Всего новостей: 2661265, выбрано 2 за 0.003 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Лукьянов Федор в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмНефть, газ, угольФинансы, банкиЭкологияОбразование, наукаЭлектроэнергетикаАрмия, полициявсе
Япония. Россия > Внешэкономсвязи, политика > mn.ru, 5 октября 2011 > № 412860 Федор Лукьянов

Остается ждать

Спор о том, кто имеет преимущественные исторические права на Курилы, не имеет никакого смысла

Федор Лукьянов

Российско-японские отношения во второй половине прошлого и начале этого века никогда не были особенно хорошими. Однако тот уровень, на который они скатились в 2010–2011 годах, неприятно поражает даже на фоне предшествующего времени. Визит президента России на Курилы прошлой осенью и реакция на него официальных лиц Японии стали низшей точкой. И хотя потом накал противостояния несколько спал, тупик пока очевиден.

Парадокс заключается в том, что, пожалуй, никогда раньше Москва и Токио не нуждались друг в друге столь очевидно, а их объективные интересы (помимо вопроса территорий) не были столь близки. Обе страны находятся не в блестящем положении, пытаясь найти новое место в стремительно меняющейся Азии, где тон задают другие. Их экономики взаимно дополняют друг друга, а геополитические вызовы связаны с одним фактором — китайским. Наконец, и Россия, и Япония — каждая по-своему — ощущают, что их прежние политические повестки дня исчерпаны. Предпосылки для того, чтобы хотя бы обсудить возможность объединения усилий, налицо. Однако динамика противоположная.

Причина объяснима, хотя это не является оправданием. В качестве реакции на описанную ситуацию и Москва, и Токио выбрали не попытку упредить развитие, сосредоточившись на перспективах, а стремление на фоне растущей неуверенности в будущем самоутвердиться за счет застарелого конфликта. Территориальный спор идеален с точки зрения возбуждения эмоций, как-никак затрагиваются, с одной стороны, «кровь и почва», с другой — престиж, а это самые опасные понятия международных отношений.

Нескончаемый спор о том, кто имеет преимущественные исторические права на Курилы, не имеет никакого смысла. В таких вопросах все зависит исключительно от баланса сил: кто имеет серьезный перевес, тот диктует. Если перевеса нет, возникает пат.

Понятно, какова модель гипотетического урегулирования — компромисс примерно в тех рамках, что намечались Декларацией 1956 года. Другого нет. И понятно, что японские требования всего и сразу не ведут вообще никуда. Однако политические издержки, с которыми связана для любого японского деятеля готовность к гибкости, перекрывают все остальные возможности.

Бесполезно задним числом переигрывать упущенные варианты, поскольку неизвестно, были ли они на самом деле. Однако представляется, что Токио упустил шанс сдвинуться с места в начале этого столетия, когда еще относительно новый президент Владимир Путин довольно прозрачно давал понять японцам, что компромиссный раздел не исключен. Было это примерно в то же время, когда Москва окончательно договорилась о линии границы по Амуру с Пекином, по мнению многих, пойдя на серьезные уступки.

Может быть, этот факт сыграл злую шутку с Японией, которая рассчитывала, что и по Курилам Россия может проявить такую же кооперативность, так что соглашаться на половинчатые решения не надо. Токио упустил из виду, что между Японией и Китаем есть принципиальная разница. Темпы усиления КНР таковы, что разумнее решить вопрос сейчас, чем затягивать на годы и потом договариваться на еще менее выгодных условиях с гораздо более мощным собеседником. В случае с Японией такой траектории нет, напротив, по прогнозам, стране предстоит обострение большинства проблем. Так что куда спешить?

С 2004 года Россия, не встретив понимания, потеряла интерес к территориальной проблеме. Кризис последнего времени на самом деле имеет к собственно Японии косвенное отношение. Просто своим интересом к Курилам Россия нашла способ продемонстрировать всем, что она реально существует в Азии — главной площадке XXI века и не намерена оттуда уходить. Положение усугубилось непрофессиональными действиями японского кабинета министров, который нервно шарахался из стороны в сторону, хаотично меняя позицию. В результате сегодня щелей для возобновления диалога нет.

В чем надежда? Похоже, что сами российско-японские отношения не в состоянии породить стимулы для договоренностей. Остается только ждать, когда общая ситуация в Азии настолько изменится не в пользу Москвы и Токио, что торг по поводу «северных территорий» будет казаться просто малозначительным анахронизмом.

Япония. Россия > Внешэкономсвязи, политика > mn.ru, 5 октября 2011 > № 412860 Федор Лукьянов


Евросоюз. Япония. Азия > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 19 апреля 2011 > № 739744 Федор Лукьянов

Политическая лотерея

Резюме: Теплилась надежда, что после смены власти в Тунисе и Египте мировая политика даст нам небольшую передышку и позволит вернуться хотя бы к среднесрочному планированию материалов. Не тут-то было.

В прошлом номере нам пришлось «с колес» анализировать политическую бурю, поднявшуюся в Северной Африке. Теплилась надежда, что после смены власти в Тунисе и Египте мировая политика даст нам небольшую передышку и позволит вернуться хотя бы к среднесрочному планированию материалов. Не тут-то было.

За истекший период лихорадка перешла в еще более острую фазу. Великие державы, как-то невзначай и сами того не желая, соскользнули в очередную войну на Ближнем Востоке. НАТО, ведомая неукротимым президентом Франции и бравым премьером Великобритании, смело вмешалась в междоусобицу в Ливии, поддержав одну из сторон конфликта, однако не удосужилась разобраться, кого именно и зачем. Если бы в ливийском противостоянии не гибли люди, операцию можно было бы назвать дурным фарсом после тех по-настоящему трагических катаклизмов, которые сотрясали мир в 1990-е и 2000-е годы. Даже главные лица этой кампании напоминают злые карикатуры – полковник Каддафи с внешностью и повадками опереточного злодея и президент Саркози, ближе к выборам спохватившийся об утраченном Парижем grandeur’е.

Что вообще происходит в мировой политике? Государственные деятели пошли на поводу у массмедиа, которые, в свою очередь, утратили чувство ответственности и профессионализм, сокрушается ветеран журналистики Рудольф Кимелли. Лорд Роберт Скидельски указывает на то, что последние события, происходящие формально в строгом соответствии с международно-правовой процедурой, на деле не укрепили роль ООН, а заставили задаться вопросом, зачем она вообще нужна. Аркадий Дубнов замечает, что расширение права на вмешательство во внутренние дела, санкционированное Советом Безопасности, может толкнуть автократов, например, в Центральной Азии принять еще более жесткие и быстрые репрессивные меры против оппонентов, дабы не дать внешним силам опомниться.

Михаил Маргелов полагает, что, втянувшись в сомнительный и бесперспективный ливийский конфликт, западная коалиция не уделяет внимания куда более серьезным источникам угроз в регионе. Валид Фарес напоминает, насколько взрывоопасна Северная Африка, где интересы исламских радикалов переплетаются с борьбой этнических меньшинств за равноправие. Александр Музыкантский обращается к наиболее странному обстоятельству – отсутствию явного повода социально-политического взрыва. Автор усматривает в манифестациях циклический выплеск энергии общества, ощутившего безнадежность, совсем не обязательно обусловленную экономическими тяготами. Алек Эпштейн иронизирует по поводу недавних мечтаний Запада о демократическом Ближнем Востоке – когда они начали сбываться, это никого не порадовало. Чез Фримен предвидит, что «арабская весна» даст новый стимул росту международной роли Азии, теперь уже намного более интегрированной и тянущейся к эмансипации. Александр Ломанов рассуждает, почему ближневосточный сценарий невозможен в Китае – планомерная сменяемость власти в Поднебесной лишает оппонентов той карты, которую успешно разыграли в западной части азиатского континента.

О неопределенной, а потому очень опасной ситуации в Афганистане, которая также не изолирована от влияния общей нестабильности на Ближнем и Среднем Востоке, пишет Омар Нессар. Эндрю Крепиневич, Эван Монтгомери и Эрик Эдельман анализируют иранскую ядерную проблему, которая в контексте сегодняшних событий и повышения общей активности Ирана выглядит еще более острой.

Александр Колдобский касается такого форс-мажора последнего времени, как авария на АЭС в Японии. По мнению автора, ядерная энергетика извлечет уроки из этой драмы и укрепит свои позиции, хотя в ряде стран возобладают иррациональные, но политически непреодолимые антиядерные настроения. Дмитрий Тренин напоминает о проблеме европейской противоракетной обороны, которая способна фундаментально изменить характер отношений России и США, если стороны проявят политическую волю. Нэнси Бердсолл и Фрэнсис Фукуяма призывают американских политиков признать реальность: идейно-политическая убедительность Соединенных Штатов в глазах других стран снижается. Иэн Бреммер и Нуриэль Рубини признают такую тенденцию, но считают ее исключительно разрушительной. Без явного лидера в международной политике и экономике стремительно убывают возможности для преодоления глобальных дисбалансов, растет эгоизм государств.

Наконец, наши авторы поднимают еще одну актуальную тему современных дискуссий: жив ли мультикультурализм, а если да, то нужен ли он? Эмиль Паин считает эту политику временным и не слишком удачным способом урегулировать отношения разных этносов. Виталий Наумкин, признавая недостатки такой политики, все-таки считает ее полезной для России, по крайней мере в некоторых проявлениях.

Обычно в конце вступительной статьи я хотя бы в общих чертах представляю содержание следующего номера. Но сейчас не буду. Поскольку мы все-таки стараемся быть в русле событий, а мировая политика превратилась в лотерею, предсказывать даже собственные тематические приоритеты бессмысленно. Узнаете через два месяца.

Ф.А. Лукьянов - главный редактор журнала «Россия в глобальной политике». Выпускник филологического факультета МГУ, с 1990 года – журналист-международник, работал на Международном московском радио, в газетах "Сегодня", "Время МН", "Время новостей". Председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике России.

Евросоюз. Япония. Азия > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 19 апреля 2011 > № 739744 Федор Лукьянов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter