Всего новостей: 2550349, выбрано 1 за 0.094 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Ким Ян Чул в отраслях: Госбюджет, налоги, ценывсе
Ким Ян Чул в отраслях: Госбюджет, налоги, ценывсе
Белоруссия > Госбюджет, налоги, цены > worldbank.org, 6 сентября 2016 > № 1889917 Ян Чул Ким

Республике Беларусь необходимо приложить дополнительные усилия для изменения восприятия страны инвесторами

Ян Чул Ким, Глава Представительства Всемирного банка в Республике Беларусь, рассказал Эндрю Робелю об имеющихся в Беларуси возможностях устойчивого роста, а также о преобразованиях, осуществляемых страной в целях более интенсивного привлечения иностранных инвестиций. Собеседники также обсудили преимущества, которыми может гордиться страна.

Всемирный банк работает в Беларуси уже 24 года. В каких проектах вам удалось принять участие за это время?

За эти годы мы профинансировали портфель проектов в целях развития страны на сумму более $1,5 млрд. Изначально в нашем сотрудничестве мы уделяли внимание преимущественно инфраструктурным услугам; но сегодня мы работаем во всех основных сферах развития. В частности, мы значительно расширили размер и масштабы программы Всемирного банка в стране в рамках принятия Стратегии партнерства для Республики Беларусь в июне 2013 года. Сейчас мы реализуем проекты в области автомобильного транспорта, энергетики, водоснабжения и водоотведения, обращения с твердыми отходами, лесного хозяйства, образования и управления государственными финансами.

Три года назад наш портфель активных проектов в Республике Беларусь составлял около $375 млн. Теперь же объем портфеля равен $998 млн., и скоро он достигнет $1,2 млрд., после того, как два новых проекта — в области развития частного сектора и здравоохранения — дополнят нашу программу в этом году.

Такое расширение портфеля примечательно не только увеличением объема финансирования: еще более важно то, что между нами и белорусской стороной сформировалось крепкое взаимное доверие. Впервые в рамках проектов в области образования и здравоохранения Республика Беларусь получает заемные средства от зарубежных партнеров для развития социального сектора. Предстоящий проект в сфере здравоохранения сформирует решения в области электронного здравоохранения, будут созданы специализированные учебные лаборатории для врачей общей практики, отремонтировано и переоборудовано отделение оказания помощи новорожденным.

Мы также продолжаем наш диалог по вопросам разработки политики в области основных структурных реформ, включая меры по повышению конкурентоспособности белорусских производителей.

Полагаю, что анализ экономических проблем и возможностей страны, проведенный Всемирным банком в 2013 году, является одним из таких проектов.

Да, Вы говорите о Страновом экономическом меморандуме Всемирного банка для Республики Беларусь 2012 года. Подобного рода отчеты мы готовим раз в 5-6 лет; на основании этого отчета Правительство обратилось к нам за помощью с тем, чтобы мы оказали стране поддержку в преодолении некоторых структурных проблем, выявленных в отчете. После обсуждения вопросов на протяжении года, в прошлом году мы сформировали дорожную карту реформ, в которой определены шесть основных задач.

А в чем заключаются основные задачи?

Я бы сказал, что наиболее важной задачей является обеспечение макро-стабильности. И аргумент здесь следующий: если я — инвестор, заинтересованный во вложении моего капитала в Беларуси, то я не должен думать о том, во что превратятся мои деньги через, скажем, 6 месяцев. В условиях нестабильной экономики инвестированный капитал может столкнуться с девальвацией, переоценкой, инфляцией и другими факторами. Как известно, для привлечения инвестиций необходима стабильная экономическая среда. На протяжении последних 18 месяцев наблюдается последовательная и взвешенная макроэкономическая политика, так что первое условие для привлечения долгосрочных инвестиций выполнено.

Еще одной задачей является повышение эффективности и конкурентоспособности государственных предприятий. Если эти субъекты хозяйствования преуспеют в сокращении затрат и в повышении производительности, то интерес к созданию с ними совместных предприятий проявит большее число инвесторов. И в этом случае госпредприятия будут в меньшей степени полагаться на государственные субсидии, потому что их собственная прибыль возрастет. В свою очередь, это будет означать, что финансовые ресурсы экономики смогут в большей степени подпитывать частный сектор. Однако повышение производительности и конкурентоспособности госпредприятий требует упорядочения ассортимента их продукции и выхода на новые рынки, что, естественно, потребует времени и денег.

В условиях плановой экономики государство ставит перед госпредприятиями целевые показатели количественного производства и выделяет бюджетные средства для достижения этих целей, и поэтому у госпредприятий нет реальной мотивации повышать качество своей продукции. Кроме того, устанавливаются явные и неявные пределы повышения цен на потребительские товары и компоненты, и гибкость в этом вопросе часто отсутствует. Это означает, что ценовая политика основана не на экономических принципах. Неудовлетворенный спрос рынка упирается в потолок цен вместо достижения уравновешенной цены, при которой кривые спроса и предложения пересекаются. Поэтому если вы работаете по ценам ниже предельных, то вы обречены на перепроизводство просто потому, что рынок будет требовать от вас все больше продукции до тех пор, пока цены не уравновесятся. Вам, как производителю, необходимо либо получать больше бюджетных средств для поддержания производства, либо понижать качество, чтобы удовлетворить этот количественный спрос.

Такая ситуация выглядит нестабильной, верно?

Да, возможно это то, что происходило в Беларуси ранее, и поэтому отказ от регулирования цен имеет столь важное значение для обеспечения конкурентоспособности компаний. Страна также очень сильно зависела от экспорта в Россию, которая в ретроспективе, возможно, создала условия для уменьшенной потребности в модернизации производства в Беларуси.

Есть много научных работ, в которых высказывается мнение о том, что Россия пострадала от так называемой «голландской болезни», обусловленной бумом нефтегазовых ресурсов. В результате бума Россия также увеличила поставки из Беларуси, что, конечно, носило не такой лавинообразный характер, как импорт из Китая. И теперь, когда экспорт в Россию серьезно снизился, нам необходимо открывать для себя новые рынки, что требует обновления широкого спектра выпускаемой продукции путем внедрения новых разработок и технологий.

Как на данном этапе Беларусь может этого добиться?

Прежде всего, сразу и повсеместно все не сделаешь, потому что модернизация дорого стоит; необходимо проявлять избирательность. Покрыв расходы на социальные нужды, в госбюджете остается недостаточно средств для помощи предприятиям на обновление продукции. Необходимо выработать такую стратегию трансформации, которая бы в максимальной степени обеспечила жизнеспособность существующей системы производства. В противном случае можно прийти к деиндустриализации экономики.

Это сложная и деликатная задача — сохранить значительный промышленный потенциал Беларуси, не удерживая на плаву неэффективные предприятия ради сохранения занятости населения. Во времена экономического спада обновлять продукцию, открывать новые рынки и переходить на производство продукции с более высокой добавленной стоимостью становится еще сложнее. Нам придется выработать такую стратегию, которая бы позволила привлечь в Беларусь внешние сбережения — предпочтительно в виде инвестиций, а не займов, — и изыскать пути для того, чтобы иностранные инвесторы вкладывали свои деньги, работали с белорусскими производителями над обновлением их ассортимента, открывали для них новые рынки и вместе получали достойную прибыль.

Некоторые фундаментальные изменения в Беларуси уже происходят: во-первых, это касается бизнес-культуры – переход от философии, основанной на количественном подходе, к философии качества; от системы, полагающейся на субсидии и государственные кредиты, к системе, управляемой собственной прибылью; переход к бизнес-менталитету, направленному на оптимизацию уровня складских запасов и на минимизацию оборотного капитала до нужного объема.

Все эти преобразования представляют собой весьма решительную стратегию перемен, а не просто плановую модернизацию. Сегодня Беларуси необходимо продолжать развивать логику изменений и «продавать» ее потенциальным инвесторам, я бы сказал, лучше, чем это делают страны-соседи. Недавно было получено много обнадеживающих сигналов системных мер как Правительства, так и промышленности, направленных на преодоление структурных ограничений. Политика поэтапного отказа от директивного кредитования является одним из таких сигналов.

Вы думаете, что Правительство Беларуси приблизилось к пониманию этой логики?

Да, у меня были встречи в Правительстве и с руководством страны, в ходе которых я убедился, что речь идет не только о понимании этой логики, но и о растущей заинтересованности и приверженности ей. Дискуссии, продолжающиеся во время моей работы в Беларуси на протяжении двух с половиной лет, сосредоточены в большей степени на то, как это сделать, а не о том, делать ли это.

И хотя Беларусь не располагает богатыми природными ресурсами, у нее есть глубокие традиции и потенциал в области науки, техники и инноваций. Кроме этого, белорусы — очень гостеприимные и порядочные люди с исключительно строгой трудовой дисциплиной. Поэтому в отношении Беларуси я настроен оптимистично!

Не думаю, что Беларусь входит в десятку стран, наиболее интересных в инвестиционном плане для иностранных компаний; вы с этим не согласны? Что может быть сделано для привлечения иностранных инвесторов?

Отчасти это обусловлено стигмой: Беларусь продолжают называть страной с централизованной плановой экономикой под сильным контролем государства. Рынок, как правило, получает общее представление, лишь просматривая заголовки новостей: «все работает вразрез с принципами рыночной экономики», «существует чрезмерное регулирование». В какой-то степени так могли обстоять дела в прошлом, но хватает и ошибочных представлений. Стигма — это та часть восприятия инвестора, которая не соответствует истине или преувеличена.

Хорошо, тогда если посмотреть на сегодняшний имидж Беларуси в качестве места для вложения инвестиций: как Вы думаете, насколько в нем отражена реальность, а насколько заблуждения, или так называемая «стигма», если хотите?

Полагаю, что стигма серьезно сказывается на иностранных инвестициях. Не так-то просто сделать так, чтобы потенциальные инвесторы, чья нога никогда не ступала на эту землю, изменили свое мнение о новостях, которые им кажутся отражением действительности. Для преодоления стигмы Беларуси необходимо приложить дополнительные усилия, чтобы изменить восприятие и активно выйти к сообществу инвесторов.

Как говорится, «лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать»: приезжающие в Беларусь иностранцы неизменно покидают страну с позитивными чувствами, испытывая симпатию к белорусскому народу.

В этой связи надеюсь, что в Беларусь будет приезжать больше иностранцев, чтобы посмотреть на эту страну. Например, очень бы хотелось увидеть изменения, направленные на то, чтобы иностранным бизнесменам или туристам было легко и дешево получать белорусские визы. Электронные визы, оформляемые по Интернету, могли бы стать кардинальным, но, вместе с тем, мощным решением, дающим иностранным инвесторам однозначный сигнал, что их зовут приехать для поиска инвестиционных возможностей.

Можно было бы предпринять еще некоторые шаги, которые не требуют много средств. Например, совершенно ничего не стоит придерживаться принципов, таких как принцип ненарушаемости договоров или принцип защиты частной собственности и т.п. Сегодня подобного рода принципы обсуждаются и специально оговариваются в ряде проектов указов и поправок к ним; путь отказа от ошибочных представлений обещает быть долгим.

А еще, я бы все соответствующие меры правовой защиты инвесторов прописал в специальном указе, который бы потом представил в рамках разъяснительной кампании, организованной для сообщества инвесторов, дополнив это мерами по упрощению инвестиционных процедур. Со временем, наработав последовательный «послужной список», мы сможем освободиться от стигмы и обратить внимание инвесторов на сильные стороны и преимущества, предлагаемые страной.

И, как Вы сказали, такие меры не потребуют особых затрат. Думаю, что есть и другие, более дорогостоящие подходы, разве нет?

Конечно. Мы уже говорили о государственных предприятиях, которые являются крупнейшими работодателями в стране. Ранее было сказано, что ни производительность, ни конкурентоспособность госпредприятий не находятся на уровне, на котором они могли бы быть; кроме того, сегодня, когда ситуация на рынке серьезно замедлилась, госпредприятиям свойственна чрезмерная занятость. Но нельзя списывать высокие производственные затраты лишь на избыточную рабочую силу. За последнее десятилетие предприятия закупили много импортных станков и оборудования; однако они пока еще полностью не рассчитались по долгам, взятым на этапе модернизации производственных мощностей. Поэтому обслуживание этого долга сегодня составляет значительную долю расходов. Можно рассматривать несколько вариантов реструктуризации; например, замена долговых обязательств акциями для сокращения сверхнормативной задолженности, при условии, что у госпредприятий есть надежные планы более эффективного использования своих мощностей.

Другим усилием, предпринимаемым госпредприятиями, является совершенствование механизма продвижения своей продукции, проникновение на новые рынки и ориентация на повышение рентабельности и устойчивости. Эта тенденция представляет собой мягкий реинжиниринг направлений деятельности, выгоды от которых вероятно превзойдут результаты модернизации заводов и оборудования.

Компании очень заинтересованы в проведении серьезных маркетинговых исследований, чтобы определить, какие пять моделей в их хозяйственной деятельности способны обеспечить наилучшие продажи и имеют перспективы роста рынка. Затем они концентрируют денежные средства и фокусируют усилия на этих пяти направлениях, что представляет собой бизнес-модель, отличающуюся от модели количественных целевых показателей прошлого. В настоящее время считается, что лучше вступать в совместные предприятия с иностранными партнерами, которые могут предоставить не только финансирование, но испытанные рынком образцы продукции, производственные технологии, устоявшиеся сети и каналы поставок и маркетинга.

Думаю, такой подход сегодня известен более широко, и некоторые директора предприятий уже начали общаться с потенциальными инвесторами. Одним положительным побочным эффектом коллапса российского рынка в 2015 году стало то, что в Беларуси он привел в действие механизмы адаптации, что было крайне необходимо. Полагаю, что трансформация уже началась.

Как вы сказали, всей экономике это обойдется очень дорого.

Да, если бы все коррективы вносились одновременно во время движения по курсу, то это потребовало бы больших финансовых вложений, которыми страна в настоящий момент не располагает. Поэтому Беларуси нужно быть избирательной и делать все возможное для привлечения иностранных инвестиций.

Если посмотреть на другие страны региона ЦВЕ (прим. пер. — Центральная и Восточная Европа), то можно увидеть, что государствам, начавшим структурные реформы раньше других, уже удалось преодолеть эти вызовы, и теперь они переходят в те промышленные сегменты, где создается более высокая добавленная стоимость. Им повезло в том смысле, что когда они вступили в Европейский Союз и начали процесс приватизации, то уже на тот момент было несколько европейских инвесторов, заинтересованных в поиске альтернативных производственных площадок для сокращения своих расходов. Они также были психологически готовы восстановить исторические связи. Кроме того, в этих странах много государственных средств было потрачено на наращивание потенциала и развитие предпринимательства.

У Беларуси такой поддержки нет ни от Евразийского Союза, ни от глобальных финансовых рынков. На самом деле, у нее никогда не было поддержки, сравнимой с той помощью, которая была оказана странам, присоединяющимся к ЕС. Даже предоставляемые ранее российские субсидии на энергоносители становятся все менее щедрыми и менее предсказуемыми.

Беларуси нужно стоять на своих ногах и основываться на своих достоинствах. Если сравнить эту страну с другими странами бывшего Советского Союза, то в ней можно найти много сильных сторон: в ней есть запас жизненных сил, во многих секторах она лучше оснащена, благодаря чему она может конкурировать на мировом рынке. Кроме того, Беларусь достаточно свободна от коррупции. Посмотрите хотя бы на наш проект строительства автодороги Минск-Гомель: это автомагистраль, соответствующая европейским стандартам качества, построенная по одной из самых низких цен за километр дороги в регионе.

Беларусь открыта для бизнеса, и она будет идти навстречу инвесторам, способным принести технологии, финансовые ресурсы и сети сбыта.

В ежегодном отчете Всемирного банка «Ведение бизнеса» Республика Беларусь занимает 44-е место. Создается ощущение, что, с одной стороны, в этой стране произошло много изменений в целях улучшения бизнес-климата, но, с другой стороны, мы видим, что в странах, вскарабкавшихся вверх по лестнице этого рейтинга, бизнес не замечает реального улучшения условий ведений своей повседневной хозяйственной деятельности. Два года назад в своем интервью бывший Министр экономики Республики Беларусь Николай Снопков сказал мне, что я еще увижу, как Беларусь резко поднимет свои позиции в рейтинге (прим. пер. — «Ведение бизнеса»).

Десять лет назад Беларусь была на 106-м месте из 155 стран, охваченных рейтингом «Ведение бизнеса». Теперь она занимает 44-е место из 189. Поэтому за десять лет страна перешла из последней трети стран в первую четверть стран, что отличительно. В некоторой степени взлет в рейтинге удался потому, что Правительство сосредоточилось на реформах, которые могли в наибольшей степени повлиять на позицию в рейтинге. И в методике оценки рейтинга «Ведение бизнеса» произошли изменения, что также помогло Беларуси. Однако трудно объяснить последовательное восхождение в рейтинге без изменения стратегических подходов, которые были бы хороши для бизнеса.

Десять лет назад меня здесь не было, но я готов поспорить на свой дом, что инвестиционный климат в Беларуси сейчас лучше, чем он был десять лет назад, а в будущем станет еще лучше.

Сегодня Правительству, я думаю, важно задаться другим вопросом: если наша позиция в рейтинге поднялась так высоко, то где же усилившийся приток инвестиций? В дополнение ко всему тому, что было сделано за эти годы для достижения нынешней позиции, что должно сделать Правительство для того, чтобы превратить показатели рейтинга «Ведение бизнеса» в реальные инвестиции?

Для меня очевидно, что Беларуси следовало бы задаться вопросом о том, каким странам из 43, находящимся в рейтинге «Ведение бизнеса» выше Беларуси, удалось в том числе привлечь инвесторов. Что еще они сделали в дополнение к повышению своей позиции в рейтинге «Ведение бизнеса»? Выходя за рамки механического самоанализа того, какое место мы занимаем в различных рейтингах стран, Беларуси необходимо изучить примеры стран, привлекших большие объемы инвестиций, а затем воссоздать у себя условия, которые были предложены этими странами своим инвесторам.

Когда Вы общаетесь с иностранными инвесторами, какие вопросы они обычно Вам задают?

Я бы сказал, что они часто спрашивают меня о нормативно-правовой среде и о защите имущественных прав. Мы об этом уже с Вами говорили. Я провожу много времени, объясняя инвесторам, почему им следовало бы стать пионерами в развитии хозяйственных связей с Беларусью. Когда их волнуют определенные аспекты вложения инвестиций в Беларусь, мы — Всемирный банк — делаем все возможное, чтобы Правительство обратило на это внимание с тем, чтобы произошли необходимые изменения.

Я также предлагаю инвесторам обратить внимание на научные и инженерные традиции, которые по-прежнему сильны в Беларуси. Первый грузовик был полностью изготовлен в Беларуси в 1947 году. Для сравнения приведу пример своей родины — Южной Кореи, — производящей сегодня автомобили «Hyundai» и «Kia» в глобальном масштабе. Мало кто знает, что первый корейский автомобиль был собран лишь в 1975 году. Широкая производственная база Республики Беларусь является большим преимуществом для тех инвесторов, которые ищут новые производственные площадки. Беларуси также присуща способность внедрять инновации, если для этого есть надежная платформа и мост для выхода на мировой рынок.

Еще одним преимуществом является система образования, способная готовить высококвалифицированные кадры. В стране сохранился потенциал передачи знаний, и значительная часть государственных расходов идет на образование. В Республике Беларусь квалифицированная рабочая сила, ее достаточно и издержки, связанные с ее наймом, незначительны, если сравнивать не только с ЕС, но и с Санкт-Петербургом или Калугой.

А теперь нужно превратить эти выгодные факторы в средства выхода на глобальный рынок, верно?

Если вы — Европейский производитель станков или высокоточных инструментов, то, например, Китай уже стоит на пороге вашего дома. С точки зрения близости рынка и фактора затрат совместное предприятие с белорусской компанией может по-прежнему дать вам шанс конкурировать на равных с новыми недорогими производителями, и это дает вам дополнительное время для того, чтобы внедрить инновации и стать производителем высокотехнологичной продукции с высокой добавленной стоимостью, относящейся к верхнему сегменту рынка.

Каков типовой портрет европейской компании, которая могла бы выиграть от инвестиций в Беларусь?

Я думаю, компании, чьи традиционные направления бизнеса сталкиваются со все более жесткой конкуренцией со стороны азиатских производителей, должны посмотреть на Беларусь, у которой есть хорошая кадровая база и которая предлагает относительно низкий фактор стоимости. Группа компаний «Карл Цейсс» создала совместное предприятие с «БелОМО» для производства высокоточных объективов профессиональных цифровых видеокамер и микроскопов. Московская компания ООО «Аэроэкспресс» модернизирует свой подвижной состав, заменяя его на поезда, изготовленные в Беларуси. Транснациональные корпорации, занимающиеся медицинским оборудованием, заинтересованы в производстве рентгенографического оборудования, КТ-сканеров и комплектующих для МРТ-сканеров в Беларуси.

Но нужно также упомянуть, что некоторые виды этой продукции уже изготавливаются в Беларуси и экспортируются по всему миру!

По моему мнению, многие европейские производители могли бы найти взаимовыгодные решения, если бы они просто приехали в Беларусь и осмотрелись. В Беларуси определенно можно создавать более высокую стоимость при меньших затратах, и именно в этом и заключаются инвестиционные возможности.

Мы говорили о негативном имидже Беларуси; следует добавить, что есть много людей, которые делают обобщения и иногда комментируют ситуацию, даже несмотря на то, что они никогда здесь не были.

До прибытия в Беларусь мне тоже встречалось много статей, в которых эта страна была представлена в негативном свете. Со временем я обнаружил, что некоторые старые статьи циркулировали в СМИ снова и снова. Новые истории переписывались по старым лекалам. Именно поэтому так трудно заставить иностранцев по-новому взглянуть на страну: ранее мы уже говорили об этой стигме. Это как фантомная боль в ампутированной конечности.

У Республики Беларусь много шрамов прошлого. Если вспомнить про Чернобыльскую катастрофу, то страна все еще от нее страдает. На самом деле, Чернобыль был атомной электростанцией на территории Украины, не Беларуси, но «бомбардировка» радиоактивными осадками пришлась именно на Беларусь. Кто-нибудь компенсировал Беларуси нанесенный ущерб? С момента обретения независимости прямые расходы Республики Беларусь на помощь своим жертвам Чернобыля составили $22,5 млрд. Если бы сегодня у Беларуси было $22,5 млрд свободных средств, то она смогла бы покрыть большую часть расходов, связанных с трансформацией в высокодоходную экономику.

Но поскольку реальность диктует иное, белорусы будут со своей стороны привлекать инвесторов, готовых сделать первый шаг. Уверен, что Беларусь скоро станет известна как гостеприимный и дружелюбный причал для инвестиций. Я же поспорил на свой дом, что это произойдет, верно?

Белоруссия > Госбюджет, налоги, цены > worldbank.org, 6 сентября 2016 > № 1889917 Ян Чул Ким


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter