Всего новостей: 2603765, выбрано 3 за 0.008 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Нечаев Сергей в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Нечаев Сергей в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Россия. Германия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 20 июля 2018 > № 2696098 Сергей Нечаев

Сергей Нечаев: российское энергетическое оружие — это миф

Посол России в Германии Сергей Нечаев рассказал в интервью РИА Новости о диалоге Москвы и Берлина, торгово-экономических отношениях двух стран, взаимодействии по урегулированию кризиса на Украине, а также о перспективах реализации проекта "Северный поток-2".

— Сергей Юрьевич, президент РФ выступил перед главами российских дипмиссий за рубежом, в том числе заострив внимание на важности реализации двусторонних проектов с ведущими странами. О чем в контексте Германии могла бы идти речь?

— В своем выступлении глава государства четко обозначил основные направления внешнеполитической деятельности российской дипломатической службы, поставил задачи, отметил особое значение двустороннего сотрудничества с традиционными партнерами, к числу которых по праву относится и Германия. Конечно, российско-германские отношения знавали лучшие времена и в политическом, и в экономическом и в культурно-гуманитарном измерениях. После Крымской весны и известных событий на Украине многие форматы были заморожены, причем не по нашей инициативе. Мы вообще против санкций, против блокирования диалога, что сводит на нет колоссальные усилия за десятилетия упорной работы по наращиванию позитивного сотрудничества.

В целом значительная часть европейской общественности осознает контрпродуктивность санкционной политики против РФ и безальтернативность поддержания с нашей страной конструктивного диалога. Эта тенденция наблюдается и в Германии. Отрадно, что сегодня на некоторых треках наше двустороннее сотрудничество постепенно оттаивает.

Торговый оборот за последнее время вырос на 20%, хотя текущий показатель в 57 миллиардов долларов, конечно, еще далек от уровня 2012 года. Тогда он превышал 80 миллиардов. Есть положительная динамика по ключевым механизмам взаимодействия в экономике: вновь заседает стратегическая рабочая группа по экономике и финансам. Серьезно активизировались межпарламентские контакты. Восстановлена диалоговая площадка "Петербургский диалог", продолжают успешно функционировать и "Потсдамские встречи". Работает перекрестный год региональных и муниципальных партнерств. Его практическим итогом, помимо прочего, должны стать появления на карте новых городов-побратимов. Набирает оборот и научно-техническое сотрудничество: на повестке дня перекрестный год научных и образовательных партнерств. Изучается возможность проведения в будущем году "Русского сезона" в Германии. Наша культура в ФРГ всегда находила самый широкий отклик. И это тоже важный фактор позитивной повестки дня в наших отношениях.

— Говоря об экономике нельзя не упомянуть российско-германское энергетическое сотрудничество, особенно в свете последних высказываний президента США Дональда Трампа о полной зависимости Германии от России в случае реализации проекта газопровода "Северный поток-2"…

— Российско-германское энергетическое сотрудничество — действительно один из важнейших приоритетов наших двусторонних отношений. Мифы о российском энергетическом оружии — всего лишь элементы недобросовестной конкуренции. Мы поставляем наш газ, получаем за это твердую валюту — в хорошем смысле это взаимозависимость или, скажем, взаимодополняемость.

"Северный поток-2" — это сугубо коммерческий проект, в число участников которого входят не только российские и немецкие компании. В его реализации заинтересованы очень многие в Европе, поскольку он нацелен на обеспечение энергобезопасности на всем континенте. Мы против его политизации. Так что работа кипит. Мы очень надеемся, что никакие препятствия, даже те, которые нам пытаются навязать искусственно извне, не помешают реализации этого проекта.

— Хотелось бы поговорить немного об Украине. Россия и Германия являются активными участниками нормандского процесса. Как сейчас продвигаются переговоры между Москвой и Берлином по урегулированию украинского кризиса?

— Россия, Германия и Франция действительно являются спонсорами нормандского формата и, разумеется, стараются вести к тому, чтобы минские договоренности были в полной мере реализованы, им нет альтернативы. Мы со своей стороны делаем для этого все необходимое. Нормандский формат работает в нескольких измерениях. В начале июня в Берлине состоялись переговоры на уровне министров иностранных дел, где с российской стороны совершенно недвусмысленно было указано на те недоработки, которые имеются на стороне Киева в реализации договоренностей, достигнутых главами государств нормандской четверки в Париже и Берлине. В первую очередь речь идет о разведении сторон и вооружений в районе станицы Луганская, законе об особом статусе территорий на востоке Украины и имплементации формулы Штайнмайера в контексте предстоящих местных выборов. Мы бы хотели, чтобы наши зарубежные коллеги, которые также являются спонсорами минского процесса, более активно работали с украинской стороной, а между Киевом и Донбассом был установлен диалог.

— Когда в мае в Москву приезжал новый глава МИД ФРГ Хайко Маас, он упомянул о хакерской атаке на германские оборонное и внешнеполитическое ведомства. Сергей Лавров тогда заявил, что немецкая сторона не обращалась к России по этому поводу. Изменилась ли ситуация после этого или же официальный Берлин так и не обращался к Москве?

— Эта тема бурлит в местном информационном пространстве, но мегафонная дипломатия здесь явно контрпродуктивна. Мы неоднократно просили Берлин в развитие переговоров министров передать нам доказательства причастности России к пресловутым кибератакам на германские ведомства, какую-либо реальную фактуру, но ее нет. Подобный диалог можно было бы организовать и в рамках консультаций экспертов по кибербезопасности, которые мы в свое время предлагали.

— Собственно, эти консультации по кибербезопасности между РФ и ФРГ и были запланированы на весну, но немецкая сторона их отменила, не объяснив причину. Есть ли понимание, когда они все-таки могут состояться?

— Мяч на германской стороне.

Россия. Германия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 20 июля 2018 > № 2696098 Сергей Нечаев


Великобритания. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 20 апреля 2018 > № 2578382 Сергей Нечаев

Посол России в Германии: «Пока единственная жертва — это кот»0

Ян Эмендёрфер (Jan Emendörfer), Leipziger Volkszeitung, Германия

Инцидент с отравлением двойного агента Сергея Скрипаля вызвал международный дипломатический скандал. Россия решительно отвергает обвинения. Главный редактор газеты «Лейпцигер Фольксцайтунг» (Leipziger Volkszeitung) Ян Эмендёрфер (Jan Emendörfer) побеседовал об этом с российским послом в Берлине Сергеем Нечаевым.

4 марта бывший двойной агент Сергей Скрипаль и его дочь Юлия были обнаружены в бессознательном состоянии в городе Солсбери на юге Англии. Пока неясно, кем они были отравлены и при каких обстоятельствах это произошло. Британское правительство считает, что Скрипаля планировали убить с помощью разработанного в России нервно-паралитического газа «Новичок», а произошло это по указанию Москвы.

Инцидент в Солсбери вызвал международный дипломатический кризис. Россия решительным образом отвергает обвинения и требует проведения независимого расследования. Главный редактор газеты «Лейпцигер Фольксцайтунг» побеседовал на эту тему с российским послом в Берлине Сергеем Нечаевым.

«Лейпцигер Фольксцайтунг»: Г-н Нечаев, что вы можете сказать по поводу обвинений со стороны британцев?

Сергей Нечаев: Наша позиция ясна: мы не имеем никакого отношения к этому трагическому случаю. У нас нет никакого мотива. Этот человек был у нас амнистирован, он смог спокойно выехать в Англию, он сохранил свой российский паспорт, его дочь могла в любой момент к нему приехать и т.д. Скрипаль больше не представляет никакого интереса для наших спецслужб, он больше не обладает никакой секретной информацией. За два месяца до начала Чемпионата мира по футболу мы совершенно не заинтересованы в обострении международной ситуации.

— Однако британские следователи говорят, что это отравляющее вещество было произведено в России.

— В 1992 году при президенте Ельцине в России было запрещено производство нового химического оружия. В середине 1990-х годов российские ученые выехали из страны и опубликовали на Западе некоторые формулы одной группы нервно-паралитических веществ, которые, в соответствии с западным копирайтом, с авторским правом — на Западе, а не у нас, — получили название «Новичок». В 1997 году Россия подписала международную Конвенцию о запрещении химического оружия. Мы тогда сразу же начали уничтожать наше химическое оружие, и осенью 2017 года мы официально объявили о завершении этого процесса. Кстати, помощь в этом деле нам оказали в том числе и наши немецкие партнеры.

— Британцы обвиняют Россию в том, что она препятствует раскрытию дела Скрипаля.

— Мы, наверное, больше заинтересованы в раскрытии этого дела, чем сами британцы, поскольку на нас возложили ужасную вину. Мы предложили четкий механизм проведения расследования под руководством Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО) — но с нашим участием. Мы хотим увидеть образцы этого отравляющего вещества, мы хотим знать, как проходит расследование, мы хотим присутствовать. Это полностью соответствует Статье 98 Конвенции ОЗХО. Но нас туда не пускают.

— У вас есть объяснение, почему британцы так себя ведут?

— У британцев — проблемы с Брекситом, они неожиданно оказались на краю политической сцены Европы. Но, вы знаете, мы не обвиняем британцев в деле Скрипаля. Мы так себя не ведем, мы не играем в игру «Слепая корова». Но мы замечаем странные вещи: было сказано, что «Новичок» — это высокотоксичное боевое отравляющее вещество, и в случае его применения смерть наступает мгновенно. Однако Юлия Скрипаль уже здорова и выписалась из больницы. И г-н Скрипаль, как говорят, чувствует себя лучше, а участвовавший в этом инциденте полицейский уже дает интервью… Единственной жертвой пока стал кот, которого усыпили. Извините, это звучит цинично, но все соответствует действительности. Дом Скрипаля сносят, все в радиусе одного километра санируется, и в конечном итоге все следы будут уничтожены.

— Российская сторона утверждает, что в ходе исследования взятых в Солсбери образцов, которое было проведено в лаборатории швейцарского города Шпица, было обнаружено производимое на Западе нервно-паралитическое вещество BZ.

— Да, речь идет о независимой лаборатории, а в России боевого отравляющего вещества BZ никогда не было. Оно вызывает именно такой эффект, который наблюдался у Скрипаля. Его жертвы в течение нескольких дней страдают, как при параличе, но затем приходят в себя и выздоравливают. Но нас никто не хочет слушать. Складывается впечатление, что санкции не приносят желаемого результата, и теперь нужен такой-то новый способ вызвать недоверие к России.

— А что происходит в Сирии?

— Мы подвергли резкой критике бомбовые удары трех держав, назвав их действия нарушением международного права, а также агрессией. На это не было никакой санкции Совета Безопасности, это были односторонние действия. Мы очень сильно разочарованы. Подобные шаги заводят в тупик весь политический процесс. Кроме того, это сигнал для других стран, которые вот-вот станут ядерными державами. Скоро они спросят: стоит ли нам отказываться от ядерного оружия, когда международное право так нарушается?

— Вы считаете, что Асад сможет удержаться?

— Мы ясно сказали, что не допустим насильственного свержения Асада.

— И то, что произошло с Саддамом Хусейном и Муаммаром Каддафи, больше не повторится.

— Когда я смотрю в интернете кадры захвата и убийства Каддафи — это демократия в действии по-британски, это катастрофа. Таким способом нельзя перенести демократию на чужую территорию. И во всех этих странах — в Ливии, Ираке, Сирии — после этого начался хаос. Пособники революции уходят, а европейцам достаются «плоды»: миграционные проблемы, «Исламское государство» (запрещенная в России организация — прим. перев.), международный терроризм — все те вещи, с которыми мы сегодня сталкиваемся.

С января нынешнего года германист Сергей Нечаев (64 года) служит послом России в Берлине. Еще молодым человеком он работал в советском посольстве в ГДР. Затем он возглавлял Генеральное консульство в Бонне, а после этого был послом в Австрии. Женат, имеет сына.

Великобритания. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 20 апреля 2018 > № 2578382 Сергей Нечаев


Россия. Великобритания > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 4 апреля 2018 > № 2557408 Сергей Нечаев

«Россия не имеет никакого отношения к делу Скрипаля»

Сергей Нечаев, Rheinische Post, Германия

Согласно официальным заявлениям, последовавшим за решением о высылке российских дипломатов из Германии, Россию упрекают в том, что она не готова к сотрудничеству в деле Скрипаля. От нас требуют, чтобы мы осознали свою ответственность, сыграли конструктивную роль и выполнили свой долг в деле расследования происшествия. Эти заявления свидетельствуют либо о недостаточной информированности, либо о предвзятости. Российская позиция по этому вопросу было неоднократно изложена на всех возможных уровнях.

С самого начала мы утверждали, что Россия не имеет никакого отношения к происшествию в Солсбери и что у нас нет даже гипотетического мотива, чтобы совершить такое преступление. Мы официально заявили о своей готовности сотрудничать с Великобританией и Организацией по запрету химического оружия, согласно правилам конвенции о химическом оружии.

При этом очевидно, что такое сотрудничество, если оно призвано найти ответы на все имеющиеся вопросы, предполагает доступ к материалам расследования, включая пробы химического вещества, на которые ссылается Лондон. Но британская сторона отклонила все наши предложения и требовала от нас только одного: чтобы мы признали себя виновными и покаялись.

Однако мы не будем признавать своей вины в применении отравляющего вещества в Солсбери, так как мы этого не совершали. Разговаривать с нами на языке ультиматумов бесполезно. Неправильно подгонять результаты текущих расследований под такой приговор, который удовлетворил бы британцев и который они уже объявили. Так это уже было в случаях с Литвиненко, Березовским и другими российскими гражданами, которые в Великобритании при загадочных обстоятельствах погибли и продолжают погибать (дело Глушкова).

Не скрою, что нас удивляет и разочаровывает поведение тех наших партнеров, которые полностью полагаются на высказывания Лондона, вместо того чтобы совместно с Россией содействовать тщательному расследованию, и, более того, предпринимают шаги, которые, безусловно, приведут к обострению двусторонних отношений. Без какого-либо основания, без учета презумпции невиновности. Выводы о предполагаемой ответственности России в деле Скрипаля были сделаны без изучения актов расследования, а лишь на основании исключительно чужих точек зрения и предположений, а также сомнительных формулировок типа «вероятнее всего» и «нет никакого иного простого объяснения».

Это новшество в практике международного права и юрисдикции, а также в поведении наших партнеров, которые раньше всегда уповали на приоритет права. Мы вынуждены констатировать, что под давлением Вашингтона и Лондона кое-кто пляшет под их дудку. Это прискорбно.

По поводу заявления о том, что «нет никакого другого простого объяснения»: многие эксперты, в том числе в Германии, уже обратили внимание на то, что этот скандал играет на руку исключительно Терезе Мэй, у которой до последнего времени были серьезные внутриполитические проблемы, в том числе в контексте Брексита. Дело Скрипаля предоставило британским властям возможность отвлечь внимание от их внутренних проблем, заручиться солидарностью международных партнеров, поднять рейтинги правящей партии и возглавить крестовый поход против нашей страны незадолго до Чемпионата мира по футболу, право на проведение которого в свое время получила Россия, а не Великобритания. Кроме того, уже ослабло действие прежних «страшных историй», ставших причиной западных санкций, и, очевидно, требовался новый повод.

С большой долей вероятности мы предполагаем, что в деле Скрипаля Россия имеет дело с дерзкой, грубо сфабрикованной антироссийской провокацией. Нельзя исключать и то, что в это дело могут быть вовлечены британские секретные службы, особенно ввиду большого количества вопросов, на которые Великобритания даже самым близким союзникам ответить не может или не хочет.

Какие у Лондона есть доказательства того, что Российская Федерация причастна к этому отравлению? Для чего России надо было совершать нападение с химическим оружием на Сергея Скрипаля, который законно, с разрешения властей, покинул страну? Почему Лондон отказывается сотрудничать с Россией в этом вопросе? Как можно объяснить тот факт, что якобы примененное опасное боевое вещество не привело к множеству других жертв? Почему ход расследования столь важного происшествия, настолько опасного для местного населения, скрывается от общественности? Почему отравление Скрипалей и сопутствующие обстоятельства не задокументированы камерами видеонаблюдения? Какие антидоты получили жертвы, и как вышло, что они были наготове у британских врачей, хотя примененное вещество было якобы специфическим?

Когда и каким путем в Лондоне получили информацию о программе, которую они сами называют «Новичок»? Или, может быть, в британской военной химической лаборатории в Портон-Дауне, которая находится в непосредственной близости от Солсбери, вышеназванное вещество производилось или исследовалось? Случайность ли, что в Портон-Дауне незадолго до отравления Скрипалей провели учения по отработке мер по химической деконтаминации? Хотелось бы получить ответы на эти и многие другие вопросы. И все же похоже, что Лондон не особенно заинтересован в том, чтобы найти непосредственных исполнителей этого преступления и выяснить их мотивы. Пока он занимается политическими декларациями. Очень вероятно, причина — в том, что он уже знает ответы на все вопросы.

Сергей Нечаев с начала 2018 года занимает должность посла Российской Федерации в Берлине.

Россия. Великобритания > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 4 апреля 2018 > № 2557408 Сергей Нечаев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter