Всего новостей: 2554706, выбрано 4 за 0.003 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Авдеев Роман в отраслях: Приватизация, инвестицииФинансы, банкиНедвижимость, строительствоМедицинавсе
Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 17 октября 2016 > № 1935276 Роман Авдеев

Заложник Авдеева: НПФ Бориса Минца заложены в банке МКБ

Дмитрий Яковенко

корреспондент Forbes

Игорь Терентьев

заместитель шеф-редактора Forbes.ru

Акционер Московского кредитного банка Роман Авдеев может стать владельцем пенсионных фондов, принадлежащих O1 Group Бориса Минца, если тот не расплатится по кредиту в МКБ. Согласно консолидированной отчетности группы «Будущее» (объединяет НПФ Минца) за 2015 год, долг структур Минца перед банком составляет 24 млрд рублей. Залогом выступают 100% акций пяти пенсионных фондов: «Будущее», «Уралсиб», «Телеком-союз», «Образование» и «Наше будущее» (бывший «Русский стандарт»). В группе «Будущее» рассказали Forbes, что фонды заложены под кредитные линии, которые открыты для O1 до 2020 года

В этих условиях группа «Будущее« готовится к IPO. Первое в истории российского рынка публичное размещение пенсионной группы проводится в спешке. Гендиректор ФГ «Будущее» Марина Руднева объявила о грядущем IPO 20% группы (продает O1) в конце прошлой недели, книга заявок будет открыта уже 20-21 сентября, параметры размещения еще не объявлены.

Опрошенные Forbes финансисты полагают, что высвобождение акций фондов из-под залогов может быть одной из целей IPO. Как говорит директор по корпоративным рейтингам RAEX Павел Митрофанов, Минц покупал НПФ за 20% от стоимости активов фондов и может ориентироваться на аналогичную оценку при IPO. По итогам первого полугодия 2016 года совокупные активы ФГ «Будущее» составляли 334 млрд рублей. Соответственно, за 20% группы O1 может получить не более 14 млрд рублей. Этого в любом случае недостаточно для погашения задолженности перед МКБ. В группе «Будущее» утверждают, что объем задолженности перед МКБ будет снижен накануне IPO, а акции фондов выведены из залога.

Борис Минц не только занимает деньги в банке Авдеева, но и сам финансирует его на сопоставимые суммы. Согласно данным выписки о вложениях фондов O1 Group, в конце прошлого года они держали на расчетных счетах и депозитах в МКБ около 34 млрд рублей. НПФ Минца также изъявляли желание участвовать в IPO МКБ летом 2015 года. Однако, как говорят участники рынка, к этой идее с неодобрением отнесся Центральный банк — регулятору не понравилось, что пенсионные фонды выступили основными покупателями на IPO Промсвязьбанка весной 2015 года. В итоге сейчас НПФ «Будущее» принадлежит небольшой — порядка 1 млрд рублей — пакет акций МКБ. Как сообщили в ФГ «Будущее», акции покупали на вторичном рынке. В Центральном банке не ответили на запрос Forbes о том, будет ли ограничен круг покупателей на IPO ФГ «Будущее».

Пенсионные фонды активно используются их владельцами для финансирования собственного бизнеса, а также проектов своих партнеров и друзей. Как рассказывал Forbes, фонды Минца вкладываются в O1 Group, группу «Открытие» и SPV-компании группы ИСТ. Однако Банк России старается ограничивать объем инвестиций НПФ в аффилированные проекты. Невозможность использовать средства НПФ как дешевый пассив может быть еще одной причиной, по которой Борис Минц выводит ФГ «Будущее» на биржу. «Основные сделки по слияниям и поглощениям на пенсионном рынке проходили в то время, когда все ожидали хорошего роста и планировали использовать фонды как источник фондирования, – говорит сотрудник одной из управляющих компаний. – Сейчас ситуация поменялась: во-первых, никто не закладывал в свои модели длительную заморозку накоплений, во-вторых, прецедент Анатолия Мотылева стал причиной для жесткого прессинга со стороны ЦБ в отношении активов, в которые можно вкладывать пенсионные деньги. Привлекательность бизнеса снизилась, собственники начали думать о том, чтобы продать его часть на бирже».

Продать долю в пенсионном бизнесе не против и группа «Сафмар« семьи Шишхановых-Гуцериевых. В начале октября совладелец «Сафмара» Микаил Шишханов объявил о консолидации небанковских финансовых активов группы. Ядром будущего холдинга станет лизинговая компания «Европлан», ей будет принадлежать 100% НПФ «Сафмар» и 45% страховой группы ВСК. До конца года «Европлан» может провести SPO на Мосбирже, капитализация компании, по оценкам Шишханова, может превысить 60 млрд рублей.

Пенсионный бизнес «Сафмар» в значительной степени ориентирован на проекты владельцев, как и группа «Будущее». В конце 2015 года около 26,2 млрд рублей средств фондов «Сафмар» было вложено в ипотечные сертификаты участия. Обеспечением по ним выступала недвижимость, принадлежащая Шишхановым-Гуцериевым. В активах НПФ досточно заложенных активов, например, 70% акций «Европлана» выступают обеспечением по долгам девелоперской компании «Стройжилинвест» (строит комплекс «Дербеневский» площадью 100 000 кв. м). Еще почти 25% «Европлана» в феврале 2016 года Шишханов продал фондам «Сафмар» и НПФ «Русский стандарт» того же Минца.

«Учитывая, что Минц и Шишханов объявили о своих планах по IPO синхронно, возможно, они хотят купить небольшие доли в друг друге и таким образом «обкешиться», – предполагает один из финансистов. – Хочется надеяться, что размещение будет рыночным, но я с трудом преставляю, кто сейчас захочет вложиться в пенсионный бизнес со всеми его проблемами». По словам Павла Соколова, замгендиректора по инвестиционно-банковской деятельности «Атона» (вместе с ВТБ Капитал проводят размещение ФГ «Будущее»), отечественный пенсионный рынок, несмотря на временную заморозку пенсионных накоплений, продолжает расти. «Кроме того, бизнес по управлению пенсионными накоплениями относится к разряду низкорискованных, что особенно актуально в периоды нестабильности», – утверждает Соколов.

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 17 октября 2016 > № 1935276 Роман Авдеев


США. Россия > Медицина > forbes.ru, 25 июня 2014 > № 1110118 Роман Авдеев

Короткая любовь к фармацевтике: миллиардер Роман Авдеев о продаже «Верофарма»

Александр Левинский

обозреватель Forbes

Американская фармкомпания Abbott объявила о намерении купить производителя лекарств «Верофарм». Основной владелец «Верофарма», миллиардер Роман Авдеев рассказал Forbes о сделке

Один из крупнейших мировых производителей лекарств, американская Abbott, собирается купить российского фармпроизводителя «Верофарм», 82% которого принадлежит Роману Авдееву 68, крупнейшему совладельцу Московского кредитного банка (МКБ). Компания «Гарденхиллс», через которую Авдеев владеет «Верофармом», сделала оферту миноритарным акционерам и пытается довести свой пакет до 99,9%. Если ему это удастся и сделка состоится, Авдеев может заработать около $200 млн.

Год назад через компанию «Гарденхиллс» вы купили у «36,6» контрольный пакет «Верофарма». Означало ли это, что сильно закредитованная «36,6» пыталась таким образом расплатиться с долгами банкам, в основном Сбербанку? 

Я в такой категории не мыслю. [Для меня это] была выгодная сделка, а уж как они свои задачи решали, это вопрос не ко мне.

Чем для вас была эта покупка: просто финансовой инвестицией, от которой ожидали резкого роста капитализации для последующей продажи, или у вас были в тот момент более далеко идущие планы?

Финансовая инвестиция. Цена была хорошая, потому что «Верофарм» строит новый завод [в Покрове], и я видел, что после пуска этого завода стоимость компании значительно вырастет.

«Верофарму» принадлежит три крупных завода: Воронежский химико-фармацевтический завод, Белгородское предприятие по изготовлению готовых лекарственных форм и Покровский завод готовых лекарственных форм. «Верофарм» производит дженерики, онкологические препараты и медицинские пластыри.

Но ведь завод еще не достроен…

Не достроен. Но наша позиция с самого начала была такая: если кто-то захочет купить будущие [денежные] потоки, — хотя мне казалось, что в наших условиях это не очень реально…

То есть вы не верили, что все так быстро может произойти?

Да, я не верил, поэтому мы его на продажу не выставляли. Интерес к продаже был, но позиция была такая: когда построим, когда денежный поток будет, тогда и поговорим.

А получилось раньше…

Пока ничего еще не получилось.

Но Abbott o своих намерениях уже объявили.

Ну да, они намерены купить будущие потоки.

Вернемся к началу вашего захода на фармацевтический рынок. Не прошло и полугода после покупки «Верофарма», как в прессе прошла информация, что вы приобрели у основателей «Аптечной сети 36,6» Артема Бектемирова и Сергея Кривошеева 47% самой сети. Вас действительно стратегически заинтересовал фармацевтический рынок или это было продолжение какой-то тактической многоходовки?

Я такой покупки не помню. Да, все писали об этом, но это не так.

И доли у вас в «36,6» нет?

Нет. Это было не наше объявление, а журналистов, поэтому [по этому поводу] без комментариев.

А незадолго до публикаций о вашей сделке по покупке «Аптечной сети 36,6» информагентства писали, что 6,22% «Верофарма» приобрел Бинбанк.

Нет, Бинбанк владеет долей в «36,6».

Сейчас в связи со сделкой с Abbott, которой вы продаете «Верофарм», ваша компания «Гарденхиллс» объявила оферту по выкупу акций у миноритариев. Насколько, как вы думаете, эта сделка будет выгодной миноритариям?

Я об этом не думаю. Это должны думать миноритарные акционеры.

То есть вы просто проводите упаковку компании для продажи, потому что 99% продавать выгоднее…

Конечно, выгоднее, чем 82%.

На рынке говорят, что если сделка будет закрыта, то на продаже «Верофарма» вы можете получить около $200 млн сверх вложенных в компанию инвестиций?

Пока эта сделка не закрыта, что мы эту «шкуру» делим? Может [получиться].

То есть столько и может получиться.

Abbot свою оценку уже объявил. Из этого, наверное, можно считать.

И это будет окончанием ваших отношений с фармацевтическим рынком?

Да, короткая такая любовь.

Но тем не менее она получилась взаимная и взаимовыгодная…

Может получиться, когда сделку закроем. 

США. Россия > Медицина > forbes.ru, 25 июня 2014 > № 1110118 Роман Авдеев


Россия > Финансы, банки > bfm.ru, 10 мая 2014 > № 1129234 Роман Авдеев

РОМАН АВДЕЕВ: ПОЧЕМУ СТАБИЛЬНОСТЬ ДЛЯ БАНКИРА СТРАШНЕЕ КРИЗИСА?

Член наблюдательного совета Московского Кредитного банка

Мы всегда пытаемся найти простые ответы на сложные вопросы. Один из самых насущных вопросов - а будет ли кризис. Конечно, будет! Будет он потому, что мировая и российская экономика развиваются циклично, есть спады, падения, и кризисы в современной экономической системе неизбежны. Какой он будет, никто не может сказать, но одно совершенно точно: он не будет похож на кризис 2008 года.

Каждый новый кризис не похож на предыдущий. Как генералы готовятся к прошедшей войне, так и банкиры готовятся к прошлому кризису. Каждый следующий несет в себе новые элементы, и его специфику достаточно сложно предсказать или предугадать.

Когда случается кризис, сразу же появляется определенная группа лиц, которые утверждают, что они это предсказывали, знали и писали об этом. Как раз именно это явление очень интересно описывается в книге Нассима Талеба "Черный лебедь". В ней Талеб говорит, что зачастую экономисты, политики и бизнесмены переоценивают возможности рациональных толкований статистики, не учитывая особое влияние необъяснимой случайности.

Существует специальная профессия - аналитик, который должен предсказывать и предупреждать о том, что будет происходить в экономике. Я скептически отношусь к этим предсказаниям, но всегда внимательно и с интересом их читаю. Мне кажется, что в самих предсказаниях мало чего полезного, а вот ход мысли аналитиков очень важен для любого думающего банкира. Выводы из прочитанного я делаю с учетом своего опыта.

Успешный банкир не должен быть предсказателем или волшебником, он должен быть стратегом. Для любого банка очень важно иметь определенную позицию. Мы имеем свою четкую стратегию, которая гибка и чувствительна к внешним изменениям, но при этом наша генеральная линия остается неизменной.

Мне кажется, нам всем надо поменять в первую очередь свое отношение к происходящему и понять, что кризис - это не угроза и провал, а наоборот шаг к развитию, это некое обновление организма. В нашей жизни не может быть ничего идеального, поэтому создать идеальную банковскую систему невозможно, необходимо просто ее регулировать с учетом внешних изменений и развивать, что и делает ЦБ.

На сегодняшний день наша банковская система способна противостоять кризисным явлениям лучше, чем еще шесть лет назад. Во многом это заслуга регулятора, который разработал и внедрил законодательную базу для предоставления быстрой поддержки банкам.

Что может сделать банк, чтобы обезопасить себя? В этом смысле главное - усовершенствовать систему управления рисками и менеджмент банка. Безусловно, если кредитная организация играет по правилам и у нее адекватная команда, то даже во время кризиса никаких глобальных проблем возникать не должно.

Некоторые эксперты считают, что замедление темпов роста российской экономики перешло уже в хроническую стадию, но даже несмотря на этот столь печальный приговор, банковский сектор, на мой взгляд, по-прежнему будет расти. Эта положительная динамика связана с тем, что у нас в стране наблюдается существенное отставание в проникновении банковских услуг, так что этому сектору еще есть куда расти. Здесь уместно сравнение банков с кровеносной системой в организме. Я не уверен, что это корректно с медицинской точки зрения, но все же. Когда имеющиеся сосуды не справляются, появляются все новые и новые сосуды. Но однажды настает момент, когда лимит исчерпан, и даже новые сосуды не справляются, но организму некуда расти, а банкам есть.

Известный экономист сказал, что самые плохие решения принимаются в самые хорошие времена. Это абсолютно верно! Ведь главный ужас банкира, как ни странно, стабильность, и единственное противоядие - это адекватность.

Россия > Финансы, банки > bfm.ru, 10 мая 2014 > № 1129234 Роман Авдеев


Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 6 мая 2014 > № 1082921 Роман Авдеев

Почему реформа образования поможет преодолеть недоверие к бизнесу

Роман Авдеев, владелец Московского кредитного банка, отец 23 детей, 19 из которых усыновленные

Предприниматели могут пробудить в россиянах желание и импульс к самообразованию. Только так можно сделать страну богатой, а людей — успешными

Для меня богатство — это прежде всего шанс на самореализацию и возможность ставить и достигать важные цели не только в бизнесе, но и в других областях. Но, пытаясь что-то сделать, предприниматель часто упирается в существующие в обществе стереотипы. 

Считается, что богатые заработали свои средства нечестным путем.

В годы перестройки и развала СССР правила жизни полностью изменились. У людей появилась возможность начать свой бизнес, но на это решились единицы. Тогда надо было рискнуть, взять на себя ответственность, но большинство не было к этому готово. Я не отрицаю, что приватизация в тот период далеко не всегда была честной, но именно она дала толчок для развития частной собственности. Именно на ней во многом основана современная российская экономика, успевшая доказать, что может неплохо развиваться.

Мы часто сетуем на то, что большинство институтов в России так и не развиты, но я думаю, что без приватизации и становления бизнеса, как крупного, так и мелкого, ситуация в обществе была бы намного хуже. Я уверен, что предпосылки для развития бизнеса есть и сейчас, даже на фоне ухудшения отношений с Европой и США и разговоров о новой холодной войне.

Но, к сожалению, сознание меняется медленно. Многие считают, что если они чего-то в жизни не достигли, то виноваты не они, а обстоятельства и окружающие. Этим во многом объясняется низкая предпринимательская активность.

Можно ждать смены поколений и естественного обновления ценностей общества. А можно помочь этому процессу. Например, изменить существующую систему образования, которая в нынешнем виде является одной из причин медленного развития предпринимательской культуры.

В России хорошее энциклопедическое образование. Это подходит для индустриального общества, но, к сожалению, не всегда применимо в постиндустриальную эпоху. Для современной экономики необходимо модернизировать нашу систему, научить школьника и студента поиску информации, развитию собственного представления об изученном материале. Самое главное — желание и импульс к самообразованию. К сожалению, наше образование не дает людям возможности научиться креативно мыслить, брать на себя риски, находить неожиданные решения проблем. Между тем получивший такие навыки выпускник с большей вероятностью откроет свое дело или по крайней мере будет лучше понимать логику действий предпринимателя.

А пока большинство хотят стать чиновниками или участвовать в сырьевой ренте — это наиболее простой способ проторить себе дорогу в будущее.

Ведь намного проще идти по накатанной, чем плыть против течения и пытаться изобрести что-то новое.

Бизнес может попытаться пойти навстречу обществу, взять на себя дополнительную «социальную ответственность». Но это «бонус», а не обязанность. Ответственность бизнеса перед обществом проявляется прежде всего в темпах роста ВВП и создании качественных рабочих мест. Основная задача предпринимателей — делать страну богатой, людей успешными, открывать новые возможности и горизонты для общества.

Более того, мы не правы, когда, говоря об ответственности перед обществом, разделяем людей на богатых и бедных. У каждого человека есть дополнительные обязательства перед окружающими, и их нельзя свести к соблюдению законов и уплате налогов. Именно это делает человека человеком. Да, вклад обеспеченных людей может быть гораздо больше, но дело тут не в финансовом положении, а в личном выборе человека. 

Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 6 мая 2014 > № 1082921 Роман Авдеев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter