Всего новостей: 2659905, выбрано 16 за 0.007 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Никитин Андрей в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыСМИ, ИТНедвижимость, строительствоОбразование, наукавсе
Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 31 мая 2018 > № 2625930 Андрей Никитин

Рабочая встреча с губернатором Новгородской области Андреем Никитиным.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с губернатором Новгородской области Андреем Никитиным. Обсуждалась социально-экономическая ситуация в регионе.

В.Путин: Андрей Сергеевич, вопрос традиционный – о ситуации в Новгородской области.

А.Никитин: Хотел доложить о некоторых результатах, Владимир Владимирович. Самое первое – то, на что Вы обращали внимание, дороги. На момент начала работы у нас нормальных дорог было 26 процентов. Благодаря Вашей поддержке на конец года было 35 процентов. Мы рассчитываем, что будет 42 процента по итогам этого года.

В.Путин: У Вас написано в 2019 году 42 процента.

А.Никитин: Это на 1 января 2019 года, то есть в 2019 году будет 42 процента в любом случае.

Конечно, значимый вопрос – это смертность. Сегодня у нас достаточно высокий показатель по смертности на дорогах. Он не соответствует майскому указу, поэтому для нас это будет, наверное, основной задачей на ближайшие несколько лет.

В.Путин: Снижение небольшое есть?

А.Никитин: Есть, но нам надо серьезно заниматься трассой М10 и региональными дорогами, потому что это все ограждения, скоростной режим.

По экономике мы растем. У нас 105 процентов роста промышленного производства. Мы растем по частным инвестициям, где-то на 7 миллиардов в этом году.

Что приятно, у нас растет экспорт. Мы достаточно неплохо поработали с Российским экспортным центром. У нас порядка 40 новых предприятий задумалось и вышло на экспортные рынки, это средний бизнес. Конечно, для нас это крайне интересно. Мы находимся рядом с портами, дорогами. Все это создает правильную экономическую задачу.

В.Путин: Какие в основном продукты? Что экспортируется?

А.Никитин: Например, из такого простого – у нас находится единственный в стране завод ИКЕА. Магазина ИКЕА у нас нет, поскольку слишком маленький регион, а завод производит продукцию для Москвы, Санкт-Петербурга и Бразилии.

Двери начали экспортировать, у нас есть прекрасный завод по дверям. Продукты питания пошли на экспорт. Мы с японцами договариваемся, находимся в финале сертификации нашей сельхозпродукции. Вытяжки из облепихи, масла растительные выводим на японский рынок. Работа идет достаточно активная.

В прошлом году нас поддержало Правительство, мы открыли особую зону, и сегодня там уже практически вся она заполнена потенциальными инвесторами.

По особой зоне, которую мы хотим рядом с Новгородом создать, на Госсовете по промышленной политике мы это обсуждали, с Минэком находимся в работе, всю площадку, уже понимаем, кем будем заполнять. Это добавит, я думаю, где-то 40–50 миллиардов инвестиций суммарно в ближайшие несколько лет, то есть сопоставимо с текущим годовым объемом.

И конечно, мы понимаем, что на внешних инвесторов ориентироваться не всегда правильно, поэтому мы перестроили свое законодательство по поддержке инвесторов так, чтобы стимулировать существующие предприятия и модернизировать производство.

В.Путин: Нам в принципе какая разница, это иностранный инвестор или наш отечественный? Если инвестируют, надо создать благоприятные условия для всех.

А.Никитин: Но мы выросли в рейтинге АСИ, были 53-е, стали 29-е. Конечно, еще не призовое место, но уже где-то ближе к хорошему. Мне важно, чтобы у нас производительность росла, поэтому в принципе с этого года, благодаря тем изменениям, которые мы сделали, у нас почти все существующие предприятия запустили программу модернизации. И это позволит нам достаточно серьезно добавить с точки зрения качества и с точки зрения экспортного потенциала.

И конечно, у нас есть две инновации: мы отдаем в районы налоги с малого бизнеса, чтобы главы районов понимали, что малый бизнес нужно защищать. Договорились, что если предприятия, которые в районе расположены, свой головной офис возвращают из Москвы, из Петербурга в район, то 80 процентов дополнительных налогов, которые я получаю в регион, я отдаю в район. Несколько предприятий этим уже воспользовались. Это очень здорово, потому что у них там люди работают, и эти деньги идут на садики, на дома культуры, где-то на дороги. И предприятие понимает, собственник, что не просто куда-то налоги платит, он их платит на улучшение жизни своих же сотрудников. И жители района тоже понимают, что экономическое развитие не абстрактными какими-то цифрами исчисляется, а понятными для них рабочими местами.

Хотел Вас поблагодарить за поддержку в прошлом году.

В.Путин: Из Резервного фонда?

А.Никитин: Да. Практически все районы области получили эту поддержку, понемножку. Мы где-то отремонтировали школы, спортивные залы, где-то отремонтировали садики, где-то больницы, где-то дома престарелых. Где-то люди не видели ремонта много лет. Это очень важная была история. Спасибо Вам огромное. Для ряда районов это был очень серьезный скачок вперед с точки зрения качества жизни.

В.Путин: Если люди увидели, то это как раз является нашей целью.

А.Никитин: Считаем очень важными вопросы молодежи, вопросы воспитания молодежи. Здесь несколько направлений.

Во-первых, конечно, это современное образование, кванториум. У нас он открыт. Мы понимаем, что это дело довольно дорогое, не всегда в районах это получается сделать. Но на базе кванториума мы создаем выездные миникванториумы в школах, возрождаем кружки инженерной направленности, которые были в советское время. Рассчитываем, что где-то 20 процентов детей возраста 8–14 у нас попадут в эти кружки, все, кто захочет.

Из ярких, интересных вещей – Морской центр капитана Варухина. Вы его удостоили звания Почетный наставник, был подписан указ. Это единственный детский морской клуб с кораблями, который сохранился в стране.

И вот совместно с АСИ, совместно с [директором направления «Молодые профессионалы»] Дмитрием Песковым мы там делаем кружковый центр национальной технологической инициативы по беспилотным морским судам. То есть центр, который существует 60 лет, попал в самую современную перспективную историю.

По физкультуре и спорту. Моей задачей в прошлом году было ввести в эксплуатацию все, что строилось десятилетиями. Мы это сделали. У меня один только ФОК осталось достроить (он недели через две будет достроен) из тех, которые были долгостроями.

Дальше моя задача – это, конечно, вовлечение людей в спорт, это открытые площадки. Мы сделали проект «Будь в спорте». У нас в районах, на площадях проводятся зарядки, известные новгородские люди проводят какие-то тренировки. Рассчитываем, что мы эти показатели по спорту перевыполним.

В.Путин: Охват населения какой планируете обеспечить? Тех, кто занимается физической культурой и спортом?

А.Никитин: Мы хотим, чтобы около 60 процентов было. Плюс у нас еще пенсионеры очень активные, они активное долголетие развивают. Это скандинавская ходьба, доступ в плавательные бассейны. Мы, в общем-то, стараемся никому не отказывать, стараемся максимально активный спорт развивать.

В.Путин: 60 процентов – это хорошие показатели. К какому году?

А.Никитин: Я думаю, что где-то к 2021-му, к 2022-му мы можем на это выйти. Даже немножко пораньше выполнить те показатели, которые в указе заложены.

В.Путин: Хорошо.

А.Никитин: Занимаемся городской средой, в принципе, как и вся страна. У нас есть одна из важных проблем, что в городе нет современных набережных. Коллеги из «Стрелки» нам такую набережную спроектировали, Правительство обещало поддержать. И я думаю, что мы начнем ее строить в одном из значимых мест, там, где у нас театр находится, Кремль.

Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 31 мая 2018 > № 2625930 Андрей Никитин


Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 3 мая 2018 > № 2591413 Андрей Никитин

Встреча Дмитрия Медведева с губернатором Новгородской области Андреем Никитиным.

Обсуждался ход реализации в регионе ряда социальных программ, в частности, благоустройства городской среды, дворов, парков, придомовых территорий, строительства новых школ.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Андрей Сергеевич, я в прошлом году был у вас в гостях, мы совещание проводили, школу посещали и в целом посмотрели город. Город, конечно, древний, очень знаковый для нашей страны, но состояние городских улиц, парков, придомовых территорий, мягко говоря, вызывало большие вопросы. Собственно, такая программа у нас по всей территории страны сейчас развёрнута. Что у вас делается на эту тему, расскажите.

А.Никитин: Дмитрий Анатольевич, мы, безусловно, как и вся страна, участвуем в этой программе. В прошлом году 188 дворов отремонтировали, в этом году ещё 150 – это только по Великому Новгороду, в районах, естественно, ещё дополнительно. И в этом году расширяем работу с парковыми пространствами. Люди проголосовали, выбрали те территории, которые в первую очередь должны приводиться в порядок. Создали общественные советы, там всегда очень бурные дискуссии идут. Я периодически смотрю в интернете, как это происходит, – отрадно, что мы действительно начали делать то, что людям на самом деле нужно. Это то, что касается программы благоустройства городской среды.

Вы обращали внимание на состояние дорог в Великом Новгороде, когда приезжали. В прошлом году нам удалось дополнительно 500 млн городу дать на ремонт дорог. В этом году по 500 млн решение уже принято. Плюс в рамках работы по туристическому кластеру мы сделаем дороги к нашим монастырям. Ведём сейчас разговор с Минтрансом, и, я думаю, Колмовский мост – второй по значимости мост Великого Новгорода – тоже начнём приводить в порядок.

Кроме этого, в прошлом году мы приняли решение налоги от малого бизнеса, 50%, отдавать в муниципальные бюджеты, но каждый год плюс 10%: в этом году 50, в следующем – 60 и так до 100. По этому году это 250 млн дополнительно денег, которые попадут в город на решение как раз жилищно-коммунальных проблем.

И хотел Вас поблагодарить: в прошлый раз Вы приняли решение, нас поддержало КБ «Стрелка»), мы начали делать проекты благоустройства набережных, и сегодня они практически готовы. К сожалению, Великий Новгород – это, наверное, единственный город такого уровня в стране, в котором нет благоустроенных территорий вдоль реки.

Д.Медведев: К сожалению, не единственный. Эта проблема есть и в других центрах субъектов Федерации, но это не означает, что её не нужно решать. Её нужно решать – надеюсь, вместе с партнёрами, которые этим занимаются и которые имеют неплохой опыт, вы сможете эту задачу решить. Что же касается парков, придомовых территорий, скверов, то это задача вообще исключительно важная, потому что это среда жизни, среда обитания огромного количества людей, которые живут в городах, – этим долго не занимались. Программа идёт по всей стране. Как мы с вами и договаривались, эту программу надо реализовывать – вы это и делаете – в тесном контакте с населением. То есть люди сами должны выбирать, что конкретно восстанавливать, какие элементы благоустройства осуществлять. Прошу это продолжить.

А.Никитин: Спасибо, Дмитрий Анатольевич. Вы упомянули про школу. Это была первая школа за последние почти 30 лет.

Д.Медведев: Школа хорошая получилась.

А.Никитин: Сейчас достраиваем вторую такую же на другой стороне, в другом микрорайоне развивающемся.

Д.Медведев: Сколько там учеников?

А.Никитин: 1300 учеников.

Д.Медведев: Большая школа.

А.Никитин: Очередь туда, родители хотят повести детей в ту школу, и в новой, я думаю, будет так же. Мы сразу там кружковое движение, «Кванториумы», как я рассказывал, организовали. И чем занялись дети? – в рамках «Аэронета», в рамках работы с беспилотниками они участвуют в программе благоустройства территории, планируют эти дорожки и площадки. То есть люди, которые там живут, дети, которые там учатся, начинают формировать в этих новых районах городскую среду.

Д.Медведев: Интересно. Хорошо, продолжайте.

Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 3 мая 2018 > № 2591413 Андрей Никитин


Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 2 сентября 2017 > № 2295383 Андрей Никитин

Встреча с врио губернатора Новгородской области Андреем Никитиным.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с временно исполняющим обязанности губернатора Новгородской области Андреем Никитиным.

А.Никитин информировал Президента о социально-экономической ситуации в регионе. Обсуждались также обращения жителей Новгородской области, поступившие главе государства в ходе «Прямой линии».

* * *

В.Путин: Андрей Сергеевич, мы с Вами встречались четыре месяца назад, не так давно. Поэтому в целом понятно, что происходит в регионе. Тем не менее хотелось бы сегодня уточнить, что происходит по тем проблемным вопросам, которые мы обсуждали, что сделано, что, Вы считаете, предстоит сделать.

И я Вам передам эту папку с «Прямой линии». Здесь ничего такого необычного нет, но вопросы, которые волнуют людей, требуют особого внимания, ясно, еще раз хочу это повторить, многим коллегам говорю об этом, некоторые вещи, безусловно, не сделать за один день, проблемы накапливались годами, но на них нужно обращать внимание, нужно сделать так, чтобы ситуация постепенно менялась к лучшему.

Давайте начнем.

А.Никитин: Владимир Владимирович, самое главное, с чего хотел бы начать, – это, конечно, дорожная сеть.

В.Путин: Мы договаривались, что средства дополнительные выделим. Сколько вы получили?

А.Никитин: Мы пока еще не получили, но мы уже начали работы за счет своих резервов, деньги ждем.

В.Путин: Но договорились о том, что получите?

А.Никитин: Да.

В.Путин: Сколько?

А.Никитин: Миллиард 250 в этом году.

Зеленым цветом [в презентации] отмечена дорога, о которой просили предприниматели. Это город Боровичи, наш крупнейший город после Новгорода. Синий – это федеральные дороги, красный – это то, что находится сегодня также в аварийном состоянии, то, что нам предстоит сделать в первую очередь, в ближайшее время. Это опорная сеть. Она соединяет районы, школы, больницы. Это ключевые вещи, которые, безусловно, важны для того, чтобы люди могли пользоваться услугами, которыми должны пользоваться.

Второй большой блок – это здравоохранение. Была очень острая проблема, связанная с дефицитом лекарственных средств, дефицитом денег в бюджете. Благодаря Вашей поддержке мы этот вопрос решили, и сегодня опять-таки для того, чтобы у нас в маленьких населенных пунктах, где живет меньше ста человек, люди своевременно проходили диагностику, Новгородская область сегодня, к сожалению, находится на 84-м месте по смертности в стране, в основном из-за того, что нормальная инфраструктура в городе есть, но своевременно люди не попадают, заболевания не выявляются на местах, и люди приезжают с уже запущенными какими-то стадиями тех или иных болезней. Поэтому мобильные ФАПы, максимальное количество диспансеризаций, профилактика и, конечно, те инструменты телемедицины, цифровой медицины, о которых Вы говорили, которые сегодня благодаря программе цифровой экономики развиваются, мы будем одним из первых регионов, который будет у себя это внедрять.

В.Путин: Что касается медицины, я тоже говорил о том, что вам дополнительно помогут на отдельные медицинские учреждения. Я подписал распоряжение о выделении дополнительных средств. Они должны пойти на областную детскую клиническую больницу в Новгороде, на новгородский клинический специализированный центр психиатрии, на боровичскую центральную районную больницу и на хвойнинскую центральную районную больницу.

А.Никитин: Спасибо.

В.Путин: Это первый транш. Мы договаривались, что такая помощь будет оказана тем учреждениям здравоохранения, которые особенно нуждались в этой поддержке. Надеюсь, что Вы распорядитесь этими средствами так, чтобы люди увидели изменения.

А.Никитин: Примерно так это выглядело на старте [фото], то, о чем мы сегодня говорили, и, безусловно, мы уже начали готовиться ко всем этим работам. То есть проекты все готовы, все необходимые действия предприняты. Задача – в этом году все сделать. Эту ситуацию надо менять. Ни врачи в таких больницах работать не могут, ни пациенты к ним приходить.

Еще один важный вопрос – это аварийное жилье. Мы вовремя закончили программу по переселению граждан из аварийного жилья в той части, в которой она на 2012 год была сделана, три дома у нас сегодня сданы, это Старая Русса, Валдай, Чудово.

К сожалению, выявилось, что ряд домов, которые сдавались ранее, сданы с ненадлежащим качеством, и дополнительно уже из областного бюджета мы сейчас выделяем средства, для того чтобы убрать протечки.

В.Путин: Ну, понятно: чтобы довести до нормативного состояния.

А.Никитин: Еще одна достаточно больная наша проблема, которой мы тоже занимаемся в приоритетном порядке, – это, конечно, водоснабжение.

В.Путин: По поводу качества – надо обращать взыскания к строительным организациям.

А.Никитин: Владимир Владимирович, по всем этим объектам я все материалы передал в прокуратуру, попросил коллег проверить полностью, как принимались решения, как отбирались подрядчики, почему какие-то подрядчики исчезли через полгода после строительства. Здесь мы полную работу ведем.

Очень важный момент, наверное, самый важный для Новгородской области – это место, где проходили тяжелейшие бои. Вы встречались с нашими поисковиками. И что я хотел отметить. Конечно, наши небольшие предприниматели, простые люди сегодня в районах очень помогают. За счет них, за счет скудных муниципальных средств мы постепенно приводим в порядок воинские захоронения, доводим их до хорошего состояния. Но сегодня чуть меньше миллиона человек в Новгородской области еще лежит в земле, еще не найдены, не захоронены. О чем бы я просил – в преддверии 75-летия Победы для таких регионов, как наш, посмотреть, может быть, сделать какую-нибудь комплексную программу по созданию больших воинских мемориалов. Чтобы достойные они были. Мы готовы в этом участвовать. Потому что, конечно, говорят же, что война не кочается, пока последний солдат не похоронен. Такая вот просьба.

В.Путин: Хорошо. Это нужно сделать. Проработаем вместе с Вами.

Хочу пожелать Вам успехов. Задач много. Надеюсь, что Вы используете, как я уже говорил, весь свой опыт, чтобы решать их эффективно и в интересах людей, которые проживают в Новгородской области.

А.Никитин: Безусловно. Спасибо.

Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 2 сентября 2017 > № 2295383 Андрей Никитин


Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > premier.gov.ru, 18 июля 2017 > № 2250471 Андрей Никитин

Беседа Дмитрия Медведева с временно исполняющим обязанности губернатора Новгородской области Андреем Никитиным.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Андрей Сергеевич, мы с Вами сегодня посмотрели сверхсовременную, очень хорошую школу, которая построена и с 1 сентября приступит к своей деятельности. Школа действительно выдающаяся с точки зрения технологического оснащения. Надеюсь, что и педагогический коллектив будет таким же сильным. Она рассчитана на большое количество детей. Это не маленькая элитная школа, там 1300 детей на пределе мощности будет учиться. Надеюсь, что и дальше такие школы будут появляться в Новгороде и Новгородской области. Это очень важно.

Сейчас мы занимались Национальной технологической инициативой. Вы тоже в известной степени стояли у её истоков. Думаю, сегодня можно было бы какие-то пилотные измерения Национальной технологической инициативы делать и у вас в Новгородской области, тем самым поднимая экономический потенциал региона.

В то же время Национальная технологическая инициатива – это будущее, а есть настоящее. Настоящее иногда смотрится гораздо хуже, чем будущее. Мы сегодня с Вами прокатились по городу. Я стараюсь всегда это делать за рулём. Что скрывать, дороги скверные. На это надо обязательно обратить внимание в Вашей постоянной теперь деятельности.

И наконец, последнее. Я не мог приехать без подарка – привёз распоряжение (я его подписал сегодня с утра), посвящённое выделению денежных средств на коллектор, который требует реконструкции (по сути, восстановления) на Валдае. Это тоже вклад в развитие области.

А.Никитин: Дмитрий Анатольевич, огромное Вам спасибо. Это решение позволит и озеро спасти от экологической катастрофы, и совершенно другое качество жизни создать в городе Валдае, Валдайском районе. Мы уже начинаем работу и в этом году все проблемы, которые там есть, постараемся решить.

Абсолютно справедливое замечание Вы сделали по поводу дорог. В этом году мы силами области и благодаря поддержке Росавтодора начнём снижать объём дорог, которые находятся в ненормативном состоянии. План на этот год – с учётом наших объёмов и с учётом того, что госкомпания «Автодор» поможет нам восстановить те дороги, которые они при строительстве использовали, – порядка тысячи километров. Безусловно, Великому Новгороду будет уделено приоритетное внимание, поскольку статус исторической столицы России подразумевает другое качество дорог.

Рад, что Вам понравилась школа. Действительно, она будет и центром знаний, и центром компетенций для преподавателей других школ Новгородской области. Вторая похожая школа уже заложена в Великом Новгороде, также при поддержке Правительства. Я думаю, до конца года мы её построим, и их уже будет две. Это значительно изменит качество жизни, качество образования в Великом Новгороде. А дальше наша задача – сделать так, чтобы выпускникам этой школы нашлось место на территории Новгорода, Новгородской области, чтобы им не нужно было никуда уезжать.

Д.Медведев: Хорошо. Об этом мы сегодня с молодёжью говорили.

Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > premier.gov.ru, 18 июля 2017 > № 2250471 Андрей Никитин


Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 18 апреля 2017 > № 2154431 Андрей Никитин

Встреча с врио губернатора Новгородской области Андреем Никитиным.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с временно исполняющим обязанности губернатора Новгородской области Андреем Никитиным. Встреча состоялась по завершении заседания президиума Госсовета по вопросу развития национальной системы защиты прав потребителей.

А.Никитин назначен временно исполняющим обязанности главы региона в феврале текущего года.

* * *

А.Никитин: Хотел немного рассказать о том потенциале и тех возможностях, тех ограничениях, которые сегодня есть в Новгородской области.

Безусловно, мы имеем совершенно уникальные конкурентные преимущества. В первую очередь это, конечно, логистика: мы находимся, по сути, на перекрёстке всех дорог. У нас масса энергетических ресурсов проходит через территорию области, и для бизнеса это отличные возможности.

Есть лес, есть земля, есть нормальная современная промышленность, сохранена система среднего профессионального образования – сегодня есть определённый потенциал. Но этот потенциал должен быть реализован таким образом, чтобы он служил на пользу новгородцам, на пользу их интересам.

Что мы сделали? Мы в каждом из наших 22 районов провели стратегические сессии со всеми предпринимателями, социальными работниками, то есть людьми, которые в каждом районе проявляют наибольшую социальную активность. Спросили у них, как они видят развитие своего района, как они видят ограничения и какие действия они готовы сделать сами для того, чтобы район развивался, в каких действиях им нужна помощь муниципальных властей, а где нужна помощь региона.

Таким образом, наша стратегия работы будет построена не из каких-то абстрактных соображений, а на основании мнения каждого жителя в каждом районе. Так по кирпичикам мы сложим фактически стратегию развития Новгородской области.

Есть несколько ограничений, которые этому сегодня препятствуют, и моя задача – эти ограничения в первую очередь преодолеть. Во-первых, это, конечно, дорожная сеть. (Показывает слайд.) Та дорога, которую Вы видите, как раз соединяет федеральную трассу и город Боровичи. Это 100 километров дороги. Понятно, что предприниматели это напрямую чувствуют в своих издержках, но и не только предприниматели – естественно, сами жители.

В чем причина? Безусловно, неэффективное расходование средств, то есть деньги тратились на латание дорог у нас ежегодно, то есть мы не прибавляли в ремонте, мы воспроизводили один и тот же ремонт. Немножко была потеряна система контроля качества за тем, что делает подрядчик, то есть сегодня нам надо восстанавливать.

Что мы делаем? Во-первых, мы совместно с компанией «Автодор» – они за время своей работы создали серьёзную современную нормативную базу – мы сейчас её берём и делаем нашими областными стандартами.

Безусловно, мы централизуем закупки всех расходных материалов, чтобы получать экономию. Практика коллег, например, из Тульской области – это 20–30 процентов сразу снижение расходов, если всё закупается централизованно. И всех посредников, которые не дорожники, убираем из цепочки в первую очередь.

Второй серьёзный очень фактор – это низкая доступность здравоохранения для жителей. У нас есть очереди, у нас не выстроена медицинская логистика между диагностикой и лечением, из-за чего по ряду моментов у нас очень серьёзно поздняя выявляемость заболеваний, когда уже надо большие средства и время тратить и людям уже сложно помочь.

Это наша управленческая проблема, мы её будем решать совместно с Министерством здравоохранения. Мы все современные практики у себя начнём внедрять, с Вероникой Игоревной [Скворцовой] начинаем работать, но это управленческий вопрос, и мы его решим.

Ничего сложного в том, чтобы обеспечить людей нормальным медицинским обслуживанием в нормальные сроки, чтобы скорая не два часа приезжала, – это всё та работа, которую мы сделаем.

Третья проблема, третье ограничение, – это коммунальная инженерная инфраструктура. Основная ситуация у нас сложная с водой: у нас более 50 процентов воды не соответствует нормативам. И тоже постепенно мы будем, естественно, формировать концессии.

Понятно, что концессионер хочет зайти в крупные города и не хочет заниматься сёлами, и мы сейчас будем выстраивать такую политику, чтобы всё-таки у нас не только самые вкусные кусочки концессионеры разобрали, а люди в районах остались без какого-то улучшения.

Отток молодых специалистов, о чём сегодня говорили предприниматели на встрече. Почему это в основном происходит? Нет связки между школой, университетом и пониманием, где дальше искать работу. Поэтому первое, что мы сделали, – мы начали проект «Кванториум» для профориентации детей, Вы его знаете.

Прошла стратегическая сессия, прошло первое знакомство с системой «Молодые профессионалы», у нас колледжи в эту работу включились, ребята начинают готовиться под запросы конкретных предпринимателей. Мы эту систему в этом году выстроим.

И, безусловно, самое главное здесь, конечно, будет хорошая работа, понимание молодыми людьми перспектив развития Новгородской области, для того чтобы им хотелось здесь остаться и понимать, что будущее, конечно, здесь.

Есть вопросы с инвестклиматом, административными барьерами. По итогам прошлого года Новгородская область заняла 65-е место в рейтинге инвестпривлекательности. Тоже абсолютно понятна задача: самое главное здесь – не придумывать ничего из головы, а слушать бизнес и создавать понятный, открытый сервис.

И мы с коллегами, в том числе теми, которые сегодня присутствовали, формируем инвестиционный совет при правительстве области, и все эти административные барьеры мы решим, думаю, достаточно быстро.

Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 18 апреля 2017 > № 2154431 Андрей Никитин


Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 31 марта 2017 > № 2124894 Андрей Никитин

Встреча Дмитрия Медведева с временно исполняющим обязанности губернатора Новгородской области Андреем Никитиным.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Когда мы встречались перед Вашим назначением исполняющим обязанности губернатора Новгородской области, говорили о перспективах региона. Сейчас Вы уже погрузились в эту работу. Понимаете все слабые места, перспективы развития. На чём планируете в ближайшее время сконцентрировать свои усилия? Что считаете наиболее важным для развития территории?

А.Никитин: В первую очередь это, безусловно, медицина. Здесь есть определённые недоработки, нам надо повышать качество медицинского обслуживания. Поэтому мы внедряем инициативы, которые уже в стране появились: это и «Вежливая регистратура», и «Бережливая поликлиника». Стараемся сделать так, чтобы у врача меньше времени уходило на заполнение бумаг и больше на работу с пациентом. И в тех инициативах, которые предложила Министр здравоохранения на Совете по стратегическому развитию, мы тоже будем максимально активно участвовать. Территория достаточно большая, население расположено неравномерно. Современные технологии позволят добиться того, что качество медицинского обслуживания на всей территории будет одинаковым. Это один из первых приоритетов.

Второй приоритет из наиболее острых – это дороги. Здесь мы, с одной стороны, повышаем эффективность управления дорожным хозяйством, стараемся исключать посредников из всех цепочек, чтобы все деньги уходили именно на дорожное строительство. С другой стороны, будем внедрять новые технологии, подписываем соглашение с госкомпанией «Автодор». Они определённый опыт по стандартам наработали, мы их на территории Новгородской области будем применять.

Д.Медведев: С дорогами у вас проблемы серьёзные, как, к сожалению, и во многих других территориях. Этому придётся уделить самое пристальное внимание.

А.Никитин: И главный вопрос. Сегодня на территории Новгородской области существует отток населения, то есть дети часто уезжают, поступают в институты. Есть такая проблема.

Д.Медведев: Это в основном Петербург и Москва, наверное?

А.Никитин: Да, больше даже Петербург, он ближе. Мы планируем создавать условия для самореализации на территории Новгородской области. С коллегами подписали соглашение, запускаем в этом году «Кванториум», то есть инженерные детские кружки у нас появятся уже в этом году. С коллегами из Министерства связи думаем о том, чтобы построить технопарк, создать для молодёжи условия для бизнеса на территории, и, конечно, университет имени Ярослава Мудрого здесь будет максимально нашим союзником. Вот три таких приоритета.

Д.Медведев: Это очевидные приоритеты, понятно, что они потребуют и большого внимания с Вашей стороны, и изыскания финансирования, потому что такого рода проекты не бывают бесплатными. Давайте обсудим, что в этом направлении сделать и как поступить.

Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 31 марта 2017 > № 2124894 Андрей Никитин


Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 13 февраля 2017 > № 2070489 Андрей Никитин

Встреча с Андреем Никитиным.

Состоялась рабочая встреча Владимира Путина с Андреем Никитиным, назначенным Указом главы государства временно исполняющим обязанности губернатора Новгородской области.

В.Путин: Андрей Сергеевич, мы с Вами работаем, по сути, уже шесть лет?

А.Никитин: Да.

В.Путин: С тех пор, как Вы возглавили Агентство стратегических инициатив.

За это время Агентство очень много сделало для того, чтобы придать новый импульс развитию всей экономики, без преувеличения скажу. Вы очень много сделали по конкретным проектам, по важнейшим направлениям развития. Вы очень плотно работали и продолжаете работать с бизнесом.

Знаю, что в последнее время на региональном уровне с коллегами активно продвигаете работу в области рабочих профессий: организуете участие наших молодых людей в международных соревнованиях, помогаете организовать регионам соответствующие мероприятия на их, на региональном, уровне, в том числе в Центральной России, в Новгородской области.

В последнее время достаточно активно развиваете контакты с представителями бизнес-сообщества различных регионов, в том числе и в Новгороде.

Как идёт эта работа, это взаимодействие?

А.Никитин: Владимир Владимирович, на самом деле, конечно, только бизнес может правильно показать, какие административные барьеры действительно ему мешают. Задачи, которые Вы поставили по сокращению административных барьеров для бизнеса, возможно отрабатывать только в контакте с предпринимателями. Больше того, сами предприниматели должны оценивать ту работу, которую мы делаем, которую делают коллеги из регионов.

В последнее время мы очень активно этим занимаемся, в том числе в Северо-Западном округе, с коллегами из Новгородской области. Совсем недавно прошла серия встреч. Мы обсудили те вещи, которые их волнуют, обсудили, как те решения, которые Вы утвердили на президиуме Государственного совета, реализовывать. Выработали пошаговый план, создали экспертную группу и очень активно, по сути, приступили к этой работе в Новгородской области.

Так же понятно, что есть очень серьёзные задачи по туризму в Новгородской области. Задачи по туризму требуют в том числе и профессий, связанных с туризмом, – это люди, которые работают в этой индустрии. Сегодня постепенно колледжи начинают готовить таких молодых ребят в туристическом бизнесе, в сервисе, услугах, в каком-то производстве, которое связно с туризмом.

Такой региональный чемпионат в этом году прошёл в Новгородской области – первый по WorldSkills. Надеемся (мы на это смотрим, коллегам стараемся помогать), что на уровне региона и на уровне округа, на уровне страны появятся первые медалисты, первые национальные чемпионы в этих рабочих профессиях.

В.Путин: Вы знаете, по поводу чего мы собрались, знаете, каково значение Новгородской области в истории нашей страны, в сегодняшний жизни, в экономике, знаете потенциал Новгородской области. Хочу Вас назначить исполняющим обязанности руководителя региона, я посоветовался с действующим губернатором по этому вопросу.

Что Вы считаете наиболее важным и наиболее перспективным, имея в виду все особенности новгородской земли? У нас много знаковых мест в стране, но Новгородская область занимает особое место, имея в виду, что это одно из тех мест, откуда и пошла Русская земля, как у нас говорят. Если посмотреть на перспективу развития, как Вы видите эту перспективу?

А.Никитин: Владимир Владимирович, самое главное – это Ваше доверие, доверие людей, которое мне ещё предстоит, конечно, заслужить в Новгородской области.

Безусловно, Новгородская область очень интересная и с исторической точки зрения, и с логистической точки зрения. По сути, это такой коридор между двумя столицами. Наверное, те приоритеты, которые могли бы быть [в развитии региона], – во-первых, туристическая индустрия; во-вторых, индустрия, связанная с переработкой, которая работает на этот основной наш кластер населения, который расположен между Москвой и Питером. Это могут быть российские, иностранные инвесторы.

Конечно, новгородские купцы: Россия была несколько сотен лет известна на мировых рынках благодаря новгородским купцам. И помимо привлечения инвесторов, считаю, что очень важно в максимальной степени убрать все ограничения, все барьеры для тех предпринимателей, которые уже работают в Новгородской области, дать им возможность построить малый, средний, а там, может быть, и крупный бизнес. Мне кажется, это первые вещи, которые с точки зрения экономики нужно делать.

А с точки зрения граждан, с точки зрения социальной жизни надо людей прежде всего слушать. Если использовать тот опыт, который мы в АСИ увидели в регионах, то опираться нужно на мнение жителей, занимаясь благоустройством, занимаясь вещами, связанными с улучшением качества [жизни], то есть основываться на мнении самих граждан.

В.Путин: Правильно.

Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 13 февраля 2017 > № 2070489 Андрей Никитин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 8 декабря 2016 > № 2001598 Владимир Путин, Андрей Никитин

Заседание наблюдательного совета Агентства стратегических инициатив.

Под председательством Владимира Путина состоялось заседание наблюдательного совета автономной некоммерческой организации «Агентство стратегических инициатив по продвижению новых проектов».

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги.

Мы с вами встречались в июле на Форуме стратегических инициатив, обсуждали там результаты, новые проекты. И помню, как шла тогда дискуссия: говорили о ключевых направлениях дальнейшей работы. В этой связи хотел бы отметить, что принципиально важно в следующем году выйти на конкретные, ощутимые результаты, прежде всего в тех областях, которые мы с вами обсуждали: имеется в виду деловой климат в регионах, развитие профессионального образования и, конечно, поддержка инициатив в социальной сфере.

В Послании Федеральному Собранию – вы, надеюсь, видели это – я просил вас совместно с Общественной палатой поддержать развитие волонтёрства, социально ориентированных некоммерческих организаций. Речь идёт о том, чтобы снять барьеры, которые мешают развитию волонтёрского движения, определить формат взаимодействия волонтёров, НКО с государством. Нужно, безусловно, помочь тем, кто стремится заниматься проектами в социальной сфере, продвигать важные инициативы по защите окружающей среды, тем более что следующий год, как вы знаете, у нас объявлен Годом экологии.

И ещё. На форуме в июле были показаны несколько интересных проектов для людей с ограничениями по здоровью. Хотелось бы, конечно, сегодня услышать, как идёт эта работа, с какими проблемами вы сталкиваетесь и что планируется по этому направлению дальше.

В рамках Национальной технологической инициативы вы уже начали заниматься развитием так называемых сквозных технологий, которые уже в краткосрочном периоде будут определять облик всех сфер жизни. Это, в том числе, робототехника, новые источники энергии и так далее – вы знаете, о чём идёт речь.

В Послании также было сказано о запуске программы развития цифровой экономики. И я, безусловно, просил бы Агентство организовать на своей площадке взаимодействие российских компаний, научных, образовательных и инжиниринговых организаций и центров.

Отмечу, что у нас появляется всё больше молодых специалистов и высококвалифицированных рабочих, способных решать задачи нового технологического уровня. Это наглядно продемонстрировали ребята, победившие на европейском чемпионате по профессиональному мастерству в Швеции.

Такие чемпионаты – это, безусловно (и мы с вами это хорошо понимаем), не только престижные турниры. Они задают тон, ориентир для развития национальной системы образования на основе лучших мировых практик, помогают настраивать образовательные программы и профессиональные стандарты под запросы текущего дня, экономики.

В этой связи просил бы Правительство, Министерство образования и науки обеспечить безусловное выполнение всех поручений по развитию движения WorldSkills в России, включая организацию чемпионата мира по рабочим профессиям, который должен пройти у нас в Казани в 2019 году.

Вы активно занимаетесь развитием этого движения. В нашей стране оно получило название «Молодые профессионалы» и сегодня объединяет более 20 тысяч участников. Конечно, было бы интересно послушать, узнать, что вы планируете в предстоящем году.

Прежде чем мы перейдём к работе, хотел бы вновь вернуться к вопросу улучшения инвестиционного климата.

Мы с вами вместе сформулировали задачу: добиться высокого качества деловой среды во всех субъектах Федерации. Это значит, что в каждом регионе предпринимателю должны оказываться всесторонние услуги, всесторонняя помощь и поддержка. При этом сроки подключения к инфраструктуре, выдачи различных документов, другие необходимые для бизнеса сервисы следует привести в соответствие с требованиями федерального закона.

Очень рассчитываю на то, что и деловые объединения, и Клуб лидеров продолжат контроль за исполнением принятых решений, в том числе за внедрением лучших практик на уровне регионов и муниципалитетов.

Надеюсь, что все участники антарктической экспедиции благополучно вернулись домой. Андрей Рэмович [Белоусов] и в этом году тоже не смог к вам присоединиться, но он сделает это в ближайшей перспективе. Он каждый год мне рассказывает о том, что он начинает готовиться к этому мероприятию, потом я вижу его здесь, в кремлёвских кабинетах, – прижился здесь, уже в Антарктику, по-моему, не тянет его.

Давайте начнём работать. Пожалуйста.

А.Никитин: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые члены наблюдательного совета!

Агентству стратегических инициатив уже больше пяти лет, но наш главный приоритет – это лидеры, активные граждане, их проекты. Он был с самого начала, все эти пять лет, он таковым остаётся и останется дальше в нашей работе.

В качестве одного из результатов хотел бы сказать, что нам удалось сформировать достаточно серьёзное сообщество вокруг себя. Порядка 100 тысяч человек участвуют сегодня так или иначе в разных инициативах Агентства, 500 тысяч предпринимателей участвуют в вопросах по национальному рейтингу по всей стране. И если посмотрим на наши отдельные инициативы, например, на атлас новых профессий, около шести миллионов человек ознакомилось с ним и, может быть, что–то для себя, для своих детей там увидело.

Наша цель на ближайшие полтора года – реализация и завершение всех тех инициатив, которые перед нами сегодня стоят, максимальное их приведение к конкретным, понятным, как Вы сказали, ощутимым результатам. Коротко расскажу, наверное, об этом, коллеги расскажут подробнее.

Хотел бы начать, наверное, с того, что Вы сказали в Послании, – это работа с волонтёрами и с некоммерческими организациями. Мы видим нашу роль в том, чтобы прежде всего выслушать этих людей, так же, как мы работали с предпринимательскими объединениями в рамках Национальной предпринимательской инициативы, дать возможность им рассказать о том, с какими барьерами и проблемами они сталкиваются, и дальше попробовать сформировать уже определённые планы, определённые решения, которые можно отрабатывать уже с коллегами из Правительства, и выходить на какие–то нормативные акты.

Вторая инициатива, которая связана с социальной сферой, – это новое качество жизни для людей с ограниченными возможностями. Очень много бюрократии в этой сфере, к сожалению, и зачастую она вредит и новым проектам, и люди получают какие–то вещи позже и меньше, чем могли бы. Светлана Чупшева и её команда этой темой занимается, она подробнее об этом сегодня расскажет.

В целом, конечно, логика работы с лидерами и с проектами лидеров – это та логика, которая все направления исповедует, особенно направление «Новый бизнес», коллегия Артёма Аветисяна.

Сегодня работа над нормативными актами Национальной предпринимательской инициативы в целом закончена, однако вопросы правоприменения, вопрос мониторинга этих всех актов – это, конечно, очень серьёзный вопрос, как это всё работает. Знаю, что коллегия на этой задаче планирует сфокусировать своё внимание совместно с другими предпринимательскими объединениями.

Появился также в направлении «Новый бизнес» ещё один системный проект. Этот проект связан с Антарктидой, решением системных проблем, которые там возникают. Здесь мы будем работать совместно с Русским географическим обществом.

Постоянно, безусловно, встают новые вызовы, Вы сказали об этом сейчас, – это цифровая экономика, вопросы, которые стоят перед предпринимателями высокотехнологичных отраслей.

Чуть меньше месяца назад на форуме «100 шагов к благоприятному инвестиционному климату», который мы сделали совместно с ТАСС, мы собрали высокотехнологичные компании и поговорили с ними о тех барьерах, которые они перед собой видят и которые перед этим стоят. Эти барьеры есть. Эти барьеры не всегда такие, как у классических компаний. Поэтому, безусловно, здесь есть тема для работы с точки зрения упрощения различного рода процедур.

Национальная технологическая инициатива, конечно, очень долгосрочный проект, однако определённые серьёзные вехи и цели поставлены на 2017 год. Во многом они связаны с региональным развитием Национальной технологической инициативы. То же самое я могу сказать и о вопросах работы с рабочими кадрами – там очень много зависит от регионов. Дмитрий Песков об этой теме расскажет подробнее.

Вообще, в целом эти регионы и региональные управленческие команды, помимо тех вещей, с которыми мы с ними взаимодействуем, – мы видим, что они стали источником ярких, интересных и зачастую очень важных управленческих практик. Я Вам докладывал на наблюдательном совете весной о том, что мы хотим провести конкурс лучших практик. Мы его провели. Сегодня уже практики определены, и мы с федеральными ведомствами начинаем их внедрять уже в работу на уровне всей страны. Об этом Марина Валерьевна Коротаева тоже немножко скажет.

Я, пожалуй, в конце вкратце остановлюсь на одной из ключевых тем – это национальный рейтинг. Я хотел бы сказать, Владимир Владимирович, что все Ваши поручения, связанные с национальным рейтингом, на сегодня выполнены. Обеспечен механизм масштабирования, выверена методология, налажена система глубокого анализа результатов.

У нас в каждом регионе созданы проектные офисы. И в принципе на базе Российской академии народного хозяйства начато обучение, уже 36 регионов прошли обучение проектных команд. Программу для них Сергей Ильич Воробьёв, наш коллега, готовил.

На питерском экономическом форуме мы представим также новые результаты. Надеюсь, что в этом году они будут в динамике интереснее, чем в прошлом. Знаю, что многие регионы серьёзно посмотрели на то, что у них динамика была не очень хорошая в том году, и за эту работу более серьёзно взялись. Опросы уже идут.

Вы поставили задачу нового этапа работы с региональным инвестклиматом, поставили её в Ярославле. Хотел бы сказать о четырёх ключевых задачах, которые мы перед собой видим и решаем сегодня на 2017 год.

По 12 наиболее критичным для бизнеса направлениям – это стройка, подключение, кадастр и так далее – определены целевые ориентиры. Мы с Правительством эту работу практически закончили, остались технические детали, и в ближайшее время мы уже будем готовы это нормативно оформлять.

На основании этих целевых ориентиров уже чёткий план регионы начинают составлять, как их добиваться. Конечно, те регионы, которые традиционно лидируют, они в этой части лидируют и двигаются чуть быстрее.

Система мониторинга будет запущена до конца года. Как Вы и поручали, мы делаем основной акцент на территориальных отделениях деловых объединений, которые должны нести свою часть и работы, и ответственности. Это их инвестклимат, в их регионах, поэтому очень важно, чтобы они в регионах включались в эту работу с самого начала. Соответствующая электронная платформа будет готова до конца года, в тестовом режиме она уже работает.

И конечно, обучение. За год все те регионы, которые не попали в прошлогоднюю программу, пройдут обучение в РАНХиГС, у них эти soft skills, так называемые навыки командного управления, навыки проектного управления будут им доступны и понятны.

Абсолютно уверен, мы сделаем всё возможное, для того чтобы Ваше поручение было выполнено и различия в условиях ведения бизнеса от региона к региону сглажены за 2017 год в максимальной степени.

Далее мои коллеги расскажут о своих инициативах подробнее. Хотел бы сказать, что все инициативы мы обсудили в рамках комитета по стратегии наблюдательного совета, получили его поддержку.

Уважаемые члены набсовета! Уважаемый Владимир Владимирович! Прошу поддержать с учётом выступлений коллег эти инициативы для работы на следующий год.

Доклад окончен. Спасибо за внимание.

В.Путин: Спасибо большое.

Артём Давидович, прошу.

А.Аветисян: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Остановлюсь на трёх основных направлениях нашей работы.

Первое – это проектная деятельность. Направление «Новый бизнес» – это, по сути, то, чем мы занимаемся с первого дня работы Агентства.

Второе – это мониторинг Национальной предпринимательской инициативы.

И третье – это системный проект по итогам двух экспедиций Клуба лидеров в Антарктиду.

Что касается проектной работы. Сейчас уже мы видим, что в 2017 году мы завершим уже с ощутимыми результатами где–то 15 проектов. Это совершенно разные отрасли экономики: от приборостроения до информационных технологий. Например, компания «Геоскан» из Санкт-Петербурга производит беспилотники со своим программным обеспечением. Уже само программное обеспечение экспортируют в 103 страны мира, а сами беспилотники – и во Вьетнам, и в Швейцарию.

У нас в России до сегодняшнего дня эта технология не развивалась. Мы решили коллегам из «Геоскана» помочь и сделать первый пилот по созданию 3D–модели региона. Вообще, эти беспилотники используются для сканирования местности и для создания 3D–моделей. Это незаменимо в сельском хозяйстве, для того чтобы делать кадастрирование. Быстрее всех откликнулась Тульская область, и такой пилот уже сейчас в Тульской области реализуется.

Кстати, интересный факт. С помощью этих самых беспилотников удалось обнаружить неофициальный песчаный карьер, незарегистрированный, а также выявить 12 тысяч гектаров земли, которая в кадастр не попала. То есть, по сути, по оценкам экспертов, порядка 200–250 миллионов рублей минус из бюджета Тульской области, то есть неплохой бюджетный резерв.

Мы рассчитываем, что до конца следующего года будет разработана типовая технология, и такие работы сможет делать любой регион, и можно навести порядок с оборотом земель.

Что касается второго направления – Национальная предпринимательская инициатива, мы серьёзно обновили правовую базу.

В своём Послании Федеральному Собранию Вы, Владимир Владимирович, говорили о том, что надо сконцентрироваться на правоприменительной практике в этой сфере. Эта работа постоянно ведётся. В ней активно участвуют предприниматели из Клуба лидеров совместно с коллегами из «Деловой России», «Опоры России», РСПП, ТПП. У нас работает штаб по так называемым контрольным закупкам, мы получаем информацию из регионов, её анализируем и выявляем узкие места в правоприменении, и они достаточно быстро устраняются.

Если вы помните, я говорил на одной из наших встреч о сложностях с онлайн-регистрацией предприятий. Как раз в ходе таких контрольных закупок эта проблема была обнаружена и передана в ФНС, ФНС очень быстро, оперативно вместе с коллегами устранили. Сейчас я могу сказать, что каждое десятое предприятие в стране регистрируется онлайн. Когда мы говорили два-три года назад, это были единицы. Поэтому ключевая задача контрольных закупок, с одной стороны, помочь органам власти выявить слабые места, возможные сбои, сбои в регламентах, с другой стороны, как раз наглядно увидеть лучшие практики.

Мы буквально в сентябре запустили новый проект, новый вид контрольной закупки – это телевизионный проект совместно с «Россией–24», который называется «Агент бизнеса». В качестве агентов выступают наши герои-предприниматели, выступают в качестве потенциальных инвесторов. Они приезжают в регион и оценивают регион с точки зрения делового гостеприимства. Казалось бы, во всех регионах есть уже инвестиционные порталы, созданы корпорации развития, технопарки. Но по факту видно, что одни исполняют это чисто формально, а другие люди вкладывают душу в свою работу.

В качестве примера приведу Белгородскую область. Наш агент-предприниматель приехал, ему предварительно выслали все материалы, встретили, показали площадки. То есть видно, что люди заинтересованы в инвесторе. Пока это не во всех регионах, так что нам есть над чем работать.

Мы неделю назад обсудили результаты контрольных закупок на деловом завтраке конференции «100 шагов к благоприятному инвестиционному климату». Были коллеги из наблюдательного совета, губернаторы, предприниматели. Все сошлись на мнении, что контрольные закупи надо продолжать, но выводить их немного на другой уровень. Может быть, легитимизировать на другой уровень. Поэтому у меня два предложения в этой связи.

Первое. У нас в рамках работы по национальному рейтингу создан рейтинговый комитет. Предлагаю расширить его мандат как раз в части контрольных закупок, наделить его функцией регламентировать и одобрять результат.

И второе предложение. Так как основными потребителями полученных результатов являются руководители регионов, то, безусловно, в первую очередь они заинтересованы в наших результатах. Поэтому предлагаю подписать с губернаторами соответствующие соглашения и проводить контрольные закупки в рамках таких соглашений.

Уважаемые коллеги, в завершение несколько слов о недавней экспедиции Клуба лидеров в Антарктиду. Хотел бы сразу поблагодарить Русское географическое общество за поддержку нашей миссии.

Владимир Владимирович, во время телемоста мы рассказывали Вам о том, что могут делать предприниматели к 200–летию открытия Антарктиды. Часть предложений уже реализуется членами клуба. Например, выделены средства на гранты, в ближайшее время пройдут конкурсы, и молодые учёные уже поедут в Антарктиду.

Кроме того, уже в следующем году будет разработан опытный образец гусеничного автобуса для наших полярников и, кстати, не только для наших. Мы общались с руководством чилийской, уругвайской, китайской станций, и все подтвердили актуальность такой техники.

Но есть ещё две идеи, по которым коллеги требуют Вашей поддержки.

Если помните, мы говорили о том, что наши предприниматели – члены Клуба лидеров готовы полностью взять на себя, финансово в том числе, и реконструировать одну из российских антарктических станций, и не только реконструировать, а взять под свой патронаж и дальше нести все расходы, связанные с функционированием этой станции.

Здесь предприниматели не просят денег. Наоборот, они готовы выступить в качестве меценатов, но оказалось, что это не так просто с юридической точки зрения – нет соответствующей законодательной базы, регламентирующей такое государственно-частное партнёрство.

К примеру, один из наших предпринимателей хотел передать станции снегоход, в Беллинсгаузене, но, хотя полярникам этот снегоход очень нужен, они не смогли его просто принять, потому что невозможно поставить на баланс, возникают расходы, которые как бы не вписываются в этот бюджет. Это первая ситуация.

Вторая идея – это создание первого 4D–тура по одной из наших российских станций. Мы предлагаем станцию «Восток». Это станция, на которой зафиксирована самая низкая температура на Земле, – минус 89 градусов. И те граждане, кто не имеет возможности поехать в Антарктиду, смогут с помощью современных технологий побывать там с помощью 4D или 5D, сейчас уже существуют такие технологии.

Здесь нам нужна помощь для включения четырёх специалистов в российскую антарктическую экспедицию в следующем году для сканирования, для фотографирования, для того чтобы такой проект создать к 200–летию.

Вообще, очень много идей по Антарктиде. Мы их решили объединить в один системный проект, который мы могли бы делать под эгидой АСИ. Коллеги, если согласны с идеей, прошу поддержать.

В.Путин: Хорошо, давайте так и сделаем.

Дмитрий Николаевич, пожалуйста.

Д.Песков: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые члены наблюдательного совета!

Наше управление концентрирует свою работу на поддержке и развитии новых отраслей и рынков. Мы прекрасно понимаем, что эти новые отрасли и рынки – это в первую очередь человеческий капитал, это люди, и в этом смысле задачи по развитию образования для нас являются абсолютно приоритетными. Поэтому первое наше направление – это развитие образовательных проектов.

Здесь хотел бы обратить внимание на некоторое интересное совпадение: за последний месяц было три события, которые впервые выводят российское образование, показывают его качественный уровень. То есть по результатам независимых тестов PISA, по результатам тестов TIMSS и чемпионата EuroSkills Россия одновременно получила результаты, которые являются средними для стран ОЭСР. Такого никогда не было.

Мы считаем, что это некоторое объективное доказательство уровня роста подготовки кадров в Российской Федерации, усилий, которые предпринимал Андрей Александрович Фурсенко, Дмитрий Викторович Ливанов. То есть по математике, чтению, естественнонаучной подготовке студентов, по практическим применениям навыков в сфере высоких технологий мы вышли либо на средний уровень ОЭСР, либо, как показал EuroSkills, мы в пиковых нагрузках, что называется, выходим даже в лидеры. То есть это такой шанс, как нам кажется, который нельзя упустить, нам надо этот потенциал сегодня максимально использовать и ни в коем случае не потерять.

Мы понимаем, что образование, с одной стороны, является отраслью, которая переживает радикальную технологическую трансформацию, с другой стороны, это, конечно, сфера социального служения и даже часто социального подвига. И здесь мы ищем такую модель социального консенсуса по этому поводу, потому что сегодня мы, конечно, видим очень сильные идеологические столкновения по поводу именно сферы образования.

В наших проектах мы пытаемся объединять. Мы на самом деле такого системного противоречия не видим, но нам кажется, что двигаться нужно в эту сторону. То есть, с одной стороны, не потерять технологические накопления, с другой стороны, сделать так, чтобы эти технологические достижения работали на страну.

Сильнее всего это видно в тех проектах, которые мы сегодня реализуем. Часть из них действительно носит массовый характер. Мы запустили самый большой профориентационный проект в России, он практически бесплатный для нас, так называемый «Атлас новых профессий», когда дети и родители могут выбирать профессии будущего. Действительно, через социальные сети с ним поработало около шести миллионов человек. Сегодня до 500 образовательных организаций, более 1000 педагогов по стране с ним предметно работают.

На онлайновых площадках, которые мы с вами, коллеги, здесь поддерживали как наблюдательный совет, – Universarium, Uniweb, GlobalLab – сегодня у нас более 700 тысяч человек работает в год, а АСИ заработало и как образовательная институция. То есть только за прошлый год через наши образовательные проекты прошло более 2,5 тысячи человек, то есть с получением сертификатов, с дипломами: от чиновников, губернаторов до людей, которые получали специфические навыки управления и развития в будущем.

Есть очень интересная точечная история. Помните, Владимир Владимирович, у нас была несколько лет назад дискуссия с Вами и с другими членами набсовета по запуску программы «Глобальное образование» по отправке студентов в ведущие мировые университеты? И мы в небольшом формате её стартовали, встроив туда несколько сильных предохранителей, – сделать так, чтобы они возвращались не в Москву, а в российские регионы, и необходимость вернуть за обучение двойной штраф. Прошло два года, начали сейчас возвращаться первые выпускники. Сейчас это четырнадцать человек – первая партия, что называется, в течение следующего года вернется ещё сто десять. Из тех, кто возвращается, пока там не остался ни один.

В.Путин: Но из тех, кто возвращается, точно никто не может не остаться.

Д.Песков: Пока возвращение 100 процентов.

В.Путин: Так лучше.

Д.Песков: Все возвращаются в регионы. У нас прекрасная история: девушка 26 лет вернулась в свой родной университет, ставит сейчас там образовательные проекты по неврологии.

Естественно, Рустам Нургалиевич был лидером и отправил сразу большую команду в американский университет. Они вернулись в университет «Иннополис» в Татарстане и ставят новую лабораторию по разработке промышленного программного обеспечения и робототехники.

Сложность пока есть буквально с одним участником: хочет остаться в Соединённых Штатах Америки, поступило очень интересное предложение. Мы считаем, что, если вернёт тройной штраф – ничего страшного, потому что всё равно прибыль большая, но всё равно ведём с ним переговоры.

Очень часто мы находим интересных сильных лидеров в ходе этих процессов. За последнее время у нас более 430 назначений как в органы власти, так и в компании с госучастием случилось из нашего кадрового резерва. То есть порядка 10 тысяч человек, и на разные позиции 430 человек через нас прошли. К нам стали регулярно обращаться федеральные органы власти, институты развития, мы им помогаем с этим набором кадров.

Мы, конечно, понимаем, что наша задача – это тесная связка с промышленностью и с бизнесом. Два года назад мы стартовали проект дуального образования, такой микс между немецкой практикой и советской практикой возрождения заводов-втузов. Сегодня это 20 тысяч человек, 5600 наставников в 13 регионах. Модель заработала.

Первые выпускники НПО «Сатурн» в Ярославле, когда дети три дня учатся и два дня сразу работают с наставниками на предприятиях, зная, что предприятия получают готовых специалистов. Конечно, здесь для нас приоритетный проект WorldSkills, и сейчас это действительно движение «Молодые профессионалы».

Коротко напомню, что 21 октября 2011 года мы впервые поддержали этот проект здесь, на набсовете, в следующем году вступили. В 2013 году на мировом чемпионате мы заняли почётное 41–е место из 41–го, то есть разрыв был катастрофический. В 2015 году мы поднялись на 14–е место с 41–го. В этом же году – никто не ожидал – мы выиграли право на чемпионат в Казани. В этом году мы поехали на европейское первенство. Опять же, если признаться, никаких планов на победу у нас не было. По общему зачёту мы были на 11–м, по медальному зачёту на 21–м месте, тоже последними.

Мы обсуждали несколько раз, что медали не являются нашей целью, поэтому мы выбрали для нашей команды сценарий, когда мы боремся за общее количество очков, то есть когда мы показываем высокую квалификацию по самому широкому перечню дисциплин. В этом году тем не менее мы сделали ставку на хай–тек.

Этого от нас тоже никто не ожидал, все нас отговаривали, говорили: Россия, хай–тек, да вы что, у вас нет никаких шансов. Несмотря на это, мы заняли первое место по набранным баллам, опередив команду Голландии, выиграли два «золота» именно в хай–теке – парень-электронщик и парень по холодильному оборудованию и кондиционированию. Девушка, графический дизайн, – «серебро». Мобильная робототехника – «серебро». В мобильной робототехнике мы выиграли у всех основных европейских конкурентов, хотя это сложнейшая задача по программированию автоматизированных складов. В этом году задача была сделать робота-археолога, он раскапывал остатки древних цивилизаций. И «бронза» – сетевое системное администрирование.

По новым компетенциям мы тоже выиграли, они не шли в общий зачёт, тем не менее «золото» – дизайн интерьера, акватроника. 3D–моделирование для компьютерных игр – «бронза». То есть мы сделали ставку на хай–тек и совершенно неожиданно победили.

Понятно, что мы не имеем права расслабляться, понято, что не может быть головокружения от успехов, но в целом стало ясно, что мы можем очень быстро догонять.

Конечно, мы победили, наверное, потому, что к нам не относились серьёзно, в нас не видели конкурентов, поэтому подножки стали ставить уже под конец соревнований. Когда стало ясно, что мы выиграли, два дня организаторы не вывешивали протоколы на сайт. Нам пришлось подавать официальные жалобы к организаторам, но в итоге справились.

В следующем году у нас чемпионат в Абу–Даби. Мы системно готовимся к Казани, надеемся, что мы там «выстрелим». Но, ещё раз, мы не боремся за медали, мы транслируем эти компетенции в отрасли. То есть ребята, которые становятся чемпионами, очень редко возвращаются к рабочему месту. Они становятся либо экспертами, либо их берут корпорации, и они становятся мастерами и наставниками этих корпораций, либо они открывают своё дело.

По итогам прошлого года несколько ребят, когда в том числе Герман Оскарович поддержал финансово, выделил им призы, они не потратили эти призы, а на эти призы открыли своё дело. Один парень открыл ювелирную мастерскую, у одной девушки большой текстильный бизнес. Мы тоже это направление видим.

Задача следующего года для нас – это, конечно внедрить уже в компанию. Мы начинаем переподготавливать мастеров производственного обучения и директоров колледжей.

Из компаний, которые лидируют, которые стали серьёзно перестраивать свои процессы под стандарты WorldSkills, – это «Росатом», абсолютный лидер, «Роскосмос», «Ростех», Челябинский трубопрокатный завод, где Вы недавно были, и «Татнефть». Это лидирующие компании, которые сегодня переподготавливают больше всего.

Мы, конечно, хотим использовать этих людей в новых отраслях и двигаем их в сторону Национальной технологической инициативы. В НТИ сегодня работает 12 рабочих групп. Модель НТИ предполагает, что у нас есть два соруководителя: один от бизнеса, один от государства. За четыре «карты» отвечает Минпром, за две – Минобр, по одной – Минсельхоз, Минздрав, «Сколково», и за одну – Центробанк. То есть мы разворачиваемся по всем направлениям.

Лидируют как государственные компании, с одной стороны: «Ростелеком», КамАЗ, ОСК, «РусГидро», – так и частные: «Яндекс», «Р–Фарм», «Таврида Электрик», «Транзас», КИА. У нас эта связка работает достаточно хорошо. Мы начали менять мандаты и профиль работы институтов развития под эту задачу.

РВК был практически полностью перестроен, сейчас немножко застряли, ждём назначения генерального директора, там очень долго процессы все эти проходят.

Фонд «Сколково» начал создавать новые фонды в логике НТИ. Фонд Бортника провёл недавно конкурс для небольших компаний на два миллиарда рублей с лишним. Сейчас вместе с ВЭБом в тяжёлом диалоге ищем модели, в котором ВЭБ тоже сможет давать возвратное финансирование под те проекты, которые уже выходят на экспорт, выходят на быстрый рост. Мы понимаем, что нам нужно здесь очень много талантов, поэтому мы стартовали в прошлом году новый формат – олимпиада НТИ.

В.Путин: Как называется?

Д.Песков: Олимпиада Национальной технологической инициативы, в том году семь тысяч человек. Партнёрами стали основные политехнические университеты со всей страны, и финал 2016 года у нас пройдёт в марте в «Сириусе». То есть мы «Сириус» делаем методическим центром, который эти результаты олимпиады забирает. У нас в итоге появился такой хороший замкнутый качественный процесс. В регионах они опираются на сеть «Кванториумов», которые создаются, то есть у нас связка заработала.

С институтами развития, конечно, есть большая проблема, которая состоит в том, что наши компании слишком быстро растут. Обычно у нас как? Либо деньги на прототип, либо деньги на масштабирование. А наши компании сделали прототипы, второй прототип они сразу продают в другие страны, и мы не попадаем, потому что, когда поддержка экспорта, там большой залог или 50 процентов софинансирование. Они ещё стартапы, они ещё маленькие, но очень быстрые.

И эта сложность для нас состоит в том, чтобы в этой растущей цифровой экономике научиться поддерживать быстрых. А они, пока год рассматривают, эти институты, они либо уезжают уже, либо темп теряют и проигрывают рынки. Нам, конечно, нужно настроить интерфейсы на гораздо более быструю работу. То же самое с нормативно-правовым регулированием.

Мы пытаемся сейчас начать работать с рынками Таможенного союза. По «Автонету» внесли первые предложения в техрегламенты. Мы понимаем, что российский рынок слишком маленький как пилотный, но это регулирование должно быть умным и эталоном одновременно. И здесь тоже скорость принятия решений небольшая. У нас ведомством, которое отвечает за эту координацию, является Министерство образования и науки. Честно говоря, в последние несколько месяцев, мягко выражаясь, нет на выходе никаких документов.

Мы очень просим, Владимир Владимирович, назначить нам персонального ответственного с персональной ответственностью за сроки, потому что мы срываем темпы. Темпы срываем, проигрываем рынки конкурентам, а сроки выхода на этот рынок очень маленькие.

Например, мы несколько лет назад проиграли рынки операционных систем наших мобильных телефонов, и у нас сейчас в мобильных телефонах этого нет. Уверен, что в ближайшие три года то же самое произойдет с рынком автомобилей, то есть в них тоже будут ставить операционные системы. Мы готовы сегодня вместе с НП «ГЛОНАСС», с ведущими компаниями, с «Яндексом» постоянно обсуждаем, сделать так, чтобы российская телематическая платформа операционной системы для автомобилей была российской, но для этого требуется постоянное внимание органов власти для создания этого эталонного регулирования. Иначе так же, как телефоны, мы можем этот рынок проиграть.

Стремительно входят университеты в эту логику, преобразуются. Мы начинаем конкурс по созданию центров компетенции НТИ. Сегодня у нас есть «горячая» десятка: это два университета Питера – ИТМО, питерский политех, – это московский политех, два томских вуза, физтех, Новосибирский университет, Калининградский, Дальневосточный, Севастопольский.

По Севастопольскому мы показывали Вам летом проект «Пионер–М» по созданию морского судна. Никто не верил, конструкторские бюро ОСК не верили, сейчас ребята уже выходят на техпроект. Сделали работу несколько десятков студентов, которую обычное КБ делает очень долго, за счёт именно цифрового моделирования.

В июле мы Вам показывали. И сегодня за счёт политической поддержки ОСК и ставки на молодых ребят, студентов мы двигаемся очень быстро. Сегодня мы обсуждаем такие же проекты с Минпромторгом по всем другим направлениям. То есть мы хотим, что там студенческие команды собирали эти прорывные технологии. Потому что, честно сказать, на такие большие структуры надежды не очень много.

Конечно, мы могли бы сделать с университетами то же самое, что сделали с WorldSkills. Если когда–то будет такая политическая воля, мы считаем, что мы можем сделать российский университет, который не в топ–100, а в топ–10 войдёт. Нам для продвижения за рубежом, конечно, нужны такие центры прорыва. Считаем, что такую конструкцию вполне себе можно собрать.

У нас есть первые результаты. За этот год в России построено три первых беспилотных автомобиля. Ещё два года назад их не существовало ни одного. В следующем году мы начнём их испытание уже на трассах. В Набережных Челнах идёт большая работа, которую ведёт КамАЗ. Volgabus делает «Матрёшку», приходят новые конкуренты. То есть мы очень надеемся, что к чемпионату мира 2018 года на закрытых трассах у нас уже беспилотники поедут. Одна из компаний даже сделала игрушечный робомобиль – правда, дорого, 300 тысяч рублей, – но в Новый год, что называется, от КБ «Аврора» уже можно такой купить. Группа «Транзас» в Питере начала испытание беспилотной зоны навигации в Финском заливе.

По «нейро» четыре российские компании, которые работают с инвалидами – экзоскелеты, биопротезы, – выступили в соревновании команд с ограниченной ответственностью в Швейцарии, заняли очень доступные места. Сделали такой смешной, казалось бы, проект, называется «Нейрокепка», но он может спасать множество жизней. Обычная кепка надевается на голову дальнобойщика, и в тот момент, когда вы засыпаете, она считывает альфа–ритмы, даёт сильную вибрацию и сильный световой сигнал, и человек просыпается. Сейчас тестируем на себе, даже Андрей Рэмович [Белоусов] одну взял, сказал, что ночью будет читать, потом расскажет.

Калининград, цифровая электростанция…

В.Путин: Ночью спит пускай, днём пускай работает.

Д.Песков: По искусственному интеллекту. Большой проект делает физтех, Павлов, с софинансированием Сбербанка. Мы надеемся, что тоже в следующем году уже покажет очевидные результаты.

И наконец, последнее. Мы, конечно, вели эту работу не то чтобы подпольно, ну не очень привлекая общественное внимание, но случилось так, что летом одна из наших промежуточных версий «утекла» в прессу одной из «дорожных карт», там было написано про квантовую телепортацию. Журналисты, естественно, слово «квантовая» выбросили и написали, что Россия к 2035 году осуществит телепортацию. Это сейчас один из десяти самых популярных запросов в Яндексе.

В.Путин: На Луну, и не нужно космических кораблей…

Д.Песков: Мировой фурор в средствах массовой информации. Они, конечно, всё перековеркали. «Телеграф» британский написал, что команда Путина сделает за два триллиона долларов телепорт к 2035 году, и это угроза национальной безопасности всем странам Запада.

В.Путин: Не надо было их разочаровывать, надо было эту версию так и поддерживать.

Д.Песков: Так о нас узнала страна и мир таким смешным образом. С другой стороны, ребята из Российского квантового центра очень благодарны. Они говорят, что к ним огромное количество внимания, заказов. И тема квантовой коммуникации получила дополнительное развитие.

Мы понимаем, что в 2017 году мы должны выйти на устойчивое развитие. Ключевое ограничение, единственное для нас, – это скорость поддержки со стороны государства. Даже не деньги, даже не какие–то другие вещи, а просто работать с соизмеримой скоростью.

Большое спасибо.

В.Путин: Спасибо, очень интересно.

Светлана Витальевна, пожалуйста.

С.Чупшева: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

За пять лет работы нашего направления поддержано 103 проекта в таких важных сферах, как образование, здравоохранение, культура, социальная защита. Очень важно, что все эти проекты реализованы не государственным сектором, а именно социальными некоммерческими организациями, благотворительными фондами и предпринимателями. Это не отдельные проекты, которые реализуются в конкретном, отдельном регионе. Удалось все эти проекты систематизировать, и сегодня они реализуются по всей стране.

Приведу два ярких примера. Во время работы с частным сектором по дошкольному образованию выявились слишком забюрократизированные правила в СанПиНах и административных регламентах. За счёт изменения документов коллегам удалось открыть этот сектор. И сегодня уже в 24 регионах нашей страны создано дополнительно 13 тысяч мест для детей в частных детских садах. Сегодня такие проекты реализуются по всей стране.

Второй проект: достаточно злободневная и, наверное, тяжёлая тема – отказ от новорождённых. К сожалению, такие случаи не единичны в нашей стране. Мы договорились с НКО и с 35 субъектами Российской Федерации апробировать модель профилактики отказов от новорождённых. Благодаря этой методике нам удалось 1600 детей оставить в своих семьях. Надеемся, что в следующем году уже все регионы смогут эту технологию у себя внедрять в системе здравоохранения и социальной защиты.

Теперь расскажу о планах на 2017 год. Владимир Владимирович, в Послании Федеральному Собранию Вы дали нам поручение совместно с Общественной палатой помочь сектору социальных некоммерческих организаций, а также помочь развитию волонтёрского движения в России. Мы считаем это очень важным направлением в нашей работе, и оно будет приоритетным в следующем году.

Хочу сказать, что те проекты, которые уже поддержаны и сегодня поддерживаются Агентством, также связаны с добровольческой деятельностью. У нас сегодня в наших проектах участвует порядка 35 тысяч волонтёров. Особенно их помощь востребована как раз в таких проектах, связанных с социальной защитой самых, наверное, незащищённых слоев населения – это дети из детских домов, старики и инвалиды.

Какие основные ограничения для развития волонтёрской деятельности отмечают сами некоммерческие организации и волонтёры? В первую очередь это неопределённый правовой статус волонтёра. То есть сегодня у нас такой сферы, как добровольчество, нет в нормативных правовых актах на федеральном уровне, что серьёзно препятствует развитию этого движения.

Например, субъекты либо ряд организаций сегодня на своё усмотрение принимают решение пускать какую–либо некоммерческую организацию либо волонтёров в учреждения здравоохранения, образования и социальной защиты. По сути, здесь такой двусторонний процесс. С одной стороны, они правы, потому что они несут ответственность и риски. Почему они должны пускать в эти учреждения абсолютно незнакомых людей с неопределённым статусом?

С другой стороны, мы видим те лучшие практики и те положительные эффекты от деятельности как раз некоммерческого сектора и волонтёрских организаций, которые уже на протяжении десятка лет помогают людям в различных направлениях, участвуют в различных проектах. Очень важно здесь найти золотую середину, какой–то баланс, который бы позволил действительно каждому человеку вне зависимости от возраста проявить своё желание быть волонтёром и участвовать в различных социальных проектах-инициативах как у себя в регионе, так и на федеральном уровне.

Мы здесь договорились с Общественной палатой, с Роспатриотцентром, что в ближайшее время, 14 декабря, на Форуме социальных инициатив проведём такую встречу с ведущими волонтёрскими организациями, социальными НКО, благотворительными фондами, для того чтобы уже обсудить первые всё–таки подходы, разработки модели взаимодействия государства, волонтёрских организаций и социальных учреждений.

Второй момент, который отмечают, такой болезненный для социального сектора и благотворительных организаций, а также волонтёров, – это недостаточность ресурсных центров в регионах, которые бы помогали и обучать желающих быть волонтёрами, и представлять различные методики и проекты, инициативы.

Есть у нас такие регионы-лидеры, которые активно ведут эту деятельность: это Татарстан, Ульяновская область, Москва, Московская область, Санкт-Петербург, где сегодня достаточно развита эта инфраструктура по поддержке и развитию добровольчества, – есть и ресурсные центры, и не один, есть платформы, где представлен запрос и спрос на волонтёрские добровольческие проекты, а также есть проекты для различных категорий граждан: это для школьников, студентов, для людей среднего и пожилого возраста, то есть любой человек может реализовать как раз своё желание и инициативу быть полезным и сделать что–то хорошее. Очень важно, чтобы такая инфраструктура была создана сегодня во всех субъектах Российской Федерации. Это та задача, которую мы для себя видим на 2017 год.

Уже сегодня мы собираем лучшие практики доступа негосударственного сектора в социальную сферу. Здесь тоже ряд регионов активно передают социальные услуги некоммерческому сектору: и социальным НКО, и предпринимателям. Мы видим колоссальный экономический эффект, социальный эффект, повышение качества социальной услуги, действительно удовлетворённость населения оказанием этих услуг.

Хочется, чтобы тоже эти лучшие практики были доступны для всех субъектов Российской Федерации и активно использовались. Для этого, Владимир Владимирович, хотим выстроить работу с регионами и с негосударственным сектором в социальной сфере по аналогии с проектом «Национальная предпринимательская инициатива».

Мы договорились в регионах создать проектные офисы, в которые войдут, по сути, заместители руководителей субъекта, которые будут отвечать за социальную сферу, профильные региональные ведомства: здравоохранение, образование, культура, соцзащита, – а также социальные некоммерческие организации, благотворительные фонды, волонтёрские организации и предприятия, имеющие развитые программы корпоративно-социальной ответственности. Их задача – сформировать такую краткосрочную, среднесрочную стратегию социального развития тех проектов в социальной сфере, в которые будет вовлечён как раз весь круг участников, и они вместе будут обсуждать возможности и ресурсы каждой из сторон для реализации.

Нам сегодня очень понравился проект Planeta.ru – краудфандинговая платформа, которая предоставляет возможности любому гражданину Российской Федерации поучаствовать и поддержать социальный проект, который им понравился. На этой платформе уже сегодня собрано более 550 миллионов рублей и поддержано 2300 социальных проектов, которые связаны и с культурой, и опять же с поддержкой детей из детских домов.

Такие проекты мы также хотим тиражировать во всех субъектах Российской Федерации. Сегодня обсуждали с Сергеем Ивановичем Морозовым. Они тоже запускают эти платформы у себя в регионе. Мы хотим, чтобы жители каждого региона смогли, во–первых, инициировать такие социальные проекты-инициативы и выкладывать их на эту платформу, а также все люди, граждане этого субъекта, если они считают важным и нужным, поддержать этот проект. Мне кажется, это достаточно интересная инициатива.

Ещё хотела отметить, что развитие волонтёрского движения очень востребовано со стороны старшего поколения. Вы также в Послании отметили необходимость развития детских технопарков «Кванториум». Здесь тоже коллеги привлекают пенсионеров – инженеров, конструкторов, которые вышли на пенсию, но имеют очень серьёзные компетенции в этой сфере, – в качестве наставников, тьюторов на эти площадки. Здесь мы тоже нашли такой двусторонний взаимный эффект и результат от этого сотрудничества.

Хочу сказать, что сегодня у нас таких площадок, Владимир Владимирович, семь по всей стране, на них обучаются 3,5 тысячи детей. Подготовлено 500 тьюторов, наставников для работы с детьми в этих проектных командах. Приглашаю всех 10 декабря принять участие в открытом марафоне – открытии «Кванториумов» ещё в 16 субъектах Российской Федерации. Мы планируем в следующем году, что у нас таких технопарков будет порядка сорока во всех регионах.

И очень важно, Владимир Владимирович, что уже действующие учреждения дополнительного образования присоединяются к этому стандарту «Кванториума». Мы тоже надеемся, что 60 таких площадок будут работать по этому стандарту в 2017 году. Это позволит нам 200 тысяч детей вовлечь в эту проектную деятельность в научно-технической сфере и подготовить 1200 специалистов-наставников из молодых ребят, а также людей старшего поколения, которые готовы будут делиться этими компетенциями и разрабатывать совместные проекты с ребятами.

Очень важно, Владимир Владимирович, что помимо компетенции в научно-техническом творчестве, то, чего сегодня не хватает в школе, там развиваются социальные навыки у детей – это умение работать в команде, самостоятельно ставить задачи и решать их. Это нешаблонное мышление, потому что сегодня в школе всё–таки дети привыкли с первого класса работать по некому заданному стандарту, а нам хочется вырастить детей-изобретателей, которые не будут ограничены какими–то определёнными рамками.

Такие площадки, не дожидаясь федерального финансирования, уже открыли Москва и Московская область. Здесь мы тоже очень благодарны коллегам, потому что в Москве это несколько десятков технопарков, которые будут работать по распределённой системе. В Московской области, в Королёве, коллеги открыли детский технопарк, который будет в основном скоординирован на направлении развития космической отрасли.

Что касается очень важного проекта и направления «Новое качество жизни для людей с ограниченными возможностями по здоровью», мы показывали Вам на форуме два инновационных проекта по производству технических средств реабилитации: это «ЭкзоАтлет». Хочу сказать, что сегодня уже ребята изготовили 36 таких изделий, их закупили регионы для своих реабилитационных центров, и, по сути, уже сотни инвалидов могут пройти реабилитацию на них. На следующий год у них сформирован заказ на 20 таких изделий: Татарстан, Санкт-Петербург и Нижегородская область уже изъявили такое желание. Мы надеемся, что, когда расширится число заказов и возможностей, безусловно, стоимость «ЭкзоАтлета» уже будет дешевле и доступна непосредственно самим инвалидам для использования в домашних условиях, что тоже очень важно, и мы будем здесь коллег поддерживать в этом.

А второй проект – «Моторика. Протезирование верхних конечностей для детей». Если помните, маленькая девочка Ксюша, которая демонстрировала, как она умеет прыгать на скакалке абсолютно быстро, и ей это очень нравится. Она пошла в первый класс в этом году, и папа сказал, что он очень рад, потому что она очень быстро влилась в коллектив и чувствует себя очень комфортно, уже подружилась, у неё появились новые друзья.

К сожалению, не все дети сегодня могут воспользоваться такой возможностью. В первую очередь, Владимир Владимирович, как оказалось, у нас нет статистики по числу детей, которые нуждаются в таком протезировании. Мы здесь договорились с Министерством труда, Министерством здравоохранения, не дожидаясь, когда будет сформирован общий реестр инвалидов, мы проведём такой опрос, как по слепоглухим мы делали, чтобы выявить в первую очередь как раз детей, которые нуждаются в таком протезировании. Здесь коллеги пошли нам навстречу. Мы надеемся тоже, что в течение первого полугодия мы эту работу выполним.

Второй момент, Владимир Владимирович, – системный. Проблема, которую отметили с точки зрения развития и поддержки инновационных технических средств реабилитации, – это то, что сегодня у нас отсутствует регламент внедрения инновационных технических средств реабилитации в индивидуальную программу реабилитации инвалида. То есть кто, на каком основании принимает решение включать это в программу реабилитации или нет, нет единого стандарта и подхода. Здесь тоже с коллегами из Министерства труда, Министерства здравоохранения готовы в следующем году эту работу выполнить. Также обсуждали этот вопрос с Александрой Юрьевной Левицкой в рамках комиссии по поддержке инвалидов. Здесь тоже эту работу проведём и организуем.

С точки зрения оказания финансовой поддержки инновационным производителям договорились с Министерством промышленности Российской Федерации и Фондом развития промышленности, уже разработали проект программы по поддержке инновационных ТСР. Коллеги в конце года должны представить его на одобрение экспертного и наблюдательного советов. Надеемся, это даст возможность уже в следующем году принять все необходимые документы, для того чтобы такие проекты, как «ЭкзоАтлет» и «Моторика», смогли получать финансовую поддержку.

Ещё один очень важный проект. Владимир Владимирович, Вы три года назад дали нам поручение создать Фонд поддержки слепоглухих. Хотела бы рассказать о результатах деятельности этого фонда. На самом деле эта категория инвалидности является наиболее сложной. Нам тоже удалось за это время выявить три тысячи людей, которые нуждаются в нашей помощи и поддержке. Очень важно, что это не просто список этих инвалидов, а то, что каждый человек получил индивидуальную программу адаптации, реабилитации и методологического сопровождения и поддержки.

В Москве у нас сегодня открыт современный ресурсный центр по адаптации и социализации слепоглухих, а также на площадке этого ресурсного центра разрабатываются новейшие методики сопровождения и обучения инвалидов. Ребятам из фонда удалось уже сегодня трудоустроить сто слепоглухих. Мы думаем, что их количество будет, конечно, расти.

Появился замечательный проект – театр «Прикасаемые». У нас слепоглухие участвуют в настоящих постановках на площадке Театра наций. Здесь Женя Миронов нам очень помогает, без него этого бы ничего не получилось. Сегодня этот проект номинирован на премию «Золотая маска» и уже выходит за пределы Российской Федерации, мы будем его представлять на международном уровне.

Здесь, Владимир Владимирович, особо хочу отметить роль Андрея Рэмовича Белоусова, который на ежедневной основе занимается этим проектом и очень помогает ребятам. А также Германа Оскаровича Грефа, который возглавил попечительский совет и здесь тоже оказывает серьёзную ресурсную и методологическую поддержку, проявляет внимание к этой теме. Мы очень благодарны коллегам.

Владимир Владимирович, на следующий год в рамках работы фонда мы хотим, чтобы такие ресурсные центры были открыты в 47 регионах Российской Федерации. Также в планах уникальная имплантация бионического глаза слепоглухим. Мы проведём три такие операции, в рамках которых будут подготовлены наши хирурги-специалисты, как провести такие операции. Они уникальные, и мы здесь тоже надеемся, что это даст какой–то толчок и возможность нашим производителям посмотреть на эту сферу и инновационные разработки все сконцентрировать на том, чтобы помочь этим людям вернуться обратно к жизни в обществе и по–другому почувствовать качество своей жизни.

Владимир Владимирович, вот кратко о наших проектах. Спасибо Вам огромное, спасибо всем коллегам за то, что поддерживаете наши направления и наши проекты.

В.Путин: Вам спасибо, Светлана Витальевна.

Пожалуйста, Марина Валерьевна.

М.Коротаева: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

В рамках нашей работы по национальному рейтингу губернаторы начали обращать внимание на различные социально-экономические практики, которые непосредственного отношения к инвестклимату не имеют, но при этом делают жизнь людей в регионе лучше и позитивно влияют на социально-экономическую сферу в целом. Кстати, многие из этих проектов касаются тех вопросов, которые Вы поднимали в Послании Федеральному Собранию на прошлой неделе.

Например, есть замечательный проект по волонтёрству в медицинской сфере. Это замечательный проект Республики Чувашия «Во имя пациента», в рамках которого ежемесячно одна из поликлиник подвергается комплексной оценке с точки зрения маршрутизации пациента, достаточности материальной базы и в целом отношения.

Или, например, создание сестринских постов, которые помогают формировать набор документов, которые помогают получать выписку льготных рецептов, получать справки и так далее, что позволяет высвободить как минимум 10 процентов времени врача от рутинной работы, с тем чтобы он больше времени уделил пациенту.

Есть практики по вовлечению общественности в принятие ключевых решений, таких, например, как «Народный бюджет», в рамках которого население принимает непосредственное участие в формировании бюджета и также в его распределении.

Зачастую у регионов одни и те же проблемы, а пути решения разные, и нет смысла изобретать велосипед, самое главное – выявить механизм и создать единую площадку для обмена лучшими практиками. Вы эту задачу поставили нам на прошлом набсовете, и мы предложили ежегодное проведение всероссийского конкурса социально-экономических практик, в котором бы участвовали непосредственно сами регионы, поскольку только они могут определить, насколько внедрение той или иной практики решило ту или иную социальную задачу.

Мы провели первый конкурс в июне этого года, 68 регионов приняло участие, более 400 заявок получили и определили порядка 300 очень хороших практик. На сочинском форуме в сентябре мы подвели первые итоги. И попечительским советом, который возглавляет Дмитрий Николаевич Козак – ему отдельное большое спасибо за поддержку нашего конкурса, – совместно с экспертным бюро было определено по три лучшие практики в шести номинациях. Итого 18 лучших практик. Мы сейчас эти практики дорабатываем совместно с ФОИВами, для того чтобы они могли быть масштабированы дальше в рамках всей страны и в других регионах.

Далее мы эти практики представляем уже в виде готовых решений в нашем новом проекте «Магазин верных решений», который мы запускаем в 2017 году. «Магазин верных решений» – это онлайн-площадка, единое информационное пространство, в котором регионы могут делиться своими лучшими практиками и получать их уже с чётким описанием самой практики и теми показателями, на которые повлияло внедрение этой практики в регионе, с нормативно-правовой базой, которая позволяет этим практикам существовать в правовом поле, организационной моделью, безусловно, финансовой моделью, там, где это необходимо бизнес-планом, типовыми «дорожными картами», и самое главное – это одобрение ФАИВов.

Поскольку здесь очень важно для региона понимание того, что курирующее министерство поддерживает эту практику и им как минимум не влетит за внедрение. И, безусловно, это список контактов, список контактов региона-донора, тех специалистов, которые в ведущем министерстве совместно с нами дорабатывают пакет документов для этой практики и курирующего руководителя этого проекта в Агентстве.

Онлайн-площадка будет интегрирована в единую информационную систему Агентства, что позволит нам мониторить процесс внедрения той или иной практики в режиме реального времени так, как мы это планируем сделать с целевыми моделями. Остальные удачные практики будут попадать в библиотеку лучших решений, которая также будет доступна регионам на этой площадке.

Безусловно, для того чтобы обеспечить успешное и оперативное внедрение этих практик, мы планируем задействовать нашу региональную сеть Агентства. Она динамично развивается, но, Владимир Владимирович, и задач становится значительно больше. Было очень много сделано за последние пять лет, но с увеличением количества проектов Агентства увеличивается наше взаимодействие с регионами, и, более того, есть запросы от регионов на это взаимодействие.

Условно, если раньше мы практически навязывали наши первые проекты: региональный инвестиционный стандарт, «дорожные карты» Национальной предпринимательской инициативы, – то сейчас регионы сами обращаются к нам за помощью, с тем чтобы мы помогли реализовать эти новые решения.

Наша основная задача на 2017 год – достроить систему коммуникаций с регионами, укрепить взаимодействие экспертных групп, волонтёрских движений и общественных организаций с органами исполнительной власти, региональными и муниципальными, добиться единообразия и стандартизировать проект внедрения наших новых проектов. Вместе с тем методологически достроить систему, которая позволит нам, с одной стороны, мониторить риски, с другой стороны, находить точки роста в регионах.

Год назад мы ещё не могли Вам показать полную сборку наших проектов. На сегодняшний момент у нас есть карта активности регионов, карта активности Агентства в регионах. Вы знаете, что мы работаем по разным направлениям, соответственно, с разными экспертными группами в том числе. Сейчас все проекты Агентства сведены воедино, у нас есть понимание портрета каждого региона со своими проектами, внедряемыми на территории, и экспертными группами.

Мы создаём систему, которая будет работать по трём направлениям: сверху вниз, когда нам будет необходимо внедрять проекты Агентства так, как мы это делаем, например, со стандартом кадрового обеспечения промышленного роста, который как раз сейчас разработан Дмитрием Николаевичем; по горизонтали, когда мы говорим о передаче лучших практик национального рейтинга между регионами, и снизу вверх, когда мы говорим как раз о лучших социально-экономических региональных практиках, которые мы планируем масштабировать на федеральном уровне.

Напомню, что в Агентстве на сегодняшний момент действует десять представительств в федеральных округах. На постоянной основе действуют представительства в Республике Татарстан, в Крыму и Севастополе. Вместе с тем для усиления нашего взаимодействия с регионами мы развиваем свою сеть общественных представителей, которые работают под таким проактивным девизом: «Вы всё ещё не внедряете? Тогда мы идём к вам».

Все наши общественные представители имеют специализацию по нашим трём направлениям. Это обычно уже успешные в регионах предприниматели или это лидеры общественных проектов, образовательных, инновационных проектов. С одной стороны, они помогают регионам внедрять проекты направлений, с другой стороны, нам помогают иметь обратную связь в режиме реального времени о внедрениях в регионе.

В настоящий момент у нас 59 общественных представителей, которые работают в 45 субъектах. К концу 2017 года мы планируем через общественный отбор получить порядка 140 общественных представителей.

У нас сейчас сформированы и работают в регионах экспертные группы. Мы планируем дальше усиливать нашу работу с выпускниками, с теми людьми, кто в регионах внедрял наши стандарты, кто помогал бороться с административными барьерами.

Откровенно говоря, Владимир Владимирович, наших людей сейчас с руками отрывают, особенно после внедрения проектных офисов в регионах. Поскольку люди, которые прошли школу проектов Агентства, умеют работать по «дорожным картам», хорошо понимают принципы проектного управления и в целом работу на результат.

Владимир Владимирович, в завершение хотела сказать, что год как я присоединилась к команде Агентства. До этого я даже представить не могла, что одна структура может одновременно заниматься вопросом нашего присутствия в Антарктиде, разработкой стандартов кадрового обеспечения промышленного роста, открывать технопарки и улучшать инвестиционный климат.

Мы понимаем, что есть системы, которые сложно масштабировать, такие как АСИ, такие как «Сириус». Но при этом наша основная задача – это тиражировать сам принцип работы Агентства в регионах. Думаю, что мы с этим справимся с Вашей помощью.

В.Путин: Спасибо.

Хочу обратиться к другим присутствующим. Есть ли желание что–то сказать?

А.Калинин: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Вы в своём Послании отразили вопрос социально-экономической адаптации и самореализации граждан с ограниченной ответственностью. Во время прямого эфира на эту тему говорил ещё Никита Сергеевич Михалков. То есть инвалиды хотят себя реализовывать в микробизнесе, но просят помочь им в этой сфере.

Что мы предлагаем и считаем, что АСИ могло бы этим заняться? Сейчас на выходе находится закон о мобильной и нестационарной торговле. Минпромторг им занимается достаточно давно, и он находится на выходе. И если в мобильной и нестационарной торговле прописать механизмы и преференции предприятий инвалидов и работающих инвалидов, плюс к этому подключить ещё то, что наши производители нестационарных ларьков или автолавок обязаны закладывать в свои автолавки и ларьки специальные системы, чтобы инвалид мог заехать и торговать в этих ларьках, то тогда мы фактически в торговлю, в микробизнес дадим преференции огромному количеству инвалидов реализовать себя не только как предпринимателя, но и как гражданина Российской Федерации.

Торговля – это и общение, это и востребованность, то, что как раз многим этим людям и не хватает. Но эти преференции на выходе этого закона. Если бы АСИ подключилось и такой блок вместе с бизнес-объединениями, Минпромторгом, Минэкономразвития прописало, то мы хотя бы часть рынка этим людям-инвалидам гарантировали. И плюс бы у нас среда стала гораздо более доступной для инвалидов, имею в виду технику, ларьки и так далее. Это был бы, мне кажется, хороший проект АСИ и предпринимательских объединений.

Благодарю вас.

В.Путин: Давайте посмотрим. Хорошо.

Важно только, чтобы никто не прикрывался этой категорией наших граждан и таким образом не использовал бы преференции, которые, конечно, хотели бы дать людям с ограниченными возможностями по здоровью.

Сергей Ильич, пожалуйста.

С.Воробьёв: Хотел рассказать об идее-предложении, которое родилось у меня и у слушателей по итогам первой программы «Управленческое мастерство: развитие региональных команд».

Прежде всего хотел сказать огромное спасибо от Владимира Александровича Мау и себя лично Вам, АСИ, Андрею Рэмовичу за постановку задачи. Дело в том, что у нас давно была мечта «посягнуть на Шекспира» – на изменение самого представления о стандарте образования госслужащих и государственных управленцев и основных его составляющих, из чего это должно складываться. Но не хватало тяжёлой задачи, бескомпромиссной, и последовательного заказчика, чтобы если уж бить, то как следует.

Наконец эта ситуация была создана. Национальный рейтинг обеспечил необходимое давление на региональные команды, а целевые модели и совсем эту историю закрепили. А сама задача, оказывается, всего-навсего инвестиционного климата оказалась достаточно комплексной и неопределённой, то есть она и кросс–функциональная, и быстроменяющаяся по времени, и многоуровневая. Соответственно, похожа на нормальную, мирового класса бизнес-задачу.

Соответственно, для того чтобы с ней справиться, оказывается, нужно учиться и учиться, а списать невозможно. То есть попытка списать у коллег ни к чему не приводит. Соответственно, была поставлена задача сделать из региональных проектных офисов команды или команды изменений, которые способны биться сами, мягко говоря, не в самой дружелюбной среде. Отлично, чем тяжелее задача, тем больше шансов на то, что чему–то научимся. Им было велено учиться друг у друга быстро и делать проект за проектом, проектное управление. Главное, что мы увидели на программе.

Случилось чудо, участники проектных офисов резко превзошли, мне кажется, и наши, и свои собственные ожидания. То есть приехали напуганные чиновники по одному, не самые инициативные ребята и, мягко говоря, не самые обученные с точки зрения последних достижений управления. Ушли не просто 36 команд, а ушла фактически одна единая команда с горящими глазами, которая хочет теперь сама развиваться, они почувствовали к этому вкус.

Им кажется, что они уже готовы, кто–то из них, по крайней мере, к участию в мировых чемпионатах, они хотят улучшать деловую среду, они хотят улучшать жизнь в регионе, и главное, они поверили сами в собственные силы. Мы добивались от них ни больше ни меньше как изменения поведения в сторону максимальной конкурентоспособности, чтобы потом не переучивать. То есть учили их на грани возможного. Но мне где–то иногда даже казалось, что за гранью. Но выяснилось, что они были в состоянии взять этот барьер.

Теперь что они просят? Они просят не только провести все региональные проектные офисы через эту программу, они полюбили учиться друг у друга – тоже случилось неожиданное. И подумать, как подключить к этой истории, к «Программе изменений», как мы назвали, – то есть это не образование, это изменение по программе фактически управляемой, – не только муниципалитеты, о которых шла речь на Госсовете, но и ключевые для инвестиционной повестки дня федеральных руководителей контрольные органы, институты развития и самих губернаторов, не побоюсь этого слова, чтобы атака не захлебнулась.

Отлично, что задача инвестиционного климата сложная, она требует и мастерства, и сыгранности широкой команды. Многие проекты АСИ требуют также мастерства и сыгранности широкой команды: Национальная технологическая инициатива, то, о чём говорила Светлана Витальевна. То есть фактически можно продолжить эту инициативу, поддерживая развитие такое тяжёлое, на грани возможного, сыгрывая команды, которые должны поддерживать другие проекты.

Найденный рецепт программы включает в себя последние достижения мировой, российской школы работы с лидерами и командами, апробированность работы. Нам всем было страшно и тяжело, а теперь стало интересно. Соответственно, можно подумать о том, чтобы саму программу «Управленческое мастерство», – посмотреть на неё как на стратегическую инициативу Агентства стратегических инициатив, о том, ещё раз, как выращивать команду изменений в целях роста экономики, глобальной конкурентоспособности, но самое главное, активного желания самостоятельно удовлетворять спрос населения и общества и выигрывать мировые чемпионаты. И чтобы не только дети это могли делать, а, неожиданно, и государственные управленцы. Если честно, не ожидал, что я поверю, что это возможно при моей жизни. Мы все вместе напряглись, и я поверил, соответственно, готов это доказывать и предлагаю масштабировать это достижение критической массой командных изменений.

В.Путин: Давайте продолжим.

А.Репик: Владимир Владимирович, хотел бы поблагодарить АСИ за то, что у нас уже сделано для инвестклимата. То, что Вы в Послании отражаете, например, вызовы, которые нам даёт цифровая экономика, частично уже реализуются при изменении инвестклимата. То, что мы за 10 дней сейчас регистрируем право собственности и делаем в электронной форме, вывело Россию на восьмое место в рейтинге Doing Business, некое применение цифровой экономики в системе государственных услуг и государственного управления.

Если думать о будущем росте экономики, если смотреть на то, как обеспечиваются задачи того самого роста, о котором Вы говорили в Послании, мне кажется, самые большие надежды возлагаются именно на новую экономику, а рост новой экономики обеспечивается технологиями, но зависит от человека. Соответственно, для того чтобы эти технологии получалось применять, нужно эталонное регулирование, про которое говорил Дмитрий Николаевич Песков. Здесь НТИ, мне кажется, ответ на этот вопрос в принципе дать может, если мы будем работать быстро и не тормозить.

А с точки зрения инвестклимата, мне кажется, надо немного по–другому посмотреть на ситуацию, в регионах особенно. Осталось ещё полтора года, чтобы доделать то, что делается. Будет, конечно, продолжаться мониторинг, это всё важно и нужно. Но если мы смотрели на инвестклимат глазами компании, то сейчас нужно смотреть в новой экономике глазами человека, потому что новые компании не привязаны к территории, не привязаны к заводу. Часто они могут сидеть дома, где угодно – хочешь в Татарстане, хочешь в Париже. Зависит от человека, будет он работать в том или ином регионе, в той или иной стране, и от человека зависит успех компании и наш будущий рост.

В.Путин: В Татарстане лучше, безопаснее, спокойнее, и инвестклимат лучше, кстати сказать.

А.Репик: Очень надеюсь, что опыт таких хороших примеров Татарстана позволит нам посмотреть на инвестклимат более комплексно, включая качество городской среды, здравоохранения и образования, интернет и доступ к интернету, в конце концов вкусные места, где можно покушать, и хорошие гостиницы, где можно остановиться.

Этот новый инвестклимат, эту модель надо в принципе как минимум придумать, описать. Татарстан, кстати, может стать одним из пилотов и пионеров. Если АСИ поможет нам описать эту целевую модель, то мы перейдём к формированию нового инвестклимата, и Doing Business будет нам завидовать. Если поручите, я считаю, что у нас это получится.

В.Путин: Спасибо.

С.Морозов: Владимир Владимирович, спасибо огромное.

Мне представляется, что формирование инвестиционного предпринимательского климата, которым мы достаточно активно занимаемся, всё же в большей степени рассчитано на города, городское население. Тогда возникает вопрос: что нам делать почти с четвертью населения, которое проживает в сельской местности, которое, конечно, тоже заинтересовано в повышении качества жизни, что нам сделать, чтобы там обеспечить рост производства, создание таких же благоприятных возможностей?

Мы обсуждали у себя в Ульяновской области, что Вы очень правильную, мудрую вещь сказали в своём Послании, говоря о кооперации. Мне представляется, что если бы использовать тот организационный опыт, в том числе и те практики, которые сегодня наработало Агентство стратегических инициатив, мы могли бы все вместе помочь Центросоюзу в реализации этого проекта.

Не знаю, возможно, это будет тоже один из пилотных проектов АСИ, а возможно, это будет совместный проект, потому что мы достаточно быстро там получим с вами качество жизни.

В.Путин: Давайте подумаем. Пожалуйста, поработайте над этим.

Р.Минниханов: Уважаемый Владимир Владимирович!

Многое говорили о субъектах. На самом деле мы с АСИ практически по всем направлениям работаем. Проектные команды, которые прошли обучение, их заслушали, когда они вернулись, на самом деле очень интересную работу по экспортоориентированности они подготовили, и по WorldSkills две медали наши, к нашему удивлению, даже не ожидали.

На самом деле, наверное, не случайно, потому что мы создали такой мощный ресурсный центр, где можно готовить специалистов мирового уровня и социального направления, и волонтёрского направления, некоммерческие организации. Нужен такой орган, наверное, который подпитывал бы нас этими идеями.

Много рекомендаций на самом деле по административным барьерам. Все они реализуются. Думаю, что те задачи, которые ставятся по их реализации, ставятся перед нами тоже. Надо обучаться и готовиться.

Пользуясь моментом, хотел бы сказать… Мой коллега сказал: что будем делать на селе? Вообще надо поднимать предпринимательский дух, надо людей учить работать, заставить работать.

Хотел бы привести пример, пользуясь тем, что Герман Оскарович здесь. Мы в мае запустили программу Сбербанка, которая составлена компанией Google «Малый бизнес» для начинающих и уже работающих предпринимателей. Очень мощная программа. Через шесть месяцев 14 тысяч человек прошли обучение, а 4050 человек полностью прошли все модули и прошли аттестацию. Я пригласил Германа Оскаровича, мы вместе с представителем Google подвели итог. То есть эта учёба очень важна.

И совсем недавно трёхдневные курсы – все министры, все главы администраций, муниципалитетов тоже прошли обучение в корпоративном университете. Считаю, что такие вещи очень важны. Пользуясь моментом, хочу доложить Вам, что такие процессы очень нужны.

Что касается того, чтобы село задействовать, считаю, что очень правильно, мы должны усилить кооперацию. Скажем, мы создаём специальные площадки, чтобы предприниматели приезжали, агропарки строим, но самой структуре муниципалитетов тоже нужна инфраструктура. У нас задача сейчас – 52 муниципальные промышленные площадки, там есть сельхозхимия, сельхозтехника, которые не очень востребованы, мы на этой базе делаем.

У нас есть программа «Лизинг–грант», когда предприниматель разрабатывает свой бизнес-план, мы через лизинг – это, между прочим, идёт через Министерство экономического развития – 30 процентов оплачиваем. И минимум 30 процентов проектов мы нацеливаем как раз на связанные с сельской местностью. Думаю, что эти инициативы тоже через АСИ можно было бы тиражировать и внедрять.

В.Путин: Спасибо.

Александр Николаевич.

А.Шохин: Владимир Владимирович, мы сегодня проводили второй ежегодный форум по развитию национальной системы квалификации. И в этой связи, чтобы не повторять коллег, хотел бы поблагодарить направление «Новые профессионалы» и Дмитрия Николаевича за эту работу, которая во многом совпадает с целями деятельности Национального совета по профессиональным квалификациям, который Вы учредили 2,5 года назад.

За это время 850 профстандартов разработано, около 1000 квалификаций описано, несколько сот комплектов оценочных средств. И действительно нужно нам состыковать эту работу, которую ведёт Национальный совет, Минтруд, Минобрнауки, с деятельностью направления «Новые профессионалы», с деятельностью WorldSkills. Думаю, мы эту работу будем вести достаточно активно.

Без того, чтобы не устранить разрыв между текущими и перспективными потребностями рынка труда и качеством уровня подготовки специалистов, мы на рубеже 2019–2020 года, конечно, на те четыре процента годового роста, которые в Послании Федеральному Собранию Вы обозначили, выйти не сможем. Тем более что у нас сейчас демографический провал намечается, и нам просто здесь нужно сконцентрироваться.

Пользуясь случаем, Владимир Владимирович, хотел бы обратиться к Вам с просьбой. Поскольку Национальный совет по профессиональным квалификациям – это Совет при Президенте, найти возможность в следующем году провести заседание этого Совета под Вашим председательством. Мы могли бы более подробно поговорить обо всех этих вопросах вместе с коллегами из АСИ и по бизнес-объединениям.

У меня одно замечание. Мы очень плотно работали на уровне подготовки к сегодняшнему заседанию наблюдательного совета через комитет по стратегии. Должен сказать, что мы довольны финальным материалом, поскольку все наши замечания учтены. Но вопрос у меня к Артёму Давидовичу: почему только Антарктида? Почему бы Арктикой не заняться?

Скажем, Шпицберген, там есть Баренцбург и Пирамида – пропадает это всё, и нужно, безусловно, сохранить хозяйственное присутствие России на Шпицбергене, подумать, как это лучше сделать, с тем чтобы не потерять эту возможность, не говоря о том, что есть Земля Франца-Иосифа.

Самая северная точка России знаете какая? Остров Рудольфа, мыс Флигели. Я стоял на этом мысе – и ощущение бескрайности простора. Давайте там станцию ставить, там сейчас только православный крест стоит погибшим полярникам, но это так, к слову.

Реплика: Надо олигархам поручить.

А.Шохин: Нет, у нас есть специалисты.

Г.Греф: Две ремарки.

Мы случайно наткнулись на очень интересную организацию в Голландии – волонтёры, которые перевернули вообще систему медицинской помощи и социальной помощи на дому, примерно в два раза дешевле, чем это делают государственные учреждения, и вообще потрясающая модель. Надо просто попросить внимательно посмотреть, послушать. Мне кажется, что это может быть очень интересно.

И второе. Мы сейчас много работаем в части попытки сделать цифровой бизнес, и мы всё больше и больше выходим на взаимодействие с государством, и, честно говоря, открываются совершенно новые перспективы, которые даже, честно, я год назад не понимал.

Спасибо, нас поддерживает и курирует Шувалов, очень много в Правительстве есть «зелёного света», Андрей Рэмович очень поддерживает это направление, но, мне кажется, было бы очень здорово, если бы смогли объединить усилия, то, о чём было сказано.

Мы все упираемся сейчас в государство. Если мы создадим эти хорошие стыковки между государством и сервисами, которые мы сейчас сделали, то это может дать удивительный эффект и на региональном уровне, и на федеральном уровне. Допустим, мы сейчас сделали несколько сервисов с Росрегистрацией. Это может привести к сокращению десятков тысяч чиновников и вообще к регистрации в режиме онлайн. Мы можем выйти на очень неплохие позиции в мире. Мало у кого может быть такая система регистрация в мире.

И по целому ряду других направлений такая же история. Налоговая служба у нас очень продвинутая. Всё, что мы делаем сейчас малому бизнесу, очень интересно получается. Налоговое администрирование, «облачные» технологии в режиме онлайн, вообще можно убрать в принципе все налоговые проверки тех, кто пойдёт на открытие в «облачные» сервисы.

Ребята – большие молодцы на самом деле, хотел бы им спасибо сказать, в том числе при подготовке стратегии действительно было очень хорошо поставлено взаимодействие. Может быть, эту тему отдельно посмотреть, это может дать очень серьёзный эффект.

В.Путин: Давайте посмотрим. Мы только сегодня в очередной раз это обсуждали в узком кругу.

Пропустил только по поводу этих волонтёрских организаций и их допуска на социальные объекты. Вы правильно сказали, всё–таки не только потому, что просто не хотят пускать, но ещё им нужно знать, кого они пускают, какие будут последствия.

Поэтому здесь нужно отработать критерии этих организаций, нужно, чтобы эти критерии были проверяемыми, а деятельность организаций – прозрачная. Это всё просто доработать нужно, а так, безусловно, будем это поддерживать. Вы знаете, я в Послании тоже об этом говорил.

Марина Валерьевна сказала про то, что у нас многопрофильная структура получилась. Так и задумывалось. Как задумывалось, так и получилось, что меня очень радует.

Хочу поблагодарить не только руководителей АСИ, но и членов наблюдательного совета за прямое участие в деятельности. Это очень интересные и, как выяснилось, слава богу, полезные структуры. Хочу пожелать вам успехов. Будем вместе трудиться дальше.

Спасибо большое.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 8 декабря 2016 > № 2001598 Владимир Путин, Андрей Никитин

Полная версия — платный доступ ?


Россия > Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 1 июля 2016 > № 1810249 Андрей Никитин

Брифинг генерального директора Агентства стратегических инициатив по продвижению новых проектов Андрея Никитина по завершении совещания по улучшению инвестиционного климата.

Стенограмма:

А.Никитин: Мы обсудили три вопроса на совещании. Это три конкретных кейса из области правоприменения этих «дорожных карт» Национальной предпринимательской инициативы, которыми мы занимаемся четыре года. Первый вопрос был связан с тем, что по показателю «Международная торговля» в рейтинге Doing Business мы опустились со 160-го на 170-е место, притом что мы везде растём. Мы провели очень серьёзную работу с Минэкономразвития, выезжали в порты, смотрели, в чём дело, почему это происходит. А происходит это не потому, что таможня что-то делает недостаточно хорошо, а потому, что нет никакой координации между действиями всех контролирующих органов на территории порта. Плюс стивидоры, по мнению бизнеса, иногда завышают цены на свои услуги, причём номинируют эти цены в американских деньгах. Поэтому в сумме оценки достаточно негативные были у предпринимателей Всемирного банка. Мы подготовили перечень предложений, которые должны эту ситуацию снять. Сегодня мы с Дмитрием Анатольевичем это обсудили.

Первое и самое главное – это, конечно, режим одного окна. Если таможня главная, она должна принимать решения в первую очередь, то есть, если нужны дополнительные проверки Россельхознадзора, других организаций, тогда уже таможня должна решать, надо или не надо их проводить. Договорились о том, что такой эксперимент мы будем проводить в портах Санкт-Петербург, Находка, Большой Владивосток в этом и следующем году. Попробуем эту историю централизовать.

Вторая история пришла к нам из контрольных закупок. Клуб лидеров, деловые объединения сделали контрольную закупку и выяснили, что у нас каждое ведомство требует отдельную ЭЦП, за которые удостоверяющие центры просят денег. То есть электронная цифровая подпись создавалась для того, чтобы снять барьеры, а по факту мы получили, что предприниматель в Росреестр идёт с одной флешкой, в таможню – с другой, в налоговую – с третьей и так далее. До шести флешек надо иметь совершенно разных, для того чтобы ходить и подписывать эти документы. Совершенно очевидно, что эту ситуацию надо убирать. Это вторая история, которую мы обсуждали.

Третья история возникла из национального рейтинга инвестпривлекательности регионов – это подключение к газовым сетям. Если ситуация с подключением к электричеству для малого и среднего бизнеса сдвинулась, это стало довольно удобно и быстро, то в газе эта ситуация до 800 дней занимает. Вдумайтесь: 800 дней на подключение к газовым сетям! При этом есть кейс Тюменской области, где это занимает 45 дней. Как можно объяснить разницу в одной стране между 800 и 45 днями в подключении? Прошлой осенью мы докладывали эту ситуацию Дмитрию Анатольевичу. Было поручение сделать «дорожную карту» по подключению к газовым сетям как часть большой карты по энергетике. Такая карта была бизнесом сделана, в феврале она была направлена в Правительство, соответственно, ведомства продолжают её согласовывать по состоянию на 1 июля. Мы попросили Дмитрия Анатольевича, чтобы эту ситуацию всё-таки завершить, ускорить, принять карту и начать наконец эти барьеры убирать. Это была третья история, которая обсуждалась на совещании.

Вопрос: А карта предусматривает финансирование?

А.Никитин: Вопрос не в финансировании, вопрос в бумагах –предприниматель должен бегать в разные концы и согласовывать. Она предусматривает просто сокращение бюрократических процедур. Ничего там финансировать не нужно. Ну и по факту, когда к газу люди подключаются, говорят, что поборов с них много требуют. Потому что над каждой бумажкой какой-то человечек сидит и рассуждает: хочу подписать – не хочу подписать. Это всё надо переводить в электронный вид.

Вопрос: Андрей Сергеевич, отмена санкций в отношении Турции как повлияет на инвестклимат, в том числе на то, что вернутся, видимо, турецкие компании на наш рынок. Смогут ли они занять ту же самую нишу, ту же долю на российском рынке, что и до санкций?

А.Никитин: Мир всегда лучше ссоры, это во-первых, это важно. Наши компании за последнее время очень серьёзно пробились на московские рынки, самые сложные, и на рынки других городов-миллионников. Поэтому, наверное, турецкие товары вернутся, но наши тоже мышцы нарастили, и я надеюсь, что мы сохраним это присутствие российских продуктов, особенно продовольственных, на российских прилавках. За это время появились инструменты поддержки – государство должно по-умному поддерживать отечественных производителей, но не запрещать иностранцам приходить, иначе мы столкнёмся с низким качеством и ростом цен. Поэтому мне кажется, что это хорошо, и мы к этому готовы сегодня больше, чем раньше.

Россия > Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 1 июля 2016 > № 1810249 Андрей Никитин


Россия > Образование, наука > kremlin.ru, 14 января 2016 > № 1611044 Андрей Никитин

Заседание наблюдательного совета Агентства стратегических инициатив.

Под председательством Владимира Путина состоялось заседание наблюдательного совета автономной некоммерческой организации «Агентство стратегических инициатив по продвижению новых проектов».

Обсуждались результаты работы Агентства в 2015 году и задачи на текущий год, в частности реализация «Национальной технологической инициативы», развитие системы подготовки кадров на основе международных стандартов и пути улучшения делового климата.

* * *

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Прежде всего хотел бы поблагодарить вас за работу в прошедшем году. Вы предложили ряд интересных идей, системные проекты, смогли объединить вокруг них деловые круги, экспертов, представителей гражданского общества, да и с органами власти поработали достаточно эффективно. Налажено взаимодействие и с новыми институтами, такими как Фонд развития промышленности, Российский экспортный центр, корпорация развития малого и среднего бизнеса. Должен отметить, что такое широкое сотрудничество помогает добиваться практических результатов в интересах всей экономики страны.

В прошедшем году при вашем активном участии в целом выполнены «дорожные карты» «Национальной предпринимательской инициативы», серьёзно изменились законодательная и нормативная базы. Объективным механизмом оценки правоприменения на местах, в субъектах Российской Федерации, по поддержке бизнеса стал Национальный рейтинг инвестиционного климата.

Важно, что вы организовали контроль со стороны предпринимателей за качеством исполнения принимаемых нормативных актов, прежде всего на уровне регионов и муниципалитетов. Убеждён, результаты таких проверок должны быть открытыми для всего общества, для граждан, и, безусловно, это будет помогать улучшать деловой климат и в дальнейшем и – что важно – станет действенным антикоррупционным механизмом.

Отмечу весомый вклад Агентства в развитие системы подготовки кадров на основе международных стандартов. Важным событием считаю завоевание права проведения в 2019 году в Казани мирового первенства, мирового чемпионата по рабочим профессиям, которое, как уже говорил, должно послужить хорошим стимулом для развития всей системы отечественного профессионального образования, повышения престижа рабочих профессий.

Рассчитываю, что и в наступающем году – уже, так скажем, наступившем году – Агентство будет активно участвовать в реализации наших общих стратегических задач, обозначенных в Послании Федеральному собранию.

На что хотел бы обратить внимание, уважаемые коллеги.

Первое: важнейшее условие динамичного развития страны – это, конечно, расширение свободы ведения бизнеса, свободы предпринимательства. Хочу ещё раз повторить: многие барьеры в федеральном законодательстве сняты. И сейчас принципиально важно обеспечить грамотное применение принятых уже решений, норм, и прежде всего, конечно, на местах, распространить на всю страну лучшие практики [работы] с предпринимателями.

Задача Агентства – содействовать формированию в регионах по–настоящему эффективных, современных, мыслящих управленческих команд, которые понимают запросы бизнеса, видят в предпринимателях ключевых партнёров в развитии экономики страны и в развитии экономики в субъектах Российской Федерации.

Просил бы Агентство создать, как мы уже об этом говорили и сейчас только с Андреем Рэмовичем [Белоусовым] обсуждали это, развивать центр обмена лучшими практиками [госуправления и формирования инвестиционного климата]. Я знаю, что вы договорились сделать это на базе Академии госслужбы, в виде постоянно действующего семинара, можно сказать. Надо попробовать, и нужно, конечно, запустить этот механизм, нужно, чтобы он заработал по–настоящему.

Второе. Вы начали серьёзный, значимый проект – «Национальную технологическую инициативу». Совместно с экспертным, научным сообществом, с бизнесом сформулированы конкретные шаги по развитию ряда перспективных направлений. И сейчас важно строго выдержать сроки, консолидировать ресурсы, в том числе и институтов развития.

Далее. Вчера на совещании с членами Правительства обстоятельно говорили и о разработке современных профессиональных стандартов, внедрении на их основе новых образовательных программ. И здесь нужно ориентироваться на самые передовые международные требования.

В этой связи нужно и дальше повышать роль чемпионатов по рабочим и инженерным профессиям, проведения таких конкурсов как ключевых инструментов оценки качества отечественной системы подготовки кадров.

В Послании уже говорилось о необходимости сформировать национальную систему таких чемпионатов, как «Молодые профессионалы», которая бы включала и соревнования для ребят более младшего возраста – от 10 до 17 лет. Хотелось бы сегодня услышать ваше мнение на этот счёт, какие есть здесь идеи, предложения, как идёт работа по развитию новой модели дополнительного образования для школьников.

Давайте поговорим обо всём этом подробнее. Слово Андрею Сергеевичу Никитину. Пожалуйста.

А.Никитин: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые члены наблюдательного совета! Добрый день!

Хотелось бы начать с результатов, с проектов. Порядка 300 проектов за всё время работы находится в АСИ, по 200 из них уже есть конкретные, абсолютно измеримые реальные результаты. Хочу привести только три примера.

Первый в России частный судостроительный завод в Ленинградской области. Люди к нам обратились, там никогда не было такого опыта, не было законодательства. Завод на сегодня построен, десять судов он выпускает, размером до 100 метров, в год. Портфель заказов до 2018 года уже сформирован.

Проект немножко из другой области – это проект «Универсариум». Он вообще родился на форсайт-флоте АСИ в 2012 году. Там собрались энтузиасты и договорились сделать российский аналог Coursera – российскую систему электронного образования. Сегодня это работающая компания, 25 ведущих вузов с ней сотрудничают, 600 тысяч сертификатов выдано на прохождение обучения. То есть полностью живая, работающая, мощная система.

И очень интересные социальные проекты, которые я бы хотел привести в пример. Это проект ресоциализации детей, вступивших в конфликт с законом. Оказалось, что дети, которые находятся под следствием, дискриминированы в части права на получение образования. К нам обратился один благотворительный фонд, руководство ФСИН нас полностью поддержало. Сегодня уже утверждён порядок получения такими детьми высшего или дистанционного образования, и готовятся поправки в Уголовно-исполнительный кодекс. То есть мы этот вопрос снимем.

Здесь хотел бы отметить роль нашего нового директора «Социальных проектов» Светланы Витальевны Чупшевой. Она не так давно Вами назначена, но сумела, с одной стороны, темп сохранить, с другой стороны, быстро выйти на конкретные, уже понятные результаты.

По «Национальной предпринимательской инициативе» Ваше поручение выполнено. Все те документы, которые должны быть приняты во исполнение «дорожных карт», на 95 процентов приняты, по большинству из них уже началась реализация. Это видят и российские предприниматели, и международные эксперты, в том числе эксперты Всемирного банка.

Но на самом деле самое главное впереди. Главное сейчас – это оценка правоприменения, корректировка того, что может происходить, того, как это должно работать. Здесь Артём Аветисян этим занимается, «Клуб лидеров», деловые объединения. Но также мы с предпринимательскими объединениями увидели, что есть какие–то вещи, которые мы не закрыли на первом этапе.

Это, например, подключение к газовым сетям, подключение к коммунальным сетям – бизнес об этом тоже говорит. И на совещании у Дмитрия Анатольевича Медведева в конце года договорились, что мы тоже эти вещи будем делать и тоже по ним уберём все административные барьеры.

Национальный рейтинг в этом году будет уже третий. В том году мы увидели, как по всей стране – где–то больше, где–то меньше – сократились административные барьеры: получение разрешения на строительство, подключение к сетям. Мы рассчитываем, что это будет и в этом году, и мы рассчитываем, что это будет сделано гораздо быстрее. Для чего?

Мы в этом году две больших новации реализуем. Первая – то, о чём Вы говорили, – это центр обмена лучшими практиками, центр обучения. В конце года он начал работать, здесь мы с Академией народного хозяйства, с Сергеем Ильичём Воробьёвым этой темой занимаемся. Тысяча человек прошла через него, примерно по десять от каждого региона: вице-губернаторы, министры, мэры крупных городов, и они смогли ознакомиться с лучшими практиками наших лидеров в области инвестклимата. Выступали министры из Татарстана, других регионов, где это действительно умеют делать хорошо.

Но кроме этого мы в этом году запускаем электронную систему онлайн-образования и контроля над изменениями инвестклимата. Что это даст? Все «дорожные карты» регионов, по которым они собираются сокращать свои административные барьеры, будут загружены в эту электронную систему, и можно будет не раз в год, а ежедневно видеть, как какой регион снимает свои административные барьеры. Можно будет понять, где кому что–то мешает, они смогут через эту систему обратиться к другому региону, посмотреть лучшие практики. То есть мы рассчитываем, что всё это очень ускорит наше движение, этот процесс.

Кроме того, эту систему можно будет использовать и в других направлениях. Например, та система «Молодые профессионалы», система обучения, о которой Вы говорите, здесь важно, чтобы колледжи у нас менялись. Сейчас Союз рабочих профессий разрабатывает модельный стандарт современного колледжа.

Мы его также можем загрузить в эту систему, подключить всех 85 региональных министров труда, они сделают свои планы, и мы в течение года будем видеть в каждом регионе каждый колледж, где он сейчас, куда он идёт, когда он будет готов готовить специалистов по международным стандартам. То есть такая система будет, довольно важная и интересная.

Кроме этого мы усиливаем свою систему общественных представителей в регионах. Помимо представителей в округах мы хотим, чтобы в каждом регионе у нас было минимум три человека: кто–то из лидеров бизнеса будет нашим общественным представителем по инвестклимату, кто–то из лидеров образования и науки – нашим представителем по этой теме, кто–то из социальных лидеров, соответственно, по социальной. Прошу такой подход поддержать.

Но также мы видим, что в регионах есть лучшие практики, не только связанные с инвестклиматом. Например, в Кировской области придумали систему страхования от сердечно-сосудистых заболеваний. Человек платит небольшие деньги, но если он заболевает, то он уже все лекарства, всё лечение получает бесплатно.

Они несколько лет её применяют, получили бюджетный эффект и существенное снижение инвалидности и смертности от сердечно-сосудистых заболеваний. Я абсолютно уверен, что подобного рода практики есть в каждом регионе: два, три, пять хороших управленческих решений, которые можно было бы масштабировать на всю страну. Мы готовы их собрать, готовы продумать систему этого масштабирования и просим поручить нам такую работу. На следующем набсовете мы доложим, как это можно делать.

И, наверное, последнее, о чём хотел сказать, – это «Национальная технологическая инициатива». Действительно, мы неожиданно получили результаты по тем «дорожным картам», которые уже приняты Правительством в прошлом году. Важно здесь нам не потонуть в бюрократии и бумагах. Это достаточно серьёзный и сложный проект. Дмитрий Песков о нём тоже подробно расскажет.

Спасибо за внимание. Доклад окончен.

В.Путин: Спасибо.

Артём Давидович, пожалуйста.

А.Аветисян: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

В этом году АСИ отметит своё пятилетие. За это время направление «Новый бизнес» оказало поддержку более ста компаниям.

Когда мы начинали свою работу, некоторые эксперты и журналисты с иронией задавали вопрос: как можно поддерживать проекты, не имея каких–либо фондов, финансовых инструментов? Говорю с полной уверенностью: можно. Более того, снятие административных барьеров позволило некоторым компаниям не только запустить производство и расширить его, но со временем выйти на зарубежные рынки.

Владимир Владимирович, если помните 2012 год, Вы были в Красноярске. Мы тогда проводили открытый экспертный совет. Тогда один из проектов, который мы отобрали, это компания «Интра», город Санкт-Петербург. Эти ребята придумали уникальную технологию инновационного ремонта трубопроводов. Причём они их ремонтируют без остановки производства.

Так вот, мы их отобрали. У них были определённые барьеры, связанные с Ростехнадзором. Мы эту работу наладили. Что дальше произошло? За это время они увеличили выручку в шесть раз, и эти деньги, всю прибыль, они вкладывали в производство. Построили новый завод и уже сейчас экспортируют свою продукцию, которая помогает справляться с этим ремонтом, в Казахстан. В этом году выходят на рынок Узбекистана и Азербайджана и в ближайшее время начинают сотрудничество со странами БРИКС. Это наглядный пример, что у каждого предприятия есть шанс не только преуспеть на нашем рынке, но и выйти на международные рынки.

Владимир Владимирович, Вы много говорили о том, как важно сейчас наращивать для средних несырьевых компаний экспорт. Вот такой механизм поддержки средних несырьевых компаний мы разработали и уже внедрили и Ваше поручение выполнили в этой части. Мы совместно с ВЭБом, РЭЦом [Российский экспортный центр], РФПИ запустили механизм «инвестиционного лифта». Сейчас он пока функционирует как четырёхстороннее соглашение – это тестовый режим. Но, несмотря на то что это «пилот», две из пяти отобранных компаний уже пробили брешь на зарубежных рынках: на рынке Африки и Ирана. В Гамбию и Сенегал уже с середины этого года будут поставляться российские автобусы и медицинские лаборатории.

Более того, удалось подписать соглашение в декабре, и компания, которая называется «Бакулин Моторс Групп» (во Владимире в середине года открывается завод), выходит на рынок Ирана. Там сейчас идёт масштабное обновление общественного транспорта. Им нужно 17 тысяч газомоторных автобусов. Они в эту программу уже заходят.

Ещё один пример – это компания из Татарстана «Интерскол». Она тоже к нам обратилась в 2012 году. Они производят электроинструменты. Компания в несколько раз увеличила свою выручку, сейчас конкурирует с такими гигантами, как Makita и Bosch, и, собственно, выходит на рынок Объединённых Арабских Эмиратов (тоже в декабре подписано соглашение). В любом случае механизм мы сейчас тестируем, ближе к концу года будет понятно, как он работает и нужно ли его оставлять в таком режиме – четырёхстороннего соглашения – или каким–то другим образом его структурировать.

Безусловно, мы сейчас акцентируемся на поддержке компаний, которые выходят на экспорт, и не забываем о компаниях, которые работают здесь. Как правило, это небольшие компании. Например, «ОФК-КАРДИО» – компания, которая разработала тесты для определения ранней диагностики инфаркта миокарда. В декабре удалось запустить завод полного цикла по производству таких тестов. Эти тесты уже сейчас продаются и на станциях скорой помощи, и в обычных аптеках.

И в завершение доклада хочу сказать об одном проекте, над которым мы ещё продолжаем работать и не завершили. Это компания из Крыма, которая занимается производством молока. Мы им сейчас помогаем расширить производство и увеличить ассортимент продукции. Она находится в Красногвардейском районе полуострова. Мы считаем, что это важно, потому что сейчас потребности в молоке не покрываются производителями где–то на 50 процентов.

Теперь перейду к «Национальной предпринимательской инициативе», точнее, к её мониторингу. Мы с коллегами из «Клуба лидеров», из «ОПОРЫ России», из «Деловой России», РСПП и ТПП проводим регулярно контрольные закупки. Они позволяют определить, насколько реально меняются условия бизнеса в стране. Могу сказать, что результаты есть. К примеру, недавно отменили круглую печать. Теперь не нужно пользоваться круглой печатью, и предприниматели сказали спасибо.

Но спустя время они начали говорить другие выражения, я здесь по понятным причинам цитировать их не буду. Что же произошло? Дело в том, что Роструд выпустил письмо, копия у меня на руках, что теперь работодатели обязательно должны заверять печатью трудовые книжки. А кто этого делать не будет, того накажут, штраф – 50 тысяч рублей. Мы, кстати, надеемся, что это будет в ближайшее время исправлено. Контрольные закупки позволяют такие вещи выявлять и быстро исправлять.

Последние контрольные закупки, та тема, которая крайне важная и крайне актуальная, и о ней говорят предприниматели, мы даже с ВЦИОМ провели исследование, – это доступность кредитов. Мы провели исследование, как я уже говорил, 87 процентов предпринимателей назвали эту проблему ключевой. Мы, конечно, прекрасно понимаем, что ЦБ в последнее время снижает ставки. Но фактически малому и среднему предпринимателю взять кредит меньше чем под 19 процентов достаточно сложно. Мы этот вопрос обсуждали в созданной недавно корпорации по развитию малого и среднего бизнеса, у нас есть определённые идеи, как оптимизировать эту работу, корпорация передаёт в «МСП Банк».

Собственно, если, Владимир Владимирович, Вы не возражаете, мы тогда подготовим конкретные предложения и представим.

Спасибо за внимание.

В.Путин: Спасибо.

Дмитрий Николаевич, пожалуйста.

Д.Песков: Уважаемый Владимир Владимирович!

Мы в прошлом году концентрировались на двух задачах, которые должны в среднесрочной перспективе дать нашей стране инструменты устойчивого долгосрочного роста.

Первое – это рост производительности труда через подготовку кадров, и второе – это подготовка к опережающему росту на принципиально новых рынках. То есть те проекты, которые у нас брендировались как WorldSkills и «Национальная технологическая инициатива».

Обе задачи от нас потребовали использования быстрых, дешёвых, эффективных методик прогнозирования. Мы вырастили внутри Агентства собственный метод, он за последние два года начал широко использоваться не только у нас в стране, но и в целом ряде других стран. С нами работает Международная организация труда. По нашей методике сегодня реформируется система подготовки кадров во Вьетнаме, в Армении, в Тунисе, в Зимбабве, в отдельных проектах в Люксембурге. Даже инженеры Apple, которые придумывают новые поколения этих устройств, используют методику, разработанную в Агентстве.

Мы начали активно внедрять это в рамках БРИКС. Фактически с этим методом мы готовы браться за любого рода стратегические задачи и прогнозирование, кроме цены на нефть, это методу неподвластно, с этим мы не справимся.

По WorldSkills. Александр Николаевич вчера рассказывал Вам о промежуточных результатах, не буду здесь повторяться. Чемпионаты быстро развиваются: в прошлом году это 30 региональных чемпионатов, 4 тысячи участников, 4200 экспертов. Фактически это мастера производственного обучения и преподаватели вузов, колледжей и крупных компаний, центров их подготовки. Через систему чемпионатов мы меняем принципиально подходы к подготовке кадров в этих компаниях. Самый лучший пример, где мы собрали всё это вместе, это в Екатеринбурге – чемпионат хай-тек, где более ста промышленных компаний, 30 холдингов со всей страны соревновались.

Хотел бы показать, у Вас есть рядом такая табличка. Если помните, год назад была табличка, где были регионы, а у Вас там на первой странице – это крупнейшие российские промышленные холдинги и уровень подготовки в соотношении с мировым уровнем по ключевым компетенциям хай-тека. То есть красное – плохо, жёлтое – поприличнее, зелёное – очень хорошо.

Зелёного нет, но самое жёлтое – это победитель чемпионата, это команда «Росатома», то есть Сергей Владиленович [Кириенко] лично возглавил изменения этой системы, год они работали и сегодня начали менять именно подходы, ориентируясь на то, что «Росатому» надо строить свои предприятия за рубежом и, соответственно, требования к подготовке кадров очень высокие.

Минпромторг нас горячо в этой работе поддерживает, даже несмотря на то, что по «Ростеху» у нас самые низкие результаты, то есть система подготовки кадров как таковая на месте практически отсутствует, но коллеги сейчас начали быстрые изменения вместе с нами о том, как эту систему сконфигурировать.

Если посмотрите следующую страницу, это на конкретном примере. Победитель «Лучший сотрудник по сварке» – компанию «Росатом» представляет Александр Дуймамет, он получил миллион рублей приза как лучший российский специалист по хай-теку, в Волгодонске работает. Это то, как он выполняет задания. Вы видите, что по двум направлениям это хороший, высокий мировой уровень, а, например, радиограмма или зрительная оценка проваливается. После этого «Росатом» берёт и меняет в своих системах подготовки и переподготовки именно эти кусочки: где–то электроника или токарная работа на станках с ЧПУ, некоторые виды технологических операций мы в принципе производить не умеем, но именно такого рода работа нам позволяет это делать.

На следующий год, в соответствии с Вашим поручением, у нас 16 крупнейших предприятий, как частные, так и государственные, проводят свои уже отраслевые чемпионаты, меняют систему подготовки. И через год, в октябре, мы снова замерим эти результаты, то есть сможем понять, насколько уменьшился наш разрыв. Вот эта часть, которую мы брали как мировые практики, но, работая с детьми, мы ушли далеко вперёд. Кроме того, мы впервые в мире сделали такую компетенцию, называется «Навыки будущего», по навыкам, которых сегодня ещё нет, но которые очень востребованы.

Например, первое в мире соревнование по нейропилотированию, когда дети силой мысли управляют роботизированными устройствами. Реверсивный инжиниринг, когда берётся деталь, которую мы не понимаем, из чего она сделана, анализируется её состав, делается аналогичная, но с лучшими тактико-техническими характеристиками. Эту работу ведёт группа Боровкова. По той же методике сегодня делается проект «Кортеж». И много-много таких вещей мы смогли вместе собрать в общую систему.

Мы считаем, что здесь мы достигли очень высоких результатов. Не по собственному мнению, а потому, что в Екатеринбурге был доктор Хуберт Ромер, это глава WorldSkills Германии и сейчас WorldSkills Европы. Посмотрев на то, что мы делаем, он сказал, что он пишет доклад в Правительство Германии о том, что в перспективе Германия может потерять лидерство в подготовке рабочих кадров для новых отраслей. То есть это такая внешняя оценка нашего результата. И тех, кто смотрит на это скептично, я приглашаю приехать в Екатеринбург в следующем году (Андрей Рэмович был в этом) и, что называется, посмотреть на месте вживую.

Мы выиграли общими усилиями с Рустамом Нургалиевичем [Миннихановым], с Правительством борьбу за Казань. Мы понимаем, что это нельзя делать просто чемпионатом, что мы в рамках этой работы и должны эту систему подготовки кадров для новых отраслей выше мирового уровня развернуть. Да, это амбициозные цели. Мы считаем, что они достижимы.

Единственная серьёзная проблема сейчас состоит в том, что в бюджете не заложено средств на это, а если мы не профинансируем эту работу уже в этом году в ближайшее время, то Россия не сможет выполнить международные обязательства и нам придётся от чемпионата отказаться, потому что там значимый блок именно международных обязательств.

Здесь просим Вашей поддержки, потому что довольно странно – сначала выиграть, а потом не вести эту работу. Суммы значительные, но не запредельные. Например, зимняя Универсиада, которая будет проходить в то же время, масштаб влияния на экономику, с нашей точки зрения, на порядок больше. Это тот блок, который касается нашей работы с кадрами.

В области «Национальной технологической инициативы» мы действительно пошли немножко быстрее ожидаемого темпа. Создан организационный механизм, Дмитрий Анатольевич Медведев и президент Совета модернизации её ведут; Андрей Рэмович и Аркадий Владимирович [Дворкович] являются сопредседателями группы.

По аналогии с НТИ созданы рабочие группы, которые возглавили крупные технологические предприниматели. Первые пять «дорожных карт» сейчас в стадии согласования. «Дорожная карта» по здравоохранению с подходами в области информатизации, нейрогенетики, других изменений, которые присутствуют в части (Алексей Репик возглавляет), уже прошла первые тяжёлые, но быстрые согласования с Минздравом.

Двигаемся хорошо, но здесь хотелось бы поговорить о сути того, что мы увидели за этот год. Мы понимаем, что входим в относительно стабильную ситуацию в ближайшие 20 лет. То есть у нас будет тяжёлая геополитика, у нас будут низкие цены на энергоносители, и мы будем переживать не самый лучший инвестиционный климат, и мы будем переживать стремительную технологическую революцию. Вот эти четыре фактора являются одновременными и являются фактором такого консенсуса по поводу того, что нам предстоит.

Фактически мы видим в рамках НТИ ключевой базовый технологический пакет, который будет перестраивать практически все отрасли – от государственного управления и питания до военной сферы, финансовой сферы, здравоохранения и так далее и тому подобное.

Хороших русских слов пока нет, но сочетание больших данных, глубокого обучения и того, что называется Blockchain, то есть возможность отследить любого рода транзакции на любом расстоянии с любым количеством агентов, которые в этом участвуют, революционизирует фактически все сферы. То есть что происходит? Если раньше вы покупали автомобиль, и этот автомобиль у вас просто ездил как кусок железа, то сейчас вы покупаете сервис, ваш автомобиль сам учится входить в поворот, он умеет и учится ездить без вас, и все автомобили, которые проданы конкретным производителем, объединяются в самообучающуюся сеть. Это по факту то, что происходит уже сейчас.

В той политике импортозамещения, которую мы сегодня проводим, эти факторы в принципе не учитываются ни в каком виде – в отраслевых стратегиях, в энергетических стратегиях, – факторы, требующие немедленных шагов по созданию систем промышленного хранения энергии рядом с мегаполисами. Мы в какой–то степени страдаем синдромом выученной беспомощности по этому поводу, и мы не очень готовы к амбициозным задачам.

Обсуждая с курирующим заместителем министра одну из карт, как раз по беспилотникам, я говорил: «Смотрите, вот у нас пассажирский дрон, который будет человека перевозить так же, как такси, он близок». Мне этот очень умный, очень ответственный профессиональный чиновник говорит: «Это же, во–первых, не в ближайшие десять лет, а во–вторых, я за это садиться не хочу, в ближайшее время не вижу на горизонте этого». Мы говорим: «Нет, это всё случится гораздо раньше».

И неделю назад китайцы действительно на выставке промышленной электроники показывают уже это решение, полностью аналог, как, помните, в фильме «Гостья из будущего». Там летали на таких маленьких кругленьких штучках. Вот ровно такая же: нажал кнопку, тебя из точки «А» в точку «Б» переместили. Вот здесь не хватает амбициозности. Она есть у инженерных команд и ещё больше – у команд чиновников.

Здесь нам нужна, безусловно, поддержка в первую очередь даже не финансовая, а идеологическая, на то, чтобы развернуть общество в эту сторону. Потому что смотрите… Мы пережили десятилетие сытости, до начала десятых годов. Мы сейчас переживаем такое десятилетие угроз.

Эти базовые мотивации людей, они очень сильные, но сытость надоедает, угроза притупляется, нужна ещё мечта. Нужна мечта, нужен вызов, нужны масштабные задачи, которые общество, власть, бизнес могли бы создавать вместе и работать над их преодолением. Потому что когда есть мечта, потом появляется гордость за результаты. Мы в рамках НТИ пытаемся выработать экономическую политику опережающего роста на новых рынках в двадцатые годы. Фактически это наш фокус. За нами довольно быстро стали следовать и государственные структуры, «Ростех» полностью переписал стратегию дословно – как опережающий рост на новых рынках. То есть мы видим, что эти идеи откликаются, но есть два очень значимых фактора.

Первое. Большие государственные компании слишком сложные, слишком медленные, для того чтобы на этих рынках расти. Мы видим, что на них успеха добиваются маленькие инженерные компании, где мало менеджмента и где есть амбиции на то, чтобы сделать больше чем необходимо. Мы эти компании видим, у них есть сейчас уникальные результаты. У нас есть компания «Геоскан» из Санкт-Петербурга. Смотрите, она делает беспилотники и съёмку с них – электронный кадастр.

Я цифры просто приведу. Вот они отсняли город Ноябрьск – 46 квадратных километров. Стоимость по сравнению с традиционными методами дешевле в 20 раз – чем вертолётом. Вертолёт – 600 тысяч рублей за квадратный километр, а дрон – 30 тысяч рублей. Нашли 110 гектаров незадекларированных площадей, стоимость их 3 миллиарда рублей только по одному крошечному кейсу, арендная плата – 56 миллионов рублей в год за это, которые получает государство, стоимость – 3,5 миллиона рублей всей работы. Мы готовы брать такого рода задачи, делать их очень дёшево и эффективно. Взять, сделать цифровую модель Крыма, которая будет очень чётко иметь этот самый кадастр, который будет нам всё это дело показывать.

У нас есть такие компании, как «Нейроботикс», – очень амбициозные, Вы их видели год назад на ЦНИИТОЧМАШ, они показывали как раз управление мыслью ряда структур, потому что здесь грань между военными и гражданскими решениями очень прозрачная. У нас есть компания «Атлас», основанная нашими студентами, которая делает первую в России систему генетического секвенирования. Можно не обращаться к американцам, делать это у нас. У нас есть компания «Сканэс», которая делает средства дистанционного зондирования Земли. «Даурия Аэроспейс» – частная космонавтика, «Таврида Электрик», в конце концов, великолепно растёт на рынках энергетики. Они все сейчас собрались в НТИ, но нужна в первую очередь идеологическая поддержка, для того чтобы они двигались вперёд.

Добиваются результатов в медиа. Мы понимаем, здесь очень важно медийное совмещение. Российская компания «Анимаккорд», которая делает мультипликационный сериал про Машу и Медведя, знаете, сейчас обошла «Дисней», и одна её серия, которая называется «Маша и каша», впервые в истории миллиард просмотров в интернете одной серии достигла, эксплуатируя российские архетипы, с одной стороны, а с другой стороны, новые технологии.

Очень важная вещь. Мы понимаем, что к этим двадцатым годам у нас вырастает новое поколение суперталантливых ребят, которых мы называем пси–поколением, поколением суперинженеров. Это те, которые в детских технопарках, о которых Светлана Витальевна будет рассказывать, в «Сириусе» работают. Но если они в 2019–м, в 2018 году придут в вузы, которые не изменятся к этому времени, то ребята из «Сириуса» будут там инопланетянами. И здесь нам необходимы очень сильные действия, для того чтобы эти организационные изменения в системе подготовки уже университетов и высшего образования сделать.

Если сделаем, у нас появляется отличный шанс в двадцатые. Почему? Потому что другой тренд развития роботизированных производств отменяет извечное российское проклятье, то, что мы не умеем делать массово, хорошо управляемое производство потребительских товаров. Потому что они роботизируются, и становится всё это делать гораздо проще – уходят посредники.

Ставка получается в первую очередь на таланты, а талант – это то, что может позволять преодолевать плохие институты. Российская история – это история поддержки талантов, которые работают в очень плохом институциональном климате и в тяжёлой геополитической ситуации. Мы хотим эту ставку делать именно на инженерные команды, на таланты, на быстрый рост.

Риск – это риск излишнего контроля и слишком сильное понятие безопасности. Государство пытается сразу контролировать все новые рынки. Появился рынок онлайнового образования, выросли на нём частные компании – Министерство образования быстро сделало такую «монопольку» из восьми ведущих вузов, которая вытесняет их с рынка искусственными средствами и административным давлением.

На других рынках. Сегодня, если мальчик из Иркутска сделает деревянную модель самолётика, ему необходимо будет получить регистрацию в Росавиации, сертификат типа лётного судна и удостоверение пилота беспилотного летательного аппарата. Нам необходим баланс между интересами безопасности, мы понимаем, что они должны быть, и интересами развития. Должна быть какая–то точка, в которой этот баланс обеспечивается. Мы с Правительством, Андрей Рэмович нам помогает, работаем над этим, но это наша пока проблемная точка, мы пока организационного механизма здесь не выработали.

Ещё раз: мы понимаем, что нам нужна мечта. У нас есть российские инженеры, предприниматели и таланты, которые готовы браться за амбициозные задачи. Нам важны даже не деньги, а поддержка и обеспечение государством им этих самых амбициозных задач, и тогда у нас могут двадцатые годы пройти совершенно по–другому.

В.Путин: Спасибо большое.

Светлана Витальевна, прошу.

С.Чупшева: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые члены наблюдательного совета!

Владимир Владимирович, разрешите поблагодарить Вас за оказанное доверие. Вы поручали нам запустить новую модель дополнительного образования, основной задачей которой как раз и является вовлечение большего количества детей в научно-техническую сферу. У нас сегодня, к сожалению, цифры по допобразованию в НТИ – это четыре процента деток, которые посещают учреждения, занимаются инженерными такими специальностями. Цифра критически мала, для того чтобы мы обеспечили кадровым потенциалом национальную технологическую инициативу. Мы в этом году хотим увеличить процент деток, занимающихся инженерными специальностями, до 10 процентов.

Мы совместно с ведущими техническими отечественными нашими вузами – МФТИ, МАМИ – разработали, я считаю, уникальные новейшие программы. У нас таких не было в системе допобразования. Это по нейротехнологиям, нанотехнологиям, геоинформатике, антихакинг, беспилотники, биотехнологии, адаптированные именно для детей в возрасте от 5 до 18 лет.

Очень важно, что помимо популяризации инженерных специальностей в рамках – мы назвали их детскими технопарками «Кванториум» – этих учреждений они получают ещё навыки лидерства, умение работать в команде, ставить самостоятельно задачи и, по сути, в игровой форме занимаются инженерными специальностями. Очень важно, что они решают не просто какие–то виртуальные задачи, а уже сегодня мы с нашими крупнейшими ведущими госкомпаниями, такими как ОРКК, «Роскосмос», ОАК, КамАЗ адаптируем для детей настоящие взрослые технологические задачи. И уже сегодня у нас дети в детских технопарках решают задачи по раннему прогнозированию цунами.

Здесь мы работаем с Дальневосточной академией наук, со школой «Роснано». Они проектируют самообучающихся роботов, которые с поверхности Луны добывают гелий–3, который должен заменить собой углеводородную экономику. Детки уже проектируют в развитии коптеров, которых они научились собирать.

Летающее крыло из композитов по техническим характеристикам где–то в три раза лучше коптера с точки зрения встречного ветра и большей скорости, и грузоподъёмности. И конечно, когда дети решают настоящие взрослые задачи, здесь повышается мотивация и интерес.

Те опросы, которые мы проводили среди родителей в 60 субъектах Российской Федерации, 70 процентов родителей очень заинтересованы в обновлении инфраструктуры в системе дополнительного образования и в направлении, чтобы они могли отдать детей именно в научно-техническое творчество, в новейшие специальности, очень заинтересованы, чтобы будущее детей было связано с инженерными профессиями, которые будут востребованы в новой экономике.

Мы очень благодарны Рустаму Нургалиевичу и губернатору Ханты-Мансийского автономного округа госпоже Комаровой, потому что именно они в конце 2015 года открыли первые научно-технические станции для деток в Набережных Челнах, Ханты-Мансийске и Нефтеюганске. У нас уже первые дети обучаются на новейшем оборудовании мирового уровня. Очень важно, что в этих технопарках есть и российское оборудование, которое отвечает современным запросам.

Детей, скажу честно, нельзя оттуда увести в конце рабочего дня, им всем очень нравится, глаза горят. Мы были на открытии как раз в Набережных Челнах с Рустамом Нургалиевичем. Дети вообще нас не замечают, они занимаются резьбой лазером, запускают беспилотники, и это очень радует, потому что действительно у нас появятся не юристы и экономисты, а будущие инженеры и учёные.

В.Путин: Юристов и экономистов не обижайте, они тоже нужны пока ещё.

С.Чупшева: Конечно. Но очень важно, чтобы дети имели такую возможность, причём не только в центрах регионов, в мегаполисах, а из глубинки, потому что очень много талантов, я считаю, как раз из глубинки у нас появилось, имели возможность получить такое образование и получить возможность обучиться таким программам.

У нас такое негласное согласование с главами субъектов, что детки из детских домов также имеют возможность обучаться в этих технопарках. У нас на этой неделе более 80 детей в Ханты-Мансийске пять часов провели в технопарке, и договорились, что они регулярно будут также приходить на такие обучающие программы. Это тоже очень важно. В этом году мы планируем обучить 10 тысяч деток, вовлечь, провести через эти программы.

Очень остро стоит, Владимир Владимирович, кадровый вопрос преподавателей, кто будет обучать в этой новой системе дополнительного образования. Проехав по регионам, посмотрев бюджетные учреждения, некоммерческие организации, оказывающие такие услуги, знаете, некоторые дети – поговорив с детьми, кто там занимается, – на голову, а то и на две уже обогнали своих преподавателей. Здесь нам важно сейчас привлечь из технических вузов аспирантов, студентов, которые могли бы быть такими наставниками в этих технопарках для детей. Также разговаривали с руководством госкомпаний. Они готовы направлять лучшие свои инженерные кадры для наставничества и преподавателей в технопарках, а также мастер-классов для детей в этих технопарках.

Безусловно, Владимир Владимирович, если поддержите, всё–таки чтобы у нас больший круг госкомпаний, предприятий, лидеров отрасли сотрудничали сейчас с нашими детскими технопарками именно по формулированию технологических задач на новейшие разработки. Мы считаем, что здесь есть потенциал, и даже надеемся, что у нас будут какие–то запатентованные новые разработки именно детьми в детских технопарках.

Мы хотим, чтоб у нас был дух соревновательности между детьми в детских технопарках. Здесь помимо участия и в российских олимпиадах, соревнованиях, безусловно, мы будем участвовать и в международных соревнованиях. Но у нас сегодня есть такая проблема, если можно её так назвать, – те всероссийские олимпиады, которые проводятся приказом Минобра, у нас в основном ориентированы на предметы, которые сегодня в школах представлены.

В связи с чем мы теряем детей 9–го, 10–го, 11–го классов, потому что они все заточены на то, чтобы получить больше баллов при сдаче ЕГЭ для поступления в вузы, а нам бы хотелось, чтобы появились олимпиады, такие кросс-специальности по нанотехнологиям, робототехнике, нейротехнологиям, чтобы дети, которые выигрывают в этих олимпиадах, соревнованиях также получали баллы, которые бы учитывались при поступлении в технические вузы. Владимир Владимирович, если поддержите, мы бы тоже с Минобром, Правительством Российской Федерации проработали, потому что действительно это очень важно.

Мы в этом году планируем открыть более десяти таких технопарков в субъектах Российской Федерации, очень много запросов. Сергей Иванович в Ульяновской области готов тоже в этом году открыть такую научно-техническую станцию и ряд других субъектов. Мы надеемся, что это станет доступным для всех детей. Очень важно, что здесь приходят также частные инвестиции, частные инвесторы на эти площадки.

Владимир Владимирович, тоже хотели обратиться с просьбой, если поддержите. Сегодня технопарки финансируются из бюджетов субъектов Российской Федерации, также на этот год предусмотрены в рамках федеральной целевой программы средства у Минобра именно на оснащение современным оборудованием технопарков, там операционную деятельность уже либо операторы берут на себя, либо субъекты. И так как мы здесь решаем серьёзную задачу кадрового потенциала для НТИ, если позволите, мы бы проработали с Правительством Российской Федерации, чтобы 10 процентов от бюджета НТИ направлялось именно на проекты, связанные с подготовкой кадров в детских технопарках. Мы готовы здесь проработать с Правительством Российской Федерации этот вопрос. Если можно будет. Там специально созданная рабочая группа. Здесь проводятся экспертизы проектов, именно связанных с подготовкой кадров. Поэтому мы по установленной процедуре готовы проработать.

Другая у нас инициатива и поручение было по разработке новой модели индивидуального подхода и сопровождения инвалидов техническими средствами реабилитации. Тоже мы провели опросы инвалидов в ряде субъектов Российской Федерации. Безусловно, есть улучшение сегодня в оснащении ТСР и индивидуальном подходе. Но более 50 процентов инвалидов всё–таки до конца не понимают саму систему предоставления ТСР государством, а также компенсации, если они самостоятельно покупают ТСР. Не знают вообще о тех технических средствах реабилитации, инновационных в том числе, какие сегодня существуют в мире, а также на российском рынке, для того чтобы инвалиды могли не просто сидеть дома взаперти, а пользоваться инфраструктурой, теми благами, которые у нас сегодня есть в стране, и иметь возможность продолжать работать, это очень важно.

У нас сегодня порядка 12,5 миллиона людей с ограниченными возможностями по здоровью, и только 20 процентов из них трудоустроены. А в европейских странах такой показатель составляет более 50 процентов. Конечно, мы заинтересованы не просто в штамповке ТСР таких пассивных, как инвалидных колясок, а это должны быть инновационные технические средства реабилитации, которые позволят человеку вернуться на работу, а тем более профессионалу и эксперту в своей области.

Мы провели анализ российских производителей ТСР. Честно скажу, картина неутешительная. У нас сегодня рынок ТСР достигает доли импорта 60–90 процентов по многим направлениям, но есть точки роста, где уже компетенции и разработки, действительно, там доля рынка 20–30 процентов именно российских производителей по слухопротезированию, по протезке, есть новейшие прототипы сейчас современных экзоскелетов, бионических протезов. Мы выбрали порядка шести таких проектов российских производителей, которые готовы поддержать в этом году, если наблюдательный совет тоже поддержит эти проекты. Они связаны именно с разработкой инновационных технических средств реабилитации, которые позволят как раз людям с особенностями по здоровью максимально интегрироваться в современное общество и жить полноценной жизнью.

Очень важно также решить вопрос именно с информированием. Сегодня прорабатываем с Правительством, с Министерством труда Российской Федерации информационную систему «Единое окно» по предоставлению информации для инвалидов как раз по возможностям государства по оснащению техническими средствами реабилитации, по компенсациям, вообще по ТСР, которые существуют в мире и у нас, которые могут приобрести инвалиды самостоятельно.

Мы хотим запустить онлайн-систему заказов ТСР. Здесь готовы сотрудничать с нашей информационной системой именно производителей технических средств реабилитации как российские, так и зарубежные. Очень остро стоит вопрос по обучению пользованиями ТСР в регионах инвалидами и индивидуальному подбору технических средств реабилитации.

Мы сегодня с рядом субъектов Российской Федерации прорабатываем возможность открытия таких центров индивидуального подбора и сопровождения, где будет представлена вся линейка ТСР по разным видам заболеваний и ограничений по здоровью. Здесь в одном, по сути, центре любой человек с такой потребностью может прийти, выбрать и подобрать, индивидуально под него изготовят ТСР, будут специальные медицинские сотрудники, которые обучат пользоваться им.

Очень важно, что у нас сегодня в системе предоставляется ТСР, но не предоставляется услуга по его гарантийному сопровождению и ремонту. Здесь по многим позициям, не по всем, Владимир Владимирович, остаётся такой запрос. Здесь очень важно, чтобы производители, пусть даже платно, но могли такую услугу оказывать инвалиду, потому что в принципе очень многие готовы платить самостоятельно. Просто понимать, где эта точка входа, где то место, где можно получить такую услугу.

По обучению. Здесь мы тоже на площадке РГСУ договорились подготовить специалистов для протезирования, потому что здесь тоже есть вопросы. Здесь с ректором РГСУ есть понимание, как двигаться и каких специалистов привлекать в эту сферу.

Владимир Владимирович, тоже остро стоит вопрос по производству подгузников российского производства, потому что эта ситуация с курсом, где мы, по сути, на сто процентов зависим от иностранных производителей, были сбои в обеспечении социальных учреждений этими средствами – абсорбирующим бельём.

Здесь тоже отобрали несколько российских производителей, которые готовы открыть производство именно белёной целлюлозы, распушённой, которая необходима для производства памперсов. У нас уже есть несколько проектов, мы сегодня структурируем финансовую модель, привлекаем и организуем финансирование, уже по одному из проектов есть одобрение кредитного комитета и отобрана площадка в Вологодской области. Мы надеемся, что уже к концу этого года мы сможем говорить о запуске первого российского производства белёной целлюлозы и догнать рынок, долю рынка России хотя бы до 20 процентов нашего российского производства.

Владимир Владимирович, если поддержите наши проекты, будем очень признательны и готовы будем доложить потом о результатах.

Спасибо Вам большое.

В.Путин: Коллеги, кто хотел бы что–то добавить?

Р.Минниханов: Я коротко хочу сказать, что по всем проектам мы активно работаем. Хотел бы проинформировать о трёх проектах. Это, конечно же, большой проект по направлению «Автонет» – беспилотный автомобиль, здесь работа идёт. Разработчик – КамАЗ и российская компания, она станет в ближайшее время резидентом «Иннополиса», в принципе всё там идёт. Но пока вся работа идёт за счёт средств КамАЗа и за счёт этого разработчика. Там, в бюджете, по Вашему поручению, деньги предусмотрены. Просьба, наверное, всё–таки распределение делать через отраслевые федеральные министерства. Это будет быстрее и эффективнее.

Второй вопрос – на самом деле я даже не ожидал, что дополнительное образование, детский технопарк… Если будет такая возможность при посещении КамАЗа, я хочу Вас пригласить, показать не здания, не сооружения, а технологии, которые там запущены. Ведь специально АСИ представило нам инструкторов, которые обучили наших 18 человек, и они работают совершенно по новой технологии. Где–то 400 детей у нас. Курирует эту тему тоже КамАЗ. Мы хотим к этой работе привлечь вузы и наши крупные компании. Второй такой детский технопарк мы хотим открыть в этом году на площадке «Иннополис», думаю, их будет несколько.

И третий вопрос, очень важный для нас. По Вашему поручению, с Вашей поддержкой WorldSkills будет в России, работа идёт. Главный объект, где будут происходить эти события, – это выставочный комплекс. Мы приступили, работы идут, мы с этой задачей справимся. Но очень важно, конечно, не только провести хорошо, но и победить. Поэтому то, что коллега рассказал, нам очень много ещё надо работать, чтобы достичь такого уровня. Нам нужны межрегиональные центры подготовки. Для нас поручение дано по IT–направлению, кому–то – по машиностроению, но оно всё равно потребует средств. И мы готовы вложиться, но без федеральной поддержки эту задачу не решить, поэтому мы будем активно работать.

В.Путин: Как там наши ребята на гонке?

Р.Минниханов: Не очень пока…

В.Путин: Перевернулась машина, да?

Р.Минниханов: Одна перевернулась; у одной машины есть шанс быть в призах. Мы поехали на новых двигателях «Либхерр», но пока не доведено, переживаем.

В.Путин: Если переживаете, значит, доведёте.

Р.Минниханов: Доведём.

В.Путин: Успеха им пожелайте. Работа у них тяжёлая.

Р.Минниханов: Спасибо большое за то, что Вы смотрите, интересуетесь. Доведём обязательно.

В.Путин: Пожалуйста.

А.Репик: Уважаемый Владимир Владимирович!

В продолжение доклада Дмитрия Пескова хотел коротко обозначить ещё один важный момент, касающийся национальной технологической инициативы. Хотя НТИ у нас и нацелено в достаточно далёкое будущее, но у неё уже сейчас есть практическое измерение с точки зрения задачи, которую могут решать исполнительные власти в интересах технологической модернизации и диверсификации экономики.

В частности, одна из задач – продвижение выгодных для российских производителей правил регулирования на мировых рынках, то есть то, что в мире называют smart regulation – умное мотивирующее регулирование. Наши конкуренты этим пользуются очень активно.

Как вы знаете, в конце прошлого года завершились переговоры по созданию Транстихоокеанского партнёрства. Все эксперты отмечают беспрецедентный уровень договорённости именно не в вопросе снижения пошлин, а в вопросах национального регулирования. Например, там предполагается запрет требовать размещения персональных данных на территории своей страны. Это понятно, что регулирование в интересах американских IT–компаний. То есть такое прямое лоббирование.

Планируется создание спецкомитета ТТП [Транстихоокеанского партнёрства] по развитию и продвижению рыночных ценностей, то есть опять же удобного для США регулирования фактически. Но всё–таки и Транстихоокеанское партнёрство, и планируемое трансатлантическое в основном нацелено на существующие отрасли и рынки. А у нас сейчас есть возможность работать на опережение и, соответственно, там, где регулирование ещё не навязано, продвинуть те инициативы, которые выгодны России, российским производителям.

Поэтому в этой связи я бы просил обратить внимание, и, может быть, было бы правильно скоординировать усилия Правительства по продвижению наших интересов через площадки АТЭС, ШОС, АСЕАН, БРИКС, «Группы двадцати», в конце концов, именно с повесткой Национальной технологической инициативы. То есть в виде аккуратного продвижения российских стандартов и правил сначала в декларации, а потом уже на практике в двустороннее взаимодействие, ровно так, как действуют наши конкуренты. И тогда у нас есть шанс, что и работа с персональной медициной, генетическими заболеваниями, российскими системами навигации окажутся не догоняющими, а по–настоящему своевременными и опережающими.

В.Путин: Спасибо, Алексей Евгеньевич.

Да, пожалуйста.

С.Морозов: Спасибо огромное.

Владимир Владимирович, хотел бы обратить внимание на то, что в последнее время очень много говорят о достаточно сложном финансовом положении регионов. Звучат уже реплики о том, что, возможно, стоит пересмотреть бюджеты.

Я бы хотел сказать о том, что у нас на самом деле, на мой взгляд, достаточно много внутренних возможностей в регионах не используется надлежащим образом. Я веду разговор о том, что в Ульяновской области мы приступили к подготовке большого проекта, связанного с изменением системы управления регионом. Она вся у нас создана была ещё в советское время под совершенно другую численность, под совершенно другие задачи. И если вы посмотрите внимательно, то увидите, что там стоит районный центр, есть районные администрации и в соседнем здании есть городская администрация. Люди выполняют одни и те же функции крайне неэффективно. Всё это приводит к огромным расходам, которые мы с вами несём.

Например, в Ульяновской области мы где–то в пределах более двух с лишним миллиардов рублей тратим только на содержание регионального уровня чиновников. Мы посмотрели, создав у себя в регионе совет по реформам, центр управления реформ, мы имеем все потенциальные возможности сэкономить порядка около 500 миллионов рублей, которые мы могли бы направить на развитие региона.

Я бы хотел попросить у Вас получить одобрение на проработку такого проекта, связанного с изменением системы управления регионом совместно с АСИ, совместно с Андреем Рэмовичем. И, если Вы позволите, где–то в марте–апреле мы могли бы доложить этот проект Вам.

В.Путин: Давайте, конечно.

Что ещё? Прошу.

Г.Греф: Владимир Владимирович, что касается первого вопроса – это утверждение отчёта по достижению целевых показателей за 2015 год. Мне кажется, что надо немножко изменить систему, потому что здесь ковыряться в выполнении каждого KPI не имеет смысла, но нам нужно чьё–то независимое заключение о том, что соответствующие KPI достигнуты. Деньги серьёзные потрачены, но нужно понимать, достигнут соответствующий KPI или нет. Я предлагаю на следующий год, 2015 год уже поздно, наверное, но, может быть, и 2015–й всё–таки имеет смысл посмотреть более внимательно, но в будущем такую систему выработать, чтобы кто–то мог проверять качественное исполнение показателей и достижение соответствующих целей.

Второе. В первом же решении – это утверждение целевых показателей деятельности АСИ на 2016 год. Было сказано, что АСИ уже пять лет, уже ребёнок начинает не только ходить, но и думать, и надо бы, чтобы эти KPI?s были осмысленными. Потому что KPI?s – это показатели измерений достижения целей. Цели для меня являются загадкой. Цели мы не утверждаем, но мы утверждаем KPI?s. Это типичная болезнь любой начинающей организации, которая у себя пытается внедрять такого рода инструменты.

Но мне кажется, что нужно сначала по каждой из задач, я их пометил, получается их пять, может быть, их можно сделать шесть или семь, я не знаю, как угодно структурировать, но нужно обозначить, что нужно не KPI?s утверждать, а цели. И тогда можно будет, во–первых, ранжировать все цели, вес им давать. У нас все цели одинаковые. Если у нас шесть целей, то, соответственно, вес каждой цели 15 с копейками процентов, или всё–таки есть главные цели.

Потом, как только мы поймём, какие цели, мы поймём, что нам нужно сделать для достижения этой цели. Проведение конкурса журналистов и так далее – вряд ли это цель, это средство достижения какой–то другой цели, но надо понимать, является ли это мероприятие лучшим для достижения этой цели. Поэтому, мне кажется, вторая часть первого вопроса – утверждение соответствующих KPI?s на 2016 год, есть предложение сначала сформулировать чётко цели, их приоритизировать, и под них уже поставить соответствующие KPI?s, а потом мы поймём, какие мероприятия нужно проводить, чтобы эти цели достигать. Две вещи.

Соответственно, третья часть – это выплата вознаграждений и премий. Мне кажется, что нужно это делать, конечно, по результатам достижения соответствующих KPI?s. Так как у нас нет отчётов о достижении KPI?s, сегодня, во всяком случае, можно рядовым сотрудникам, наверное, и платить, а вот весь менеджмент должен быть чётко завязан на то, что появится оценка достижения ими KPI?s, и только после этого, наверное, можно заплатить соответствующие премии или не платить.

И по бюджету на следующий год. Мне кажется, прежде чем утверждать бюджет, он увеличивается на 13 процентов, всё–таки нужно провести дискуссию по каждой статье. Бюджет представлен в виде одной странички сметы. Что там внутри зарыто, мы не понимаем. Конечно, нам бы хотелось увидеть более подробную историю, что там внутри, с учётом того, что мы всё–таки до конца не понимаем, какие цели на 2016 год.

Поэтому, может быть, либо поручить это кому–то, может быть, создать какой–то орган внутри наблюдательного совета, чтобы он мог утверждать по мере того, как будут понятны цели, поставлены KPI?s, и после этого можно будет под это подвести бюджет. Можно будет понимать: бюджет должен быть больше, меньше, насколько он должен быть увеличен и так далее.

И последнее. Мне кажется, что Агентство стратегических инициатив… мы всё время говорим о том, что там инвестиционный климат, прозрачность повышаем и так далее – все документы с пометкой «строго конфиденциально», включая отчёт о работе. Я не хочу говорить о его объёме, конечно, он очень маленький по объёму, но он точно не должен быть «строго конфиденциальным», он должен быть публичным, наверное. Что тут скрывать, все эти вещи абсолютно общественно полезны, и, наверное, нужно, наоборот, пытаться это популяризировать, не «строго конфиденциалить», это точно.

И последнее. Конечно, то, что я вижу в части работы – часть работ действительно очень полезная, очень хорошая – то, что я вижу, делается по направлению рабочих специальностей Дмитрием Песковым, и то, что он сейчас говорит в отношении новых инициатив. То, что он сказал сейчас, впервые услышал, в том числе по технологии блокчейн. Мне кажется, что это то, где у нас может быть конкурентное преимущество. Нам бежать следом совершенно бессмысленно – мы не догоним. А вот блокчейн – это та технология, которая имеет шанс вообще перевернуть все сферы: сферу государственного регулирования, вообще сферу государства в целом, финансы – все до одной сферы.

Так случилось, что один из русских парней, который живёт за границей, мне сказали, что у ребят есть контакт с ним, – очень интересный парень. Может быть, создание центров компетенций по такого рода технологии – это может быть как раз очень правильная история для АСИ. Это как раз то будущее, которое можно потрогать, потому что занятия инвестиционным проектом, построим ли мы ещё одну фабрику по доению коров – это, конечно, точно не нашего уровня задача. А такого рода точечные проекты, которые могут дать прорыв во всех отраслях, это, наверное, достойная задача.

Всё, что касается воспитания, профессионального воспитания детей, мне кажется, тоже очень правильная история. Конечно, они не смогут охватить всю Россию, но создать несколько точек по стране, технологию, обучить ключевых людей, создать то, что может быть масштабировано потом по стране уже и Правительством, и регионами, – это, мне кажется, очень правильная и очень хорошая задача. Такие инициативы, мне кажется, очень правильно поддержать, и мы всячески тоже готовы их поддерживать.

Спасибо большое.

В.Путин: Пожалуйста.

А.Никитин: Уважаемый Владимир Владимирович! Герман Оскарович!

У нас есть трёхлетняя стратегия, которая утверждена уже год назад, и все цели, конечно, там указаны. Те KPI, которые мы сейчас даём, они все находятся в рамках утверждённой набсоветом стратегии, то есть никакого противоречия здесь между целями и KPI, безусловно, нет, с одной стороны. С другой стороны, конечно, мы с удовольствием поддержим любое более глубокое участие членов нашего набсовета в аудите наших целей, наших результатов, и это здорово, это даст нам обратную связь. Поэтому здесь мы готовы с радостью поддержать и внешний аудит, и участие представителей Сбербанка в этой работе.

В.Путин: Может быть, если за конкретными KPI?s не видно конкретных целей, а они обозначены где–то в общей стратегии, может быть, каждый раз это следует конкретизировать. И тогда это придаст, может быть, большую остроту всей работе и возможности её более точно проконтролировать, имею в виду необходимость достижения соответствующих результатов.

Коллеги, спасибо вам большое ещё раз. Я не буду повторяться в той части, которая была сказана во вступительном слове. Хочу только вас поблагодарить за работу. Давайте мы договоримся таким образом. Мы сейчас ещё с коллегами увидимся, переговорим подробнее, но нужно будет, конечно, обобщить всё, что здесь было сказано, особенно в ходе дискуссий, учесть это и при выстраивании задач на ближайшую перспективу, на этот год, соответствующим образом обработать. И утвердим как раз после того, как вы всё представите после анализа сегодняшней дискуссии.

Большое спасибо.

Россия > Образование, наука > kremlin.ru, 14 января 2016 > № 1611044 Андрей Никитин

Полная версия — платный доступ ?


Россия > Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 1 декабря 2015 > № 1567916 Андрей Никитин

Брифинг генерального директора Агентства стратегических инициатив Андрея Никитина.

Вопрос: Андрей Сергеевич, рассматривается ли возможность принятия новых «дорожных карт» или дополнения уже принятых?

А.Никитин: Да, такая возможность обсуждается. Есть вещи, которые не закрыты, скажем так, теми «дорожными картами», которые существуют. Это, например, подключение к газораспределительным сетям, подключение к разного рода коммунальным услугам – к воде, водоотведению, теплу и так далее.

О чём говорит бизнес? Бизнес говорит: да, с энергетикой сроки сократились, но это не всё, к чему мы подключаемся, создавая своё предприятие. И мы попросили на совещании Председателя Правительства рассмотреть возможность по этим темам всё-таки дополнить существующие и, может быть, создать новые «дорожные карты». Но их будет крайне немного, и в целом нормативный этап для национальной предпринимательской инициативы, мы считаем, пройден. Теперь этап правоприменения и мониторинга.

Вопрос: Близится Послание Президента Федеральному Собранию. Что бы вы хотели услышать? И не опасаетесь ли вы, что на фоне обострения политической обстановки экономике может быть уделено меньше внимания в этом послании?

А.Никитин: Очень сложно говорить за Президента, что он будет говорить. Я могу вам одно сказать: спасибо огромное Президенту – за четыре с небольшим года существования агентства он всегда уделял внимание вопросам инвестклимата, вопросам сокращения административных барьеров. Мы это и в мае на Наблюдательном совете АСИ обсуждали (В.Путин – Председатель Наблюдательного совета АСИ). Я надеюсь, конечно, что это внимание сохранится. У нас существует ещё масса абсолютно бессмысленных административных процедур, которые никак не связаны с внешней политикой и которые, безусловно, надо убирать. Поэтому я надеюсь, что в Послании это будет. Спасибо.

Россия > Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 1 декабря 2015 > № 1567916 Андрей Никитин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 3 ноября 2015 > № 1538567 Андрей Никитин

Встреча Дмитрия Медведева с генеральным директором Агентства стратегических инициатив Андреем Никитиным.

Стенограмма начала встречи:

Д.Медведев: Давайте обсудим некоторые вопросы.

Андрей Сергеевич, собственно, ваша организация создавалась для того, чтобы способствовать развитию бизнес-среды в нашей стране, менять к лучшему инвестиционный климат. Конечно, у нас сейчас много проблем – и внутренних, и, скажем прямо, внешних. Тем не менее есть и позитивные изменения, которые замечают те институты, которые для этого созданы. В частности, движение в различных рейтингах.

Последнее отрадное событие – это движение в положительном направлении в рейтинге Doing Business. Там есть нюансы, тем не менее очевидно, что движение вперёд продолжается. С чем вы это связываете?

А.Никитин: Дмитрий Анатольевич, спасибо большое за оценку.

Во-первых, конечно, это результат слаженной работы и Правительства, и Министерства экономики с бизнесом, потому что бизнес на нашей площадке эти «дорожные карты» разработал, и они все были доведены до логического решения.

Процедуры отменялись все три года, сроки мы сокращали и на выходе получили ту оценку, которая есть.

Важно также понимать, что это оценка, по сути, на осень 2014 года. Миссия Всемирного банка приезжала весной, и эта оценка не учитывает решения, которые были приняты в этом году. То есть мы ещё имеем очень серьёзный запас для движения вперёд по этому рейтингу.

Другое дело (и Вы абсолютно правы), что, конечно, Doing Business не отвечает на все те проблемы, которые существуют в инвестиционном климате. Мы совместно с Минэкономразвития, со Станиславом Воскресенским провели серию совещаний с бизнесом в Москве, Владивостоке, Казани, Екатеринбурге, чтобы обсудить, чего не хватает, и выявили несколько вопросов – мы бы хотели, чтобы они тоже получили своё развитие в рамках нашей Национальной предпринимательской инициативы. В первую очередь это, конечно, всё, что касается разного рода подключений. У нас была «дорожная карта» по энергетике, и там есть абсолютно измеримые результаты (бизнес об этом говорит), но осталась ещё вода, остался газ и так далее. В итоге зачастую предприниматель всё равно ждёт два года, чтобы финально подключится ко всему, хотя электричество у него в общем подключается быстро.

Д.Медведев: Да, но с одним электричеством бизнес не откроешь, нужны и другие услуги, которые для бизнеса требуются. Всё это нужно в комплексе, конечно, оценивать. В любом случае считаю, что работа эта полезная, бизнес (все мои контакты во всяком случае показывают) положительно оценивает работу агентства и работу по картам предпринимательской инициативы, так что эта работа должна быть, мне кажется, продолжена. Но, естественно, мы должны корректировать и те вещи, которые либо работают плохо или не работают, или которые возникают снова.

Ещё в связи с этим один вопрос, касающийся темы, которую мы с вами неоднократно обсуждали. У нас бизнес так устроен, что для успешного бизнеса нужны не только грамотные менеджеры, юристы, экономисты, но и те, кто своими руками, в данном случае и головой, способен создавать результат, то есть воплощать технические решения в жизнь. Это, как правило, рабочие профессии, хотя сейчас очень трудно провести грань между рабочей профессией и инженерной профессией, всё это стёрлось, требует высочайшей квалификации. Но нам здесь нужно двигаться вперёд, потому что прежняя система профессионально-технического образования в значительной степени себя исчерпала, где-то подразвалилась, новая система сейчас только создаётся, и мы должны брать лучшее из того, что делается в мире, и создавать свою систему профессионально-технического образования. В этом смысле мы внимательно с вами занимались темой, связанной с чемпионатом по рабочим профессиям, так называемым чемпионатом WorldSkills. В результате наша страна всё-таки победила и будет проводить у себя такое соревнование. Надеюсь, что мы этим сможем воспользоваться, для того чтобы подтолкнуть к развитию систему профессионально-технического образования. Я знаю, что вы тоже этим занимаетесь с коллегами, скажите тоже несколько слов.

А.Никитин: Дмитрий Анатольевич, благодаря Вашему решению союз рабочих профессий – союз «Ворлдскиллс Россия» был создан. Он уже с начала года активно работает, и команда наша неплохо выступила в Бразилии на мировом чемпионате. Мы завоевали шесть призовых мест. Это немного, но это гораздо лучше, чем наше первое выступление в 2013 году. Мы также привносим новые форматы в это международное движение. Сегодня как раз заканчивается чемпионат рабочих профессий среди рабочих крупных российских высокотехнологичных компаний в Екатеринбурге. Это уже не студенты, это молодые рабочие. Порядка 40 наших ведущих государственных и частных компаний там соревновались по 25 специальностям, – вот, например, они стоят в ряд и варят изделия. Мы видим – и самое главное, что директора этих компаний видят разницу в производительности, какие-то плюсы, какие-то минусы, то есть это повод для того, чтобы провести серьёзную работу дальше уже в своих компаниях.

Результаты довольно хорошие. Сегодня страны БРИКС все были на этом чемпионате, все пытаются сейчас эту практику нашу взять. И там же мы в рамках ещё одной задачи, которую Вы поставили, – Национальной технологической инициативы опробовали несколько профессий будущего, тех, которых нет ещё в WorldSkills, но которые, очевидно, появятся. Например, была такая забавная история – нейропилотирование. То есть молодые ребята (коллега выступал на комиссии по модернизации по NeuroNet) в шлемах силой мысли управляют беспилотными аппаратами. Считается, что нормальный человек обычно два движения может освоить довольно быстро, сегодня они уже восемь-девять разных – вправо-влево, вверх-вниз... Выглядит, конечно, совершенно фантастически, тем не менее это тоже будущая профессия, которая в перспективе появится.

Д.Медведев: Насчёт профессий вы правы. Не помню даже, кто проводил этот анализ, или это просто достаточно известное высказывание – о том, что через десять лет количество профессий, которых сейчас не существует, удвоится или утроится, причём очень трудно предсказать и предвидеть, что выстрелит, какие из вполне фантастических направлений могут стать весьма и весьма актуальными.

Но нам нужно обязательно в смысле рабочих профессий двигаться вперёд, студентов привлекать и представителей рабочих профессий, которые на различных предприятиях сейчас у нас работают, чтобы они совершенствовали своё мастерство, чтобы мы создавали правильную производственную основу, в том числе для Национальной технологической инициативы, о которой вы только что сказали.

В чём проблема? Я знаю не понаслышке: есть хорошие технологические решения (неважно даже, в какой сфере, например в сфере радиоэлектроники), и всё бы неплохо, но для того, чтобы что-то собрать (я не говорю про элементную базу, это сложная тема, связанная с созданием особых чистых производств и так далее, – нет, просто коробочки, тумблеры и так далее), всё покупается либо в Китае, либо в Европе, хотя это элементарные вещи. И это тоже нужно обязательно вернуть в качестве того, что мы делаем сами, потому что приобретать такие, совсем незатейливые предметы, чтобы что-то делать, – это расточительно.

Хорошо. Я считаю, что нам надо готовиться к этому чемпионату. Надеюсь, и проведём хорошо, и выступим хорошо, но, самое главное – это, действительно, будет способствовать развитию рабочих профессий в нашей стране.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 3 ноября 2015 > № 1538567 Андрей Никитин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 19 марта 2014 > № 1033324 Андрей Никитин

О системе стимулирования экономической активности субъектов Федерации.

По итогам совещания о системе стимулирования экономической активности субъектов Федерации генеральный директор Агентства стратегических инициатив Андрей Никитин ответил на вопросы журналистовСтенограмма:

Вопрос: Андрей Сергеевич, мы хотели бы уточнить по поводу двух инициатив, которые озвучил сегодня премьер: инвестиционный рейтинг привлекательности и вторая часть – сокращение процедур. Будут ли они как-то коррелироваться между собой? Мы понимаем, что они входят в оценку деятельности губернаторов – будут ли приниматься впоследствии какие-то кадровые решения, отразятся ли они на губернаторах?

А.Никитин: По поручению Президента разрабатывается национальный рейтинг инвестиционной привлекательности регионов. Он, кстати, будет касаться не только губернаторов, но и федеральных органов в регионах, потому что они также на месте формируют эту инвестиционную привлекательность, и состоять он будет из нескольких составляющих. Один блок – это институты; второй блок – это наличие или отсутствие административных барьеров; третий блок (очень важный) – это специальные меры для поддержки малого бизнеса; и четвёртый блок – это качество среды, которое есть в регионе, например, это аэропорты, гостиницы и так далее.

Этот рейтинг позволит не столько оценить губернаторов, сколько оценить привлекательность региона, качество усилий чиновников, насколько они способствуют привлечению инвесторов или, наоборот, не способствуют. И самое главное – у нас есть регионы-лидеры, этот рейтинг позволит нам вытащить лучшие практики: какие законы они принимают, какие институты создают, чтобы дальше это можно было масштабировать и в менее успешные регионы.

Вопрос: Но в итоге-то это всё равно как-то на рейтинге должно отражаться?

Это же рейтинг.

А.Никитин: Это прямая оценка качества их работы…

Вопрос: Приниматься какие-то решения по итогам этих рейтингов будут?

А.Никитин: Я думаю, Президент уже будет решать, какие решения принимать, поскольку это его поручение, оно было озвучено в Послании. Конечно, как-то это будет влиять на совокупную оценку.

Вопрос: Прошла информация о том, что агентство будет принимать участие в разработке стратегии по Севастополю. Вы можете подтвердить эту информацию? Если да, то не планируется ли, например, как у вас это есть в регионах России, открывать свои представительства в Крыму? И не собираетесь ли вы посетить Крым?

А.Никитин: Агентство работает со всеми регионами Российской Федерации, мы поддерживаем усилия губернаторов по улучшению инвестклимата. С этой точки зрения со вчерашнего дня и Севастополь, и Республика Крым являются также регионами Российской Федерации. Поэтому да, мы будем с ними работать и стремиться к тому, чтобы качество их работы для инвесторов было не хуже, чем в таких регионах, как, например, Калужская область, Татарстан и так далее.

По поводу представительства – это технический вопрос. Будет необходимо – откроем; будем без этого обходиться… Чем меньше людей, тем лучше всегда.

Вопрос: А вы не собираетесь посетить Крым?

А.Никитин: Конечно, посетим.

Вопрос: Обсуждались ли реальные проекты, которые должны быть реализованы в Крыму?

А.Никитин: Пока нет, не обсуждались. Я думаю, что для нас сейчас самое главное – создать понятную для инвесторов площадку, то есть, чтобы инвестор пришёл, он должен понимать, на что он может рассчитывать, какими льготами он может воспользоваться и как администрация будет его поддерживать. Сначала, так сказать, создайте привлекательную среду, потом ищите инвесторов, поэтому сейчас мы будем говорить именно о создании среды. Пока так.

Спасибо.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 19 марта 2014 > № 1033324 Андрей Никитин


Россия > Приватизация, инвестиции > mn.ru, 18 июня 2013 > № 838018 Андрей Никитин

"КАКОЙ ВЕЛОСИПЕД НАМ НУЖЕН"

Открыть карты

Глава АСИ Андрей Никитин о комплексной системе привлечения инвесторов в Россию

Глава Агентства стратегических инициатив Андрей Никитин о создании системы привлечения инвестиций

- Какой ключевой вопрос повестки форума вы можете выделить? Какие обсуждения наиболее актуальны для АСИ?

- Ключевой вопрос для нас - это вопрос глобальной конкурентоспособности. В ситуации стагнации мировой экономики конкуренция за ресурсы предельно обостряется. Для АСИ форум интересен тем, что мы в этих дискуссиях можем понять, насколько темп, которым идем мы в вопросах улучшения бизнес-климата, соответствует темпам в других странах. И второе - важно не изобретать велосипед. Все виды велосипедов в принципе уже существуют. Базовые принципы работы с инвесторами, работы по улучшению инвестклимата в принципе одинаковы для всех. Конечно, есть велосипеды шоссейные, а есть горные. Наверное, наш велосипед пока должен быть для грунтовых дорог. Учет специфики РФ - это как раз наличие мощного протектора на шинах, чтобы в любых условиях он удерживался.

- Вы будете представлять новые пакеты мер, "дорожные карты"?

- Мы постараемся в дискуссиях затронуть ряд важных вопросов. Сейчас вместе с Российским фондом прямых инвестиций мы работаем над тем, как связать задачу по привлечению зарубежных инвесторов, которой занимается фонд, с нашими задачами по работе с регионами. На декабрьском Госсовете мы говорили о необходимости формирования инвестиционной карты России. Мы сейчас этим занимаемся. Когда регион начинает внедрять разработанный нами инвестиционный стандарт и инвестстратегию, он сам начинает понимать, какие у него ресурсы и возможности. В результате мы реально узнаем возможности региона: его кадровые компетенции, его ресурсную базу, логистику, инфраструктуру. После чего мы берем карту России и наполняем конкретный регион конкретным содержанием.

- То есть потенциальный инвестор видит, куда он может вложить деньги?

- Если он уже готов рассматривать Россию как страну для вложения инвестиций, то перед ним встает вопрос: а куда? С помощью карты мы можем сказать: под ваши желания у нас есть, например, четыре региона, которые готовят специалистов в нужной области, из этих четырех регионов два находятся на западе, два на востоке. Наилучшие условия по льготам предлагает такой-то регион, наибольший запас по энергомощностям в таком-то регионе. Дальше инвестор выбирает два-три региона, которые он хотел бы посмотреть. И мы его передаем тому региональному агентству развития, которое там существует. Но если регион не занимается внедрением стандарта или занимается этим формально, а такие регионы есть, то мы на карте его не увидим. Конечно, есть объективные факторы дифференциации регионов, в том числе, например, географический. Но есть и другая проблема. Для российского инвестора, который успешен в каком-то регионе, бывает просто страшно переходить в другой регион. Я это знаю, потому что сам работал в бизнесе. Почитаешь газету, а там коррупция, милиция, непонятно что. Мы должны создать такую систему, чтобы у наших предпринимателей возникали возможности для масштабирования своего бизнеса по крайней мере внутри страны.

- Иными словами, речь о создании единой системы привлечения инвестиций. - Именно об этом. О ее необходимости президент говорил и на Госсовете, и в послании Федеральному собранию. Мы ее сейчас совместно с коллегами активно обсуждаем и строим. И надеюсь, что на питерском форуме мы в определенном смысле поставим финальную точку в обсуждении. Мы будем предлагать руководству страны конкретные варианты, как должна выглядеть эта система. АСИ будет частью этой системы в области своей компетенции. Я думаю, что с учетом глобальной повестки именно создание образа России как места для инвестиций - наша задача.

АНДРЕЙ НИКИТИН, глава Агентства стратегических инициатив

Россия > Приватизация, инвестиции > mn.ru, 18 июня 2013 > № 838018 Андрей Никитин


Россия > Приватизация, инвестиции > mn.ru, 11 июня 2013 > № 838596 Андрей Никитин

"ГУБЕРНАТОР ДОЛЖЕН ВНЯТНО ОБЪЯСНИТЬ, ЧТО ОН ХОЧЕТ"

Беседовала Ирина Граник

Губернаторский вклад Глава АСИ Андрей Никитин о том, как регионы должны привлекать инвесторов

Глава Агентства стратегических инициатив Андрей Никитин

- Еще в прошлом году АСИ разработало своего рода инвестиционный стандарт - по сути методическую базу для регионов по улучшению бизнес-климата и привлечению инвестиций. Президент одобрил его с тем, чтобы регионы взяли его на вооружение. В какой мере его уже используют губернаторы?

- Разработанный нами совместно с "Деловой Россией" стандарт улучшения инвест-климата в регионах дает не только рекомендации, что надо делать, но и как надо делать. Как разрабатывать инвестиционную стратегию региона, как снимать административные барьеры, как в принципе взаимодействовать с инвесторами. Многие губернаторы уже действительно начали использовать этот стандарт, в регионах пошла активная работа с бизнесом. Правда, не надо ждать эффекта от таких мероприятий сразу, в первый год. Кроме того, есть регионы, которые исполняют стандарт бюрократически, то есть пишут план, потом его медленно и кое-как начинают исполнять.

- Опыт каких регионов вы учитывали при разработке стандарта?

- Мы отрабатывали стандарт в конце 2011 - начале 2012 года с учетом опыта регионов - лидеров в улучшении инвест-климата - Татарстана, Калужской, Липецкой, Свердловской, Ульяновской областей и Пермского края. Эти регионы быстрее других идут вперед в привлечении инвестиций. Опыт Калужской области у всех на слуху. Или Татарстан, который не только внутренних инвесторов активизировал, но и увеличил в несколько раз объем прямых иностранных инвестиций за год.

- Но что мешает, например, аналогичным Калуге, близким к московской инфраструктуре регионам идти по этому пути? - Здесь вопрос в том, насколько губернатор эффективен как лидер команды. Пример Калужской области - это пример того, как были эффективно губернатором распределены обязанности между членами команды. И каждый из них давал какие-то конкретные результаты. Они же там очень слаженно работали. Их можно пересаживать на транснациональную корпорацию, и они тоже справятся. Это управленческая команда.

- Может, вести вахтовый метод в регионах - высаживать управленческие команды?

- Вариант, конечно. Но это может не сработать. Важно, чтобы управленцами были люди, которые в регионе выросли. Доза патриотизма все-таки должна быть в этой работе. Но в целом для развития региона самое главное, чтобы губернатор и его команда могли ответить на простой вопрос: "Что вы хотите в регионе видеть через десять лет?" Если губернатор кратко и внятно не может дать ответ, то скорее всего у его команды нет и стратегии никакой. А на этот вопрос как раз у нас мало кто отвечает. А они должны четко формулировать.

Например, "делаю ставку на аграрное развитие потому-то и для того-то". Кстати, председатель правительства абсолютно прав был, когда сказал, что когда-нибудь мы будем экспортировать продовольствие, а не нефть. То есть сельское хозяйство очень перспективно на долгосрочной основе. А та же Калуга сказала: "У нас будет регион с обрабатывающей промышленностью".

И они использовали свое положение между Москвой и Киевом. Хотя, например, Тверь могла бы сделать то же самое. Но почему-то там этого не произошло в таком объеме. Вот, собственно говоря, две проблемы: наличие команды управленцев и наличие цели.

- В какой степени за счет грамотного управления можно существенно выровнять социально-экономическое положение регионов?

- Вопрос лидерства в проблеме дифференциации развития, конечно, стоит. Но ни одному большому государству не удалось выровнять это на 100%. В США есть так называемые штаты лесорубов, а есть Калифорния, которая совершенно уже в другой экономике живет. Тут как в бизнесе. Рынок в какой-то одной отрасли один для всех. Но есть компании, которые изначально находятся в лучшем положении. Например, из-за налогов. Но всегда выигрывает управленческая команда. То есть можно обыграть даже самые худшие условия. Я прекрасно помню Калужскую область больше десяти лет назад: едешь и только травой заросшие поля. Так до сих пор вокруг Московской области есть такие же точно регионы, где одна трава на полях. А здесь эти поля превратились в заводы.

10-е место занимает Калужская область по объему производства товаров и услуг на душу населения, 23-е место по объему инвестиций в основной капитал на душу населения и на 13-м месте по объему иностранных инвестиций на душу населения

0 иностранных инвестиций на душу населения в республиках Северного Кавказа и Республике Алтай

Россия > Приватизация, инвестиции > mn.ru, 11 июня 2013 > № 838596 Андрей Никитин


Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 18 июня 2012 > № 577375 Андрей Никитин

Зачем глава Агентства стратегических инициатив ходит к Путину со списком

Александр Левинский

Интервью с руководителем Агентства стратегических инициатив Андреем Никитиным, где он рассказывает о бизнесе, назначении в АСИ и роли в этом друзей Путина — братьев Ротенбергов

Владимир Путин объявил о создании некоммерческой организации — Агентства стратегических инициатив (АСИ) в мае прошлого года. По задумке президента оно должно отбирать перспективные предложения малого и среднего бизнеса, продвигать их, помогать получать финансирование и преодолевать административные барьеры. Путин сам возглавил наблюдательный совет, а в экспертный совет вошли как известные менеджеры, так и руководители небольших предприятий. Конкурсная комиссия провела отбор кандидатов на должность главы АСИ, фаворитом среди которых считался президент консалтинговой компании «НЭО центр» Артем Аветисян. Однако Путин выбрал гендиректора УК «Рускомпозит» Андрея Никитина. Сегодня Никитин отвечает на вопросы Forbes.

Forbes: Вы пришли не из бюрократии, а из бизнеса. Из среднего бизнеса. Судя по отчетности «Рускомпозита», у вас две площадки — уфимская «Стеклонит» и тверская «Тверьстеклопластик». Оборот УК в 2010 году (за 2011 год данных в Spark пока нет) составлял 141 млн рублей, чистая прибыль — 1 млн.

Андрей Никитин: Нет, надо не так смотреть. «Рускомпозит» — управляющая компания, а смотреть нужно показатели торгового дома «Стеклонит Менеджмент». У него оборот около €100 млн, чистая прибыль примерно €15 млн. И 30% [маржа] по EBITDA.

— Короче, не «Роснефть»…

— В общем, средний бизнес.

— Spark утверждает, что до 2009 года вам принадлежало 20% «Рускомпозита». Затем собственность была перерегистрирована на офшор, и стало непонятно, что происходит с этой долей. Сколько у вас сейчас?

— До 2009 года компания, которая сейчас называется «Рускомпозит», занималась другим проектом, и у нас с партнером…

— С Сергеем Фахретдиновым, которому принадлежало 80%?

— Да, с ним. У нас была идея сделать ресторанную сеть [под названием «Стар-Фудз 2007», греческой кухни «Пита-пита», итальянской «Ла Пастерия» и других], и 20% у меня было в том проекте. Проект не пошел. Компанию переименовали в «Рускомпозит», сделали управляющей, и в ней у меня никакой доли не было. Я всегда был руководителем. Если посмотреть мою декларацию [о доходах], там все отражено.

— То есть у вас были чисто менеджерские функции?

— Да. Плюс участие в прибыли.

— Насколько для вас это назначение стало социальным лифтом? В одном интервью вы говорили, что потеряли в доходах и сейчас у вас средняя зарплата для некоммерческой организации — примерно 300 000 рублей…

— Ровно 300 000, да.

— И что тогда мотивировало вас к переходу на госслужбу?

— Давайте я издали начну? Композиты — это мировой тренд. Мировой рынок композитов (материалов, состоящих из нескольких компонентов — армирующих элементов и связующих элементов, таких как стекло- и углепластики. — Forbes) — это десятки миллиардов [долларов]. Наша маленькая компания с 100 млн оборота — это ровно половина российского рынка. И в какой-то момент я стал думать: а что мешает в России развивать эту отрасль? Я попытался обратиться в Минпром, и оказалось, что там нет даже отдела, который бы этим занимался. Есть только отдел, для которого композиты — боковая тема, и начальник этого отдела сказал мне, что не видит целесообразности даже встретиться. Потом я познакомился с людьми в Министерстве экономического развития, там подход был более современный, но в целом мне стало обидно за то, что мы делаем. У меня не было желания просить у государства денег, но я хотел, чтобы оно стало думать об обучении специалистов композитного профиля. Мы всегда сами финансировали свое развитие и готовы это и дальше делать своей командой, но государство должно бы, например, оплатить институтам лаборатории для изучения сопротивления композитных материалов. Но это никому не было нужно. И тут «Деловая Россия» включила меня в список [приглашенных], и 16 мая 2011 года меня позвали на встречу с Владимиром Владимировичем [Путиным], на которой он рассказывал об АСИ. Я подумал тогда, что было бы хорошо войти в экспертный совет и, может быть, донести…

— Пролоббировать…

— Даже не пролоббировать, а убрать барьеры. Я подал заявку в экспертный совет, в который вошли 25 финалистов конкурса [за право войти в него]…

— Из 2400 предпринимателей, которые подали заявки.

— Да-да-да.

— И 25 — это шорт-лист?

— Да. И буквально за час до объявления результатов конкурса меня пригласил к себе Владимир Владимирович и предложил мне возглавить агентство.

— Для вас это было совершенно неожиданным?

— Абсолютно.

— Среди участников конкурса было мнение, что часть финалистов попала в руководство АСИ, как они выражались, «через VIP-кабинеты». Как вы думаете, могло сыграть роль то, что у вас в обоих предприятиях есть доля Дмитрия Калантырского, партнера друзей Путина братьев Ротенбергов по СМП банку?

— Мы с ним абсолютно никогда эту тему не обсуждали.

— С Калантырским?

— Да. Я даже не советовался с партнерами, потому что не собирался агентство возглавлять. Взаимодействовать с государством — часть моей работы как генерального директора, а стать экспертом [в АСИ] было моей инициативой.

— Думаете, никто не скажет, что вы с подачи Ротенбергов в АСИ попали?

— Нет. Если вы посмотрите на историю компании… Например, на завод «Стеклонит», у которого было в 2002 году 300 млн рублей оборота и около 7% отрицательной рентабельности, или на «Тверьстеклопластик» — там году в 2007-м такая же была история… Я считаю, что немало поработал, выйдя с $10 млн на $100 млн оборота и 30% по EBITDA. Я думаю, что [в назначении меня руководителем АСИ] вот это сыграло роль. Так получилось — это мое личное мнение после тех вопросов, которые задавал Владимир Владимирович, — сыграл роль и производственный опыт, и то, что у нас инновационное производство. С одной стороны, это реальный бизнес, с другой — он успешный, с третьей — он построен на инновациях.

— Но вы и до того, как вас назначили в АСИ, взаимодействовали с государством. Например, в проектах «Росмолодежи»: и выступали на Селигере, и оборудовали там лагерь…

— Это была чисто общественная тема, не производственная.

— То есть ваш благотворительный проект?

— В «Деловой России» тема [сотрудничества] с «Росмолодежью» была слабой. Контакт формально был, но работы не было. И [председатель ДР] Борис Юрьевич [Титов] попросил меня поработать годик-два, попробовать что-то сделать. Мы участвовали и в Питерском молодежном форуме, и в Селигере. А потом мне понравилась работа на Селигере у [руководителя программы «Ты — предприниматель»] Лены Бочаровой. Это было интересно, там хорошие ребята. Я ничего не могу сказать про историю с другими, политическими целями, но это было хорошо. Кроме того мы как компания получили очень существенную выгоду оттого, что в том году спонсировали Зворыкинский проект (назван в честь российского изобретателя электронных оптических приборов Владимира Зворыкина. — Forbes) по композитам. В Голландии нам за решение таких задач озвучивали цену в несколько миллионов евро, а тут ребята молодые…

— Что значит «озвучивали»?

— У нас в компании есть продукт — мобильные композитные плиты, чтобы быстро строить дороги через болота. Самые большие проблемы [этих плит] — края. Потому что гусеницы [по ним] идут, а композиты подвержены стираемости. Мы это заявили в конкурсе Зворыкинского проекта, ребята прислали предложения, и теперь кто-то из них даже работает в компании.

— Эти плиты — что-то вроде временных дорог для танков?

— Нефтяники и газовики используют их для быстрой ликвидации аварий.

— После вашего конкурса на Селигере их используют?

— Использовали до и используют сейчас. Их надо было дорабатывать. Мне нужны были новые идеи, новые кадры, и я подумал, что Зворыкинский проект может сработать.

— Наверное, не у меня одного создается ощущение, что с приходом Путина на третий срок история кое в чем повторяется. В 1999 году у него был проект, в названии которого было слово «стратегический» — Центр стратегических разработок, созданный для планирования перемен в экономике и политике. Сейчас — Агентство стратегических инициатив. ЦСР стал для многих участников социальным лифтом: Герман Греф, Эльвира Набиуллина, Аркадий Дворкович заняли высокие посты в Кремле и в правительстве… АСИ в этом смысле то же самое?

— Мне сложно сравнивать. Когда был ЦСР, я еще в институте учился.

— В Стокгольмской школе экономики?

— Нет, я же в 2001 году только закончил Университет управления. Но, как мне кажется, разница между нами в том, что Центр стратегических разработок сам генерировал идеи, которые потом внедрялись. Его задачи сложнее. Мы должны модерировать идеи предпринимателей. У меня нет функции аналитики. У нас в чистом виде площадка, и наша задача — правильно собрать думающих предпринимателей, подключить такие ресурсы, как [консалтинговые компании] Boston Consulting, Ernst & Young, привнести лучшие мировые практики. Я против того, чтобы мое мнение было доминирующим.

— Но свою магистерскую диссертацию вы писали, если я правильно помню, на тему управления изменениями…

— У меня и кандидатская по этой же теме.

— Эта тема — верх менеджерского искусства…

— Это то, что мне приходилось делать в бизнесе, а кроме того, эта тема про людей. Потому что ты не сможешь ничего изменить, пока не наберется критическая масса сторонников. И по сути агентство — это площадка для вербовки сторонников изменений. Мы же вовлекаем в свою деятельность и талантливых чиновников, и талантливых бизнесменов, у них возникают интересные горизонтальные взаимодействия. Я принципиально не чувствую себя готовым что-то навязывать. Наша задача — правильно упаковать то, что придумали предприниматели. Часто бывает, что они легко формулируют проблему, но, поскольку они не владеют языком чиновников, не владеют бюрократическими навыками… Вот, например, фура не идет быстро через таможню. И что делать? Тут они, как правило, начинают ошибаться, потому что никто из них не читает таможенных внутренних документов.

— Вы хотите быть переводчиком?

— Коммуникатором, переводчиком… При этом, чтобы перевод был верным — потому что понятно, что не все ведомства заинтересованы в таком переводе, им удобно обладать сакральным знанием, — мы используем систему консультантов. Мы привлекаем людей, которые были чиновниками, а сейчас в бизнесе, но язык знают.

— Перевербованные?

— Угу. Сейчас мы будем создавать четыре новые [экспертные] группы. Например, по регистрации собственности, по регистрации предприятий. Они достаточно простые, по ним понятен набор решений, и Федеральная налоговая служба очень поддерживает эту тему. Я думаю, что мы быстро найдем хороший формат. А две другие группы сложные. Допуск среднего бизнеса к закупкам госкомпаний. Это то, что [в России] сейчас очень сложно, а в мире это то, что стимулирует малый и средний бизнес. В Штатах даже есть законодательные требования, связанные с долей малого бизнеса в этих закупках. И вторая сложная тема — это защита прав инвесторов. Мы здесь или уйдем в законодательство и судебную систему, или в какие-то финансовые гарантии…

— Вы упомянули судебную систему. Как я понимаю, идея АСИ родилась из желания поднять Россию в международном рейтинге Всемирного банка Doing Business с 120-го места на 20-е. Не возникает ли от такой постановки задачи угроза, что ваши действия будут направлены на совершенно понятные шаги — сокращение времени регистрации предприятий, пропуска фур через таможню, — при сохранении условий, мешающих бизнесу и инвестклимату. Таких как коррупция, например. Без независимого суда и подавления коррупции ничего не изменится, а у вас нет полномочий изменить чиновничий аппарат, изменить суды, другие части правоохранительной системы. Посмотрите на Белоруссию: она в рейтинге Doing Business на 69-м месте и высоко поднялась за счет процедур, но инвестклимат там никакой. Вы не боитесь упереться в эту стену?

— Может быть, когда мы изменим то, на что у нас есть полномочия, эти проблемы станут более заметными. Уже нельзя будет сказать, что все плохо, потому что предприятия регистрируются за неделю, а нужно за 10 минут. Как бывший предприниматель я могу сказать, что, например, в арбитражном суде реальные изменения произошли.

— Это правда.

— То, что сделал [глава Высшего арбитражного суда Антон] Иванов, мы почувствовали. У нас с каждым разом суды принимали все более объективные решения, более обоснованные.

— Но ведь сегодня основной механизм нечестной конкуренции — это перевод дел из поля арбитражного суда в поле уголовного. Известное дело Алексея Козлова, вторично осужденного за якобы мошенничество с акциями компании «Искож».

— У нас нет сейчас прямой задачи заниматься этими вопросами, но есть такой орган — Открытое правительство, и там эта задача была поставлена. Ее поставил [министр по связям с Открытым правительством Михаил] Абызов. Мы видим себя партнером этого института. И будем эти связи поддерживать. Я в АСИ ни от чего не завишу: не получаю служебную квартиру, зарплата — мой единственный источник доходов, и у меня нет проблемы сказать моему начальнику, что по моей линии нужно сделать. Другое дело, что я очень четко понимаю ответственность и понимаю, что говорить что-то в режиме лозунгов я точно не буду. Когда у меня будет что-то, что будет упираться в судебную систему, я обязательно буду об этом говорить. Когда говорят, что у нас плохая судебная система, мне как не эксперту интересно знать, что плохо. Когда говорят, что у нас суды завалены делами, я думаю: «А разве это плохо? Разве то, что граждане перестали лица бить на улице, а начали судиться, разве плохо? Может, больше надо судов? Так пусть это будет так». Но это не то, что сейчас входит в рамки моей компетенции.

— Какой у АСИ бюджет? Обещалось 100 млн рублей от ВЭБа в виде имущественного взноса.

— Это в прошлом году было на четыре месяца.

— А в этом?

— В этом году около 500 млн бюджет на операционные расходы.

— Этого достаточно для ваших задач?

— Абсолютно. У нас наибольшая часть расходуется на оплату экспертизы.

— А вы занимаетесь конкретными проектами? Понятно, что ваша задача изменение самой атмосферы бизнеса, но если к вам обращается бизнесмен и говорит: не могу пробить барьеры …

— Если это чисто бизнесовый проект, то это к [директору направления «Новый бизнес»] Артему Аветисяну, если связанный с бизнесом в социальной сфере, то к [директору направления «Социальные проекты»] Владимиру Яблонскому, если с образованием, то к [директору направления «Молодые профессионалы»] Дмитрию Пескову…

— Чем вы можете помочь?

— Мы можем до предела обострить вопрос. Вынести его напрямую на наблюдательный совет [который возглавляет Путин].

— Насколько часто вы встречаетесь с Путиным?

— Раз в квартал. Мы так и делаем: приходим со списком, показываем. Но сейчас появилась хорошая практика: оказывается, достаточно знания, что мы можем это сделать. На совет мы выносим только самые острые вопросы.

— Вы можете привести пример, когда решили проблему малого или среднего бизнеса?

— Например, компания «Интерскол», производитель дрелей, шуруповертов. У них есть площадки в Испании и Китае. Они хотели в России на площадке [оружейного] Ижевского механического завода сделать производство. Им не хватало чего-то, чтобы договориться с «Ростехнологиями». С нашей помощью они там сейчас начинают производство.

— Что с вашей программой обучения менеджеров?

— Есть такие специальности и компетенции, которые меняются раз в год. Например, у производителей лекарств, которые борются со смертельными болезнями. Для этого нужно иметь людей, которые постоянно учатся. У нас образовательные стандарты меняются очень редко, а наш совет убедил Министерство образования в том, что нужна Академия фармацевтической промышленности. Это будет государственное дополнительное образование, и под каждую группу будет делаться новый стандарт. Это пилот, и, если он получится, мы будем его масштабировать там, где это необходимо.

— А образовательный проект — финансирование получения магистерских степеней…

— …за рубежом? Сейчас на выходе указ, который мы подготовили. В нем заложена очень простая идея: потратить 5 млрд рублей и обучить молодых доцентов и преподавателей региональных вузов…

— 5 млрд?

— Да, на три года.

— Это дополнительно к тем 100 млн рублей, которые вам выделены?

— Нет, это не наши деньги. Это деньги, которые будут выделены на программу «Глобальное образование». Мы сможем ребят отправлять учиться за рубеж, а потом они будут отрабатывать здесь.

— В госорганах и госкомпаниях?

— Не хочу в госорганы и госкомпании. Хочу по-другому. Чтобы молодые преподаватели, которые потом станут заведующими кафедрами, потом ректорами. Учиться они будут в Сингапуре, в Германии, может быть, в Америке и привозить сюда технологии обучения, управления образованием. Это проект, очень сильно направленный в будущее. Чтобы у нас ректоры были не в бронзе, не сами себе памятники, а людьми, которые могут построить современный вуз.

— В вашей программе было заявлено шесть регионов, создающих для себя стандарты обеспечения благоприятного инвестиционного климата.

— Их уже одиннадцать. Добавились Челябинск, Ярославль, Астрахань, Башкирия.

— И они защищают у вас свои стандарты?

— Они не у нас защищают. Мы в каждом регионе создали экспертный совет из представителей местного бизнеса, и они [местные чиновники] должны «продать» своим предпринимателям эту свою работу. Если они своих предпринимателей не убедят, что инвестклимат хороший, те никогда не будет свою долю инвестиций повышать. А мы президенту доложим, как эта работа идет.

— А через вас будет оценка со стороны президента?

— Да. И то, что они сейчас делают, мы через год должны масштабировать на всю страну. Спасибо пилотным регионам, которые добровольно вызвались [начать эту работу]. Это тяжело. Мы же повернули ситуацию на 180 градусов, заставляем их вести с бизнесом прямой диалог не с позиции «я начальник, вице-губернатор, а вы тут…».

Беседовал Александр Левинский

Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 18 июня 2012 > № 577375 Андрей Никитин

Полная версия — платный доступ ?


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter