Всего новостей: 2553970, выбрано 1 за 0.015 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Корнет Игорь в отраслях: Армия, полициявсе
Корнет Игорь в отраслях: Армия, полициявсе
Украина > Армия, полиция > ria.ru, 20 февраля 2016 > № 1657827 Игорь Корнет

Глава МВД самопровозглашенной Луганской народной республики Игорь Корнет рассказал в интервью РИА Новости, как правоохранители ЛНР противостоят диверсантам украинских силовиков и какую роль сыграл сводный батальон ведомства в операции в донецком Дебальцево в феврале минувшего года.

— В связи с тем, что ЛНР находится в зоне вооруженного конфликта, на МВД ложится двойная ответственность за поддержание порядка. Каковы основные направления работы ведомства?

— Ни для кого не секрет, что внутриполитическую ситуацию многие силы Украины пытаются расшатать всеми возможными средствами. Министерство внутренних дел препятствует этому, и у нас есть определенные успехи. Эта борьба носит системный характер, и у нас получается. Можно сказать, мы совместно с Министерством госбезопасности, совместно с корпусом Народной милиции противодействуем всем нападкам украинских силовиков, украинских спецслужб.

— Достаточно ли профессионалов? Переходят ли на службу в МВД ЛНР полицейские с подконтрольной Киеву территории?

— Кадрового голода в МВД нет. Есть в достаточном количестве профессиональные офицеры, возобновлена система наставничества в нашем министерстве, то есть старшие сотрудники, многие пенсионеры, которые начинали службу еще в советской милиции, пришли в наши ряды и делятся опытом. И это приносит свои положительные плоды.

С территории Украины идет масса запросов с просьбой здесь принять на службу. Но эти люди проходят тщательную проверку и, конечно же, при условии, что они не участвовали в боевых действиях и не запятнали себя кровью.

— А сколько уже перешло?

— Этого я не могу сказать, потому что для этих людей обнародование подобной информации представляет опасность.

— Отдельной задачей МВД ЛНР стоит работа по разоружению незаконных формирований, а также изъятию незарегистрированного оружия. Как продвигается работа в этом направлении?

— Сейчас уже такой большой нагрузки в плане разоружения незаконных вооруженных формирований нет, основная нагрузка ложилась на министерство в начале 2015 года. Было разоружено порядка 12 незаконных вооруженных формирований, из них шесть были очень крупными. Скажем так, очень успешно все эти операции были произведены, было изъято огромное количество оружия. В данный момент в нашей республике, могу сказать, незаконных вооруженных формирований нет. Есть только три силовых ведомства. Это корпус Народной милиции, МВД и МГБ.

— О каком изъятом оружии идет речь?

— Изымалось оружие, начиная от артиллерийских систем и заканчивая обычным стрелковым оружием. И этот процесс продолжается.

— На Украине после госпереворота в 2014 году было расформировано спецподразделение "Беркут". Существует ли подобное подразделение в ЛНР? Какие спецотряды есть при МВД ЛНР?

— Не подобное подразделение, а он остался. "Беркут" — это одно из основных подразделений МВД, с честью выполняющее все боевые задачи, которые возлагаются на него. Много сотрудников "Беркута" участвовали и в летней военной кампании. Не выезжали отсюда, остались вместе с народом, помогали наводить порядок внутри Луганска и участвовали в обороне города, когда Луганск в 2014 году был в окружении.

— Неоднократно звучала информация, что министерство активно борется и с диверсионно-разведывательными группами (ДРГ) украинских силовиков? Насколько они активны сейчас?

— Их активность практически никогда не падает, они постоянно предпринимают попытки проникновения на территорию республики. Конечно же, мы противодействуем им. В тесной связке работаем с МГБ. Отработаны совместные планы мероприятий, проходят совместные операции по обезвреживанию этих диверсионных групп, предупреждаем попытки создания ДРГ на нашей территории. В принципе у нас огромный положительный результат.

— Под видом кого проникают диверсанты на территорию ЛНР?

— Диверсанты проникают и под видом обычных людей, которые возвращаются к себе на родину после окончания боевых действий. Но, конечно же, есть и диверсионные группы, которые в классическом виде переходят линию соприкосновения и внедряются сюда, пытаются совершить террористические акты.

— Планируется ли отмена в ЛНР комендантского часа?

— Нет, ни в коем случае. Об этом разговора даже не может быть, комендантский час оправдывает себя полностью. Я думаю, и наше население, те же родители подростков, довольны, что у нас есть сейчас комендантский час. Это прежде всего безопасность республики, безопасность нашего населения. И я прошу наших граждан с пониманием к этому относиться. Война еще не закончилась.

— Изымается ли оружие у местных жителей, есть такие случаи?

— Да, есть, конечно же, это ни для кого не секрет. После военных действий у мирного населения осталось огромное количество оружия. Проводятся месячники добровольной сдачи. Это тоже приносит свои положительные результаты. Многие с пониманием относятся, поэтому сдают оружие добровольно. При добровольной сдаче уголовной ответственности человек не несет.

Но в то же время изымается оружие в тайниках, подготовленных при отступлении Вооруженных сил Украины. Здесь были заранее подготовлены так называемые схроны с вооружением, боеприпасами для диверсионных групп, которые под видом мирных жителей должны были сюда зайти, вооружиться.

Тайники эти достаточно велики. В одном из схронов, который мы обнаружили, было более 400 единиц вооружения. И это не только стрелковое оружие, но и высокоточное оружие, то есть противотанковые ракетные комплексы, ПТУР "Фагот" были изъяты. Изымались ПЗРК, тоже очень опасное, серьезное оружие, которое во всем мире имеет высшую степень контроля. Это мечта любого террориста.

— Куда идет потом оружие, которое вы изымаете?

— Если это оружие исправно, то есть не изношено, то оно идет на вооружение корпуса Народной милиции, МВД и МГБ. После по потребности обязательно его используем.

— Есть ли взаимодействие с МВД ДНР? Проводились ли совместные операции?

— Конечно же, есть. Имеем тесные отношения, даже, можно сказать, дружеские отношения, с моим коллегой, министром внутренних дел ДНР. Проводим совместные операции на территории ДНР и на территории ЛНР. Несколько раз уже совместные группы находили схроны с оружием. Обмениваемся оперативной информацией, информацией по розыску преступников и имеем положительные результаты.

— Как МВД ЛНР реагирует на военные преступления против мирного населения?

— Это одно из первых уголовных дел, которое было возбуждено в 2014 году, и это дело чести каждого офицера МВД ЛНР. Мы просто обязаны документировать все военные преступления, которые совершила украинская армия, добровольческие батальоны. Так называемые добровольческие батальоны. Ведь даже язык не поворачивается их так назвать. Это очень многотомное дело, в котором есть видео- и фотодоказательства, остатки боеприпасов, запрещенных всеми международными конвенциями. Сейчас идет постоянное накопление материалов этого дела, ни на минуту работа не приостанавливается.

— А сколько томов?

— Очень большое дело, около 30 томов.

— Как идет подготовка кадров для МВД ЛНР? Проводится ли работа с молодежью?

— Кадровый вопрос воспитания будущих полицейских осуществляется прямо со школьной скамьи. Наши группы общаются с детворой в школах, разъясняют, приводят примеры положительной работы полиции. Также у нас работает центр первоначальной подготовки, который обучает курсантов три месяца основам полицейской работы. Возобновил работу Луганский институт внутренних дел. Высшее образование у нас получают офицеры. Прекрасный преподавательский состав, профессорский состав.

— Какими качествами должен обладать сотрудник МВД ЛНР?

— Прежде всего — патриотизм. Человек должен осознавать, что эта республика всерьез и надолго.

— Подошла годовщина "Дебальцевского котла". В связи с этим я хотела спросить, какое участие принимало МВД ЛНР в этой операции.

— В системе МВД есть сводный батальон, то есть из личного состава различных подразделений сделано несколько боевых групп. По численности это батальон, который постоянно находится в учебном процессе, происходит боевое слаживание на полигонах. Личный состав обучается тактике ведения общевойскового боя. Это вынужденная мера, но мы надели погоны и обязаны защищать родину. Хотя, уверен, это основная задача любого человека.

Еще в 2014 году эти боевые группы были созданы, в 2015 году они пригодились. Мы выполняли боевые задачи плечом к плечу с корпусом Народной милиции, выполняли боевые задачи на передней линии по сдерживанию натиска и вели наступательную операцию, в том числе и в Чернухино.

— Хотели ли ребята ехать в Чернухино?

— Перед выездом, можно сказать, была конкурсная основа. Это хоть и шуточно выглядит, но многие офицеры на спичках решали, кому оставаться в кабинете, а кому все-таки выехать туда. Люди стремились на передовую. Никто не хотел оставаться в кабинете, в такой напряженный момент заниматься бумажной работой.

— Насколько действительно была сложная ситуация в этом районе? По расстановке сил, по технике?

— По расстановке сил в районе Чернухино нашими подразделениями совместно с подразделениями военной полиции велась в принципе наступательная операция. И против нас стояло практически в четыре раза превосходящая группировка украинских войск. Вопреки всем правилам ведения боя меньшими силами, мы все же смогли переломить операцию и победить.

— Со стороны ЛНР было значительно меньше техники?

— В тот момент да. Превосходство техники, бронетехники у украинских солдат было подавляющим, подавляющим было превосходство в артиллерии.

— Сколько погибло ополченцев?

— В Чернухинской операции МВД потеряло семь человек убитыми, 59 получили ранения различной степени тяжести.

Семьи погибших у нас не забыты, эти люди навечно зачислены в списки тех подразделений, в которых они служили, мы постоянно оказываем помощь их близким и никогда не забудем того подвига, который они совершили.

— Какая ситуация была в Дебальцево и Чернухино? В тот момент украинские власти заявляли, что это был плановый отход украинских силовиков. Что видели вы?

— Это было бегство, паническое бегство, истерическое бегство. Бросали раненых — украинских военных. Бросали полностью готовую бронетехнику. Бросали склады с оружием, с амуницией. Были полные раненых полевые санитарные пункты, которые просто бросили.

— Что потом рассказывали украинские силовики, которые попали в плен?

— То же самое — что их бросили и никому они не нужны. В реальности все больше и больше бойцов украинских понимают, что они расходный материал для этой преступной власти.

— Сколько техники захватили непосредственно в Дебальцево?

— В Дебальцево, Чернухино, ну и по всей линии фронта было брошено очень много техники. Я скажу большое спасибо убежавшим батальонам украинским, которые оставили эту технику, — она исправно служит на благо ЛНР во всех силовых структурах.

— А какую технику находили?

— Это были РСЗО "Град", танки, БТР, БМП, ствольная артиллерия, минометы. Практически весь спектр сухопутной техники.

— Какая- то техника иностранного производства была?

— На вооружении министерства внутренних дел стоит один из Нummer производства США, бронированный, который исправно теперь служит в наших рядах. Пока я полностью не могу рассказать, как он попал к нам. Но это была серьезная операция, проведенная силами МВД.

— Принимали ли участие подразделения МВД ЛНР в эвакуации жителей?

— Конечно, и МВД, и военная полиция совместно с подразделениями корпуса Народной милиции вывозили оттуда людей под обстрелами.

— Должны же были быть коридоры для эвакуации.

— Это было все так относительно. Практически каждый автобус, который шел с мирными жителями, имел осколочные или пулевые отверстия. Пешие переходы когда были, возможно, вы видели, много видео есть, снятого и нашими бойцами, — люди тогда фактически выползали.

— Как, по прошествии времени, вы оцениваете Дебальцевскую операцию и ее значение для ЛНР?

— Это даже не столько для республики, сколько для всего мирового сообщества. Оно увидело, что эти два небольших государства — ЛНР и ДНР — окрепли, могут себя защитить, могут вернуть свою землю, которая была незаконно оккупирована.

— Эта операция стратегически была важна или без нее можно было обойтись?

— Это стратегически важная была операция. Дебальцево — это большой железнодорожный узел, соединяющий ЛНР И ДНР. И освободить его было важнейшей задачей.

Украина > Армия, полиция > ria.ru, 20 февраля 2016 > № 1657827 Игорь Корнет


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter