, создал условия для этой самой российской агрессии.

Россия. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 21 сентября 2017 > № 2319150 Константин Боровой


Россия. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 12 сентября 2017 > № 2306334 Константин Боровой

План Путина: как Россия пытается закрепиться на Донбассе

Кремль не стремится к разрешению конфликта

Константин Боровой, Апостроф, Украина

Согласно официальному заявлению Кремля, в разговоре с канцлером Германии Ангелой Меркель президент России Владимир Путин согласился с идеей размещения миротворческой миссии ООН не только на линии разграничения на Донбассе, но и на всей территории, где действует мониторинговая миссия ОБСЕ. Москва якобы готова внести изменения в предложенный ею проект резолюции Совета Безопасности ООН. Эти слова были восприняты как значимая уступка со стороны Кремля. Российский оппозиционер Константин Боровой рассказал «Апострофу», как понимать новое заявление президента РФ и почему это — способ закрепиться на оккупированных территориях, а не освободить их.

В первом заявлении Путин сказал, что все меры по введению миротворческой миссии требуют согласования с бандитами ЛНР-ДНР. Это идея протянуть их в политический процесс и фактически заморозить ситуацию, оставить ее тяжелой для Украины. Мне кажется, сейчас это та же хитрость, только высказанная в модифицированной форме. Главное — это контроль Украиной территории, границы. А с помощью этого плана блокируется это естественное требование. Украина, по-видимому, по этому плану не будет допущена к контролю над собственной границей. Я не думаю, что Украина заинтересована в сохранении территории нестабильности.

Наблюдатели ООН — это, в том числе, и российские наблюдатели. Похожая ситуация была в Чеченской республике во время первой войны, когда наблюдателей Россия использовала для того, чтобы собирать разведывательные данные о расположении сил. Тогда, правда, была миссия не ООН, а ОБСЕ. Но это та же идея — заморозить ситуацию, превратить ее в то, что происходит в Абхазии, Южной Осетии, Приднестровье. Это не путь решения проблемы оккупации, а способ закрепить ее результаты.

Прекратить боевые действия — это хорошая, правильная цель. Но миротворцы — временная мера. Я думаю, количество этих формирований никак не позволит контролировать вооруженные силы России на этой территории, ограничить их перемещение и агрессию. Я очень надеюсь, что будет не тот же результат, что в Приднестровье, но практика показывает, что именно так все и происходит.

Вряд ли прекратятся боевые действия, хотя их прекращение будет, безусловно, положительным результатом. Но политический аспект этой проблемы не позволяет начать ее решать, а именно — замораживает ситуацию. Цель Путина — создать область нестабильности на территории Украины. Сейчас там огромное количество вооружений и наемников, и никакое разоружение не предполагается. Думаю, для миссии ООН будут созданы совершенно невозможные условия. Нельзя предполагать, что Путин поменял концепцию, и ему необходимо разрешение конфликта. Хотя, возможно, это все-таки какой-то шаг вперед.

Россия. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 12 сентября 2017 > № 2306334 Константин Боровой


США. Украина. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 28 августа 2017 > № 2317716 Константин Боровой

США поняли, что делать с Крымом и Донбассом, но есть проблемы в Украине

Россия может нарваться на более серьезные санкции, а Украина — получить оружие

Константин Боровой, Апостроф, Украина

Нежелание России пойти на уступки на Донбассе может обернуться усилением санкций для Кремля. При этом США готовы дать Украине оружие, чтобы решить вопросы Крыма и Донбасса, но этому мешают ошибки власти в Киеве. Такое мнение высказал «Апострофу» российский оппозиционный политик Константин Боровой, комментируя заявление спецпредставителя США по Украине Курта Волкера о том, что РФ пытается «заморозить» конфликт на Донбассе.

Прерывание дипломатических и экономических отношений США с Россией (как возможное наказание Вашингтона для Москвы — прим. «Апостроф») — это очень сильное предположение. Речь сейчас идет не об этом, а о развитии темы санкций. Россия продолжает агрессивную политику по отношению к Украине, и в качестве следствия возможно усиление санкций. На самом деле, проект всеобъемлющих санкций первоначально включал более радикальные действия по отношению к России со стороны и США и ЕС. Инструменты давления на РФ остаются и могут усиливаться, причем радикально. После каких-то новых агрессивных усилий Москвы, к которым Россия сейчас готовится и о чем нас предупреждают эксперты, сам собой возникнет вопрос более серьезных санкций и даже эмбарго.

Что касается перехода конфликта на Донбассе из острой фазы в хроническую, то эта технология работала в Приднестровье, Абхазии, Южной Осетии. Россия в ней, безусловно, заинтересована — сделать этот конфликт, так сказать, постоянным. Состояние, в котором сегодня находится агрессия на востоке Украины, очень напоминает все предыдущие российские «завоевания». К сожалению, Украина, начав переговоры фактически с террористами и поддерживающей их Россией, приближает момент перехода этих военных действий по удержанию части территорий другого государства в хроническое состояние.

Я думаю, что наиболее содержательная и самая важная часть сегодняшней ситуации заключается в поставках вооружений Украине. Очень хорошо, что США поняли, что вооружение Украины — это путь решения конфликта как на востоке Украины, так и в Крыму. Плохо другое: сама Украина плохо поддерживает собственный имидж страны, которая борется с агрессией и ориентирована на западные ценности.

Внутренняя украинская коррупционная составляющая тоже остается и очень сильно дискредитирует Украину, в том числе в глазах союзников США. Отсутствие реформ также оказывает негативное воздействие на перспективы завершения конфликта. Думаю, если бы Украина тверже действовала в отношении собственных реформ вооружений и борьбы с коррупцией, проблема поставки вооружений была бы уже давно решена. Существенно усложняет ситуацию и неожиданно возникший конфликт с Михаилом Саакашвили. Во многом ситуация зависит сегодня от самой Украины.

США. Украина. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 28 августа 2017 > № 2317716 Константин Боровой


Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 марта 2016 > № 1674442 Константин Боровой

Система была инфицирована имперским национализмом

Константин Боровой об истоках и обреченности путинского режима, а также сильном влиянии Украины на российское общество.

Мыкола Сирук, День, Украина

Российский политик, лидер партии «Западный выбор» Константин Боровой известен как президент первой и крупнейшей Российской биржи. С 1989 по 1993 год как эксперт и менеджер он участвовал в создании новых предприятий для современной экономики: бирж, банков, инвестиционных компаний, телекомпании, информационного агентства и других предприятий. До декабря 1999 года был депутатом Государственной думы Российской Федерации второго созыва и членом Комитета Государственной думы по бюджету, налогам, банкам и финансам. С 1992 по 2003 год он был председатель Партии экономической свободы Весной 2010 года подписал обращение российской оппозиции «Путин должен уйти». Днями политик приехал на Украину с целью своими глазами увидеть, что у нас происходит. «День» воспользовался случаем пообщаться с Боровым, чтобы узнать от него, политика с огромным стажем, как так произошло, что вопреки ожиданиям многих на Украине и на Западе, и амбициозной программе Германии под названием «Партнерство ради модернизации», Россия не стала демократической, а наоборот имперской.

Константин Боровой: Это произошло в 1994 году. Тогда была простая идея — она так звучала у Ельцина — попытаться собрать республики поближе, покомпактнее. Потому что Татарстан говорил о том, что вводит министерство иностранных дел. Поэтому, такой имперский «душок» всегда присутствовал. События в Приднестровье рассматривались как становление, присутствие России. Но там к власти пришли настоящие бандиты. В Абхазии — все то же самое. Но с бандитами легче договориться, поэтому их поддерживали. По существу вот так началась реконструкция империи. Хотя по-настоящему она началась с первой войны в Чечне. И это было очень заметно, и мы тогда обращались к Ельцину, достойные люди ушли из его команды. Но тем не менее, он начал проводить имперскую политику. Отсюда пошла российская новая империя.

«Во время аннексии Крыма и начала военных действий на Донбассе становиться ясным, что российские спецслужбы очень глубоко проникли в структуру армии, спецслужб Украины, промышленности, среду олигархов»

«День»: Еще при Ельцине был подписан и даже ратифицирован большой договор с Украиной.

— В аспекте Украины имперская составляющая всегда присутствовала. Тогда наряду с подписанием договора было обеспечено сохранение влияния на Украину через различные органы, включая спецслужбы. Ведь в России власть, конечно, никогда не считала Украину независимым государством. И сейчас во время аннексии Крыма и начала военных действий на Донбассе становиться ясным, что российские спецслужбы очень глубоко проникли в структуру армии, спецслужб Украины, промышленности, среду олигархов.

— На Западе многие говорят, что Путин воспользовался моментом и вернул Крым в состав России. Какое Ваше мнение, он долго готовился?

— Данные говорят о том, что операция была разработана чуть ли не за 10 лет до этого. Сейчас в генштабе РФ есть планы по проведению военной операции в Северной Африке, но это ничего не значит. Но более или менее реальными планы стали при Путине. Даже первая война в Чечне: проект указа и военные планы были подготовлены в июле 1994 года, а ее начало было в декабре. То же самое с Украиной. Планы были у них давно, этот инструмент они планировали, я помню, когда я давал первые прогнозы о том, что возможно начало военных действий, многие смотрели на меня как на сумасшедшего, и на Украине тоже. Это казалось абсолютным абсурдом. Хотя какие-то клоуны говорили об этом, например, Жириновский.

— Как так произошло в России, что власть захватила ФСБ, почему политические партии не играли никакой роли?

— У КГБ всегда было влияние, и в советские времена, но тогда это сдерживалось разными способами. На самом деле, Ельцин попытался реформировать КГБ. Он говорил, что КГБ не реформируемо, но тем не менее он попытался. Он направил туда Бакатина, который от Ельцина попросил меня прочитать 3 лекции руководству КГБ. Я выступил перед ними. Сказать, что они были не довольны — это не то слово, на меня смотрели с ненавистью. Я рассказывал о демократии, структуре нового общества и что это никак не ослабляет интересы государства, а наоборот укрепляет, а рыночная экономика так и подавно. Они были очень недовольны. Но потом реформирование как-то затормозилось. Но идея роспуска КГБ постоянно присутствовала. На нее нам возражали тем, что если мы их распустим, то они пополнят ряды бандитов, потому, что они уже ориентированы на экономику, на бизнес. Уже к 1990 году они пытались воздействовать и контролировать бизнес.

«Метод, которым Путин приходил к власти, был варварским»

— Выходит так, если партия не возглавила КГБ, то всем стал заправлять этот орган, который назывался уже ФСБ?

— В 1998 году я даже написал статью «Демократия в штатском», намекая на то, что люди, которые говорят о демократии — это люди в штатском из прошлого, КГБ. И в статье я рассказывал о модели прихода к власти КГБ, по типу Гаити. Так оно и произошло. Примаков — это та же модель, его окружала старая гвардия, он был председателем Торгово-промышленной палаты. А в России — это отстойник кадров КГБ, разведчиков. Считалось, что люди, которые провели какое-то время за границей, знают язык и имеют представление о том, как устроена экономика. Это не так. Я несколько раз присутствовал на дискуссиях с ними, и такое впечатление, что большинство из них — бывшие охранники в посольствах. Более того, я в 1993 году был в Бельгии с почти официальным визитом вместе с министром торговли выступали на семинаре. Я был президентом биржи, 2 банков, торговых домов. И вдруг с министром начали спорить представители Торгово-промышленной палаты России в Бельгии. Я встал и сказал: «Уважаемые господа, если вы думаете, что Торгово-промышленная палата России в Бельгии позволяет вам высказывать мнения по экономике, то вы ошибаетесь. Ваша задача заниматься разведывательной деятельностью». Все очень смеялись, потому что было известно, что российская резидентура осталась через эти торговые представительства.

Так что КГБ, тем не менее, пришло к власти, и это было осознанное решение призвать Путина. Он должен был обеспечить безопасность окружения Ельцина перед передачей власти. Но метод, которым Путин приходил к власти, был варварским — это взрыв домов, вторая Чеченская война. Я тогда был депутатом и проводил пресс-конференцию о взрыве домов в Думе и ко мне обратился Борис Березовский и сказал, что я напрасно это делаю, что Владимир — прекрасный человек, а я его критикую. Ко мне обратился Гусинский и сказал, что я занял недостаточно патриотическую позицию и меня не будут временно представлять на НТВ, Эхо Москвы, а тогда была избирательная компания, это было очень нужно. Я ему сказал, что отойду, но крайним будет он. Он через несколько месяцев оказался в тюрьме и подписывал там документ о том, что передает телеканал государству. Сам Путин выступал по поводу моей пресс-конференции и сказал, что этого Борового надо было послать на разминирование какого-то подвала, чтобы он меньше говорил. А тогда еще был жив Собчак, который просил меня поддерживать Путина. Тогда я выступил и сказал, что этого чекиста не имеет смысла поддерживать, это опасно и плохо кончиться и опять же оказался прав.

— То есть сигналы были, но на тот момент они уже сами манипулировали обществом и выборами?

— Выборами тогда было трудно манипулировать, были включены механизмы гражданского общества и демократические механизмы. Можно было манипулировать косвенно. Силовики приходят ко власти, развязывая террор, войну, общество начинает боятся и прижимается к сильной личности: взрывы домов, Чеченская война, герой Путин, который одержал победу над отрядом Басаева из 30 человек. И он так начал себя раскручивать как сильный лидер.

«Отстранение демократических функций власти началось при Ельцине»

— Были другие партии, но они маргинализировались. Почему это произошло?

— Отстранение демократических функций власти началось при Ельцине. Он воспринимал партии как своих конкурентов. Именно поэтому были созданы партии власти. При Ельцине, это партия Черномырдина «Наш дом — Россия» получила большинство. Она начала реализовываться, через неограниченные ресурсы плюс неформальные ресурсы, чиновники, которые сами за себя голосуют. На этом этапе происходило ослабление демократических институтов. И тем не менее они присутствовали. Я был депутатом до 2000 года и нас, депутатов демократической ориентации, было очень мало — человек 12. А когда стал вопрос о доверии Ельцину, многие депутаты примкнули к коммунистам. Это тоже переходный период — всем казалось, что власть может перейти к коммунистам. И партия власти начала тихо переливаться к коммунистам, тоже партии власти, но к другой.

— Сейчас в России есть несколько партий власти

— 5 партий у власти и по поводу каждой принималось решение. И не только о допуске, но и о том, сколько процентов она должна получить. К примеру, когда ситуация была не контролируема, партия Жириновкого получила 5% в 1993 году. В обществе была потребность в близкой к имперской партии. Такая потребность есть и на Украине. Популизм востребован постсоветским обществом.

«Путин создал ситуацию безальтернативности власти, дискредитации политических оппонентов»

— Разве народу не нужна демократические партии, оппозиция, предлагающие альтернативу?

— Народу нужно материальное благополучие. Если говорить о среднем представителе, ему безразлична такая политическая партия. Он решает другие вопросы — работы, содержания, зарплаты, еды. И это правильно, только в очень развитом социально развитом обществе, где конкурируют политические партии, как программы развитии я общества — в США, во многих странах Европы. А обычно огромным влиянием обладают популистские партии.

— Но все равно мы видим, что в России ситуация ухудшается. Но поддержка и Лаврова, и Путина больше 80%.

— Поддержка уже не 89%, потому что уровень жизни резко падает. И это заметно по сравнению с тем, что было. Но Путин создал ситуацию безальтернативности власти, дискредитации политических оппонентов. Также политическая система была инфицировании имперским национализмом. То, с чем мы сейчас боремся в демократической оппозиции. Каспаров считает, что мы должны использовать против Путина все возможные ресурсы, в том числе националистов. В этом мы расходимся. Я говорю, что этого делать нельзя по двум причинам: во-первых, мы извращаем наши цели, потому что цель — это демократическое общество, а не империя и во-вторых, это разрушает оппозицию.

— Почему нет такого движения за то, чтобы Россия стала федеративным государством, к примеру, как США?

— Это уже поздно. Мы были радикальными федералистами, даже, я бы сказал, конфедералистами. Но теперь уже поздно, потому что Россия в нынешнем виде существовать не сможет. Речь пойдет о нескольких государствах, которые образуются на территории России.

«Государственная пропаганда так деструктивно воздействует на умы, что легко противодействовать ей просто не удается»

— По вашему мнению, что должно произойти, чтобы Россия трансформировалась и начала двигаться к Европе и демократическим ценностям?

— Сегодняшняя проблема — это не проблема власти, не проблема Путина. И если представить себе на секундочку, что Путина нет, будет другой Путин. Проблема — в состоянии общества. Произошло инфицирование и отравление мозгов. В этих условиях хорошего выхода просто не существует. В этих условиях если говорить о Крыме, то один будет согласен за деньги его отдать, другой будет согласен проводить референдумы, а третий скажет, что это исконно русская земля.

— Может тогда оппозиции надо активнее использовать социальные сети и иметь какое-то общее видение?

— Оппозиция делает все возможное через социальные сети в том числе. Но состоянию умов приходиться противостоять очень мощной пропагандистской кампании. Она так деструктивно воздействует на умы, что легко противодействовать ей просто не удается.

— Как должен вести свою политику в данном случае Запад, Америка?

— Запад все делает правильно и противодействует этому агрессивному милитаризму. Если вернуться к Украине, самая популярная фраза по поводу Крыма и Донбасса, которую даже произносит Порошенко, что у этой проблемы нет военного решения. У нее нет дипломатического решения, а Минские соглашения — это способ не решать проблему.

«Решение проблемы Донбасса только военное, не обязательно сегодня или завтра»

— А у нас говорят, что это способ для Европы достичь мир.

— Абсолютно точно. Для европейских бюрократов цель — это замораживание конфликта. Так же как соглашение Медведева и Саркози. Бюрократы поставили галочку: «Выполнили», а результат никого на самом деле, не интересовал. Освобождение территории Грузии от российских войск. Решение проблемы Донбасса только военное, не обязательно сегодня или завтра, но если проблема будет решена, то только военным путем. Речь идет об обыкновенных бандитах, которые частично подчиняются российской власти, армии, но у них свои интересы.

— Есть мнение, что если Донбасс заморожен, то Украина не должна платить за разрушения, это должен сделать Путин

— В этом смысле я поддерживаю институты гражданского общества на Украине, которые говорят о том, что необходимо полностью блокировать Крым, Донбасс, российский транспорт.

С другой стороны, сложившаяся структура власти и бизнеса у вас работает только на бизнес, но против интересов Украины и против интересов граждан. Значит, ее надо пересмотреть и перестроить. Но было бы правильнее, если бы этим занималось не гражданское общество, активисты, а сама власть. Но она не может, и ни одна политическая партия не может выступать против своих основных спонсоров. Если она выступит, то не сможет получать финансирование. Следовательно, она не будет представлена в Раде. Но надо противодействовать этому, и общество заинтересовано сегодня в этом. Иначе придет следующий Янукович, который откроет эти связи и начнет захватывать или делиться с Коломойским и остальными властью. Хочет ли этого общество на Украине? Я думаю, что нет. Значит нужны срочные изменения, через законы, которые запрещают финансировать деятельности политических партий. Такие финансовые потоки, связи должны стать криминальными. И партия открыто или косвенно получающая финансирование от олигархов, должна быть отстранена от участия в выборах. Так будут ликвидированы и разрушены эти порочные связи.

«Запад не пошел на эту новою структуру миропорядка, которую Путин называет многополярным миром»

— Многие эксперты говорят, что не знают, что у Путина твориться в голове. Он вошел в Сирию показать, что он ключевой игрок, отвлечь внимание от Украины и он хочет, чтобы его теперь воспринимали как часть решения. По вашему мнению, какие дальше у него планы?

— Путин решал две задачи. Первая — это поддержание мобилизационного сознания внутри России — военные действия, концентрация вокруг себя сильной власти, доверие к ней. Вторая задача — так сказать Ялта-2, это новое разделение сфер влияния, мира. Это было похоже на то, как если бы потребовал своего участия в ялтинском совещании Адольф Гитлер. Слава богу, Запад не пошел на эту новою структуру миропорядка, которую Путин называет многополярным миром.

— По вашему мнению, проект «Новороссия» полностью провалился или Путин к нему еще вернется?

— Этот проект завершен. Его сторонники остаются. Остаются силы на Украине. Люстрация так и не проведена. Разговоров много, а «Оппозиционный блок» достаточно силен. Те, кто должны были остаться на скамье подсудимых или в результате люстрации получили бы запрет на ведение политической деятельности, все в политике и продолжают продвигать свои идеи. И если любая степень нестабильности возникнет на Украине, то есть Янукович-2, и они просто окажутся у власти.

«Мы, сторонники демократического развития, заинтересованы, чтобы империя не прирастала к Украине»

— Украина может как-то повлиять на российское общество?

— Украина очень сильно влияет на российское общество. Так мир устроен, что в паре «империя-колония» оба элемента влияют друг на друга. Империя существует потому, что есть колония. Но колонии существуют потому, что у них связи с империей. Сейчас ослабла империя и Кадыров, видимо, последние месяцы у власти. Рушится система финансирования проекта Чеченская республика, и там начинается переходной процесс. Все это сдерживалось с одной стороны пытками, насилием, но с другой стороны и финансовыми потоками. Что касается Украины. Если она не справиться со своей задачей, и переходит в статус колонии, как при Януковиче, которую надо финансировать, то она начинает фактом своего существования укреплять империю. А мы, сторонники демократического развития, заинтересованы, чтобы империя не прирастала к Украине.

Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 марта 2016 > № 1674442 Константин Боровой


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter