Всего новостей: 2555046, выбрано 2 за 0.008 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Косырев Дмитрий в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмНефть, газ, угольЭкологияСМИ, ИТОбразование, наукаАрмия, полицияАгропромМедицинавсе
Филиппины > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 10 мая 2016 > № 1747625 Дмитрий Косырев

То, что 9 мая в стране, расположенной между Тайванем и Индонезией, президентом изберут "филиппинского Дональда Трампа", американские СМИ сообщили читателям заранее, уж очень явным было преимущество именно этого трампообразного кандидата. И дальше во многих странах начались гадания и размышления — к чему бы это, специфика или мировая тенденция, и, главное, насколько плохая эта новость для США с их глобальной политикой. Тем временем того самого кандидата — Родриго Дутерте — и правда избрали, хотя окончательный итог будет объявлен, видимо, через пару дней.

"Харлей" и водные лыжи

Сходство с Трампом очевидно: человек говорит (и делает) то, что нельзя. Что значит "нельзя" и кто запрещал, скажем позже, а пока что вот факты. Дутерте пообещал на посту президента за краткий срок без суда и следствия перестрелять всех преступников и скормить их рыбам в Манильской бухте. А раньше он, на посту мэра крупного города Давао, лично на "Харлее" патрулировал улицы, опять же борясь с преступностью — и невзирая на возраст (сейчас ему 71 год). Еще Дутерте известен шуточками, типа того, что хотел бы оказаться первым в групповом изнасиловании католической монахини, и т.д.

И так же, как в случае с Трампом, избиратель хорошо знал, что вообще-то речь не о цирковом клоуне, а о человеке, умеющем делать дело. Трамп известен прежде всего своими небоскребами и отелями, в целом успешным и расширявшимся бизнесом, а уж потом забавами на телевидении. Дутерте был (и на данный момент остается) весьма уважаемым мэром Давао 22 года, и городское хозяйство знает.

В годы холодной войны смена режимов практически в любой стране воспринималась внешним миром почти исключительно под углом зрения "выгодно Западу" или "выгодно советскому блоку". Собственно, многие — в данном случае США — и сегодня часто подходят к делу таким образом. Что ж, давайте посмотрим, что здесь получается.

Филиппины при уходящем президенте Бенигно Акино стали важной частью американской стратегии "сдерживания" Китая. Буквально из ничего возникла ранее почти не существовавшая проблема территориального спора Филиппин с Китаем из-за акватории Южно-Китайского моря, и начал разворачиваться сюжет "большой Китай обижает маленькие Филиппины, справедливая Америка помогает слабым Филиппинам". Возник очень удобный очаг напряженности. На громадную базу флота Субик-бэй, когда-то принадлежавшую США, начали возвращаться американские военные корабли, впервые с 1992 года. Все, словом, шло хорошо.

Появился Дутерте. Я бы предостерег от оценки любого филиппинского политика как антиамериканского, но что он предлагает сделать по поводу спорных рифов?

Во-первых, он говорит, что отправится туда на водных лыжах на буксире у сторожевого катера филиппинских ВМС и лично установит на рифе флаг своей страны, "чтобы не погиб ни один филиппинский солдат". Во-вторых, предлагает созвать международную конференцию, где участвовали бы США, Австралия, Филиппины и Китай (хотя всем понятно, что Китай на это не согласится).

В общем, бред, но не совсем тот бред, что нужен США — скорее тут нечто непредсказуемое.

Но явление Дутерте — плохая новость для США не потому, что неясно, что он будет делать по части "китайской" политики. Проблема в том, что таких "Трампов" в последнее время стало что-то слишком много в самых разных странах, и не задуматься над этим нельзя. Неважно даже, побеждают они на выборах или просто оказываются очень популярными: важно, что раньше этого не было, а теперь есть.

Люди, говорящие "не то"

Конечно, у каждой страны есть своя специфика, и если видеть только ее, то упустишь общую тенденцию. Понятно, что Филиппины — одна сплошная специфика. Уникальное государство и общество — "азиатская Латинская Америка", колония Испании три столетия, от тех времен стране остался особый карнавальный католицизм. И затем полвека в качестве колонии США, вместе с Кубой. Дутерте с его ковбойскими забавами и шуточками — довольно типичный продукт этой смеси традиций. Народный герой, в общем.

На самих Филиппинах сейчас идет выяснение — кто, собственно, избрал этого человека, "народ" (то есть сельская беднота) или столичный средний класс. Получается, что режим Акино подвели его собственные успехи. Филиппины при уходящем правительстве вовсе не погружались в кризис, наоборот, ВВП ставил рекорды роста. Но накопились проблемы типа в очередной раз обветшавшей инфраструктуры, средний класс требовал обновления вообще всего… Ну и бедные не любят, когда о них забывают.

В таких случаях, однако, часто меняют власть в рамках двухпартийной, безвыигрышной для "посторонних", игры. А сейчас эта игра дает сбои как в США, так и в Европе (Австрия, Франция, Венгрия), и еще, как видим, в полузападном — полуколониальном обществе типа Филиппин. Выигрывают именно "посторонние". Так что же у этих ситуаций общего, если не обращать внимания на специфику?

Может быть, общее в том, что политического успеха добиваются люди, которые не то чтобы делают что-то "неправильное" — они пока что всего лишь говорят "не то". Еще 10 лет назад во множестве стран "говорящие не то" не воспринимались всерьез и не могли вписаться в упомянутую игру между двумя одинаковыми по сути партиями.

Одинаковость эта может быть названа по-разному, но я бы сказал, что все эти якобы соперничавшие партии вписывались в единую идеологию — назовите ее как хотите: либеральную, глобалистскую. Речь об американской (или англосаксонской, или "западной") идеологии превращения более-менее всего мира в нечто единое, связанное общими представлениями о том, что можно, а что нельзя, ну и, понятно, товарами одних и тех же корпораций. А особенности — забудьте о них, их сметет волна беженцев и прочих переселенцев.

Но люди вообще-то не обязательно любят вот такое массовое навязывание перемен, обработку мозгов через СМИ и соцсети, принудительность восхищения открытым обществом и одинаковым стилем жизни, законодательные и общественные запреты на то, чтобы говорить "не то". Люди такому нажиму сопротивляются, пусть не сразу и не все. Вспомните, как сопротивлялось советское общество при зрелом брежневизме, начиная с анекдотов и заканчивая демонстративным пьянством. Но мы же не одни такие, все люди — люди.

И вот в США появляется Дональд Трамп, который открыто говорит, что пора кончать с глобализмом, основой всего в мире останутся национальные государства. И возникают подобные деятели в Европе, теперь вот в Азии — которых породили нации, та самая специфика. Или, если хотите, национальная культура. А избиратели или подсознательно бунтующая против глобализма часть таковых будто просыпаются от глобалистского сна и говорят себе: вот это — наше. Хорошее или плохое, но наше.

Человеку ведь очень важно быть собой, потому что если себя нет, то зачем все остальное?

Дмитрий Косырев, политический обозреватель МИА "Россия сегодня"

Филиппины > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 10 мая 2016 > № 1747625 Дмитрий Косырев


США. Филиппины. Весь мир. РФ > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 19 ноября 2015 > № 1555448 Дмитрий Косырев

"Неделя лидеров" АТЭС, завершившаяся в этот четверг в столице Филиппин Маниле, была обречена на то, чтобы остаться почти незамеченной на фоне войны на Ближнем Востоке. Да, в конце концов, механизм Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества и не рассчитан на информационные сенсации, таковые создают разве что встречи высших лидеров АТЭС "на полях", причем речь на подобных встречах чаще всего идет о делах, к АТЭС отношения не имеющих.

И все же на этой неделе в Маниле произошли важные события в рамках борьбы за то, кто главный в Тихоокеанском регионе и, соответственно, в мире.

Америка в наступлении

Итак, президент США произнес в Маниле речь о борьбе с переменами климата (не главная тема АТЭС), новый премьер Канады сообщил Обаме о выводе своих истребителей из Сирии и Ирака — вот примерно то, что чаще всего встречается в СМИ по итогам манильских встреч. Всеми были также сказаны нужные слова по поводу терроризма.

Это старая проблема, ежегодная "неделя лидеров", похоже, не столько привлекает внимание к АТЭС, сколько отвлекает. Напомним, что работа в АТЭС идет круглый год, в ней участвуют сотни бизнесменов и высоких правительственных чиновников, развивается множество программ, реально интегрирующих 21 экономику самого важного региона планеты. Но интеграция, документы и цифры — это не очень эффектно, а вот завершение "недели лидеров" встречей на высшем уровне — тут у нас то, что называют "инфоповодом". Хотя бы для фотографий.

Мероприятия в Маниле оказались, тем не менее, интересными, они показали, что именно 2015-й год стал переломным, критическим для всего проекта тихоокеанской интеграции. Во-первых, потому что обострилось соперничество США и Китая. Во-вторых, произошло это потому, что именно последний год оказался для АТР экономически проблемным даже и помимо этого соперничества. В результате возникает вопрос — а не окажется ли ненужным сам механизм АТЭС, как это уже фактически произошло с "Группой восьми", ужавшейся до "Группы семи" с уходом оттуда России.

Дело, конечно, во многом в том, кто хозяин встречи. На Филиппинах, одной из самых проамериканских стран Азии, Америка чувствовала себя как дома и перешла там в наступление на Китай, второго ключевого члена АТЭС. Год назад было наоборот, председателем был Китай, который, соответственно, 12 месяцев координировал десятки заседаний бизнесменов и чиновников, назначал темы встреч, направлял работу над проектами документов.

Увенчалась эта деятельность китайской инициативой "свободной торговли для АТР" (FTAAP). Заметим, что речь не о каком-то формальном соглашении, а о чисто пропагандистском лозунге, идеологеме (типа "Шелкового пути"), которой обозначают множество и без того происходящих по части экономической интеграции процессов. Но они, повторим, происходят; да вот хотя бы история с предложенным Китаем Банком инфраструктурного развития для АТР, который в итоге был запущен.

США допустили просчет, воспротивившись созданию банка и агитируя всех и каждого туда не вступать: многие не послушались и вступили. Но в этом году последовал американский ответ в виде заключенного (после многолетних переговоров) соглашения о Транстихоокеанском торговом партнерстве, куда вошли "избранные" (Америкой) члены АТЭС. Сам текст соглашения опубликован только после этого, то есть переговоры США вели секретно (от Китая, России и многих других; российских дипломатов, в свое время официально предложивших дать им почитать этот документ, официально же попросили не беспокоиться).

Этот проект — самый настоящий анти-АТЭС. Хотя бы потому, что в АТЭС 21 экономика, от гигантов США и Китая до небольшого Таиланда и прочих, разговаривают на равных, общие программы необязательны (можно не участвовать). В общем, не ЕС. А вот американское ТТП — тоже не ЕС, но наоборот, в этом соглашении правила жестче, чем даже в Евросоюзе.

Но если ТТП и правда заработает, если под проектом уже подписалось много ключевых членов АТЭС, то что остается делать АТЭС? Простой ответ — ничего, можно закрываться.

В жизни, однако, все сложнее и интереснее. Обратим внимание на выступление главы Китая Си Цзиньпина в Маниле, на одном из мероприятий "недели лидеров" — на Деловом саммите (встрече верхушки бизнеса). Си, сопротивляясь американскому натиску, по сути, говорил о том, что американцы раскалывают регион. Но он же перечислял множество направлений, в которых можно двигаться всем вместе и помимо ТТП.

Детская болезнь роста закончилась

Еще два-три года назад АТЭС выглядела гигантом просто потому, что экономика Тихоокеанского региона росла, опережая прочие регионы. А в нынешнем году, как следует из подготовленного к форуму документа исследовательской службы АТЭС, рост — поквартально — в целом выглядит так: 3,2%, затем 3,1%… А год назад было 3,4%. Причин для замедления много, включая ту, что экономики региона стали большими, не все физически могут повторять двузначные рекорды прошлых лет. Расти легко в "детстве" — для маленькой экономики и один произведенный грузовик дает заметное улучшение статистики.

Поэтому сейчас весь механизм АТЭС, по сути, работает на поиск резервов роста, причем далеко не только процентного. И здесь кроется одна из причин того, почему не только твердокаменные союзники США согласились на кабальное ТТП, хотя понимают, что оно, по сути, лишает их суверенитета. Дело в том, что ТТП имеет и хорошую сторону — фактически беспошлинную торговлю. Получить доступ на рынки США, даже ценой самоуничтожения, — это кое-что.

Эта история напрямую касается сути, философии АТЭС. Смысл этого механизма для США и еще нескольких стран изначально был в том, чтобы создать во всем регионе зону свободной торговли. А для половины участников АТЭС его смысл ровно в противоположном — проводить интеграцию, сохраняя контроль за своими экономиками, да и за политикой. Заслуга АТЭС в том, что этот механизм за четверть века открыл буквально сотни резервов роста и развития помимо "свободной торговли".

Это тем более важно потому, что торговля и экспорт были мотором "азиатского чуда" в предыдущую эпоху, но она как раз заканчивается. ТТП — это торговля, то есть вчерашний день. Сегодня больше говорят о развитии внутренних рынков, в Китае и прочих странах.

И как раз здесь много интересного придумали филиппинцы. Лозунг их председательства был — обеспечение инклюзивного роста. То есть такого, куда вовлечено как можно больше людей. А вовлекать их туда можно, к примеру, за счет улучшения образования и медицинского обслуживания; то есть государственные инвестиции в эти две отрасли порождают одновременно производителей и потребителей среднего класса, вырывая людей из бедности. По крайней мере таков филиппинский опыт развития, который помог стране выйти из зоны вечного несчастья и начать расти почти китайскими темпами (около 6% в год).

Механика АТЭС такова, что эта филиппинская идея, среди многих прочих, теперь вошла в межправительственные программы почти всех — 21 участника процесса, укрепив механизм единой региональной системы образования. И это только одна строчка в многочисленных достижениях АТЭС в 2015 году.

Где во всей этой истории Россия? Ответ есть. Хотя дан он, вопреки традиции, не в одной из газет страны-хозяйки саммита, а в китайской "Жэньминь жибао", автор статьи — президент Владимир Путин. Он, не забыв высказаться насчет ТТП и закрытых торговых блоков, говорит об открытом сотрудничестве равных, перечисляет наиболее перспективные для России его направления, включая и идею единого образовательного пространства АТР — это, кстати, о филиппинских инициативах, которые по сути продолжают наши, владивостокские (речь о саммите АТЭС в этом городе в 2012 году).

Что касается свободы торговли, то вообще-то в регионе действует более двух десятков таких соглашений (у России, скажем, есть подобный документ с Вьетнамом, готовятся и другие). Похоже, что таможенная пошлина здесь вообще становится анахронизмом. Вопрос в том, чья модель свободы лучше — китайская, ни к чему никого не обязывающая, или американская.

Особенность ситуации в регионе в том, что можно участвовать во всех торговых и прочих режимах одновременно, позволяя каждому доказать свою привлекательность. Что же касается АТЭС, то этот механизм может стать, среди прочего, площадкой для "сверки часов" и для диалога тех, кто входит в американскую ТТП, и тех, кто обходится без таковой.

Дмитрий Косырев, политический обозреватель МИА "Россия сегодня"

США. Филиппины. Весь мир. РФ > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 19 ноября 2015 > № 1555448 Дмитрий Косырев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter