Всего новостей: 2554785, выбрано 1 за 0.005 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Косырев Дмитрий в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмНефть, газ, угольЭкологияСМИ, ИТОбразование, наукаАрмия, полицияАгропромМедицинавсе
ЮАР > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 6 декабря 2013 > № 977203 Дмитрий Косырев

Нельсон Мандела и его урок терпимости для мира

Дмитрий Косырев, политический обозреватель

Скончавшийся в возрасте 95 лет в Южной Африке Нельсон Мандела – отнюдь не последний доживший до наших дней человек с почетным титулом "отец нации". Жив, например, создатель чуда по имени Сингапур, Ли Куан Ю – ему 90 лет. Но Мандела – случай особый.

Трудно быть нацией

Из 192 государств нашего мира более 100 не только не существовали 60 лет назад – тогда, боюсь, никто и подумать не мог, что из случайно слепленных в одну колонию племен и народов может выйти нация.

Но пришла эпоха освобождения колоний, и в мире сразу оказалось очень много новых наций. Или очень много желающих нацией стать. И штука в том, что у некоторых – как, например, у Ли Куан Ю – получилось, вопреки всему. У многих, в том числе именно в Африке, получилось плохо.

В Южной Африке – благодаря Манделе – все вышло не то чтобы хорошо, но намного лучше, чем могло бы.

ЮАР, где создание нации пришлось не на классические 50-60 годы, а почти на наше время, на 90-е, – особый случай. И главная заслуга первого черного президента Южной Африки в том, что он дал миру неплохой урок пользы терпимости в национальном строительстве. Даже если эта самая терпимость срабатывает – как в случае с созданием новой ЮАР – дай бог если наполовину.

ЮАР была британской колонией до 1961 года. Того самого года, когда британские и прочие колониалисты десятками спускали свои флаги на всех континентах и передавали власть местным жителям.

Но в ЮАР власть оказалась – почти единственный случай за всю эпоху деколонизации – не просто у местных жителей, а у белых. И тоже местных. Большая часть их родилась именно на юге Африки. Англия или Голландия (или Германия) для них, конечно, были чем-то вроде исторической родины, но никакой "травы у дома" там они не имели. Только в ЮАР.Эти люди и удерживали власть белого меньшинства в ЮАР вплоть до 1994 года. То есть до прихода к власти Нельсона Манделы.

Человеческий материал

Представим себе положение нового 76-летнего (тогда) президента, человека, который боролся за права черных собратьев в своей стране ровно полвека. И из этих 50 лет 26 он провел в тюрьме строгого режима.

Ему нужно было обеспечить экономический рост – да попросту выживание страны – и равенство белых с черными (и цветными). Но дело в том, что это были две взаимоисключающие задачи.

Белые в ЮАР постарались законодательно закрепить и насаждать идею раздельного существования рас (апартеид), то есть раздельного существования людей разного цвета кожи. Дело было не в разных законах для разных рас, а куда хуже. Черные в ЮАР были, с одной стороны, как русские после 1991 года в Латвии – не имели гражданства. Но вдобавок не могли получать того же образования и медицинского обслуживания, что и белые. Не могли выйти на улицу после наступления темноты, не могли заключать брак с человеком другой расы. И занимать некоторые чувствительные для экономики рабочие места.

Все это было закреплено законами. Которые внешний мир осуждал, но не более того.

Проблема – для президента Манделы – была прежде всего в том, что если бы белые в один прекрасный миг улетучились со своей южноафриканской земли, страна бы обрушилась.

Черное население было просто не готово брать ее в свои руки. Кстати, мы это наблюдали в разных странах Африки: коллапс, несостоявшиеся государства и нации. До сих пор наблюдаем. А ЮАР, наоборот, самая сильная экономика континента, африканский лидер.

Не природные ресурсы, а человеческий материал составляет главную проблему для "отцов нации". Приведенный выше пример Сингапура, тоже когда-то британского, не случаен. Население этой страны состояло и состоит из выходцев из Китая и Индии, плюс немножко коренных малайцев. Плюс проблема образования. В ЮАР все не лучше, а хуже.

То, что принадлежащие к разным племенам и говорящие на разных языках черные жители ЮАР были (и остаются) далеко не ангелами – в том числе из-за наследия апартеида – сам Мандела знал лучше других. На примере собственной жены.

В течение всего срока его президентства шли расследования и судебные процессы над Винни Манделой, которая, как выяснилось, создала себе в дни борьбы за свободу банду телохранителей и однажды лично участвовала в убийстве этой бандой "предателя". Убийство осталось недоказанным, но Винни отсидела 5 лет за 25 краж и случаев мошенничества. Муж с ней развелся.

Кстати, она жива, остается членом национального исполнительного комитета Африканского национального конгресса, очень популярна, иногда именуется "матерью нации".

Ну, и не секрет: прогулка белого человека по Кейптауну и сегодня экстремальная забава. Так что назвать ЮАР страной хоть в чем-то идеальной было бы неверно.Но есть другая страна, чисто случайно играющая роль контрольного опыта для ЮАР. Это близнец ЮАР, бывшая Южная Родезия – Зимбабве.

Тамошние белые также отказались поначалу деколонизоваться, но потом, после долгого и сложного процесса, страна пришла в 1980 году примерно туда же, куда позже и ЮАР – к власти черного большинства во главе с Робертом Мугабе.

Так вот, Мугабе – совсем не Мандела. Его ответом на собственную неспособность сделать что-то с экономикой были грабежи белых, особенно фермеров: что-то не получается – вали на "колониалистов" и отбирай у них собственность.

В результате очень хорошо видно, в чем разница между африканской катастрофой когда-то цветущей Зимбабве и относительно благополучной ЮАР.

То же, но постепенно

Мандела очень увлекался примером Махатмы Ганди, с его ненасилием. Хотя несколько раз объяснял, что иной раз без насилия – никак. Но плавный переход власти и очень постепенная эволюция страны – его заслуга. Он выступал за это до своего президентства и после. И иногда чего-то добивался.

Белые не грузились сотнями на теплоходы. Они постепенно отдавали позиции другим расам. А что-то и сохраняли. Без революций. Медленно.

Кстати, Мандела был одним из тех, кто получил Нобелевскую премию мира действительно за мир. Правда, внутренний. Правда, он разделил ее с лидером белого меньшинства – Фредериком де Клерком. Причем случилось это в 1993 году, за год до того, как Мандела выиграл выборы и стал президентом: за умение вести диалог. А уже потом оправдал эту награду еще и на посту "отца нации".

Как и что помогло Манделе прожить такую долгую и жестокую жизнь, но сохранить выдержку и терпимость – трудно сказать. Королевская кровь (то есть кровь верховных племенных вождей)? Британское юридическое образование (как и у Ли Куан Ю)? Просто фактор времени, включая то, что власть досталась ему уже в очень солидном возрасте?Так или иначе, то была замечательная личность XX века, которая оставила хорошее наследство еще и нашей эпохе.

ЮАР > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 6 декабря 2013 > № 977203 Дмитрий Косырев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter