Всего новостей: 2656481, выбрано 2 за 0.002 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Беляцкий Алесь в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Беляцкий Алесь в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 ноября 2015 > № 1541886 Алесь Беляцкий

Не Лукашенко стал лучше, а мир — хуже ("Radio Praha", Чехия)

В интервью Radio Praha Алесь Беляцкий рассказал о своем видении ситуации в Белоруссии и на Украине, белорусском обществе и страхе, царящем в стране, Александре Лукашенко и Владимире Путине и многом другом.

Кирилл Щелков

Состояние, когда все вокруг — враги

— Еще несколько лет назад страны Запада называли Александра Лукашенко «главным европейским диктатором». Сейчас же ситуация изменилась. Приостановление санкций против Лукашенко и Белоруссии, другое отношение к этой стране. Лукашенко вырывается из международной изоляции и кажется не таким страшным по сравнению с президентом соседнего государства — России. В чем дело? Почему Запад изменил отношение к Лукашенко и его режиму? Может, причина в том, что на арене появился новый игрок по имени Владимир Путин? Что вы об этом думаете?

— Путин — не новый игрок. Он уже, можно сказать, старый и опытный. А трансформация, произошедшая с ним за пятнадцать лет, показывает худшие черты российской политической элиты, которую он представляет. Ясно, что Путин представляет определенную группу, и очень печально, что они пошли на поводу популистских настроений общества. Они фактически вернули Россию в состояние очень близкое и знакомое нам по Советскому Союзу. Это состояние, когда все вокруг — враги. А учитывая то значение, которое Россия отыгрывает на постсоветском пространстве это, конечно же, бьет по все странам бывшего СССР, включая Белоруссию. Да, на сегодняшний день Лукашенко по сравнению с Путиным смотрится блекло. Но не только по сравнению с Путиным. Гейдар Алиев по жесткости режима тоже, наверное, обогнал Лукашенко. Не говоря уже про диктаторов в Узбекистане, Туркменистане, Таджикистане. Лукашенко сейчас встал в ряд с постсоветскими диктаторами, но никакой трансформации с ним не происходит. Он не изменил свои позиции, просто мир вокруг него стал немного хуже.

Балкон Путина в квартире Лукашенко

— То, что Лукашенко сейчас выступает в роли миротворца, пытается помирить Россию с Украиной, с ним общаются западные лидеры... Это все можно в какой-то степени воспринимать так, что Запад предал правозащитное движение в Белоруссии?

— Нет, я так не считаю. Я думаю, что никаких действий, не согласованных с Кремлем, от Лукашенко ждать не стоит. Все, что он делает, с Кремлем согласовывается. Нравится это или не нравится Путину — уже другое дело, но Лукашенко идет по »зеленому свету», данному из Кремля. Ведь Путину тоже нужны, скажем так, какие-то «балконы» для переговоров. А Белоруссия это удобный «балкон» в »квартире» Путина, куда можно выйти и поговорить с лидерами других стран. Решать какие-то вопросы на той территории, где Путину комфортно. Территории, которая находится под контролем. Сегодняшняя Белоруссия и те отношения, которые Лукашенко выстраивал с Россией в течение последних двадцати лет, поставили Белоруссию в состояние почти полной зависимости от Российской Федерации. Например, военная зависимость. Мы знаем о размещении в следующем году очередных российских военных баз на территории Белоруссии. Если их разместят в Бобруйске или Барановичах, то оттуда 15-20 минут лета до украинской границы, это недалеко и от границ стран НАТО. Эскалация возле их границ происходит уже фактически с территории Белоруссии. А Лукашенко ничего не может сделать, не может противопоставить свою «независимую» политику. Поэтому дипломатические переговоры и предоставление места для этих переговоров — никак не показатель нейтральности Лукашенко. Просто Путину удобнее проводить переговоры в Белоруссии, чем делать это в Рейкьявике или Женеве.

Как председатель колхоза...

— Ну а как же заявления Лукашенко, когда он говорит, что нужно защищать Белоруссию, в том числе и от давления России? Когда он реэкспортирует западные товары в Россию? Выступает с заявлениями, в которых критикует рухнувший режим Януковича? Это игра или все же попытка занять независимую позицию?

— В какой-то степени он пробует отстаивать интересы Белоруссии, но это происходит уже тогда, когда со стороны России идет полный наглеж. Российские власти наглым образом требуют, например, какие-то предприятия. Когда идет отжим белорусского имущества, то Лукашенко сопротивляется. Но он воспринимает ситуацию так: «Все, что белорусское, это мое». Так он все понимает. Как председатель колхоза. Он рассматривает все как личную собственность, а не как элементы независимости государства. Это скорее его личная независимость, а не независимость страны. А на самом деле и экономическая, и политическая, и военная политика Лукашенко за последние двадцать лет поставили независимость Белоруссии под очень серьезную угрозу.

— Может ли Белоруссия стать буфером между Россией и Западом?

— Думаю, что нет. В перспективе нет. Этого не произойдет. С Белоруссией будет или один вариант, или второй. «Серых зон» между Россией и Западом, скорее всего, не будет.

Почему Белоруссия — не Украина

— Как вы думаете, почему на Украине получилось, а в Белоруссии общество вроде как и не особо стремится к переменам? У украинцев и белорусов разные характеры, разная ментальность? Или простому народу в Белоруссии живется стабильнее и спокойнее, чем украинцам? Меньше разрыв, грань, между бедными и богатыми. В чем причина?

— Вообще, это целый комплекс сложных вопросов. Да и на Украине еще не все получилось. И украинцам надо очень сильно постараться, и Европейскому Союзу раскрыться по отношению к Украине по-настоящему. А не как сейчас, когда идут какие-то полумеры. Прослеживается и открытая боязнь вступления Украины в Европейский Союз со стороны, в первую очередь, богатых стран ЕС. Это фактически те проблемы, про которые говорил еще Вацлав Гавел перед тем, как Чехия вошла в Европейский союз. Тогда он сказал, что Европа — это не закрытый клуб, что не могут существовать рядом друг с другом две разные Европы. И пострадает как раз более богатая Европа, что мы, кстати, сейчас видим в связи с наплывом беженцев в Европу. Если не уделять достаточно внимания странам-соседям Европейского союза, то очень и очень вероятны настолько апокалиптические события, что они потом сделают многие вопросы в десять раз более актуальными, чем сейчас. Появляются миллионы беженцев, и никто не знает, что с ними делать. А Украина на сегодняшний день это Сирия Восточной Европы, там уже миллионы беженцев.

За последние два года в Белоруссию с Украины приехало 100 тысяч беженцев. И это только в Белоруссию! Европейский союз должен быть более открыт к Украине, если не хочет получить серьезные проблемы. Проблемы и политические, и экономические, и социальные. Что касается белорусов и сравнению Белоруссии и Украины. Все это один регион, и ментальность людей достаточно похожа. Молдавия, Белоруссия, Украина это восточноевропейские страны, которые 25 лет назад возникли как бы ниоткуда. Но на самом деле это очень большой конгломерат людей, которые жили в одном государстве сотни лет. Мы с украинцами жили в одном государстве фактически 600 лет. Да, разные народы, разные культурные ценности, но все они находятся в европейском контексте. Потому что история и культура Украины, как и история и культура Белоруссии — это история и культура Восточной Европы. Они между собой не разделены.

Но в то же время, конечно, последние 25 лет власть в Белоруссии была куда более диктаторской и авторитарной, чем на Украине. У нас не было таких демократических свобод, которые были на Украине. У нас не было никакой демократической прессы, практически уничтожена политическая жизнь. В Белоруссии с 1996 года, то есть уже почти 20 лет, и в парламенте, и в местных советах не было никаких фракций. В Белоруссии была и остается авторитарно-казарменная ситуация. А на Украине всегда были определенные демократические свободы. И за эти годы там выросло поколение людей однозначно ориентированное на европейские ценности. Людей, которые готовы за эти европейские ценности бороться. В Белоруссии же уровень страха среди народа очень высок. В Белоруссии ситуация чем-то напоминает ситуацию в Советском Союзе и в какой-то степени в Чехословакии в семидесятые годы.

Алесь Беляцкий, вице-президент Международной федерации прав человека. Белорусский диссидент, правозащитник, писатель. Власти Белоруссии несколько лет держали его в тюрьме, и целый ряд правозащитных организаций и движений с 2012 года отмечает Международный день солидарности с гражданским обществом Белоруссии, взяв в качестве даты день ареста Беляцкого. Лауреат международных премий Петры Келли, Пера Ангера, Леха Валенсы, Премии Свободы имени А. Д. Сахарова Норвежского Хельсинского комитета, первый лауреат премии Вацлава Гавела. Также Алесь Беляцкий был выдвинут на Нобелевскую премию мира.

Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 ноября 2015 > № 1541886 Алесь Беляцкий


Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 27 января 2015 > № 1284152 Алесь Беляцкий

Известный белорусский правозащитник Алесь Беляцкий рассказал в интервью DW о возможных последствиях украинских событий для Беларуси и взаимоотношениях Путина и Лукашенко.

В Германии на фоне российско-украинского конфликта почти забыли о Беларуси, а отношения между Евросоюзом и Минском стали менее натянутыми. Президента Беларуси Александра Лукашенко перестали называть "последним диктатором" Европы после того, как раньше срока - в июне прошлого года - освободили из исправительной колонии Алеся Беляцкого - руководителя белорусского правозащитного центра "Весна", вице-президента Международной федерации прав человека (FIDH). В интервью DW Беляцкий рассказал о возможных последствиях событий на Украине для Беларуси, положении в стране и внешнеполитическом курсе Минска.

DW: Беларусь практически полностью исчезла из фокуса внимания немецкой прессы. Как вы считаете, все затмила тема конфликта на Украине или ситуация с правами человека у вас на родине стала менее острой?

Алесь Беляцкий: Понятно, что Украина сейчас на первом месте. Судьба Украины окажет огромное влияние на весь регион - на Беларусь, на Россию, на Молдавию, на все соседние постсоветские страны. Так что повышенное внимание к Украине - это неплохо. С другой стороны, нас беспокоит, что положение с правами человека в Беларуси, демократические процессы, вообще все, что у нас происходит, отошло на задний план и не привлекает должного внимания.

У нас ничего хорошего не происходит. Авторитарная система, выстроенная Лукашенко, остается прежней. Если изменения происходят, то, увы, в худшую сторону. Резкое ухудшение ситуации с правами человека, с гражданскими свободами в России оказывает очень сильное негативное влияние на Беларусь.

- А какое непосредственное воздействие на Беларусь могут оказать украинские события? У вас возможен свой "Майдан"?

- В таком виде, в котором он проходил на Украине, наверное, нет. Все взрывы народной активности уникальны. Можно вспомнить варианты революций конца 80-х годов в странах Центральной и Восточной Европы. В каждой был свой опыт. Поэтому, я думаю, что, если у нас и будет что-то происходить, то в белорусском варианте. Я помню начало 90-х годов, когда сотни тысяч белорусов требовали перемен. Так что говорить, что в Беларуси не будет массовых выступлений, а власти полностью контролируют ситуацию, нельзя. До тех пор, пока эта власть будет строиться на избирательных фальсификациях, на репрессиях против неугодных людей, пока властная верхушка будет жить в отрыве от нужд и потребностей людей, будет сохраняться взрывоопасная ситуация, и в конце концов, я надеюсь, изменения наступят.

- Как в этой связи вы оцениваете позицию самого Александра Лукашенко в украинском конфликте, тот факт, что он приезжал в Киев и выступал за территориальную целостность Украины?

- Очень сильно влияние личного фактора, желания сохранить власть. Если сегодня "Крым наш", то почему завтра Беларусь не сможет стать "нашей" для Путина и России? Аннексия Крыма, безусловно, напугала Лукашенко. Он в свое время не признавал аннексии Абхазии, потому что понимал, что такая политика может распространиться и на другие страны. Произошедшее на Украине очень сильно насторожило его. Признать аннексию Крыма означало бы поставить завтра или послезавтра под вопрос свою собственную легитимность.

Что же касается отношений с Украиной, то они чисто прагматичные, в первую очередь - экономические. Украина - второй по значению торговый партнер Беларуси. Отношения же с Россией, к сожалению, очень глубокие - экономические, политические, военные. Сейчас Лукашенко, может быть, и хотел бы сделать шаг назад, но поводок, на котором его держит Путин, очень короткий.

- Получается, Лукашенко сидит сразу на нескольких стульях. И отношения с Украиной старается не испортить, и, как вы говорите, "на поводке у Путина", и одновременно подает сигналы в Евросоюз. Насколько важна для него нормализация отношений с Западом?

- О Западе он вспоминает и начинает к нему обращаться, когда его пытаются припереть к стенке. Это связано с экономическими потребностями Беларуси, поскольку выстроенная Лукашенко экономическая модель сегодня пробуксовывает. Даже огромной экономической помощи России не хватает, чтобы удержать эту систему в нормальном состоянии. Нужны кредиты. А их может дать только Запад.

- Учитывая события на Украине, экономический кризис в России и хозяйственные неурядицы в самой Беларуси, возможен ли постепенный дрейф Лукашенко в сторону Евросоюза и обусловленная этим внутриполитическая либерализация?

- В декабре произошла 30-процентная девальвация белорусского рубля. То есть, у каждого белоруса фактически украли треть его зарплаты, залезли в карман и достали эти деньги. Это тревожный звонок, показывающий, что не все славно в "королевстве" Лукашенко, которое он преподносит, как островок стабильности. Стабильность призрачная. Учитывая же, что основной спонсор его режима - Россия на сегодняшний день тоже находится не в лучшем экономическом состоянии, ее помощь, наверное, будет сокращаться.

Но сам Лукашенко, я убежден, не меняется. Всякие его отношения с Западом будут носить только тактический характер и преследовать цель удержать экономику и самому удержаться у власти. Он всегда с большой настороженностью и даже с враждебностью относился к Западу и западным ценностям, к правам человека, к демократии.

- Но ведь и жители Беларуси, если верить некоторым социологам, не очень расположены к западным ценностям, западной толерантности. Не противоречат ли такие настроения вашим словам о призрачности политической стабильности в Беларуси?

- Такие настроения есть, в том числе и в Германии, и их надо учитывать. Но вместе с тем, проевропейский тренд в Беларуси достаточно сильный. По опросам, иногда больше половины, иногда меньше половины высказываются за европейский вектор развития Беларуси. Ценности свободы, естественно, более понятны молодому поколению. Молодежь бывает за границей, своими глазами видит, как живут соседи - в Литве, в Польше, где уровень жизни значительно выше, чем в Беларуси, где есть правовая защищенность и независимые суды. Я оптимистично настроен и в отношении будущего Беларуси.

Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 27 января 2015 > № 1284152 Алесь Беляцкий


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter