Всего новостей: 2661207, выбрано 1 за 0.005 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Данченко Александр в отраслях: СМИ, ИТвсе
Данченко Александр в отраслях: СМИ, ИТвсе
Украина > СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 26 января 2016 > № 1624768 Александр Данченко

Глава парламентского комитета по вопросам информатизации и связи А.Данченко: Наша цель - сделать Украину полноценным участником мирового цифрового сообщества

Эксклюзивное интервью народного депутата, главы парламентского комитета по вопросам информатизации и связи Александра Данченко информационному агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Могли бы вы подвести итоги прошедшего года, имею ввиду ваши личные в качестве народного депутата. Какие цели ставили, что было достигнуто, чего сделать не удалось?

Ответ: Во-первых, как и в бизнесе, так и в политике нельзя говорить о личных целях и достижениях, так как речь идет о командной работе. Я считаю ошибкой, когда чиновник любого ранга начинает рассказывать, чего он достиг в одиночку. В Верховной Раде есть коалиция, фракция, комитет. Соответственно здесь еще больше нужно говорить о командной работе. Если все же говорить о личных моментах, то для меня это первый год учебы быть политиком.

Вопрос: Ну и как вам этот первый год?

Ответ: Это год один за десять. Потому, что пришлось учиться всему с нуля. Я так скажу – обычная жизнь, бизнес-жизнь и политическая жизнь – это три разных аспекта и понять их можно только побывав во всем этом.

Первое, что я считаю – наша фракция ("Самопомич" – ИФ) как парламентская - состоялась. И я могу сказать, что сделал правильный выбор. Считаю, что наша партия совместно с другими новыми партиями в будущем (сейчас в ВРУ только блоки имени кого-то) сможет изменить страну.

Второй момент – развеялись иллюзии, что я все знаю, приду и сразу все поменяю. И это я пытаюсь донести своим друзьям и коллегам – не судите строго, это так не работает. В текущем состоянии, с ментальностью и кругозором 90% чиновников у власти, быстро провести изменения нельзя. А про политическую волю я вообще молчу.

Вопрос: То есть нельзя вот так прийти и раз-раз, шашкой помахать? Со стороны, кажется, да и коллеги из бизнеса критикуют тех, кто ушел в политику, что вы просто приходите и ничего не делаете. Так ли это, как кажется со стороны?

Ответ: И это большая проблема для меня. Нужно терпение. Есть зарубежная аналитика, что в этом парламенте реально работают от 40 до 50 человек. Например, если посмотреть на принятие бюджета, где людям все равно лишь бы на кнопки нажимать, то это подтверждается. В Украине кризис публичного управления. Это лечится полной перезагрузкой власти новыми людьми.

Вопрос: В рамках своего комитета – что вы "взяли і зробили"?

Ответ: Первое – мы создали профильный комитет впервые в истории Украины. Конструктор танка Т-34 Кошкин сказал словами древнегреческого философа – "Не все простое в жизни гениально, но все гениальное – просто". Есть классический треугольник административного управления власти в любой стране – законодательный орган, регулятор и исполнительный орган. У нас в стране в области ИТ и телекоммуникаций был только регулятор по сути. Не было своего отраслевого лоббиста в парламенте. Более того, в Украине нужен закон об отраслевом лоббизме.

Далее, в 2016 году хотели ренту за радиочастотный ресурс поднять в два раза. Мы до хрипоты с премьер-министром спорили, что этого делать не нужно. Ведь кроме мобильных операторов есть еще мелкие провайдеры в регионах, есть FM-сети, телеканалы, которые платят сбор за частоты. И для них такое повышение было бы губительным. Совместными усилиями с фракцией, мы отстояли не 100%-е повышение ренты, а меньше - 50%.

Кроме того, комитет был первым, кто встал на защиту против обысков и изъятия серверов у компаний ИТ-сектора.

Вопрос: А какими конкретно были ваши действия?

Ответ: Мы впервые, на внеочередном заседании комитета, собрали за одним столом силовиков, рынок и общественные организации. Они начали конструктивное общение и, как следствие, наметили план действий. Но дальше сработала глобальная проблема политикума – популизм. После заседания комитета начался пиар со стороны госорганов и популистов и закончился в итоге тем, что все равно все вопросы решались в комитете. Сейчас, как вы знаете, зарегистрирован соответствующий законопроект с поправками к УПК, который защищает права участников рынка и создает механизм, при котором изымать оборудование и блокировать работу компании нет необходимости.

Но это было точечное решение одной, конкретно взятой, проблемы. Основная для рынка проблема кроется в том, что мы единственная страна в мире, где нет органа исполнительной власти в отрасли связи. Для решения этого вопроса, совместно с рынком была разработана программа реформирования отрасли, которая включает в себя, в том числе и орган исполнительной власти.

Ведь его отсутствие негативно сказывается на имидже страны и на международном уровне. Сейчас комитет взял на себя функцию представительства Украины, ведь о такой мощной цифровой стране фактически ничего не было известно на внешнем рынке. Один из приоритетов на этот год – это возрождение или создание новых международных связей – с профильными структурами Евросоюза, ICANN, МСЕ и другими по вопросам, в том числе и кибербезопасности, авторских прав, развития новых технологий. Мы преследуем цель сделать Украину полноценным участником мирового цифрового сообщества. Это очень важно, потому что в стране до сих пор остается сырьевая модель экономики. Лично я и "Самопомич" пропагандируем переход к экономике знаний. И без ИT-сектора такой переход невозможен.

Вопрос: Хорошо. Расскажите о том, что у вас не получилось за это время? Например, законопроект об отключении "серых" терминалов, он так и не был принят…

Ответ: Здесь есть несколько моментов. Во-первых, я допустил ряд тактических ошибок по неопытности. Чтобы законопроект прошел, нужно его до вынесения в зал проработать с другими фракциями, чтобы в соавторстве было несколько депутатов, желательно из разных фракций. Я этого не знал. Второй момент – в Украине существует "пятая колонна", руководимая из России, которая не заинтересована в защите государственных интересов Украины. Мне это подтвердили во время обучения парламентариев в Центре безопасности НАТО. Когда я рассказал проблему с законопроектом №1888 – генералы НАТО сообщили, что это является стандартной ситуацией. Когда в условиях войны прикрываясь свободой интернета и свободой слова, "пятая колонна", работающая на врага, не дает стране возможности защищаться.

Вопрос: Кого вы подразумеваете в данном случае под "пятой колонной"?

Ответ: Их много. Почитайте всех тех, кто были против законопроекта №1888. Нам нужна система кибербезопасности, нам нужна защита интернета, а люди кричат – ну это же свобода. Я им отвечаю: а вы у матерей и отцов погибших ребят, или тех, кто на фронте, спросите – что им важнее? А вместо того, чтобы выстраивать систему защиты, мы делаем подарок агрессору. И следующий момент – лобби контрабандистов оказалось просто сильнее.

Что касается мобильных операторов – они требовали решения суда для отключения телефонных номеров. Но тут мне не понятно. Операторы говорят: мы не можем так просто взять и отключить абонента. И тут же Укрчастотнадзор присылает информацию, что только за первый квартал 2015 года операторы спокойно отключили без судебных решений 275 тыс. номеров, которые используются под фрод-машины, рефайл и так далее. В данном случае, думаю, мне просто не хватило опыта переговоров с ними.

Кроме того, я признаю свою стратегическую ошибку: нужно было отдельно делать проект закона по кодам IMEI, и отдельно по регулированию радиочастотного сектора. Какая там проблема? На протяжении последних 10 лет разными манипуляциями огромное количество компаний получило перспективные частоты, но никак их не развивало. А это – актив государства. И мы предполагали простую норму – если ты не используешь частоты эффективно – отдай их обратно государству. И вот тут появилось очередное лобби, которое тоже воспротивилось принятию этого законопроекта.

Вопрос: И какова дальнейшая судьба законопроекта?

Ответ: Мы нарабатываем сейчас новый проект и будем общаться с заинтересованными сторонами, как найти оптимальный вариант.

Вопрос: Можете рассказать, сколько законопроектов об электронных коммуникациях существует? По вашему законопроекту вы работали самостоятельно, или согласовывали с НКРСИ и рынком?

Ответ: Первый законопроект разработала и представила рынку НКРСИ, за что им огромное спасибо. Хотя они регулятор, а не субъект законодательной инициативы. Госспецсвязи в данном случае просто не выполнили вовремя возложенную на них задачу. Я подготовил свой законопроект совместно с авторским коллективом позже, чем НКРСИ и Госспецсвязь, но посчитал неприемлемым воспользоваться своим правом и без обсуждений и поиска компромиссов, зарегистрировать его. Поэтому, свой проект я обнародовал для всеобщего обсуждения.

Но такой подход к работе есть не у всех депутатов, и один из членов комитета регистрирует проект закона, разработанный Госспецсвязи за исключением раздела об РЧР. Согласно регламенту Верховной Рады, депутаты имеют право регистрировать несколько вариантов альтернативных законопроектов, которые потом будут рассматриваться на комитете. Этим правом я и воспользовался. Совместно с НКРСИ мы доработали единый совместный вариант, собрав лучшее из двух вариантов, и зарегистрировали его как альтернативный. Он обсуждался с профильными ассоциациями, и я уверен на 99%, что именно этот законопроект имеет шансы на прохождение в парламенте.

Вопрос: По вашим прогнозам, когда законопроект может быть принят окончательно?

Ответ: Здесь есть один немаловажный фактор. Его уже хотели вынести в зал, но я за то, чтобы регламент не нарушался - законопроект можно вносить в зал только после рассмотрения в комитете. Хотя этот законопроект важнейший для отрасли я сам на согласительном совете попросил его отложить. Он сейчас в комитете и на ближайшем согласительном совете я подниму вопрос о внесении его в повестку дня парламента.

Также немаловажно и у нас есть поддержка от спикера парламента, чтобы законопроекты по рынку ИКТ рассматривались и были приняты пакетом, в который войдут законопроект о радиочастотах, об авторских правах. В случае с последним, его необходимо корректно подготовить, чтобы не получилось как с кинематографией – кино должно быть отдельно, а провайдеры отдельно. Мы пытались донести это до авторов и лоббистов законопроекта, но услышали в ответ, что комитет против кинематографии. Мы не против кинематографии, но мы специалисты в своей отрасли и нам лапшу вешать не нужно. Предложенный механизм не будет работать технически. Пример из недавнего прошлого, когда в одной телекоммуникационной компании искали IP-адрес в туалете и в женской сумочке. Это как-то смешно.

Вопрос: Как там, кстати, ситуация? Не будут уже продолжать искать?

Ответ: Извинились и, я надеюсь, что в дальнейшем это будет иметь более цивилизованные формы. С другой стороны – вопросы защиты авторских прав по этим всем случаям очень интересны. Местные представители по защите авторских прав работают на свои личные интересы, а не интересы реальных владельцев прав. Во всем мире это работает так – если у правообладателя есть претензии к кому-то – оператору, дата-центру, контент-провайдеру, то вначале правообладатель отправляет запрос на это лицо и указывает на незаконность использования. А у нас кто-то пишет в милицию, сразу же милиция делает наезд.

Вопрос: По поводу обысков и изъятий серверов. Какие вы видите эффективные меры для пресечения подобной практики и направления в какую-то цивилизованную форму?

Ответ: Здесь нужно навести порядок. Но, ни одного доказательства, ни вины, ни незаконности наездов в комитет предоставлено не было. Все собрались, договорились, а предъявить претензий некому. Было много ситуаций, когда комитет включался и оказывалось, что никто ничего не изымал, потому что на местах уже договорились.

Вопрос: Они так привыкли…

Ответ: Так вся страна привыкла. Как это менять? Есть зарегистрированный законопроект, в котором я также являюсь автором, по систематизации обысков и запрете изъятий. С другой стороны, не нужно впадать в тупой популизм. По моей информации в 70% случаев на изъятых серверах был незаконный контент, в том числе сепаратистский.

Вопрос: Хорошо, почему тогда дела не доводятся до конца? Получается, изъяли сервер, все договорились, все замяли. Не слышно ни реальных уголовных дел, ни посадок…

Ответ: На заседании комитета, прямо под стенограмму было заявлено, что сервера-то изымаются, но у правоохранителей нет технической возможности изучить, что же на этих серверах хранится.

Вопрос: Что они с ними в таком случае делают?

Ответ: В цивилизованном мире, процесс выглядит так: приехали, быстро и аккуратно, ничего не изымая, исследуют необходимый контент, необходимую информацию копируют на свои носители. У наших спецслужб банально нет необходимого оборудования. Сервер изъяли, очередь на техническую экспертизу может длиться год. Поэтому в данном случае мало законодательных изменений, необходимо финансирование для создания соответствующего уровня технических лабораторий. И что самое обидно, что эти необходимые деньги - это копейки по сравнению с миллионами гривень на ансамбль песни и пляски, которые выделились госбюджетом на текущий год.

Как шли торги за этот бюджет в зале – это отдельная историия. Вот это мое самое большое разочарование от Верховной Рады. Я прошел два бюджетных процесса. В прошлом году мы нашли в бюджете 90 млрд грн, в этот раз нам даже ничего не дали прочитать.

Вопрос: Давайте все же вернемся к телекому. По поводу министерства или как лучше сказать, органа связи, который должен быть создан.

Ответ: Не министерства. В коалиционном соглашении предусматривается концентрация всех ИТ и телеком-функций в одном органе. Это даже не означает создание чего-то нового. Но из 16 разных ведомств, по которым распорошены функции в нашей отрасли, мы хотим собрать одно. Это может быть сделано по примеру Польши. Два года назад они создали Министерство цифрового будущего. Потому, что парламент может сколько угодно принимать хорошие законопроекты. Кто их будет исполнять?

Поэтому, давайте без манипуляций: не о создании идет речь, а о концентрации функций.

Вопрос: На каком этапе находится сейчас этот процесс?

Ответ: Сейчас дело пошло. На заседании Нацсовета реформ был презентован и закон об электронных коммуникациях, и процесс концентрации. Я ставлю себе срок один месяц, в течение которого будут вестись активные консультации и переговоры с Администрацией президента, Кабинетом министров относительно того, как это будет выглядеть. Почему некоторые выступают против? Потому, что появится хозяин процесса. Например, почему до сих пор нет нормального электронного правительства? Потому что у нас пять органов, ответственных за этот процесс – НКРСИ, Госспецсвязи, Минюст, МЭРТ и Агентство по электронному правительству.

Дальше – реестры. Почему победили коррупцию в Грузии и Эстонии? Потому, что реестр один, система кибербезопасности одна, а к ней все подсоединяются. А сейчас получается семь реестров, на каждый из них идут сотни миллионов гривень, они друг друга дублируют, ничего не синхронизировано. Что в итоге? Чернобыльцы в стране каждый год умирают, а по реестрам их становится больше. Военнообязанных неясно сколько. Мы считали, что если закрыть эти схемы "распила денег", то это сразу + 1 млрд грн в бюджет, как минимум.

Хочу также заявить всем – Данченко в это министерство не пойдет. Хотя мне было бы интересно поработать в исполнительной власти. Но это будет возможно не ранее окончания этой каденции. Потому, что принципиальная позиция нашей фракции – народ за нас голосовал, и мы не имеем права уходить. Иначе это "кидок" своих избирателей.

Единственное, что я буду требовать – это чтобы главу этого органа назначали по итогам прозрачного конкурсного отбора.

Вопрос: Как будет функционировать структура? То есть от всех ведомств будут передаваться функции по связи?

Ответ: Да, в идеале так и должно быть. Функции передавать, а в тех министерствах и ведомствах места сокращать. Например, Агентство по электронному правительству. Оно должно быть либо ликвидировано в ходе реорганизации, либо на его базе может быть создано это единое ведомство. Это может быть Агентство цифрового будущего, или что-то в этом роде с таким смыслом. Я и комитет так хотел назвать. Но, депутаты проголосовали против, аргументируя тем, что это, как-то не звучит на визитке. Хотя это мировой тренд.

Вопрос: Кстати, насчет зарплаты. Отдельной строчки в бюджете 2016 года под этот орган не предусмотрено вроде.

Ответ: К сожалению. Давайте честно говорить – эта реформа задержалась, минимум, на год. Но мы будем бороться, и искать возможности для повышения уровня жизни.

Вопрос: А политическая воля в стране есть на это? Поддержка от Администрации президента? Правительства?

Ответ: Да, есть понимание, и есть поддержка, а будет ли политическая воля увидим в ближайшее время.

Вопрос: Поделитесь, пожалуйста, своими ближайшими планами.

Ответ: На ближайшие два месяца у нас очень насыщенная программа. Это парламентские слушания, это пакет законопроектов (электронные коммуникации, кибербезопасность, доступ к инфраструктуре, борьба с контрабандой, e-сервисы), это создание конкретной стратегии по единому ведомству.

Украина > СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 26 января 2016 > № 1624768 Александр Данченко


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter