Всего новостей: 2554339, выбрано 1 за 0.001 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Эльчанинофф Мишель в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Эльчанинофф Мишель в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Франция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 17 апреля 2017 > № 2143161 Мишель Эльчанинофф

Почему кандидаты в президенты так увлечены Путиным

Большинство кандидатов в президенты отличаются пророссийскими взглядами. Объяснения эксперта по России Мишеля Эльчанинофф.

Катрин Гуэзе (Catherine Gouëset), L'Express, Франция

Семь кандидатов из одиннадцати увлечены Владимиром Путиным. Небывалое дело для французской кампании. L'Express обратился за комментариями к философу Мишелю Эльчанинофф (Michel Eltchaninoff), который в 2015 году рассказал о консерватизме российского лидера в книге «В голове Владимира Путина», а недавно выпустил «В голове Марин Ле Пен».

L'Express: С чем связано наблюдаемая у большинства кандидатов в президенты Франции увлеченность российским лидером?

Мишель Эльчанинофф: Его позиции перекликаются с вопросами и тревогами французов. Прежде всего это касается его нравственного консерватизма. Призыв Путина к возвращению к христианским корням Европы в 2013 году не остался незамеченным движением против однополых браков в 2012-2013 годах, а идея путинизма о нравственном упадке Запада поднималась Эриком Земмуром (Eric Zemmour) во «Французском самоубийстве».

Часть французского общества стремится к авторитету, который Путин воплощает почти карикатурным образом со своим имиджем сильного лидера, уверенного в себе руководителя. При Олланде все это только усилилось при сравнении его постоянных колебаний с путинской решительностью.

Еще одним мотивом является антиамериканизм, которого придерживается часть французского общества в силу антиимпериализма среди левых и наследия голлизма у правых и центристов.

Наконец, эта притягательная сила связана с глубинным страхом французского общества, его неприятием стандартизации мира в эпоху интернета и культурного доминирования США. По мнению многих, «российский путь» Путина становится символом противодействия такой гомогенизации…

— Эти перемены связаны с подъемом популизма по всей Европе…

— Именно так. Владимир Путин приветствовал «подъем масс» против элиты в западных странах. По его словам, европейскому руководству следовало бы перенять его модель: вертикаль власти, государственная идеология, авторитет. Поэтому его поддержка популистских и антиевропейских движений вполне логична. Популисты играют ему на руку тем, что вносят вклад в развал Европейского Союза. Теплый прием Марин Ле Пен в Москве в конце марта стал тому подтверждением.

— Почему российская мягкая сила так эффективна?

— Потому что она опирается на слабости и страхи противника. Российская информационная стратегия прекрасно вписывается в тенденцию потери доверия к традиционным СМИ.

Не стоит забывать, что политика влияния и дезинформационные технологии были разработаны еще при СССР: движения против империализма и за мир направлялись компартиями по всему миру против США, хотя сам Советский Союз понемногу воевал повсюду. Сегодня власти было достаточно модернизировать разработанные в 1950-1960-х годах инструменты.

Предложенные в российском информационном наступлении простые решения могут показаться привлекательными, хотя и не отвечают дипломатическим нормам: никакого разделения властей, нарушения на выборах, массовая пропаганда в СМИ, культура личности, отсутствие прав у оппозиции и уважения к свободам меньшинств.

— Что выдумаете насчет отношений Франсуа Фийона и Владимира Путина?

— Их близость в нравственном консерватизме очевидна. Кстати говоря, Франсуа Фийон присутствовал на заседании Валдайского клуба в 2013 году, когда Путин произнес речь о традиционных ценностях: авторитет власти, патриотизм, неприятие однополых браков. Оставивший к тому моменту кресло премьера Фийон критиковал Францию за ее бессилие в Сирии.

Честно говоря, мне не по душе использование фигуры де Голля для объяснения его близости к Путину. Часто звучат утверждения, в том числе у некоторых других кандидатов, о необходимости альянса с Путиным и Асадом против «Исламского государства» (запрещенная в России террористическая организация — прим.ред.) по аналогии с союзом Запада со Сталиным против Гитлера. Мне же кажется проблематичным тесное сотрудничество с недемократическими режимами: первый пронизан коррупцией, а второй убивает собственный народ.

Кроме того, альянс со Сталиным привел к захвату Центральной и Восточной Европы Москвой и полувековой холодной войне. Наконец, де Голль участвовал в строительстве Европы, а Путин стремится разрушить ее.

— А что насчет Жана-Люка Меланшона?

— Его источником поддержки Путина становится антиамериканизм. Для него тот является символом харизматичного лидера, который выступает против либерального и капиталистического порядка. Но путинская Россия ни в коем случае не противостоит капитализму. Ее притягательность в том, что она представляет собой «гадкого утенка» глобализации.

Черно-белое восприятие мира Меланшоном напоминает старую идеологию Компартии, что удивительно, так как он в ней не состоял. Его непонимание стремления маленьких стран Восточной Европы (Белоруссия, Украина, Прибалтика) к независимости напоминает советский менталитет: право голоса есть только у грандов.

Заявления Меланшона, не признающие всех сложностей реального положения дел, прекрасно сочетаются с путинской пропагандой. Его реакция на убийство Бориса Немцова, «политического хулигана», в 2015 году была просто поразительной: «Первая политическая жертва этого убийства — Путин».

Недавно он спутал Немцова с Навальным и назвал его антисемитом. Навальный, конечно, может не нравиться. Одно время он заигрывал с национализмом, но это не делает его антисемитом. Меланшон не утруждает себя деталями. Как бы то ни было, обвинения в восхищении Путиным несколько смутили его, и он попытался ответить на них критикой репрессий против гомосексуалистов в Чечне.

Что касается Эммануэля Макрона, у него нет симпатии к путинскому режиму и идеологии. В то же время его формулировки настолько туманны, что вероятное направление его политики до сих пор не ясно. «Нужно переосмыслить отношения с Россией». «В ближайшее время крымский вопрос не решить». Все это может означать намерение поразмыслить перед тем, как действовать или готовность принять свершившийся факт. Тут необходимы прояснения.

Франция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 17 апреля 2017 > № 2143161 Мишель Эльчанинофф


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter