Всего новостей: 2657600, выбрано 3 за 0.006 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Кальюлайд Керсти в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Кальюлайд Керсти в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Эстония > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 8 апреля 2018 > № 2560914 Керсти Кальюлайд

Искусственный интеллект, Россия и многое другое: как эстонский президент готовится к будущему

Эрик Ниилер (Eric Niiler), Wired Magazine, США

В свои 48 лет Керсти Кальюлайд является самым молодым президентом Эстонии и первым президентом-женщиной в этой стране. Эта любительница бега на марафонские дистанции имеет диплом генетика и степень магистра делового администрирования. Большую часть своей карьеры она провела на незаметных должностях, работая в основном аудитором в ЕС. В 2016 году эстонский парламент избрал ее на пост президента. Прошло два года, и она продолжает курс Эстонии на глобальную цифровую безопасность, одновременно отражая военные и кибернетические угрозы со стороны России, которая оккупировала эту страну на протяжении 50 лет вплоть до ее освобождения в 1991 году.

Эстония славится своим цифровым правительством, налоговой и медицинской системой. И эта страна планирует свое будущее. Программа «Электронный резидент», позволяющая гражданам других стран получать от государства удостоверение личности и удаленно создавать в Эстонии свои компании, с 2014 года привлекла 35 тысяч человек. Теперь правительство обсуждает предложение о предоставлении некоторых прав системам с искусственным интеллектом. Закон может облегчить процесс принятия решений автономными системами, роботами и автомашинами без водителей.

На этой неделе Кальюлайд посетила Белый дом вместе с руководителями Латвии и Литвы, где президент Дональд Трамп обсудил с ними ряд вопросов, включая тему безопасности на границе с Россией. Этот визит совпал с 100-й годовщиной независимости прибалтийских стран, которые получили ее после Первой мировой войны, и Трамп воспользовался этой возможностью, чтобы подтвердить решимость США защищать прибалтийские государства в соответствии с Североатлантическим договором. После американо-балтийского торгового саммита и возложения венков на Арлингтонском кладбище Кальюлайд дала интервью Эрику Ниилеру из издания «Вайред» (WIRED) в эстонском посольстве в Вашингтоне.

Эрик Ниилер: После многочисленных усилий, предпринятых в прошлом десятилетии, Эстония во многих отношениях превращается из традиционного государства в цифровое общество. Продолжаете ли вы эти усилия, и чего надеетесь достичь в предстоящие годы на посту президента?

Керсти Кальюлайд: Цифровое общество рождается тогда, когда люди отказываются пользоваться бумагой. Мы знаем, что в нашей стране люди отказываются пользоваться бумагой. Когда страна доходит до такого уровня в своем развитии, ей приходится постоянно обеспечивать безопасность цифрового государства. Если что-то идет не так, необходимо иметь несколько альтернатив. О безопасности нужно думать все время; это не очень-то отличается от бумажных архивов.

Наше общество уже испытало на себе цифровые сбои. Мы также видим, как меняется отношение людей к технологиям и к работе, и какие возможности может дать интернет карьерам нового типа. Например, людям для работы не нужны предприятия, поскольку они могут продавать свои навыки в онлайне самостоятельно.

В нашем случае правительство тоже находится в цифровой сфере. Мы понимаем, что надо думать о налоговой системе, когда люди одновременно работают в пяти разных компаниях из пяти разных стран. С этим надо разбираться. Одни мы с этим не справимся, проблему нужно решать глобально.

— Похоже, граждане Эстонии доверяют своему правительству, когда встает вопрос о предоставлении цифровой информации. Здесь, в США, мы до определенной степени доверяем «Фейсбуку» и «Амазону», но с правительством все наоборот. Как вы этого добились?

— Мы завоевали доверие, потому что наши люди в интернете не анонимны. Они всегда были защищены. Если человек пытается совершить с кем-то сделку или операцию в онлайне, через электронную почту он это делать не станет, да и расплачиваться кредитной картой тоже. Вместо этого он создает зашифрованный канал и подписывает контракт с проставлением даты. Эстонцы больше привыкли к интернет-банкингу, чем к онлайновым кредитным картам. Вы можете создать доверие, но вам придется создать инструменты и правовое пространство, которое обеспечит безопасность этих инструментов. Государство вынуждено обещать людям, что оно обеспечит им безопасность в интернете. Меня поражает то, что компании в глобальном масштабе работают в интернете. За ними успевают очень немногие правительства.

— А как насчет внешних угроз? Какие другие шаги могут понадобиться для предотвращения российской агрессии в таких местах как Украина, или для недопущения кибератак и хакерских взломов типа тех, что имели место в 2016 году на президентских выборах?

— Что касается обычной агрессии, то поскольку мы применили санкции, Россия в других регионах больше не осуществляет свои агрессивные акции. В киберпространстве мы не должны узко зацикливаться на одной только России. Кибератаки сыплются на нас дождем из многих мест. Необходимо обеспечить безопасность нашим системам, и научить людей такому понятию как кибергигиена. Если можно определить источник атак, надо открыто заявить об этом, как поступили Соединенные Штаты. Нам необходимо глобальное понимание того, как должны действовать международные правила в сфере интернета. Сейчас такое представление полностью отсутствует.

— Что вы имеете в виду под международными правилами?

— На эту тему есть немало научных работ, скажем «Таллинское руководство», первая и вторая часть. Например, мы не посягаем на суверенитет друг друга. Можно ли считать атакой нападение на какие-нибудь очень важные электронные системы? Какими правами обладает в таком случае обороняющаяся сторона? Какие у вас есть права, если вы подвергаетесь атаке со стороны страны, которую можете идентифицировать, но не со стороны ее правительства? И какие у вас права в том случае, если это правительство в силу своей слабости не может наказать атакующего?

— Коль речь зашла о правах, Эстония может стать, пожалуй, первой страной, которая предоставит законные права системам с искусственным интеллектом, скажем, полностью автономным роботам или транспортным средствам. Как это отразится на простых эстонцах?

— Здесь дискуссия сосредоточена на том, нужно ли создавать специальное юридическое лицо для таких автономных систем. Если вводить нормы и регулирующие правила для искусственного интеллекта, то их нужно вводить и для машинного обучения, и для самоуправляемых автономных систем. Мы хотим, чтобы наше государство в упреждающем порядке предлагало услуги населению. И надо внимательно подумать о том, как сделать это предложение безопасным для наших людей и для их персональных данных. Мы хотим безопасно развивать искусственный интеллект в Эстонии.

— К этому вас подтолкнуло изобретение самоуправляемых автомобилей без водителей?

— Нет, к этому нас подтолкнул эстонский народ и его требование к государству в упреждающем порядке предоставлять услуги. Например, если у пары есть ребенок, она имеет право на пособие на ребенка. Эстонцы считают, что они не должны в этом случае писать какие-то заявления, куда-то обращаться. Они говорят: «Мы родили ребенка, платите нам». Это называется упреждающим действием. Люди требуют эффективности от автоматизированной системы, которая принимает решения. А мы должны это регулировать. Когда ты оказался в киберпространстве, люди всегда будут подталкивать тебя к тому, чтобы ты совершенствовал работу по оказанию услуг.

— Недавно вы запустили новую программу генетического тестирования для 100 тысяч эстонских граждан. Это в дополнение к тем 52 тысячам, что уже протестированы. Как будет использоваться эта информация в интересах улучшения здоровья людей? И какие меры защиты будут приниматься во избежание возможной генетической дискриминации со стороны, скажем, работодателей?

— Эта информация принадлежит людям, чей геном был проанализирован. Эта информация не принадлежит геномному банку Эстонии или государству, и она не передается другим людям. Генетические данные человека существуют в анонимной форме. Цель этой программы состоит в том, чтобы люди знали, насколько велик у них риск заболевания диабетом, риск инфаркта. Они могут поделиться этой информацией со своим семейным врачом, но они не обязаны это делать. Они могут хранить ее для себя, но большинство наверняка поделятся ею со своим врачом.

— Есть ли на эстонском горизонте еще какие-то важные дела и события, которых нам следует ждать?

— Я бы вам не сказала, даже если бы знала. Геномный банк и цифровое общество — это те проекты, которые оказались очень успешными. Я уверена, есть другие проекты, у которых успехов меньше. Наш народ готов сотрудничать с государством в сфере новых технологий. Это уже превратилось в привычку: каждый эстонец видит в этом составную часть наших национальных особенностей. Мы понимаем, что это позволяет нам оказывать услуги людям лучше, чем это могли бы сделать деньги.

Эстония > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 8 апреля 2018 > № 2560914 Керсти Кальюлайд


Эстония. Россия > Внешэкономсвязи, политика > bbc.com, 16 октября 2017 > № 2356025 Керсти Кальюлайд

Президент Эстонии: шаги к примирению должна делать Россия

Страны Балтии оказались на передовой противостояния между Россией и Западом после аннексии Крыма. Альянс НАТО - пусть и символически - увеличил присутствие на восточных рубежах Европы. Эстония приняла батальон британских солдат.

Президент Эстонии Керсти Кальюлайд в интервью Би-би-си рассказала, что надеется на улучшение отношений Запада с Россией, но считает, что первый шаг навстречу должен сделать Кремль. С президентом беседовал Олег Антоненко.

Би-би-си: Что изменилось после прибытия британских войск в Эстонию?

Керсти Кальюлайд: Они интегрированы в Первую пехотную бригаду Эстонии и в другие наши войска. Эстонская армия - это тоже НАТО. Поэтому одним батальоном больше, одним меньше - не проблема. В Эстонии ничего не изменилось, если вы посмотрите вокруг.

Би-би-си: Тогда почему они здесь?

К.К.: Но то, что четко видно - их присутствие - оно заметно. Они общаются с нашими людьми, ходят в школы, их видно на местах. И жители Эстонии приветствуют присутствие войск НАТО здесь, в нашей стране.

Би-би-си: Глава внешней разведки Эстонии Микк Марран недавно предупредил, что Россия может готовить провокации против британцев, чтобы дискредитировать солдат НАТО в Эстонии. Было ли уже что-нибудь подобное?

К.К.: Прежде всего я должна сказать, что ничего такого не было. У всех военных в Эстонии, включая наших, хорошие отношения с местным населением. Если кто-то где-то и подрался, если кого-то обидели, то какая разница, кто именно? Среди молодежи такие вещи случаются постоянно, и это никоим образом не вредит репутации войск НАТО в Эстонии.

Би-би-си: В своей недавней речи, произнесенной здесь, на военной базе Тапа, британский премьер-министр Тереза Мэй сказала:"Продолжающаяся агрессия со стороны России представляет растущую опасность для наших друзей в Эстонии". Вы согласны с этим заявлением? И если да, то какую именно растущую опасность со стороны России вы видите?

К.К.: Россия непредсказуема. Россия не признает международные соглашения, под которыми поставила свою подпись, например, Будапештский меморандум (о гарантиях безопасности для Украины в обмен на отказ от ядерного оружия). Я думаю именно об этом говорила британский премьер-министр.

Би-би-си: Почему, по вашему мнению, угроза растет, если говорить о действиях России?

К.К.: Разве Россия вывела свои войска из Украины? Разве оккупация Крыма завершилась? Или, может, Грузия смогла вернуть себе территории, которые потеряла в 2008 году? Все эти события укладываются в оценку рисков Терезы Мэй, с которой я и остальные члены НАТО согласны.

Би-би-си: Вы не раз говорили, что целью президента России Владимира Путина является уничтожение глобальной системы безопасности. Считаете ли вы Россию врагом, враждебным государством?

К.К.: Нет.

Би-би-си: Кто же для вас Россия?

К.К.: Россия - наш сосед. Я была бы очень рада, если бы у нас были хорошие отношения с Россией, которая развивается, идя по пути демократии. Я думаю, кстати, что Россия была бы более успешной в экономическом плане, если бы шла по пути демократии. Поскольку, если ты непредсказуем, инвестиции к тебе не придут.

Если ты непредсказуем, с тобой слишком рискованно торговать, даже если не будет новых санкций. И это печальная история. Я думаю, что в 2008 году мы увидели начало лавины, которая остановилась в Крыму на Украине.

Би-би-си: 2008 год, вы имеете в виду войну России с Грузией?

К.К.: Да, именно так. Это тот же самый процесс. Это отказ признать, что менее сильные страны имеют право на выбор. И когда произошли события в Грузии, реакция Запада была недостаточно жесткой. Западные страны не дали понять, что не потерпят подобного развития событий.

Сейчас западные правительства выучили урок. Поэтому когда случились события в Крыму, последовала жесткая ответная реакция. Были введены санкции, появилось понимание, что Минские договоренности должны быть претворены в жизнь, и Крым должен вернуться в состав Украины. Все это остается в силе.

Би-би-си: Однако, Минские договоренности не были реализованы, а Крым не был возвращен Украине. Ничего не изменилось после введения санкций.

К.К.: Ну и что, нам теперь сказать - извините, мы пересмотрим свою позицию? Нет, ровно наоборот, мы должны оставаться сильными и едиными. И именно это мы и делаем.

Би-би-си: Вы говорили, что вас не очень беспокоит проблема неграждан, поскольку это личный выбор людей, которые хотят ездить без виз и на запад, и на восток. И главное, что они едины в деле защиты родины и не хотят, чтобы Эстонию оккупировала Россия.

К.К.: Это даже не мои слова, я цитировала Яну Тоом, видного русскоязычного политика и депутата Европарламента от Эстонии. И она утверждает, что ни один русский в Эстонии не хочет завтра проснуться в Российской Федерации. У меня нет причин ей не верить.

И мое личное понимание после года разговоров с русскоязычными эстонцами - и там не только русские, но и люди других национальностей - они разделяют ценности либеральной демократии и любят свободу, которую им дал Европейский союз. И, конечно, им нравятся экономические преимущества, которые дает эстонская зарплата по сравнению с российской.

Но главное, что их привлекает в Эстонии и Евросоюзе - это свобода. Потому что, например, в Эстонии можно говорить, что Крым принадлежит России, и вам за это ничего не будет. И если спросить наших новобранцев - русскоязычных или эстоноязычных - они как один горят желанием защищать Эстонию. И те, и другие.

Би-би-си: Возможно, у них разные подходы, потому что, согласно опросу вашего министерства обороны, в марте около 90% эстонцев приветствовали усиление контингента НАТО, тогда как в русскоязычном сообществе картина противоположная: большинство - против; они считают, что гарантией безопасности должны быть хорошие отношения с Россией. Что вы скажете на это?

К.К.: Я не думаю, что они против войск НАТО в настоящее время. Люди говорят: если бы у нас были хорошие отношения с Россией, не было бы необходимости усиливать войска НАТО. Абсолютно точно. У нас не было никакого усиленного контингента в те годы, когда мы рассчитывали на развитие демократии в России. Оценки рисков меняются, механизмы сдерживания меняются. Такова реальность.

Я вижу, что эти люди сожалеют, что у нас не может быть хороших отношений с Россией. Но это не значит, что они не понимают, что в этом виновата сама Россия.

Би-би-си: Владимир Путин не собирается уходить в отставку, судя по всему, и нынешняя политическая система в России может просуществовать еще долгое время. Многие говорят о новой холодной войне. Ваша страна готова к долгосрочным недружественным отношениям с вашим крупнейшим соседом?

К.К.: Я очень надеюсь, что отношения между западными странами и Россией могли бы наладиться и стать нормальными. Чем раньше это произойдет, тем будет лучше. Но, к сожалению, первые шаги к примирению должна сделать Россия. А не западные страны, которые лишь напоминают России о ее международных обязательствах.

Эстония. Россия > Внешэкономсвязи, политика > bbc.com, 16 октября 2017 > № 2356025 Керсти Кальюлайд


Эстония. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 24 марта 2017 > № 2116227 Керсти Кальюлайд

"Россия представляет собой угрозу": Эстония в тревоге из-за соседа

Лэлли Веймут | The Washington Post

Эстонию убедили уверения вице-президента США Майка Пенса в том, что Америка привержена НАТО, несмотря на скептицизм в отношении альянса президента Трампа. Об этом президент страны Керсти Кальюлайд заявила в интервью The Washington Post. Как отмечает журналистка Лэлли Веймут, недавно в Эстонию прибыл батальон НАТО, благодаря которому "эта маленькое и уязвимое балтийское государство должно почувствовать себя в большей безопасности от России - своего могущественного соседа, который исторически двойственно относится к независимости" эстонцев.

"Россия представляет собой угрозу. Речь идет не о физической угрозе какой-либо из стран НАТО, но об [угрозе] архитектуре международной безопасности", - сказала президент Эстонии. Кальюлайд напомнила: когда в 2008 году Россия "двинулась на Грузию", "это стало первым знаком". По словам президента, тогда "все быстро затихло, европейские страны вернулись к своим делам, и жизнь продолжилась". "Это, конечно, стало уроком для Путина - он понял, что может продвинуться чуть дальше".

"Сейчас я опасаюсь, - продолжила политик, - что решимость западных стран может не выдержать проверку на прочность в случае с Украиной. Мы должны очень твердо противостоять тому, чтобы вновь дать посыл Путину: все затихнет". Кальюлайд уверена, что невозможно построить новую архитектуру безопасности, за которую выступают некоторые политики, на "шаткой почве".

Президент Эстонии считает "абсолютно" необходимым сохранение европейских санкции против России в связи с Украиной, передает издание.

"Мы должны признать, что есть желание и есть воля разрушить западную модель безопасности", - отметила президент, имея в виду Москву. "Россия продемонстрировала, что она не считается с миром, построенным на ценностях, где не применяется сила против меньших стран только потому, что есть такая возможность. Это повод для беспокойства", - сказала она.

Однако Кальюлайд заявила, что под защитой НАТО не опасается действий России в Эстонии. На фоне дислокации сил Североатлантического альянса в странах Балтии и Польше "мы чувствуем себя в большей безопасности", "по нашему ощущению, если в России будут происходить новые события, система сдерживания НАТО - на соответствующем уровне".

Президент Эстонии отметила, что войска НАТО на территории ее страны - это только "ограниченный контингент". А хотела бы госпожа президент, чтобы в стране было размещено больше военных и оружия? Кальюлайд ответила, что "прежде всего, нам надо убедиться в том, что командная структура НАТО знает, как она будет реагировать" на гипотетические действия России. "Они должны договорится о том, как доставить сюда подкрепление. Именно это делает нашу систему сдерживания убедительной", - пояснила политик.

Кальюлайд подчеркнула, что, по ее мнению, "не существует физической опасности для какой-либо страны-члена НАТО. Опасность может скорее материализоваться в виде атаки на средства связи, возможно, будет отрезана часть энергосистемы". Эстония соединена с российской электросетью, и для дополнительной безопасности было бы лучше подключиться к европейской сети, считает президент.

Отвечая на вопрос по поводу угрозы существования "прокремлевских радикалов" среди русскоговорящего меньшинства в Эстонии, собеседница издания сказала: "Некоторые пропутинские радикалы очень хорошо говорят по-эстонски. Мы не должны принимать чей-либо язык за руководство к их образу мыслей". Кальюлайд говорит, что российские кампании по дезинформации ведутся везде. "Если мы видим ложные новости, к примеру о солдатах, напавших на молодую девушку в Литве, что потом оказывается вымыслом, спрашивается, в чьих интересах распространять подобную историю? Есть только один потенциальный выгодоприобретатель: это Россия".

Президент Эстонии также отметила, что у России есть интерес к европейским выборам, потому что "ЕС - это прибежище ненавистных ей либеральных ценностей". Кальюлайд полагает, что Москва "была бы очень рада", если бы Европа "развалилась".

Эстония. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 24 марта 2017 > № 2116227 Керсти Кальюлайд


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter