Всего новостей: 2556090, выбрано 1 за 0.008 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Хекмарк Гуннар в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Хекмарк Гуннар в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Швеция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 июня 2015 > № 1401513 Гуннар Хекмарк

Трансляции из Европы по-русски ("Sverigesradio", Швеция)

Максим Лапицкий

Как воспринял депутат Европарламента от Консервативной партии Гуннар Хекмарк (Gunnar Hökmark) известие о том, что он внесен в черный список европейских политиков и чиновников, которым запрещен въезд в Россию? Он намерен добиваться возобновления эфирного радиовещания из Швеции по-русски и открытия телевизионного вещания на русском языке.

— Это вызывает сожаление, по ряду причин. С одной стороны, я считаю важным посещать Россию и встречаться с российскими людьми. Но еще более печально это для российского общества, и не потому, что это затронуло меня, это выражение того, как власти Кремля закрывают пути к диалогу и контактам с окружающим миром. Я не часто бывал в России последнее время, но имел широкие контакты, как с российскими оппозиционерами, так и с официальными лицами.

— Но почему именно вы вошли в этот санкционный список?

— Трудно сказать. Хотелось бы, чтобы это разъяснили российские власти. Думаю, это связано с тем, что в прежние времена я активно поддерживал борьбу за независимость балтийских государств. Но наверняка и с тем, что я критиковал все более диктаторские методы путинского режима и военные действия на Украине. Ответственность за то, что Россия ведет войну на Украине, целиком лежит на режиме Путина, что я и критиковал.

— По заявлениям российского МИД, как, во всяком случае так говорила заместитель директора Департамента информации и печати МИД России Мария Захарова, этот санкционный список был известен уже год назад. А внесены в него люди были не из-за их враждебного отношения к России, а по случайному принципу, в качестве ответа на введенные Евросоюзом санкции против российских деятелей и чиновников. Вы в это верите?

— Нет, вряд ли. Понятно, что запрет на въезд они могли ввести уже давно, и он касается большего числа лиц, чем включены в список. Это, наверняка так. Но я думаю, этот список состоит из тех, кто не нравится режиму, И таким образом, говорить о какой-то произвольной выборке нельзя. Ведь почти все, кто в этом списке, работали в направлении демократии и открытости, в конфликте с режимом Путина. И это интересно, что те кто попал в этот список, во всяком случае, в том, что касается меня — друзья России. Я бы хотел видеть динамичную и открытую Россию. Я хочу, чтобы Санкт-Петербург был частью нашего балтийского региона, а не какой то отдаленной территорией. Хочется открытости. Но проблема в том, что Путину не нравятся те, кто выступают за подобную открытость. Так что «случайный» этот список вряд ли — скорее, он пристрастный, в том смысле, что касается взглядов людей. И, кстати, это раскрывает истинное лицо режима, который напуган взглядами и мнениями другого рода. И это, в какой-то мере, внушает надежду. Потому что режим, который напуган другими взглядами, понимает собственную слабость. На данном этапе развития чрезвычайно важны коммуникации с народом России напрямую

— Но как это возможно, когда в России все в большей степени доминирует государственная телевизионная пропаганда и оппозиционные, или, скажем так, объективные СМИ все в большей мере ограничиваются?

— Я думаю, стоит повернуть вопрос иначе. Следует ли сделать так, чтобы российские граждане могли выбирать те СМИ и информацию, которая есть в Европе? И хотелось бы, чтобы большие количества информации были доступны по-русски. Я бы хотел, чтобы и Шведское радио и Шведское телевидение вели передачи по-русски и передавали новости, давали аналитические программы и те знания, которые доводятся до шведской публики. Это было бы чрезвычайно важно для русскоговорящего населения стран Балтии, но и для российской публики.

— Но о каких каналах русскоязычных трансляций, например, из Швеции, вы можете говорить при том, что ранее использовавшиеся для этих целей короткие или средние волны перестали широко использоваться и явно потеряли аудиторию?

— Можно пробовать разные существующие платформы. Но, разумеется, важно, чтобы все это было в интернете: и радио, и телевизионные программы. Это важно для русской аудитории: в балтийских странах, в России. Разумеется на Украине и в Белоруссии. Но думаю, можно попробовать и другие формы трансляций: например, регулярные радиопередачи тем же способом, как делалось долгое время. Интерес к таким программам зависит от того, как часто они выходят в эфир. И я уверен, что многие русские люди ощущают, что отдаляются от окружающего мира, и они оценят, когда мир этот начнет приближаться.

Демократическое общество имеет преимущества перед диктаторским режимом. Потому что здесь СМИ вынуждено сталкиваются между собой и заняты взаимной критикой. Ведь критический анализ способен раскрыть ложь и неправду. И поэтому, без сомнения, для многих людей в России или в русскоговорящих регионах вблизи от нас, шведские, британские или немецкие медиа будут выглядеть более достоверно. Они — не орудие пропаганды. Они дают взгляд с разных сторон, но это не пропаганда. Я думаю, что российский народ во все большей мере чувствует, что российские СМИ возвращаются к тому, чем они были когда-то, придатком государства.

— Думаете, чувствует народ? Или уже увлекся имперской идеей и вполне сам участвует в ее развитии?

— Пропаганда, даже при том, что правда в ней опускается, может иметь сильный эффект. Изначально, но в долгой перспективе, если посмотреть на советские времена или другие диктатуры, то люди начинают понимать, чего стоят эти СМИ или сам режим. И я думаю, что многие люди в России действительно живут представлениями, что СМИ — это СМИ, а не рука государства. Но со временем, когда они видят все большие расхождения в том, что они получают от собственных СМИ и СМИ окружающего мира, тогда приходит понимание. И в этом контексте, нам крайне важно, облегчить этот процесс для русскоязычного населения Европы. Чтобы они могли воспринять то многообразие, которое существует в мире и Европе.

— Вы намерены конкретным образом работать с этими вопросами?

— Да я намерен продвигать этот вопрос. Намерен задать его Шведскому радио (SR) и Шведскому телевидению (SVT), высказать такое пожелание. Кроме того, я хочу поднять вопрос в Европейском парламенте, в контексте взаимоотношений с Россией. Выступить с таким предложением. Но не для того, чтобы СМИ Европы занялись пропагандой, потому что это не дело для демократических стран. Но сделать доступными для русской аудитории те трансляции, которые уже имеются.

Швеция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 июня 2015 > № 1401513 Гуннар Хекмарк


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter