Всего новостей: 2553757, выбрано 1 за 0.016 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Штыкало Наталья в отраслях: Агропромвсе
Штыкало Наталья в отраслях: Агропромвсе
Франция. Россия > Агропром > agronews.ru, 15 апреля 2017 > № 2300571 Наталья Штыкало

Комментарий. Сыр с французским акцентом.

В связи с политическими событиями последних лет – объявлением санкций, контрсанкций, принятием программы импортозамещения – в России резко активизировалось сыроварение. Причем производители стараются не только возродить привычные нам всем советские сорта, но и освоить то, что мы особо никогда и не делали – производство самых изысканных европейских сортов, к которым, несомненно, относятся и французские сыры.

Что думают об этом сами французы? На эти и другие вопросы в беседе с издателем «Крестьянских ведомостей» Игорем Абакумовым ответила Наталья Штыкало – руководитель агродепартамента Представительства по торговле и инвестициям Посольства Франции в Российской Федерации.

— Наталья Федоровна, мы знаем, что президент Де Голль, когда стал президентом Франции, сказал, что очень трудно руководить страной, в которой более 400 сортов сыра. Каждый сорт сыра – это просто сорт или это особая идеология, особый климат, особый, как говорят виноделы, терруар?

— Все верно: это и терруар, и технологии, и руки, и закваски, и история. Совсем недавно я побывала в городе Ярославле и увидела с удивлением, что Мария Коваль делает сыры под названием «Русский Рокфор», …

— Как советское шампанское.

— Да-да. И, наверное, где-то 10 сортов по французским технологиям; есть у нее и итальянские рецепты, и чисто российские. Конечно, это не может не радовать, что все больше и больше русских сыроделов стали делать Камамберы, Бри и даже «Русский Рокфор» (гранд резерв причем – более года выдержки у него).

— Все-таки сыр – это самый, конечно, старый способ консервации молока, правда же?

— Да.

— Потом он только превратился в какой-то самостоятельный продукт и продукты, наверное. И пальма первенства, конечно, принадлежит французам.

— Безусловно. Тем более, что кроме, скажем, классических сыров из коровьего молока Франция известна также своими козьими сырами; как раз Рокфор – это тот самый сыр, который делается из овечьего молока и с определенными заквасками, в определенном месте, которое можно назвать терруаром. Не может не радовать, что в последнее время русских животноводов и русских сыроделов очень интересует коза и прежде всего альпийская.

— Почему?

— Я думаю, причин несколько. Во-первых, альпийская коза – это очень хорошее, качественное молоко; есть, правда, адепты зааненской козы, на которой сидит Голландия, половина Франции…

— И Австрия частично.

— Да-да-да, то есть как-то 50 на 50. Очень много сторонников у этой замечательной козочки, очень симпатичной. Мне посчастливилось побывать в регионе Пуато-Шарант (город Ньор и его окрестности), а также в другом регионе — Сантх, где самое большое поголовье этой козы, посетить ряд хозяйств и видеть, как они доятся, видеть, как они едят. Замечательное сыропригодное молоко, замечательные надои – в хороших хозяйствах до 1 тысячи литров. И в России уже есть ряд хозяйств – это «Красная горка», это «Ижевская компания», и вот последний покупатель 950 козочек этой породы Илья Бондарев («УГМК-Агро»). Первый сыр ожидается уже…

— Это в каком регионе?

— Это Урал. «УГМК-Агро» – это крупная компания уральская; у них есть подразделение, которое давно занимается животноводством (5 тысяч дойного стада); есть подразделение, которое занимается овощами закрытого грунта (тоже немножко мы помогали им с технологиями). И вот я имела честь сопровождать господина Бондарева во Францию на Саммит животноводов, где мы познакомились с рядом хозяйств, где мы решали вопросы: надо ли, чтобы сукозность была в одно время, как должны вентилироваться при нашем климате все помещения.

— Наталья Федоровна, вы знаете, что на наших сыроварнях звучит французская речь, названия французских сыров. Вы упомянули сыроделов из Ярославля, которые тоже упоминают французские названия. Как на это смотрят юристы?

— Очень хороший вопрос. Может быть, мы его как раз юристам и зададим. Но я знаю, что юрист Посольства Франции регулярно встречается с компетентными русскими органами по наименованиям, по узурпации названий «коньяк», «шампань». Наверное, еще предстоит говорить на тему, можно ли называть сыр «Русский Рокфор», добавляя «русский» и тем не менее узурпировать это наименование.

Теперь о красной «Красной горке». Скоро в посольстве господин Игошин будет рассказывать (с удовольствием, я думаю), почему действительно он выбрал коз альпийской породы и насколько востребован его сыр. Могу сказать, что сыр востребован даже в резиденции посла Франции: господин Игошин является одним из поставщиков на приемы посольства.

– То есть качество не оставляет сомнений?

— Был приглашен французский мэтр — фромажер господин Лепаж, регулярно покупаются закваски французские, большая часть оборудования также французская. Ну и, как мы услышали сейчас, замечательная французская генетика. Кстати, русские животноводы проявляют все больший интерес к породе Монбельярд – если говорить о КРС, эта порода тоже дает сыропригодное молоко. И насколько мне известно, самое крупное стадо на сегодняшний день – это компания «Молвест» Аркадия Пономарева, там уже фактически 6 тысяч голов. Вне Франции, за пределами Франции — это самое крупное стадо Монбельярд за границей, что замечательно.

— Наталья Федоровна, вы так говорите, как будто нет ни санкций, ни импортозамещения, ничего. У вас как шла работа, так и идет. То есть вы являетесь мостиком между французскими производителями скота, заквасок, оборудования для сыра, так?

— Все верно, Игорь. У нас просто изменилась, скажем так…типология клиентов, если так можно выразиться.

— А что изменилось, когда ввели санкции?

— Изменилось действительно многое. Это, как все мы помним, был август 2014 года. Я должна была ехать в отпуск, но, когда это все случилось, понадобилось срочно это все перевести, довести до сведения наших французских коллег, до сведения нашей штаб-квартиры, которая находится, естественно, в Париже. Был легкий шок (наверное, даже не легкий), потому что в сентябре, как мы знаем, проходит выставка «Весь мир питания», и там традиционно участвуют французские поставщики овощной продукции, плодовой продукции. Они уже не смогли тогда отменить своего участия, и я до сих пор помню абсолютно трагические выражения лиц. Например, генеральный директор компании «Рив Гош» Конан Пекс рассказал мне, что 3 фуры были просто развернуты на границе и отправлены обратно. Были такие ситуации. И те, у кого бизнес был на 70-80-90% ориентирован на Россию, пострадали очень сильно. А так, если говорить сухими цифрами, в 2014 году более 900 миллионов – это продукция, коды от 1 до 24, которые из Франции везлись сюда; в 2016 году эта цифра, конечно, сильно достаточно просела. Много это или мало? Если говорить, о конкретных людях, конечно, многие от этого сильно пострадали. Были растерянные русские ритейлеры: чем заменять сыр из Франции, чем заменять, допустим, французские помидоры, картофель. Кстати, в 2010 году – может быть, не все это знают – у нас был неурожай, но Франция сюда продала рекордное количество картофеля – столового, обычного, я не о семенах сейчас говорю, а именно о продовольственном картофеле. Поэтому если раньше, допустим, большая часть наших клиентов – а это малый и средний бизнес – были как раз продавцы этих самых яблок, продавцы сыра, продавцы, допустим, устриц или рыбы, они пока отдыхают на какое-то время. Мы больше стали работать с теми, кто предлагает технологии, кто предлагает семена, кто предлагает какие-то решения. Если опять же говорить о теме сыроделия, совсем недавно коллега, который ведет тематику оборудования, привел на рынок замечательную компанию «Ришар Ляле», которая предлагает упаковочные решения для мягких сыров, в том числе козьих. Вот как раз «Красная горка» уже провела тесты, уже подписан контракт на определенные виды упаковки, бумаги, картона («дышащие», так сказать), которые пока, к сожалению, в России не делают.

— Наталья Федоровна, у наших граждан есть прямые вопросы: каким образом получить консультации по французскому козоводству, каким образом войти в контакт для ознакомления с оборудованием, с козами, с их, что называется, тактико-техническими данными, параметрами – с надоем, с жирностью, с сыропригодностью и так далее.

— Один из способов – войти в контакт с моей коллегой, которая ведет тематику животноводства в нашем небольшом департаменте.

— Короче, нужно обратиться в посольство.

— Можно вполне обратиться к нам. Мы дадим адреса, явки, фамилии. Более того, могу сказать, – это не секретная информация – что в городе Ньор (это центр козоводства) есть замечательная выставка. Она, к сожалению, проводится раз в два года, (последняя только что состоялась в ноябре), поэтому у нас есть время подготовиться к ноябрю следующего года и поехать туда большой хорошей делегацией, чтобы, во-первых, посетить хозяйства, во-вторых, получить все консультации.

Это я полушучу, конечно. Все можно сделать и раньше. Но если у кого-то возникла необходимость в таких консультациях, мы с удовольствием поможем этими самыми адресами, явками. Кстати, о выставках: эта выставка ежегодная, в Клермон-Ферране – так называемый Саммит животноводства. Там тоже представлена секция козоводства. Может быть, достаточно узко по сравнению с КРС, но есть возможность и посетить хозяйства, и поговорить с профильными компаниями, и получить консультации. Просто заранее нужно к этому подготовиться – это начало октября.

— В России многие интересуются, можно ли пройти стажировку на какой-либо ферме, чтобы пройти весь путь?

— Вы знаете, раньше это не было частью нашей работы, но сейчас буквально на прошлой неделе были такие интересные звонки. Один звонок был от человека, который раньше возил сыры и понимает, что пока он этого сделать не может. Так вот он фактически уже готов кого-то принять на эту самую стажировку. Я думаю, вопрос надо проработать. Раньше мы этим не занимались, но так как мы все больше и больше, видимо, будем заниматься вопросами обучения и передачи этих самых знаний, то, пожалуйста, обращайтесь. Я думаю, что мы найдем те самые интересующие нас фермы. Недавно у меня был человек, который собирается козоводством заниматься на Алтае. Сейчас вот обратная пошла волна…

— Это очень популярно сейчас. Потому что коза все-таки как-то менее контролируется в отличие от коров и считается домашним животным, кстати.

— Может быть, это одна из причин. Все те проекты, которые сейчас все-таки открываются у нас, скорее артизональные, индустриальные, то есть это сразу несколько сот голов; пусть много ручной работы, но тем не менее дойка и все остальные процессы, конечно, автоматизированы. А человек, который собирается ехать на Алтай, сейчас проходит у себя во Франции всякие стажировки, делает бизнес-план и полон желания.

— То есть француз приезжает работать к нам.

— Француз приезжает работать на Алтай, да.

— Наталья Федоровна, все-таки есть санкции, они сохраняются. Мы о них помним, мы о них знаем. И вы, наверное, ощущаете с той стороны, что наибольшее благоприятствование будет тем компаниям, которые будут начинать производство здесь – того же оборудования, тех же селекционно-генетических центров для скота, видимо. Правительство России, мне так кажется, послало ряд достаточно серьезных сигналов. Эти сигналы услышаны во Франции?

— По моей информации, господин Громыко – заместитель министра сельского хозяйства России, на днях будет во Франции и побывает в Нормандии, где, в частности, посетит хозяйства, которые разводят нормандскую породу, нормандскую корову и на мясо, и на молоко. И ему будет представлено досье, подготовленное нашими французскими товарищами, для регистрации этой пока новой и неизвестной породы, которая в чем-то сравнима с Монбельярдом, потому что она смешанная. Будет очень интересно понять, насколько быстро это у нас все получится, насколько обе стороны услышат друг друга. Потому что, допустим, — я возвращаюсь к Монбельярд – очень много запросов на эту породу, но, насколько мне известно с точки зрения именно ветеринарного сопровождения возникают иногда некоторые проблемы при вывозе животных из Франции.

— Да, здесь, к сожалению, несколько разные группы крови.

— Вот. Но тем не менее мне кажется, что сейчас в каждом регионе созданы агентства по привлечению инвестиций. Есть ряд площадок, в том числе наших площадок «Бизнес Франс». Мы раз в год делаем такие большие встречи под названием «Rencontres Russie» и призываем… Каждый год у нас приезжает какой-нибудь губернатор и рассказывает об инвестиционном климате своего региона. В прошлом году, по-моему, это была делегация из Самары.

— Есть уже примеры переноса французских технологий

целиком?

— Есть намерение, скажем, скорее намерение.

— То есть понимание есть, что придется все равно это делать, так?

— Да. Но это, я думаю, следующий шаг. К примеру, всем известная компания «КЮН» вскоре собирается делать сборку одного объекта.

— А где, если не секрет?

— Говорили о Воронеже. Есть много хороших примеров. Если брать немножко другую тему – то это те же булочные: если говорить о таких заведениях, как «Франсуа», как «Волконский» – пожалуйста, тоже очень много из французских технологий в них задействовано. И это тоже, наверное, какие-то хорошие примеры распространения французской культуры хлебопечения, виноделия, виноградарства. Если говорить опять же о клиентах до и после эмбарго, то, как я уже упомянула, на той же выставке «Весь мир питания» присутствовали очень многие экспортеры фруктов. Помните, мы с вами встречались в славном городе Краснодаре, где мы проводили семинар «День Франции»? Среди участников этого семинара была компания, крупный французский питомник «Star-Escort». Вот это следующий шаг. Если раньше это были яблоки, то теперь это саженцы плодовых. Более того, по результатам своей поездки Евгения Зенина и ее французские руководители теперь задумываются – может быть, какой-то совместный питомник здесь создать, даже такая мысль была озвучена. И я думаю, таких мыслей, таких рассуждений, наверное, будет все больше и больше.

— Много ли – если сейчас объявить клич – французских молодых фермеров рискнули бы переехать в Россию и завести здесь хозяйство? Здесь возможностей больше по земле. По законодательству, по технологиям, по электричеству – это все проблемы, но они решаемые. Но самое главное – простор.

— Мне трудно ответить на этот вопрос.

— Ну по ощущениям.

— По ощущениям я думаю, что будут такие желающие и, может быть, необязательно молодые. Опять привожу в пример наше сотрудничество с «УГМК-Агро» – они запросили у нас специалиста, который бы вел стадо.

— И он решил остаться?

— Почти. Это пожилой человек.

— Он нашел здесь свою любовь или что?

— Нет, все-таки его любовь пока во Франции. Но я думаю, что он влюбится в этот славный город, в его людей и даже в его климат (пусть он непростой).

— Спасибо, Наталья Федоровна. На такой очень хорошей ноте – на ноте любви – мы и заканчиваем наш разговор.

Автор: Игорь АБАКУМОВ, «Крестьянские ведомости»

Франция. Россия > Агропром > agronews.ru, 15 апреля 2017 > № 2300571 Наталья Штыкало


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter