Всего новостей: 2554783, выбрано 2 за 0.007 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Кравченко Владимир в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаФинансы, банкивсе
Кравченко Владимир в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаФинансы, банкивсе
Украина. Турция. Алжир > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 октября 2017 > № 2358916 Владимир Кравченко

Фильтруя восточный «базар»

Владимир Кравченко, Зеркало Недели, Украина

В Киеве и Анкаре постоянно звучат слова о дружбе и стратегическом партнерстве Украины и Турции.

Но если две страны и являются партнерами, то только ситуативными. Как заметил глава «Майдана иностранных дел» Богдан Яременко, в «украино-турецких отношениях на протяжении последнего времени очень мало реальных сдвигов в стратегическом направлении». Это продемонстрировал и визит в украинскую столицу турецкого президента Реджепа Эрдогана, принявшего участие в очередном заседании Стратегического совета высокого уровня.

После трехчасовых переговоров в формате «тет-а-тет» на совместной пресс-конференции П. Порошенко и Р. Эрдогана было заявлено о планах увеличить товарооборот до 10 млрд долл. в год (хотя еще полгода назад речь шла о 20 млрд, но при нынешних 3 млрд и озвученная нынче «десятка» кажется едва ли достижимой). Эрдоган также сообщил, что поддерживает территориальную целостность Украины, осуждает аннексию Крыма и выступает за урегулирование конфликта на Востоке на основе международного права и Минских договоренностей.

В числе подписанных в Киеве документов — протокол о внесении изменений в Соглашение об избежании двойного налогообложения, Соглашение о взаимном содействии и защите инвестиций, контракты между украинскими и турецкими компаниями в оборонной сфере. Среди последних отметим договор о поставках турецкой компанией Aselsan систем тактической связи для Вооруженных сил Украины.

Казалось бы, длительные переговоры (три часа!), некоторые результаты (контракты в сфере ВПК). Петр Порошенко, разумеется, не преминул подчеркнуть, что свидетельством стратегического характера партнерства между нашими странами являются результаты заседания Стратегического совета, состоявшегося в «доверительной и конструктивной атмосфере». Но, комментируя ZN. UA визит Эрдогана, один из наших осведомленных собеседников был категоричен: «Пустышка. Турки нас сливают по полной. Но делается вид, что все хорошо».

Основанием для такой нелицеприятной оценки послужили отсутствие прогресса в переговорах по соглашению о зоне свободной торговли и позиция Анкары в ключевом для Киева вопросе — российском. Ведь, декларируя стратегическое партнерство с Украиной, Турция одновременно является союзником России, ведущей войну с нашей страной, и участником «Турецкого потока», направленного на обнуление транзита газа через украинскую ГТС. Этого не стоит забывать украинским политикам, использующим старую внешнеполитическую лексику «стратегического» партнерства.

Возможно, позиция Эрдогана в отношении России и Украины и претерпела бы изменения, если бы Киев решился предупредить Анкару, что поскольку турецкая сторона позволила строительство «Турецкого потока», то украинская сторона не считает более возможным поддерживать мощности по транзиту газа в Турцию и сохранит в эксплуатации лишь необходимые мощности для удовлетворения потребностей стран Балканского региона. Однако, судя по сонному виду Эрдогана на пресс-конференции, эти слова Порошенко так и не произнес.

В Киеве по инерции видят в Турции влиятельного регионального игрока, к голосу которого прислушиваются в международных организациях. Для украинцев это важно при обсуждении вопроса оккупации Крыма и защиты прав крымских татар. К тому же Турция располагает в Черноморском регионе второй по численности армией, после российской. В Анкаре же смотрят на Украину через призму своих отношений с Россией и Западом и борьбы с внутренней оппозицией — сторонниками исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена.

Эрдоган одержим войной с Гюленом. И среди участников этой священной войны он хочет видеть и Украину. Не случайно на пресс-конференции турецкий президент заявил, что обсудил со «своим дорогим другом» Порошенко шаги в вопросе борьбы с организацией Гюлена. Да и Турецкий культурный центр, открытие которого в Украине анонсировал Эрдоган, также рассматривается в Анкаре как инструмент борьбы с Гюленом.

А приехал Эрдоган в Киев на фоне обострения турецко-американских отношений: Турция и США приостановили выдачу неиммиграционных виз своими посольствами. Это решение стало следствием начавшегося в прошлом году конфликта, когда Вашингтон отказался выдать Анкаре живущего в Америке Гюлена, обвиняемого турецкими властями в организации военного переворота. Поддержка американцами сирийских курдов еще более осложнила отношения.

Примечательно, что на следующий день после визита в нашу страну турецкий президент потребовал отозвать посла США в Турции Джона Басса. Это уже не первый случай, когда Эрдоган настаивает на отзыве дипломатов. Полтора года назад он потребовал от Брюсселя отозвать главу представительства Евросоюза в Турции, влиятельного немецкого дипломата Ханса-Йорга Хабера. И ЕС выполнил это требование. Что, впрочем, не спасло отношений Анкары и Брюсселя, которые нынче на грани разрыва: доверия между сторонами нет, а общая риторика — конфронтационна.

Анкара называет Европу «фашистской», «антиисламской», «антитурецкой» и обвиняет в политике двойных стандартов: европейские страны не содействуют турецким властям в поимке и наказании участников военного переворота, переговоры о вступлении в Евросоюз приостановлены, а ЕС не готов предоставить безвизовый режим и т. д.

В свою очередь Европейский Союз обвиняет Эрдогана и его сторонников в сворачивании демократии и превращении республики в авторитарное государство, в котором ущемляется свобода слова и нарушаются права человека. Зато с Россией у Турции — «дружба и вечный мир».

Анкару с Москвой сблизили сирийский кризис и трудности турецкой экономики. В России Эрдоган видит, во-первых, игрока, способного содействовать стабилизации нестабильного региона. Во-вторых, РФ рассматривается как ситуативный союзник в противостоянии с ЕС и США. Для Путина же Турция — инструмент давления на Запад. Кремль открыл российский рынок для турецкой сельскохозяйственной продукции, Анкара закупила С-400 и ведет переговоры о закупке новых российских комплексов С-500, а по дну Черного моря прокладывается газопровод «Турецкий поток».

Ссориться с Путиным Эрдоган совершенно не стремится. Но, пытаясь сохранить хотя бы видимый баланс в отношениях с Москвой, в Анкаре не рвут связи и с Киевом. Эрдоган не хочет сжигать все мосты, хотя они и раздражают русских: несмотря на показную любовь, в турецко-российских отношениях существуют противоречия (в т. ч. Сирия, курды, Крым), и Анкара время от времени дразнит Кремль.

Помимо геополитического аспекта, в украинской политике Эрдогана присутствуют экономические и внутриполитические мотивы. Для турецкого бизнеса важен украинский рынок. Турецким курортам необходимы украинские туристы. Турецкому истеблишменту нужен еще один союзник в бескомпромиссной войне с Гюленом. Наконец, для Эрдогана важен имидж Турции в исламском и тюркоязычном мире как защитника «братьев» — крымских татар.

Вот почему, будучи противником санкций в отношении России, Эрдоган на пресс-конференции все же выступает в поддержку территориальной целостности Украины, осуждает преследования крымских татар и обещает предпринимать любые меры для освобождения заключенных в РФ крымских татар.

В реальности же Анкара делает не так уж и много для защиты прав крымских татар, ограничиваясь преимущественно декларациями, которые должны унять раздражение крымскотатарской диаспоры в Турции. В конце концов, осуждение аннексии Крыма официальными властями не мешает коммерческим кораблям под турецким флагом заходить в закрытые порты полуострова.

В общем, результаты визита турецкого президента не слишком обнадеживают. Это не означает, что президентам следует перестать встречаться и говорить. Турция нужна Украине. И как экономический партнер, и как политический. Но украинскому истеблишменту следует отбросить стереотипы деклараций 20-летней давности и признать в Анкаре лишь ситуативного партнера, отношения с которым могут со временем ухудшиться. И к этому Киеву следует быть готовым.

Украина. Турция. Алжир > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 октября 2017 > № 2358916 Владимир Кравченко


Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 октября 2011 > № 428873 Владимир Кравченко

НАТО ОЦЕНИТ ДЕЛО ТИМОШЕНКО ( ЗЕРКАЛО НЕДЕЛИ , УКРАИНА )

Автор: ВЛАДИМИР КРАВЧЕНКО

Украинские чиновники в беседах с сотрудниками штаб-квартиры НАТО предпочитают говорить о взаимодействии в сфере безопасности и не касаться выполнения Киевом первого раздела Годовой национальной программы сотрудничества Украины с альянсом (ГНП). Ничего странного в этом нет. Как следует из раздела "Внутренняя политика", наша страна обязуется проводить демократические реформы и обеспечивать верховенство права. А здесь у официального Киева явный провал.

И хотя ГНП - документ, утверждаемый украинским президентом, Киев оценивает его выполнение совместно с Брюсселем. А Североатлантический альянс - это политико-военная организация стран, объединенных общими демократическими ценностями. И для политиков стран евроатлантического сообщества демократия не просто словосочетание. Поэтому военное сотрудничество Украины с НАТО будет оцениваться в альянсе в контексте политических событий, происходящих в нашей стране. На что и обратил внимание во время своего интервью нашему изданию помощник заместителя генерального секретаря НАТО по политическим вопросам и политике безопасности Джеймс АППАТУРАЙ.

- Г-н Аппатурай, вы приехали на Украину для проведения предварительной оценки выполнения нашей страной Годовой национальной программы сотрудничества с НАТО. За последнее время в нашей стране наметилось ухудшение ситуации с демократией: нарушаются права и свободы граждан, преследуются политические оппоненты власти. Речь идет, в частности, о Юлии Тимошенко. В связи с этим, как вы оцениваете работу Киева над ГНП?

- Рано давать окончательную оценку проведению реформ в Украине. Как вы справедливо заметили, мой визит - это предварительные итоги. Прежде всего мы должны предоставить собранную нами информацию нашему международному секретариату. Далее она будет передана представителям стран альянса. Они, соответственно, должны сформировать и сообщить нам мнение своих столиц. Только после этого будет сформирована окончательная оценка успешности выполнения Украиной ГНП.

Но в этой программе речь идет не только о реформах в секторе обороны и безопасности. ГНП касается также и вопросов демократических ценностей, и правовой реформы. В свое время генеральный секретарь НАТО через пресс-секретаря организации высказал свое разочарование делом Тимошенко. Думаю, члены альянса выскажут свое мнение по поводу выполнения ГНП с учетом суда над Юлией Тимошенко.

- Во время своих встреч с украинскими чиновниками вы планировали обсудить состояние демократии в Украине. Вам удалось это сделать? Или ваши собеседники предпочитали говорить о реформах в секторе безопасности?

- Ни украинская сторона, ни мы не уклонялись от обсуждения вопросов демократии, демократических ценностей и ситуации с этими ценностями в Украине. Я еще раз представил позицию НАТО по делу Тимошенко и, в контексте выполнения ГНП, мы обсуждали вопросы реформы судебной системы и юстиции. У нас очень хорошие, искренние и открытые отношения. Что, безусловно, еще раз было подтверждено во время обсуждения этого деликатного вопроса.

- Судебные дела в отношении представителей оппозиции, общее ухудшение ситуации с демократией повлияют на уровень сотрудничества Украина-НАТО?

- Я бы не хотел давать уклончивые ответы, но, повторю, давать оценку сейчас не могу. Это право стран-членов альянса принимать решение по поводу того, на каком уровне находятся отношения с Украиной, как они будут развиваться. Тем не менее должен отметить, что наше практическое сотрудничество расширяется. Примером тому может служить вклад Украины в операции, проводимые НАТО, а также помощь, которую альянс готов оказать вашей стране в подготовке к Евро-2012 или в решении вопросов, связанных с утилизацией излишков боеприпасов, стрелкового оружия и легкого вооружения. Конечно, наше практическое сотрудничество происходит в политическом контексте. И, безусловно, члены альянса будут принимать его во внимание при оценке уровня и качества наших отношений.

- Многие члены альянса одновременно являются и членами Евросоюза. А со стороны некоторых политиков ряда стран-членов ЕС в последние недели слышатся призывы ввести точечные санкции против украинских чиновников, замеченных в преследовании оппозиции. Насколько санкции, внешнее давление может стать эффективным инструментом в возвращении Украины на демократические "рельсы"?

- НАТО и ЕС имеют разные мандаты. НАТО как организация не применяет никаких санкций: это не инструментарий, не компетенция Организации Северо-атлантического договора. Точно так же альянс не высказывает своего мнения в отношении отдельных действий стран-членов ЕС и НАТО.

Однако, чтобы получить более полную картину того, что происходит в вашей стране, и еще раз подтвердить обязательства НАТО по поводу поддержки Украины на ее пути к укреплению демократических ценностей, в ходе своего визита в Киев я встречался с представителями оппозиции и общественных организаций. И то, что я от них услышал, безусловно, будет принято во внимание при составлении нашей окончательной оценки выполнения Украиной ГНП.

- После ваших встреч в Киеве, что вы думаете о том, каково отношение Украины к выполнению ГНП?

- Для меня абсолютно очевидно, что для Украины выполнение этой программы является не только очень важным приоритетом, но также и основным форматом для развития дальнейшего сотрудничества с НАТО. У нас общие взгляды на этот вопрос, и мы рады, что смогли это подчеркнуть.

Украина для себя предпочла выбрать внеблоковый статус. Но это никоим образом не помешало нам продолжать, развивать, углублять и расширять наше сотрудничество.

Безусловно, всегда есть возможности для усовершенствования и мы обсуждали достаточно детально все аспекты, требующие более интенсивных усилий хотя бы в плане общей координации при проведении комплексных реформ. Должен сказать, что мои собеседники с украинской стороны были весьма откровенны и открыты.

- Последние внутриполитические события в Украине вызвали у западных партнеров Киева сомнения в искренности намерений нынешней администрации придерживаться политики европейской интеграции. После беседы с украинскими чиновниками вы сделали для себя вывод, куда движется Украина - в Европейский Союз или в Евразийский?

- Мы не обсуждали вопрос общей ориентации вашей страны, потому что считаем, что вы сами должны принимать решение, в каком направлении вам двигаться. Мое впечатление такое, что Украина и при этой администрации старается найти баланс между своими национальными интересами и своими отношениями как с соседней страной, так и со странами европейского региона. Безусловно, Украина и ее народ должны сами решать, до какой степени им нужен этот баланс и как его обеспечить. Но до тех пор, пока ваша страна будет хотеть сотрудничать с НАТО и до той глубины, до какой она хочет, альянс всегда будет готов ответить тем же.

- Какова сегодня повестка дня отношений Украина-НАТО?

- Речь шла, например, о возможностях нашей поддержки при проведении Украиной реформ. Также разговор шел о вкладе вашей страны в операции, которые НАТО проводит сейчас и о возможностях продолжения такого сотрудничества в будущем. Мы обсуждали вопрос специального целевого фонда, необходимого для утилизации излишков боеприпасов, стрелкового оружия и легкого вооружения, а также целевого фонда, который будет предназначен для решения проблемы остатков радиоактивных материалов. Кроме того, мы говорили о возможностях нашего сотрудничества в контексте подготовки к Евро-2012 и обеспечении нужного уровня безопасности при проведении этого мероприятия.

Также мы обсуждали и европейские вопросы безопасности. Такие аспекты, например, как контроль над обычными вооружениями и противоракетная оборона. Но, хочу подчеркнуть, что когда мы говорили о ПРО, мы просто обменивались своими взглядами, информацией. Речь не шла о практическом сотрудничестве в этой области.

- А кто был инициатором обсуждения темы ПРО?

- Инициатором был я. Но хотел бы обратить внимание, что разговор шел в контексте предстоящего саммита НАТО в Чикаго и тех основных тем, которые там будут обсуждаться. ПРО - один из этих вопросов. Именно в этом контексте я информировал своих украинских коллег о позиции НАТО.

- Украинские официальные лица утверждают: несмотря на то, Украина стала внеблоковым государством, качество сотрудничества с НАТО улучшилось по сравнению со временем президентства Виктора Ющенко. Это действительно так?

-С практической точки зрения, при новом президенте количество запланированных совместных мероприятий не уменьшилось. Иными словами, мы можем сказать, что новая администрация в этом последовательна. В некоторых вопросах, возможно, даже произошло развитие нашего сотрудничества. Но мы никогда не проводили сравнительного анализа того, как это сотрудничество развивалось при двух разных администрациях.

- Украина реформирует собственные вооруженные силы в контексте большей совместимости с вооруженными силами стран-членов Североатлантического альянса. Как вы можете оценить готовность украинской армии к совместным действиям с подразделениями НАТО?

- Украина, безусловно, продемонстрировала и возможности, и желание делать это. Конечно, мы помогаем Украине увеличить свои ресурсы и силы, которые она предоставляет для операций Североатлантического альянса, и обеспечить в нем достаточный уровень оперативной совместимости с силами НАТО, с которыми она будет принимать участие в этих операциях. Безусловно и то, что не все подразделения украинских вооруженных сил находятся на одинаковом уровне оперативной совместимости или готовности вместе действовать с силами НАТО. Требуется еще очень серьезная работа в том, что касается и достойного финансирования, и обеспечения процесса профессионализации Вооруженных сил Украины.

- Страны, входящие в ОДКБ, активно добиваются признания этой организации со стороны НАТО. Собирается ли альянс каким-либо образом взаимодействовать с "Ташкентским пактом"?

- Представители НАТО принимали участие в тех международных мероприятиях, на которых присутствовали и представители ОДКБ. Таких мероприятий было всего одно или два. Но что касается НАТО как организации, то у нее нет консенсуса относительно формализации отношений с ОДКБ. Не думаю, чтобы в ближайшем обозримом будущем такой консенсус будет достигнут.

Оригинал публикации: НАТО даст оценку сотрудничеству с Украиной с учетом суда над Тимошенко - http://zn.ua/POLITICS/nato_dast_otsenku_sotrudnichestvu_s_ukrainoy_s_uchetom_suda_nad_timoshenko-90503.html

Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 октября 2011 > № 428873 Владимир Кравченко


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter