Всего новостей: 2556514, выбрано 5 за 0.002 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Леви Бернар Анри в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаСМИ, ИТАрмия, полициявсе
Леви Бернар Анри в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаСМИ, ИТАрмия, полициявсе
Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 апреля 2018 > № 2576694 Бернар Анри Леви

Бернар-Анри Леви/Рено Жирар: «Как предотвратить крах Запада?»

Алексис Феерчак (Alexis Feertchak), Le Figaro, Франция

Во всем или почти во всем взгляды Бернара-Анри Леви и Рено Жирара расходятся, но в одном они единодушны: они обеспокоены кризисом, обрушившимся на США и старую Европу. Философ, верный своей интервенционистской позиции, сожалеет, что Америка больше не является олицетворением «империи добра». Журналист-международник газеты «Фигаро», напротив, выступает за реальную политику.

— Бернар-Анри Леви, в своей статье Вы пишите о нерешительности США в отношении пяти вновь заявляющих о себе государств — Турции, России, Ирана, Саудовской Аравии и Китая — и обращаете внимание на трагическую судьбу курдов. Есть ли в ней Ваша точка зрения относительно Запада?

Б.-А. Леви: Трагедия курдов является признаком беспрецедентного ослабления Запада и его демократических ценностей. Разве это напоминает Андрианопольскую битву, незадолго до падения Рима? Думаю, что нет. Но сдача позиций была настолько велика, а бесчестье настолько обескураживающим, что можно считать, что мы столкнулись с одним из тех микро-событий, похожих на самообман, которые сигнализируют о том, что мир пошатнулся. Уже не первый раз Запад бросает своих союзников или соседей. Так было при восхождении нацизма. Затем — при предоставлении половины Европы коммунизму. С той лишь разницей, что шиитских ополченцев, которым позволено расчленять иракский Курдистан, нельзя сравнивать с гитлеровской армией! Или с армией Сталина!

Рено Жирар: Это ужасно, когда Запад снова бросает своих друзей на Востоке. Так было в 1974 году, когда турки вторглись на Кипр, а затем в следующем году, когда мы отвернулись от христиан Ливана, которые просили только одного: чтобы палестинцы не вели себя как захватчики. В то время политически корректные газеты придумали необычное выражение «передовой ислам». Сегодня именно курды, поддерживаемые западной авиацией и советниками, проделали основную работу в борьбе с нашим главным врагом — ИГ (террористическая организация запрещена в РФ — прим.ред.). У них, конечно же, есть недостатки, но, по крайней мере, они терпимы к религии и гендерному равенству. С турецким наступлением на Африн мы уступили их брату-мусульманину, потому что мы должны называть вещи своими именами: Реджеп Эрдоган — брат-мусульманин, который опирается на сирийские повстанческие отряды, связанные с «Аль-Каидой» (террористическая организация запрещена в РФ — прим.ред.). Я рад видеть, что президент Макрон начинает менять эту политику.

Б.-А. Леви: Макрон сделал широкий жест, согласившись встретиться с делегацией сирийских курдов. Но за несколько часов до этого Трамп заявил, что очень хочет, чтобы американские военные покинули Сирию. Мир перевернулся с ног на голову, и если так будет продолжаться и дальше, Запад погибнет… Что касается Турции, которая во время боев в Кобани в сентябре 2014 года передавала оружие боевикам ИГ, она — наш противник. Вопрос о принадлежности Турции к Европе давно поставлен под сомнение. Сегодня, после Африна, под вопросом оказалось и ее членство в НАТО! Один пример. Все забыли, как несколько месяцев назад Эрдоган ответил Меркель, которая запретила проведение митингов, организованных турецкими исламскими фашистами. Он сказал: «С сегодняшнего дня в мире нет ни одной улицы, где европейский гражданин может ходить безопасно». Это же призыв к терроризму! Наш «союзник» Эрдоган говорил как лидер «Аль-Каиды» или «Исламского государства».

— Является ли заявление о выводе американцев из Сирии признаком более глубокого кризиса США?

Р. Жирар: США ведут себя сейчас с опаской, так как в прошлом им не хватало осмотрительности, они находятся под влиянием неоконсервативной доктрины, согласно которой нужно любой ценой распространять демократию во всем мире. С войнами в Ираке, Афганистане и Ливии они не применили теорию трех условий для успешного военного вмешательства, которые я подробно изложил в своей книге. Во-первых, когда смещают диктатора, нужно иметь команду для замены. Во-вторых, нужно гарантировать гражданскому населению, что их положение после нашего вмешательства будет лучше, чем раньше. В Ираке или Ливии я не нашел ни одной семьи, которая не сожалела бы о прежнем мире. Неоконсерваторы не поняли, что хуже диктатуры может быть анархия, а хуже анархии — гражданская война. В-третьих, необходимо защищать долгосрочные интересы своей страны. Когда лидер, будь то Тони Блэр или Николя Саркози, принимает решение о военном вмешательстве, он делает это на деньги налогоплательщиков и жертвует жизнью солдат своей страны. В Ливии мы устроили огромный хаос. У Каддафи было много недостатков, но он боролся с исламистами и с контрабандой людей на территории своей страны в сотрудничестве с Европейским союзом. Именно из-за недостатка осторожности США и сегодня пребывают в состоянии шока. Итак, Трамп вместе с водой выплеснул и младенца, заявляя, что он не хочет слышать о каком-либо внешнем вмешательстве.

— Г-н Леви, вы, наоборот, сожалеете, что Соединенные Штаты больше не являются империей, которая берет на себя ответственность…

Б.-А. Леви: Я не согласен с тем, что сказал Рено Жирар. Были ли защищены наши национальные интересы в случае с Ливией? Да. И по очень важной причине. Одна из самых опасных угроз, нависших над Западом — это война цивилизаций, которую объявили исламисты. Что сделали в Ливии Саркози, Кэмерон и Хиллари Клинтон? Они сказали арабским народам: «Мы не воюем с вами! Мы больше не находимся, как это часто было, на стороне диктаторов, которые вас угнетают». Что касается Трампа, я не согласен с идеей, что он выплескивает младенца с водой. Нужно посмотреть на вещи более широко. Есть вторичные явления, как хвост кометы. Это кульминация исторического цикла, начавшаяся с Обамы или даже раньше, и в ходе которой США отшвартовались от Европы. Великая Америка — это та, которая пришла нам на помощь во время двух мировых войн. Это та новая страна, которая жила, разрастаясь, словно возобновленная Европа. И возможно, поэтому я называю ее не «империей добра», а «империей меньшего или лучшего зла » — я не побоюсь этих слов. И затем во второй половине 20-го века эта парадигма дала трещину. И та Америка, которая разрывает метафизические связи с Европой, дает миру сначала Барака Обаму, который не уважает свою собственную красную линию в Сирии, касающуюся применения химического оружия. А затем Трампа с его циничным изоляционизмом.

Р.Жирар: С самого начала в Сирии не хватало чувства реализма. В феврале 2012 года посол России в ООН Виталий Чуркин предложил переходный период в Сирии трем западным постоянным членам Совета Безопасности. Они отказались от этого, публично заявив, что режим Башара Асада просуществует не более несколько недель. В Ливии перед сирийским конфликтом мы нарушили функционирование системы безопасности ООН, проигнорировав мандат, который не предусматривал смену режима. А ведь Каддафи погиб в результате налета французской авиации.

— Вы не должны разделять идею, что ООН, дестабилизирована западными странами во время ливийского конфликта…

Б.-А. Леви: Это плохая шутка! То, что дестабилизирует и нарушает работу ООН, так это постоянное вето двух государств, которые ведут себя как шпана, Россия и Китай. Именно их систематическое вето лежит в основе беспрецедентного гуманитарного кризиса, который длится семь лет в Сирии. Я уже говорил, что исламизм объявил нам войну цивилизаций, что относится и к России. Я патриот. Я люблю свою страну. Но Владимир Путин сегодня является противником моей страны и ее друзей. Он отравляет бывших шпионов в Лондоне. Он финансирует партии, которые, как «Национальный фронт», стремятся расколоть Европейский союз. Он подрывает наши выборы.

Р. Жирар: Я не могу ставить на одну планку ИГ и путинскую Россию. Как француз, я не имею никакого отношения к исламизму. Но я пропитан русской культурой, театром Чехова, романами Достоевского, эпическими полотнами Гоголя и Тургенева, что не мешает мне критиковать аннексию Крыма и войну в Донбассе на Украине. Однако я считаю, что мы не должны демонизировать россиян, которые, конечно не демократы на европейский манер, но которые живут не в такой автократии, как Китай. Франция заинтересована вернуть Россию в европейскую семью и не дать ей окончательно повернуться к Пекину. Конечно, России свойственна навязчивая идея о том, что цветные революции проходили по указке западных стран с целью окружить ее. Но и на Западе существует паранойя в отношении России. На днях я прочитал в испанской «Паис» статью, в которой говорится, что Россия виновна в Брексите и каталонском сепаратизме. Но мы еще никогда не видели столь антироссийски настроенного министра иностранных дел, как Борис Джонсон, который возглавлял кампанию по Брекситу. Мы должны сделать все, чтобы развенчать эту двойную паранойю. Было ошибкой не соблюдать обещания, данные Горбачеву госсекретарем США Бейкером в феврале 1990 года, по поводу того, чтобы не расширять НАТО на страны бывшего Варшавского договора. И вот сегодня мы разместили системы ПРО в Восточной Европе, что рассматривается русскими как провокация.

— А Китай? Может быть его надо рассматривать как империю, а не государство?

Б.-А. Леви: Нет, я думаю, что у Китая нет пока мощи, о которой говорят. Конечно, он силен экономически. Но истинная сила — это ум, культура, это способность говорить со всеми. Пока Китай на это неспособен. В моей классификации, которую я взял из тракта Данте «Монархия», написанной в начале XIV века, сегодняшний Китай — не империя. И это наш шанс, если мы очнемся… Добавлю, что у этих пяти государств есть одно общее. Все они — шантажисты, у каждого из которых есть пистолет, нацеленный на висок Запада. Турция известна своими мигрантами. Иран — атомной бомбой. Россия — мировой лидер по выпуску фальшивых новостей. Саудовская Аравия в любое время может возродить джихадистскую идеологию. А у Китая есть знаменитые территории с огромными запасами редких металлов, которые будут необходимы для производства мобильных телефонов завтрашнего дня. Наша историческая ситуация такова. И увы, мы ее не выбирали. Демократические страны находятся в окружении пяти шантажистов.

— Что же делать?

Р. Жирар: Китай борется за мировое торговое господство. Я на него за это не в обиде, но просто мне хотелось бы, чтобы мы могли ему противостоять. Я полностью согласен с Бернаром-Анри Леви: в геополитике никогда нельзя уступать шантажу. Но не будем бросать другие страны в объятия китайцев. Во время моих поездок в Россию и Иран я увидел, что элиты этих стран на самом деле очень близки к западным ценностям. В Тегеране мечети относительно пусты, люди отвергли власть муллы. Я также верю, что русский народ стремится приблизится к нам. Для этого нужно умерить паранойю российского государства и содействовать тому, чтобы Россия следовала по пути верховенства закона.

Б.-А. Леви: В этих пяти государствах некоторые люди переняли все лучшее у Запада. Мы недостаточно оцениваем мировую миссию, которой мы привержены. Мы не знаем, насколько Европа является абсолютным исключением из категории, которая не только территориальная, но и духовная — это не только земля, но и мысли. Такую Европу можно увидеть в Китае среди людей, борющихся за права человека. Или в Иране, когда женщины снимают чадру. Или в арабском мире, когда он стремится к демократии. Наша миссия состоит в том, чтобы дать духовное оружие тем, кто нуждается в нас, кто является нашими братьями и сестрами по духу и которых мы часто бросаем во имя так называемой реальной политики.

Р. Жирар: Мы должны распространять свое влияние в мире, подавая пример, а не читать всем мораль. Интервенционизм или борьба за права человека находятся в реальном противоречии. После Второй мировой войны Запад сам решил покинуть все земли, которыми он управлял по всей планете. Но сегодня мы говорим подобному диктатору: мы вас не любим, мы будем воевать с вами или осаждать вас санкциями. Но, белый человек, не нужно было уходить из Судана, если ты хотел превратить его в Швецию! Борьба за права человека — это возвращение к «цивилизаторской миссии колонизации» Жюля Ферри (французский политический деятель в 1879-1881 годах).

Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 апреля 2018 > № 2576694 Бернар Анри Леви


Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 17 июня 2017 > № 2214395 Бернар Анри Леви

Уроки одного триумфа

Бернар-Анри Леви (Bernard-Henri Lévy), Project Syndicate, США

Нет, парижские избиратели не «тошнотворные», как в понедельник патетически воскликнул Анри Гэно, потерявший место в Национальном собрании. Нельзя объяснить отказом людей ходить на выборы (что, как нам говорили на протяжении 30 лет, выгодно Национальному фронту) резкий всплеск популярности новой политической партии французского президента Эммануэля Макрона «Вперёд, Республика!». И нет, Макрон не начинает карьеру диктатора в 39 лет, как и Шарль де Голль не начинал её в свои 67.

Если кратко, практически ничего из сказанного о французской политике в последние дни не объясняет очевидной сокрушительной победы, последовавшей после первого тура парламентских выборов в воскресенье. Бурный поток новостей после минувшего воскресенья превратился просто в звон в ушах тех, кто уже многие годы предпочитает ничего не слышать.

Так что же в реальности происходит? Как образом Макрон, политический новичок, который, казалось, обречён руководить тысячей и одной шаткой коалицией, добился беспрецедентного результата: провёл около 400 депутатов в 577-местное Национальное собрание под флагом партии, которая ещё буквально несколько месяцев назад была, по сути, партией одного человека?

Во-первых, дело, конечно, в виртуозности. Это качество, которое, как писала Ханна Арендт в своих комментариях к «Никомаховой этике» Аристотеля, является общим для артистов и политиков. Во-вторых, обнаружилась полная бездарность популистов (Марин Ле Пен справа, Жан-Люк Меланшон слева), которые, как выяснилось, полностью исчерпали политику под лозунгом «Франция прежде всего».

Впрочем, главный фактор успеха Макрона, как я считаю, это та структурная перемена, которую я описывал десять лет назад в книге «В тёмные времена». Эта перемена сейчас достигла своего апогея.

Всё началось с Французской революции. Или если говорить точнее, всё началось с французского изобретения концепции «революции», которая быстро заняла место на вершине нашего политического мышления, будто путеводная звезда, при этом все остальные звёзды выстроились вокруг неё. Те, кто благосклонно относился к революционным перспективам, сконцентрировались на левом фланге, а на правом — собрались те, кто видел в революции перманентную угрозу и боролся с ней.

Однако затем, в короткий промежуток времени между китайской революцией 1949 года и камбоджийским кошмаром 1975-1979 годов, было сделано открытие: чем радикальней революция, тем более кровавой и варварской она становится. Революция, как стало понятно, была не просто трудной или ускользающей или невозможной, она была откровенно отвратительной. Путеводная звезда стала темнеть и превратилась в чёрную дыру, которая поглотила собственный свет и свет звёзд поменьше. В какой-то момент вся политическая система должна была взорваться.

Сейчас мы достигли этого момента. Нет, границы между левыми и правыми размываются во Франции не впервые. В той или иной степени так происходило в Вальми, во время дела Дрейфуса, в период правительства Виши и по вопросу колониализма.

Но именно на далёких камбоджийских полях смерти 40 лет назад революционные идеи и мечтания были разбиты вдребезги и нейтрализованы. Это был затяжной шок, медленный взрыв с сопровождающим его взрывным эффектом, систематическое аннулирование политических границ, разногласий и, в конце концов, определений, которые составляли «французскую исключительность» и которым триумф Макрона положил конец.

Немедленно возникает тысяч вопросов: Как будут себя вести те, кто пришёл к власти под флагом Макрона? Если они опьянены победой, то с какого направления, когда и от чьей руки они получат необходимую отрезвляющую пощёчину? Как, когда и где появятся противовесы, которые абсолютно необходимы для нормального функционирования демократии?

Есть и другие вопросы. Куда движется Запад? По какому компасу, к какому горизонту? Выражение «в то же время» — создание баланса между противоположными фактами и идеями — превратилось в скрепу словаря Макрона. Но как долго протянет этот «втожевременизм» в качестве политики?

Если мы действительно находимся в конце исторической эпохи, которая началась в 1789 году, вернёмся ли мы в эпоху Просвещения? Или в период накануне эпохи Просвещения, когда возникли новые идеи естественного права и сопутствующие им республиканские идеалы? Будем ли мы переписывать «Левиафана» или, что в принципе одно и то же, Вестфальский мир, избавившись на этот раз от необходимости опять проходить через трагическую радикализацию Европы и развязывание мировых войн?

Что бы ни готовило будущее, главный факт совершенно ясен: Макрон увидел то, что его предшественники лишь едва замечали. Он стал инструментом или результатом долгосрочного события, которое набирает обороты на наших глазах.

Макрону теперь предстоит заняться строительством на разрушенном поле и гарантировать, что конец определённого способа формирования политики не будет означать конец политики вообще. На Макрона, а также на тех, кто его избрал, и на тех, кто голосовал против него или, что хуже, не ходил на выборы, возлагается задача делать самое лучшее, что только можно делать в тёмные времена: мечтать, изобретать, заниматься искусством «начинаний», которое, как считала Арендт, являются бьющимся сердцем публичного действия.

Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 17 июня 2017 > № 2214395 Бернар Анри Леви


Франция. Ирак > Армия, полиция. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 1 марта 2017 > № 2090821 Бернар Анри Леви

Бернар-Анри Леви: «У битвы за Мосул есть духовное измерение»

Адриан Жолм (Adrien Jaulmes), Le Figaro, Франция

После «Пешмерга», «Битва за Мосул» стала вторым фильмом, который Бернар-Анри Леви (Bernard-Henri Lévy) посвятил иракским курдам и их борьбе с «Исламским государством» (запрещено в России — прим.ред.).

Фильм снят в стиле военного репортажа: дрожащая камера, грохот стрельбы, эвакуация раненых… Он представляет собой личный труд небезразличного автора. Настоящая битва за Мосул, идущие не первый месяц ужасные уличные бои иракских сил под ударами смертников ИГ (запрещенная в России террористическая организация — прим.ред.), позволивший им отвоевать три четверти города профессионализм — все это упоминается меньше, чем благородство и разочарование курдских бойцов, которые остались за бортом в битве после освобождения пригородов. Как бы то ни было, перед нами фильм с великолепными планами и закадровым голосом писателя и философа, эпическая ода, которую тот посвятил выбранному делу, борьбе иракских курдов.

Le Figaro: Почему именно этот фильм?

Бернар-Анри Леви: Это продолжение «Пешмерга», который снимался недалеко от Мосула, как у некоего запретного объекта, черного зеркала. «Битва за Мосул» несколько развеивает этот мираж и приникает на его территорию. Это субъективный фильм с моим повествованием от первого лица. Я не журналист, а писатель, который отправляется на место событий, рискуя там своей головой. Иначе говоря, я вовсе не претендую на нейтральность. Я создал отнюдь не беспристрастный фильм, который отстаивает определенное дело и, как и его предшественник, занимает четкую позицию в более широкой борьбе…

— Что это за борьба?

— Разумеется, борьба с джихадизмом. То есть, с фашизмом нашего времени. Все началось после терактов в Париже. Я сказал себе: «Сложилось чрезвычайное положение планетарных масштабов. Нужно уничтожить новый нацизм, как поколение моего отца уничтожило прошлый». Для этого хороши любые средства. Военные, если вы — военный, слова, если вы — оратор. Визуальный ряд, если вы — фотограф или режиссер. Таким образом, этот фильм — мой вклад в борьбу.

— Победа близится?

— Да. Потому что международное сообщество, наконец, осознало, что убийцы сильны исключительно нашими слабостями и колебаниями. На ауру неуязвимости джихадистов было просто странно смотреть! Некоторые СМИ тоже внесли в это вклад. Как и ряд интеллектуалов, которые утверждали, что ИГ так сильно и страшно, что будет лучше договориться с ним. Ничего подобного! Пузырь лопнет. Джихадисты — бумажные тигры. Я пытаюсь показать это в фильме. Должен сказать, что просто возмущен часто звучащими утверждениями о том, что исламисты превосходят Запад, потому что готовы умереть за свой джихад, тогда как у нас больше не осталось сил защищать наши ценности. Но взгляните на западные спецподразделения, представителей НКО, журналистов и особенно курдов, которые формируют батальоны этой великой армии свободы. Именно они рискуют всем ради защиты своих ценностей. И мне хотелось это показать.

— Но разве эта война не ведется по большей части руками союзников? Непосредственно бои ведут иракцы и курды.

— Да, разумеется. Но не только они. Так, например, я снял американские спецподразделения в христианской зоне Барталлы. Это редкие кадры, потому что американцы обычно против съемок. Но они очень важны. Дело в том, что без отмашки и логистической помощи Запада, без решения США и Франции покончить с преступным фарсом «Исламского государства», не было бы битвы за Мосул.

— Курды занимают центральное положение в этом фильме, как было и в «Пешмерга». Вы считаете, что Багдад не допустил курдов к битве за Мосул по политическим причинам?

— Не только Багдад, а коалиция и в том числе Вашингтон. Над битвой за Мосул витает большая тень, тень Ирана. Мне кажется, что желание угодить Тегерану подтолкнуло Белый дом к тому, чтобы остановить курдов у врат города. Обаме хотелось, чтобы «иранская сделка» стала центральным элементом его наследия. И часть на первый взгляд непонятных решений можно объяснить подобным курсом. Невероятное и катастрофическое решение 29 августа 2013 года отказаться от ударов по Башару Асаду, хотя тот нарушил красную линию применения химического оружия… Поворот от Израиля в конце мандата… Наконец, стремление позволить иракцам из Багдада, то есть главным союзникам Ирана в регионе, получить все политические и военные дивиденды от победы…

— Мосул удалось бы взять быстрее при поддержке курдов?

— Думаю, да. Прежде всего, потому что они храбрее. Далее, как я уже говорил, они знают, за что сражаются. Это знаменитый вопрос Фрэнка Капры (Frank Capra) 1943 года: Почему мы сражаемся? Бойцы в Багдаде, шииты в своем большинстве, до сих пор не лучшим образом себе это представляют. Чего не сказать о курдах. Но их попросили не участвовать. Это предпоследняя сцена фильма. В ней один из самых героических генералов пешмерга Сирван Барзани стоит в нескольких километрах от закрытого для него города. Он говорит: «Если мне все же разрешат туда пойти, я пойду…»

— Кроме того, он говорит, что сделает это в обмен на независимость Курдистана.

— Это меньшее из того, что можно просить. Курды первыми остановили ИГ. Они больше двух лет практически в одиночку давали отпор варварам. Теперь этот забытый и преданный народ, которому вот уже век дают еще ни разу не сдержанные обещания, говорит: «Хватит! Мы готовы стать стражами мира, его щитом и мечом, но пусть нам, наконец, дадут наше место в сообществе наций!» Честно говоря, это требование кажется мне вполне законным. С давних времен, от Анри де Буланвилье (Henri de Boulainvilliers) до Мишеля Фуко (Michel Foucault) нам говорят, что нации создаются в крови сражений. Но сейчас, когда борьба в кои-то веки благородна, мы отказываем им в этом крещении?

— Вы куда меньше уважаете жертвы иракских сил и, в частности, Золотой дивизии, чьих бойцов вы называете неорганизованными «Рэмбо», которые стреляют куда попало. На самом деле это эффективные военные, которые освободили, оставив позади немало тел товарищей, квартал за кварталом, весь восток Мосула и теперь сражаются на западе города. Вам не кажется, что это необъективно и даже несправедливо?

— Я снимаю то, что вижу. И показываю то, что снял. Там, разумеется, есть военные, и мы показали это в фильме. Тем не менее мы вместе с моими операторами Камийем Лотто (Camille Lotteau), Оливье Жакеном (Olivier Jacquin) и Ала Тайибом видели иракских солдат, которые стреляют "в молоко", теряют занятые районы и т.д. Мы видели призрачную армию, скитающуюся по улицам разрушенных кварталов, которые ей не удалось обезопасить. Наконец, это напоминающее ИГ отношение к смерти… Это тоже есть в Золотой дивизии.

— Вам не кажется, что все несколько преувеличено? Несколько черепов на одежде рискующих жизнями солдат и свастика на футболке. Этого достаточно, чтобы они стали СС?

— Я показал одну свастику. Но мы на самом деле сняли их намного больше.

— У пешмерга нет нездорового отношения к смерти?

— «Пешмерга» означает «те, кто смотрят смерти в лицо». Чтобы бросить ей вызов. Чтобы победить ее. А не прославлять. Там не слышно «Да здравствует смерть», как среди некоторых бойцов-шиитов из Багдада.

— Вы говорите, что не любите войну, хотя эта тема проходит через все ваши фильмы и часть ваших книг. Парадокс или противоречие?

— Нет, я не люблю войну. Но я люблю величие. Я люблю моменты в жизни людей, когда они возвышаются над собой. И должен признать, война иногда становится к этому толчком. У меня всегда была слабость к большим авантюристам: Гарибальди, Байрон, Лоуренс и Мальро, некоторым образом, Ксенофонт и его «Анабасис». Но мне кажется, что величие может пробудиться в каждом человеке, а не только в трансцендентных грандах, которыми, по Канторовичу, являются короли и стоящие рядом с ними. Именно за этим я ездил к бойцам в Бангладеш, к защитникам Сараево, к ливийским повстанцам. Сегодня к курдам…

— Такой открытый выбор стороны не оставляет за бортом всю сложность битвы за Мосул с шиитским ополчением, соперничеством шиитов и суннитов, неоднозначной ситуацией в международной коалиции, которая встала на сторону союзников Ирана?

— Мне кажется, там все это есть. Но вскользь. Без упора. Взять хотя бы первое сражение. В деревне Фазлия мы попадаем в засаду ИГ. Ужасный бой. Гибнут люди. Но поддержка американской авиации не приходит, несмотря на призывы наших товарищей. Вот она — «неоднозначность» коалиции…

— Съемки изменили ваше отношение к ситуации?

— Мне хочется вам сказать, что самым большим ударом стал «метафизический» шок. Потому что Мосул — новое название древней Ниневии. Ниневии пророка Ионы. Город преступлений и зла, обращение которого находится в самом центре размышлений иудеев и христиан об искуплении и единстве людского рода. Меня так захватила эта история. Я столько размышлял о толкованиях Малбима, Виленского Гаона, Гершома Шолема, святого Августина и святого Иеронима. Для меня было шоком физически оказаться на этом магнитном полюсе, в тени тысячелетних слов, которые находятся в душе каждого из нас. У битвы за Мосул есть это духовное измерение. 3 тысячи лет спустя, это второе падение местной империи.

— Кажется, вы всегда находитесь в поисках борьбы, которую хотите поддержать. Это объясняет, почему вы неизменно ищете лагерь добра в противостоянии со злом?

— Я бы сказал, что ищу лагерь меньшего зла. Потому что на самом деле не верю в добро. Как бы то ни было, я не беспристрастный наблюдатель, и не возвожу нейтралитет в религию. В моих военных репортажах, как письменных, так и отснятых, меня интересуют в первую очередь мирные жители, жертвы и те, кто волей обстоятельств рискуют жизнью ради их защиты. Так, например, я не смог бы снять фильм о победоносной армии. Я не стал бы рисковать, если бы речь шла об освещении «обычной» войны. Есть один знаменитый военный писатель, который совершенно не вызывал у меня интереса: Цезарь со своей «Галльской войной». Глядя на Европу прошлого века, нельзя не отметить два очень громких имени. Малапарте в «Капут» переходит из варшавского гетто к столу генерал-губернатора Польши Ганса Франка и корзине с глазами хорватского диктатора Анте Павелича. Мальро же выстроил «Надежду» как роман на службе дела республиканцев, которые, как он говорил, ведут войну, не любя ее. Я восхищаюсь обоими, хотя мне, разумеется, ближе Мальро.

Франция. Ирак > Армия, полиция. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 1 марта 2017 > № 2090821 Бернар Анри Леви


Франция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 июня 2015 > № 1401514 Бернар Анри Леви

Бернар-Анри Леви: как никогда, с российскими демократами ("La Regle du Jeu", Франция)

Бернар-Анри Леви отвечает на публикацию Кремлем списка из 89 человек, которых объявили персона нон грата в Москве.

Бернар-Анри Леви (Bernard-Henri Lévy)

Нет, я не испытываю гордости от того, что мне запретили въезд в Россию. Только печаль. Причем в большей степени это печаль не для нас, интеллектуалов, журналистов и политиков, которые оказались в этом жалком списке, а для россиян. Во всяком случае, российских демократов, противников войны, правозащитников и борцов за свободу, которые в очередной раз оказываются в заточении и изоляции, лишаются жизненно важных контактов с друзьями из-за границы.

Как бы это ни выглядело на первый взгляд, «черный список» нацелен не на западных людей, а на россиян.

Он создает проблемы не для Даниэля Кон-Бендита (Daniel Cohn-Bendit), Карла-Георга Веллмана (Karl-Georg Wellman) или меня самого, а для наших друзей в стране, тех, чьи устремления и борьбу мы поддерживаем по мере сил, безутешных боевых товарищей оппозиционера Бориса Немцова, которого убили два месяца назад у стен Кремля.

Такова старая стратегия диктаторов: изолировать граждан, обрезать связь с внешним миром, задушить их.

В России, от Брежнева до Путина, по-прежнему сильна тяга к тоталитаризму: закрыть границы, убрать неудобных свидетелей, заткнуть рот прессе и свободным голосам. И наплевать на пацифистов, татар, чеченцев, новых гонимых диссидентов, избитых «чурок», оппозиционеров.

Лично для меня ничего не изменится.

Я был и остаюсь другом российского народа.

Я восхищаюсь настоящей великой Россией, горжусь тем, что посвятил часть жизни распространению на Западе слова Солженицыных, Сахаровых и Немцовых. И я буду и дальше работать ради этого, не покладая рук.

Несколько дней назад первый канал национального телевидения попросил у меня интервью. Я согласился. Это согласие все еще в силе. Если, конечно, диалог будет жестким, но корректным.

Франция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 июня 2015 > № 1401514 Бернар Анри Леви


Украина. Франция > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 28 мая 2015 > № 1409915 Бернар Анри Леви

Возвращение на Украину: Львов ("La Regle du Jeu", Франция)

Бернар-Анри Леви (Bernard-Henri Lévy)

Kiev Post: В следующий четверг, 28 мая, Вы снова приедете на Украину, чтобы лично исполнить свою пьесу «Отель Европа» на сцене Львовской оперы...

Бернар-Анри Леви: Да. Уже в третий раз. До этого я выступал в Одессе — городе Исаака Бабеля, Эйзенштейна и одной из легендарнейших еврейских общин на Украине. 21 февраля я выступал в Киеве, в день годовщины Майдана, который для меня является одной из прекраснейших революций современной истории. И я сыграю свою пьесу еще раз, снова произнесу этот монолог о Европе и европейском духе во Львове, который — наравне с Веной, Прагой и Будапештом — является символом великой центральноевропейской культуры. У меня эта поездка вызывает сильные чувства. Нигде я так сильно не чувствую себя европейцем, как в этих городах, в которых Европа существует в форме ностальгии, сражения и надежды. Хотите, открою вам тайну? Моя мечта — сыграть эту самую пьесу, произнести эти самые слова, это самое посвящение Данте, Гете, Шевченко и Наде Савченко в Донецке, Луганске, Дебальцево или Мариуполе. Имеющий уши да слышит!

— Вы потратили много сил на борьбу за дело Украины в Европе. Что мы имеем сейчас?

— Признаюсь, я сильно озадачен. Не хочу сверх меры пугать ваших читателей, но я чувствую, что над европейскими столицами веют недобрые ветра. Как если бы тот порыв солидарности, что мы почувствовали во время Майдана, начал сходить на нет. Как если бы пред лицом российского высокомерия европейские столицы решили, что цена, пожалуй, слишком высока. Я не говорю об общественном мнении, которое в большинстве своем по-прежнему испытывает отвращение к выходкам, провокациям и угрозам Путина. Я говорю о правящих кругах, элите, правителях, которые, похоже, постепенно от вас отказываются.

— Даже Франция?

— Нет. Франция — это пока исключение. Как я понимаю, ваш президент и ранее ваш премьер-министр остались довольны разговором с президентом Фрасуа Олландом. К слову, вы, как и я, прекрасно знаете, что тот же Олланд так и не уступил в чувствительном и болезненном вопросе «Мистралей». Ставить принципы выше торговли, солидарность с братским народом — выше простой финансовой заинтересованности — это встречается не так уж часто. И в данном случае, это было не так просто, как кажется. Если вы хотите услышать мое мнение, это был по-настоящему редкий жест государственного деятеля: Олланда упрекали в том, что, отказавшись от поставок «Мистралей», он поставил под сомнение надежность Франции как партнера, но я, напротив, считаю, что он тем самым подтвердил ее благонадежность; именно отказавшись от этих поставок, мы заверили наших партнеров в своей решимости и силе... Но Франция — не вся Европа. И даже если Олланд обладает значительными полномочиями и авторитетом, у него недостаточно рычагов, чтобы в одиночку заставить пораженческую, зябкую и испуганную Европу пережить следующую зиму без российского газа. Как раз об этом я говорю в своей пьесе.

— Как далеко, на Ваш взгляд, может зайти это примирение с Москвой?

— Все сказано в пьесе. Как ни прискорбно, я предвидел развитие этой неомюнхенской политики, за которую расплачивается Украина. Дипломаты, особенно те, что в Брюсселе, — люди странные, лишенные памяти, а зачастую и достоинства. Всего пару дней назад во французской и британской прессе появились странные, умело организованные утечки информации. Дело было накануне ежегодной конференции по вопросам расширения. И нам сообщили, что отныне многие государства-члены ЕС ставят примирение с Путиным и возобновление «бизнеса, как раньше» превыше верности политическим и моральным обязательствам, взятым на себя во время падения Януковича. Так, например, большинство находят все более и более «естественным» и даже «желательным» вхождение тех или иных стран региона в Евразию. Напомню, между делом, что у этой самой Евразии есть две характеристики. Во-первых, это геополитический проект, основанный на фашистской идеологии, которая уходит корнями в 1930-е годы — я это во всех подробностях объяснял в прошлом году на конференции в Киеве, стенограмму которой вы опубликовали. Во-вторых, это военная машина против Евросоюза: способ его уравновесить и за счет популистских, ксенофобских и антиевропейских партий, которые там кишмя кишат, дестабилизировать, а по возможности и вовсе подорвать ЕС.

— Вы близки к президенту Порошенко. Вы обсуждали с ним эти вопросы?

— Для начала хочу сказать, что чем чаще я вижу Петра Порошенко, тем больше меня поражает его спокойствие, решимость и уверенность. В последний раз мы виделись в Париже три недели назад. У меня дома. Я пригласил нескольких человек, которые создают общественное мнение во Франции, чтобы они послушали его. И все были впечатлены этим человеком, его уверенностью в победе и дальновидностью реформ, которые он собирается провести. Когда герой «Отеля Европа» в самом конце пьесы назначает идеальное правительство Европы, он поручает Порошенко руководить Министерством величия, и это не просто художественный прием! Что касается вашего вопроса, думаю, он осознает хрупкость международной поддержки, которая оказывается его стране. Он прекрасно видит грязные игры тех, у кого хватает наглости оправдывать собственную трусость бездействием Украины, которая, якобы, слишком медленно вступает на путь реформ, слишком неохотно борется с коррупцией и т.д. И это еще одна причина, по которой я активнее, чем когда-либо, выступаю за то, чтобы Европа и Франция его поддержали, чтобы США предоставили вооружение, в котором он нуждается, прислушавшись к требованиям растущего числа американских сенаторов и конгрессменов, и чтобы все мы по-прежнему стойко держались против этого российского неоимпериалиста, чьей первой, но далеко не последней жертвой стала Украина.

— Какую роль в данной ситуации может сыграть такая пьеса, как «Отель Европа»?

— Эта пьеса, как вы знаете, в значительной мере посвящена Украине. Это гимн защитникам Донецка, героям Дебальцево и небесной сотне тех, кто погиб на Майдане. Это призыв к освобождению Нади Савченко, отважной летчице, похищенной сепаратистами Востока страны и удерживаемой Путиным вопреки всем законам войны. Поэтому для меня показать эту пьесу во Львове — это конкретный жест солидарности и способ сказать нашим европейским братьям, которыми для меня являются украинцы: «Вы — не одни, ваши изначальные друзья по-прежнему с вами, нас по-прежнему много — тех, кто знает, что вы — наши часовые, наш щит, противостоящий наследникам Сталина и Николая I». Но вы увидите, что это также непреклонное и открытое обращение к безвольной Европе, которая, если бы не было интеллектуалов, журналистов и людей с чистой совестью, которые напоминают ей о ее собственных ценностях, уже давно бы направилась навстречу Москве и отреклась от своих прошлогодних обязательств. Кстати, я также представлю свою пьесу в Берлине, Брюсселе и, надеюсь, в Нью-Йорке. Чтобы повсюду был услышан голос свободной, демократической, неделимой и европейской Украины.

— Получаете ли Вы удовольствие от игры?

— Да, огромное. Когда в Сараево, а потом в Париже пьесу играл Жак Вебер, вложив в свою игру весь гений великого театрального мастера, воспитанного на «Сирано», «Дон Жуане», трагедиях Ибсена и Расина, реакция была очень мощной. Но самому произнести свой текст в этих трех городах европейского сознания и сопротивления анти-Европе — в Одессе, Киеве и теперь во Львове — это совсем другое дело. Непередаваемые эмоции. Ощущение, что тебя мгновенно и всецело понимают. Чудо слова, которое в ту же секунду, как оно произносится, становится эхом внутреннего голоса публики, отражая ее жизнь, ее судьбу и ее надежду. Чувство общности и братства, которое мне редко удавалось испытывать.

Украина. Франция > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 28 мая 2015 > № 1409915 Бернар Анри Леви


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter