Всего новостей: 2656481, выбрано 1 за 0.003 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Мельченко Николай в отраслях: Армия, полициявсе
Мельченко Николай в отраслях: Армия, полициявсе
Белоруссия > Армия, полиция > belta.by, 28 июля 2014 > № 1137607 Николай Мельченко

Жители Беларуси сдают в милицию дедушкины пулеметы и маузеры Первой Мировой

Не так давно в Беларуси прошла так называемая оружейная амнистия. Указ Президента от 24 апреля 2014 года №185 дал возможность зарегистрировать неучтенное оружие, не подпав под какие-либо санкции. Проблема неучтенного оружия была всегда, в том числе во времена СССР. Ее решали и силовыми методами, и добровольными путями. Дают ли последние какой-то эффект, и кто отозвался на "амнистию" оружия? Об этом и многом другом в интервью корреспонденту БЕЛТА рассказал заместитель министра внутренних дел Беларуси генерал-майор милиции Николай Мельченко.

- Николай Александрович, сколько неучтенного оружия удалось вывести из тени за время "оружейной амнистии"?

- Для начала напомню, что "амнистия", как ее назвали в СМИ, началась в конце апреля и продолжалась до 1 июля. Но только сейчас нам удалось проанализировать и обобщить всю информацию. Мы увидели, что сначала граждане присматривались. За первые две недели было сдано для регистрации лишь 9 единиц оружия, на 15 мая - 39 единиц. Потом процесс пошел активней. На 29 мая было уже 143 единицы оружия. И, конечно, вы знаете, что мы эту тему активно продвигали в прессе. Например, МВД проводило 3 июня пресс-конференцию для центральных электронных и печатных СМИ. Мы шли в трудовые коллективы, объясняли людям, и сдача неучтенного оружия для регистрации пошла еще активнее. На 12 июня цифра дошла до 298 единиц. Когда же вы и ваши коллеги начали сообщать о том, что по "оружейной амнистии" людям выданы первые разрешения на хранение и ношение оружия, население начало сдавать оружие массово. В конце концов, к 1 июля было 715 единиц неучтенного оружия, которые люди сдали для регистрации. При этом в основном мы имели дело с гладкоствольным охотничьим оружием (577 штук). Было и немного нарезного - 29 единиц. Практически все образцы были в пригодном для стрельбы состоянии.

Приведу еще немного статистики, чтобы у читателей была полная картина. Активнее всего оружие сдавали в Минске - 146 единиц. Второе место заняла Витебская область (121), а третье - Брестская (114).

Именно для регистрации нам сдали 715 единиц, но в целом из незаконного оборота было выведено 938 единиц неучтенного оружия.

- Сколько человек из обратившихся по "амнистии" уже получили разрешения?

- По закону необходимо, чтобы оружие сначала прошло сертификацию в Госкомитете судебных экспертиз (ГКСЭ). По последним данным, после выдачи сертификатов соответствия зарегистрировано уже более 10 единиц неучтенного оружия, а в 7 случаях в регистрации оружия отказано именно по той причине, что на эти образцы нельзя выдать сертификаты соответствия. Экспертиза оружия в ГКСЭ может длиться до двух месяцев, поэтому еще далеко не по всем заявлениям есть решения. Если неучтенное оружие технически непригодно для эксплуатации либо это самоделка, переделанный образец, то может быть принято решение о его уничтожении. То же самое касается оружия, запрещенного к обороту в нашей стране. В некоторых случаях такие образцы могут и не уничтожаться, а передаваться в коллекции государственных воинских формирований, таможенных органов.

Кстати, среди сданного для регистрации оружия было выявлено 7 единиц, которые когда-то потеряли хозяева. Часть этого оружия уже возвращена прежним владельцам.

- Какие конкретно образцы вам сдавали? Наверное, больше всего было изделий тульских оружейников?

- В принципе, да. Как я уже сказал, чаще всего люди приносили гладкоствольные охотничьи ружья. Естественно, большинство - это продукция, сделанная в СССР или Российской Федерации. Были различные модификации Тульского оружейного завода (модели ТОЗ, МЦ) и Ижевского механического завода (модели ИЖ, МР). В частности, было сдано охотничье гладкоствольное ружье "ТОЗ-Б" калибра 16. Это штучный вариант в идеальном состоянии - аналог немецкого охотничьего ружья Sauer. Ружье привезли сюда из России еще в 1949 году.

Немало было образцов, изготовленных фирмами Западной и Восточной Европы - бельгийскими, чешскими и французскими. Приносили и немецкие образцы - модели Merkel, Simson и Sauer. Сдавались даже американские ружья модели "Браунинг". Встречались такие раритеты, как, например, достаточно редкое немецкое ружье, произведенное еще в 1930-х фирмой Nimrоd калибра 16х65. Со слов заявителя, оружие досталось ему по наследству от деда, который привез его после Второй мировой войны в Беларусь. В Пружанском районе для регистрации сдано французское гладкоствольное ружье "Дарне-Галифакс" 1920 года выпуска, оставшееся от дедушки. Один человек вообще сдал пулемет Дегтярева в исправном состоянии. Мужчина случайно нашел его, разбирая сарай своего деда. Были и ППШ, обрез винтовки Мосина калибра 7,62 мм образца 1891 года, также в исправном состоянии... Несли в милицию и газовое оружие, в основном сделанное в странах Западной Европы и США. Как правило, это были Perfecta, РG-89 и "Вальтер".

- Откуда оружие попадает в теневой оборот?

- Мы постоянно анализируем обстановку, чтобы понять, как это происходит. В МВД пришли к выводу, что основная масса незарегистрированного гладкоствольного охотничьего оружия, карабинов, спортивных малокалиберных винтовок - это оружие, приобретенное до 1976 года, то есть до создания в СССР системы регистрации оружия в органах внутренних дел. Ружья и другие образцы хранятся в гаражах, сараях и на чердаках. Некоторые намеренно хранят оружие, которым владели родственники. Для них это память.

Расскажу об одном случае. Человек, который законно владеет охотничьим оружием, как с гладкоствольным, так и нарезным стволом, принес в РОВД по месту жительства достаточно древний образец. По нашим данным это "Маузер" 1915 года выпуска, который остался у него от родственника. По данным этого человека, его дальний родственник принимал участие в военных действиях в Первую мировую войну, и оружие в семье хранилось как реликвия, память об этом. Однако лучше, чтобы эта "память" либо хранилась легально и с соблюдением всех правил, либо сдавалась в органы внутренних дел от греха подальше...

Есть другая категория неучтенного оружия, которая была ввезена в республику людьми, которые проходили военную службу в ГДР, Чехословакии и других странах Восточной Европы. В основном, это те, кто переехал в Беларусь на постоянное место жительства из Российской Федерации.

Один военный пенсионер, который раньше жил в Архангельской области, а теперь переехал сюда и получил вид на жительство, привез с собой в Беларусь два неучтенных гладкоствольных охотничьих ружья: МР-27М и Бекас-12М (оба 12-го калибра). Раньше он под разными предлогами выяснял у сотрудников милиции о том, как проходит процедура регистрации оружия в Беларуси. При этом задавал вопросы, как ему действовать, если найдет оружие в лесу или на свалке. Сейчас стало ясно, что он просто ожидал возможности регистрации оружия в разрешительной системе белорусских органов внутренних дел. При этом, надо отдать ему должное, в Беларуси мужчина не охотился, но признался, что часто выезжал на охоту в Россию. Теперь у него появилась возможность легализовать оружие здесь, чтобы не ездить охотиться в соседнюю страну.

Если говорить о газовом оружии, то это последствия 1990-х, когда такие изделия ввозились из Германии, Польши и других стран, но на учет в милиции не ставились. Могу привести пример. Один мужчина принес в милицию газовый пистолет. После доверительной беседы с инспектором он сдал для утилизации еще два газовых пистолета. Этот человек пояснил, что является индивидуальным предпринимателем и газовые пистолеты купил в 90-х годах в Польше и Литве, так как ему "нравится оружие". Долгое время пистолеты просто лежали у него дома. Когда мужчина узнал, что в Беларуси началась "амнистия" оружия, то решил один пистолет зарегистрировать, а от других избавиться. Не хотел, чтобы они попали в руки его подрастающих детей. Это, кстати, один из рисков, о котором порой забывают владельцы неучтенного оружия.

Оружие, прежде всего, делается не для того, чтобы им любоваться. Коллекционер может долго говорить о красивом внешнем виде редкого пистолета, но это потенциально опасный предмет. С ним нужно уметь обращаться. Регистрация оружия придумана не просто так. Если человек официально владеет ружьем или пистолетом, то мы предъявляем к нему определенные требования, в том числе по хранению, чтобы обезопасить людей. Такие меры, как эта "амнистия", помогают улучшить оперативную ситуацию по применению оружия.

Мы ожидаем снижения числа преступлений, при которых используется неучтенное оружие. В том числе я имею в виду браконьерство. Такие кампании повышают уровень доверия населения к органам власти, милиции.

Закон предусматривает определенные наказания за незаконное хранение оружия. Но если человек добровольно сдает его в милицию, то он освобождается от ответственности. Не надо тайком хранить дедушкин пистолет "на всякий случай", потому что случаи действительно могут произойти разные. Лучше сдать его в милицию и спать спокойно.

В завершение я хотел бы выразить благодарность сознательным гражданам, откликнувшимся на предоставленную государством уникальную возможность зарегистрировать неучтенное оружие.

Василий МАЛАШЕНКОВ

Белоруссия > Армия, полиция > belta.by, 28 июля 2014 > № 1137607 Николай Мельченко


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter