Всего новостей: 2661877, выбрано 81 за 0.005 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Орешкин Максим в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаМеталлургия, горнодобычаГосбюджет, налоги, ценыФинансы, банкиЭкологияНедвижимость, строительствовсе
Россия. Китай. США. ВТО > Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 9 ноября 2018 > № 2794396 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Рубль в целом — устойчивая валюта

Расчеты в нацвалютах с Китаем не окажут существенного влияния на курс рубля, рассказал в интервью Известиям по итогам встречи глав правительств РФ и КНР министр экономического развития Максим Орешкин. По его словам, для перехода на платежи в рубле и юане государство на первых этапах может поддержать такие операции предоставлением ликвидности. При этом министр подчеркнул: по итогам 2018 года товарооборот между Россией и Китаем составит $110 млрд. Новую цель - $200 млрд, по его словам, будет достичь сложнее в связи с тем, что рост сырьевых цен уперся в потолок.

7 ноября состоялась встреча глав правительств России и Китая. Какие темы стали основными в повестке Минэкономразвития? Какие документы были подписаны?

Встречи глав правительств проходят регулярно. На них обсуждается набор тем от развития Дальнего Востока до в целом инвестиционного сотрудничества. На этой встрече де-факто обсуждалось текущее состояние дел по всем направлениям.

Из нового - с моим участием был подписан документ по развитию торговли услугами с Китаем. В торговле товарами мы хорошо продвинулись вперед, в этом году у нас будет около $110 млрд товарооборота. Поставленная на этот год цель - $100 млрд - точно будет превышена. Но по торговле услугами объем пока гораздо меньше - около $4 млрд. Здесь потенциал для развития взаимоотношений очень большой.

Обсуждались и все направления экономического сотрудничества: сельское хозяйство, промышленность, технологии, инвестиции, инфраструктура. Были даны поручения для дальнейшего развития взаимоотношений.

Также в Шанхае началась первая международная выставка импортных товаров. Россия там представила широкий спектр продукции. Это сельхозтовары, продукты питания, промышленная продукция.

Но до 2020 года наш товарооборот должен вырасти до $200 млрд. Эта цель достижима? И что нужно для этого сделать?

Цель $100 млрд была поставлена в начале 2000-х. Ее достижения ожидали к 2015 году, но этого не случилось, в том числе по причине волатильности на сырьевых рынках и снижения объемов поставок в стоимостном выражении. Сейчас, когда сырьевые рынки восстановились, мы поставленную планку превысим.

Однако их восстановление закончилось. Вряд ли мы увидим сырьевые цены гораздо выше, чем сейчас. Дальше нам нужно двигаться по нескольким ключевым направлениям, для того чтобы выйти на отметку $200 млрд. Сразу скажу: достичь этой цифры будет сложнее, чем $100 млрд. Россия и Китай сейчас развивают крупные проекты в энергетической сфере, которые позволят увеличить объемы поставок в физическом выражении, но понятно, что основной вклад должны внести другие отрасли и другие направления.

Приведу пример. Китай является одним из крупнейших в мире потребителем сои. Россия обладает земельными ресурсами и развитым сельским хозяйством. Поэтому с текущим объемом экспорта сои в Китай - 1 млн т в год - можно выходить на гораздо более высокие объемы. Из тех же США в прошлом году Китай импортировал больше 37 млн т сои. Пространство и объем возможностей гигантские. Например, 10 млн т экспорта сои принесут нам дополнительные $4 млрд. Но для этого требуется реализация очень крупных инвестиционных проектов в сельском хозяйстве, в первую очередь на Дальнем Востоке. Необходима работа по всем аспектам: логистика, обеспечение технологиями, семенами и многим другим.

Следующий курс - в целом инвестиционно-технологическое сотрудничество. Здесь надо смотреть на ситуацию гораздо шире - с точки зрения совместного создания продуктов, которые будут поставляться на третьи рынки. Еще одно направление - услуги. Сейчас объем этого вида торговли небольшой. В том же туризме потенциал значительный.

Последняя тема, которую хотел бы отметить, - это малый и средний бизнес. Для него очень важно развитие системы электронной торговли. Поток китайских товаров в Россию по каналам электронной торговли превысил $3 млрд. В целом нам нужно работать над созданием единого пространства электронной торговли, чтобы китайские производители имели доступ на российский рынок, а российские - в Китай. Поэтому о $200 млрд стоит говорить как о торговле не только товарами, но и услугами.

Какие еще сельхозтовары помимо сои Россия может начать поставлять в Китай?

У нас есть продукты, которые уже хорошо известны китайскому рынку. Например, зерно. Конечно, многое зависит от собираемости урожая, но сотрудничество в этом направлении развивается и будет только нарастать.

Сейчас мы обсуждаем с Китаем увеличение количества регионов, из которых можно поставлять российскую продукцию. Но сельское хозяйство - это не только зерно. Сейчас мы уже активно наращиваем сотрудничество в сфере мяса птицы, говядины и свинины.

Одна из самых важных тем на повестке - расчеты в нацвалютах. До конца года с Китаем должно быть подписано соответствующее соглашение. Как будет определяться - в рублях рассчитываться или в юанях? И идет ли речь о полном отказе от доллара в совместной торговле?

Главное, что нужно сделать, - это создать систему расчетов, удобную для агентов, которые ведут внешнеэкономическую деятельность по оплате товаров и услуг. Для этого нужно упрощать регулирование, где-то государству на первой стадии оказывать определенную поддержку ликвидности обменных операций. Конечно же, речь не идет о полном отказе или запрете чего бы то ни было. Речь идет о создании условий для того, чтобы рубль, который, в отличие от юаня, является полностью конвертируемой валютой, свободно ходил. Для использования юаня с учетом валютных ограничений в Китае также есть определенные ниши.

Необходимо, чтобы российская компания, которая что-то покупает в Китае, или китайская компания, которая что-то покупает в России, могли с минимальными издержками совершить конверсию без использования третьих валют, потому что с ними всегда дополнительные издержки. Перейти к расчетам в рублях и юанях нам пока мешает исключительно отсутствие ликвидности и налаженных механизмов таких расчетов.

Сейчас этой работой в первую очередь будут заниматься центральные банки и министерства финансов наших стран. Хотя стоит отметить, что взаимная торговля уже частично осуществляется в нацвалютах, поэтому появление дополнительных стимулов и снижение издержек только ускорят этот процесс.

На курс рубля это может повлиять?

Существенно нет. Рубль - в целом устойчивая валюта. Гораздо сильнее на курс влияет макроэкономическая политика в части инфляционного таргетирования и бюджетного правила, которая проводится у нас в стране.

В этом месяце США обещают ввести новые санкции в отношении России. Могут ли новые ограничительные меры повлиять на взаимоотношения России и Китая? В частности, банки КНР отказываются обслуживать россиян из санкционного списка. Обсуждалось ли это с китайской делегацией и планируется ли решать эту проблему?

Ситуация не настолько плоха, но при этом действительно проблемы встречаются. С китайскими партнерами мы их обсуждаем. Создание эффективных механизмов в проведении двусторонних операций без подключения третьих стран будет снимать значительную часть этих рисков в дальнейшем. Именно снижение роли других стран в процессах торгово-экономических взаимоотношений России и Китая - наш главный ответ на все это.

Торговая война между США и КНР в разгаре. Всемирную торговую организацию ждет реформа. Какие дополнительные преимущества эта ситуация создает для России и Китая?

Что касается проблем в глобальной торговой политике, то отчасти это подталкивает нас вместе с китайскими партнерами к более активному поиску новых ниш взаимодействия. Для Китая также становится важной диверсификация поставок на свой рынок.

На фоне разговоров о реформировании ВТО координация между Россией и Китаем усиливается. Наши позиции по ключевым вопросам остаются одинаковыми. Россия и Китай поддерживают регулирование мировой торговли на базе многосторонних форматов. А главный формат у нас один - это Всемирная торговая организация. Понятно, что есть ряд вопросов, где еще предстоит дискуссия, но наши базовые принципы абсолютно одинаковые.

Сейчас Россия и Китай оспаривают пошлины на сталь и алюминий. Какие перспективы у этих споров?

Перспективы очень хорошие. Меры, которые были введены Америкой, очевидно, противоречат правилам ВТО. Мы в своей позиции абсолютно уверены. Принятые США решения настолько выбиваются из того, что происходило раньше, что решение суда ВТО будет однозначным.

Только оно состоится в том случае, если деятельность ВТО не будет полностью заблокирована, что сейчас пытается отсутствием своих решений добиться американская сторона. Это касается работы апелляционного органа. Блокируются назначения новых судей. Из-за этого в определенный момент вся процедура спора может быть заблокирована.

Россия и Китай ведут работу над большим соглашением, которое будет сфокусировано на либерализации торговли услугами и инвестициями, защите капиталовложений, электронной торговле, передвижении граждан и так далее. Когда может завершиться эта работа?

Это очень серьезный документ. Уровень тем, которые он затрагивает, можно сравнить с Транстихоокеанским партнерством. Охват уходит далеко за пределы узкого сегмента товаров. Это в том числе интеллектуальная собственность, госзакупки. Мы уже сделали с китайскими партнерами первый шаг - определили набор направлений, по которым мы готовы выработать конкретные решения.

Сейчас начинается тяжелая кропотливая работа по согласованию внутри каждого раздела. Это небыстрый процесс. Но когда мы выйдем на подписание этого соглашения, мы сделаем его максимально открытым для включения в него других стран. И мы уверены, что такое соглашение позволит снять еще больше торговых барьеров.

Инна Григорьева

Россия. Китай. США. ВТО > Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 9 ноября 2018 > № 2794396 Максим Орешкин


Россия > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 31 октября 2018 > № 2794391 Максим Орешкин

Максим Орешкин: По результатам рейтинга Doing Business Россия находится в «клубе» стран с хорошим бизнес-климатом

Министр экономического развития РФ Максим Орешкин прокомментировал результаты России в рейтинге Всемирного банка Doing Business. В этом году страна поднялась на 4 позиции и заняла 31 место. С 2012 года Россия совершила рывок в рейтинге на 89 позиций.

«С точки зрения соотношения с другими странами у нас в этом году самая сильная позиция в БРИКС. Кроме того, мы опережаем больше половины Европы. Мы сократили дистанцию с лидером рейтинга Новой Зеландией до 9,22 балла. Россия находится в «клубе» стран с хорошим бизнес-климатом», - отметил глава Минэкономразвития.

Лучший результат Россия показала по направлению «Разрешение на строительство», поднявшись со 115 на 48 место. Благодаря реформе на 45 дней сократилось время получения разрешения, а также его стоимость.

Эксперты Всемирного банка отметили также улучшение по треку «Подключение к сетям»: стоимость подключения сократилась в 7 раз, срок – на 10 дней.

По направлению «Кредитование» Россия поднялась до 22 места благодаря реализованной еще в 2016 году реформе, уточняющей основания для освобождения заложенного имущества от автоматической приостановки или моратория на процедуры обращения взыскания, когда в отношении должника начинается процедура финансового оздоровления и внешнего управления.

Максим Орешкин отметил, что в 2017-2018 годах Россия провела большое количество реформ, которые еще не учтены Всемирным банком. А значит, у страны есть потенциал для улучшения места в следующем рейтинге. Так, например, по треку «Международная торговля» в этом году Россия выросла только на одну позицию при большом количестве реформ в данной сфере.Вступление в силу нового Таможенного кодекса позволило сократить затраты и время на оформление таможенных процедур, упростить процесс подачи документов. Кроме того, ФТС приступила к практической реализации Программы развития до 2020 года. Это позволит автоматизировать значительную часть процессов и усовершенствовать подход к риск-категорированию участников внешнеэкономической деятельности. «С точки зрения показателя в этом году результат выглядит скромным. Но считаем, что намеченные изменения, а также темп их внедрения позволят существенно повысить качество и скорость таможенного администрирования. И не только по тем маршрутам, которые оцениваются Всемирным банком, но и в целом по стране, что является более важным для состояния делового климата в России», - прокомментировал заместитель министра экономического развития РФ Тимур Максимов результат по направлению «Международная торговля».

В целом, говоря об итогах рейтинга, Максим Орешкин подчеркнул, что Россия ведет комплексную работу по совершенствованию делового климата.

«Doing Business – это маленькая часть инвестиционного климата. Он учитывает не все административные процедуры, которые есть в экономике. Мы смотрим на деловой климат гораздо шире. Тот же механизм «Трансформация делового климата» выходит за пределы охвата рейтинга», - подчеркнул министр. «Задача на ближайшие годы - вхождение в двадцатку стран. Задел под это уже во многом есть».

Россия > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 31 октября 2018 > № 2794391 Максим Орешкин


Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 23 октября 2018 > № 2768157 Виталий Мутко, Максим Орешкин

Брифинг Виталия Мутко и Максима Орешкина по завершении заседания

Из стенограммы:

В.Мутко: Состоялось заседание правительственной комиссии по развитию Калининградской области. Таких комиссий, которые возглавляет Председатель Правительства, несколько. Цель этой комиссии – придать динамику развитию Калининградской области.

Сегодня мы рассматривали ход реализации государственной программы до 2020 года и федеральной целевой программы. Суть программ – повышение экономического потенциала, развитие инженерной, социальной инфраструктуры. Сегодня подробно говорили об энергетической безопасности и самостоятельности этого региона.

Правительственная комиссия заслушала доклады губернатора, министров. И пришла к выводу, что в целом программа очень эффективно работает. Появилось около 150 новых, современных объектов инженерной, транспортной, социальной инфраструктуры, возникли новые генерирующие мощности.

В результате реализации программы в регионе созданы новые рабочие места, вырос экономический потенциал региона. Но проблем ещё достаточно. Программа будет продлеваться, работать. Я думаю, нам вместе с регионом ещё предстоит большая работа, чтобы жители Калининградской области почувствовали и улучшение качества жизни, и возможности комфортной городской среды, и прежде всего повышение уровня жизни.

Вопрос: Если говорить о проблемах, какие наиболее крупные сегодня были названы?

В.Мутко: Сегодня завершается работа по созданию необходимого экономического потенциала. Думаю, Максим Станиславович (Орешкин) об этом скажет. Это прежде всего развитие производства, создание новых рабочих мест. Конечно, есть транспортные ограничения, есть ещё проблемы инженерной обеспеченности и мелиорации, о которых сегодня говорили. Есть ряд серьёзных, крупных проблем, которые нам нужно будет решать, – с точки зрения укрепления береговой линии, создания новых возможностей в туристической отрасли. Здесь целый набор мер, которые будут уже в новой программе, которая сейчас разрабатывается, до 2025 года она будет реализована.

М.Орешкин: Мы видим, что с точки зрения динамики экономики прошлый год – это рост больше 2%, то есть выше среднероссийского показателя. Но при этом если смотреть показатели средней зарплаты, то в Калининградской области они ниже, чем по Северо-Западному федеральному округу. Это как раз та задача, которую предстоит решать в предстоящие годы. Понятно, что рост заработной платы всегда основан на сильной и здоровой экономике.

Что нужно сделать, чтобы экономика Калининграда дальше активно развивалась? Конечно же, обеспечить стабильные, предсказуемые условия по всем параметрам, начиная с налогов. Вы знаете, у нас приняты долгосрочные налоговые решения, которые фиксируют низкий уровень налогов, который есть в Калининградской области.

Второй вопрос, очень важный, это вопрос инфраструктуры. Сегодня детально обсуждали на правительственной комиссии вопрос обеспечения газом – причём не только существующих, но и перспективных производств, которые будут создаваться здесь на территории. «Газпром» подтвердил, что поставки газа будут увеличиваться и новые производства, которые здесь будут создаваться, газом будут обеспечены.

Электроэнергетика. Опять же вводятся в строй новые электростанции. Серьёзные инвестиции произведены в электросетевое хозяйство. А это означает, что будет гарантировано бесперебойное энергообеспечение региона в любом случае.

Поэтому стабильность со всех точек зрения – от налоговых режимов до обеспечения инфраструктуры, до развития вузов, среднего образования в регионе – позволяет рассчитывать на то, что любое предприятие, которое сейчас будет создавать новые производства (а мы видим, например, что в особой экономической зоне только в этом году больше 60 новых инвестиционных проектов заявлено, начало реализовываться, мы будем надеяться, что этот темп будет усиливаться и ускоряться), любой инвестор, который сюда приходит, будет понимать, в каких условиях он будет работать не только текущем или следующем году, но и в ближайшие 10, 15, 20 лет.

Эта предсказуемость для Калининграда, который является геостратегической территорией Российской Федерации, конечно же, имеет особую важность.

Вопрос: Если говорить о привлечении инвесторов, что наиболее интересно в Калининградской области?

М.Орешкин: Здесь уникальное географическое расположение, обеспечивается стабильность, развивается инфраструктура, совершенствуется законодательство. Всё это создаёт условия для дальнейшего развития, в частности, автомобильного промышленного кластера, данный проект сейчас обсуждается в рамках индустриального парка «Храброво»: создание, производство автокомпонентов и так далее.

Вопрос очень важный – это туристическая отрасль. Мы сегодня обсуждали развитие проектов по повышению качества туристической инфраструктуры на Куршской косе, Балтийской косе, развитие музейных комплексов в самом Калининграде. Это должно увеличить поток туристов как из остальной части России, так и из стран Европы, создать все возможности для того, чтобы большее количество туристов принималось.

И, конечно, серьёзные перспективы, учитывая образовательную базу в регионе, – это новые технологии, программирование, IT-компании – я думаю, этот сегмент экономики также будет одним из бурно растущих. И что очень важно, мы видим: в компаниях, которые в этом секторе сейчас создаются, средняя заработная плата существенно выше средней заработной платы по региону. Это означает, что за счёт изменения структуры в пользу таких компаний, с большей добавленной стоимостью, и будет расти уровень жизни населения здесь в Калининграде, в Калининградской области.

Вопрос: Во вступительном слове был снова поднят вопрос о дополнительном финансировании строительства железнодорожной паромной линии. Насколько я помню, год назад уже обсуждался этот вопрос. Всё-таки хотелось бы понять, новое финансирование – это исполнение того же самого поручения Дмитрия Анатольевича Медведева по 5 млрд рублей или это какие-то новые деньги? И всё-таки как сейчас выглядит проект для концессионеров?

М.Орешкин: Здесь у нас действительно история затянулась. Надо честно признаться: схема, которая предлагалась для реализации этого проекта в конце прошлого – начале этого года, не сработала. Министерству транспорта пришлось эту схему переделывать. Сейчас уже принята новая схема, запускается строительство первого парома. И сегодня на совещании было принято решение по строительству второго парома.

Вопрос: Где он будет строиться?

М.Орешкин: Строиться он будет на Средне-Невском предприятии, которое сейчас и будет реализовывать эти проекты. Все денежные средства под это есть. Сроки реализации: конец 2020-го – начало 2021 года, когда эти паромы уже будут введены в строй.

Вопрос: То есть это не концессия с «РЖД» теперь?

М.Орешкин: Нет. Теперь это другая схема. Минтранс её изменил, потому что та схема в итоге оказалась экономически неэффективной.

Вопрос: На что она похожа в общих чертах, эта новая схема?

М.Орешкин: Похожа на заказ, который финансируется. Один паром строится за частные деньги, один – за счёт бюджета.

Вопрос: Во вступительном слове поднималась проблема мелиорации Калининградской области. Это очень актуально. Насколько мы поняли, 4 млрд рублей будет выделено на эти цели, но этого явно недостаточно.

В.Мутко: Это только по линии Минсельхоза. Сейчас поручение будет общее, потому что мелиорация здесь сложная. Она находится в ведении разных министерств: Министерства природных ресурсов и экологии и Министерства сельского хозяйства. Сейчас это будет общая программа, будет одно поручение. Мы рассмотрим в целом всю мелиорацию, и с сельским хозяйством связанную, и с жизнеобеспечением, развитием региона.

М.Орешкин: Это как раз очень важно, что собирается правительственная комиссия и на заседании присутствуют одновременно все министерства. Как раз такие комплексные задачи, как модернизация системы мелиорации и её восстановление в Калининградской области – можно рассмотреть и скоординировать действия разных министерств. Сегодня губернатор, выступая на заседании, очень правильно сказал, что если решать по частям эту задачу, то это будут просто бесполезно потраченные деньги. Потому что по линии одного ведомства сделается работа, по линии другого не сделается – эффект будет нулевой. Поэтому эту задачу необходимо решать только в комплексе. Именно такие решения сейчас приняты – что будет комплексная программа с соответствующим финансированием.

Вопрос: Можно ли говорить о каких-то сроках?

М.Орешкин: Подготовка этой программы – уже следующая задача, которая была поставлена в рамках правительственной комиссии. Как только программа будет готова, сразу приступим к её реализации.

Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 23 октября 2018 > № 2768157 Виталий Мутко, Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 22 октября 2018 > № 2766137 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Экономический рост – база для каждой национальной цели развития

Министр экономического развития РФ Максим Орешкин рассказал о реализации «майского» Указа Президента на форуме «Стратегическое планирование в регионах и городах России».

Глава Минэкономразвития подчеркнул, что национальные проекты являются инструментом для достижения национальных целей и могут со временем меняться. "Если инструмент неправильно сформировать в самом начале, то можно, выполнив все элементы национального проекта, национальных целей не достигнуть. В целом национальные проекты - это живые документы. То, что принимается сейчас, будет со временем меняться, потому что отдельные инструменты национальных проектов будут эффективны, они будут усиливаться», - сказал министр.

По каждой национальной цели сейчас готовится план реализации, в котором будут прописаны конкретные механизмы достижения. «По каждому элементу целевые показатели будут установлены на каждый год. Раз в полгода будет проводится анализ. Первый такой анализ будет проводится в марте-апреле следующего года. Мы увидим, идем ли мы по намеченным траекториям – как в целом по показателям, так и по отдельным субпоказателям. Какие действия из нацпроектов приводят к позитивной динамике, какие не приводят», - сообщил Максим Орешкин.

Кроме того, в этом цикле впервые за каждой национальной целью закреплен ответственный за реализацию вице-премьер.

Министр отметил, что базой для каждой национальной цели развития является экономический рост. Без него нельзя будет решить задачи по снижению бедности, технологическому развитию и другим направлениям.

«При непростой демографической ситуации ключевой вопрос – инвестиции. Здесь две задачи. Не просто их повышение до уровня в 25%, важно, чтобы инвестиции были качественные. Поэтому есть целый набор системных мер: это стабильность макроэкономики, стабильность налоговых режимов, увеличение инвестиций в инфраструктуру, реформа контрольно-надзорной деятельности, снижение доли государства», - сообщил министр.

Одним из инструментов формирования благоприятной инвестиционной среды он назвал новый механизм «Трансформация делового климата». Механизм разработан Минэкономразвития для регулярного снятия ограничений в сфере ведения бизнеса. В первый пакет мер в рамках «Трансформации делового климата» вошли более 120 предложений от предпринимателей. Сейчас готовится проект распоряжения Правительства, которым будет утвержден план действий по снятию барьеров. Эта работа будет проводиться на регулярной основе. Соответствующие распоряжения Правительство планирует выпускать каждые полгода.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 22 октября 2018 > № 2766137 Максим Орешкин


США. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 15 октября 2018 > № 2762528 Максим Орешкин

Брифинг Максима Орешкина и управляющего партнёра по СНГ компании Ernst & Young Александра Ивлева по завершении заседания

Из стенограммы:

М.Орешкин: Сегодня состоялось очередное заседание Консультативного совета по иностранным инвестициям. Это уже 32-е такое мероприятие. Оно прошло на очень высоком уровне. Съехалось большое количество глав компаний (больше 30), причём компаний глобального характера. Объём инвестиций, которые они сделали за все эти годы в Россию, превышает 160 млрд долларов.

Очень важно, что сейчас, в такой непростой мировой обстановке, связанной с торговыми войнами, санкциями, напряжённостью, у иностранных компаний, с одной стороны, остаётся приверженность инвестировать в Россию и, с другой стороны, Россия продолжает относиться к иностранным компаниям – в том случае, если они добросовестно инвестируют, создают рабочие места, создают валовый внутренний продукт, – так же, как к российским компаниям. В целом этот позитивный настрой сохраняется. И российское Правительство, и иностранные инвесторы смотрят с оптимизмом вперёд, планируют развивать новые проекты. Тем более, с одной стороны, российская экономика в последние несколько лет вернулась к росту и будет продолжать расти в ближайшие годы. С другой стороны, макроэкономические изменения, структурные реформы, которые в России произошли, создают более предсказуемую, более понятную систему для работы, в том числе для глобальных компаний. Потому что стабильные макроэкономические показатели – курс рубля, инфляция – всё это позволяет вовлекать Россию как элемент глобальных цепочек добавленной стоимости.

Решения, которые были приняты, направлены на повышение эффективности КСИИ. Мы совместно с коллегами уменьшили количество групп. За каждой группой теперь, помимо Министерства экономического развития, закреплено ответственное ведомство, для того чтобы все возникающие вопросы рассматривались максимально быстро и получали максимально быстрые ответы.

Мы также подключаем к работе с КСИИ наш механизм трансформации делового климата, когда все вопросы, которые возникают, будем прорабатывать в рабочем порядке, не дожидаясь ежегодных мероприятий. А на ежегодных мероприятиях по большому счёту – подводить итоги и смотреть, что сделано за последний год.

Сегодня на мероприятии рассмотрен целый комплекс вопросов. Было очень много вопросов отраслевых, практических. Это очень важно, потому что именно практическое рассмотрение вопросов, отдельных аспектов регулирования в тех или иных отраслях помогает бизнесу создавать новые возможности и двигаться вперёд.

Говорили об улучшении инвестиционного климата – в части таможенного регулирования, налогового регулирования, ряда других направлений.

Повторю, все эти вопросы мы совместно с коллегами будем решать в рамках действия механизма трансформации делового климата.

То есть, полный позитив в отношениях, несмотря на все политические вопросы. Готовы с коллегами и дальше совместно работать, для того чтобы они создавали у нас новые производства, новые рабочие места и чтобы всё это приводило к повышению зарплат в нашей стране.

А.Ивлев (управляющий партнёр по СНГ компании EY): Действительно, в ходе общения с представителями международного бизнеса в кулуарах нашего форума, заседания Консультативного совета по иностранным инвестициям становится совершенно очевидно, что компании проявляют интерес к ведению бизнеса в России. В частности, мы говорили о том, что в ближайшей перспективе компании – члены КСИИ планируют открыть более 40 проектов в России с общим объёмом инвестиций 47 млрд рублей.

Сегодня, например, произошли такие события, как открытие завода «Тоталь» в одном из российских регионов, где они будут производить масла. Также компания «Марс» открывает производство в Ростове. Компания «Хенкель» открывает производство в Тосно, «Каргилл» – в Волгоградской области. И многие другие компании – члены КСИИ говорили о своих планах на будущее.

Поэтому однозначно можно говорить, что международные компании, которые серьёзно инвестировали в Россию, не покидают российский рынок, они реструктурируют свою деятельность и осваивают новые ниши с новыми продуктами.

Вопрос: Максим Станиславович, по данным ЦБ, прямые иностранные инвестиции за девять месяцев этого года упали в 11 раз – до 2,4 млрд долларов с более чем 20 млрд долларов за девять месяцев прошлого года. Одновременно в вашем последнем обзоре говорилось о паузе в росте инвестиций в основной капитал в августе. Может ли эта пауза в инвестиционном росте привести в дальнейшем к началу рецессии в экономике в целом, на Ваш взгляд?

М.Орешкин: Если посмотреть на глобальную ситуацию, то из-за волны торговых войн, которые идут между США и Китаем, США и соседями на американском континенте, США и Европой, многими другими странами, глобальные компании сейчас в принципе аккуратно относятся к вопросу инвестиций. Такое сдержанное отношение, конечно, распространилось и на Россию, где всё это ещё приумножается дискуссиями по поводу санкций.

Это вопрос не только прямых иностранных инвестиций. Это вопрос, например, волатильности инвестиций в российский долговой рынок. Мы видим, что за последние несколько месяцев большой объём денежных средств ушёл из России. Всё это вместе создало нервозную обстановку. Конечно, это негативно влияет в том числе и на инвестиционный процесс. Потому что, как известно, инвестиционный процесс любит тишину, стабильность и предсказуемость в долгосрочной перспективе.

Мне кажется, что вся эта волатильность носит временный характер. И такие встречи, как сегодняшняя, на самом деле и направлены на то, чтобы эту напряжённость и недопонимание снимать, чтобы откровенно обсуждать вопросы, которые касаются и глобальных трендов, и конкретных локальных проблем. Поэтому то, что у нас этот механизм есть, особенно в такой волатильной глобальной ситуации, как сейчас, это очень позитивная история. Он как раз помогает сглаживать недопонимание, которое может возникать, и будет, конечно же, стимулировать компании. Мы слышали сегодня от выступающих, что они готовы реализовывать новые проекты. Они уже реализуют их в этом году и готовы реализовывать новые проекты уже в ближайшее время. Поэтому наша задача – максимально эту активность поддерживать. Когда мы строили глобальную модель роста инвестиционной активности до 25% ВВП, там, конечно же, с точки зрения финансирования определённый объём увеличения прямых иностранных инвестиций был заложен. Будем совместно с коллегами работать над тем, чтобы эти прогнозы стали реальностью.

Вопрос: Максим Станиславович, можете подробнее рассказать о том, каким образом будете увеличивать долю иностранного капитала, учитывая цели по увеличению инвестиций? Какие-то особые условия будут созданы для иностранных инвесторов? Может, какие-то ранее существовавшие запреты будут сняты?

М.Орешкин: То, что мы делаем последние два-три года, как раз нацелено на создание интересных условий не только для иностранных инвесторов – для российских. Здесь нельзя говорить о том, что будут какие-то специальные условия для иностранных инвесторов. Главная задача с нашей стороны – к любому инвестору, который инвестирует в Россию, будь то иностранная компания, российская компания, подходить одинаково, создавать им одинаковые условия, чтобы у них была справедливая конкуренция. Это главная задача. С точки зрения условий здесь, как всегда, комбинация целого набора факторов. В макроэкономике это стабильная долгосрочная перспектива – без резких колебаний, реальный курс, стабильная инфляция (всё это предсказуемые условия). Это налоги, неналоговые платежи – всё, что связано с условиями, в которых ведётся бизнес. Это техническое регулирование – тоже очень важный элемент. Это отраслевые политики. Это то, как работает с точки зрения административных процедур таможня, как работают логистические системы. Вся эта цепочка, каждый из этих элементов может оказать либо положительное, либо негативное влияние на динамику прямых иностранных инвестиций.

Поэтому главная задача встреч на высшем уровне – это чётко с политической точки зрения обозначить отношение России к иностранным инвестициям. Отношение это – полностью положительное. Затем уже работа наша, других министерств – сделать так, чтобы все эти элементы были ровно в том состоянии, которое нужно для достижения требуемых показателей по инвестициям.

А.Ивлев: Я бы хотел добавить. Я работаю с Консультативным советом по иностранным инвестициям с 1995 года и могу сказать однозначно, что эффективность работы из года в год растёт. Сегодня главы иностранных компаний отмечали тот факт, что ни в одной стране мира нет подобного формата взаимодействия, диалога между представителями международных компаний и государством. Реструктуризируются рабочие группы, поднимаются насущные вопросы, система отслеживания рекомендаций, которые выносят международные компании на уровень Правительства, эффективно работает.

Мы рассчитываем, что подобный формат взаимодействия будет существовать и дальше и диалог, который выстроился, будет продолжаться ещё не один год.

США. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 15 октября 2018 > № 2762528 Максим Орешкин


Россия. Индия > Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 5 октября 2018 > № 2750186 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Товарооборот между Россией и Индией может вырасти до 30 млрд долларов к 2025 году

Министр экономического развития РФ Максим Орешкин в ходе визита Президента РФ Владимира Путина принял участие в работе Российско-индийского бизнес форума.

В 2017 году товарооборот между Россией и Индией увеличился на 21% и составил 9,4 миллиарда долларов. В январе-июле 2018 года тенденция сохранилась: рост составил 20%, а товарооборот превысил 6,04 миллиардов долларов. «Перед нами поставлена задача роста товарооборота до 30 миллиардов долларов и роста инвестиций до 50 миллиардов долларов к 2025 году",- сообщил министр. Он напомнил, что Индия и Россия входят в десятку крупнейших мировых экономик, суммарный ВВП обеих стран превышает 10% мирового ВВП. «Однако если мы посмотрим на нашу долю в глобальной торговле, то здесь мы увидим цифру меньше одной десятой процента», - отметил он.

Максим Орешкин назвал четыре приоритетных действия, которые надо предпринять в первую очередь. Прежде всего, это укрепление правовых основ сотрудничества. Необходимо обновить соглашения об избежании двойного налогообложения и поощрении и защите инвестиций, активно работать над устранением барьеров во взаимной торговле и инвестициях.

Вторая задача – развитие инфраструктуры, обеспечивающей экономические связи. Министр выделил два элемента: развитие транспортно-логистической инфраструктуры и расширение взаимодействия в финансовой сфере. Он обозначил ключевые проекты - полномасштабный запуск транспортного коридора «Север–Юг», запуск таможенного «Зеленого коридора». Также важно создать удобные возможности для расчетов в национальных валютах и финансирования торговли и совместных проектов.

Кроме того, по словам министра, необходимо расширение сотрудничества в традиционных секторах экономики. «Мы идентифицировали группы товаров, благодаря которым уже в ближайшие годы взаимный экспорт может вырасти на 5 млрд. долл. в обоих направлениях. Это продовольствие, продукция химической, машиностроительной и металлургической отраслей», - сообщил он.

В качестве четвертого направления Максим Орешкин выделил проекты в области новой экономики, в первую очередь, в сфере науки и технологий. «Очень важная история – это координация и взаимоувязка национальных программ социально-экономического развития наших стран. Мы предлагаем, например, запустить ряд проектов в рамках национальной программы Цифровая экономика России и программ Цифровая Индия, «Умные города» и «Сделано в Индии», запущенных Правительством Индии», - подчеркнул министр.

В ходе визита в присутствии лидеров двух стран Максим Орешкин подписал Меморандум о взаимопонимании между Минэкономразвития России и Национальным институтом трансформации Индии. С индийской стороны документ подписал заместитель председателя Национального института трансформации Индии Раджив Кумар. Документом зафиксирован предмет сотрудничества – обмен опытом по развитию экономической политики, подготовке и реализации государственных программ социального, экономического, промышленного и регионального развития. Кроме того, учреждается Российско-Индийской экономический форум, первое заседание которого состоится в 25-26 ноября 2018 года в г. Санкт-Петербурге.

Россия. Индия > Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 5 октября 2018 > № 2750186 Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > economy.gov.ru, 3 октября 2018 > № 2750183 Максим Орешкин

Максим Орешкин: В 2020 году экономический рост ускорится до 2,0%, а в дальнейшем закрепится выше отметки в 3%

Министр экономического развития РФ Максим Орешкин в ходе «Правительственного часа» в Совете Федерации представил прогноз социально-экономического развития на 2019 год и на плановый период 2020 и 2021 годы.

Уважаемая Валентина Ивановна,

Уважаемые сенаторы!

На площадке Совета Федерации не раз и, конечно, абсолютно справедливо ставился вопрос о проблемах в части стратегического планирования. Многие из тех, кто сегодня находится в этом зале, не понаслышке знают эту проблематику. Поэтому сегодня мне хотелось бы доложить Вам как развивается наша работа в данном направлении.

Указ Президента №204 поставил перед страной амбициозные цели. Их достижение требует не просто максимальной отдачи от каждого участника процесса, но и их полной координации, взаимоувязанности действий не только в краткосрочной перспективе, но и на долгосрочном горизонте.

Одним из документов, образующим эту связанность, который является во многом фундаментом всей работы Правительства, это прогноз социально-экономического развития. Именно на его базе делаются оценки любых планов Правительства, именно он является базой для принятия решений в части развития инфраструктуры, определения приоритетов регионального развития.

Работа, которую мы провели за последний год, позволила в этот раз подготовить прогноз не как это традиционно происходило у нас на три года, а сразу на 6 лет до 2024 года. Это открывает возможности в том числе и для более долгосрочного бюджетного планирования, и в целом планирования всего комплекса мероприятий, направленных на достижения национальных целей развития, установленных Указом Президента.

Более того, в рамках работы над прогнозом и стратегией пространственного развития мы подготовили целый набор дополнительных показателей, которые будут использованы при реализации национальных проектов. Можно выделить, например, прогнозную динамику населения в разрезе муниципалитетов, динамику пассажирооборота и грузооборота по ключевым направлениям. Все эти данные, повторюсь, очень важны в качестве входящих при принятии решений о размещении той или иной инфраструктуры: от социальной до транспортной и энергетической.

Также важно отметить, что мы впервые в этом году разработали методику оценки социально-экономических эффектов от реализации инфраструктурных проектов, учитывающих эффекты, которые получает экономика как на фазе строительства, так и эксплуатации. Это позволило провести качественное ранжирование предлагаемых к реализации инфраструктурных проектов и сконцентрировать бюджет на тех, которые имеют максимальную отдачу.

Какие еще отличительные особенности есть у рассматриваемого сегодня документа?

Первое, он учитывает все последние изменения в законодательстве, в том числе в налоговом и пенсионном, а также реализацию плана по повышению инвестиционной активности, утвержденного Правительством в июле этого года.

Второе, прогноз основан на предпосылке достижения национальных целей развития, заложенных в майском указе Президента. Каждая из целей оказывает влияние на показатели прогноза. Так, например, рост продолжительности жизни до 78 лет и соответствующий рост активной жизни будут одним из важных факторов преодоления негативных демографических трендов, а цифровизация экономики позволит добиться бОльших темпов роста производительности труда. Цели, повторюсь, амбициозны, и очевидно, что здесь потребуется совместная работа Правительства и региональных властей по выполнению поставленных задач.

Еще одной особенностью текущей версии прогноза является тот факт, что она подготовлена в условиях высокой волатильности на глобальных рынках. Рост ставок на американском рынке, финансово-экономический кризис развивающихся экономик, который уже захватил Аргентину, Турцию и начинает оказывать негативное влияние на другие экономики с серьезными макроэкономическими дисбалансами – это реалии сегодняшнего дня. Именно эти условия с наложившимися на них ожиданиями дополнительного санкционного давления привели к повышенной волатильности российского финансового рынка.

Но, в отличие от прошлых эпизодов, реализованные за последние годы структурные макроэкономические реформы позволили нам уверенно прогнозировать всего лишь краткосрочный негативный эффект этой волатильности как на финансовых рынках, так и в экономике.

Именно эффективность работающих институтов позволила нам занять твердую позицию и прогнозировать долгосрочную устойчивость ключевых индикаторов и ожидать, например, возвращения курса рубля к фундаментальным значениям даже в период максимальной волатильности.

Напомню, несмотря на волатильность мы сохраняли наш прогноз курса на конец года неизменным на уровне в 64 рубля за доллар даже в тот момент, когда многие начали подвергать его большому сомнению. В итоге произошло именно то, о чем я, например, говорил во Владивостоке: за последние три недели рубль уже укрепился с 70,5 до 65,0 рублей за доллар.

В целом по текущему году мы ожидаем, что экономика покажет рост на уровне в 1,8%, а инфляция закончит год на отметке в 3,4%.

В предстоящие годы мы ожидаем умеренно негативных внешних условий: постепенное замедление мирового экономического роста ближе к отметке в 3% и плавное снижение нефтяных цен до уровня ниже 60 долларов за баррель к 2024 году.

Следующий год во многом будет переходным, с непростым первым кварталом. Связано это будет с тем фактом, что повышение НДС произойдет с 1 января 2019 года, а активная фаза реализации национальных проектов начнется ближе к середине года. Также на первый квартал, по нашей оценке, придется максимальное замедление кредитной активности, вызванное волатильностью на финансовых рынках. По итогам года рост останется положительным. Он замедлится, по нашей оценке, до 1,3%. Инфляция ускорится до 4,3% . Пиковым значение по инфляции мы пройдем в начале года на уровне около 5%.

Начиная с 2020 года восстановление экономического роста будет основываться на результатах реализуемых изменений и успешной реализации национальных проектов. Это очень важный момент. Экономический рост ускорится до 2,0% в 2020 году, а в дальнейшем закрепится выше отметки в 3%.

Какие факторы сыграют ключевую роль в ускорении экономического роста?

Первое, смягчение демографического удара по экономике. Вместо базового сценария снижения экономически активного населения на 2 млн. чел. теперь мы ожидаем его положительной динамики. Ключевые факторы здесь: рост продолжительности активной жизни, положительная динамика миграционного притока и изменения в пенсионной системе. Занятость будет расти еще большими темпами на фоне постепенного снижения уровня структурной безработицы и создание возможностей работать для тех, кто этого хочет, но по тем или иным причинам не имеет возможности. Причем, например, помимо ряда краткосрочных решений нам нужно всерьез задуматься о долгосрочной политике привлечения к нам в страну молодых высококвалифицированных специалистов. В этом направлении нами подготовлен план действий, который планируется к утверждению правительством уже в ближайшее время. Считаю, что здесь нам нужно идти глубже и ставить вопрос о выводе системной поддержки развития русскоязычных школ за границей на качественно иной, более высокий уровень.

Второе, повышение качества и объемов инвестиционной активности до уровня в 25% ВВП. В июле был утвержден правительственный план, направленный на эти цели, – его реализация уже находится в активной фазе. В настоящее время Правительство завершило подготовку и так называемого отраслевого раздела, который содержит предложения по изменению отраслевого регулирования, а также конкретные прогнозные значения по динамике инвестиций в разрезе отраслей и, что важно, закрепленных за каждой отраслью персонального ответственного министерства. Повышение степени персональной ответственности – это важный элемент планирования в этом цикле. Об этом я также скажу чуть позже.

И, наконец, третий компонент, ускорение темпов роста производительности труда, которое будет поддерживаться активным процессом цифровизации экономики, усилением инновационной активности и реализацией национального проекта «Производительность труда», направленного на внедрение современных подходов в управлении.

В итоге мы ожидаем, что темпы роста российской экономики в результате комплексного улучшения по этим трем направлениям превзойдут рост мирового ВВП и позволят России войти в пятерку самых крупных экономик, преодолев текущее, по оценке МВФ, 4% отставание от Германии и позволив нам остаться впереди Индонезии.

Инфляционная динамика, по нашим оценкам, стабилизируется вблизи целевого значения в 4%. Рост доходов и заработных плат в реальном выражении будет составлять 2-3% в год, что вместе с реализуемыми мерами социальной политики позволит продолжить тенденцию к снижению бедности. Отмечу, что за последний год произошло ее снижение на 1,4 млн. чел. или на 1 п.п. c 13,8 до 12,8%.

Еще раз повторю, достижение запланированных показателей в прогнозе возможно только при условии эффективной и успешной реализации национальных проектов и достижения национальных целей развития. Если посмотреть на историю исполнения майских указов 2012 года, то часть показателей, особенно экономических, не были достигнуты и более того, весь период реализации отсутствовали четкое понимание механизма их достижения, отсутствовал также и механизм мониторинга и контроля за их достижением.

На прошлой неделе правительство утвердило «Основные направления деятельности Правительства Российской Федерации до 2024 года», это один из ключевых документов стратегического планирования, который определяет систему приоритетов и целевых ориентиров деятельности Правительства на среднесрочную перспективу, устанавливает механизмы достижения национальных целей, поставленных Президентом в Указе.

Новизна этого документа заключается в том, что впервые предложен инструмент достижения национальных целей развития. По каждой национальной цели развития будет сформирован план её достижения, который будет устанавливать траектории выхода на целевые уровни, описывать факторы, оказывающие влияние на достижение цели, а также перечень государственных программ Российской Федерации (включая входящие в их состав федеральные проекты), к сферам реализации которых относится управление соответствующими факторами изменений.

Таким образом, план достижения национальных целей будет де-факто представлять собой экономическую «модель» достижения национальных целей развития, включающую в том числе идентификацию и описание ключевых рисков с возможными направлениями действий по их нейтрализации.

Еще одна отличительная особенность – за каждой национальной целью развития будет закреплен ответственный куратор – заместитель Председателя Правительства Российской Федерации.

В целях мониторинга достижения национальных целей будет осуществляться подготовка Отчета о ходе их достижения, содержащего информацию и анализ динамики конечных показателей и факторов достижения в увязке с ключевыми мероприятиями, а также Отчета об эффективности реализации госпрограмм, направленных на достижение национальных целей развития.

Предлагаемый порядок обеспечит понимание на рани стадиях как происходит движение с точки зрения достижения целей и позволит содержательно корректировать действия, в том числе в рамках национальных проектов в течении шестилетнего срока.

Также важно, что в этот раз мы де-факто впервые провели увязку прогноза социально-экономического развития с комплексным планом развития инфраструктуры и стратегией пространственного развития. Последний документ вызвал серьезные дискуссии, мы неоднократно обсуждали его в том числе на площадке Совета Федерации и пришли к согласованным позициям. Но еще раз повторю, эта работа проведена впервые в истории современной России. Нам предстоит здесь еще много работы в ближайшие годы, но я считаю, что фундамент здесь заложен уже очень хороший.

И последнее, что я хотел бы отметить. Планируемые к реализации национальные проекты предполагают значительное увеличения объема строительных работ начиная с транспортной инфраструктуры и заканчивая культурными центрами.

Здесь хотел бы отметить два очень важных момента.

Первое. Вся эта стройка должна быть обеспечена необходимыми ресурсами: строительными материалами, продукцией металлургии и машиностроения, трудовыми ресурсами. В отдельных сегментах у нас есть риск того, что, если мы не обеспечим рост спроса увеличением предложения мы можем столкнуться со значительным ростом цен, дефицитом и сорвать выполнение намеченных планов. Например, такая ситуация может сложиться с битумом, спрос на который из-за увеличения инфраструктурных инвестиций может удвоиться.

Понимая эту проблему, я доложил ее Президенту и теперь в рамках соответствующего поручения мы начали комплексную работу по оценке плановой потребности в ключевых ресурсах, в том числе в региональном разрезе, и возможностей по наращиванию производства. Соответствующие запросы уже направлены в регионы.

Второе. Контроль за эффективностью и своевременностью строительных работ. Очень важно, чтобы планы реализовывались в срок. Здесь мы планируем усилить контроль за реализацией проектов в рамках ФАИП и своевременно сигнализировать о возникающих проблемах для того, чтобы своевременно принять решение о корректировке планов и выделении дополнительных ресурсов.

Спасибо за внимание!

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > economy.gov.ru, 3 октября 2018 > № 2750183 Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > economy.gov.ru, 25 сентября 2018 > № 2750182 Максим Орешкин

Максим Орешкин проинформировал Президента РФ о текущей ситуации и перспективах российской экономики

Президент России Владимир Путин провёл рабочую встречу с министром экономического развития РФ Максимом Орешкиным. Глава Минэкономразвития проинформировал Главу государства о текущей экономической ситуации в стране и дальнейших перспективах роста экономики.

В.Путин: Максим Станиславович, у Вас есть анализ результатов работы экономики за первое полугодие. Слушаю Вас внимательно.

М.Орешкин: Уважаемый Владимир Владимирович! Хотел бы доложить, как идет развитие экономики. Цифры, в принципе, нормальные: за первое полугодие рост ВВП – 1,6 процента.

По инвестиционной активности – рост 3,2 процента. Это выше, чем рост ВВП, то есть это положительный сигнал относительно будущей динамики. Если посмотреть июль, то здесь у нас 1,8 процента.

По инфляционной динамике все находится в рамках целевых ориентиров Центрального банка. По итогам августа инфляция поднялась, сейчас около трех процентов, но у нас целевой ориентир – четыре процента, поэтому здесь динамика в целом положительная.

Очень хорошие показатели по рынку труда. Безработица опустилась до уровня 4,7 процента. Реальные зарплаты за первое полугодие прибавили 8,7 процента – это рекордный уровень с 2012 года. Здесь динамика положительная.

Важные события происходят на внешних рынках. Если смотреть на то, что сейчас происходит в странах с развивающейся экономикой, то там события очень волатильные.

Например, валюты таких стран, как Аргентина, Турция, с начала года подешевели в два раза к американскому доллару. В этих экономиках развиваются определенные кризисные явления.

Если посмотреть на ряд других стран, таких, как ЮАР, Индия, Бразилия, то там тоже не все так хорошо. И на этом фоне российский рубль, который с начала года тоже несколько подешевел к корзине евро-доллар примерно на 15 процентов, выглядит, конечно, – на фоне тех валют – очень устойчиво.

Есть две главные причины. У нас хорошая общая макроэкономическая ситуация, у нас бездефицитный бюджет. У нас положительное сальдо текущего счета, умеренный внешний долг. Это обеспечивает общую стабильность.

Вторая история – это работающий механизм изъятия нефтяных сверхдоходов, который в том году запущен. Сейчас Центральный банк приостановил покупку валюты по этому механизму, и предложение на рынке увеличилось примерно на шесть миллиардов долларов в месяц.

Это, конечно, обеспечивает стабильность рынку. У нас идет отток капитала с рынка государственных ценных бумаг. За последние несколько месяцев потеряно порядка 300 миллиардов рублей, иностранные инвесторы вывели. Но это все позволяет балансировать, и в целом ситуация устойчивая.

Закончили также работу над шестилетним прогнозом, который предполагает выход к 2020–2021 году на темпы роста выше трех процентов.

Три ключевых направления, которые позволяют это сделать, – это увеличение инвестиционной активности до 25 процентов ВВП, рост производительности труда, вообще не связанный с инвестициями, более положительная динамика экономически активного населения.

То, чем сейчас Правительство занимается, – недавно принят план по повышению инвестиционной активности, в том числе сейчас будет принят отраслевой разрез, национальные проекты готовятся, ряд других изменений в социально-экономической сфере, – всё нацелено на исполнение указов, в том числе по экономическому росту.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > economy.gov.ru, 25 сентября 2018 > № 2750182 Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 25 сентября 2018 > № 2740879 Максим Орешкин

Встреча с главой Минэкономразвития Максимом Орешкиным

Владимир Путин провёл рабочую встречу с Министром экономического развития Максимом Орешкиным. Обсуждались, в частности, текущая экономическая ситуация в стране и дальнейшие перспективы роста экономики.

В.Путин: Максим Станиславович, у Вас есть анализ результатов работы экономики за первое полугодие. Слушаю Вас внимательно.

М.Орешкин: Уважаемый Владимир Владимирович, хотел бы доложить, как идёт развитие экономики. Цифры, в принципе, нормальные: за первое полугодие рост ВВП – 1,6 процента.

По инвестиционной активности рост – 3,2 процента. Это выше, чем рост ВВП, то есть это положительный сигнал относительно будущей динамики. Если посмотреть июль, то здесь у нас 1,8 процента.

По инфляционной динамике всё находится в рамках целевых ориентиров Центрального банка. По итогам августа инфляция поднялась, сейчас около трёх процентов, но у нас целевой ориентир – четыре процента, поэтому здесь динамика в целом положительная.

Очень хорошие показатели по рынку труда. Безработица опустилась до уровня 4,7 процента. Реальные зарплаты за первое полугодие прибавили 8,7 процента – это рекордный уровень с 2012 года. Здесь динамика положительная.

Важные события происходят на внешних рынках. Если смотреть на то, что сейчас происходит в странах с развивающейся экономикой, то там события очень волатильные.

Например, валюты таких стран, как Аргентина, Турция, с начала года подешевели в два раза к американскому доллару. В этих экономиках развиваются определённые кризисные явления.

Если посмотреть на ряд других стран, таких как ЮАР, Индия, Бразилия, то там тоже не всё так хорошо. И на этом фоне российский рубль, который с начала года тоже несколько подешевел к корзине евро–доллар примерно на 15 процентов, выглядит, конечно, – на фоне тех валют – очень устойчиво.

Есть две главные причины. У нас хорошая общая макроэкономическая ситуация, у нас бездефицитный бюджет. У нас положительное сальдо текущего счёта, умеренный внешний долг. Это обеспечивает общую стабильность.

Вторая история – это работающий механизм изъятия нефтяных сверхдоходов, который в том году запущен. Сейчас Центральный банк приостановил покупку валюты по этому механизму, и предложение на рынке увеличилось примерно на шесть миллиардов долларов в месяц.

Это, конечно, обеспечивает стабильность рынку. У нас идёт отток капитала с рынка государственных ценных бумаг. За последние несколько месяцев потеряно порядка 300 миллиардов рублей, иностранные инвесторы вывели. Но это всё позволяет балансировать, и в целом ситуация устойчивая.

Закончили также работу над шестилетним прогнозом, который предполагает выход к 2020–2021 году на темпы роста выше трёх процентов.

Три ключевых направления, которые позволяют это сделать: это увеличение инвестиционной активности до 25 процентов ВВП, рост производительности труда, вообще не связанный с инвестициями, более положительная динамика экономически активного населения.

То, чем сейчас Правительство занимается, – недавно принят план по повышению инвестиционной активности, в том числе сейчас будет принят отраслевой разрез, национальные проекты готовятся, ряд других изменений в социально-экономической сфере – всё нацелено на исполнение указов, в том числе по экономическому росту.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 25 сентября 2018 > № 2740879 Максим Орешкин


Россия > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 24 сентября 2018 > № 2738864 Максим Орешкин

Максим Орешкин: У министерства нет причин менять свой прогноз

Россияне не должны эмоционально реагировать на события, которые происходят на финансовом рынке. Об этом в эксклюзивном интервью RT заявил министр экономического развития России Максим Орешкин, который принял участие в Евразийском женском форуме. Глава МЭР также рассказал о притоке инвестиций в российскую экономику, курсе рубля и спорах в ВТО из-за торговых войн, начатых США. Кроме того, министр поделился планами по развитию малого и среднего бизнеса, в том числе по поддержке женщин-предпринимателей.

- Максим Станиславович, мы с вами разговариваем на полях Евразийского женского форума, где вновь поднималась тема глобального вклада женского бизнеса в экономику. По разным оценкам, сегодня около 10% мировой собственности приходится именно на женский бизнес, а в некоторых странах половину вклада в ВВП обеспечивают женщины-предприниматели. Какова сейчас доля женского бизнеса в России? Планирует ли Минэкономразвития создавать специальные программы или проекты, которые бы стимулировали женщин к началу предпринимательской деятельности?

- Я бы поставил вопрос шире - о роли женщин в экономике России. Сейчас уровень экономической активности женщин составляет где-то 56 - 57%, мужчин - 71%. Если нам добиться повышения этого показателя до уровня Норвегии, то это сразу будет означать прибавку к ВВП на уровне 4% и становление России пятой экономикой мира.

А если экономическую активность женщин подтянуть до уровня этого показателя у мужчин, то эта прибавка к ВВП составит 13 - 14%. Поэтому, когда решаются вопросы усиления экономического роста, мы смотрим на разные способы, и увеличение экономической активности женщин - это одно из ключевых направлений, особенно учитывая дефицит на рынке труда, который формируется в настоящее время.

Что касается вопроса предпринимательства, то у нас порядка 35% руководителей предприятий малого и среднего бизнеса - это женщины. В мире эта доля чуть меньше, но это значит, что в нашей стране больше перспектив по развитию женского предпринимательства, чем во многих других. И если посмотреть статистику последних лет, то мы увидим, что за два года у нас доля женщин-предпринимателей выросла на 22%. При этом по мужчинам динамика слегка негативная. Поэтому у нас есть отдельный блок, связанный с поддержкой женского предпринимательства в рамках национального проекта по малому и среднему предпринимательству, который Минэкономразвития сейчас разрабатывает.

- Вы можете назвать какие-то конкретные меры?

- Главная работа - информационная. Нужно сделать так, чтобы информация о возможностях делать бизнес была доступна для всех заинтересованных. Что касается вопросов социальной политики (и это очень важно), когда в начале года мы структурировали демографическую программу, то большое внимание уделили развитию системы яслей или возможности использовать материнский капитал для оплаты услуг частных детских садов, нянь и так далее. Вся эта история направлена на то, чтобы у максимального числа женщин, которые хотят активно заниматься предпринимательской деятельностью, была возможность отводить время в своем семейном графике для самореализации. Как раз комбинация социальной политики и экономических программ - это то, что позволяет высвободить время и начать свой бизнес.

- Извините за личный вопрос, но вы ожидали такого внимания к себе со стороны женщин, которые хотели с вами сфотографироваться? Здесь, в Санкт-Петербурге, на полях Евразийского женского форума?

- Не ожидал, но приятно.

- Сколько фотографий с вами сделали?

- Даже не знаю, но я старался никому не отказывать.

"Вставляют палки в колеса"

- Давайте все-таки вернемся к более глобальным вопросам. В начале октября запланирован визит президента России Владимира Путина в Индию. В последние годы наблюдается заметный рост товарооборота двух стран. Что обеспечивает прирост этого показателя? Могут ли трансформироваться российско-индийские отношения в связи с так называемой торговой войной США и Китая, а также в целом ограничительной внешнеторговой политикой Трампа?

- Непростые отношения американцев с их торговыми партнерами - это в первую очередь возможности, которые открываются на этих рынках. Американцы поставляют много продукции и услуг в Китай и Индию, соответственно, повышение пошлин делает эту продукцию менее конкурентоспособной и открывает ниши, где Россия могла бы конкурировать, тоже предлагая свою продукцию.

Что касается увеличения объема торговли с Индией, то сейчас прирост происходит за счет топливно-энергетических товаров. Здесь надо говорить откровенно: да, у нас заключаются новые контракты, у нас расширяется сотрудничество, увеличиваются объемы поставок, увеличиваются ценовые показатели. Но если взглянуть на структуру нашей торговли с Индией, то здесь еще существует обширное пространство для работы и для диверсификации торговли. Поэтому за последний год мы запустили целый ряд инициатив, которые направлены на то, чтобы наши торгово-экономические отношения с Индией могли выйти на новый уровень.

- О каких инициативах идет речь?

- Во-первых, мы ведем детальный анализ структуры торговли наших стран с индийскими коллегами и ищем ниши, где у нас есть потенциал значительного развития. Например, если посмотреть отдельные области, то это сельское хозяйство, которое активно развивается в России и Индии. Кроме того, высокотехнологичная продукция в машиностроительном и ряде других направлений. Там тоже есть ниши, где возможно увеличение объемов торговли. Мы сейчас делаем такой анализ и готовы его представить уже в ближайшее время, мы также будем обсуждать его во время визита президента России в Индию.

Второе направление - это сотрудничество с индийским институтом, отвечающим за обмен опытом в реформировании экономической и отраслевой политики, а также за работу с малым и средним бизнесом и финансовым сектором. Опять же мы стараемся находить ниши, где сотрудничество может развиваться и снимать барьеры, которые существуют между нашими странами.

И третье направление - это большой проект, где мы работаем не только с Индией, но и с Ираном, а также активно работаем с Азербайджаном. Например, президент Ильхам Алиев 1 сентября был в Сочи, где активно обсуждался вопрос развития коридора "Север - Юг", который свяжет Россию и европейский рынок с Индией по наиболее короткому маршруту. Это морская перевозка грузов из Индии в Иран, а затем по железной дороге в Россию, через порты - на европейский рынок и, соответственно, поставка товаров обратно. Создание таких транспортно-логистических коридоров значительно сократит время, уменьшит барьеры и снизит стоимость доставки.

- Вы сейчас подняли тему международной торговли. Можете рассказать, как обстоят дела с иском России в ВТО, который наша страна подала после введения США пошлин на сталь и алюминий? На какой исход рассчитывает Минэкономразвития в этом торговом споре?

- Мы считаем, что меры, которые ввели США против практически всех своих торговых партнеров (Россия попала в их число), являются так называемыми специальными защитными мерами и не имеют ничего общего с вопросами безопасности.

Они просто защищают внутренний рынок США - неконкурентный, который на самом деле не обладает достаточным уровнем конкуренции по сравнению с российским производством. Поэтому здесь мы действуем по стандартным процедурам ВТО - сразу объявили о целом пакете мер по повышению обратных пошлин против США.

Уже рассчитан ущерб, который нанесли США нашей экономике своими действиями. Он составляет порядка $600 млн, и порядка $100 млн мы уже компенсировали обратными пошлинами, причем мы сделали это настолько аккуратно, что введенные пошлины никто не заметил: это узкие сегменты тех товаров, которые имеют конкурентов либо российского происхождения, либо в других странах - наших торговых партнерах.

Что касается иска, то с точки зрения процедур, которые сейчас идут в ВТО, первый этап - это консультации. И по правилам международной торговой организации их содержание нельзя раскрывать.

Но сейчас можно сказать, что этот этап пройден, что договоренностей и прогресса не было достигнуто. Это означает, что мы будем постепенно переходить к следующей стадии - рассмотрению дела по существу в органе по разрешению споров ВТО.

И по завершении этой процедуры (или если она в течение трех лет вдруг не будет завершена, мы получим это право автоматически) мы сможем ввести целый набор пошлин, чтобы полностью компенсировать ущерб, который Россия уже сейчас несет от решений американской администрации.

Орешкин: пошлины США не имеют ничего общего с вопросами безопасности

- На днях Еврокомиссия представила новый план реформы ВТО "для большего соответствия современности". Как вы считаете, насколько сейчас торговая организация нуждается в реформировании?

- Мы всегда говорили, что изменения в ВТО необходимы. Мировая экономика меняется, но самое главное - те процедуры, которые сейчас существуют в ВТО, по темпу работы и реализации не соответствуют динамичному миру, в котором мы живем. Именно об этом говорит Еврокомиссия.

Дело, как обычно, в деталях: у нас большая задача проработать все инициативы и направления, провести консультации до конца года. Со своими предложениями выступают не только наши партнеры в Европе, но и Индия и Китай, какие-то предложения делаем мы. Дискуссия сейчас находится в активной фазе. Главная задача - сделать ВТО быстрым и эффективным институтом. Сейчас есть проблемы в органе по разрешению споров и в апелляционном органе, некоторые процедуры просто застряли из-за того, что отдельные страны (мы говорили сейчас о США) активно вставляют палки в колеса этого механизма. Поэтому изменения должны быть направлены на то, чтобы и палки нельзя было вставлять, и сам механизм работал быстро и эффективно в соответствии с теми договоренностями, которые были подписаны на базе этой организации.

"Отток капитала не может продолжаться вечно"

- Что сейчас происходит с инвестиционной привлекательностью России? Вы говорите, что США вставляют палки в колеса.

- Здесь можно говорить абсолютно откровенно: существует один базовый показатель, на который всегда надо обращать внимание, - динамика инвестиционной активности. Что мы здесь видим? В прошлом году прирост инвестиций составил 4,4%, что больше роста ВВП. В этом году у нас за первое полугодие ожидается в районе 3 - 4%. Опять же рост инвестиционной активности превысит темпы роста ВВП.

Это означает, что инвестиционная активность растет быстрее, чем экономика в целом. Поэтому могу сказать, что есть объективная статистика и объективная динамика. Да, вы абсолютно правы, у нас много трудностей, не все иностранные партнеры рады тому, что инвестиционному процессу в России вставляют палки в колеса. Но мы работаем над этим и ставим амбициозные цели.

По нашей оценке, опережающий рост инвестиций должен сохраниться на шестилетний период, именно на это был направлен июльский план правительства по повышению инвестиционной активности.

Например, 20 сентября на заседании правительства мы рассматривали одно из решений - новый законопроект, который направлен на улучшение конкуренции в экономике, вводящий со временем новый запрет на создание унитарных предприятий, которые на региональном и муниципальном уровнях очень часто являются факторами ограничения конкуренции.

Орешкин: в прошлом году прирост инвестиций в РФ составил 4,4%

- Сейчас одна из обсуждаемых тем в экономике - первое за два с половиной года повышение ключевой ставки Центробанка. Как это решение регулятора может отразиться на экономике?

- Как я неоднократно говорил, денежно-кредитная политика - это прерогатива Банка России. Институт, который сформирован за последние три-четыре года, по моей личной оценке, является одним из самых качественных не только среди развивающихся, но даже и в ряде развитых стран. Работа ЦБ направлена на обеспечение долгосрочной устойчивости цен и финансовой стабильности. Скажу честно, во многом решения, которые принимаются ЦБ, нами ожидались.

У министерства нет причин менять свой прогноз, где заложены показатели по инфляции на уровне 4,3% по итогам 2019 года. Действия ЦБ как раз направлены на удержание инфляции.

Мы также ожидаем не самого лучшего первого квартала 2019 года, это будет связано с повышением НДС. Кроме того, мы ожидаем, что темпы роста кредитного портфеля немножко просядут, и это связано не напрямую со ставкой ЦБ. Скорее, ставка ЦБ и последние решения регулятора позволят повысить активность в средней и долгосрочной перспективе за счет стабилизации инфляционных ожиданий. Эта проблема больше связана с волатильностью финансовых рынков, которая идет к нам извне. Поэтому мы ожидаем, что первый квартал будет самым непростым, но с постепенным улучшением ситуации в дальнейшем.

- Тем не менее давление на внутренний финансовый рынок все же сохраняется, и этот фактор влияет на курс рубля.

- Я бы сказал, что такие временные факторы, как волатильность и санкции, затронули, к примеру, рынок государственных облигаций. Мы наблюдали значительный отток капитала. Только за период с апреля по июль он составил 350 млрд рублей, из них более 100 млрд пришлись на август. Таким образом, давление на внутренний финансовый рынок сохраняется. Но, разумеется, столь существенный отток капитала не может продолжаться вечно, поскольку объем гособлигаций на балансе иностранных инвесторов ограничен. Поэтому даже столь негативные тенденции носят лишь краткосрочный характер. К тому же есть основные долгосрочные факторы: профицит счета текущих операций, сильная фискальная позиция, низкая инфляция и взвешенная политика Центрального банка. Все это у нас есть, а значит, курс рубля выйдет на уровень, который определяется долгосрочными тенденциями изменения платежного баланса, а не наблюдаемой в краткосрочной перспективе волатильностью.

- В конце нашего разговора хотелось бы подробнее поговорить о рубле. За последний месяц мы снова наблюдали активную динамику на валютной площадке. Стоит ли населению ориентироваться на те прогнозы, которые вы озвучили? Люди ведь на практике хотят понимать, что им делать в ближайшее время.

- Здесь очень простая ситуация: у нас плавающий обменный курс, это означает, что он может колебаться то в одну, то в другую сторону. И волатильность у него довольно существенная. И это люди, конечно же, замечают.

Самая большая ошибка - когда граждане начинают эмоционально реагировать на происходящее на финансовом рынке. Например, полторы недели назад, когда курс доллара поднялся выше 70 рублей, у этого события был очень сильный эмоциональный контекст. И, чтобы обезопасить людей от принятия эмоциональных решений, я напрямую дал комментарий в СМИ, что сейчас надо не покупать, а продавать доллары и инвестировать в рубль.

Я сделал это, чтобы был какой-то противовес в информационном пространстве, чтобы кто-то задумался: по фундаментальным причинам нет повода для паники. Так, за прошедшие полторы недели рубль укрепился больше чем на 5% к доллару, и те, кто тогда эмоционально принимал решение о покупке иностранной валюты, сейчас оказываются в минусе, в убытке.

Главный вывод, который все должны вынести из этой ситуации: не нужно эмоционально реагировать на события, которые происходят на финансовом рынке. Нужно доверять ЦБ, который обеспечивает долгосрочную ценовую стабильность, а устойчивая инфляция - то, что в первую очередь обеспечивает стабильность валюты.

Россия > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 24 сентября 2018 > № 2738864 Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 24 сентября 2018 > № 2737996 Максим Орешкин

Брифинг Максима Орешкина по завершении заседания президиума Совета при Президенте Российской Федерации по стратегическому развитию и национальным проектам

Из стенограммы:

М.Орешкин : Сегодня прошёл президиум Совета по стратегическому развитию и национальным проектам. Рассматривали целый набор национальных проектов. Вкратце расскажу о тех решениях, которые были приняты.

Первый проект – это проект по развитию малого и среднего предпринимательства. Здесь работа будет вестись по всем ключевым направлениям. У нас стоят очень амбициозные цели: повышение занятости в сегменте МСП, рост доли этого сектора в ВВП до 32,5% к 2024 году. Чтобы достичь этих амбициозных целей, надо будет работать по всем направлениям, сделать так, чтобы больше людей открывали своё дело, начинали свой бизнес, чтобы эти компании не сталкивались с барьерами, плохим инвестиционным климатом.

Второй проект в рамках национального проекта посвящён улучшению делового климата. Сейчас запускается механизм трансформации делового климата. Уже в октябре будет проведена правительственная комиссия, она рассмотрит первый набор барьеров, которые мы будем стараться убрать через изменения законодательства и других нормативно-правовых актов. Третий момент связан с тем, что компании, которые уже существуют, должны активнее расти и развиваться. Здесь самое тяжёлое и важное направление – это обеспечение доступными финансовыми ресурсами малых и средних предприятий. У нас запланирована на шестилетний срок выдача более 10 трлн льготных кредитов по ставке – ключевая ставка плюс 2%, но конечная ставка для заёмщика не выше 8,5%. Уже в следующем году, по плану, мы должны выдать по этой новой программе свыше 1 трлн рублей новых кредитов. Это очень значительный объём, который, по нашим оценкам, даст серьёзный толчок развитию большого количества малых и средних предприятий в нашей стране.

Вопрос финансирования будет сопровождаться расширением работы, которую мы ведём по государственным закупкам, по допуску малых и средних предприятий к закупкам госкомпаний. У нас уже в этом году объём закупок компаний у МСП должен составить 3 трлн рублей. Мы планируем выйти на объём 5 трлн рублей к 2024 году. Тоже довольно активный рост. В целом будет развиваться целый набор инструментов. Итогом работы у нас должно стать большее количество предприятий, которые формируются. Срок жизни предприятий должен увеличиться, предприятия должны активнее расти, увеличивать выпуск, добавленную стоимость, которая создаётся на предприятиях, и среднесписочная численность занятых на предприятиях тоже будет расти. Совокупность этих мер и показателей будет приводить к выполнению верхнеуровневых показателей проекта, связанных с численностью занятых и долей сегмента МСП в ВВП.

Второй проект – это проект производительности труда. Он формируется на основе приоритетного проекта, утверждённого ещё в конце прошлого года. По этому проекту ведётся активная работа. Уже в этом году в пилотных регионах на пилотных предприятиях задача – обеспечить активный рост производительности не только за счёт, например, увеличения инвестиционной активности, но в том числе за счёт внедрения современных управленческих технологий, бережливого производства. У нас предприятия, входящие в программу, должны выполнять нормативы роста производительности на 10% в первый год, совокупно за два года – 15%, за три года – 30%. Именно такие целевые показатели мы будем ставить по каждому предприятию, которое будет входить в проект. Будем работать совместно с региональными властями, которые будут играть здесь ключевую роль с точки зрения реализации региональных программ. У нас здесь планируется целая подборка механизмов дополнительного стимулирования предприятий к повышению производительности труда, стимулирование регионов, которые будут демонстрировать наивысшие показатели роста производительности труда в экономике. Есть полная увязка проекта с проектом по малому и среднему предпринимательству. Программа финансирования, о которой я говорил, будет иметь специальные режимы и дополнительную пониженную ставку для предприятий – участников программы повышения производительности труда. Работаем мы и с другими инструментами, Фонд развития промышленности у нас активно подключается к этой работе. Весь этот комплекс мероприятий будет позволять вовлекать всё большее количество предприятий в этот проект, всё большее количество регионов, и постепенно это будет оказывать влияние на показатели роста производительности труда в целом по экономике, которые у нас уже учтены в прогнозе.

Третий момент, о котором хотел рассказать, это комплексный план развития магистральной инфраструктуры. Здесь подготовлены планы по развитию транспортной инфраструктуры, энергетической инфраструктуры. Что самое важное, мы сейчас формируем новый механизм управления развитием инфраструктуры в нашей стране, который будет объединять все планы по инфраструктуре различных министерств, компаний с государственным участием, частных инвесторов. Всё это будет объединяться в едином объекте – инфраструктурной карте, будет учитываться взаимосвязь этих объектов, планы на федеральном уровне будут увязываться с планами на региональном уровне. Что очень важно, будет по каждому проекту проводиться оценка социально-экономических эффектов, причём по каждому проекту будет считаться оценка увеличения добавленной стоимости в экономике, как на этапе строительства, так и на этапе эксплуатации объектов. Отдельный мониторинг мы будем вести по объёму необходимых ресурсов – строительных ресурсов, цемента, битума, других материалов, трудовых ресурсов для реализации этих проектов. На ближайшие годы только дополнительное финансирование по комплексному плану транспортной инфраструктуры – это 1,4 трлн рублей. То есть объём инвестиций здесь увеличивается, количество объектов, которые будут одновременно находиться в стройке, увеличивается, поэтому здесь очень важно контролировать, чтобы было сбалансировано предложение строительных ресурсов со спросом на них, чтобы не происходило роста цен.

Также будет создан отдельный центр мониторинга реализации таких комплексных проектов. Его задачей будет взаимоувязка разных элементов и разных этапов реализации крупных проектов. И тот же, например, проект по реализации БАМа и Транссиба – это не только инвестиции в железнодорожную инфраструктуру, это создание электросетевого хозяйства, это строительство портов на конце железнодорожных веток, для того чтобы то, что перевозится по железной дороге, затем могло экспортироваться через морские порты. То есть взаимоувязка, контроль сроков, контроль стоимости – этой работой будет заниматься специальный центр мониторинга.

Вопрос: На каком этапе сейчас находится этот план развития инфраструктуры, он уже подготовлен для рассмотрения?

М.Орешкин: Сегодня на президиуме уже рассматривали конкретный список объектов, и в целом он был утверждён. Там небольшие доработки предстоят.

Вопрос: Какой общий бюджет на шесть лет?

М.Орешкин: 1,4 трлн дополнительных ресурсов. У нас есть 1,5 трлн базовых бюджетных ассигнований, которые были запланированы, сверх ещё 1,4 трлн добавляется. Это только финансирование из федерального бюджета. Соответственно, там проекты будут сопровождаться финансированием из бюджета «РЖД», у нас на предстоящие шесть лет инвестпрограмма «РЖД» – 7 трлн рублей. Инвестпрограмма «ФСК», Росавтодора, целого набора других государственных компаний… В целом эта сумма будет с лихвой превышать 10 трлн рублей.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 24 сентября 2018 > № 2737996 Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 11 сентября 2018 > № 2727025 Максим Орешкин

Интервью министра экономического развития РФ Максима Орешкина радио Business FM на полях Восточного экономического форума

Глава Минэкономразвития России Максим Орешкин дал Business FM большое интервью в рамках Восточного экономического форума. С ним беседовал главный редактор радиостанции Илья Копелевич.

Мы на прошлой неделе провели опрос ритейла и рестораторов на предмет цен на продукты, и в среднем они все говорят о росте цен, который начался в конце августа, на 5-6% по вполне понятным причинам: курс, грядущий НДС, есть еще отраслевые факторы этого сезона, да и в целом доллар сейчас 70. Прогнозы на инфляцию будут меняться?

Максим Орешкин: Рестораторы - это такая всегда смешанная выборка.

Не их цены - закупка.

Максим Орешкин: Я имею в виду, что те продукты, которые они покупают, это не обычная корзина для россиян. К таким оценкам подходить нужно аккуратно, но абсолютно согласен: есть тенденция к усилению инфляционного давления. Мы видим - и по статистике уже годовые изменения превысили 3%, мы ожидаем, что к концу года цифра продолжит ускоряться и в первом квартале достигнет пика в районе 5%. То есть здесь ускорение ожидается, будет идти по всем группам. Курсовая волатильность, то ослабление рубля, которое мы сейчас видим, в случае его сохранения на продолжительный период времени будет оказывать тоже на динамику цен повышательное воздействие, и от этого никуда не деться. Будем смотреть, что будет происходить на валютном рынке. По нашим оценкам, текущий курс серьезно отклоняется от равновесного, при прочих равных условиях рубль должен был бы укрепляться, но прочих равных условий нет, потому что мы видим все, что происходит на глобальных рынках, мы видим, что происходит с валютами Турции, Аргентины, Бразилии, ЮАР, Индии. Все валюты сейчас вошли в высокую турбулентность. Это не просто влияет на российский рынок, оно еще усиливается теми историями, связанными с обсуждением санкционных рисков. Тот же Центральный банк пытается стабилизировать ситуацию. Они отказались от покупки валюты на открытом рынке. Сейчас они будут обсуждать вопросы динамики процентных ставок. У нас де-факто вслед за ослаблением рубля происходит снижение импорта. Экспорт на фоне цен на нефть, которые достигли 78 долларов за баррель, наоборот, увеличивается. Фундаментально это дополнительное предложение валюты есть на рынке, но вот из-за всей этой волатильности, неопределенности оно сейчас пока рынка не достигает. Поэтому посмотрим, сколько период волатильности на рынке продолжится, и от этого будет зависеть в том числе инфляционная динамика.

Если суммировать, пока что вы на первый квартал будущего года прогнозируете рост инфляции за цифру выше 5%. А там посмотрим?

Максим Орешкин: Нет, на самом деле как раз выше этого уровня инфляция вряд ли пойдет, и первый квартал - это будет пиковое значение. Здесь наложится история, связанная с повышением НДС. По нашим оценкам, это около 1 процентного пункта добавит в инфляцию уже сразу в первом квартале, но еще раз, вот то замедление внутреннего спроса и кредитной активности, которую мы сейчас начинаем наблюдать, конечно, будет иметь сдерживающее влияние на инфляционную динамику. С пика первого квартала, по нашим оценкам, инфляция потихонечку пойдет вниз, к концу года будет 4,2-4,3.

Вы уже упомянули, это, конечно, сфера компетенции Центрального банка, но и в связи с жуткой турбулентностью на валютном рынке и с другими факторами, что возможно повышение процентной ставки, таким образом, вот эта инфляция косвенно перейдет уже в другую плоскость, в повышение ставки. Прогнозы по темпам роста не придется ли нам тоже пересмотреть вниз на 2019-2020 год?

Максим Орешкин: Если вы посмотрите наш прогноз, у нас запланировано снижение экономической активности относительно предыдущих ожиданий. У нас рост на 2019 год - 1,3%, то есть существенно ниже, чем мы ожидаем в этом году. И все то, что сейчас происходит на финансовом рынке, здесь учитывается в практически полном объеме. Каких-то негативных сюрпризов, не думаю, что стоит ожидать, но опять же не стоит ожидать от 2019 года какого-то бурного экономического роста.

Когда на фоне санкционных явлений, общей ситуации на развивающихся рынках рубль наш так сильно падает, многие смотрят на огромные ресурсы Центрального банка и говорят: пока все, что он сделал, это прекратил закупки валюты в пользу Минфина на открытом рынке, за рынком все равно покупает. Им кажется, что наши финансовые власти вполне устраивает вот этот дешевеющий рубль. Каков взгляд правительства на то, каким курс должен быть, чтобы экономика работала хорошо?

Максим Орешкин: Заинтересованности у правительства в более слабом рубле нет. Система работы, которая выстраивалась последние два года, нацелена на стабильную динамику реального курса в долгосрочной перспективе. При этом курс остается полностью плавающим, это то, что заявлено и реализуется Центральным банком. Нужно понимать, в каком моменте мы сейчас находимся. Если посмотреть просто на статистику за апрель-июль, из российского рынка ОФЗ ушло иностранных инвесторов на 350 млрд рублей, практически 6 млрд долларов мы потеряли и определенный объем еще потеряем по итогам августа. Так работает плавающий курс, что как только потоки капитала меняются в ту или другую сторону, это сразу находит отражение на курсе. Если бы ЦБ сейчас начал пытаться таргетировать курс на каком-то уровне более крепком, например, для этих иностранных инвесторов, которые начали резко выходить в одну дверь, просто была бы обеспечена дополнительная прибыль. Здесь плавающий курс как раз играет роль инструмента, который компенсирует этот отток капитала, который пошел, делает привлекательными новые инвестиции. Да, сейчас мало кто решается при такой волатильности открывать позиции в рубле, но, поверьте мне, через полгода можем столкнуться с ситуацией, что те, кто открыл длинные позиции в российских облигациях, в российском рубле, именно в текущий момент заработают очень хорошую прибыль. Вот гораздо более яркий случай конца 2014-2015 года, когда все боялись, что все будет плохо и сейчас мы пойдем выше ста рублей за доллар. На самом деле те, кто формировал позиции в тот момент, заработали очень хорошую доходность, как в рубле самом, так и долговых ценных бумагах. Во многом ситуация сейчас похожа, только амплитуда этих колебаний гораздо меньше, чем была в 2014-2015 году.

Нет, есть одно отличие. Все ожидают и закладывают риск, что будут введены новые санкции на госдолг, и в таком случае движение капитала исключительно будет формироваться в обратную сторону. Вот этот, самый неприятный сценарий, просчитан? Есть ли понятный ответ наших финансовых властей на это возможное решение?

Максим Орешкин: Я назвал цифры оттока из рынка ОФЗ. Они очень значительны, очень существенны. И тот остаток, который есть сейчас у нерезидентов, с каждым месяцем уменьшается. То есть мы в какой-то момент дойдем до точки, когда доля нерезидентов на российском долговом рынке уменьшится настолько, что утекать просто уже будет нечему.

Сейчас мы еще к какому оттоку должны быть потенциально готовы? В каких суммах миллиардов долларов?

Максим Орешкин: Я не думаю, что нам стоит ожидать, у нас просто нет тех направлений, по которым мы можем ожидать усиления оттока относительно текущих уровней. Поэтому фундаментально сейчас нужно понимать, в каком состоянии находятся фундаментальные показатели, влияющие на валютный рынок. У нас очень серьезный текущий счет. Центральный банк не выкупает валюту с рынка, по нашим оценкам, отсутствие покупок Центрального банка при такой высокой цене на нефть означает равновесный курс в районе 45-50 за доллар. То есть это тот гэп, который сейчас есть, и связан он в первую очередь с серьезным оттоком капитала, который идет в том числе с долгового рынка. Если представить себе такой сценарий, что Центральный банк в принципе прекратит покупки валюты по мере иссякания оттока капитала, курс начнет довольно серьезно и быстро укрепляться. В тот момент ЦБ вернется к покупкам валюты, и курс стабилизируется на тех уровнях, которые мы видели в начале лета.

В обновленном прогнозе на этот год, по-моему, Минэкономразвития сформулировало цифру - в среднем 61 рубль за доллар.

Максим Орешкин: Среднесрочная перспектива будет выход на уровень 63-64.

И эти цифры, несмотря на то, что накануне 70 мы пробили, эмоционально на вас не влияют, все ваши расчеты верны?

Максим Орешкин: У нас был прогноз, который мы делали в самом начале лета, и сейчас под бюджетный процесс в конце августа - начале сентября прогноз был обновлен. Все, что мы изменили, это динамику на ближайшие 6-12 месяцев. Мы учли всю ту волатильность, которая есть на глобальном рынке, санкционная история. Это привело к тому, что краткосрочный отток капитала на ближайшие 6 месяцев мы серьезно увеличили, и курс, который этому оттоку капитала соответственен, более слабый. Долгосрочно, за пределами двенадцати месяцев, мы не видим ни одной причины, почему бы эти показатели менять, потому что у нас стабильность...

Я напомню, 63-64.

Максим Орешкин: Да, стабильность курса у нас основывается на таких базовых вещах, как бюджетное правило, которое обеспечивает устойчивость в сфере государственных финансов, и долгосрочное инфляционное таргетирование с целью в 4%, то есть низкая устойчивая инфляция, которая обеспечивает стабильность валюты и ее покупательной способности в долгосрочной перспективе. Здесь эти политики все сохраняются, и фундаментально, макроэкономически мы будем возвращаться к равновесию, а сам механизм плавающего валютного курса означает, что от равновесия мы можем отклоняться, отклоняться на довольно значительные расстояния, все это связано с краткосрочными потоками капитала и настроениями, которые есть на рынке.

63-64...

Максим Орешкин: Даже вы задаете вопрос в негативном ключе, потому что видите....

Потому что негатива сейчас гораздо больше психологически.

Максим Орешкин: Правильно. Вы знаете известную цитату Уоррена Баффета: покупать нужно тогда, когда боишься. Потому что, когда все хорошо и все уверены в чем-то, означает наоборот, что у этого актива перспектив немного. Поэтому сейчас мы отклонились, все находятся в некотором нервозном состоянии на рынке. Это все транслируется в те значения, которые мы видим, но по мере того, как ситуация дойдет до определенного пика и начнет разворачиваться, мы увидим такое же быстрое движение и назад.

В связи с теми событиями, которые сейчас не в политике, а чисто на рынках развивающихся, страны, которые являются импортерами нефти, падают одна за другой. Допустим, нас, возможно, ждет следующая неприятность - просто падение цен на нефть. Можно такое прогнозировать и как это тогда повлияет на общую картину у нас?

Максим Орешкин: Это как раз то, что у нас заложено в прогнозе. У нас заложено снижение цен на нефть в среднесрочной перспективе ближе к уровню в 60 долларов за баррель, сейчас это 78, то есть довольно серьезное снижение.

60 - это небольшое снижение для нефти.

Максим Орешкин: Все-таки это 20%.

Два года назад она до 28 падала.

Максим Орешкин: Как раз на такие сценарии у нас и рассчитано то бюджетное правило, которое было введено, которое берет отсечку в 40 долларов за баррель, то есть это те уровни, которые уже совсем далеко находятся от текущих значений, говорят о том, что устойчивость и бюджета, и платежного баланса при 40 долларах за баррель тоже будет на достаточно хорошем уровне. Просто если посмотрите, мы и год назад закладывали снижение нефтяных цен, в части, которая касается мирового экономического роста, наши ожидания по резкому замедлению тех экономик, где большие дефициты текущего счета. Это именно те экономики, которые сейчас лихорадит. Вот Турция, Аргентина, Бразилия, Индия, ЮАР - пять стран, которые имеют высокий дефицит текущего счета, который, как вы правильно сказали, усугубляется более высокими ценами на нефть для них. Понятно, что это будет иметь обратный эффект на нефтяные котировки. Опять же снижению возможному динамики спроса со стороны этих стран сейчас противостоят американские санкции против Ирана, и планы США довести поставки Ирана на экспорт до нуля, что создаст большой дефицит нефти на рынке, даже в условиях замедления экономического роста будет означать высокие котировки.

Вы со всех сторон отвечаете на все эти рыночные аргументы, которые сейчас толкают рубль вниз. Если вас внимательно выслушать, то сейчас надо продать доллар и купить рубль?

Максим Орешкин: Да.

Опять же вариант санкций на госдолг, на госбанки. Опустим риски по курсу, связанные с выходом нерезидентов с рынка нашего долга, они легко считаются, потому что цифры известны. Как бюджет будет дальше расправляться с этой ситуацией? Все-таки это тоже часть бюджетных доходов.

Максим Орешкин: Не доходов, это источники финансирования, которые привлекает бюджет. Но что нам говорят текущие данные о состоянии единого казначейского счета бюджета? Они говорят о том, что у нас ликвидности в бюджете достаточно для того, чтобы целый год вообще в принципе не занимать. То есть бюджет себя чувствует очень хорошо, с точки зрения и ликвидности, и баланса, потому что у нас профицит бюджета в районе 1% ВВП ожидается в этом году. В отличие от ситуации 2014-2015 года, когда у нас был и дефицит бюджета, который увеличивался, и проблемы с платежным балансом, сейчас к этой внешней волатильности мы подходим в очень хорошем фундаментальном состоянии.

Но у нас же есть майские указы, на которые нужно 8 трлн рублей за шесть лет. Вот, кстати, правительство устами первого вице-премьера Силуанова в момент, когда обсуждали известное письмо, сказало: бюджету на самом деле дополнительные доходы не нужны. Из этого можно сделать вывод, что там глобально вопрос по поиску ресурсов на эти большие социальные программы, про которые сейчас редко вспоминают за другими темами, что они уже найдены.

Максим Орешкин: Сейчас бюджет, который подготовлен, де-факто уже в правительстве, он полностью сбалансирован на ближайшие три года с учетом абсолютно всех расходов на национальные проекты. Здесь и более позитивная экономическая динамика дает дополнительный позитивный поток доходов, и повышение НДС - это та мера, которая пошла на формирования пула ресурсов, в отличие от того же пенсионного возраста, потому что с точки зрения баланса для бюджета, пенсионная реформа идет с негативным знаком.

Давайте проще скажем, что правительство не сэкономит на пенсионной реформе, а на самом деле потратит больше.

Максим Орешкин: То есть это на самом деле структурная реформа, это перераспределение ресурсов, с точки зрения повышения уровня пенсионного обеспечения, которое мы будем получать предстоящие шесть лет, вот то повышение пенсии на тысячу рублей каждый год - это тот ресурс, который приходит из повышения пенсионного возраста, это структурное изменение даст довольно серьезный позитивный эффект для экономики. Там на самом деле очень много разных эффектов, потому что, например, группа населения старшего возраста - это та группа, у которой структура потребления ориентирована в первую очередь на российские товары. И более активный рост доходов в этой группе позитивно сказывается на экономической динамике.

То есть общий вывод, который напрашивается из того, что вы говорите, что никакие, даже самые неприятные, как говорят "адские" санкционные законы, ни волатильность на внешних рынках с возможным и даже ожидаемым падением цен на нефть не повлияют на общую рамку нашей макроэкономической стабильности?

Максим Орешкин: Конечно, зайти можно очень далеко, и тогда весь мир в принципе изменится. Мы видим, что происходит в отношениях США и Китая, с точки зрения торговых войн, введения пошлин. Если там все будет усугубляться, то это будет оказывать очень серьезное влияние на американскую и китайскую экономики. Всегда существуют такие действия, которые могут кардинально изменить ландшафт, причем это касается не только нашей страны, это касается любой страны мира. В рамках того фарватера, в котором мы сейчас движемся, пока вряд ли стоит ожидать какой-то катастрофы.

Вы сами упомянули торговые войны. А каков потенциальный эффект для России от тех процессов, которые, очевидно, пока что заходят именно в это русло.

Максим Орешкин: К этому периоду глобальной волатильности Россия подходит в очень хорошем состоянии, с точки зрения макроэкономических фундаментальных показателей. Это дополнительная подушка безопасности, которая есть. Но, как я и сказал, если торговые войны зайдут очень глубоко, это будет болезненно для всей мировой экономики.

А как это скажется конкретно на нас? Так кажется, что нам стоит больше бояться именно американских санкций, которые могут, возможно, резко ограничить наши доходы от экспорта, в силу того, что и в расчетах мы можем оказаться скованными, и от рынков, по алюминию это уже происходит, фактически закрывается. Кажется, нам вот этого надо бояться, а не того, как Америка с Китаем пошлины друг против друга вводят.

Максим Орешкин: То, про что вы говорите, это на самом деле уже, как недавно выразился премьер-министр, экономическая война. Это уже совсем другая история.

Так мы фактически уже там.

Максим Орешкин: И то, что происходило до текущего момента - это больше тактические истории локальные. А если мы говорим о полном запрете расчетов или санкциях на госбанки, которые составляют большую часть экономической банковской системы РФ, то это уже действительно война, то есть на самом деле переступление через некоторую границу.

Ну, допустим, так и произойдет, причем не важно, госбанки или не госбанки, речь идет просто о крупнейших российских банках, какие бы они ни были, те, которые обслуживают крупные бизнесы, через которые идут крупные экспортно-импортные расчеты.

Максим Орешкин: Я думаю, что определенное более внимательное отношение со стороны США к этим мерам, которые они применяют, будет. Мы видели это уже по примеру "Русала", когда были сначала введены совсем жесткие санкции, потом они были изменены.

Потом их просто перенесли. А сейчас, как говорит "Русал", что он будет сокращать производство тем не менее в Сибири на крупнейших заводах.

Максим Орешкин: Перенесли по той самой причине, что поняли, насколько серьезное решение они приняли, они недооценили просто последствия тех решений, которые они принимают, и поняли, что то действие, которое они предприняли, угрожает европейской экономике, американской экономике, "Русал" как крупнейший экспортер алюминия в мире влияет на очень большое количество цепочек добавленной стоимости.

А разве что-то изменилось? Мне кажется, Минфин США ничего обнадеживающего не передал трейдерам.

Максим Орешкин: Увидим, что произойдет в ближайшие месяцы.

Вы думаете, что такой сценарий, в котором все эти меры войдут, маловероятен?

Максим Орешкин: Он маловероятен, к нему нужно быть готовым.

Против Ирана ввели все это, почему против нас?

Максим Орешкин: Еще раз повторюсь, к таким сценариям нужно быть готовым, понимать, что нужно будет действовать, и такое понимание на уровне правительства и на уровне ЦБ присутствует, но еще раз повторю, что такие меры - это уже будет объявление глобальной войны против России в экономике с плохо просчитываемыми последствиями. То, что происходит в мире, мы видим ту же эскалацию, то, о чем мы уже говорили, между США и Китаем.

А вот это как нам может повредить, кроме наших трудностей?

Максим Орешкин: Эта жесткая тарифная политика со стороны США в условиях, когда экономика США уже перегревается, попытка затянуть дополнительный спрос на американских производителей по более высоким ценам будет приводить к ускорению инфляционной динамики в США, замедлению экономического роста в итоге через повышение процентных ставок.

А нам-то что? Мы же не торгуем с Америкой.

Максим Орешкин: Америка - это большая часть глобальной экономики, это влияние на общий уровень глобального спроса, потребление в том числе сырьевых товаров, и опять же влияние, то, о чем вы уже говорили, на сырьевые цены, на цены на нефть.

Мы учитываем тот факт, что если торговые войны будут развиваться, то в какой-то степени мы можем оказаться крайними, потому что все начнут защищать свои рынки. С этой стороны нам нужно к чему-то готовиться?

Максим Орешкин: Мы сегодня находимся во Владивостоке, где вчера происходили переговоры с японскими партнерами, сегодня будут переговоры с китайскими партнерами, с южнокорейскими. Если посмотреть на динамику наших торговых взаимоотношений, с Японией у нас товарооборот растет на 20%, с Китаем - на 30%. Между Россией и азиатскими партнерами, например, проблематики торговых войн не существует. Наоборот здесь для России, скорее, возможность в том числе для того, чтобы там, где у нас есть конкурентоспособная продукция, занять те ниши, которые освобождаются на том же китайском рынке.

В части подготовки к этой экономической войне, о которой мы говорили, было заявлено на разных уровнях официальных. Наш главный ответ: мы собираемся развивать расчеты в национальных валютах, минуя доллар. Мне кажется, что ни одна нефтяная российская компания, если ее правительство не заставит принимать расчеты в других валютах, сама этого делать не будет. Принудительные меры могут быть для того, чтобы начать этот процесс, потому что до сих пор это были разговоры?

Максим Орешкин: Не совсем разговоры. Потому что, если мы посмотрим торговлю России и Китая, то здесь двузначные значения, то есть больше 10% уже идет в национальных валютах. Чтобы активнее приходили другие компании, должна оставаться та инфраструктура, которая необходима для этих платежей, с инфраструктурой торговли.

Как это будет происходить? Могу предположить, что, допустим, Россия и Китай, Россия и Индия, большие очень центральные банки, каждый центральный банк может иметь в своих авуарах валюты друг друга, чтобы агентам экономической деятельности давать эту валюту для совершения операций.

Максим Орешкин: Там несколько вопросов важны: ликвидность валютных пар обеспечения со стороны маркет-мейкеров, здесь мы...

То есть у нас, например, должны быть юани, чтобы дать нашему импортеру.

Максим Орешкин: Не только. Должны быть те банки или другие финансовые посредники, которые присутствуют на рынке и обеспечивют де-факто низкую комиссию за конвертацию из одной валюты в другую напрямую. Это должно поддерживаться постепенным, вы правильно говорите, переводом торгово-экономических взаимоотношений в эти пары, что будет еще сильнее усиливать ликвидность, и, конечно же, взаимное проникновение финансовых рынков, то есть выпуск экономическими агентами из этих двух стран обязательств в валюте другой страны, чтобы обеспечивать дополнительный приток ликвидности в эту систему.

Но чтобы это в принципе работало, упрощенно: у Банка Китая должны быть рубли, а у Банка России должны быть юани, чтобы они могли валютные свопы не через доллар проводить.

Максим Орешкин: Я как раз говорю, что не только у центральных банков.

Ну они потом своим банкам дадут.

Максим Орешкин: Нет, коммерческие банки должны здесь делать необязательно через центральные банки. Они могут выпускать обязательства, номинированные в валюте на финансовом рынке другой стороны. Они должны обеспечивать ликвидность в торговле, чтобы импортер чего-то из Китая мог прийти на рынок и увидеть, что купить юани за рубли стоит не дороже, чем купить доллары за рубли. В этом случае он с удовольствием будет потихонечку перестраиваться на использование ими национальных валют. И база определенная уже есть. Я уже сказал, что больше 10% у нас уже платежей проходит в рублях и юанях.

Ну, почти 90% все равно проходят через доллар.

Максим Орешкин: Правильно. Но здесь постепенное движение с постепенным включением в эту орбиту..

Какие-то специальные действия со стороны правительства и центральных банков можно ожидать? Или мы будем просто наблюдать?

Максим Орешкин: Есть определенный план, который дорабатывается правительством и Центральным банком, и в ближайшее время здесь, я считаю, что нужно будет действовать более активно.

С учетом ситуации на рынке, такой, уже застывшей, активы стоят очень дешево, начиная с 2014 года, у нас правительство решило - не будем проводить приватизацию на таком рынке. Мне кажется, пора привыкнуть к этим ценам, они вряд ли изменятся, цены на наши активы. И премьер Медведев сказал на последнем заседании правительства, что доля госсектора очень высокая препятствует развитию конкуренции. Можно ли ожидать, что правительство изменит свой подход к приватизации?

Максим Орешкин: В первую очередь мешает конкуренции не наличие крупных пакетов в крупных компаниях, а, скорее, малые и средние компании, унитарные предприятия, и поэтому здесь позиция, если вы посмотрите недавно принятый план по повышению доли инвестиций в ВВП до 25%, там стоит пункт о полном запрете создания ФГУПов и МУПов, и здесь развитие конкуренции именно в этой области, потому что это очень важно с точки зрения здоровья экономики в целом. То, что касается крупных пакетов, то здесь вопрос стоимости не является каким-то превалирующим, здесь, скорее, вопрос стратегии развития того или иного актива. И здесь мы по целому ряду активов работаем с поиском стратегических партнеров на азиатских рынках, для того чтобы активы получали новую жизнь и активнее развивались. Потому что если просто продать долю в крупной компании, то от этого можно получить только деньги, а деньги бюджету сейчас не очень-то нужны, тем более это разовое, не долгосрочное влияние. Здесь важно смотреть на то, как тот или иной актив после получения новых акционеров будет развиваться, какие у него будут дополнительные возможности.

Помните, наверное, как Герман Греф дискутировал, полемизировал с Эльвирой Набиуллиной несколько лет назад, говорил: давайте приватизируем Сбербанк, пусть доля государства будет ниже 50%.

Максим Орешкин: В части банков...

Нет, вот сейчас бы, допустим, он сказал: а Сбербанк - больше не государственный банк. Огромная публичная компания с огромным количеством акционеров, с какой-то долей государства. Как вы думаете, может быть, его решение сейчас бы пригодилось?

Максим Орешкин: Нам в банковской сфере, и это записано в плане по инвестициям, сначала нужно разобраться с теми банками, которые недавно перешли на баланс государства, банк "Открытие" тот же самый. И Центральный банк здесь полностью согласен, что в ближайшие годы из этого актива нужно выходить. То есть здесь можно гораздо быстрее сделать движение вперед, его нужно сделать.

Мы на острове Русский, который помимо того, что это университет, кампус и так далее, еще объявлен и российским офшором. И как раз "Русал", одна из последних крупных компаний, которая вообще перерегистрировалась в России, собирается перерегистрироваться здесь. Вы можете объяснить, в чем смысл российского именно офшора? Потому что юрисдикция остается российской, все-таки все абсолютно в бизнесе, там номер один в выборе офшорных юрисдикций не налоговые режимы называют, а право и суд, и проблемы передачи по наследству в том числе сейчас очень актуальная тема. Значит, право здесь остается российское, а в чем офшорность?

Максим Орешкин: Мне слово "офшор" не нравится, потому что при слове "офшор" у нас сразу ассоциация либо с Калмыкией, с налоговой дырой, с черными офшорами за границей, где можно прятать деньги от правосудия. Здесь у нас специальный административный район, и как раз те первые изменения, которые мы сделали, в области корпоративного права, это возможность иметь такой же режим, как в других офшорных юрисдикциях, таких как Кипр, Джерси, то есть это специальные условия налогообложения.

Для этого нужно иметь, во-первых, чуть-чуть другой Гражданский кодекс.

Максим Орешкин: Нет, я сейчас говорю про "международные компании". Мы долго говорили про деофшоризацию, но, для того чтобы делать деофшоризацию и компанию переводить из-за границы в Россию, раньше было нужно полностью де-факто закрыть компанию за границей и создать новую компанию в России, вот таким образом осуществлялся трансферт. Но если закрывать полностью компанию за границей, это означает необходимость погашения всех долгов и кучу других прелестей, которые нужно пройти при закрытии бизнеса. Сейчас у нас введено в законодательство понятие "редомициляция", это возможности переноса компании из одной юрисдикции в российскую без изменения названия компании, структуры, ее обязательств, то есть она берется и переносится просто. Процесс переноса впервые стал возможен без каких-то серьезных издержек.

В этом и заключается офшорность острова Русский?

Максим Орешкин: Я слово "офшор" не люблю...

Вы его сами в правительстве придумали, теперь все его [используют]...

Максим Орешкин: В правительстве его не придумывали, законопроект называется "Специальный административный район", там действительно сделана специальная история, связанная с корпоративным законодательством, международные компании, возможность переноса, налоговый режим такой же, как во многих других юрисдикциях, связанный с налогообложением пассивного дохода.

Мне не очень понятно, что такое пассивный доход и чем он отличается от всей остальной территории.

Максим Орешкин: Есть же дивиденды, которые получают от активов. Когда есть холдинговая компания...

Да, вот что я точно знаю, что в России фактически не существует юридических условий для существования холдинга, который объединяет макаронную фабрику, производство гвоздей, вагонов, нефти и так далее. И когда владелец всех этих активов может аккумулировать всю прибыль на холдинг и развивать то направление, которое он сейчас считает нужным. Это для российских компаний будет нарушением массы налоговых правил.

Максим Орешкин: То, что мы сейчас сделали, касается в первую очередь аккумулирования доходов от компаний, находящихся в других юрисдикциях, но мы уже с министерством финансов договорились, что этот режим холдинговых компаний будет впоследствии распространен на территории всей страны.

Но сейчас, именно здесь, на острове Русский, именно эта проблема будет решена?

Максим Орешкин: Да.

То есть здесь нормально сможет функционировать холдинг, владелец разных газет, пароходов и так далее?

Максим Орешкин: И причем не просто существовать, он также сможет его относительно легко и перенести без каких-то серьезных потерь из другой юрисдикции. Понятно, что сейчас режим новый, и сразу туда не побегут перерегистрироваться, потому что не понимают, как будут проходить процедуры.

"Русал" вынужден.

Максим Орешкин: Правильно. И как раз показав хороший пример, если здесь удастся все сделать, если его холдинговую компанию отпустят с Джерси, редомициляция - это процесс, когда из одной юрисдикции отпускают, в другую принимают. То есть мы здесь готовы принять.

Там должно быть добро, что там не пройдет процедура банкротства, а иначе скажут: нет, сначала закройте все...

Максим Орешкин: Да-да.

Но это мы пока не знаем.

Максим Орешкин: Пока не знаем, сейчас будем смотреть.

Последний вопрос, почти гуманитарный. Вы пригласили на работу в министерство экономического развития молодых специалистов из компаний "большой четверки", аудиторско-консалтинговых, многие из них пошли. Разбежались ли, чем они заняты, зачем они вам нужны? Что им нужно? Они такого, нечиновничьего типа, и к другим на другие заработки ориентируются в перспективе, просто молодые пока.

Максим Орешкин: Тот опыт, который можно получить в министерстве, особенно в министерстве экономического развития, очень сложно получить где-то еще. Широкий взгляд на те события, которые происходят в экономике, те процессы, которые идут, можно получить только здесь, и люди как раз идут за опытом, за интересными проектами.

Они не уходят?

Максим Орешкин: Кто-то уходит, кто-то приходит, всегда есть движение внутри коллектива, специальные административные районы, в том числе недавно пришедшие люди в министерство делают. Сейчас делаем новый национальный проект по малому и среднему предпринимательству, тоже вновь пришедшие люди этим занимаются. Производительность труда и целый набор проектов, которые реализуются в министерстве, я бы сказал, даже идет такой сплав того коллектива, который был в министерстве, тех опытных сотрудников, и вновь пришедших сотрудников, который обеспечивает оптимальный микс.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 11 сентября 2018 > № 2727025 Максим Орешкин

Полная версия — платный доступ ?


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 16 июля 2018 > № 2674903 Максим Орешкин

Брифинг Максима Орешкина по завершении заседания.

М.Орешкин: Сегодня на заседании президиума Совета по стратегическому развитию мы рассматривали два национальных проекта. Идёт планомерная работа по подготовке всех национальных проектов. Сегодня на повестке дня были проект по развитию малого и среднего бизнеса и проект по производительности труда.

Если говорить о проекте по производительности труда, то здесь в первую очередь речь идёт о достижении повышения производительности труда, не связанного с ростом инвестиций, а связанного с поиском внутренних резервов предприятий, созданием специальной системы, которая будет помогать предприятиям повышать производительность труда.

Этот проект уже был запущен в августе прошлого года. В прошлом году было 7 пилотных регионов, сейчас количество регионов увеличивается до 16. Работа здесь планомерно идёт. Поставлены амбициозные задачи по достижению количества предприятий, вовлечённых в программу, на уровне 10 тыс. Сейчас создаётся вся инфраструктура для того, чтобы эти целевые показатели обеспечить, чтобы в итоге они позволили достичь роста производительности на 5% ежегодно.

Что касается проекта по росту малого и среднего бизнеса, здесь также амбициозные показатели – и роста численности занятых в этом сегменте, и роста доли этого сегмента в валовом внутреннем продукте. Здесь целый комплекс мер, которые будут поддерживать предприятия от самого старта, от появления идеи, до регистрации: обращение за сервисами поддержки, получение необходимых знаний для развития предприятий…

Самый затратный, самый важный элемент – улучшение доступа к финансированию. Здесь мы говорим о том, что ставки по кредитам для малого бизнеса должны снижаться. И одна из проблем, которую мы видим: банки исторически не привыкли работать с малым и средним бизнесом. Не развиты такие инструменты, как лизинг, факторинг. Не всегда эффективно и в достаточном объёме работают микрофинансовые организации. По всем этим цепочкам мы будем вести планомерную работу, чтобы финансовые ресурсы становились доступнее для малого и среднего бизнеса.

Вопрос: Максим Станиславович, есть ли расчёты, как на повышение производительности труда повлияет повышение пенсионного возраста в России?

М.Орешкин: Я могу сказать, какое влияние оказывает программа, которая реализуется, посмотреть по отдельным предприятиям. У нас есть результаты, когда предприятия, уже участвующие в программе, показывают динамику роста на десятки процентов. Самое важное, мы видим, что зачастую не происходит высвобождение избыточных трудовых ресурсов, поскольку люди переобучаются благодаря этой программе, остаются на предприятиях, занимают новые позиции, получают новые компетенции. Поэтому в целом национальный проект по производительности труда не ведёт к каким-то серьёзным потрясениям для рынка труда, а скорее ведёт к увеличению уровня дохода через рост экономики, рост производительности.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 16 июля 2018 > № 2674903 Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 12 июля 2018 > № 2674231 Дмитрий Медведев, Максим Орешкин

Заседание Правительства.

Основной вопрос повестки – об ускорении темпов роста инвестиций в основной капитал и повышении их доли до 25% валового внутреннего продукта.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Сегодня у нас в повестке несколько важных вопросов. Они все важные, но есть и фундаментальные по своему значению. Прежде всего мы рассмотрим комплекс мер по кардинальному улучшению ситуации в инвестиционной сфере.

Вступительное слово Дмитрия Медведева на заседании Правительства

Напомню, что в послании Президента была обозначена задача по доведению доли инвестиций в основной капитал в валовом внутреннем продукте до 25%, в первую очередь для направления их на модернизацию и технологическое обновление реального сектора экономики. Это задача сложная, масштабная, рассчитанная не на один год, но без её решения мы вряд ли сможем добиться необходимых темпов экономического роста, не сможем стабильно развиваться при той конкуренции, и экономической, и политической, и технологической, которая существует. Надо скоординировать действия всех участников, подключить экспертов, бизнес и распределить ресурсы, которыми мы располагаем.

Минэкономразвития по моему поручению подготовило проект плана. Министр экономического развития об этом несколько подробнее расскажет. Я назову несколько принципиальных моментов.

Работа будет структурирована по четырём блокам. Во-первых, это системные меры по улучшению инвестиционного климата и снижению издержек бизнеса. Речь идёт о том, чтобы деловая среда стала более стабильной и комфортной для частных инвесторов, чтобы мы создали условия на макроуровне и поддерживали их в дальнейшем, обеспечили предсказуемые правила игры в области неналоговых платежей и тарифного регулирования, довели до завершения реформу контрольно-надзорной деятельности.

Во-вторых, надо активнее решать инфраструктурные проблемы, они остаются одним из главных препятствий для инвестиций. По сути, нам предстоит создать высокотехнологичный «инфраструктурный каркас» для инвестиций, который поможет каждому региону найти собственные точки роста.

Мы приняли решение о создании Фонда развития – это серьёзный ресурс. Надо определить механизмы инвестирования этих денег, порядок отбора инфраструктурных проектов и методику оценки результатов. Но только за государственные деньги мы инфраструктурные проблемы не решим, это очевидно. Надо активнее привлекать в эту сферу частных инвесторов. Если это необходимо, корректировать законодательство так, чтобы у нас было больше возможностей для участия в проектах государственно-частного и муниципально-частного партнёрства. У предпринимателя должна быть в этом смысле свобода выбора подходящей финансовой и инвестиционной схемы.

В-третьих, для того чтобы бизнес стал активнее вкладываться в производственные проекты, нужна здоровая конкурентная среда. В этом разделе предусмотрены меры по постепенному сокращению доли государства на конкурентных рынках, в том числе через законодательно закреплённое ограничение на создание государственных структур.

И в-четвёртых, финансовое обеспечение инвестиций. На сей счёт есть конкретные предложения. Речь идёт о том, чтобы сделать длинные деньги более доступными для малого и среднего бизнеса, инвестиции – более привлекательными и надёжными.

В дальнейшем для отраслевых министерств должны быть установлены конкретные ключевые показатели эффективности по привлечению инвестиций – в увязке с отраслевыми мерами по их достижению. Нужно это сделать не позднее 1 октября текущего года.

Два законопроекта направлены на то, чтобы также укрепить страховой рынок. Чтобы автомобилисты, которые приобретают полис ОСАГО, были лучше защищены в случае возникновения финансовых проблем у страховых компаний.

В июне этого года вступил в силу закон о санации страховых организаций. Вместе с тем возможны другие механизмы, которые не требуют финансового участия государства. Например, если у компании недостаточно активов для выполнения обязательств, страховой портфель может передаваться другому страховщику – с компенсацией из резерва Российского союза автостраховщиков. Здесь есть целый ряд предложений, в том числе по отказу от обложения налогом на прибыль тех средств, которые поступили в этот самый союз, поскольку это целевые поступления.

И мы продолжаем оказывать поддержку регионам. Сегодня распределяем дотации региональным бюджетам на обеспечение сбалансированности, это 5,6 млрд рублей из резервного фонда Правительства. Там есть ещё несколько идей, прошу Министра доложить более подробно.

Мы скорректируем распределение субвенций регионам на обеспечение льготников лекарствами и медицинскими изделиями, а детей-инвалидов – лечебным питанием. Мы ежегодно выделяем деньги из федерального бюджета на эти цели. На 2018 год предусмотрен уже 31 млрд рублей с лишним. Тем не менее тех, кто имеет право на такую поддержку со стороны государства, стало больше, вырос норматив финансовых затрат на каждого такого человека, поэтому мы увеличиваем общую сумму субвенций до 33,5 млрд рублей, это позволит закупить регионам необходимые лекарства для тех, кому это положено.

Мы занимались на прошлой неделе вопросами Десятилетия детства, планом развития, обсудили разделы этого плана. Вопросов, которые касаются будущего детей, действительно много. Участвовать в работе по выполнению плана будут более 30 органов исполнительной власти, нужно обеспечить их взаимодействие. Поэтому мы договорились, что создадим специальный координационный совет при Правительстве, и сегодня это можно сделать.

Давайте перейдём к первому вопросу – о мерах по ускорению темпов роста инвестиций доложит Максим Станиславович Орешкин.

М.Орешкин: Президентом была поставлена задача выхода российской экономики на темпы роста выше среднемировых и вхождения в пятёрку крупнейших экономик мира. Это означает, что уже в ближайшие годы экономический рост должен превысить 3%. С учётом демографических ограничений единственный способ выполнить эту задачу – перейти к модели роста, основанной на инвестиционной активности.

Международные сопоставления показывают, что устойчивому на длительном промежутке времени темпу роста на уровне 3–3,5% соответствует доля инвестиций 25–27%. По итогам 2017 года доля инвестиций у нас в стране составила всего 21%. При этом важно отметить, что инвестиции должны быть эффективными, результативными и простая накрутка валового объёма инвестиций даст только негативный эффект.

Рост доли инвестиций в структуре ВВП на 4 процентных пункта – это существенное изменение структуры расходов в экономике от текущих к инвестиционным.

В теории есть два способа решить эту задачу. Первый – за счёт перераспределения доходов от населения к компаниям – конечно, нам не подходит, так как означает высокую безработицу и низкие темпы реального роста заработных плат.

Остаётся второй – через увеличение нормы сбережений населения и рост инвестиционной активности компаний.

Что нужно, чтобы выполнить эту задачу?

Первое – создать благоприятную среду для инвестиций. Второе – обеспечить рост необходимой инфраструктуры. Третье – повысить эффективность работы финансовой системы, увеличив сбережения населения и инвестиции в корпоративный сектор. И четвёртое – снять ограничения в отраслевом регулировании, сделать его более инвестиционно ориентированным.

Представленный план как раз и направлен на решение данных задач. Он, конечно, работает не в одиночку, он работает совместно с подготавливаемыми Правительством сейчас национальными проектами. Речь идёт о национальных проектах, касающихся экспорта, малого и среднего бизнеса, производительности труда. Всё это вместе работает на рост инвестиционной активности.

Остановлюсь на ключевых элементах плана. Системный раздел ориентирован на создание инвестиционного климата, который является удобным, простым, предсказуемым и обеспечивает минимальные издержки ведения бизнеса.

Здесь хочу отметить запуск нового механизма по улучшению условий ведения бизнеса – так называемой трансформации делового климата. Он призван заменить «дорожные карты» национальной предпринимательской инициативы. Нами уже создано 15 рабочих групп, и совместно с Агентством стратегических инициатив, деловыми объединениями уже подготовлено порядка 600 предложений, над которыми начата работа.

Для создания предсказуемых условий ведения бизнеса за последние годы Правительством вместе с Банком России был реализован комплекс структурных макроэкономических реформ, которые во многом позволили изолировать экономику от волатильности внешней конъюнктуры.

Теперь задача стоит в обеспечении стабильных налоговых условий, разного рода платежей, взимаемых с бизнеса, и регулируемых тарифов. Предсказуемыми и справедливыми должны быть также взаимоотношения бизнеса с правоохранительной системой.

Необходимо также завершить работу по реформе контроля и надзора. Разработанный Минэкономразвития законопроект уже прошёл первое чтение, и в настоящее время мы готовим поправки ко второму.

Главная задача реформы – обеспечить максимально эффективный контроль и надзор, основанный на риск-ориентированном подходе и применении современных технологий. Эффективный – означает обеспечение требуемого уровня безопасности при минимально возможной административной нагрузке.

Отдельный раздел плана – это развитие конкуренции и повышение эффективности государственного сектора. Ключевые направления здесь – снижение доли государства за счёт выхода Банка России из капитала санируемых банков, отказа от использования унитарных предприятий, продолжение постепенной продажи государственных пакетов акций крупных предприятий и ускоренная малая приватизация.

Кроме того, считаем необходимым продолжать работу по повышению эффективности компаний с государственным участием. Эта работа будет включать в себя корректировку систем ключевых показателей эффективности, пересмотр долгосрочных программ развития в целях повышения эффективности инвестиций, фиксацию единых принципов дивидендной политики.

В части вопросов развития инфраструктуры уже принято решение о создании Фонда развития объёмом до 0,5% ВВП. Задача, как, Дмитрий Анатольевич, Вы уже сказали во вступительном слове, – помимо бюджетных средств обеспечить также соинвестирование со стороны частных инвесторов. Здесь мы работаем над поправками в законодательство, также активно работаем с такими институтами, как РФПИ, Внешэкономбанк, по привлечению частных инвестиций.

В настоящее время министерство работает над созданием методики отбора наиболее значимых инфраструктурных проектов с учётом всего комплекса социально-экономических эффектов, и совместно с другими ведомствами готовится план комплексного развития магистральной инфраструктуры.

Для обеспечения нормальной работы электроэнергетики необходимо также запустить программу «ДПМ-штрих», которая обеспечит объём инвестиций около 1,5 трлн рублей в электрогенерацию и позволит энергосистеме быть готовой к динамичному росту экономики.

В финансовой области ключевые направления работы следующие. Первое – это, конечно, переход Банка России от нейтрального регулирования к стимулирующему с учётом риск-ориентированного подхода. Это предполагает создание более благоприятных условий для развития проектного финансирования, кредитования малого и среднего предпринимательства, ипотечного кредитования. Конечно же, здесь работа Банка России будет дополняться программами Правительства.

К вопросу контроля за рисками хочу отметить, что во вторник Банк России объявил о том, что планирует пересмотреть шкалу коэффициентов риска по кредитам на потребительские цели в зависимости от значений полной стоимости кредита. Такое и аналогичные решения будут способствовать формированию структуры кредитного портфеля банков, способствующего устойчивому экономическому росту.

Развитию механизма проектного финансирования также должна способствовать работа механизма фабрики проектного финансирования и обновлённого регулирования синдицированного кредитования. Всё это было запущено в этом году.

Для роста инвестиций в акционерный капитал ключевая история – создание эффективно работающих механизмов формирования долгосрочных сбережений населения. Речь идёт в первую очередь о новом механизме индивидуального пенсионного капитала. Кроме того, с Банком России и Минфином сейчас разрабатывается дополнительный пакет мер, направленных на повышение эффективности финансовых рынков в целях развития потенциала финансирования экономического роста со стороны институциональных инвесторов, перераспределение сбережений физических лиц на рынок капитала и расширение доступной линейки инструментов долевого и долгового финансирования.

Также хочу сказать, что в вопросе повышения инвестиционной активности важную роль играют и институты развития, поэтому в ближайшее время будет проведена работа по системной ревизии таких институтов и приведению их стратегий в соответствие с целями, поставленными Президентом.

Для успешной разработки отраслевой части инвестиционного плана считаем необходимым установить ключевые показатели эффективности по темпам роста инвестиций в отраслевом разрезе и с механизмом их регулярного мониторинга, а также настроить отраслевое регулирование на задачи инвестиционного роста. Вы уже дали поручение к 1 октября закончить формирование отраслевого разреза плана. Мы готовы в ближайшие месяцы вместе с коллегами отработать это поручение и учесть результаты работы при подготовке основных направлений деятельности Правительства.

Д.Медведев: Есть проект решения, которым одобряется план, есть поручение подготовить отраслевой раздел плана, включающий ключевые показатели эффективности, о чём говорили я и министр.

Мы с вами проводили совещание у меня на эту тему относительно недавно, там определённые поручения тоже давались. Я хотел бы, чтобы другие члены Правительства послушали информацию о том, каким образом мы будем реализовывать эту масштабную идею о повышении объёма инвестиций, увеличении темпа роста инвестиций в основной капитал до 25% и связанные с этим задачи по инвестиционному климату.

Если всем всё понятно, давайте информацию к сведению примем и одобрим этот проект плана, для того чтобы он стал основой для работы. Нет возражений?

Хорошо, принимаем.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 12 июля 2018 > № 2674231 Дмитрий Медведев, Максим Орешкин


Россия. Япония > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 24 мая 2018 > № 2618155 Максим Орешкин

Министр экономического развития РФ: на российском рынке намного меньше японских компаний, чем на китайском

Томоё Огава (Tomoyo Ogawa), «Нихон кэйдзай», Япония

В преддверии визита премьер-министра Японии Синдзо Абэ в Россию на вопросы газеты «Нихон кэйдзай» ответил министр экономического развития РФ Максим Орешкин. Он считает, что на развитие экономического сотрудничества между Россией и Японией уйдет время. Приводим ключевые моменты интервью.

— Как вы оцениваете развитие экономического сотрудничества?

— В 2017 году объемы торговли между Россией и Японией начали расти в сравнении с предыдущими годами. В первом квартале 2018 годы они увеличились на 15%. Развитие не всегда соответствует ожиданиям, однако мы движемся в правильном направлении. Это — результаты плана экономического сотрудничества из восьми пунктов, предложенного Японией. Реализуются различные проекты во всех сферах: финансирование компанией «Мицуи Буссан» крупных фармацевтических предприятий, участие в строительстве заводов по производству СПГ в Арктике и так далее. Мы приступили к обсуждению повышения производительности труда в приоритетных сферах и цифровой экономике. Япония славится своими технологическими инновациями. Развитие цифровой экономики — одна из приоритетных сфер политики президента Путина. Различные проекты будут реализовываться во всех восьми сферах: медицина, развитие городов, энергетика и так далее. В ходе визита премьера Абэ в Россию мы надеемся достичь определенных соглашений по нескольким проектам. Подпишем обновленную программу экономического сотрудничества из восьми пунктов.

— Существует ли возможность финансового участия японских компаний в арктических СПГ-проектах?

— У СПГ-проектов в Арктике большие перспективы. Мы планируем построить не только вторую базу вслед за уже работающим проектом «Ямал СПГ», но и терминал по перевалке СПГ на Камчатке. Мы ведем переговоры с японскими компаниями, которые обдумывают финансовое участие. Возможно более углубленное участие в сравнении с «Ямал СПГ». Мы надеемся, что в ближайшее время придем к соглашению.

— Российская сторона недовольна тем, что российско-японское экономическое сотрудничество не может похвастаться ощутимыми результатами; что доля японских инвестиций на Дальнем Востоке составляет всего 2% от общего объема.

— Количество японских компаний, работающих на российском рынке ощутимо меньше, чем на китайском. Мы понимаем, что японские компании не могут принять быстрое решение о выходе на новые рынки. Наша задача заключается в терпеливом ожидании. Мы постоянно предоставляем японской стороне всю необходимую информацию и устраняем препятствия. Вместе с министром экономики, торговли и промышленности Японии Хиросигэ Сэко (Hiroshige Seko) мы прилагаем усилия к тому, чтобы по максимуму устранить риски для быстрого принятия решений. Некоторые мои коллеги хотят показать результаты как можно быстрее. Мы всегда понимали, что нельзя надеется на то, что японские компании и бизнес будут действовать быстро. Будучи ответственным за торгово-экономическое сотрудничество с Японией, я всем доволен.

— Россия не приняла японский проект реконструкции хабаровского аэропорта, по которому Россия и Япония когда-то подписали протокол о намерениях.

— Японская сторона принимала решения медленно. Это один из примеров, когда российской стороне, у которой уже было все готово, просто не хватило терпения. У российских и японских компаний возникло расхождение во мнениях, что привело к нежелательному результату. Ведутся активные переговоры. У японской стороны много шансов принять участие в будущих проектах.

— Экономическое сотрудничество на «северных территориях» также не приносит ощутимых результатов.

— За кулисами проводится большой объем работы. В ходе совещаний российско-японской рабочей группы мы пытаемся решить амбициозные задачи. Скорее всего, в ближайшее время будут результаты. Российская сторона делает все для того, чтобы как можно скорее реализовать конкретные проекты.

— Какое влияние оказывают западные санкции против России на экономическое сотрудничество с Японией?

— В основном они влияют психологически. Увеличивается количество рисков, что замедляет принятие решений. В некоторых случаях решения не принимаются вообще. Японский банк международного сотрудничества и правительственный фонд прямых инвестиций в Россию создали совместный капитал, размер которого составляет один миллиард долларов. Большая часть денег инвестируется в различные проекты. Была создана мощная структура для устранения рисков и предоставления информации японским компаниям, которые выходят на неизведанные рынки.

— Один из факторов, который сдерживает японский бизнес, — туманные перспективы экономического роста. Какие прогнозы на будущее?

— В 2014-2015 году произошел обвал цен на нефть, и российская экономика оказалась в непростой ситуации. Реформы макроэкономики приносят плоды. В отличие от большинства развивающихся стран, которые сталкиваются с проблемой высокой инфляции и резкого развития, Россия создала систему стабильного роста при низкой инфляции. Это необходимые условия для инвестиционной деятельности. На сокращение трудоспособного населения мы отвечаем повышением производительности труда. Мы изучаем опыт «Тойоты» и других компаний в области повышения производительности. Мы стремимся к 3% росту в 2021 году.

— Можно ли рассчитывать на перемены в экономической политике при новой власти?

— Никто не предполагает глобальных перемен. Дело в том, что прошедшие шесть лет принесли результаты. Теперь необходимо стратегическое мышление и повышение эффективности конкретных проектов.

Россия. Япония > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 24 мая 2018 > № 2618155 Максим Орешкин


Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Транспорт > economy.gov.ru, 24 апреля 2018 > № 2580704 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Международное признание российских сертификатов соответствия окажет поддержку экспорту

О поддержке экспортеров, борьбе с контрафактом и создании прозрачной системы оценки соответствия рассказал министр экономического развитии РФ Максим Орешкин на коллегии Росаккредитации.

В качестве одной из главных задач службы на ближайший год министр определил развитие двустороннего сотрудничества и обеспечение международного признания российских сертификатов для поддержки экспорта.

Ключевым событием 2017 года министр назвал присоединение Росаккредитации к договоренности о взаимном признании ILAC. Это позволяет обеспечить признание российских протоколов испытаний при экспорте.

«С 2018 года Европейское агентство по авиационной безопасности ввело новые требования для самолетов, летающих в Европу. Аэрофлот изначально планировал подтверждать соответствие самолетов этим требованиям в европейских лабораториях. Однако сейчас, благодаря международному признанию Росаккредитации компания может обращаться в лаборатории, аккредитованные в России», - сообщил министр.

В целом реформирование системы аккредитации в России началось 7 лет назад. За это время Минэкономразвития практически с нуля создало нормативную базу, которая комплексно регулирует эту сферу.

«Прежде всего, нам удалось навести порядок на рынке услуг по оценке соответствия, удалив с него недобросовестных участников. За пять лет количество органов по сертификации сократилось на 40%, испытательных лабораторий - на 35%. Только в 2017 - первом квартале 2018 года в результате контрольных мероприятий аккредитованными лицами было отменено 2,5 тысячи сертификатов», - отметил Максим Орешкин.

Он подчеркнул, что серьезно повысить эффективность работы в этом направлении позволит внедрение риск-ориентированного подхода. Он позволяет отказаться от тотальных проверок и сосредоточиться на зонах высокого риска. В ближайшее время вступят в силу утвержденные Минэкономразвития индикаторы риска нарушения обязательных требований. Они будут впервые внедряться именно в работе Росаккредитации.

В числе приоритетных направлений работы министр обозначил борьбу с недобросовестными участниками рынка и изменение модели работы Росккредитации, в частности совершенствование правовых основ и внедрение в работу новых технологий.

Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Транспорт > economy.gov.ru, 24 апреля 2018 > № 2580704 Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 28 марта 2018 > № 2549675 Максим Орешкин

Максим Орешкин: За последние годы сформирован фундамент, на базе которого можно уверенно двигаться вперёд

Об итогах работы Минэкономразвития в 2017 году и задачах на 2018 год министр экономического развития РФ Максим Орешкин рассказал на расширенной коллегии министерства.

Максим Орешкин: Вчера, когда я выступал на коллегии Министерства финансов, я сказал, что прошлый год однозначно можно назвать началом нового этапа для российской экономики: мы от парадигмы борьбы постепенно переходим к парадигме развития. Благодаря слаженной работе Правительства и Банка России за последние годы сформирован фундамент, на базе которого можно уверенно двигаться вперёд. У нас действительно сейчас стало больше возможностей. Очень важно, что мы своей работой трансформируем эти возможности в реальные дела.

Если подводить итоги работы министерства за прошлый год, то я бы отметил целый набор уже реализованных или находящихся в стадии реализации проектов. Первое – считаю, что снижение инфляции и уровня процентных ставок в экономике нам удалось дополнить мерами структурного характера в финансовой сфере. Дмитрий Анатольевич уже об этом говорил. Речь идёт, например, о запуске фабрики проектного финансирования. Я помню, как на одной из наших встреч Дмитрий Анатольевич сказал, что если удастся перезапустить проектную активность Внешэкономбанка, то деятельность министерства можно будет признать успешной. На инвестиционном форуме в Сочи подписаны первые соглашения, первые сделки – 180 млрд рублей. Сейчас, насколько нам известно, Внешэкономбанк готовит второй пакет.

Отличие новой схемы (нового инструмента) в том, что она не заливает проблемы деньгами, как это у нас часто бывает, а адресует их точечно. Это касается проблем, связанных с высокой оценкой процентного риска банковской системой, наличием запретительных требований по резервированию и достаточности капитала по проектному финансированию у Банка России и неразвитостью механизмов синдицированного кредитования. Благодаря совместной работе, которую мы проделали с Центральным банком, Министерством финансов и Государственной Думой, нам удалось найти решение этих проблем. Сейчас создан полностью рыночный механизм, который стимулирует активность по финансированию новых инвестиционных проектов и не предполагает участия чиновников в процедурах отбора. Здесь моё чёткое убеждение: не чиновники должны принимать решения относительно отдельных инвестиционных проектов – этот выбор должен делать частный бизнес, который рискует своими деньгами.

Второе. Большая работа была проделана по формированию новых механизмов финансирования инфраструктурного развития. Сегодня утром мы обсуждали здесь вопросы инфраструктурного развития, которые я считаю ключевыми для ускорения темпов роста российской экономики. Несколько недель назад утверждена «дорожная карта» по инфраструктурной ипотеке. Это проект, который, с одной стороны, должен позволить концессионному механизму стать ещё более удобным для привлечения ресурса частных инвесторов, с другой – позволить государству платить за инфраструктурные объекты в рассрочку, де-факто ежегодно платить за их доступность, что позволит существенно увеличить инвестиции в эту сферу. Также, что немаловажно, этой «дорожной картой» предполагается качественное повышение эффективности в вопросах оценки и отбора проектов государством, разделения рисков с частным сектором и создания платформы для подготовки новых инфраструктурных проектов. Что примечательно, здесь Россия находится полностью в рамках международных трендов. Буквально на этой неделе, уже позже опубликованной нашей «дорожной карты» вышла «дорожная карта» G20 по инфраструктуре, и она во многом схожа с российским документом.

Третье. Вошёл в активную фазу проект «Производительность труда». В программе, которая сейчас завершает пилотную стадию, на текущий момент уже задействованы 7 регионов и 42 предприятия. И в этом году мы продолжаем расширять этот процесс, добавляется ещё 10 регионов и более 200 предприятий. Создан федеральный центр компетенций, налажено сотрудничество с российскими лидерами по производительности. Мы говорим о возможном сотрудничестве с «Северсталью», с «КамАЗом» сегодня тоже мы это обсуждали, «Технониколем». Также развивается взаимодействие по международной линии: в феврале первая миссия из представителей компаний – участников этого проекта находилась в Японии на заводах «Тойота», на других заводах смотрела и получала новые знания. Есть первые результаты: применение подходов бережливого производства позволяет на отдельных предприятиях за короткий срок увеличить производительность труда на десятки процентов. Основная задача этого проекта – привить культуру постоянного повышения эффективности российским компаниям и создать работающие механизмы обмена знаниями и опытом. С учётом наработанного опыта, новых масштабных задач, которые поставил Президент, будем готовы в мае внести изменения в проект, чтобы сделать его ещё более эффективным.

Четвёртое. Малый бизнес. Весь прошлый год мы занимались переформатированием проекта поддержки малого бизнеса. Полностью отказались от прямой поддержки, которая зачастую носила выборочный и, я бы даже сказал, иногда избирательный характер. Сейчас программа, которую нам помогает реализовывать Корпорация МСП, основана на системных мерах: это и программы льготного банковского финансирования, и создание базовой инфраструктуры, сервисная поддержка, доступ к закупкам и распространение знаний. Что очень важно, мы сейчас в открытом формате с представителями бизнеса и представителями регионов обсуждаем, как работают существующие меры поддержки, как их можно улучшить для того, чтобы программа не стояла на месте и постоянно двигалась вперёд в своём развитии.

Пятое. Деловой климат. После снижения показателей России в рейтинге Doing Business по интегральному показателю в 2016 году в прошлом году нам удалось переломить ситуацию. Наша позиция в рейтинге улучшилась. Это оценка изменения административных процедур. Среди других действий, направленных на формирование благоприятного инвестиционного климата, можно выделить активную работу по оценке регулирующего воздействия, реформирование контрольно-надзорной деятельности, работу по переходу к долгосрочным тарифам естественных монополий, активную малую приватизацию, изменения в закон о банкротстве и совместную работу с Федеральной антимонопольной службой по развитию конкуренции.

Шестое. Цифровая повестка. Министерство активно работает над нормативным обеспечением цифровой экономики. Здесь очень большая работа предстоит в ближайшие два года. Больше 50 законопроектов запланировано к разработке и принятию. Мы закончили совместно с АСИ разработку «дорожной карты» по направлению «Кадры», сейчас формируется раздел «Цифровая трансформация госуправления». Повторю, здесь начата очень масштабная работа, она займёт не один год, но без этой работы движение российской экономики вперёд просто невозможно.

Седьмое. Внешнеэкономический блок. Здесь тоже есть большие достижения по разным направлениям. Идёт интенсивная работа на площадке ВТО. Много сил потребовала подготовка к министерской конференции, которая проводится раз в два года, и Россия в этот раз ещё более активно заявила о себе на этой площадке в вопросах выработки правил международной торговли. Завершён первый этап реформирования подходов к двусторонним взаимоотношениям, который включает разработку страновых планов действий совместно с отраслевыми ведомствами, переформатирование торговых представительств, в том числе в части их перехода на проектную деятельность, вопросов кадровой ротации, включая привлечение сотрудников других министерств и взаимодействие с Российским экспортным центром. Торгпредства и РЭЦ должны понимать, каковы зоны их ответственности, и работать совместно на достижение общих целей.

Совместно с Евразийской экономической комиссией ведётся активная интеграционная работа на площадке ЕАЭС. Реализуются специальные проекты по отдельным странам с большим потенциалом улучшения торгово-экономической активности. Министерство очень плотно ведёт проекты по расширению сотрудничества с Японией, Францией, Индией и Азербайджаном.

Восьмое. Региональная повестка. Завершена подготовка первой версии Стратегии пространственного развития. Уже идут активные обсуждения на правительственной площадке. Конечно, там надо ещё много чего дорабатывать. Идёт активная работа с регионами по вопросу отмены избыточных требований. Постепенно здесь тоже количество проектов, которые мы реализуем, увеличивается.

Девятое. Внутренняя реструктуризация министерства. Не буду углубляться в детали, просто приведу пример – что произошло за последний год с Росреестром. Если посмотреть на сроки обслуживания в Росреестре, на долю отказов и приостановлений при совершении сделок, здесь показатель улучшается до двух раз. Это свидетельствует, что резко растёт прозрачность и эффективность работы.

О задачах на предстоящий период. Президент в своём послании Федеральному Собранию назвал экономический рост главным приоритетом деятельности будущего Правительства. Эта задача не так проста, как кажется многим. С учётом поправки на демографическую динамику рост российской экономики на уровне мировой означает, что увеличение ВВП на занятого будет не только в два раза выше, чем в развитых странах, но и на 40% выше, чем в развивающихся. Эти страны беднее нас, они имеют больше возможностей по так называемому догоняющему развитию. Поэтому эта задача носит очень амбициозный характер.

Что может помочь достижению поставленных целей?

Первое – это тот факт, что негативный демографический эффект может быть частично компенсирован снижением смертности в трудоспособном возрасте, ростом продолжительности активной жизни, снижением структурной безработицы, повышением экономической активности населения и улучшением миграционной ситуации. Здесь бóльшая часть задач находится за пределами нашего министерства, но мы активно помогаем коллегам над ними работать. Например, в части миграционной ситуации, в первую очередь когда речь идёт о высококвалифицированных специалистах. Мы последние несколько месяцев активно работаем в рамках созданной рабочей группы по снятию барьеров в области получения российского гражданства, в том числе выпускниками российских вузов, а также по ряду других изменений.

Второе – активный рост производительности труда. Здесь я вижу три основных элемента: деловой и инвестиционный климат, культура постоянного повышения эффективности и самый ключевой – обеспечение конкуренции в российской экономике. Именно конкуренция всегда является главным мотивационным фактором. Тема конкуренции будет подробно обсуждаться на ближайшем Государственном совете. На эту тему мы поговорим ещё отдельно.

В части производительности труда Президент поставил конкретные целевые показатели по отраслевым направлениям – рост производительности в базовых отраслях должен составлять не менее 5% в год. Задача нашего министерства – в рамках Федерального центра компетенций и региональных центров создать методологическую и практическую рамку для достижения таких результатов.

Третий и ключевой элемент – увеличение объёма и повышение качества инвестиций. Единственный способ демонстрировать темпы подушевого роста выше, чем в развивающихся странах, – это значительный рост инвестиционной активности. По нашим оценкам, увеличение доли инвестиционных расходов в структуре ВВП должно произойти до уровня 25–30%.

Для достижения таких уровней в предстоящие годы прирост инвестиционных расходов должен опережать рост конечного спроса, что возможно только при одновременном опережающем росте объёмов ненефтегазового экспорта, росте нормы сбережений домохозяйств, снижении оттока капитала и увеличении объёма прямых иностранных инвестиций.

Значительную роль в увеличении инвестиционной активности должна также сыграть повестка инфраструктурного развития нашей страны. Она должна охватывать все ключевые элементы: развитие магистральной опорной инфраструктуры, крупных городов, небольших населённых пунктов и региональной системы коммуникаций. Новое качество инфраструктуры будет означать снижение издержек для бизнеса, возможности реализации новых инвестиционных проектов, снятие ограничений при экспорте продукции и, конечно, повышение качества жизни российских граждан – ключевого условия для сохранения, развития и наращивания человеческого капитала.

В свою очередь, чтобы рост нормы сбережений домохозяйств не перетёк в отток капитала, необходимо качественное улучшение инвестиционного климата. Это означает дальнейшее упрощение административных процедур, причём не в ущерб их эффективности, создание реальной конкурентной среды в экономике, снижение доли государства, активную экспансию малого и среднего бизнеса – все эти цели поставлены Президентом в его послании.

Президент также заявил о необходимости подготовки Правительством совместно с Банком России плана по повышению доли инвестиций в ВВП. В соответствии с Вашим поручением, Дмитрий Анатольевич, такой план будет подготовлен для обсуждения Правительством к 7 мая.

В целом работа министерства в предстоящий год будет нацелена на решение всех этих задач, объединённых одной целью – создание условий для повышения темпов экономического роста.

Решение поставленных масштабных задач, бесспорно, требует повышения качества государственного управления. Здесь помимо упомянутого проекта цифровой трансформации необходимо отметить задачу, стоящую перед министерством, по формированию национальной системы управления данными на базе Росстата. То, что мы сейчас пытаемся сделать в пробной переписи населения, – это просчёт новых механизмов, которые могли бы существенно повысить её эффективность, сократить затраты. Привлекаем другие организации, «Почту России». Смотрим, как этот процесс можно было бы сделать эффективнее.

Отдельный блок в части госуправления – внедрение проектных принципов в механизм государственных программ, бóльшая ориентация бюджета на целевое планирование. Здесь мы работаем совместно с Министерством финансов.

Однако ключевой вопрос повышения качества государственного управления – это вопрос привлечения на государственную службу талантов и создания условий для их постоянного развития. В министерстве начата большая трансформация, которая затрагивает и формирование новой корпоративной культуры, и создание механизмов развития сотрудников, и появление новых карьерных лифтов внутри системы министерства, и обеспечение новой среды работы, чего мы пытаемся достичь в рамках переезда в новое здание.

В целом в настоящее время министерство вовлечено в большое количество изменений, направленных на внутреннюю трансформацию. Не все изменения идут просто, где-то случаются перегибы, поэтому в завершение своего выступления хотел бы поблагодарить сотрудников за терпение, ответственное отношение и качественную работу. Нам с вами действительно есть чем гордиться по итогам прошедшего года. По мере того, как мы будем продвигаться вперед в трансформации как министерства, так и российской экономики, результаты будут становиться всё заметнее и заметнее.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 28 марта 2018 > № 2549675 Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 22 марта 2018 > № 2537916 Максим Орешкин

Заседание Правительства.

Первый вопрос повестки – итоги выполнения федеральных целевых программ и реализации Федеральной адресной инвестиционной программы за 2017 год.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Начнём с обсуждения повестки дня. Но прежде об одном из документов, который подписан по линии Правительства. Я подписал решение об индексации социальных пенсий с 1 апреля. Мы это делаем по закону каждый год. В документе утверждается размер коэффициента, на который повышаются пенсии. Сейчас мы на эти цели направляем около 10 млрд рублей. Сама по себе индексация коснётся приблизительно 4 миллионов человек. Кроме того, будут повышены некоторые другие выплаты, размер которых зависит по закону от индекса роста социальной пенсии. Это касается отдельных категорий пенсионеров.

Теперь по повестке дня. Мы обсудим итоги выполнения 33 федеральных целевых программ и Федеральной адресной инвестиционной программы за 2017 год. Тема традиционная, мы делаем это регулярно. В целом итоги исполнения ФЦП и ФАИП за прошлый год достаточно неплохие, они приблизительно такие же, как в 2016 году. На реализацию целевых программ было направлено более 820 млрд рублей. Существенно увеличился объём софинансирования – практически на 20% выросли ассигнования из региональных бюджетов и внебюджетных средств. Самыми высокоэффективными признаны три программы: по повышению безопасности дорожного движения, по развитию сельских территорий и по строительству жилья. Что касается адресной инвестиционной программы, на её исполнение было направлено почти 700 млрд рублей. Результат также известен – в 2017 году в строй введено больше объектов капитального строительства, чем в 2016 году, то есть в целом здесь развитие есть.

Кроме того, мы затронем ещё несколько вопросов, они касаются подготовки государственных программ. Объёмы финансирования многих госпрограмм увеличились, поэтому их показатели нужно уточнить. Все изменения в государственные программы должны быть приняты до 1 апреля – этого требует от нас бюджетное законодательство. Работу нужно ускорить. Напомню, некоторые программы внесены с разногласиями, в том числе нет согласований с Минфином, Минэкономразвития, нет заключения Министерства юстиции. Нужно всё это устранить. Я просил бы заместителей Председателя Правительства всю необходимую работу провести и подготовить документы к началу следующего месяца.

Пилотные государственные программы мы перевели на проектные методы управления, привязываем государственные расходы к достижению конкретных целей. Обращаю внимание руководителей ведомств: все проекты и программы в составе пилотных государственных программ надо тщательно проработать. Это должно быть на личном контроле руководителей ведомств, делать всё это нужно, естественно, с координацией усилий с экономическими ведомствами – Минэкономразвития и Минфином.

Сегодня мы рассмотрим законопроект об организации пассажирских перевозок по железной дороге. Конечно, все хотят ездить в нормальных комфортных поездах, неважно, касается это поездов дальнего следования или электрички. Документ должен заложить основу для новой модели оказания транспортных услуг, при этом государство остаётся регулятором в сфере организации пассажирских перевозок по железной дороге.

Следующий законопроект касается регулирования деятельности органов местного самоуправления по защите прав потребителей. Понятно, что местные власти в этом должны принимать участие, они могут принимать жалобы у граждан, в том числе через МФЦ, и проводить консультации, обращаться в суды. Но эти права не закреплены в законе об общих принципах организации местного самоуправления, поэтому этот пробел нужно восполнить.

При подготовке к чемпионату мира нам нужно довести до логического завершения подготовку инфраструктуры. Сегодня мы выделяем деньги из резервов Правительства на достройку линии метро в Нижнем Новгороде и новой станции, которая там строится, она недалеко от стадиона, на котором пройдут матчи, а после проведения чемпионата эта станция, естественно, будет служить всем нижегородцам, всем, кто приезжает в этот город.

Начнём с ФЦП и ФАИП, как и договорились. Пожалуйста, о ходе выполнения федеральных целевых программ и реализации ФАИП за 2017 год – Максим Станиславович Орешкин, прошу Вас.

М.Орешкин: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

Начиная доклад, хочу отметить, что по большинству основных показателей – Вы многие из них упомянули во вступительном слове – темпы реализации ФЦП и ФАИП по итогам 2017 года оказались лучше уровня 2016 года.

В лучшую сторону изменилась динамика своевременного завершения строительства объектов ФАИП. Так, по предварительным данным, в 2017 году в установленные сроки было завершено строительство 281 из 408 объектов, подлежащих вводу. Процент составил 69, а год назад этот процент только немногим превышал 60, за год он вырос на 8,4 процентного пункта.

Основная проблема, которая вызывала беспокойство в последние годы, – это рост объёмов незавершённого строительства. Минэкономразвития и другими ведомствами проведена большая работа по решению этой проблемы. В целях получения информации в автоматическом режиме на базе государственной автоматизированной системы «Управление» создан механизм для сбора сведений по таким объектам на постоянной основе, в том числе и по региональным объектам. Проведена большая инвентаризация, которая выявила 28 тыс. объектов незавершённого строительства, из них 12 тыс. финансировались с помощью средств федерального бюджета, 16,6 тыс. объектов финансировались за счёт регионов.

По объектам ФАИП в 2017 году был усилен контроль за вводными объектами, ежемесячно осуществлялся мониторинг хода работ по таким объектам, регулярно проводились совещания с госзаказчиками. В результате доля сданных объектов выросла на 8 процентных пунктов.

Вместе с тем объёмы незавершённого строительства остаются высокими, и понятно, что Минэкономразвития не может довести до конца эту работу без активного участия главных распорядителей бюджетных средств. Именно они должны определить, что нужно делать с этими объектами – списывать, достраивать и так далее. Без их активного участия окончательно переломить ситуацию здесь не получится.

Поэтому прошу Вас, Дмитрий Анатольевич, поручить главным распорядителям средств федерального бюджета активизировать работу по решению проблемы незавершённого строительства.

Мы со своей стороны готовы подключаться к этой работе, оказывать поддержку, принимать участие в рабочих группах.

Ещё один важный момент. С 2018 года пять государственных программ реализуются в пилотном режиме – здравоохранение, образование, транспорт, сельское хозяйство и ЖКХ. Мероприятия, которые ранее реализовывались в составе ФЦП, теперь погружены в госпрограммы, а действие семи ФЦП прекращено.

С учётом интеграции ФЦП меняется процедура принятия бюджетных решений в рамках пилотных госпрограмм. К бюджетированию допускаются только проекты и программы, предварительно прошедшие процедуру ранжирования по утверждённым правилам. Допущенными к ранжированию могут быть только документы надлежащего качества, согласованные с Минэкономразвития и Минфином в установленном порядке. Работа по учёту замечаний и согласованию документов идёт, но, к сожалению, недостаточно динамично, поэтому прошу дополнить протокольное решение поручением активизировать работу по данному направлению.

Пилотные ведомства сделали первую оценку обеспеченности утверждённых целей госпрограмм соответствующими проектами и программами. По данным ведомств, обеспеченность целей, которая сейчас заложена в программах, – 100%, то есть это означает, что дополнительного финансирования никому не требуется.

В нынешних условиях существует потребность в инструменте решения задач на стыке нескольких госпрограмм. В качестве такого инструмента предлагается механизм межпрограммных проектов. Этот механизм должен быть встроен в общую методологию госпрограмм, но при этом быть достаточно автономным для использования при решении задач на пересечении нескольких программ. В настоящее время Минэкономразвития разрабатывает проект постановления по этому вопросу, и, как только подготовим, сразу его внесём и доложим об этом вопросе.

Также мы видим проблему в осуществлении капитальных вложений через механизм иных межбюджетных трансфертов. Такая практика используется для обхода законодательно установленных требований к планированию, реализации, мониторингу и оценке эффективности капитальных вложений, она создаёт дыры, которые усугубляют уже отмеченную проблему незавершённого строительства по региональным объектам.

Такие объекты не включаются в ФАИП, соответственно, к ним не применяются установленные для ФАИП требования по мониторингу и контролю. Сейчас объекты сметной стоимостью более 1,5 млрд рублей не санкционируются актами Правительства, поэтому возникает риск принятия решения о выделении иных межбюджетных трансфертов на объекты, по которым нет необходимых процедур и экспертиз, например, не получены положительные заключения технологического и ценового аудита и Главгосэкспертизы.

Поэтому просим включить в протокольное решение поручение Минфину и Минэкономразвития проработать вопрос о необходимости внесения изменений в законодательство для прекращения подобной практики.

Д.Медведев: Пожалуйста, какие будут вопросы, комментарии по текущей ситуации, проекту протокольного решения? Надо эту работу довести до конца, я ещё раз обращаю на это внимание вице-премьеров: там, где нет согласований, надо это всё сделать по тем программам, по которым внесены документы без согласования с Минфином, Минэкономразвития. И некоторые другие дополнения сделать, о которых сказал Министр экономического развития.

Есть какие-то комментарии? Нет?

Давайте примем решение по выполнению ФЦП и ФАИП за 2017 год.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 22 марта 2018 > № 2537916 Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 31 января 2018 > № 2485583 Максим Орешкин

Брифинг Максима Орешкина и генерального директора Федеральной корпорации по развитию малого и среднего предпринимательства Александра Бравермана по завершении заседания.

Из стенограммы:

М.Орешкин: Состоялось заседание президиума совета по приоритетным проектам. Рассматривали одно из основных направлений – ключевой проект развития малого и среднего бизнеса в стране. Здесь важно отметить позитивную динамику, которую сейчас мы видим, – по численности бизнесов: у нас прирост на 3% к уровню прошлого года. Рост занятости идёт примерно такими же темпами.

Активно развивается кредитование, в том числе совместная программа поддержки Правительства и Корпорации МСП – здесь у нас рост выдачи кредитов в прошлом году составил порядка 16%. Очень уверенный результат, который помогает развиваться бизнесу.

Обсуждали сегодня ряд новаций, которые мы будем предлагать, будем внедрять. Я хотел бы остановиться на четырёх ключевых историях.

Первая история – это предложение об уходе от обязательного условия наличия физического адреса для юридических лиц. Это создание на базе банков, других организаций возможности регистрации предприятий без физического офиса – либо на базе почтового ящика, либо на базе электронного сервиса.

Вторая история связана с упрощением регистрации новых бизнесов. Здесь мы договорились, что те бизнесы, которые будут регистрироваться в электронном формате, будут регистрироваться с нулевой платой. Это подразумевает отмену государственных пошлин для регистрации нового бизнеса в электронном формате. Одновременно со стороны банковской системы мы слышим готовность предоставлять услуги по открытию счёта, базовый перечень услуг тоже с нулевой стоимостью. Мы считаем, что снижение стоимости до нулевой отметки существенно упростит регистрацию новых бизнесов, будет, конечно, носить очень позитивный характер и придаст дополнительную динамику активности людей по созданию новых бизнесов.

Третья история – это совместная программа с Корпорацией МСП, программа по предоставлению кредитов по льготным ставкам на уровне 6,5%. Это новая программа. Конечная стоимость кредитов 6,5%. Были отобраны на этой неделе 15 банков, и уже в феврале мы ожидаем активной выдачи со стороны этих кредитных организаций кредитов по данной льготной ставке. Поэтому мы просто обращались ко всем малым и средним предприятиям: приходите в банки и спрашивайте про эту программу. Если вы столкнётесь с тем, что банки – участники этой программы не говорят о таких продуктах, не предлагают их, у нас создан в Министерстве специальный почтовый ящик, куда вы можете написать: smb@economy.gov.ru. Соответственно, мы будем с мест собирать всю информацию, координировать деятельность так, чтобы программа работала эффективно. По прошлому году мы видим, что корпорацией выдано при использовании Национальной гарантийной системы, прогарантировано больше 600 млрд рублей кредитов, это порядка 13% всех выданных кредитов, и в целом мы оцениваем очень серьёзный вклад в снижение общего уровня ставок для малых и средних предприятий.

И, наверное, четвёртая история, которой хотел бы коснуться, это запуск завтра портала «Деловая среда», на котором на первом этапе будет всё, что связано с образовательными услугами для бизнеса. А в целом этот портал – это маркетплейс, на котором разного рода компании, разного рода банки смогут предоставлять сервисы для малых бизнесов, что также будет делать их жизнь проще.

А.Браверман: Совместно с Минэкономразвития корпорация продвинула в этом году кредиты на ту сумму, о которой говорил Максим Станиславович. При этом надо отметить, что конечная ставка была на 3 процентных пункта ниже, чем рыночная, это для малого и среднего бизнеса крайне важно и крайне чувствительно.

Второй очень важный момент, о котором мы говорим, – это тоже совместная программа с Минэкономразвития, закупки крупного бизнеса у малого и среднего бизнеса. В прошлом году она достигла 2 трлн 68 млрд рублей. Здесь ещё очень важна декомпозиция, дробление, которое идёт в этих закупках. Потому что раньше они носили агрегированный, довольно крупный характер, и небольшое число компаний могло принять в них участие. Теперь мы стараемся эти закупки дробить, и это дробление идёт параллельно с тем, как Центральный банк форсирует создание банков с базовой лицензией в регионах и опирается на региональные опорные банки.

Третье – это бизнес-навигатор, тоже совместно с Минэкономразвития идёт программа. Это, мы считаем, важнейший электронный сервис, это важнейший элемент цифровизации, который позволяет малому и среднему бизнесу открывать и расширять свои бизнесы совершенно осознанно, понимая ёмкость рынка, понимая конкурентов, понимая, где они могут получить финансовую поддержку, имущественную, юридическую, как им работать с органами государственной власти, управления, с теми, кто их проверяет и так далее.

Мы в этом году совместно с Минэкономразвития хотим стать маркетмейкерами на этом рынке. Под маркетмейкерством мы понимаем минимум 10% от всех предприятий малого и среднего бизнеса (всех, подчёркиваю, не только тех, которые откроются в следующем году, но 10% тех, кто работает по бизнес-навигатору). Эффективность, которую мы оценили по ИНН, достаточно высока: 48% из тех, кто воспользовался сервисами бизнес-навигатора, повысили свою выручку и численность. Вот наши базовые моменты.

В целом, мы считаем, создана база для того, чтобы в следующем цикле мы могли совместно сделать малый и средний бизнес одним из ключевых драйверов экономики, на который можно будет опираться экономике в целом.

М.Орешкин: Я бы ещё пару слов добавил по закупкам. Здесь очень важно: есть понимание, что не все закупки, которые проходят через эту систему, доходят до реальных малых и средних предприятий в конце. Именно на этом мы делаем акцент в 2018 году. Мы делаем анализ, чтобы здесь не было разного рода подтасовок. Все прекрасно знают о подставных торговых компаниях, чтобы просто накручивать статистику. Поэтому всё, что связано с ключевыми индикаторами по этому направлению, – это не общий объём закупок. Он должен расти, это очень важный показатель, но важно, чтобы количество предприятий, которые участвуют в этом процессе, увеличивалось, чтобы они не были связаны между собой, чтобы они не были связаны с менеджментом компаний. Здесь стараемся выстраивать специальные проверочные механизмы, которые ситуацию будут постепенно улучшать.

Вопрос: Первые два предложения, которые Вы озвучили, – отсутствие регистрации по физическому адресу и бесплатная регистрация и обслуживание в банках – когда это всё вступит в силу? Это первый вопрос. И обсуждались ли поправки в закон о страховании вкладов МСП? Какие поправки готовит Правительство? Может быть, распространить это на средний бизнес?

М.Орешкин: Сегодня было принято решение поддержать эти два проекта. В ближайшее время мы доведём их до логического конца, примем все необходимые поправки в законодательство. Что касается физического адреса, это тектонический сдвиг с точки зрения корпоративного законодательства. Это перевод всей системы регистрации, понимание того, что такое современная компания, современный бизнес, приведение в соответствие с современными реалиями цифровой экономики. Поэтому как раз задача на ближайшие месяцы, чтобы это довести до конкретных законопроектов.

Вопрос: По страхованию вкладов МСП тема обсуждается?

М.Орешкин: Я думаю, скоро мы будем её подробно обсуждать. Но позицию Минэкономразвития, историческую, вы знаете: даже когда Центральный банк очень жёстко выступал против этой идеи, мы всегда её поддерживали и считали, что малые предприятия должны получать защиту в случае негативных сценариев развития в конкретном банке.

Вопрос: Обсуждалась ли тема, что ставки по кредитам должны быть ниже? Может быть, надо как-то смягчить денежно-кредитную политику?

М.Орешкин: У нас денежно-кредитная политика – это то, что обеспечивает стабильность, долгосрочную устойчивость и инфляции, и ставок. Здесь подход очевидный – важна именно долгосрочная устойчивость, поэтому с целью снижения конкретных ставок для конкретных предприятий Правительство приняло новую программу, которая будет компенсировать банкам разницу ставок и позволит им выдавать кредиты по ставке 6,5% уже конкретным конечным заёмщикам.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 31 января 2018 > № 2485583 Максим Орешкин


Россия. Весь мир > Экология. Госбюджет, налоги, цены > ecolife.ru, 26 ноября 2017 > № 2445499 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Государство поддержит производства с меньшим влиянием на экологию

В России предстоит определить объем выбросов парниковых газов, чтобы снизить негативное воздействие на климат.

Для этого Минэкономразвития подготовило законопроект. «Он позволит собирать сведения о выбросах парниковых газов на предприятиях. На основе этой информации перейдем к следующим этапам. С одной стороны, определим национальную эмиссию парниковых газов, с другой — будем создавать механизмы для регулирования выбросов», — сказал министр экономического развития Максим Орешкин, выступая на международной конференции по климату.

К 2030 году выбросы в нашей стране надо сократить на 30 процентов от уровня 1990 года. Это необходимо в том числе, чтобы препятствовать глобальному потеплению, а конкретно — государствам нельзя допустить повышения средней температуры на планете на 2 градуса по Цельсию к 2100 году по сравнению с доиндустриальной эпохой. Иначе не избежать катастрофы. Как жить в новых условиях, каждая страна решает самостоятельно. Свою модель разработает и Россия.

«Второе направление действий — это национальный план адаптации экономики к изменениям климата. Это вопросы от системы борьбы с лесными пожарами до, например, устойчивого урожая за счет агротехнических мероприятий», — указал министр.

На рынке должна занимать все большую долю продукция с меньшим влиянием на экологию. Такому производству будет оказываться поддержка, отметил Максим Орешкин.

К вопросу борьбы с глобальным потеплением стоит подходить рационально. Например, необходимо учитывать поглощающий эффект лесов. Здесь Россия могла бы воспользоваться своим преимуществом лесной державы. «Сейчас мы оцениваем поглощающий эффект лесов в нашей стране в 30 процентов от суммарных выбросов. Корректный анализ позволит более точно оценить потенциал, возможно, он вырастет», — сказал глава Минэкономразвития.

Тем временем подготовку к «зеленой» экономике начали сами российские компании. Представитель одной из них рассказал, что теперь в стоимость каждого проекта они закладывают углеродный платеж по 20 долларов на каждую условную тонну углерода и только так считают рентабельность.

В реальности отчисления компаний могут быть выше — 40-80 долларов за тонну к 2025 году. И еще выше к 2030-му, уточнил директор по вопросам изменения климата Всемирного банка Джеймс Клоуз.

Россия. Весь мир > Экология. Госбюджет, налоги, цены > ecolife.ru, 26 ноября 2017 > № 2445499 Максим Орешкин


Россия > Экология > economy.gov.ru, 23 ноября 2017 > № 2411185 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Потребители должны отказаться от неэкологичной продукции

Минэкономразвития разрабатывает национальный план адаптации экономики к климатическим изменениям. Об этом заявил Министр экономического развития РФ Максим Орешкин, открывая международную климатическую конференцию «Инвестиции в климат: новая парадигма экономического развития».

«Только за прошлый год в России произошло больше тысячи опасных гидрометеорологических явлений, 40% из них нанесли значительный ущерб экономике», – сказал Министр экономического развития РФ Максим Орешкин. При этом он отметил, что в отдельные годы ущерб для национального благосостояния от этих факторов составил 1-2% ВВП.

По его словам, в рамках Парижского соглашения достигнута договорённость об удержании роста глобальной температуры в 21-м веке на уровне не выше 2-х градусов.

Говоря о климатических изменениях, Министр заметил, что этот вопрос многие сводят к истории использования ископаемого топлива, однако в реальности он гораздо глубже. Одна из особенностей касается корректности учёта поглощающей способности лесов. «До сих пор считалось, что порядка 60% поглощающего эффекта мировых лесов приходится на тропики. Но если посмотреть последние исследования, то они демонстрируют, что в результате процессов вырубки тропических лесов, эффект с точки зрения эмиссии углеродов стал отрицательным. То есть вырубка лесов приводит к тому, что сокращение площади оказывает эффект, зачастую больший, чем эффект от выбросов промышленности и других источников», – сказал Максим Орешкин, добавив, что для понимания реальной картины по миру предстоит провести еще не одно научное исследование. Вместе с тем, в России, по его мнению, поглощающий эффект лесов оценивается на уровне 30% от суммарных выбросов.

«Продукции, произведённой с наименьшим влиянием на окружающую среду, должно все больше и больше отдаваться предпочтение на рынке. Сегодня это преимущество, а в будущем должно стать обязательным условием для сохранения рыночной доли. Потребители должны отказаться от неэкологичной продукции», – заметил Министр.

Он рассказал, что Минэкономразвития намерено внедрить систему «углеродного регулирования», для чего уже разработан проект федерального закона, который позволит собирать сведения парниковых газов в разрезе предприятий. Таким образом можно уточнить размер национальных выбросов и создать базу для их регулирования.

Россия > Экология > economy.gov.ru, 23 ноября 2017 > № 2411185 Максим Орешкин


Россия. Чехия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 22 ноября 2017 > № 2411289 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Товарооборот России и Чехии вырос на 40 процентов

22 ноября 2017 года Министр экономического развития РФ Максим Орешкин открыл Российско-Чешский экономический форум. В работе форума приняла участие самая большая чешская предпринимательская делегация за последние 25 лет - порядка 100 компаний. Участники обсудили перспективы торгово-экономического сотрудничества России и Чехии. По итогам форума подписана серия коммерческих соглашений. Это свидетельствует о благоприятной макроэкономической конъюнктуре и инвестиционном климате, которые способствуют развитию предпринимательской деятельности.

Максим Орешкин: Уважаемый Президент Земан, уважаемые коллеги!

Действительно стоит отметить, что сегодняшний форум имеет рекордное за 25 лет представительство чешского бизнеса в России. Можно отметить несколько причин, почему это происходит. Первая причина – это, конечно, тот факт, что в целом отношения между Россией и Чехией очень дружественные. Это проявляется и в экономической сфере. Недавно в Чехии, в Брно, состоялась 59-я машиностроительная выставка, и там активно были представлены российские регионы и компании. Эти постоянные контакты, которые затем находят отражение в заключенных контрактах и в итоге приводят к тому росту товарооборота, который мы имеем в этом году - выше 40%. Это очень высокие позитивные цифры. Все это проявляется именно таким образом.

Второй момент – это, конечно же, экономическая ситуация в России. Она была непростой в течение нескольких лет пока экономика адаптировалась к резко изменившимся ценам на нефть. Но ситуация с середины 2016 года - возобновление экономического роста, окончание адаптации к низким нефтяным ценам.

Господин Президент сейчас говорил о хороших макроэкономических показателях Чехии. Я о них знаю не понаслышке. Я когда работал в инвестиционных банках, как экономист внимательно изучал экономику Чехии. Поэтому действительно, могу со своей стороны подтвердить прекрасные экономические показатели.

Но у нас тоже ситуация неплохая. У нас государственный долг меньше, чем у Чехии: чуть больше 10% ВВП. А по дефициту бюджета, несмотря на то, что цены на нефть падают до отметок около 40 долларов за баррель, в этом году мы получим значение меньше 2%. То есть, тут у нас тоже ситуация налаживается. У нас ситуация позитивная и по другим направлениям. 2 года назад инфляция была выше 15%, российское Правительство, российский Центральный банк дали обещания, что в 2017 году мы выйдем на целевые показатели. Мало кто в это верил 2 года назад, но на сегодняшний день мы имеем инфляцию на уровне 2,6%. Цифры и обещания выполняются.

Говоря глобально, можно сказать, что российская экономика вошла в новую фазу экономического роста. Мы завершили имплементацию блока структурных макроэкономических реформ. Это то, что мы делали в 2015 и в 2016 годах. И сейчас мы создали очень прочный фундамент для развития российской экономики на годы и даже можно сказать на десятилетия вперёд.

Вопрос, который сейчас обсуждается, это вопрос темпов экономического роста. В этом году и мы, и многие международные организации ожидают рост около 2% – плюс, минус. Глобальный вопрос – как будет расти российская экономика? Будет она расти на 2%, 3% или на 4% в год. Сейчас Правительство, Центральный банк нацелены на то, чтобы реализовать ряд программ, изменений, – а что-то уже реализуется – для того, чтобы выходить постепенно на более высокие темпы экономического роста и тем самым создавать, в том числе, для чешского бизнеса большие возможности на российском рынке.

Важно отметить, что экономические отношения России и Чехии – это не просто попытка продать свою продукцию на другой рынок, но и большое количество проектов, где мы работаем вместе. Для России очень важно по мере развития новой фазы экономического роста все больше встраиваться в глобальную экономику. Есть очень красивый и яркий пример из взаимодействия России и Чехии, когда есть и совместное производство, и поставки идут на третьи рынки, есть яркие примеры и в автомобилестроении и в ряде других отраслей. Господин Президент вспоминал и историю с самолетостроением, и много отраслей, где Россия и Чехия работают вместе, чтобы создавать качественную продукцию.

Одна из тем, которую мы вчера обсуждали на встрече президентов, – это активное движение вперед по треку малого и среднего бизнеса. Очень важный вопрос, потому что это еще плотнее будет связывать российскую и чешскую экономики. То, что будет позволять открывать те ниши, которые до сих пор были закрыты.

Была дискуссия по вопросам локализации, как мы здесь движемся вперед. Как раз малый и средний бизнес - это тот инструмент, это более тесное взаимодействие чешских компаний, которые работают на российском рынке с поставщиками малых и средних компаний в России, и наоборот, это взаимодействие российского бизнеса с малым и средним бизнесом Чехии. На самом деле мы понимаем важность таких изменений, например, Правительство подготовило соответствующий законопроект по снижению доли участия иностранного капитала в малом и среднем бизнесе для того, чтобы признавать малый и средний бизнес возможным участником всех тех программ поддержки, которые есть на российском рынке. Поэтому здесь мы ждем и по этому каналу активное участие малых и средних компаний Чехии на российском рынке. Будем их также поддерживать, как и российский малый и средний бизнес.

Потенциал довольно большой. И еще раз повторюсь, тот товарооборот, который мы видим после нескольких лет спада, это очень позитивный сигнал. Рост на 40% – это очень важная цифра, потому что такой рост товарооборота у России в этом году есть с ограниченным количеством стран. Это еще раз подчеркивает и важность российско-чешских экономических отношений, и их большой потенциал.

Отреагирую на то, чем господин Президент закончил свое выступление. Я вчера присутствовал на переговорах на уровне президентов. Действительно, они прошли в очень положительной и очень дружественной обстановке. Мы обсуждали много вопросов экономического сотрудничества, сотрудничества в других областях, в культурной области. И здесь позитив был абсолютно заметен невооруженным взглядом.

Понятно, что у такого позитивного сотрудничества, у такого спряжения в экономической, торговой и других сферах России и Чехии есть очень много противников. Поэтому очевидно, что на пути этого движения вперед будут появляться и разные провокации, и просто откровенные глупости, в том числе в информационном поле. У нас есть стратегическое понимание взаимодействия России и Чехии, нам нужно двигаться вперед. Провокации будут случаться, глупости будут случаться. Нам нужно стараться обращать на них поменьше внимания, конечно, нужно стараться, чтобы их было меньше. Но стратегическое взаимоотношение России и Чехии очевидно, движение вперед очевидно.

Спасибо!

Россия. Чехия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 22 ноября 2017 > № 2411289 Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 24 октября 2017 > № 2362781 Максим Орешкин

Максим Орешкин: России не страшны цены на нефть даже ниже $40

Министр экономического развития Максим Орешкин в кулуарах форума «Россия зовет!» рассказал главному редактору Business FM Илье Копелевичу о фундаментальном росте экономики, фабрике проектного финансирования, плане по повышению производительности труда в стране и перспективах технологии блокчейн.

Вот такой сюрприз, вы о нем говорите публично: у нас рост по итогам года, скорее всего, будет 2%. Это был ваш прогноз, но воспринимается это как неожиданность. Какова главная причина этой неожиданности?

Максим Орешкин: Люди, когда делают оценки того, что будет происходить в будущем, всегда смотрят на прошлое. Здесь история очень понятна: у нас было действительно два очень непростых года — 2015-й, когда ВВП снизился на 2,8%, и 2016-й, когда де-факто снижение ВВП продолжилось. Конечно, кризис очень серьезно ударил и по доходам населения, поэтому ожидания были сформированы как раз этой негативной динамикой, негативной тенденцией, и мало кто верил в то, что экономика начнет восстанавливаться. На самом деле, она восстанавливается еще пока не очень быстро, доходам тоже еще предстоит пройти длинный путь для того, чтобы восстановиться. Но тренд позитивный, положительный, он будет сохраняться, потому что как раз и правительство, и Центральный банк делают все, чтобы этот положительный тренд сохранялся.

Но самое главное — эти 2%. Это не грандиозный показатель, хотя лучше, чем казалось год назад. Это не временное явление? Насколько этот рост сейчас подкреплен ростом инвестиций, причем не государственных, капитальных, типа Керченского моста, а частных?

Максим Орешкин: У нас в структуре инвестиций большая часть — это частные инвестиции, если мне не изменяет память, около 80%. Поэтому любой рост, который мы видим по инвестиционной активности — а у нас с начала года порядка 4% прибавка к уровню прошлого года — в первую очередь за счет частных инвестиций. Но задача — делать все, чтобы инвестиционная активность росла, и я бы здесь выделил два ключевых направления. Первое направление — создание понятных и предсказуемых условий для бизнеса, чтобы эти инвестиции происходили. Все те структурные реформы макроэкономической политики, которые были и правительством, и Центральным банком реализованы за последние два-три года, как раз и нацелены на то, чтобы создать предсказуемую макроэкономическую конструкцию, чтобы рисков резкого изменения ситуации было как можно меньше. Это первая часть.

Вторая часть — это поддержка в формирующемся новом кредитном цикле в российской экономике именно инвестиционного кредитования, финансирования новых инвестиционных проектов. Все программы, которые мы уже либо запустили в этом году, такие как финансирование малого и среднего бизнеса на инвестцели — программа «Шесть с половиной», либо те программы, которые запустятся вот-вот, например фабрика проектного финансирования (мы в первом квартале ожидаем уже подписание первых синдицированных кредитов по финансированию проектов) или инфраструктурная ипотека — финансирование в инфраструктуру (здесь выход на начало реализации программы — это второй квартал следующего года). Все эти проекты нацелены как раз на то, чтобы поддержать инвесткредитование, инвестиционную активность.

Все-таки двухпроцентный рост — это явление низкой базы восстановительного роста или все-таки уже есть фундаментальные показатели, которые и дальше будут обеспечивать хотя бы этот рост?

Максим Орешкин: У нас циклический спад в экономике был очень маленький. Если посмотреть на динамику безработицы, она в этот кризис практически не росла. Это в том числе следствие тех решений, которые принимались в области макроэкономической политики и позволили избежать роста безработицы. Это очень важно. Это происходит впервые: практически все кризисы, которые были и в Советском Союзе в конце 80-х — начале 90-х, и в современной России, не обходились без роста безработицы. В этот раз нам удалось этот процесс купировать, и это означает, что большого циклического спада в экономике не было и восстановление носит в основном фундаментальный характер.

Теперь к более широкой картине — показатели России в мировом масштабе. Не так давно Международный валютный фонд выпустил мировой обзор, это просто статистика. За последние восемь лет в России рост ВВП составил 4,3%, при том что в мире — 30%. Чтобы мы сильно не пугались, скажем, в Японии чуть-чуть больше — 4,4%, в Белоруссии — 11,5%, а в США — аж 12,7%. Все равно мы на 160-м месте. А в первое десятилетие этого века, до 2008 года, мы росли совсем другими темпами. Для того чтобы мы вернулись на мировой трэк, на ваш взгляд, нам нужны какие-то коренные изменения в экономической политике, регулировании, подходе, или мы сейчас уже начинаем нормально развиваться и вся дальнейшая политика должна сводиться к микроэкономическому регулированию?

Максим Орешкин: Такая не очень хорошая статистика во многом объясняется данными и результатами последних трех лет, и нужно понимать, что за последние три года российская экономика из экономики, которая зависела от цен на нефть выше 100 долларов за баррель, адаптировалась к низким ценам на нефть. У нас сейчас и с бюджетом, и с платежным балансом все будет в порядке, даже если цены на нефть опустятся до 40 долларов за баррель. Именно эту базу мы взяли как основу всей макроэкономической политики. Поэтому не совсем справедливо сравнивать здесь российскую экономику, потому что мы проходили это структурное изменение. Сейчас мы вышли на устойчивый рост при низких ценах на нефть. Это то, с чем не справился ни Советский Союз, когда в 1985-1986 годах упали цены на нефть. Это то, что привело к очень большому кризису в 1997-1998 годах, когда цены на нефть тоже снижались. Сейчас это качественно иная реакция на очень серьезные внешние шоки, поэтому здесь сравнение не совсем правильно. Но надо смотреть вперед, надо смотреть не назад: 2% роста в этом году, целевой сценарий — выход на планку в 3% к 2020 году.

Коренным образом, конечно, политику менять не нужно, нужно заниматься донастройкой того, что мы уже делаем, дальше улучшать деловой климат. Сейчас мы будем представлять в Государственной думе новый закон о контроле и надзоре, что будет менять условия контроля и надзора для всех российских предприятий, повышать качество взаимодействия с контролирующими органами. Донастройка всех этих элементов, улучшение качества инвестиционного климата, поддержка инвестиционного кредитования, развитие сервисов цифровой экономики, еще много-много направлений, можно долго об этом говорить.

То есть последовательность — это первая и самая большая строчка в подходе правительства?

Максим Орешкин: Предсказуемость, понятность и прозрачность политики — это то, что очень важно, чего нужно придерживаться, чтобы обеспечить высокие темпы экономического роста. Экономический рост любит стабильность условий, плавное, постепенное их улучшение, без резких скачков в одну, в другую сторону. Такие резкие скачки не могут обеспечить экономический рост.

Насчет предсказуемости. Газета «Ведомости» опубликовала письмо Минфина, там две части. В первой части предлагается еще более либерализовать валютный режим, позволить экспортерам необязательно возвращать валютную выручку в нормальных условиях, но в случае некой кризисной ситуации, наоборот, дать правительству и Центральному банку чрезвычайные полномочия, чтобы мгновенно обязать экспортеров возвращать и продавать валютную выручку в обязательном порядке. Я хотел бы спросить о самой возможности такой чрезвычайной ситуации. Чем она может быть вызвана? Может ли она быть вызвана, например, имплементацией американского санкционного закона именно на российском валютном рынке?

Максим Орешкин: Я бы хотел сначала прокомментировать письмо министерства финансов. Элементы валютного контроля в первой части, которые у нас остались, я также считаю рудиментом. От них нужно избавляться, потому что они висят мертвым грузом на развитии международной торговли, экспорта, глобальных цепочек создания добавленной стоимости на территории РФ. Поэтому здесь нужно двигаться. Иногда коллеги говорят: а у нас есть требование ФАТФ (FATF, Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег — Business FM), вопросы финансовой безопасности. Но надо смотреть на другие страны. Они тоже следуют требованиям ФАТФ, обеспечивают свою финансовую безопасность, но при этом режимы там гораздо проще и менее затратны, менее тяжелы для бизнеса. Поэтому нам нужно быть не хуже остальных стран, а лучше остальных стран, нужно следовать требованиям ФАТФ, обеспечивать финансовую безопасность, но при этом создавать максимально комфортный режим работы для бизнеса.

То есть в этом письме, вы считаете, первая часть — идея либерализовать — важнее?

Максим Орешкин: Конечно.

Теперь вторая — чрезвычайная ситуация. Она нам реально грозит?

Максим Орешкин: Вторая часть, я думаю, там оказалась довольно случайно. У нас уже довольно давно отсутствуют ограничения по капитальным операциям. Мы пережили два очень больших кризиса — 2008-2009 годов и 2014-2015 годов. В оба кризиса была большая волатильность на финансовых рынках, большая волатильность в экономике, и ни разу ни правительство, ни Центральный банк не выступили с предложениями ввести хоть какого-нибудь рода капитальное ограничение. Сейчас мы выстроили за последние три года структурными реформами макроэкономической политики очень серьезные механизмы защиты внутренней экономики от внешних колебаний. Инфляционное таргетирование, бюджетные правила, покупки валюты министерством финансов — все вместе выступает очень хорошим буфером безопасности с точки зрения колебания внешней среды. Поэтому в условиях существования уже новых механизмов рассуждать о необходимости каких-то капитальных ограничений просто неправильно. Я думаю, на самом деле, в письмо министерства финансов эта часть попала бюрократически и технически.

Вторая часть все-таки про некую чрезвычайную ситуацию, угрозу для валютного рынка, в которой, наоборот, ЦБ получает чрезвычайные полномочия быстро управлять валютной выручкой. Я хотел спросить про саму возможность этой чрезвычайной ситуации. Имплементация американского закона про санкции теоретически может вести к такой ситуации?

Максим Орешкин: Главный и лучший способ обезопасить экономику от возможных негативных внешних явлений, в том числе законов о санкциях, — это правильная макроэкономическая политика, правила и эффективная работа инфляционного таргетирования и других инструментов, которые мы выстроили. Через ограничения экономику не защитишь, ее можно защитить только через правильно выстроенные институты макроэкономической политики.

И еще про курс доллара. Единственный прогноз министерства под вашим руководством, который пока не сбывается, это по курсу рубля к доллару. Вы в начале года и даже весной прогнозировали, что на конец года он составит 68 рублей. У нас сейчас до 58 рублей недотягивает.

Максим Орешкин: Прогноз мы делали в апреле и говорили о том, что рубль переукрепился. Главный тезис, который я постоянно озвучиваю, — рубль отклонился от фундаментальных значений. Если вы посмотрите на динамику эффективного курса рубля с апреля, то там снижение около 10%. То есть рубль ослаб, но не ослаб к доллару, это действительно так. Прогноз 68 рублей был при 40 долларах за баррель, а при 55-ти мы прогнозировали чуть меньше 60 рублей за доллар. Почему он не ослаб? Потому что доллар очень серьезно ослаб ко всем мировым валютам: к евро, китайскому юаню, другим развивающимся валютам. Рубль не стал исключением и тоже чувствовал себя очень уверенно по отношению к американскому доллару.

По евро у вас тоже был прогноз выше — 72 рубля.

Максим Орешкин: Действительно, это была ошибка по курсу доллар-евро. У нас был заложен прогноз в апреле на отметке 1,06-1,08, сейчас, сами знаете, 1,17. По евро у нас как раз прогноз был ниже, чем тот курс, который мы видим сейчас на рынке, — 62-64, если не ошибаюсь, сейчас — 67-68. Как раз в евро-долларе у нас была неточность.

Теперь к фабрике проектного финансирования. Пока это не всем понятное название. Она будет формироваться на базе ВЭБа. Мы очень гордимся тем, что мы растем во многих рейтингах Всемирного экономического форума — и Doing Business, и глобальной конкурентоспособности. Но в этом рейтинге есть один раздел — доступность финансов для бизнеса, по которому мы скатились на 112-е место. Почему так происходит?

Максим Орешкин: Во-первых, есть временная история, связанная с всплеском процентных ставок на фоне кризисных явлений. Эта история постепенно остается позади нас, ставки снижаются и будут снижаться. Но я вижу проблему — почему мы и предложили ряд проектов, которые сейчас реализуются — в том, что отдельные инструменты финансирования именно инвестиционной активности у нас недостаточно развиты. Какие это инструменты? Первое — это инвестиционное кредитование малого и среднего бизнеса. Поэтому была реализована программа «Шесть с половиной», которая дает ставки около 10% конечному заемщику. За первые три месяца действия этой программы — она запустилась с июля — малому и среднему бизнесу выдано кредитов на 18 млрд рублей, до конца года будет 50 млрд. Тренд есть, и эта программа уже работает.

Вторая история более тяжелая, поэтому нам потребовалось чуть больше времени, чтобы ее подготовить, — это финансирование greenfield-проектов, так называемое проектное финансирование. У российской банковской системы просто нет исторически сложившегося значительного опыта, чтобы работать с такими кредитами, и регулирование ЦБ было неправильное. Поэтому мы внимательно посмотрели на всю эту цепочку и попытались сделать ряд точных решений, которые не требуют больших затрат государства, чтобы эти узлы развязать.

Что будет внутри фабрики проектного финансирования? Первое, самое важное: проекты будут финансироваться на коммерческих условиях частными банками. Это будет залогом того, что деньги пойдут в эффективные проекты, особенно учитывая очистку банковской системы, которая сейчас происходит. Второй момент — это изменение регулирования Центрального банка. Впервые по проектному финансированию — пока в пилотном режиме в рамках данной программы, а потом будем рассуждать о возможности дальнейшего применения этих подходов — снижаются требования по резервированию, по капиталу для проектного финансирования. Это очень большой шаг вперед, и здесь большое спасибо Центральному банку, который эту инициативу поддержал.

Следующая история — это история левериджа частных финансовых ресурсов, которые приходят в проекты. В рамках синдицированных кредитов, которые будут финансировать такие проекты, будут наименее рисковые старшие транши. Их будет забирать на себя «дочка» ВЭБа с государственными гарантиями, и, таким образом, доходность для остальных инвесторов в проекте будет повышаться. При этом частный инвестор будет нести риски, связанные с проектом, но одновременно получать и большую доходность.

Кто эту доходность будет им обеспечивать, заемщик?

Максим Орешкин: Бесспорно, заемщик. Но из-за того, что часть кредита будет профинансирована по ставкам около ставок облигаций федерального займа, на остальную часть кредита придется большая доходность. Если кредитная маржа 3-4% для заемщика, то для частного финансирования она будет превращаться в 7% из-за того, что наименее рискованная часть кредита будет финансироваться без маржи. Такая схема, которая позволяет активнее закрутиться шестеренкам.

Она такая многокомпонентная. Насколько она на самом деле рабочая?

Максим Орешкин: Именно по этой причине реализация этого проекта заняла полгода детальных переговоров и с банками, и с пенсионными фондами, и с другими инвесторами, и с министерством финансов пришлось долго пообщаться. Мы выстроили ту схему, которая, как нам кажется, будет работать. Есть еще третий важный элемент: государство в рамках этих операций готово прогарантировать, что инфляция не превысит уровень в 4% в долгосрочной перспективе.

Оно это кредиторам должно прогарантировать, чтобы ставка была невысокой. А чем государство будет гарантировать?

Максим Орешкин: Своим балансом.

То есть госгарантиями за счет бюджета.

Максим Орешкин: В данном случае это субсидии, которые правительство готово предоставлять в том случае, если инфляция будет выше, чем в целевых значениях Центрального банка. Правительство часто берет на себя такой риск, когда выпускает облигации с плавающим купоном. Де-факто это тот же процентный риск, когда государство забирает себе на баланс. Поэтому и в этом случае такой механизм тоже можно применить.

Я видел, что уже идет спор о размере этих госгарантий.

Максим Орешкин: Нет, спора никакого нет. В бюджете это около 300 млрд. Это стартовая сумма, которая будет использоваться постепенно, и по мере ее выборки будем рассматривать возможность ее увеличения.

Соответственно, объем этого кредитования, который будет отталкиваться от этой цифры...

Максим Орешкин: Он превысит полтриллиона рублей.

Это в целом в масштабах экономики существенно изменит ситуацию?

Максим Орешкин: У нас инвестиции — 20 трлн рублей в год. Если мы делаем сделок на 400-500 млрд, то это 2% дополнительного роста инвестиций, то есть довольно серьезный вклад. Эта программа кредитования малого бизнеса меньше влияет на именно инвестиционную активность, а больше влияет на рост доходов населения, на занятость. Третий крупный элемент — это так называемая инфраструктурная ипотека, которая также позволит увеличить объем инвестиций, которые идут в инфраструктуру. Все эти три элемента, заложенные в нашем прогнозе на предстоящие три года, увеличат инвестиции на примерно 5%. Это очень консервативная оценка по всем этим программам. Если они будут реализованы в полном объеме, то рост инвестиций будет еще больше.

А на какие отрасли в первую очередь должен повлиять этот механизм?

Максим Орешкин: На первом этапе это те отрасли, которые установлены стратегией с Внешэкономбанком как приоритетные. Это в первую очередь несырьевые отрасли экономики, отрасли, связанные с экспортом и новыми технологиями.

А размеры бизнеса, которые в нем смогут участвовать?

Максим Орешкин: Размеры кредитной сделки не менее 3 млрд рублей, то есть это средние и крупные проекты.

Другая тема. Я знаю даже уровне личных знакомых, что министерство экономического развития сейчас активно вербует, нанимает, приглашает на работу в прекрасных московских офисах компаний типа McKinsey, других международных консалтинговых, аудиторских компаний. Зачем вам нужны такие специалисты? Их не так-то просто зазвать на работу в госслужбу. В чем мотивация для них?

Максим Орешкин: Действительно трудно. Некоторые люди идут к нам в министерство с понижением зарплаты в три-четыре раза, работаем в первую очередь за идею.

А зачем они нужны? Они консалтеры, они привыкли анализировать какой-то бизнес, заниматься какими-то конкретными частными проектами. Зачем вам понадобились именно такие люди?

Максим Орешкин: Теперь они занимаются проектами повышения конкурентоспособности страны, созданием новых механизмов развития страны. Главная задача — собрать наиболее талантливых людей, самую талантливую команду в стране, чтобы она могла двигать изменения таким образом, чтобы простым людям становилось жить лучше.

На какие проекты вы их бросаете? как поднять автомобильную отрасль, как разработать некий план для повышения производительности труда? Они носят макроэкономический или все-таки конкретно локальный характер?

Максим Орешкин: Просто пример. Юлия Урожаева, которая пришла к нам из McKinsey и сейчас занимает позицию помощника, вплотную руководит проектом по повышению производительности труда, который только начинает запускаться. В этом году работаем с шестью пилотными регионами, «Росатомом», который помогает и сделал большой прогресс, с министерством промышленности — они тоже очень активно вовлечены в этот проект. Вот конкретный проект, который, как нам кажется, будет оказывать положительный эффект на экономическую активность и на качество экономической деятельности у нас в стране.

Ваше предложение, ваш план по повышению производительности труда в стране основан на том, что на протяжении 15 лет государство будет давать частному бизнесу деньги на то, чтобы он привлекал международно признанные консалтинговые компании, чтобы они разрабатывали для них план...

Максим Орешкин: Это не так. Главная история проекта, связанного с производительностью труда, — это популяризация и распространение наиболее эффективных управленческих практик среди российских компаний. Мы начали с обрабатывающей промышленности, мы пойдем в целом в экономику: в сферу услуг, строительство, где производительность труда очень низкая, бюджетный сектор, где тоже очень важно применять современные управленческие практики. Главная задача этого проекта — поддержание и распространение наиболее современных и передовых управленческих практик среди российских компаний, чтобы они могли ими пользоваться и повышать свою эффективность даже зачастую без каких-то существенных инвестиций.

Как отчитываться потом?

Максим Орешкин: Бюджетные расходы по этому приоритетному проекту связаны в первую очередь с трудоустройством и обучением тех людей, которые будут высвобождаться с этих предприятий. Есть еще один механизм, который тоже вовлечен, — это займы Фонда развития промышленности. Это займы, то есть возвратные деньги, которые компании будут использовать на финансирование разработки программ повышения производительности. С одной стороны, компания должна сформировать такой проект — мы будем их поддерживать знаниями, займами, которые на эту часть пойдут, а затем, что самое важное, не забыть про конкретных людей, которые работают на предприятии, оказать им поддержку, переобучение, помочь им найти новое место работы, желательно с более высокой зарплатой, чем у них есть сейчас. Это вторая часть, где и предусмотрены основные бюджетные средства.

Модная ныне тема про блокчейн и криптовалюту. В основном все уже поняли, что это не совсем одно и то же. Ваши последние высказывания довольно предостерегающие на этот счет, и не только ваши. Вчера волк с Уолл-стрит тоже назвал ICO, возможно, крупнейшим мошенничеством в истории. Но сейчас наши финансовые власти заговорили о создании крипторубля. Давайте критику биткоина оставим пока в стороне. Действительно ли нужен крипторубль и какую отдельную экономическую полезную функцию он мог бы выполнять?

Максим Орешкин: Я отвечу чуть-чуть на другой вопрос. Что нужно? Нужны инвестиции в новые технологии, понимание, как они работают, и Россия должна быть на передовом краю с точки зрения знания новых технологий и их внедрения. Когда мы работаем с технологией блокчейн, с технологией распределенных реестров, мы, например, в министерстве выделили ряд направлений, где мы их реализуем. Например, наша подведомственная организация Росреестр: мы как раз хотим запустить в следующем году пилотный проект в Москве, который сначала будет работать в параллели с действующими системами, а потом в случае его успеха мы будем двигаться дальше. Первый этап — это просто учет, второй этап — это внедрение смарт-контрактов. Такие смарт-контракты для сделок недвижимости серьезно снизят расходы государственных органов, снизят, что самое важное, расходы тех, кто совершает сделки на рынке недвижимости как с точки зрения денежных расходов, так и с точки зрения времени, затраченного на такого рода операции. Они сделают ненужными значительную часть посредников в этих операциях, например, роль риелторов резко упадет, потому что информация об объекте общедоступна, она будет достоверна, и заключение сделки будет происходить очень просто.

Мы собираемся быть в первой десятке стран, которая переведет реестр недвижимости на технологию блокчейна?

Максим Орешкин: Мы будем стараться сделать для того, чтобы мы были лидерами этого процесса.

Я от одного айтишника, которому я доверяю, услышал, что как раз технология блокчейн очень хорошо годится для ведения реестра недвижимости, разных торговых логистических процессов, где большое количество участников.

Максим Орешкин: Поэтому мы сейчас тестируем систему закупок внутри министерства на блокчейне, систему согласования внутренней документации на блокчейне.

Но он сказал, что технология блокчейн не годится для собственно финансов, потому что в этой системе нельзя исправить ошибку, что необходимо для финансов. Вы бы согласились?

Максим Орешкин: Я бы еще сказал, что стоимость одной транзакции по криптовалютам настолько высокая, что делает бессмысленным ее масштабное использование.

Я вернусь к вопросу, от которого вы старательно уходили, — возможный эффект от имплементации американского закона. Давайте все-таки сделаем прогноз на валютный рынок с учетом тех или иных сценариев.

Максим Орешкин: Еще раз: главная задача — быть готовым к любым негативным внешним сценариям, и здесь правительство активно работает и готовится к любым внешним шокам. Это могут быть не только санкции, это может быть и резкое снижение цен на нефть. Например, в последний кризис именно резкое снижение цен на нефть обеспечило две трети негатива, и только одна треть была связана с санкционными вещами. Риски по рынку нефти, по экономике Китая могут реализоваться, и мастерство экономической политики заключается в том, что нужно знать, что ты будешь делать при каждом сценарии.

Спасибо.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 24 октября 2017 > № 2362781 Максим Орешкин

Полная версия — платный доступ ?


Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 20 октября 2017 > № 2360234 Максим Орешкин

Встреча с Министром экономического развития Максимом Орешкиным.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с Министром экономического развития Максимом Орешкиным. Глава Минэкономразвития информировал о текущей экономической ситуации в стране и основных тенденциях в макроэкономике.

В.Путин: Максим Станиславович, у Вас данные по экономике за девять или восемь месяцев?

М.Орешкин: За девять месяцев.

В.Путин: Чем порадуете?

М.Орешкин: Как раз закончился третий квартал, подводим статистические итоги – данные хорошие. Сентябрь у нас по ВВП – рост 2,4, и в целом третий квартал составил 2,2. В целом восстановление, которое идёт, постепенно продолжается.

Позитивные данные по сельскому хозяйству. У нас с начала года по погоде было не очень, там статистика была долго в отрицательной зоне. Но в сентябре, благодаря хорошему урожаю, рост на 8,3 процента. С начала года это уже 3,8 процента.

В принципе, на ближайшие кварталы прогноз тоже позитивный. Есть факторы, [связанные] с постепенным восстановлением заработных плат, восстановлением кредитной активности, инвестиционной.

Эти факторы будут продолжаться, и это будет, конечно же, поддерживать экономическую активность. Но, конечно, главное – это думать сейчас о долгосрочном экономическом росте, его устойчивости.

В.Путин: Инвестиции в этой связи как смотрятся?

М.Орешкин: Инвестиции – пока у нас только статистика за второй квартал, за третий ещё данные не готовы. Но второй квартал…

В.Путин: Сколько там?

М.Орешкин: Шесть процентов был рост во втором квартале по инвестиционной активности. В целом по году мы сейчас ожидаем небольшое замедление: у нас шесть процентов была очень хорошая цифра, ждём, что чуть-чуть будет поменьше, где-то в районе четырёх процентов в целом по году по инвестиционной активности.

В.Путин: Так и планировали – четыре процента по году.

М.Орешкин: Да, когда мы прогноз делали, последнее обновление в августе, мы как раз на эти цифры и планируем выйти.

Для долгосрочного роста реализуем сейчас ряд проектов, я сегодня Вам доложу о том, что делается. Один из таких проектов – это «пилот» у нас в Министерстве по изменению госуправления, занимаемся в том числе подбором кадров публично. Недавно через социальные сети набирали.

Большая надежда возлагается на проект «Лидеры России», который сейчас как раз объявлен. Мы из тех людей, которые у нас победят в этом конкурсе, планируем подобрать кандидата на позицию замминистра в моём Министерстве.

В.Путин: Неплохо. То есть себе кадры набираете?

М.Орешкин: Да. Считаю, что должны на госслужбе работать лучшие профессионалы, желающих очень много. По общению в соцсетях – очень много интересных резюме мне прислали, и, что интересно, очень много резюме от наших граждан, которые сейчас работают за границей, которые хотят вернуться и проявить себя здесь, в том числе на госслужбе.

В.Путин: Максим Станиславович, вернёмся к экономике.

У нас большие дискуссии были в ходе подготовки бюджета по поводу поддержки различных отраслей экономики. Знаю, Вы, как правило, поддерживаете Министерство промышленности и торговли, – о чём, как Вы считаете, удалось договориться к всеобщему удовольствию, что называется, когда и Минфин согласовал, и Министерство промышленности при Вашей поддержке считает, что это приемлемое решение?

М.Орешкин: Да, здесь, действительно, история такая, что с точки зрения бюджета ситуация будет продолжать улучшаться. Возможно даже в следующем году, при сохранении текущих цен на нефть, дефицит бюджета может оказаться меньше одного процента ВВП.

То есть с этой точки зрения адаптация к тем изменениям, которые у нас произошли, она и в бюджетной сфере заканчивается. С другой стороны, сохраняется программа поддержки по ключевым отраслям.

И, что очень важно, у нас – вслед за снижением инфляции в экономике – снижаются процентные ставки, кредитный ресурс становится дешевле, поэтому те ресурсы, которые выделяются, теперь можно использовать более рационально.

Затраты на компенсацию процентных ставок здесь, соответственно, будут уменьшаться, это позволяет именно по отдельным отраслям точечно оказать поддержку и поддержать промышленный рост.

У нас сейчас в сентябре рост обрабатывающей промышленности больше одного процента – 1,1. Мы ожидаем, что он – на фоне и этой поддержки в том числе – будет ускоряться в ближайший квартал.

В.Путин: Хорошо.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 20 октября 2017 > № 2360234 Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > economy.gov.ru, 16 октября 2017 > № 2362784 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Рост экономики на уровне среднемирового – амбициозная, но достижимая цель

Министр экономического развития РФ Максим Орешкин в ходе рабочего визита в Вашингтон принял участие в стратегическом форуме «Поддерживая глобальный рост», организованном The Financial Times и Citigroup.

На мероприятии обсуждались актуальные тенденции в мировой экономике и на финансовых рынках, а также меры экономической политики, применяемые в разных странах для стимулирования роста и поддержания стабильности.

Максим Орешкин отметил, что взгляд международных инвесторов на Россию в последнее время существенно изменился. «В начале 2015 года никто не верил, что российская экономика сможет пережить обвал цен на нефть. Тем не менее адаптация к новым внешним условиям прошла успешно», – сказал он. По его словам, решающую роль в стабилизации экономики сыграли своевременные меры макроэкономической политики. «Россия – один из лучших примеров макроэкономических структурных реформ», – отметил он.

На вопрос о том, какие меры необходимо предпринять для ускорения экономического роста, Максим Орешкин ответил, что ключевая задача – создание условий для роста частных инвестиций. Стимулирование инвестиционной активности особенно актуально с учетом ухудшающейся демографической ситуации. «В России демографические вызовы более серьезные, чем в других странах. Поэтому рост на уровне среднемирового – амбициозная, но достижимая цель», – добавил он.

Международных инвесторов также интересовали перспективы диверсификации российской экономики. Глава Минэкономразвития отметил, что падение цен на углеводороды уже привело к снижению роли нефтегазового сектора с точки зрения и бюджета, и экономического роста. «Рост, который мы видим сейчас, – ненефтегазовый. Процесс диверсификации российской экономики идет полным ходом, и он будет продолжаться», – добавил он.

В рамках обсуждения перспектив развития мировой экономики Максим Орешкин высказал сомнения в устойчивости высоких темпов экономического роста в Китае. Риски прежде всего, связаны с излишним накоплением капитала в инфраструктурном секторе и одновременно высокой долговой нагрузкой китайских компаний. Министр также указал на риски роста волатильности на глобальных рынках в связи с инфляционными угрозами в США. По его словам, непредвиденное ускорение инфляции может потребовать от ФРС США более существенного ужесточения денежно-кредитной политики, чем сейчас ожидают рынки.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > economy.gov.ru, 16 октября 2017 > № 2362784 Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > economy.gov.ru, 16 октября 2017 > № 2362783 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Настрой иностранных инвесторов позитивный в связи с восстановлением российской экономики

Министр экономического развития РФ Максим Орешкин по окончании заседания Консультативного совета по иностранным инвестициям в России (КСИИ) отметил позитивный настрой иностранных инвесторов, связанный с восстановлением российской экономики.

"Российская экономика начала восстанавливаться, пошел экономический рост и компании это ощущают на своих показателях", - заметил он.

Прямые иностранные инвестиции в российскую экономику, по его словам, в первом полугодии достигли 14 млрд. долларов. "Все показатели говорят о том, что иностранный бизнес снова активно идет в Россию и видит долгосрочные цели своего развития", - сказал глава российского Минэкономразвития.

Среди обсуждавшихся на заседании КСИИ вопросов была, в частности, тема налогов. "Члены КСИИ поднимали вопрос, связанный с налогом на движимое имущество. Здесь решения уже все правительством приняты", - отметил Максим Орешкин.

Кроме того, по его словам, обсуждался вопрос, связанный с вычетами при строительстве объектов инфраструктуры иностранными компаниями. Проблема также касается и российских компаний, сказал глава Минэкономразвития. Здесь правительство намерено работать, в том числе, в рамках новой инициативы по инфраструктурной ипотеке и возмещению налогов, которые уплачиваются теми компаниями, которые строят объекты инфраструктуры.

"Вторая история, связанная с развитием инфраструктуры, - это новая волна инвестиций в электроэнергетику. Обсуждались подходы к так называемым предложениям по ДПМ 2, то есть формирование базы для устойчивых инвестиций в энергетику и развитие энергетического сектора", - заметил Максим Орешкин.

Что касается вопросов, связанных с введением электронных ветеринарных сертификатов, то, по словам Министра экономического развития РФ, в ходе заседания было принято решение на некоторое время отложить их введение, чтобы процесс внедрения и подключения новых товарных групп происходил наиболее мягко и не приводил к перебоям с поставками.

"Отдельным блоком обсуждались вопросы развития экспорта, включения российских компаний в глобальные цепочки производства тех или иных продуктов. Говорили, в том числе, про продукты питания, и здесь Министерство будет работать над тем, чтобы помочь малому бизнесу получать те сертификаты, которые признаются крупнейшими компаниями мира, и тем самым поставлять продукцию в эти компании", - сообщил глава экономического ведомства.

Тем не менее одним из наиболее важных обсуждавшихся с иностранными инвесторами вопросов Максим Орешкин назвал создание предсказуемой среды как с точки зрения макроэкономической политики и динамики, так и с точки зрения регуляторики.

"Отметили подготовку нового законопроекта по неналоговым платежам, который мы готовили последние месяцы, если он будет принят, здесь тоже будет стабильность условий для компаний, понятность, предсказуемость и прозрачность", - сказал министр, заметив, что ожидает продолжения роста инвестиций в последующие годы.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > economy.gov.ru, 16 октября 2017 > № 2362783 Максим Орешкин


Великобритания. Россия. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 16 октября 2017 > № 2351655 Максим Орешкин

Брифинг Максима Орешкина и управляющего партнёра по России компании Ernst & Young Александра Ивлева по завершении заседания Консультативного совета.

Из стенограммы:

М.Орешкин: Добрый день, коллеги!

Сегодня состоялось ежегодное мероприятие Консультативного совета по иностранным инвестициям. Очень важное мероприятие, потому что есть возможность с представителями компаний, которые уже инвестировали значительный объём средств в российский рынок, обсудить проблемы, с которыми они сталкиваются, посмотреть, как изменить регулирование для того, чтобы работа бизнеса стала здесь лучше.

Охарактеризовал сегодняшнюю встречу общий позитивный настрой, связанный с тем, что российская экономика начала восстанавливаться, что пошёл экономический рост. Компании это ощущают на своих показателях.

Интересный факт был отмечен в исследовании Ernst & Young, которое показало: количество инвестиционных проектов, которые реализуются в России в этом году, достигло максимального уровня за всю историю. Мы видим это и по динамике прямых инвестиций, которые в первом полугодии достигли 14 млрд долларов. То есть все показатели говорят о том, что иностранный бизнес опять активно идёт в Россию и видит долгосрочные цели своего развития.

Среди вопросов, которые сегодня затрагивались (я на нескольких остановлюсь), – налоговые вопросы.

Члены КСИИ поднимали вопрос, связанный с налогом на движимое имущество (но здесь все решения Правительством уже приняты).

Обсуждался очень интересный вопрос, связанный с вычетами при строительстве иностранными компаниями объектов инфраструктуры. Этот вопрос касается и многих российских компаний. Здесь Правительство будет работать и в рамках новой инициативы по инфраструктурной ипотеке – по возмещению налогов, которые выплачиваются компаниями, создающими объекты инфраструктуры.

Вторая история, связанная с развитием инфраструктуры, – это новая волна инвестиций в электроэнергетику. Обсуждались подходы к так называемым предложениям по ДПМ-2, то есть формирование базы для устойчивых инвестиций в энергетику, развития энергетического сектора. Много иностранных компаний работает в российской энергетике, поэтому здесь подходы очень важны.

Обсуждали вопросы, связанные с введением электронных ветеринарных сертификатов. Было принято решение на некоторое время отложить внедрение этих сертификатов, для того чтобы процесс внедрения, подключения новых товарных групп проходил наиболее мягко и не приводил к перебоям с поставками.

Отдельным блоком обсуждались вопросы развития экспорта, включения российских компаний в глобальные цепочки производства тех или иных продуктов. Говорили в том числе о продуктах питания, и здесь моё министерство будет работать над тем, чтобы помочь малому бизнесу получать сертификаты, которые признаются крупнейшими компаниями мира, поставлять продукцию этим компаниям и стать частью мирового рынка.

А.Ивлев (управляющий партнёр по России компании Ernst & Young): Консультативный совет работает в России с ноября 1994 года и на сегодняшний день, с точки зрения многих инвесторов, это действительно один из наиболее эффективно работающих инструментов, которые существуют для выстраивания правильного диалога между международным бизнесом и правительством того или иного государства.

Если посмотреть на результаты, то на сегодняшний день мы видим рост количества иностранных компаний, которые заинтересованы в участии в консультативном совете, и тот факт, что сегодня приехали 35 глобальных руководителей крупнейших инвесторов, работающих в России, подтверждает, что совет работает эффективно. Из 12 поручений, которые были даны по результатам совета в прошлом году, 9 уже находятся в стадии глубокой проработки. Мы надеемся, что в ближайшее время вопросы, которые поднимали инвесторы, будут решены. Три вопроса ещё в стадии решения.

Эффективность работы очевидна. Иностранные компании продолжают инвестировать и продолжают работать в рамках Консультативного совета по иностранным инвестициям.

Вопрос: Вопрос к господину Ивлеву. Какие проекты участники КСИИ – зарубежные компании планируют начать в России в ближайшие год-два? И какой объём инвестиций в российскую экономику планируется?

А.Ивлев: Я не могу сказать точно об объёме иностранных инвестиций, которые придут в Россию. Мы надеемся, что каждый год эта сумма будет расти, как и происходит в последнее время. Компания Unilever расширяет своё присутствие, компания Cargill. Компания Takeda начинает локализовывать своё производство и в этом году планирует запустить два вида продукции, которая будет направлена на борьбу с онкозаболеваниями. Мы видим, что компании Nestle, Kindergold расширяют присутствие в российских регионах. Так что инвестиции продолжают идти.

По прошлому году можно сказать, что есть очень хорошие примеры, такие как компания Sanofi. Она наладила производство инсулина, который будет экспортироваться из России и продаваться в странах Европы, в частности в Германии.

Мы видим, что Samsung начинает производить бытовую технику, которая экспортируется в Европу, на калужском заводе. Также мы видим, что японцы начинают активно инвестировать в фармацевтический сектор. В частности, компания Mitsui осуществила ряд проектов в России.

Так что процесс идёт, компании продолжают вкладывать деньги. Мы рассчитываем, что рост инвестиций выйдет на прежний, докризисный уровень.

М.Орешкин: Я бы добавил, что очень важно (это сегодня тоже обсуждали на встрече) создание предсказуемой среды – как с точки зрения макроэкономической политики, макроэкономической динамики, так и с точки зрения регуляторики. Например, недавно я общался с инвесторами в Вашингтоне. Было отмечено, что российское Правительство и Центральный банк достигли больших успехов в структурных реформах в части макроэкономической политики, которая обеспечивает предсказуемость ключевых индикаторов, что очень важно, когда российское производство встраивается как элемент глобальной цепочки производства. Стабильность показателей реального обменного курса, других показателей здесь очень важна.

Говорили о регуляторике. Отметили, например, новый законопроект по неналоговым платежам, который мы готовили в последние месяцы. Если он будет принят, здесь тоже будет стабильность условий для компаний. Понятность, предсказуемость и прозрачность – это три главных момента, которые будут создавать условия для более активного прихода инвесторов. Мы действительно видим, что рост инвестиций есть. Есть в этом году, и, по нашим оценкам, они будут продолжать активно расти и в последующие годы.

Вопрос: Максим Станиславович, тема санкций обсуждалась?

М.Орешкин: Не поднималась. Компании активно работают в России, и сегодня обсуждались вопросы экономики, вопросы бизнеса, а политический шум вокруг санкций, когда разговор заходит о деньгах, об эффективных инвестициях, уходит на второй план.

Великобритания. Россия. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 16 октября 2017 > № 2351655 Максим Орешкин


Россия. Азия > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > economy.gov.ru, 14 октября 2017 > № 2350660 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Россия и АБИИ обсуждают открытие представительства в России

Россия и Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ) обсуждают открытие представительства и проведение в 2019 году годового собрания акционеров банка в России. Об этом шла речь на встрече Министра экономического развития России Максима Орешкина с вице-президентом Азиатского банка инфраструктурных инвестиций Дэнни Александером.

Министр подчеркнул, что пока у АБИИ нет ни одного представительства ни в одной стране мира. "Обсуждали, чтобы, когда они начнут открывать представительские офисы, Россия была одним из первых направлений", - пояснил он.

Кроме того, шла речь о проведении годового собрания акционеров АБИИ в России в один из ближайших годов. Министр экономического развития РФ предложил провести мероприятие в России в 2019 году.

В ходе встречи обсуждались и вопросы об инвестициях АБИИ в проекты, в том числе по водоканалам.

"По всему кругу вопросов работаем. Будем надеяться, что еще сработает схема совместных инвестиций АБИИ и Евразийского банка", - добавил он.

АБИИ был учрежден в декабре 2015 года по инициативе Китая как инструмент, призванный стимулировать инвестиции в транспортную, энергетическую и телекоммуникационную инфраструктуру стран Азии. Уставный капитал банка составляет 100 млрд долларов. Крупнейшие акционеры - Китай (26,06%), Индия (7,5%) и Россия (6,54%).

Россия. Азия > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > economy.gov.ru, 14 октября 2017 > № 2350660 Максим Орешкин


Россия. США > Металлургия, горнодобыча. Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > economy.gov.ru, 13 октября 2017 > № 2350658 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Мы готовы способствовать реализации бизнес идей американских инвесторов в России

В Вашингтоне Министр экономического развития РФ Максим Орешкин провел встречу с представителями деловых кругов США. Мероприятие организовано совместно с Американо-Российским деловым советом (АРДС).

Министр рассказал о ситуации в российской экономике и торгово-экономическом сотрудничестве двух стран. «Важен тот процесс, который происходит с точки зрения изменения ожиданий. Когда в декабре-январе я выступил с прогнозом роста ВВП России в 2%, все называли это чересчур оптимистичным прогнозом, и никто в это не верил. Сейчас, если посмотреть - прогноз МВФ уже фактически 2%, ОЭСР - 2%. Настроение у компаний, у людей тоже меняется», - заметил глава Минэкономразвития России.

При этом Максим Орешкин отметил, что экономика начала восстанавливаться и расти. «Сейчас мы видим, что оптимизм растёт как среди российских компаний, так и среди иностранных инвесторов. Конечно же, это приводит к более активному росту инвестиций, появлению новых бизнес-планов, проектов», - добавил он.

По его словам, состоялась живая дискуссия о российско-американских отношениях. «Россия открыта для сотрудничества и готова способствовать успешной реализации бизнес-идей американских инвесторов на территории нашей страны», - заметил он.

Отвечая на вопрос американских бизнесменов о доли государства в России, Максим Орешкин отметил, что она сокращается. «Когда говорят о высокой доле государства в экономике, это не означает, что у нас эта ситуация в каждой отрасли. Государство сильно сконцентрировано - нефтегазовая, банковская сфера, оборонная промышленность. Есть области, где государства, действительно, очень много из-за того, что эти отрасли играют очень важную роль в структуре экономики, получается, что и в целом по экономике доля государства высокая. При этом очень много отраслей, где доля государства не высокая», – рассказал глава Минэкономразвития России.

В ходе поездки в США Максим Орешкин проведет ряд встреч с американскими компаниями, которые работают на российском рынке и инвестируют в финансовые инструменты долгового рынка, рынка акций, чтобы разъяснить, что происходит в российской экономике, какие реформы были реализованы в последние годы, и как будет двигаться ситуация дальше.

Россия. США > Металлургия, горнодобыча. Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > economy.gov.ru, 13 октября 2017 > № 2350658 Максим Орешкин


Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 10 октября 2017 > № 2345199 Максим Орешкин

Максим Орешкин: БРИКС выступает единым фронтом за свободную торговлю

Всемирная торговая организация сейчас переживает не лучшие времена. Это связано с политикой отдельных стран, которые изначально были сторонниками свободной торговли, но позже изменили свою позицию. Об этом в эксклюзивном интервью RT заявил министр экономического развития России Максим Орешкин. В беседе с ведущей телеканала Оксаной Бойко он подчеркнул, что Москва играет активную роль в ВТО и занимает твёрдую позицию по спору вокруг Третьего энергопакета. Глава Минэкономразвития рассказал о том, что российская делегация намерена обсудить на конференции ВТО в Аргентине, а также о «едином фронте» БРИКС и «низкой договороспособности» Киева.

— Максим Станиславович, ЕС в рамках ВТО выразил обеспокоенность в связи с российскими налогами на импортные вина. Насколько вы знакомы с их претензиями? И обсуждался ли этот вопрос с вашими коллегами?

— На самом деле торговых споров сейчас в ВТО предостаточно, в том числе и у нас с Европейским союзом: всё, что связано с Третьим энергопакетом. Вот этот вопрос по винам, как вы правильно сказали. Соответственно, все эти процедуры движутся так, как они должны двигаться в стране в рамках ВТО. Пока каких-то серьёзных новостей нет, но действительно, этот вопрос —один из обсуждаемых.

— Вы упомянули энергопакет. Насколько я знаю, осенью арбитры ВТО должны вынести своё решение по этому спору. Понятно, что вы не можете влиять и предсказывать решение суда, но всё-таки, как вам кажется, насколько сильны российские позиции?

— Ответ здесь простой. Если мы не понимаем силы своей позиции и твёрдо не убеждены, что мы можем выиграть, мы в принципе не обращаемся в ВТО и не инициируем споры. По этому конкретному спору пока говорить рано, решение пока не стало публичным, поэтому здесь пока дискуссия идёт за закрытыми дверями.

— В мае Россия подала иск в ВТО против Украины из-за санкций. Прошли уже первые консультации. Насколько России удалось наладить контакт с украинской стороной? Насколько вы вообще оцениваете, так сказать, договороспособность вашего оппонента?

— Договороспособность очень низкая. Это, к сожалению, так на данный момент. Но будем надеяться, дальше ситуация изменится. У нас есть иски, которые Украина подала против России. Есть иски, которые Россия подала против Украины. Там целый большой комплекс направлений, по которым мы пошли. Пока всё это движется в рамках процедур, которые есть в ВТО.

— С чем Россия намерена поехать на министерскую конференцию ВТО в Аргентине? И намерены ли страны БРИКС выступать там с единой позицией?

— Мы видим то, что ВТО сейчас переживает не самые лучшие времена. Это связано с позицией отдельных стран, которые изначально были большими сторонниками этой организации, сторонниками свободной торговли, а теперь мы видим изменение здесь позиций. Поэтому это, конечно же, бьёт немного по Всемирной торговой организации. Как мне кажется, как раз страны БРИКС здесь выступают единым фронтом, фронтом, который выступает за свободу мировой торговли, за движение вперёд, поэтому именно такая общая позиция стран БРИКС очень важна для того, чтобы ВТО как организация не только была сохранена, но ещё и усилилась и позволяла мировой экономике более активно двигаться вперёд.

Что касается декабрьской встречи в Аргентине, то здесь мы выступаем тоже со своими позициями. Россия в ВТО не так давно, всего лишь пять лет, но, что очень важно, мы здесь играем активную роль, и те истории, которые мы продвигаем, связаны и с ограничением субсидий по сельскому хозяйству России. Это та страна, которая предоставляет субсидии. Таковых очень мало по сравнению с другими странами, и выравнивание конкурентного поля, конечно, очень важно для того, чтобы российское сельское хозяйство активно развивалось. Развивалось с точки зрения поставок не только на внутренний, но и на международные рынки.

Две другие темы — это защита инвестиций и электронная торговля. Темы, которые очень важны для современной экономики, во многом будут определять её развитие в ближайшие годы. Поэтому здесь очень важно, во-первых, пройти первый этап определения неких таких фундаментальных основ на декабрьской конференции в Аргентине и дальше продолжить активную работу по этим направлениям.

— Если позволите, короткий вопрос от наших арабских коллег. В настоящее время проходит рабочий визит премьер-министра Медведева в Алжир и Марокко. Какие есть перспективы сотрудничества с этими двумя странами? Ожидается ли заключение каких-либо соглашений, в которых, может быть, вы принимали участие?

— С Алжиром и с Марокко у нас действительно очень хорошие отношения, они развиваются. В преддверии визита премьер-министра России я провёл переговоры с министром промышленности и торговли Марокко. Мы посмотрели: очень много есть сфер, где у нас отношения уже неплохо развиты, где и торговлю мы ведём, и проклёвываются инвестиционные контракты. Но также мы увидели, что есть потенциал развития совместной работы в промышленности, в ряде областей сельского хозяйства. Там, где мы можем помогать друг другу. То есть это те отношения, в которых Россия с Марокко будут вместе получать позитивный эффект на благо людей — как России, так и Марокко.

Абсолютно такая же ситуация и с Алжиром. Поэтому и этот визит, и в целом взаимоотношения с арабским миром у России укрепляются, становятся более сильными. Это не только север Африки, но также, конечно же, и Ближний Восток. Только что как раз состоялся визит короля Саудовской Аравии в Москву, который тоже прошёл на очень позитивной ноте.

Оксана Бойко

Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 10 октября 2017 > № 2345199 Максим Орешкин


Россия. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 28 сентября 2017 > № 2329339 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Россия и Азербайджан продолжат снятие ограничений и барьеров в двусторонней торговле

В ходе Форума рассмотрены вопросы межрегионального взаимодействия России и Азербайджана в гуманитарной сфере, в агропромышленном секторе, в областях промышленности, здравоохранения и развития туризма.

Максим Орешкин напомнил, что почти 78 субъектов Российской Федерации уже задействованы в российско-азербайджанском межрегиональном сотрудничестве.

Глава Минэкономразвития отметил позитивные тенденции российско-азербайджанских торговых и деловых отношений. «Впервые, начиная с 2015 года, мы наблюдаем рост товарооборота между нашими странами», - подчеркнул он. Российский экспорт в Азербайджан составил 1,1 млрд. долларов (+80%), импорт более 400 млн. долларов (+74%).

Активно развивается инвестиционное сотрудничество. На азербайджанском рынке работает 650 совместных компаний, таких как «Лукойл Оверсиз», АВТОВАЗ (более 40 станций техобслуживания), КАМАЗ (сборка на базе «Гянджинского автозавода»). Есть договоренности между Роснефтью и Государственной нефтяной компанией Азербайджанской Республики (SOCAR) по совместной разведке и добыче нефти и газа. Группа ВТБ инвестировала в развитие экономики Азербайджана порядка 700 млн. долл. и имеет свое дочернее учреждение.

Кроме того, Министр остановился на теме туризма и санаторно-курортной сфере.

Показатели туристического обмена за 2016 год по сравнению с 2015 годом растут. Число поездок из России в Азербайджан составило 626 тыс. (+7%), из Азербайджана в Россию 898 тыс. (+5%). «Россия и Азербайджан активно участвуют в создании общего туристического пространства СНГ. Так, достигнуты договоренности об организации круизов по Каспийскому морю с использованием механизмов государственно-частного партнерства», - добавил он.

Говоря о дальнейших перспективах, Министр отметил, что продолжится системная работа по снятию ограничений и барьеров в двусторонней торговле.

Кроме того, будет продолжено повышение эффективности существующих механизмов поддержки экспорта – как финансовых, так и нефинансовых. В первую очередь речь о Российском экспортном центре. Его силами уже оказана поддержка 68 российско-азербайджанским проектам на общую сумму порядка 0,5 млрд. долларов. В проработке находятся еще 20 проектов на сумму более 200 млн. долларов.

"Продолжение взаимодействия на уровне деловых кругов наших стран позволит эффективно готовить новые и двигать имеющиеся проекты, а также выявлять проблемные вопросы и торговые барьеры, с которыми сталкиваются наши предприниматели», заметил Министр.

Максим Орешкин: Всех приветствую еще раз!

Уважаемый господин Мустафаев!

Уважаемые друзья!

Я очень рад, что форум проходит на таком высоком уровне. Рад приветствовать на российской земле таких гостей из Азербайджана. И господин Министр, и господин Посол посетили этот форум. Это очень важно, потому что российско-азербайджанские отношения – это то, что очень активно развивается по всем направлениям. И потенциал развития, на самом деле, очень большой.

Сегодня, когда встречались в узком составе, обсуждали количество регионов, с которыми Азербайджан имеет связи. Если я не ошибаюсь, 78 регионов называлось. То есть уже практически все российские регионы активно вовлечены в этот процесс. Очень здорово, что сегодня тоже будет подписан ряд дополнительных соглашений.

Очень позитивная новость – это то, что экономическая динамика в наших странах меняет направление на позитивное. Действительно было несколько непростых лет, связанных с адаптацией и российской экономики, и экономики Азербайджана к снижению цен на нефть. Но эти трудные времена уже остаются позади. И впереди, действительно, положительная динамика, положительный длинный цикл экономического роста. Здесь важно совместно работать, чтобы Россия помогала росту Азербайджана, Азербайджан одновременно помогал росту России.

Мы видим, что инвестиционное сотрудничество очень хорошо развивается. На азербайджанском рынке работает порядка 650 совместных компаний. Есть крупные компании – Лукойл, АВТОВАЗ, КАМАЗ. Здесь движение идет в правильном направлении. Есть договоренности между Роснефтью и нефтяной компанией Азербайджана SOCAR по совместной разведке, добыче нефти и газа.

Группа ВТБ российская с одной стороны проинвестировала в развитие экономики Азербайджана порядка 700 млн. долларов, с другой стороны азербайджанский фонд является акционером группы ВТБ.

В рамках партнерства Азмеко и Сбербанка разрабатываются проекты на территории России на общую сумму порядка 1,5 млрд. долларов.

Есть крупные и малые проекты, что очень хорошо, что активное сотрудничество на региональном уровне, это позволяет максимально диверсифицировать взаимоотношения России и Азербайджана.

Развиваются и новые производства. Есть хороший пример в фармацевтическом производстве – это компания «Хайат Фарм» - долгосрочный проект, который направлен на развитие фармацевтического сектора в Азербайджане.

Отдельно остановлюсь на теме туризма и санаторно-курортной сферы. Здесь, действительно, много проектов. Россия и Азербайджан активно участвуют в создании общего туристического пространства СНГ. Достигнуты договоренности об организации круизов по Каспийскому морю с использованием механизмов государственно-частного партнерства.

Есть и знаковое событие для Ставропольского края. При поддержке азербайджанских инвесторов в Ессентуках в июне открыт новейший санаторий Кавказских Минеральных Вод – «Источник». Коллеги из Азербайджана там остановились и говорят, очень хорошо. То есть довольны теми инвестициями, которые делают азербайджанские партнеры. Думаю, многие россияне тоже оценят этот санаторий. Он сделан по самым высоким международным стандартам.

В целом текущая картина выглядит таким образом. Есть позитивная тенденция, это хорошо. Но надо много совместно работать для того, чтобы работать не только по взаимоотношениям России и Азербайджана, но и с совместными проектами выходить на рынки третьих стран, создавать добавленные цепочки стоимости, добавленные цепочки стоимости новой современной глобальной экономики. Все основания у нас для этого есть, чтобы плотно совместно работать и помогать друг другу.

Какие бы направления я отметил с точки зрения дальнейших действий. Очень важно продолжать системную работу по снятию ограничений и барьеров в двусторонней торговле. Для этого есть Межправительственная комиссия по экономическому сотрудничеству. До конца года должно состояться очередное, 17 заседание – будем рады видеть наших азербайджанских партнеров в России. И надо системно смотреть, какие решения, в том числе на договорной основе, можно принять для того, чтобы взаимодействие бизнеса и регионов проходило максимально гладко, без каких-то барьеров.

Во-вторых, очень важно повышать эффективность существующих механизмов поддержки экспорта - как финансовых, так и нефинансовых инструментов. В первую очередь мы сегодня говорили о Российском экспортном центре, который начнет в скором времени работать в Азербайджане, и это будет поддерживать покупку российских товаров на азербайджанском рынке. Но что очень важно, говоря о том, что через эти механизмы нужно стараться выстраивать более сложные структуры, когда российский и азербайджанский бизнес вместе работают для того,чтобы выходить на рынки третьих стран.

Уже сейчас РЭЦ оказана поддержка 68 российско-азербайджанским проектам на общую сумму порядка полумиллиарда долларов, и еще порядка 20 проектов находятся в совместной проработке.

Помимо тех мер, которые РЭЦ оказывает российским компаниям, есть дополнительные преимущества и для азербайджанской стороны. В частности – облегчение доступа к финансированию и предоставление кредитных ресурсов как раз для таких совместных проектов.

Важно дальнейшее развитие взаимоотношений на уровне деловых кругов наших стран. Сегодня выступал Алексей Репик, который возглавляет «Деловую Россию» - одно из крупнейших российских деловых объединений, и общение на уровне деловых объединений, на уровне отдельных компаний очень важно готовить новые, продвигать имеющиеся проекты, а также давать обратную связь, выявлять проблемные вопросы, торговые барьеры. Некоторые из них мы сегодня обсуждали, сейчас детально проработаем, будем находить совместные решения. И как раз предприниматели должны быть тем источником информации, которые сигнализируют, что то идет не так, либо возникают проблемы, чтобы можно их было решать.

В заключение хочу выразить уверенность, что стратегическое партнерство наших стран продолжит дальнейшее динамическое развитие. Со своей стороны для этого буду прилагать все усилия. Всех участников форума благодарю за продуктивную работу. Спасибо за внимание.

Россия. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 28 сентября 2017 > № 2329339 Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 23 сентября 2017 > № 2329399 Максим Орешкин

Максим Орешкин: ВВП России в августе вырос на 2,3%

"Рост ВВП по августу - 2,3%, он немного опускался ниже 2% в июле, плохо выглядело сельское хозяйство, в первую очередь это было связано с погодными условиями", - доложил Министр экономического развития Максим Орешкин на встрече с президентом РФ Владимиром Путиным.

По его словам, инфляция опустилась до 3,1%, что позволяет снижать ставку ЦБ РФ, а это, в свою очередь, наращивает кредитную активность в банковской сфере.

"С точки зрения рисков - они в первую очередь внешние, сохраняется волатильность цен на нефть, может уменьшиться склонность к рискам на глобальных рынках, к этому надо быть готовым", - сказал Максим Орешкин.

Максим Орешкин: Большое спасибо, Владимир Владимирович!

Если посмотреть на последнюю статистику, то по августу у нас рост ВВП 2,3 процента, он немного опускался ниже 2 процентов в июле, плохо выглядело сельское хозяйство, это было связано в первую очередь, конечно, с погодными условиями. То, что мы видимо по августу, хорошая погода в августе и сентябре, она позволяет компенсировать тот провал, который был в июле.

Владимир Путин: Похоже, будет опять рекордный урожай.

Максим Орешкин: Да, потому что начиналось все не очень хорошо, но сейчас просто идеальные погодные условия для того, чтобы собирать урожай. И урожайность находится на уровне выше прошлого года, и количество потерь тоже серьезно уменьшилось.

Важно, что инфляция опустилась, последнее значение – 3,1 процента. Это позволяет снижать ставки Центрального банка. Они последнее решение приняли, на 50 базисных пунктов снизили процентные ставки. И в целом это открывает дорогу для дальнейшего наращивания кредитной активности банковской системы. Мы видим уже, что по ипотеке в последние месяцы, если очистить от сезонности, динамика рекордная. А повышение экономической активности в осенние месяцы приведет к фактическому увеличению, номинальному увеличению объемов кредитов. Это должно очень хорошо поддержать в осенние месяцы и в начале следующего года строительную отрасль, отрасль строительных материалов. В тех отраслях, которые очень серьезно провалились в последние два-три года, сейчас идет активное восстановление. Ипотечный бум, который мы ожидаем, конечно же, здесь поможет восстановить и даст положительный вклад в целом в экономический рост.

Владимир Путин: Сколько ипотека сейчас в среднем?

Максим Орешкин: Последняя ставка около 11 процентов фактическая. Но буквально за последние месяцы прошли очень серьезные снижения ставок и Сбербанком, и другими крупными российскими банками, и базовые ставки у них опустились ниже 10 процентов. Поэтому я думаю, к концу года уже фактическая выдача окажется ниже 10-процентного уровня. Это в том числе позволит увеличить объемы кредитования.

Владимир Путин: Сейчас Вы об этом сказали, и теперь люди будут ждать окончания года.

Максим Орешкин: Самые хорошие квартиры разойдутся, если кто ждать будет.

С точки зрения рисков. В первую очередь, конечно, риски внешние. Сохраняется волатильность и цен на нефть, и может уменьшиться склонность к риску на глобальных рынках, поэтому к этому надо быть готовым. Здесь действия, которые Правительство делает в макроэкономической политике: это и запуск с февраля покупок иностранной валюты Министерством финансов, и новый бюджет, конечно же, он в значительной степени защищает от рисков, позволяет себя чувствовать уверенно, это и инфляционные таргетирования Центрального банка – все эти механизмы как раз и призваны для того, чтобы минимизировать возможность внешнего негативного влияния на ситуацию внутри страны. Поэтому здесь есть уверенность, что от большей части рисков мы будем защищены.

Для долгосрочного роста я бы выделил на самом деле три очень важные темы. Это поддержка инвестиционного процесса, рост производительности труда (Вы об этом упомянули) и третий очень важные элемент – это, конечно же, создание условий для развития людей, потому что современная экономика – это в первую очередь человек, и глобальную конкуренцию выигрывают только те страны, которые способны реализовывать потенциал людей внутри страны и быть местом, в котором наиболее комфортно и хочется жить талантам глобальным. Поэтому это те три темы, которые я думаю, и те программы, которые есть сейчас, и дальше, дальнейшее движение должно быть как раз по этим направлениям, чтобы долгосрочный рост обеспечивать.

Вы задали вопрос по двум программам, которые мы готовили в течение этого года. Первая программа – это инфраструктурная ипотека. Текущий этап – мы детальную карту отправили в Правительство, сейчас будем переходить внутри Правительства к стадии детального обсуждения проработки каждого элемента. Сроки, которые мы там ставим по отдельным элементам, – конец этого года или конец I квартала. Я надеюсь, что как раз к концу I квартала эта программа будет готова и с середины будущего года ее можно будет активно запускать.

Владимир Путин: Надо побыстрее. Мы об этом говорили летом еще в Петербурге.

Максим Орешкин: Мы сейчас детально проработаем и будем стараться здесь максимально ускорить.

Более быстрая подготовка идет по фабрике проектного финансирования. Этот механизм уже полностью нами согласован, соответствующее финансирование и государственные гарантии предусмотрены в проекте бюджета на 2018 год. Здесь уже переходим к финальной стадии. Есть ряд законопроектов, которые нужно принять в осеннюю сессию. В первую очередь речь идет о законопроекте о синдицированном кредитовании. Это очень важный элемент этого всего механизма. И по нашим оценкам, январь-февраль это будет тот период, когда первые кредиты по этой программе уже пойдут в экономику и начнут финансировать проекты.

Что очень важно, эта программа не заменяет собой отраслевые меры поддержки, это некий фундамент в целом для проектного финансирования. Здесь происходят очень хорошие комбинации. Мы здесь все согласовывали и с Министерством промышленности, с другими отраслевыми министерствами. Идет очень хорошая комбинация с теми программами, которые уже есть. Поэтому одно дополняет другое и тем самым будет позволять именно наращивать именно проектное финансирование, что очень важно для инвестиционного роста.

Вопрос был еще про динамику несырьевого экспорта. В целом по несырьевому экспорту у нас есть положительная динамика – порядка 7,5 процентов к уровню прошлого года. Разная ситуация в разных отраслях. Есть и положительные примеры. Например, Денис Валентинович подробно расскажет, с теми же автомобилями, рост там 30 процентов у нас. Есть не очень хорошие, где-то по отдельным компонентам снижается.

Важно здесь понимать, что значительный эффект, который был от снижения курса рубля, во многом уже отыгран. И для того, чтобы дальше двигаться вперед, важно повышение эффективности, то есть создание конкурентоспособной продукции у нас на территории. И второй очень важный момент – это, конечно же, включение в глобальные цепочки производства в том числе крупных компаний. Например, такой процесс идет в автомобилестроении, где часть компонентов производится за рубежом, добавленная стоимость формируется на территории России, и затем эти машины экспортируются. Поэтому здесь тоже очень важны системные меры. Например, в этом году мы приняли законопроект о нулевом НДС при переработке на российской таможенной территории, то есть это позволяет как раз по тем компонентам, которые в дальнейшем будут экспортированы, не нагружать этот процесс налоговой нагрузкой. Поэтому такие меры, в том числе отраслевые меры. Думаю, Денис Валентинович о них подробно скажет. Здесь на самом деле у нас идет очень плотная кооперация – от кооперации системных мер к кооперации отраслевых мер, которая в целом создает тот контур, который позволяет предприятия активно развиваться.

И последний вопрос, последняя тема, которую Вы затрагивали, – это малый и средний бизнес. Здесь действительно по контрольно-кассовой технике, как Вы и обсуждали, есть предложение перенести обязательное внедрение контрольно-кассовой техники для тех малых предприятий, которые занимаются производственным бизнесом, тех, которые не имеют собственных сотрудников, самозанятых, с 1 июля 2018 года на один год. Очень важно за этот период рассмотреть конкретно каждый вид деятельности и понять где и в какой форме необходимо здесь внедрять.

Владимир Путин: Они там ставят вопрос о том, чтобы вообще отменить для некоторых категорий, в том числе для самозанятых. В патент загрузить.

Максим Орешкин: Как раз эту тему детально посмотрим, потому что здесь как раз есть история с необходимостью полного охвата, чтобы никто не выпадал, все потоки проходили и были видны, в том числе и налоговой службе. Поэтому здесь нужно будет найти правильный баланс.

По страховым взносам у нас была оживленная дискуссия в Правительстве. Договорились о том, что будем отвязывать страховые взносы по индивидуальным предпринимателям от МРОТа, и привязка будет идти к одному пенсионному баллу, и это будет более логично, потому что это будет тот платеж, который будет позволять людям, которые работают в сфере индивидуального предпринимательства, формировать себе права на страховую пенсию, то есть быть защищенными после окончания деятельности. Именно на это мы будем ориентироваться. Сейчас как раз соответствующий законопроект мы дорабатываем.

Владимир Путин: Нужно только людям объяснять, что это такое.

Максим Орешкин: Да, это обязательно будем делать.

По самозанятым. Здесь, конечно, у нас, признаюсь честно, история в Правительстве затянулась, никак мы не можем определиться с финальными решениями. Но понятно, что здесь тоже должна быть абсолютно прозрачная и понятная для людей история. И очень важно, чтобы люди понимали, у нас же с 2017 года введен трехлетний мораторий на уплату налоговых платежей, что будет после этого. Потому что люди не должны бояться, должны понимать, как будет дальше развиваться ситуация, и ситуация должна быть для них прозрачной. Поэтому я считаю, что за один-два месяца нужно нам все дискуссии завершить и выйти с понятными предложениями.

Владимир Путин: Что у нас с доходами населения?

Максим Орешкин: Доходы населения, особенно в части заработной платы, начинают улучшаться. У нас последняя статистика говорит о росте реальных заработных плат на 3,4 процента. Номинальные зарплаты растут 6–7 процентов год к году. Благодаря снижению инфляции как раз достигается реальный рост заработных плат.

Владимир Путин: Когда это реально почувствуют?

Максим Орешкин: Это будет происходить планомерно, потому что и заработные платы, и доходы пока еще находятся ниже тех уровней, которые были, например, в 2013–2014 годах. Я всегда об этом говорю, очень важно отметить, что сейчас рост заработных плат носит более здоровый характер, он основан на росте производительности труда, в то время как тогда он в значительной степени был связан с высокими ценами на нефть. Поэтому это более устойчивая ситуация. И постепенно с каждым годом, например, по 2018 году мы ожидаем, рост реальных зарплат ускорится до 4 процентов. Этому будет, конечно, помогать более высокая зарплата в бюджетном секторе. Ряд индексаций предстоит в ближайшие кварталы. Это тоже добавит положительные динамики.

Как я сказал, производительность труда – это действительно очень важная история. Тоже проект совместный, активно работаем сейчас с Министерством промышленности. В этом году запускаем пилот по шести регионам – это Пермь, Тула, Самара, Тюмень, Республика Башкортостан и Республика Татарстан. На первом этапе мы сосредотачиваемся на предприятиях обрабатывающей промышленности. Здесь уже используем те механизмы, которые у нас существуют. Например, Фонд развития промышленности будет активную роль играть в этом проекте. Потому что здесь история с чем связана? Понятно, что инвестиции в новое оборудование всегда приносят, если они качественно сделаны, повышение производительности труда. Но что очень важно еще – это управленческие технологии, которые используются, организацией производства.

Когда в Рязани мы были на предприятии группы компаний «Русская кожа», они там благодаря правильной расстановке оборудования, правильной постановке, как продукция идет по цеху, на несколько десятков процентов повысили производительность труда. Эта история, которую нужно популяризировать, показывать всем пример, как это можно делать, какие современные технологии есть.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 23 сентября 2017 > № 2329399 Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > mirnov.ru, 19 сентября 2017 > № 2501403 Максим Орешкин

РОССИЯНАМ ПООБЕЩАЛИ СНИЖЕНИЕ БЕЗРАБОТИЦЫ И РОСТ ЗАРПЛАТ

В ближайшем будущем Россию ждет падение уровня безработицы и рост зарплат. Соответствующий прогноз представил глава Минэкономразвития Максим Орешкин.

По его словам, на сегодняшний день в стране зафиксирован рекордно низкий уровень безработицы – около 5%. При этом в ближайшие три года данный показатель продолжит снижаться и уже к 2020 году может достигнуть отметки в 4,7%.

Кроме того, Орешкин рассказал о том, что в следующем году россиян ждет увеличение зарплат. Ожидается, что за год они вырастут на 4%, а всего за период с 2017 по 2019 годы – на 10%. По словам министра, изменения размера заработной платы напрямую зависят от производительности труда. При этом отмечается, что данный показатель в России также продолжает расти.

По словам Орешкина, экономическое развитие России серьезно ограничено ее демографическими особенностями – в стране наблюдается слишком маленький процент трудоспособного населения. Министр напомнил о том, что в 1999 году в России наблюдался рекордно низкий прирост населения и сейчас именно это поколение становится рабочей силой.

Федор Карпов

Россия > Госбюджет, налоги, цены > mirnov.ru, 19 сентября 2017 > № 2501403 Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 12 сентября 2017 > № 2311118 Максим Орешкин

Максим Орешкин: В ближайшие три года мы ожидаем устойчивый рост российской экономики темпом не ниже двух процентов в год

Министр экономического развития РФ Максим Орешкин принял участие в совещании Президента России Владимира Путина с членами Правительства. Обсуждались текущая экономическая ситуация в стране, перспективы развития банковской сферы, рынка кредитования, пути увеличения минимального размера оплаты труда, ряд других актуальных тем. Отдельно рассматривался вопрос повышения качества и прозрачности предоставления гражданам жилищных и коммунальных услуг.

Министр говорил о текущей экономической динамике, её прогнозе до 2020 года.

Доклад Максима Орешкина:

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

У нас в принципе последние несколько лет были с не очень успешной экономической динамикой, и это сформировало несколько пессимистический взгляд на развитие экономки. Если посмотреть на ожидания экспертов начала года, то рост ВВП ожидался не выше одного процента. Сегодня уже можно с уверенностью сказать, что такие пессимистические прогнозы не оправдались.

Мы в начале года вышли с оценкой, которая предполагала рост экономики темпом выше двух процентов, снижение инфляции ниже целевого уровня в четыре процента. И текущая динамика подтверждает, что даже наши оценки оказались несколько пессимистичными. Во втором квартале этого года экономический рост ускорился до уровня в 2,5 процента, а уровень инфляции по состоянию на начало прошлой недели составил 3,2 процента.

Что в значительной мере превзошло даже наши ожидания – это рост инвестиционной активности. Данные показывают, что по итогам второго квартала рост составил 6,3 процента. Это очень позитивная новость, потому что реализованные инвестиционные проекты сегодня – это более активный рост экономики завтра. В ближайшие месяцы после некоторого технического замедления роста в июле мы ожидаем очередную волну позитивных новостей и новую волну ускорения экономического роста. С чем она будет связана?

Первое, и очень важное – мы входим в долгосрочный цикл роста кредитной активности банковской системы. У нас инфляция стабилизировалась на низком уровне, за последние несколько лет снизилась долговая нагрузка как населения, так и компаний. Всё это открывает дорогу к многолетней фазе кредитного цикла. Снижение инфляции до 3,2 процента, что значительно ниже целевого уровня, – это как раз сигнал для дальнейшего снижения ставок Банком России. Его задача, как известно, – обеспечивать стабильную инфляцию на уровне четырёх процентов. Банк России уже заявил, что готовится к снижению процентных ставок.

За последний месяц, если смотреть уже внутрь банковской системы, мы стали свидетелями резкого снижения процентных ставок по ипотеке крупнейшими банками. Базовый уровень опустился ниже десяти процентов, в итоге доступность жилья в российских городах значительно выросла и находится на максимальном уровне. На этом фоне мы ожидаем осенью-зимой рекордных объёмов выдачи ипотечных кредитов. Это окажет серьёзную поддержку стройкомплексу и производству строительных материалов в тех секторах, где ещё есть значительные недозагруженные мощности.

Набирает темп розничное кредитование, и здесь важное отличие от предыдущего цикла, что банки больше концентрируются на кредитных продуктах с меньшим уровнем риска, например, связанных с зарплатными проектами. Поэтому здесь можно тоже ожидать устойчивую динамику.

И наконец, корпоративное кредитование. Динамика тоже вышла в положительную область, и она поддерживает инвестиционную активность в экономике.

Второй момент. Мы ожидаем восстановление потребительского спроса. Здесь помимо восстановления кредитной активности, о которой я уже сказал, важно отметить активизацию роста заработных плат. Уже в этом году рост реальных заработных плат может превысить три процента, а в следующем году мы ожидаем рост на уровне четырёх процентов, в том числе благодаря росту зарплат в бюджетном секторе.

Нам, конечно, потребуется несколько лет, чтобы восстановить потери доходов населения кризисных 2014–2015 годов, однако важно, что тот рост доходов, который сейчас начинается, основан не на конъюнктуре нефтяных цен, а на активном росте производительности труда. В этом году этот показатель должен прибавить два процента после символической 0,1 прошлого года.

Учитывая рекордно низкую безработицу, которая, по нашей оценке, в трёхлетней перспективе снизится до 4,7 процента, а также неблагоприятные демографические тренды, именно рост производительности труда станет ключевым в обеспечении роста экономики и доходов населения в целом.

Третье направление – это дальнейший рост инвестиционной активности. Здесь важен продолжающийся качественный рост предсказуемости условий для российского бизнеса. Этому уже способствуют внедрённые за последние годы изменения в макроэкономической политике: это инфляционное таргетирование от Банка России, которое позволило добиться рекордно низкого уровня инфляции, это ответственная бюджетная политика и внедрение нового механизма сглаживания колебаний нефтяных цен на внутреннюю экономику.

Что важно – предсказуемость растёт и на микроуровне. Начата реформа контроля и надзора: он постепенно становится более предсказуемым и, главное, переориентируется на предотвращение, а не на наказание.

Важным элементом снижения административного давления являются и те решения, о которых Вы объявили недавно на совещании на Нижне-Бурейской ГЭС.

Важный элемент предсказуемости – это тарифное регулирование. В этом году мы продолжили политику неизменности уровня индексации и привязки его к целевому уровню инфляции. В ближайшее время подготовим предложения о переходе на долгосрочное тарифообразование, чтобы была ясность как для инфраструктурных компаний, так и для бизнеса на максимально длительный период. Тоже об этом недавно говорили на совещании во Владивостоке.

Важная задача с точки зрения экономической политики – это, конечно же, активная поддержка инструментов финансирования инвестиций. У нас активно развиваются программы поддержки, в первую очередь инвестиционного кредитования. Для малого и среднего бизнеса это программа «Шесть с половиной». Готовим к запуску «фабрику проектного финансирования», она поддержит проекты размером от трёх миллиардов рублей.

Отдельно хочу сказать спасибо Банку России, который активно поддержал разработку этой программы. По кредитам, выданным в рамках данного проекта, к банкам будут применены пониженные требования по резервированию и по капиталу. Первые кредиты мы ожидаем к выдаче в первом квартале 2018 года.

Очень важно, что обе эти программы мы выстроили таким образом, что принятие решения о выдаче конкретного кредита будет приниматься без участия чиновников.

Конечно, важным элементом роста инвестиционной активности станет и программа инфраструктурной ипотеки. О ходе её подготовки буду докладывать Вам в ближайшее время. В результате, в том числе эффекта от этих программ, мы ожидаем, что весь прогнозный период у нас будет активный рост инвестиций в диапазоне от пяти до шести процентов в год.

Понятно, что для экономического роста также важную роль играют и приоритетные проекты Правительства. С точки зрения максимального эффекта именно на рост ВВП хотел бы отметить проект по созданию условий для активного роста несырьевого экспорта, а также недавно утверждённый проект по повышению производительности труда. В рамках последнего мы также, например, нацелены на активное сотрудничество с нашими японскими партнёрами и на Дальневосточном форуме как раз подписали соответствующее соглашение.

В итоге после роста ВВП на 2,1 процента в этом году в ближайшие три года мы ожидаем устойчивый рост российской экономики темпом не ниже двух процентов в год, стабильную инфляцию на уровне четырёх процентов, а также восстановление доходов населения. За трёхлетний период рост реальных зарплат должен составить около десяти процентов.

Рост заработной платы крайне важен, потому что он позволяет привлекать и оставлять в стране лучшие таланты, а в современной глобальной экономике конкуренцию всегда выигрывает тот, кто способен максимально эффективно, во-первых, реализовывать потенциал своих граждан, и, во-вторых, быть наиболее привлекательным местом для жизни и работы лучших талантов.

У нас пока ещё сохраняются различия между базовым и целевым сценарием прогноза. В базовом варианте рост экономики достигает отметки в 2,3 процента, а в целевом – 3,1 процента. Поэтому в настоящее время Правительство продолжает вырабатывать и постепенно приступает к реализации всё новых и новых изменений, которые как раз и будут обеспечивать рост экономики темпами выше среднемировых.

В первую очередь, помимо озвученных сегодня программ, речь идёт о программе цифровой экономики, повышении конкурентоспособности российских городов и о целом ряде других проектов. Отмечу также, что пока мы в базовый сценарий закладываем консервативный эффект даже от тех мер, которые уже начали внедряться.

***

В ходе совещания Президент отметил, что российская экономика из кризиса вышла, набирает обороты, и участники экономической деятельности, и граждане постепенно будут ощущать позитивные факторы, происходящие в экономике. Он упомянул о том, что некоторые эксперты полагают, что в целом реальные доходы людей пока восстанавливаются достаточно медленно, о том, что за последнее время рост розничной торговли составил всего 0,7 процента, а также о том, что с учётом курсовой разницы растёт и импорт и это уже ощущают производители отечественной продукции, это уже видно на полках, это уже видно по тому, как ведут себя торговые сети.

"Вы абсолютно правы, что восстановление доходов пока только началось и носит действительно ограниченный характер. Можно отметить ситуацию этого года, когда есть рост производительности труда, и это позволяет увеличивать и рост реальных заработных плат. Поэтому те меры, которые сейчас реализует Правительство, эффект от которых будет через год, через два, – они как раз нацелены на поддержку инвестиционной активности, для того чтобы обновлялись производства. И проект, например, по росту производительности труда – это применение современных управленческих технологий на предприятиях, которые также будут позволять увеличивать выработку и доход на одного работника.

Всё это вместе будет складываться в картину, которая будет позволять наращивать и уровень заработных плат, и других доходов населения. Очень важно, чтобы рост производительности и рост заработных плат шли нога в ногу, чтобы этот рост был сбалансирован и устойчив, и у нас не было бы провалов в дальнейшем.

Что касается обменного курса, то, действительно, ситуация неоднозначная. К доллару в целом идёт укрепление, но, например, к евро валюта у нас ослабла по сравнению с уровнем прошлого года. Это связано с тем, что доллар с начала этого года очень серьёзно ослаб ко всем мировым валютам. Если евро к доллару был 1,05 в начале года, то сейчас этот показатель выше 1,20.

Но, действительно, импорт растёт. Это в том числе проявление того, что начинает восстанавливаться потребительский спрос. Например, мы видим, что продажи автомобилей сейчас растут на 16 процентов к уровню прошлого года, а значительное количество автокомпонентов импортируется, поэтому это тоже влияет на общий объём импорта.

Здесь задача, конечно же, сохранить конкурентоспособность российских производств, но делать это, считаю, нужно не за счёт снижения реальных доходов населения, а в первую очередь за счёт инвестиций в новое оборудование, внедрения новых технологий, цифровизации производств, внедрения новых управленческих технологий. Те меры, о которых я говорил, на это нацелены: и снижение административного давления здесь очень важно, и, конечно, предсказуемость в тарифной ситуации тоже является важным элементом", - прокомментировал Максим Орешкин.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 12 сентября 2017 > № 2311118 Максим Орешкин


Россия > Приватизация, инвестиции > economy.gov.ru, 7 сентября 2017 > № 2301450 Максим Орешкин

Максим Орешкин: МСБ до конца года получит еще 60 млрд рублей льготных кредитов

Малый и средний бизнес (МСБ) в 2017 году уже получил около 59 млрд. рублей льготных кредитов и до конца года получит еще 60 млрд. рублей. Об этом заявил глава Минэкономразвития РФ Максим Орешкин, выступая в ходе дискуссии Сбербанка на тему «Легкий старт! Развитие малого предпринимательства» в рамках Восточного экономического форума – 2017.

Максим Орешкин подчеркнул, что малое и среднее предпринимательство очень важно для развития экономики страны. "Что нужно сделать, чтобы малый бизнес рос? Нужно создавать условия. Если посмотреть, то это две ключевые проблемы - административные барьеры и доступность финансирования", - сказал он.

Министр напомнил, что у малого и среднего бизнеса есть возможность получения льготных кредитов по сниженной ставке ("Программа 6,5"). "Если посмотреть на цифры, в этом году по линии Центрального банка выдано порядка 49 млрд. рублей кредитов, по линии правительства - вторая часть этой программы - больше 10 млрд. рублей. До конца года ожидаем, что еще больше 60 млрд. рублей кредитов в этой области будет выдано", - подчеркнул глава Минэкономразвития.

Кроме того,Министр добавил, что сейчас правительство занимается реформой контрольно-надзорных органов, которая позволит снять негативное влияние на малый и средний бизнес. "Осенью будем рассматривать в парламенте новый законопроект о контроле и надзоре", - отметил он. При этом глава Минэкономразвития пояснил, что по новой системе проверки бизнеса будут осуществляться не произвольно, а по прозрачной регламентированной системе.

Россия > Приватизация, инвестиции > economy.gov.ru, 7 сентября 2017 > № 2301450 Максим Орешкин


Россия. Япония > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > economy.gov.ru, 7 сентября 2017 > № 2301448 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Россия и Япония должны активнее сотрудничать в сфере цифровой экономики

Министр экономического развития РФ Максим Орешкин в ходе Восточного экономического форума провел переговоры с Министром экономики, промышленности и торговли Японии Хиросигэ Сэко.

Россия и Япония будут сотрудничать в области цифровой экономики, стимулировать развитие технологий, в том числе в сфере безопасности цифровой инфраструктуры и в энергетике.

Соглашение об этом в рамках Восточного экономического форума подписали глава Минэкономразвития РФ Максим Орешкин и Министр экономики, торговли и промышленности Японии Хиросигэ Сэко, отвечающий за экономическое взаимодействие с Россией.

Министры договорились сотрудничать по ряду направлений. В частности, Россия и Япония будут обмениваться информацией по национальным инициативам и программам в области цифровой экономики, таким как российская программа "Цифровая экономика" и инициатива Японии "Общество 5.0".

"Стороны согласились о таких целях сотрудничества, как развитие стабильной, надежной и безопасной цифровой инфраструктуры для преодоления цифрового разрыва, повышения производительности и развития человеческих ресурсов", - отмечается в Соглашении. Кроме того, Россия и Япония расширят взаимодействие бизнеса в цифровой экономике, будут обеспечивать свободный поток информации и обмениваться опытом в сфере государственной политики в области цифровой экономики.

В частности, будут продвигать сотрудничество в сфере цифровой экономики в таких областях как здравоохранение, включая телемедицину, развитие городской среды, малый и средний бизнес, энергоресурсы, включая возобновляемые источники энергии и цифровизацию нефтегазовых отраслей, а также в промышленности. В области передовых технологий Россия и Япония будут продвигать инновации, такие как облачные вычисления, интернет вещей, большие данные, открытые данные и искусственный интеллект.

Максим Орешкин и Хиросигэ Сэко подписали и Меморандум о взаимопонимании по обмену опытом в области повышения производительности труда, подтверждая, что высокая производительность труда вносит значительный вклад в социально-экономическое развитие обеих стран. Документ предусматривает обмен опытом в области производительности труда, включая обмен информацией о предприятиях с высокими показателями производительности труда.

Планируется обмен опытом по вопросам государственной политики в этой сфере, в том числе на региональном уровне. Обсуждение тематики повышения производительности труда станет регулярным в рамках Российско-японской группы высокого уровня по реализации Плана сотрудничества.

Россия. Япония > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > economy.gov.ru, 7 сентября 2017 > № 2301448 Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 6 сентября 2017 > № 2301458 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Россия заслуживает более высоких суверенных рейтингов

Об этом заявил Министр экономического развития РФ Максим Орешкин в кулуарах Восточного экономического форума. "Россия с текущим состоянием ее экономических показателей заслуживает более высоких суверенных рейтингов, чем имеет в данный момент", - считает Министр.

Комментируя, какому рейтингу сейчас соответствует состояние экономики страны, министр отметил, что если сравнивать Россию с другими, "то, конечно, другие страны, имеющие более высокие рейтинги, имеют более плохую с точки зрения макроэкономической динамики, экономического роста и устойчивости этого роста ситуацию".

С этой точки зрения, по мнению главы Минэкономразвития России, российская экономика должна выглядеть сильнее. Те опасения, которые высказывались рейтинговыми агентствами, особенно в 2015-2016 гг., сейчас во многом безосновательны, считает он.

"Мы перешли к стабильной и низкой инфляции, вернулись к экономическому росту, стабильная динамика на валютном рынке, созданы механизмы защиты экономики от внешних шоков, от волатильности цен на нефть. Все эти, конечно, факторы вместе взятые позволяют говорить о том, что Россия заслуживает более высоких рейтингов", - заявил Максим Орешкин.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 6 сентября 2017 > № 2301458 Максим Орешкин


Россия. ДФО > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 6 сентября 2017 > № 2301456 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Один из главных элементов успеха регионов на Дальнем Востоке - создание условий для комфортной жизни людей

Министр экономического развития РФ Максим Орешкин начал свою работу на Восточном экономическом форуме ВЭФ-2017 участием в Деловом завтраке «Повышение инвестиционной привлекательности регионов Дальнего Востока: диалоги с лидерами территорий».

Работа по созданию конкурентоспособных в масштабе АТР условий инвестирования и ведения бизнеса на Дальнем Востоке проводится федеральными властям России уже четыре года. Благодаря новым механизмам — ТОР, свободный порт Владивосток, инфраструктурная поддержка инвесторов — на Дальнем Востоке инициировано более 700 новых инвестиционных проектов, запущено 40 новых предприятий. Однако без улучшения предпринимательского климата в каждом конкретном регионе — прямого результата усилий региональных управленческих команд — эти новые механизмы не создадут необходимого мультипликативного эффекта.

В Национальном рейтинге инвестиционного климата регионов Российской Федерации 2017 года лишь три дальневосточных региона показали положительную динамику: Хабаровский край, Амурская и Магаданская области. Другие регионы существенно ухудшили свои позиции.

Участники Делового завтра говорили о том, какие позитивные и негативные изменения, по мнению предпринимателей, произошли за год в регионах Дальнего Востока, каковы основные потребности, запросы бизнеса к региональным администрациям сегодня, а также, как инвесторы оценивают эффективность работы губернаторских команд.

"Если посмотреть на глобальные тенденции,то самые маржинальные, имеющие наибольший потенциал развития, бизнесы те, которые выигрывают конкуренцию за таланты, за лучших людей, лучших сотрудников. Поэтому один из главных элементов успеха регионов на Дальнем Востоке - это создание условий для жизни людей, создание условий для их развития, реализации их потенциала", - сказал Максим Орешкин. Министр обратил внимание участников дискуссии на работу, которая стала результатом российско-японского сотрудничества. "Сегодня был представлен новый мастер-план Владивостока. Это история создания городской среды, где людям комфортно жить и главное - комфортно развиваться и творить в том числе. Это является ключевым для создания экономики будущего и развития региона", - заметил Министр.

Россия. ДФО > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 6 сентября 2017 > № 2301456 Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 6 сентября 2017 > № 2301406 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Мы должны предоставить возможность женщинам реализовать себя

Министр экономического развития РФ Максим Орешкин принял участие в сессии "Усиление роли женщин в России для экономического роста и развития" в ходе Восточного экономического форума.

Участники сессии обсуждали, как увеличение доли женщин на рынке труда может способствовать экономическому росту, стабильному развитию общества и социальным инновациям, каковы основные пути увеличения занятости и конкурентоспособности женщин, продвижения женского предпринимательства и доступа к финансам, сокращения гендерной разницы при трудоустройстве и в оплате труда.

"Если посмотреть на современные тенденции в мировой экономике, то она становится зависима от потенциала человека. Роль женщин неуклонно растет. Те страны, которые это понимают, от этого тоже выигрывают",- сказал Министр.

В ходе дискуссии зашла речь и о том, что сегодня во всем мире наблюдается устойчивый рост участия женщин в экономике. Приходит понимание, что равные гендерные условия на рынках труда лежат в основе экономического благополучия, являются ответом на демографические и социальные вызовы. Открытый рынок труда, увеличивающаяся доступность образования, цифровизация экономических процессов позволяют людям, вне зависимости от пола, физических данных и социального положения, реализовывать свой креативный и управленческий потенциал в любой сфере экономики.

Однако в полной мере потенциал участия женщин в экономических процессах только предстоит реализовать — и с точки зрения содержательного вовлечения женщин на рынке труда, и с точки зрения их качественного участия (уровень зарплат зачастую отличается у мужчин и женщин одинаковой квалификации, более высокий уровень вовлечения женщин в неформальные секторы экономики, низкооплачиваемый труд и неблагоприятные условия труда, соотношение баланса труда и семейных обязанностей, неадекватное разделение ответственности между мужчинами и женщинами).

"Нам нужен качественный рывок вперед и развитие новых отраслей. И креативность важна для рывка",- отметил Министр. По его словам, еще одна проблема-демографическая. В ближайшие 5 лет число работающего населения будет снижаться. Активность женщин меньше, но это не всегда их выбор. Это условия, которые не позволяют им работать. "Мы должны предоставить возможность женщинам себя реализовать",- заявил Максим Орешкин.

Глава Минэкономразвития говорил также и о том, что выступает против введения норм представительства женщин на государственной службе. "С одной стороны, я поддерживаю такую точку зрения, что микс мужчин и женщин приводит к оптимальным результатам. Но, с другой стороны, против искусственных квот, потому что, действительно, сферы разные", - сказал он.

По его мнению, министерства в стремлении повысить свою эффективность автоматически будут добиваться "микса" мужчин и женщин.

"Рыночные сигналы должны играть первую роль. Искусственное квотирование - я против этого", - подчеркнул он.

Максим Орешкин также признал, что из-за ухода в декрет у женщин снижаются возможности для карьерного роста.

"Траектория карьеры на 15-20% оказывается ниже как раз из-за потерянного времени, из-за неспособности прогрессировать в тот момент, когда для этого есть возможность", - сказал министр.

"Поэтому правительство сейчас разрабатывает новый пакет мер, который будет позитивно влиять на женскую занятость", - отметил Министр.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 6 сентября 2017 > № 2301406 Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 30 августа 2017 > № 2293421 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Основной источник экономического роста - это рост производительности труда

Правительство РФ на заседании Совета при Президенте РФ по стратегическому развитию и приоритетным проектам одобрило программу Минэкономразвития России по повышению производительности труда и поддержке занятости.

Максим Орешкин: Сегодня на Президиуме совета по стратегическим проектам был рассмотрен проект по производительности труда. На самом деле, очень важная тема. В условиях тех демографических ограничений, которые у нас есть, основной источник экономического роста – это рост производительности труда. Это тот источник, который может позволить расти более быстрыми темпами зарплатам, что очень важно, потому что современная экономика связана с человеком, с развитием его талантов. Высокий уровень заработной платы – это то, что позволит удерживать больше талантов в нашей стране. Для сбалансированного экономического развития очень важна история с повышением производительности труда.

Проект был одобрен. Он предполагает движение по двум направлениям. Есть некоторые системные вещи. Это точечное изменение законодательства, которое будет снимать ограничения по росту производительности труда, а также создание федерального центра компетенций на базе Внешэкономбанка, который станет общей базой знаний, базой опыта, будет собирать позитивные примеры со всей страны, в том числе с пилотных регионов, которые попадут в эту программу, для того, чтобы информация активно распространялась в целом по стране.

Второе направление – от частного к общему – это региональные программы, программы конкретных предприятий. Были выбраны 6 первых регионов, которые начнут работу уже в этом году, в следующем году к ним прибавятся еще 10 регионов. В каждом регионе будут созданы свои региональные программы повышения производительности труда, которые будут опираться именно на те предприятия, что примут участие в программе. Предприятия будут получать займы по льготным ставкам на разработку программ по повышению производительности труда.

Что очень важно, в этой программе уделено большое внимание вопросам тех людей, которые могут быть высвобождены в результате изменений, которые будут происходить на предприятиях. Задача – создать условия, чтобы эти люди не остались без работы и не потеряли в уровне заработной платы. Именно такие целевые показатели есть у этой программы – доля тех людей, которые будут трудоустроены на другие предприятия, у которых будет повышаться квалификация, без потери заработной платы. Очень важно, чтобы процесс был общим, чтобы люди, высвобождающиеся с предприятия, имели возможность найти новое место, повысить свою квалификацию и сделать общий вклад в рост производительности труда.

В целом отметили, что вообще тренд на повышение производительности труда должен войти в культуру на предприятиях, в культуру менеджмента, в культуру работников, чтобы вопросы повышения качества работы, повышения эффективности, снижения издержек, стали первоочередными. Повторюсь, это ключевой момент для повышения экономического роста.

Вопрос: Каков прогноз по повышению темпов роста производительности труда в этом году? И в идеале на какой темп хотели бы выйти?

Максим Орешкин: Та история, которую мы видим в этом году, это первый квартал, рост ВВП на 2,5% при одновременном снижении численности занятых в российской экономики и снижении уровня безработицы. Поэтому темпы экономического роста, темпы роста производительности труда здесь превышают 3%. И он должен сохраняться на таких уровнях и даже приближаться к уровню в 4% для того, чтобы выйти на темпы экономического роста выше среднемировых.

Вопрос: То есть по итогам года темп роста производительности труда – 3%?

Максим Орешкин: По итогам года скажу позже, какая будет цифра. Это история первого и второго квартала – то, что мы имеем по факту.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 30 августа 2017 > № 2293421 Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 30 августа 2017 > № 2290914 Максим Орешкин

Брифинг Максима Орешкина по завершении заседания.

Из стенограммы:

М.Орешкин: Сегодня на президиуме Совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам был рассмотрен проект по производительности труда. На самом деле очень важная тема. В условиях демографических ограничений, которые у нас есть, основной источник экономического роста – это рост производительности труда. Этот тот источник, который может позволить более быстрыми темпами расти и зарплатам, что очень важно, потому что современная экономика – это экономика, связанная с человеком, с развитием его талантов, и более высокий уровень заработной платы – то, что позволит удерживать больше талантов в нашей стране. И понятно, что для сбалансированного экономического развития здесь очень важно повышение производительности труда. Проект был одобрен, он предполагает движение по двум направлениям. Есть некоторые системные вещи, это и изменения точечные в законодательстве, которые будут снимать ограничения по росту производительности труда, а также создание Федерального центра компетенций на базе Внешэкономбанка, который станет некой общей базой знаний, базой опыта, будет собирать позитивные примеры со всей страны (в первую очередь пилотных регионов, которые попадают в эту программу), для того чтобы эта информация активно распространялась в целом по стране.

И второе направление, можно сказать, от частного к общему, – это региональные программы, программы конкретных предприятий. Были выбраны 6 пилотных регионов, которые начнут работу уже в этом году, в следующем году к ним прибавится ещё 10 регионов. В каждом регионе будут созданы свои региональные программы повышения производительности, которые будут опираться именно на те предприятия, которые примут участие в программе. Здесь предприятия будут получать займы по льготным ставкам на разработку как раз таких программ повышения производительности труда. Что очень важно, в этой программе также большое внимание уделено проблемам тех людей, которые могут быть высвобождены в результате изменений, происходящих на предприятиях. Задача – создать условия, чтобы эти люди не остались без работы, чтобы они не потеряли в уровне заработной платы. Именно на такие целевые показатели и ориентируется эта программа – это доля тех людей, которые будут трудоустроены на других предприятиях, у которых будет повышаться квалификация без потери заработной платы. Ещё раз повторю, очень важно, чтобы этот процесс был общим, чтобы те люди, которые высвобождаются с того или иного предприятия, имели возможность найти новое рабочее место, повысить свою квалификацию, внести свой вклад в рост производительности труда.

В целом отметили, что тренд на повышение производительности труда должен войти в культуру на предприятиях, культуру менеджмента, культуру работников, чтобы вопросы повышения качества работы, повышения эффективности работы, снижения издержек стали первоочередными. Это ключевой момент с точки зрения экономического роста.

Вопрос: Какой у Вас прогноз по темпам роста производительности труда в этом году? На какой темп роста хотелось бы выйти, какая цель стоит?

М.Орешкин: В I–II кварталах этого года у нас рост ВВП на 2,5% при одновременном снижении численности занятых в российской экономике, при одновременном снижении уровня безработицы. Поэтому темп экономического роста, темп роста производительности труда здесь превышает 3%, он должен сохраняться на таких уровнях, даже приближаться к отметке 4%, для того чтобы выйти на темпы экономического роста выше среднемировых.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 30 августа 2017 > № 2290914 Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 26 июля 2017 > № 2257090 Максим Орешкин

Максим Орешкин: По итогам года ВВП может превысить действующий прогноз в 2%

Об этом заявил Министр экономического развития РФ Максим Орешкин в ходе рабочего визита в Петрозаводск. По словам Министра, рост ВВП РФ во II квартале ускорился до 2,7%, по итогам года может превысить действующий прогноз в 2%. По итогам I полугодия, по его оценке, рост ВВП составил 1,6% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Максим Орешкин также отметил, что текущая динамика экономического роста позволяет говорить о консервативности прогноза по росту ВВП в 2017 году в 2% и допустил, что рост может оказаться и выше.

По его мнению, позитивные тенденции в экономике осенью могут продолжить усиливаться. Он также сказал, что постепенно начинают восстанавливаться заработные платы, доходы населения - это все позитивные тренды, которые сейчас будут только укрепляться.

"Сейчас второй квартал очень успешный. Мы ожидаем, что по инвестициям будет очень неплохая цифра за второй квартал. Во втором квартале, я думаю, рост будет сильнее, чем в первом квартале. И от осени мы ожидаем очень позитивной динамики, потому что кредитный цикл в банковской системе развернулся, начинает набирать обороты. Мы это видим по той же ипотеке: если очистить от сезонности, то объемы выдачи ипотечных кредитов достигают максимальных исторических уровней. Соответственно, по цепочке средства поступают, оживляют строительный сектор, в котором позитивные темпы роста по втором квартале и очень позитивный последний месяц, когда рост был около 5%. То есть, все эти тенденции указывают на то, что рост экономики по итогам 2017 года может быть и выше 2%",- сказал глава Минэкономразвития России.

Как отметил Министр, постепенно снижаются процентные ставки и это помогает банкам наращивать портфель, в том числе, корпоративного кредитования, кредитования МСП.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 26 июля 2017 > № 2257090 Максим Орешкин


Россия. СЗФО > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 13 июля 2017 > № 2242261 Максим Орешкин, Эльвира Набиуллина

Максим Орешкин: Россия прошла нижнюю точку кредитного цикла

Министр экономического развития РФ Максим Орешкин принял участие в работе Международного финансового конгресса, открывшегося в Санкт-Петербурге.

"Россия прошла нижнюю точку кредитного цикла", - сказал Министр, открывая "Диалог с Председателем ЦБ".

"Мы видим, как банки постепенно осознают, что начался новый цикл роста и на этот рост реагирует кредитная активность банков. Здесь мы ожидаем активизации кредитной активности осенью, что поддержит экономический рост", - сказал Глава Минэкономразвития.

Cтенограмма

Эльвира Набиуллина: Один из наших предыдущих спикеров говорил о том, как важно скоординировано работать Центральному банку с федеральными органами. У Максима Станиславовича опыт работы и в Министерстве финансов, и в Центральном банке. Он понимает роль финансового сектора, финансового развития для обеспечения экономического роста. Как вы видите, где находится наша экономика и, какие тенденции развития экономики сегодня?

Максим Орешкин: Эльвира Сахипзадовна, спасибо за приглашение. Форум за последние годы стал очень представительной площадкой и те темы, которые здесь поднимаются, очень важны. Очень хорошо, что здесь собирается все финансовое сообщество. И диалог между Центральным банком и финансовым сообществом идет очень активно.

Говоря об экономике важно понимать, чем характеризуется та точка экономического цикла, в которой мы сейчас находимся, потому что это тот момент, который определяет и то, как нужно строить бизнес модели и то, на что нужно ориентироваться и в финансовом, и в нефинансовом секторе.

Я бы три основных момента выделил, которые характеризуют текущую ситуацию с положительной стороны.

Первое – то, что закончилась адаптация к внешним шокам. Мы видим уже низкую инфляцию, устойчивый платежный баланс и бюджетный баланс. Второй момент – то, что мы прошли нижнюю точку кредитного цикла. За последние несколько лет у нас произошло серьезное сокращение кредитной нагрузки в первую очередь населения. Это закладывает хорошие перспективы на новый кредитный цикл, на рост кредитных портфелей в будущие годы. Третий момент – за всеми этими изменениями нужно констатировать, что у нас отсутствуют значимые структурные дисбалансы в экономике, отсутствуют пузыри. Это говорит о том, что тот экономический рост, который начался, может быть устойчивым, и может длиться несколько лет без каких-то серьезных шоков.

Второй очень важный момент – то, что экономика в целом стала гораздо более устойчивой к внешним шокам. Здесь большую роль играет политика Центрального банка, политика инфляционного таргетирования, которая привела нашу экономику в равновесие с низкой инфляцией, и все, что делается для обеспечения финансовой стабильности, потенциальные меры. Все пытаются нарисовать те возможные риски, которые будут в будущем.

Со стороны Правительства – тоже очень важные шаги сделаны. На прошлой неделе в первом чтении были приняты новые бюджетные правила, чтобы снизить долгосрочные бюджетные риски. В феврале был введен специальный механизм покупки-продажи валюты в объёме дополнительных нефтегазовых доходов. Это тоже механизм, который сглаживает колебания внешней конъюнктуры на внутренний цикл.

Если пару слов сказать по текущим данным, то начался новый цикл экономического роста – ВВП сейчас за январь-май растет на 1,3%. По нашим ожиданиям, осень может стать еще одним позитивным моментом в развитии экономики – здесь важную роль сыграет финансовый сектор. Мы видим, как банки постепенно один за одним осознают, что начался новый цикл роста и на него реагирует кредитная активность банков. Поэтому здесь мы ожидаем активизации кредитной активности осенью, что поддержит в целом экономический рост.

Есть у нас и факторы, которые играют против экономического роста в этом году. Это ситуация с сельским хозяйством, связанная с погодой, это и некоторые негативные последствия ограничений добычи и снижения инвестиционной активности нефтяного сектора. Ограничение добычи стало позитивным моментом - снизило колебание внешней конъюнктуры, но есть у него и некоторое побочное негативное последствие. В целом по году прогноз у нас остается неизменным, мы ожидаем увидеть рост 2%. Я очень рад, что у нас прогнозы Центрального банка с каждым кварталом постепенно приближаются к этой цифре. Думаю, осенью мы увидим уже от Центрального банка цифру в 2%.

По инфляции. Здесь тоже картина, несмотря на рост до 4,4% в июне, очень оптимистичная. Потому что главную роль тут сыграла плохая погода и цены на овощи. У нас на самом деле с начала года накоплено 2,3% инфляции. Из них 0,8% - это цены на овощи. Причем вклад на 0,3% произошел только в июне. Мы видим, что цены на эту группу товаров уже пошли вниз. В последнюю неделю данные говорят, что тренд здесь разворачивается. Новый урожай приходит на рынки. Поэтому до конца августа мы ожидаем, что этот фактор в значительной степени уйдет, и мы увидим общую инфляцию ближе к базовой.

Третья история – это платежный баланс. Буквально на днях Центральный банк опубликовал оценку за второй квартал. Впервые за долгий период времени мы вернулись к состоянию дефицита. У нас минус 300 миллионов долларов, по оценке банка, дефицит текущего счета. В третьем квартале мы ожидаем дефицит на уровне 5 миллиардов долларов. Но по большему счету, это нормальная ситуация, потому что в том числе и банковская система накопила значимый объем валютных активов в первом полугодии. При этом валютные активы сейчас постепенно используются экономикой на финансирование дефицита текущего счета. Да, рубль несколько ослабел. Да, может быть какое-то давление здесь еще сохранится, но плавающий курс подразумевает определенную волатильность, к ней нужно быть готовыми и ничего здесь страшного и экстремального нет.

Если говорить про экономику и смотреть в будущее. Я думаю, два очень важных момента, которые может быть нам удастся еще подробнее обсудить – это структурные моменты. Первое – это то, что экономика переходит в низкий инфляционный режим. Переход в низкую инфляцию после длительного периода высокой инфляции – это очень большое изменение как в целом для экономики, и, конечно, в особенности для финансового сектора, финансового посредничества. И вторая история, с точки зрения тенденций экономического роста, – это то, что постепенно фактор восстановительного роста, который имеет место быть в настоящий момент, будет себя исчерпывать. Мы будем все больше натыкаться на разного рода ограничения. И два ключевых ограничения, как мне кажется, - это ограничения на рынке труда – нехватка квалифицированных кадров. Вторая история – это ограничения, связанные с инфраструктурой. Вот в эти два ограничения мы будем утыкаться, и они будут мешать экономике расти быстрее, поэтому их нужно адресовать через структурные изменения в бюджете и в целом в экономической политике. И только в случае успеха этих структурных изменений, у нас будут более высокие темпы экономического роста.

Эльвира Набиуллина: По сути дела те ресурсы, которые есть в экономике не работают на расширение инвестиций? Что мы можем сделать, чтобы снижать инфляцию?

Максим Орешкин: Здесь, действительно, не только история с овощами, которая очень ярко проявилась в этом году, но можно привести и историю с ценами на авиабилеты. Летний сезон, авиабилеты на южные направления резко взлетают в цене, опять та же волатильность, то же ощущение роста цен, высоких цен, которые негативно влияют на инфляционные ожидания.

Главная проблема – неразвитость инфраструктуры. Именно поэтому Президент, когда выступал на Санкт-Петербургском экономическом форуме, очень много внимания уделил развитию инфраструктуры и подключению именно частных денежных ресурсов в развитие инфраструктуры. Потому что частные деньги в инфраструктуре - это не только возможность построить тот или иной объект, это возможность построить его более дешево и эффективно, и на этапе эксплуатации тоже иметь более низкие издержки. Потому что во многом неразвитость инфраструктуры – следствие того, что мы имеем завышенные издержки на всех стадиях реализации инфраструктурных проектов.

Комплексный подход – то, над чем мы сейчас работаем, это общая программа развития инфраструктуры, которая будет касаться всех основных направлений. Это и транспорт, и логистика, связь, энергетика, ЖКХ, социальная инфраструктура. Задача – преодолеть проблемы, которые связаны с несовершенством законодательства, правоприменения.

Мы все говорим о той истории, которая произошла в Башкирии. Таких историй быть не должно. Те инвесторы, которые инвестируют в проекты ГЧП, должны быть защищены и чувствовать, что государство стоит на их стороне. Я думаю, здесь тоже история в ближайшее время разрешится. Затем будем принимать все необходимые поправки в законодательство, чтобы было невозможно повторение таких историй. Всю программу с поправками мы планируем на осень.

Вы упомянули вопрос подзаконных актов. Действительно, тему с сельским хозяйством, логистикой в сельском хозяйстве мы посмотрели. Минсельхоз с 2006 года не может принять подзаконные акты, которые разрешат в принципе появление законодательства, которое сейчас есть, для реализации этих проектов. Минсельхоз не может. Мы сейчас попробуем это взять на себя, подготовить необходимые нормативно-правовые акты. Промедление – мы уже видим, к каким негативным последствиям в экономике это привело.

Еще одного момента хотелось бы коснуться. Действительно, волатильность инфляции влияет на инфляционные ожидания. Здесь очень важно, и Центральному банку в том числе, двигаться в сторону изменения коммуникационной политики, и больше уделять внимания показателям базовой инфляции. Если посмотреть на то, что происходит с инфляционной динамикой сейчас, то все говорят, что инфляция выросла до 4,4%. И акцент и в материалах банка России, и публичное обсуждение идет вокруг этой цифры. Одновременно с этим базовая инфляция упала до 3,5 - 3,8%, что существенно ниже 4%. Про это говорят мало, а это есть на самом деле тот базовый тренд, над которым Центральный банк с этой политикой работает.

Эльвира Набиуллина: Мы можем рассчитывать на долгосрочную предсказуемость. Какова будет политика Правительства в этой части?

Максим Орешкин: Если посмотреть на то, как Правительство здесь действовало последние несколько лет, то стабильность уже очень хорошо прослеживается. И при подготовке прошлого трехлетнего цикла, и сейчас за ориентир индексации тарифов взят уровень именно целевой инфляции банка России в 4%. Все индексации должны быть не выше этого уровня. Особенно в той части, которая касается конечных тарифов для населения, что очень важно и больше всего влияет на инфляционные ожидания.

Долгосрочная стабильность и предсказуемость очень важна как для самих компаний, которые поставляют эти услуги. Им тоже это позволяет строить долгосрочные бизнес-планы, принимать программы развития, принимать планы по сокращению издержек, понимая, что чем эффективнее они будут себя вести, чем сильнее будут снимать издержки, тем больше у них появится ресурса для собственного развития в рамках ограниченного роста тарифов. Понятно, что для потребителей понимание, сколько будет стоить электроэнергия, сколько будет стоить природный газ, тоже очень важны.

Момент с точки зрения составления бизнес-плана и принятия инвестиционных решений. Чем больше предсказуемости – и это касается не только тарифов, это касается всего – тем у нас больше будет уровень инвестиций в экономике. Поэтому в качестве следующего шага мы думаем о том, чтобы подготовить такой документ, как «Основные направления тарифной политики», где четко по основным секторам прописать, как будут развиваться тарифы и долгосрочные ориентиры, чтобы этот документ обсуждался. Обсуждался публично, принимался Правительством и был ориентиром для долгосрочной политики и для экономики, понимания, куда мы движемся.

Что очень важно, на самом деле, что вся долгосрочная устойчивость имела место, нам очень важно идти по пути повышения эффективности компаний, которые работают в этом секторе. Так что если мы не сможем держать издержки под контролем, какие бы тарифы не пыталось реализовать Правительство, реальность может быть выше определенного уровня. Поэтому здесь очень позитивный момент – то, что в первом чтении принят законопроект об обязательном аудите естественных монополий. Я думаю, нужно очень активно двигаться по пути внедрения системы бенчмаркинга. Причем не только внутрироссийского, но и глобального для того, чтобы понимать, где есть пространство для сокращения издержек. И если это пространство будет реализовываться – опять же увеличение инвестиционных программ этих компаний без угрозы более высокого роста тарифов.

Эльвира Набиуллина: Но вопросы возникают не только по отношению к финансовой сфере. У нас и нефинанасовый сектор – компании наращивают валютные кредиты. Тем более что кажутся они более дешевыми, если берут валютные кредиты по более низкой ставке. Не всегда понимаешь, что там есть валютный риск. И у компаний, которые экспортируют, возникает ощущение, что у них все эти валютные риски естественным образом захеджированы, потом что есть валютная выручка. Мы понимаем, что могут происходить внешние шоки разного рода, которые показывают, что этот так называемый естественный хедж может и не сработать. Вот видите ли вы здесь какую-то перспективу и необходимость дополнительного регулирования уровня валютных рисков в целом в нашей экономике, не только в банковском, не только в финансовом секторе?

Максим Орешкин: Действительно, здесь есть, мне кажется, два заблуждения. Это то, что, во-первых, наши нефтяные компании считают, что они долларовые компании. Хотя если просто посмотреть историю, то станет понятно, что рублевая цена нефти на самом деле ведет себя гораздо устойчивее, чем долларовая. Поэтому большой объем валютного долга даже для них обернулся очень высоким стрессом, когда нефтяные цены упали. Все прекрасно помним и ситуацию 2008 года, и 2014 года. В обоих случаях без помощи государства по разным каналам – в 2008 году это были прямые кредиты из ФНБ отдельным компания, в 2014 году - это более рыночный механизм предоставления валютного РЕПО со стороны ЦБ. Но в любом случае частный рынок не справился с теми валютными рисками, которые у него были на балансе, и государству пришлось оказывать поддержку. Если бы государство и в том, и в другом случае не вступило, мы увидели бы серьезные банкротства в нефинансовом секторе, которые потянули бы цепную реакцию в целом для финансовой системы. Поэтому здесь с точки зрения государства при неизменном установлении принципов плавающего валютного курса государству надо стараться отслеживать долгосрочные системные риски и смотреть как эти риски могут повлиять на финансовую стабильность в перспективе нескольких лет.

Второй момент – это заблуждение, что валютный долг дешевле рублевого. У нас зачастую, когда делают такие выводы, просто сравнивают текущие платежи – здесь процентная ставка такая-то, здесь - повыше, поэтому этот будет дешевле. Опять же если посмотреть исторически, то здесь ситуация на самом деле окажется иной. Рублевые заимствования даже по более высокой ставке зачастую оказываются гораздо дешевле, чем валютные. Те, кто не брал на себя валютные риски, оказались в итоге в более комфортной ситуации.

Это важно понимать, что те структурные изменения, которые происходят – мы говорим про низкую инфляцию в России, - означают, что уровень номинальных процентных ставок становится ниже. Мы видим, например, по тем же долгосрочным кредитам, поскольку ОФЗ уже имеет ставку по 7,5% в десятилетней перспективе. При этом если посмотреть на долларовые ставки, они уже идут в другую сторону – повышаются. Если взять крупнейшие российские компании, то спред ставок, которые они могут занимать между рублями и долларами, постепенно и довольно быстро сужается. Сейчас это уже порядка 0,04%, т.е. даже текущая разница стоимости кредитования довольно низкая.

Также те риски, о которых не стоит забывать, это санкционные риски, которые тоже ведут к рискам ухудшения рефинансирования, риски шоков внешней финансовой системы, которые тоже могут принести риски. Поэтому я считаю, что сейчас мы находимся на той точке, когда у нас закончился тренд на снижение внешнего долга, связанного с санкционными историями и возможностями занять на внешних рынках. Начинается новый тренд, когда крупнейшие российские компании будут уже по экономическим причинам все больше переходить в рублевое финансирование. На самом деле это тренд, который влияет на многие макроэкономические показатели, будет влиять на платежный баланс и на ситуацию на валютном рынке. В принципе можно подумать о том, чтобы этот тренд поддержать, в определенное русло направить, чтобы и этот тренд, в том числе нивелировал систему рисков для финансовой стабильности.

Максим Орешкин: Проблемы у российских компаний как раз начались, связанные с инфляционными ожиданиями. Потому что часто мы видим историю про волатильность курса, волатильность инфляции в последние несколько лет, как вслед за этой волатильностью росли инфляционные ожидания компаний. И они позволяли своим поставщикам значительно поднять цены, увеличить издержки. Как только уходила волатильность и показатели стабилизировались, зачастую происходило сжатие маржи, и компании начинали жаловаться, почему инфляция и курс не такой, какие мы закладывали в свои ожидания. Хотя Центробанк весь этот период пытался коммуницировать, что цель в 4% будет достигнута в 2017 году, ни разу от этой коммуникации не отошел, и, что самое важное - этой цели достиг.

Но доверие взращивается годами. Поэтому, надеюсь, что при следующем развитии ситуации, компании нефинансового сектора такие ошибки повторять не будут. Что связано с хеджированием валютных рисков. Это связано прежде всего с культурой управления валютой и рисками в целом в нефинансовом секторе. Я когда в банковской системе работал, занимался, в том числе работой с компаниями по хеджированию валютных рисков. И часто есть очень большая проблема, что есть серьезное отличие в понимании этой проблемы между акционерами и теми, кто занят конкретным управлением данного риска. Заключение валютного соглашения в случае прибыльности и результативности ничего хорошего не принесет, в случае убытка ведет к серьезным последствиям внутри компании и к серьезному стрессу. Поэтому важно двигаться по пути развития финансовой грамотности, создания стандартов управления валютными рисками компаний, для того, чтобы и на уровне акционеров, и на уровне менеджеров было единое понимание всей этой истории, чтобы способствовать развитию рынка.

Что государство может делать со своей стороны – это такую политику проводить в отношении государственных компаний, чтобы у них валютные риски не накапливались на балансе. Важно, чтобы компании в нефинансовом секторе занимались тем, чем они должны заниматься – повышением производственной эффективности, поиском новых рынков сбыта. А зачастую у нас компании пытаются как-то увеличить доходность своего бизнеса за счет тех или иных валютных рейтингов. И мы видим, как желание урвать чуть-чуть побольше доходности в текущем периоде за счет принятия большого объема рисков ведет к таким негативным последствиям. Поэтому такого рода активность компаний нефинансового сектора и компаний с госучастием надо пытаться ограничивать и, конечно, заставлять их работать в правовом поле.

Эльвира Набиуллина: Были какие-то идеи о том, что вы такие инструменты хеджирования будете развивать с участием институтов развития. Эти идеи еще живы, или вы считаете, что это абсолютно естественное рыночное развитие таких инструментов хеджирования?

Максим Орешкин: Идеи живы, но эта идея не того, чтобы подменить собой финансовый рынок. Это идея того, чтобы сделать механизм в части управления валютными рисками более прозрачным, сделать его более понятным, чтобы тот менеджер, который принимает решение о направлении заключения какого-то контракта, мог объяснить потом, почему он принял такое решение, что он выбрал самые лучшие котировки, потому что воспользовался единым окном, которое помогало какие-то транзакционные издержки в этой части снизить. Над этим работаем вместе с ЦБ. Если осенью удастся тему добить, будем продолжать ее продвигать вперед.

Эльвира Набиуллина: Как вы видите, какие вызовы стоят и перед реальным сектором экономики, банками и финансовыми институтами? Как научиться жить в условиях низкой инфляции? Что это будет для всех нас означать?

Максим Орешкин: Действительно, мы очень долго ждали наступления эры низкой инфляции. Об этом говорили долгие и долгие годы. Наконец-то мы в нее входим, но то, что есть сейчас, то, что многие компании, многие участники финансового рынка просто не готовы и не понимают, что несет эта ситуация стабильной и низкой инфляции. Вещь эта очень положительная, но для некоторых бизнес-моделей, конечно, несет очень серьезную угрозу. Ну вот, например, если обратиться к банковскому сектору. Когда инфляция 20%, спрятать операционные издержки очень легко. Можно добавить два, три, четыре процента, ставки при этом не очень сильно изменятся. Когда мы находимся в низкоинфляционном режиме, спрятать высокие инфляционные издержки, сложить в процентную ставку уже невозможно. Поэтому в принципе низкоинфляционная экономика - это экономика, которая не терпит низкого контроля за издержками, не терпит высоких издержек. Это касается предприятий, но в первую очередь посредников. А банки как раз являются типичным финансовым посредником. И по мере того как у нас инфляция в последние годы снижалась, мы видели, что модель многих банков, если брать их длинные кредитные циклы, она показывает на длинном горизонте очень низкие результаты с точки зрения прибыльности, иногда даже отрицательные.

Если взять последний кредитный цикл, который начался где-то в 2010 году и пика достиг в 2014 году, и посчитать прибыльность, которую кредитный цикл принес для банков, с учетом всех тех плохих долгов, которые частично списаны и которые еще будут списываться в ближайшие годы, то мы видим, что рентабельность капитала, той модели, которая работала в тот период, показалась очень низкой.

Что будет происходить с банковской системой дальше? Во многом таким примером может стать Восточная Европа, я бы назвал такой процесс «полонизация» банковской системы. И те траты, которые мы видели в Восточной Европе при переходе к ситуации с низкой инфляцией, во многом будут проявляться и в России. Это некоторые тренды консолидации, потому что опять же банки, которые не могут контролировать свои издержки, не могут иметь современные информационные системы, будут проигрывать конкуренцию и постепенно уходить с рынка тем или иным способом.

Очень важный тренд, который мы видели больше в Восточной Европе, и главный тренд в российской банковской системе на ближайшие годы – это агрессивное снижение издержек у тех игроков, которые будут оставаться лидерами. Те кто не справится с этим трендом, будут уходить.

И третий важный тренд – рост конкуренции для банковской системы с точки зрения рынка ценных бумаг, небанковского финансового посредничества, пенсионных фондов, продуктов по страхованию жизни. Там через автоматизацию процессов тоже можно добиться очень высокого и быстрого снижения издержек относительно банковской системы, и доля таких продуктов в структуре финансовой системы будет расти. Поэтому главная задача банков на ближайшие 5-6 лет – переход к новой эффективной модели. Понятно, что в сокращении издержек – главная история – цифровизация процессов, отказ от розничной сети, перевод большого количества операций в Интернет. Это те тренды, которые мы видим на рынке. Лучшие банки их возглавляют, и благодаря им удается добиться низкого уровня издержек.

Второй момент очень важный – это рост непроцентых доходов за счет развития бизнеса, как сервисной платформы для клиента. банк должен стать не просто местом, где он может получить кредит. В перспективе 5-10 лет банки должны полностью забрать функцию бэк-офиса у нефинансового сектора и вести за компанию бухгалтерию, налоговую отчетность. Как раз банк за счет эффекта масштаба может очень существенно сократить эффекты системы в целом и за счет этого получать дополнительную прибыль. Фантазировать можно абсолютно далеко - сказать, что и функции кадровой службы предприятий, например могут перейти к банкам, и за счет внедрения современных служб, современных платформ могут дать большую прибыль нефинансовому сектору. Это в целом, сокращение транзакционных издержек.

Третий важный фактор – история, связанная с информацией. банк становится тем местом, куда стекается большой объем информации за счет использования тех данных, которые есть внутри него, тех данных, которые доступны вокруг банка – в целом в информационном поле. Это применение современных технологий анализа больших данных, искусственного интеллекта, машинного обучения – это то, что поможет серьезно сократить свой кредит, который банки берут на себя, но и также создавать новые продукты, продавать их сторонним клиентам, основываясь на той информации, том массиве данных, который у банков есть в наличии.

Понятно, чтобы успешно реализовывать новую модель есть два ключевых момента: наличие модели управления в банках, которая позволяет проводить изменения и при этом сохранять общую устойчивость системы. То есть вести изменения вперед, проводить их до конца, при этом не ставить под угрозу стабильность системы в целом.

Второй элемент – люди, которые способны реализовывать такую модель управления, способные генерировать новые идеи и имеют все необходимые компетенции для того, чтобы доводить их до имплементации.

Но в целом, повторюсь, низкая инфляция - это очень хорошо. Происходящее снижение ставок будет способствовать восстановлению спроса на кредиты со стороны экономики и станет одним из главных драйверов нового кредитного цикла, который в целом будет поддерживать дальнейший поворот экономики к инвестициям.

Эльвира Набиуллина: Вопрос ключевой – как запустить мотор экономического развития, что для этого нужно сделать и какие финансовые инструменты могут быть наиболее востребованными, какие нужно развивать? Мы как-то говорили, что нам нужно дополнительно около 5 трлн. рублей инвестиций. Мы все понимаем, что это не государственные источники инвестиций в таких объемах. И понятна роль финансового сектора в обеспечении этих инвестиций и в том, что финансовый сектор будет эффективным посредником с тем, чтобы заставить сбережения, которые не очень маленькие в нашей стране, работать на инвестиции. Как, на ваш взгляд, данный механизм запустить?

Максим Орешкин: Роль государства должна быть не в том, чтобы просто увеличить расходы и направить все средства на инвестиции. Должна быть роль более умного использования тех ресурсов, которые есть внутри бюджета. Если мы посмотрим в той же инфраструктуре, что мы сейчас имеем, ключевые объекты практически полностью строятся за государственный счёт и финансируется на 2-3 года строительство объектов, которыми можно пользоваться 20-30 лет. А государство несет на себе все риски, связанные с изменением сроков строительства, завышением сметной стоимости, высокой стоимости обслуживания этого объекта потом.

В целом система остается очень неэффективной, и даже тот ресурс, который есть у государства, используется неэффективно. В последние годы государство не создавало стимулов для региональных губернаторов искать возможности включения частного ресурса. Все, чем занимаются сейчас все уровни власти – это ходят в Министерство финансов и выпрашивают деньги на проекты, потому что это единственный источник финансирования инфраструктурных проектов.

Как я уже говорил в начале, инфраструктура – это одна из фундаментальных вещей, которая нужна для обеспечения высоких темпов экономического роста. Потому что без достаточной и необходимой инфраструктуры невозможна реализация многих инвестиционных проектов, с одной стороны, с другой стороны, инвестиции в инфраструктуру – это тоже очень важный элемент инвестиционного процесса в целом. Здесь важно привлечение частного капитала и частных игроков к финансированию этой части.

Что касается в целом инвестиционных проектов, то главная и первостепенная задача – это создавать такие условия, чтобы количество рентабельных проектов, которые можно финансировать на различных условиях, существенно возрастало в экономике. Это и история, связанная со снижением уровня издержек, с правильной оценкой рисков, и внедрение эффективных бизнес-моделей, которые позволяют в заданных условиях добиваться высокой рентабельности бизнеса и реализовывать эти инвестиционные проекты.

Тут тоже очень много проблем. И начинаются они с отсутствием культуры подготовки проектов в России. Очень мало проектов проходят такую проработку, когда уже с конкретным проектом можно прийти в банк и получить финансирование. И здесь, я думаю, стоит государству немножко подставить плечо с точки зрения помощи в подготовке этих проектов, задания единых стандартов. Надеемся, что ВЭБ в союзе с другими банками это плечо подставит.

Большая проблема у нас, конечно, связана с наличием акционерного капитала. Это в целом очень большая проблема для экономики. И я думаю, здесь первичный вопрос, с одной стороны, защищенности прав собственности, с другой - развитие акционерного капитала, чтобы через инструменты доступности, через биржевые инструменты – выпуск акций крупными предприятиями, средними, малыми - больше капитала могло идти в проекты. Потому что действительно, экономика испытывает очень серьезный дефицит.

Что государство может сделать, чтобы все эти проблемы преодолевать? Первое и самое важное - это, конечно, создание стабильной предсказуемой среды на уровне макроэкономики. Мы сегодня говорили, о том что и инфляционное таргетирование, и бюджетные правила – это все те инструменты, которые обеспечивают долгосрочную устойчивость ключевым макроэкономическим показателям и снимают риски с бизнеса. Но важно сегодня говорить и о микроэкономической среде. Например, тарифы – их предсказуемость, налоговый режим, неналоговые платежи. Сейчас мы пришли к единому пониманию, как мог бы выглядеть новый законопроект, регламентирующий введение неналоговых платежей для бизнеса и ограничивающий, тоже делающий предсказуемой среду для бизнеса в этой сфере. Это и вопрос доступности рынков сбыта других стран, все, что связано с экспортом, развитием торговых отношений.

Все вместе – стабильная предсказуемая, понятная среда, сильное снижение оценки рисков теми бизнесменами, которые принимают решения об инвестиционных проектах, или которые больше собственного капитала вкладывают в развитие инвестиционных проектов. Ресурс в виде прибыли у российских предприятий есть.

Нужно развивать специальные институциональные структуры распределения рисков. Мне кажется, тот законопроект, над которым работали вместе с вами и Министерством финансов, связанный с поправками в синдицированное кредитование, позволит делать в нем разные транши и финансировать один проект разными деньгами с разной толерантностью, призванных у разных типов инвесторов.

Это тоже очень важно. Мне кажется, в этом большая перспектива есть для развития инструмента, который сможет сделать систему финансового посредничества более тонкой, и для конкретного сбережения или волевых сбережений, находить конкретные проекты в реальном секторе экономики.

Понятно, надо активно запустить на первой стадии точечную поддержку со стороны государства, либо снятие процентного риска, обеспечить возможность долгосрочного финансирования. То, о чем мы договорились: государство, Сбербанк, проект по фабрике проектного финансирования, будут готовы на себя брать риск изменения и отклонения инфляции от уровня 4% в долгосрочной перспективе.

Правительство верит в инфляцию в 4%. Центральный банк верит в инфляцию в 4%. Мы все вместе делаем все возможное, чтобы инфляция была на этом уровне. Но к сожалению, пока еще долгосрочные инфляционные ожидания не находятся на заявленном уровне в 4%, поэтому здесь уже на некий горизонт, несколько лет можно подставить плечо, и этот риск взять на себя.

На самом деле Министерство финансов этот риск берет на себя постоянно, когда выпускает инструменты с плавающей доходностью. Это то, на что, когда я еще работал в Министерстве финансов, мы пошли, когда в начале 2015 года был максимальный стресс на финансовом рынке – приняли решение активно выпускать инструменты с плавающей доходностью. Мы верили в то, что инфляция упадет, что ставки снизятся, рынок в это верил, и государство взяло на себя риск – капитал финансировать по плавающей процентной ставке.

Понятно, тот механизм, то пространство возможностей, которое есть у государства – это низкий государственный долг, поэтому механизм государственных гарантий тоже может быть частично использован. Но, что очень важно, чтобы государственные гарантии не подменяли, чтобы это не приводило к полному переносу рисков конкретных проектов на государство. Это всегда ведет к долгосрочным негативным последствиям, и применение государственных гарантий должно быть точечное, частичное, и проходить только в том случае, когда рядом с государством стоит частный сектор и берет на себя значительную долю риска проекта, анализирует его вместе с государством, и считает, что риск, который есть в таком проекте, адекватен той доходности, которую от такого проекта можно получить.

Те основные проекты, которые мы сейчас развиваем, это и проектное финансирование, и программы, связанные с инфраструктурой, и та программа, которую мы развиваем вместе с ЦБ, - программа кредитования малого и среднего бизнеса – так называемая «Программа 6,5». Вот это все эксперименты, которые точечные риски снимают и позволяют рыночным силам быстрее и активно двигаться вперед.

Эльвира Набиуллина: Действительно, вы предложили целый ряд очень важных, приоритетных изменений, но, наверное, у всех возникает вопрос, кто и как это будет делать? Видя в этом зале Германа Оскаровича Грефа, не могу не спросить, а где в этом списке качество госуправления?

Максим Орешкин: Буквально вчера вечером с Германом Оскаровичем сидели и обсуждали важность общеуправленческой тематики. Думаем сейчас о том, чтобы в следующем году провести первый управленческий форум, где и управленческие тематики, и все темы, которые связаны с эффективностью управления, обсудить. Мы постоянно говорим о государственном управлении. Я считаю, что с управлением у нас проблемы не только в государственном секторе, а вообще, в целом по экономике. Иногда послушаешь, насколько частный сектор у нас эффективен, имеет минимальные издержки, эффективные бизнес-модели, только государство с плохим госуправлением мешает. Проблема есть на всех уровнях и каждый в первую очередь, должен смотреть на себя, смотреть то, как выстроено управление в той сфере, компании, где он работает. Мы сейчас занимаемся активной перестройкой Министерства, внедряем новые принципы более эффективного управления, и очень важно, чтобы это движение к более эффективному и качественному управлению шло по всей экономике в частном и государственном секторе.

Россия. СЗФО > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 13 июля 2017 > № 2242261 Максим Орешкин, Эльвира Набиуллина

Полная версия — платный доступ ?


Россия. Китай > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 11 июля 2017 > № 2238411 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Достижение объемов товарооборота с Китаем в 200 млрд.долларов - вполне возможно

Интервью Министра экономического развития РФ Максима Орешкина телеканалу "Россия 24" в ходе форума ИННОПРОМ-2017.

Максим Станиславович, спасибо большое, что нашли время ответить на наши вопросы. Я знаю, что вы к нам пришли с круглого стола, который только что закончился. Там вы обсуждали инфраструктурную ипотеку. Что это такое и чем она отличается от ипотеки, к которой привыкли большинство россиян?

Действительно, когда мы смотрим на целевой сценарий развития экономики нашей страны, который предполагает рост ВВП в 3-3,5% уже через несколько лет, мы понимаем, что та инфраструктура, которая сейчас есть в Российской Федерации, ее недостаточно. Развитие с более высокими темпами означает, что и инфраструктура должна развиваться более активно: она должна стать как частью этого роста, так и фактором, обеспечивающим этот рост. Поэтому вопрос о том, как профинансировать рост инфраструктуры темпами, опережающими текущие уровни, он очень важен и здесь – и президент говорил об этом в Санкт-Петербурге, когда выступал на экономическом форуме: речь идет об активном привлечении частных инвестиций, создание возможности приобретения инфраструктуры, не оплачивая ее одномоментно на стартовом этапе, а поэтапно, как это делается при покупке квартиры в ипотеку, оплачивая ее поэтапно. По сути, платежи, которые в дальнейшем можно вносить, они могут финансироваться за счет тех эффектов, которые приносит развитие инфраструктуры. Создается новый проект, вокруг него образовываются новые производства, повышается уровень жизни людей, и соответственно государство собирает больше налогов и в дальнейшем может финансировать те или иные проекты.

Также здесь представлены и китайские компании. Китай был партнером форума "Иннопром" в прошлом году. Недавно Си Цзиньпин приезжал с официальным визитом в Россию. На ваш взгляд, цель в 200 млрд долларов по объему товарооборота между Россией и Китаем к 2020 году – насколько она достижима? Не кажется ли эта цифра завышенной?

Здесь много факторов. Например, мы видим, что в этом году благодаря и восстановлению на рынках нефти и газа, и благодаря восстановлению темпов роста российской экономики, и благодаря тому, что продолжается рост китайской экономики, у нас товарооборот между нашими странами растет порядка 30–40%, в зависимости от разных групп. То есть, если этот темп сохранять – даже можно иметь темп чуть меньше, – мы будем постепенно выходить на те цели, которые заявлены лидерами. Что нужно делать? Нужно, конечно, уменьшать барьеры, упрощать движение товаров и услуг между нашими экономиками.

А дорожная карта уже есть, как к этой цели идти?

Это то, о чем президент Путин говорил, выступая недавно на форуме "Один пояс – один путь", проходившем в Пекине. Это снятие барьеров между двумя экономиками по принципу TFA (Trade Facilitation Agreement, глобальное соглашение об упрощении торговли). На основе ВТО есть специальный документ, который описывает снятие барьеров, и области, в которых нужно снимать барьеры. Мы здесь с китайской стороной решили пойти глубже того формата, который принят на международном уровне: на двустороннем уровне будем максимально упрощать движение товаров и услуг. Если российская компания захочет что-то поставить на китайский рынок – это будет сделать проще. Вот над этим мы сейчас работаем.

Укрепление валюты к концу года – будет ли оно являться важным фактором для компаний при принятии решений об инвестиций в Россию или Китай?

Что касается прогнозов, в том числе динамики валютных курсов, то здесь изменения полностью соответствуют тому прогнозу, который мы делали в апреле. Если помните, тогда доллар торговался на уровне 56–57 рублей, евро был на уровне 59 рублей. Мы говорили о том, что то укрепление рубля во многом вызвано разовыми факторами и не может носить устойчивого характера. Многие нам не верили, но то, что мы видим сейчас на валютном рынке, полностью соответствует той траектории, которая была у нас продемонстрирована в прогнозе: рубль ослабевает. Сейчас это уже 61 рубль за доллар, 69 рублей за евро. Причем евро уже практически достиг тех значений, которые у нас в прогнозе стояли на конец года. Ничего особенного не происходит, просто курс у нас является плавающим, реагирует на изменение сезонности, изменение потоков капитала. То есть, как мы и ожидали, исчезновение влияния разовых факторов привело к тому, что курс рубля ослаб. В принципе, мы говорили о том, что июль-август должны оказаться самыми слабыми месяцами для рубля. Именно это мы сейчас и наблюдаем.

То есть на инфляции это скажется уже в будущем году из-за отложенного эффекта?

Нет, влияние на инфляцию происходит довольно быстро: весь эффект укладывается в период максимум до 6 месяцев. Но, опять же, так как это изменение курса уже было заложено в нашем прогнозе, это уже было учтено в нашем прогнозе инфляции. Несмотря на движение вверх валютного курса, мы сохраняем прогноз по инфляции на уровне в 3,8% на конец года. Есть отдельная история с инфляцией, связанная с изменением цен на плодоовощную продукцию: у нас из-за холодной погоды урожай таких видов овощей, как картофель, морковь, капуста, сейчас поступает на рынок с большим опозданием, и поэтому по итогам июня мы увидели рост инфляции на уровне в 4,4%. Но, там, если посмотреть отдельные цены по отдельным товарам – они поднялись на очень высокий уровень, и как только новый урожай поступит, мы увидим возвращение цен к нормальным уровням, и инфляция довольно быстро опустится ниже уровня в 4%.

Россия. Китай > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 11 июля 2017 > № 2238411 Максим Орешкин


Россия. Япония. УФО > Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 10 июля 2017 > № 2238403 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Россия и Япония завершают работу над соглашением об избежании двойного налогообложения

Министр экономического развития РФ Максим Орешкин выступил с приветственным словом на Российско-японском промышленном форуме «Оптимизация торгово-промышленных связей» в рамках Международной промышленной выставки Иннопром-2017.

Максим Орешкин:

Уважаемый господин Сэко!

Уважаемые дамы и господа!

Рад видеть вас на выставке ИННОПРОМ в Екатеринбурге – одном из самых крупных промышленных центров России.

Хочу обратить ваше внимание, что в 2017 году было проведено исследование Российской академией наук, которое показало, что Екатеринбург входит в ТОП-4 городов России по уровню комфортности проживания. Одним из 25 критериев этого рейтинга был показатель «коммерческой привлекательности», и тут Екатеринбург занял третье место после Москвы и Санкт-Петербурга.

Именно поэтому я с особой радостью приветствую здесь представителей японского бизнеса и выражаю особую благодарность нашим японским коллегам за их партнёрство в организации нынешнего мероприятия. 170 японских компаний и 800 представителей японского бизнеса, которые сейчас находятся в Екатеринбурге – это лучшее доказательство успехов и активности японо-российского экономического сотрудничества. Удалось пройти по выставке, посмотреть стенды наших японских коллег. Приехали многие компании, со многими мы уже знакомы, нам удалось пообщаться. Поэтому, действительно, представительство японской стороны очень хорошее.

Надеюсь, что представители японского бизнеса смогут не только в эти дни насладиться красотами уральской столицы, но и положат начало длительным и серьезным контактам с российскими партнерами.

Если говорить о российской экономике, то она, как я уже неоднократно говорил, находится в «уникальной точке» - без структурных дисбалансов и перегревов. В перспективе ее ожидает длительный рост. Можно с уверенностью говорить, что после двух непростых лет началась фаза подъема, ярким доказательством этого является тот факт, что рост инвестиционной активности сейчас превышает рост темпов ВВП.

Экономические показатели российско-японского взаимодействия в 2017 году также находятся в положительной динамике - товарооборот за январь-апрель у нас увеличился больше чем на 6% по сравнению с уровнем прошлого года. Понятно, что потенциал здесь далеко не раскрыт, поэтому больше бизнес-контактов, больше взаимоотношений между российским и японским бизнесом – это то, что позволит наращивать товарооборот в дальнейшем.

За последний год было подписано около 100 коммерческих и межведомственных соглашений, которые не только модернизировали нормативно-правовую базу нашего взаимодействия, но и заложили долгосрочные основы инвестиционного сотрудничества. Завершается работа над соглашением об избежании двойного налогообложения. Этот документ, который обновит соглашение от 1985 года, станет одним из самых современных, отвечающих международным практикам, и позволит совместно работать на рынках компаниям из двух стран с гораздо большим удобством, без административных барьеров и проблем.

Наш бизнес подписал большое количество коммерческих соглашений в таких областях как энергетика, автомобилестроение, химическая промышленность, медицина, высокие технологии. Движение идёт по всем ключевым направлениям.

Сейчас многие документы являются декларациями и намерениях, но мы рассчитываем, что в сентябре на Дальневосточном экономическом форуме мы сделаем шаг вперед, и все больше соглашений о намерениях будут заканчиваться конкретными сделками. И мы увидим начало инвестиционного потока как из Японии в Россию, так и из России в Японию.

Одним из таких конкретных результатов стал договор о покупке 10% акций российской фармацевтической компании «Р-Фарм» японской компанией «Мицуи Корпорейшн», который был подписан в апреле этого года. Это соглашение подтверждает готовность крупного японского бизнеса к ведению дел в России и даже к участию в управлении российскими компаниями. Надеюсь, к концу этого года мы увидим больше примеров такого рода сделок.

Открытие японского рынка термически обработанного мяса для российских производителей также является свидетельством взаимного доверия между нашими странами. Действительно, здесь проделана огромная работа за последние кварталы. Сейчас российские производители уже могут поставлять свою продукцию на такой интересный и непростой с конкурентной точки зрения рынок как японский.

Отдельного внимания заслуживает проект по технологическому аудиту российских предприятий японскими специалистами. Интересно, что результатом аудита становятся не просто полезные рекомендации, но и договорённости о создании совместных производств, как, например, в случае с компанией «Исток-Аудио», специализирующейся на производстве слуховых аппаратов. В рамках программы «Подготовка кадров в смежных отраслях» сотрудники 6 российских предприятий – это Северсталь, Магнитогорский металлургический комбинат, НЛМК, НТМК, Мотопирс и Автоэлектроника - прошли стажировки в Японии. Тут хочу отдельно отметить высокий профессионализм специалистов японской ассоциации РОТОБО, которые качественно и в срок обеспечили проведение стажировки. Считаю, что подобный диалог между бизнес-ассоциациями позволит отдельным компаниям добиться максимальных результатов. Такую практику, мне кажется, нужно расширять.

Хочу сказать, что сегодняшний форум был также организован при участии бизнес-ассоциаций, и это во многом ключевая составляющая успеха этого мероприятия.

Желаю участникам плодотворной работы, результатом которой должны стать конкретные договоренности и проекты. Только так мы сможем поддерживать активную динамику развития российско-японского экономического взаимодействия.

Спасибо!

Россия. Япония. УФО > Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 10 июля 2017 > № 2238403 Максим Орешкин


Россия. УФО > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 10 июля 2017 > № 2238402 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Мы планируем внедрять новую модель финансирования строительства инфраструктуры за счет привлечения частных ресурсов

Министр экономического развития РФ Максим Орешкин открыл деловую программу форума ИННОПРОМ-2017 выступлением на круглом столе «Развитие транспортно-инфраструктурных проектов России: основные вызовы».

Максим Орешкин: Всем добрый день, рад быть в Екатеринбурге. Говорить о качественном и устойчивом развитии экономики без качественного улучшения инфраструктуры невозможно. Если мы говорим о росте на уровне 3-3,5% в год, который заложен в наш целевой сценарий, он должен быть обеспечен необходимой инфраструктурой, а сами инвестиции в инфраструктуру должны быть неотъемлемой частью этого роста.

По разным показателям Россия сейчас находится в различных рейтингах в пятом или шестом десятке. Имея такой уровень и способность развивать инфраструктуру, пока сложно показывать темпы подушевого роста выше, чем среднемировые. Поэтому резкий рост, активный рост расходов на инфраструктуру – это то, что является необходимым условием выхода на высокие темпы экономического роста. Потому что тот рост, который экономика показывает сейчас, он во многом в ближайшие годы может упереться в два серьезных инфраструктурных ограничения: ограничение на рынке труда и инфраструктуру. Преодолению этих двух ограничений посвящены соответствующие разделы комплексного плана действий правительства.

В настоящее время текущая модель финансирования инфраструктуры, особенно в состоянии сокращения финансирования инфраструктурных расходов в рамках федеральных и региональных бюджетов привела к тому, что ситуация может характеризоваться хроническим недофинансированием.

Де-факто выбранная стратегия бюджетной политики – сохранение традиционных подходов к финансированию инфраструктуры с сокращением объема расходов – ведет к формированию негативной спирали развития экономики. Ухудшается конкурентоспособность инфраструктуры, доступность для предприятий, а значит падает количество рентабельных инвестиционных проектов, возможных к реализации. Как результат: низкие темпы экономического развития и долгосрочная уязвимость бюджета. Это та самая негативная спираль, когда недофинансированность здесь ведет к сокращению инвестиций в других секторах экономики и в итоге сказывается на бюджете. Сразу скажу, что мои слова не означают, что нам нужно увеличивать дефицит бюджета – устойчивость государственных финансов – базовый принцип стабильности экономического развития. Здесь вопрос больше не количественный – это вопрос качества.

Доминирующим способом финансирования инфраструктурных проектов является финансирование по государственному заказу, причем государство также отвечает и за эксплуатацию построенных объектов инфраструктуры.

Какие проблемы это порождает?

Первое. Тренд на сокращение дефицита, связанного с ухудшением внешней ситуации, привел к тому, что государству пришлось во-первых, ужать объем инфраструктурных расходов, и как результат сконцентрироваться на реализации считанных инфраструктурных проектов. При этом общее качество инфраструктуры остается во многих местах неудовлетворительным. Весь этот механизм характеризуется очень большим количеством недостатков. У нас имеют место частые случаи значительного удорожания строительства и срывы сроков и все эти риски при текущей системе финансирования несет на себе государство. На этапе содержания объектов также существует проблема – это высокие расходы на обслуживание, которые также подъедают небольшой пирог бюджетных средств. Такой подход стимулирует региональных губернаторов увеличить рост бюджетного финансирования, но при этом мотивация - привлечь частное финансирование - отсутствует. Для того, чтобы все эти проблемы преодолеть мы как раз сейчас и занимаемся разработкой Плана Правительства по развитию инфраструктуры с использованием частных финансовых инвесторов. Об этой программе в своем выступлении на Санкт-Петербургском экономическом форуме говорил Президент, когда упомянул так называемую «инфраструктурную ипотеку». Программа будет представлена этой осенью.

В рамках Плана перед нами стоит задача создать механизм, обеспечивающий де-факто монетизацию будущих бюджетных эффектов от инфраструктурного строительства, а также экономию на издержках как при строительстве объектов, так и издержки при их эксплуатации.

Модель, которую мы планируем внедрять, построена следующим образом: мы отходим от финансирования строительства за счет бюджетных средств здесь и сейчас в сторону привлечения частных финансовых ресурсов. А обслуживание и погашение той задолженности, которая возникает, во многом осуществляется за счет бюджетных эффектов и с точки зрения бюджета вместо полного финансирования за 2 года – это будет растянутое во времени финансирование.

В чем государство может помочь в этом процессе? Первое – это выработать принцип отбора проектов и их оценки. Говорить мы должны о всех типах инфраструктуры, это не только транспорт, это и энергетика, и коммуникации, и жилищно-коммунальная сфера, и социальные проекты. Важно также создавать типовые решения, чтобы иметь возможность быстро нарастить количество реализуемых проектов. Второе – это создание единых подходов на законодательном уровне, объединение реализуемых проектов в рамках единой федеральной программы, которая будет выступать ориентиром для реализуемых проектов и защищать их от претензий тех или иных сторон. Главное, чтобы не было разных трактовок законодательства и очень важно обеспечить стабильность государственного регулирования в тех решениях, которые могут серьезно повлиять на экономику проекта. Говоря об известных случаях, например, это известная ситуация с механизмом ГЧП в Башкирии, важно сделать так, чтобы такие случаи исключить,чтобы не было неочевидной трактовки законодательства. Третье – это совершенствовать механизмы привлечения частного финансирования, сделав возможным создание так называемого «пула» инвесторов – федеральных, региональных властей, инфраструктурных и частных компаний, конечных потребителей услуг. Участие федерального Правительства может быть как в форме капитальных грантов, платежей «за доступность» и предоставления государственных гарантий для качественного снижения риска по привлекаемому частному ресурсу. Это будет также удешевлять стоимость финансирования.

Четвертое направление - это то, что накоплен ряд проблем в законодательном обеспечении инвестиций в инфраструктуру, и мы здесь будем разрабатывать специальную дорожную карту, которая будет направлена на снижение рисков участников процесса и снижение издержек. В целом важно говорить не только о количественных показателях, но и о качестве и повышении эффективности.

Грамотное планирование и взаимоувязка реализуемых проектов являются залогом максимального эффекта на экономический рост. Важно максимально использовать так называемый сетевой эффект.

По многим проектам до сих пор сетевые эффекты реализованы не полностью. Мы сегодня еще будем говорить о строительстве новых веток высокоскоростных железнодорожных магистралей. Однако, пока даже если смотреть на уже построенную ветку Москва – Санкт-Петербург, можно сказать что потенциал дороги построен не полностью.

Я недавно был в Великом Новгороде и, например, РЖД до сих пор не смог реализовать единый билет из Москвы до Великого Новгорода с пересадкой на станции Чудово. То есть дополнительная нагрузка на базовую магистраль не реализована и те регионы, которые находятся по пути следования поезда вовлечены не полностью.

Взаимосвязь регионов с крупными агломерациями нужно продумывать на стартовом этапе.

Расходы программы на содержание должны вести к тому, что себестоимость строительства будут вестись за счет привлечения частного капитала.

Такие примеры есть в разных странах. Например, Дания – здесь переход на активные принципы ГЧП в дорожном строительстве позволили снизить расходы на 10-20% содержания дорог в нашем случае эффект может быть больше.

Главное то, что программа должна обеспечить на предстоящие 5-10 лет – это сделать качественный рывок вперед с точки зрения инфраструктуры, которая будут позволять обеспечивать высокое качество жизни для населения, с одной стороны. С другой стороны, обеспечивать возможность реализации большего количества инвестиционных проектов и это все вместе будет способствовать более высоким темпам экономического роста.

Россия. УФО > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 10 июля 2017 > № 2238402 Максим Орешкин


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > economy.gov.ru, 6 июля 2017 > № 2238123 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Задача развития потенциала каждого человека является ключевой по достижению высоких темпов экономического роста

Выступление Министра экономического развития РФ Максима Орешкина на Московском урбанистическом форуме.

Максим Орешкин:

Доброе утро!

Рад приветствовать гостей седьмого урбанистического форума в Москве!

За годы своего существования форум стал одной из ведущих площадок мира по теме урбанистики, и мне очень приятно, что это происходит в том городе, в котором я родился и вырос.

Развитие городских агломераций – центральная тема форума. В ближайшие дни здесь состоятся очень интересные дискуссии по разным вопросам: развитию агломераций, по вопросам их вклада в экономический рост.

Но главным элементом успеха городов современной экономики является человек. Особенно в условиях демографических ограничений, которые мы имеем. Задача развития потенциала каждого человека является ключевой по достижению высоких темпов экономического роста.

Поэтому, говоря о современных городах, мы, в первую очередь, должны говорить о том, как они помогают людям развиваться, становиться сильнее, профессиональнее и, главное – получать удовольствие от жизни.

В этой связи ключевым элементом успеха современных городов является, во-первых, создание комфортной городской среды, которая делает города для человека интересными, безопасными для жизни, позволяет концентрироваться ему на своем развитии, а не на решении бытовых неурядиц. Второе – современная образовательная и научная среда, которая помогает человеку развиваться как в молодом возрасте, так и на протяжении всей его карьеры. Третье – наличие в агломерациях передовых компаний – мировых лидеров, которые могут выигрывать конкуренцию за человека, за персонал на глобальном рынке труда, привлекать самые лучшие таланты.

Роль городских агломераций в ближайшие годы будет продолжать расти, и поэтому очень важно в стране в целом включать в орбиту растущих агломераций все большее количество людей, усиливать связи между агломерациями и обмен информацией.

Одной из главных задач для страны в этой ситуации на ближайшие годы является качественное улучшение транспортной инфраструктуры, и здесь Москва за последние несколько лет сделала очень большой шаг вперед. И задача Правительства через развитие транспортной инфраструктуры по всей стране – высокоскоростного железнодорожного сообщения, авиа сообщения, обеспечить связанность страны и более простой и удобный доступ людей к благам быстро развивающихся агломераций. И как итог сделать большее количество людей элементами новой экономики, которая рождается в городах. Такой подход будет способствовать главной задаче реализации потенциала всех граждан России, повышения качества их жизни.

Спасибо!

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > economy.gov.ru, 6 июля 2017 > № 2238123 Максим Орешкин


Россия. Вьетнам > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 30 июня 2017 > № 2238191 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Рынок Вьетнама может стать «стартовой» площадкой для совместного выхода на рынки других государств АСЕАН

30 июня 2017 года Министр экономического развития РФ Максим Орешкин выступил на открытии Российско-Вьетнамского экономического форума.

Максим Орешкин:

Всем добрый день! Уважаемый господин Чан Дай Куанг! Уважаемые вьетнамские и российские друзья!

Рад возможности сегодня выступить на открытии Российско-Вьетнамского делового форума.

Мы придаем очень важное значение официальному визиту в Россию Президента Вьетнама. Рассчитываем, что переговоры, которые состоялись вчера между нашими президентами, придадут дополнительный импульс нашему сотрудничеству на ключевых направлениях.

Исторически Россию и Вьетнам связывают очень крепкие традиции взаимной поддержки и глубокой симпатии между народами двух государств. Между нашими странами накоплен уникальный опыт сотрудничества практически во всех областях – торговля, инвестиции – которые распространяются на все отрасли экономики. Можно выделить и энергетику, промышленность, транспорт, связь, высокие технологии, науку, образование и культуру.

Все это позволило реализовать уникальный для России и других государств-членов Евразийского экономического союза проект региональной интеграции – зону свободной торговли с Вьетнамом.

Вместе с тем существующий потенциал раскрыт пока еще не в полной мере. В ближайшие годы важно сконцентрировать усилия на создании благоприятных условий для развития торговли, реализации крупных инвестиционных проектов, поддержке малого и среднего предпринимательства.

Развитию этих направлений будет способствовать реализация того пакета документов, который вчера был подписан в присутствии президентов России и Вьетнама.

Резервы для наращивания двустороннего товарооборота видим в укреплении взаимодействия в сфере сельского хозяйства. Рассчитываем на расширение номенклатуры поставок сельхозпродукции уже в ближайшее время. Россия готова удовлетворить растущий спрос на кормовые культуры во Вьетнаме. О существующем потенциале говорит многократный – более чем в 15 раз – рост поставок российских зерновых на рынок Вьетнама в этом году.

Одновременно, снижение тарифов создало дополнительные условия для увеличения импорта в Россию таких традиционных вьетнамских товаров, как фрукты и рыба.

В этой связи принципиальное значение имеет четкая и оперативная работа ветеринарных органов России и Вьетнама по предоставлению доступа продовольственных товаров на рынки двух стран.

В рамках Соглашения о свободной торговле дополнительные возможности появляются и у инвесторов.

Правительство Российской Федерации оказывает необходимую поддержку проектам в сферах электроэнергетики, добычи полезных ископаемых и других отраслях. Наши компании имеют богатый опыт при реализации инициатив как в этих областях, так и других, а также новых, которые развиваются в последние годы. Такие проекты создают предпосылки для увеличения экспорта товаров, услуг, расширения финансово-кредитного сотрудничества.

В настоящее время созданы новые банковские продукты для обслуживания российско-вьетнамских проектов и торговых операций компаний двух стран. Вьетнамско-Российским банком (ВРБ) запущен канал расчетов в национальных валютах. Следует активнее подключать экономических операторов двух стран к использованию этой инфраструктуры.

В России создан универсальный механизм финансовой и нефинансовой поддержки экспортеров в формате «одного окна» – Российский экспортный центр.

Важным инструментом для качественного роста российско-вьетнамского торгово-экономического сотрудничества может стать укрепление связей и контактов между малыми и средними предприятиями. Обмен опытом в этой сфере, проведение выставок и ярмарок, создание платформы по поддержке инновационных стартапов должны стать приоритетными направлениями сотрудничества.

Отмечу, что для многих компаний рынок Вьетнама может стать «стартовой» площадкой для совместного выхода на рынки других государств АСЕАН. Для этого необходимы совместные усилия по либерализации торговли и развитию инвестиционного взаимодействия.

В этой связи нами предложено разработать совместную программу торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества на среднесрочную перспективу. При ее подготовке будут учтены предложения и рекомендации, которые сегодня выскажут участники форума.

В заключение еще раз подчеркну важную роль, которую призваны сыграть деловые сообщества России и Вьетнама в обеспечении дальнейшего развития торгово-экономического сотрудничества, повышения его уровня и качества.

Пользуясь случаем, хочу пригласить всех участников Российско-Вьетнамского делового форума в сентябре этого года во Владивосток на Восточный экономический форум.

На этой площадке будем обсуждать новые возможности экономического развития региона, инвестиционный потенциал различных отраслей экономики Дальнего Востока – от сельского хозяйства и туризма до высоких технологий.

Будем рады видеть Вас на форуме.

Спасибо большое за внимание.

Россия. Вьетнам > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 30 июня 2017 > № 2238191 Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 29 июня 2017 > № 2238189 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Мы не ожидаем серьезных колебаний на валютном рынке в ближайшее время

29 июня 2017 года Министр экономического развития РФ Максим Орешкин выступил с докладом на тему «О сценарных условиях, основных параметрах прогноза социально-экономического развития РФ и предельных уровнях цен (тарифов) на услуги компаний инфраструктурного сектора на 2018 год и на плановый период 2019 и 2020 годов» в ходе заседания Правительства РФ.

Максим Орешкин:

Сценарные условия мы представляли в апреле, рассматривали их на Правительстве. И те последние данные, которые сейчас есть, те тенденции, которые мы закладывали в апрельский прогноз, в целом подтверждаются. Если сравнивать прогноз с тем документом, на котором основывался бюджет 2017-2019 годов, то стоит отметить, что практически все показатели выглядят лучше. И показатели номинального ВВП, и показатели заработной платы, что в целом демонстрирует положительные тенденции, которые складываются в экономике.

Начну с внешних условий. Про санкции сегодня уже было сказано. Мы изначально закладывали в свой прогноз предпосылку о сохранении санкционного режима на протяжении всего срока действия прогноза. Эта предпосылка у нас сохраняется.

По ценам на нефть. Если посмотреть на текущую динамику – сейчас цена на нефть марки Urals порядка 45 долларов за баррель, что выше заложенных в бюджет параметров. Мы заложили на 2017 год уровень 40 долларов за баррель с последующей индексацией на 2 процента в год в соответствии с утвержденными Правительством бюджетными правилами. Но стоит отметить, что сейчас на сырьевом рынке наблюдается высокая волатильность: есть три страны, которые активно наращивают добычу – это Ливия, Нигерия и США. Этот дополнительный объем нефти, поступающий на рынок, представляет очень серьезные риски. Поэтому предпосылка о сохранении на трехлетке уровня в 40 долларов за баррель в реальном выражении выглядит более чем обоснованной.

Ожидаемая динамика ВВП совпадает с апрельской оценкой. Мы ждали 2 процента. Последняя статистика подтверждает эти оценки. В мае рост ускорился до 3,1 процента. Но если говорить в целом о трехлетке, мы сохраняем в базовом сценарии консервативную оценку роста около 1,5 процентов в год.

Если посмотреть на динамику промышленности, то последние цифры носят положительный характер. Рост промышленности в мае составил 5,6 процентов год к году. Ожидаем от промышленности на протяжении всей трехлетки уверенной положительной динамики.

Начинается постепенное восстановление потребительского спроса. Это очень важно. Мы видим, что постепенный рост по всем основным направлениям отмечается. Мы видим, что одновременно идет рост объемов внутреннего производства и импорта потребительских товаров, что косвенно подтверждает эту динамику. Недавно поступили данные по продаже автомобилей. В мае продажи выросли почти на 15 процентов год к году. Это очень хороший показатель. Важно, что это средний класс. Это не люксовые автомобили, как было в прошлые периоды.

Главная база экономического роста – это инвестиционная активность. Здесь тоже есть положительная динамика. Данные за I квартал говорят о росте на 2,3 процента к уровню прошлого года. Сохранение этой динамики, возможно, заставит нас позже в этом году пересмотреть показатель по росту инвестиций в сторону повышения.

Правительство активно работает для того, чтобы инвестиционная активность ускорялась. Отмечу две новые программы, которые сейчас разрабатываются. Это программа по проектному финансированию и инвестиции в инфраструктуру, которые должны в ближайшие годы стать базой роста инвестиционной активности в экономике.

Очень важно, что безработица опустилась на минимальные значения. Это уровень 2014 года. Рынок труда на протяжении всего нашего прогноза останется стабильным. Спрос на рабочую силу в экономике будет расти, что будет способствовать росту реальных доходов населения, реальных зарплат.

Последние цифры говорят о том, что текущие темпы прироста заработных плат составляют около 3 процентов. Понятно, что в целом уровень доходов пока находится ниже уровня 2014 года, поэтому здесь восстановление будет идти плавно. Важная задача для Правительства – обеспечить рост доходов и их восстановление в прогнозном периоде.

Инфляция в этом году ожидается на уровне 3,8 процента. Действительно, последние недели не очень оптимистичные с точки зрения инфляционной динамики. Сильно выросли цены на овощи, но это во многом связано с холодной весной и холодным летом, теми климатическими факторами, которые оказали здесь влияние. Мы ожидаем, что уже в июле-августе цены на овощную продукцию пойдут вниз вслед за приходом нового урожая на рынок. Что касается предстоящей трехлетки, то здесь у нас нет никаких оснований не доверять Банку России, который проводит политику инфляционного таргетирования. Цель по инфляции – 4 процента. Именно этот показатель мы закладываем в прогноз.

Коротко о курсах валют. Когда в апреле делали прогноз, мы закладывали, что при стоимости нефти в 40 долларов курс к концу года будет 68 рублей за доллар и 72 рубля за евро. С учетом того, что цены на нефть сейчас находятся выше уровня, заложенного в прогноз, и доллар очень сильно ослаб к ведущим мировым валютам за последние несколько месяцев. Если в прогнозе у нас евро/доллар был заложен на отметке 1,06, то сейчас это уровень 1,14. Те котировки, которые мы сейчас видим на валютном рынке – 60 рублей за доллар и 68 рублей за евро – соответствуют тому прогнозу, который мы делали в начале года. Мы не ожидаем здесь каких-то серьезных колебаний в ближайшее время, хотя в целом курс будет оставаться более-менее стабильным.

Конечно, сохранение высоких цен на нефть, которые мы сейчас наблюдаем на рынке, выше того, что есть в прогнозе. Это может стать причиной пересмотра прогноза в августе, но этот пересмотр не будет носить какого-то кардинального характера. В целом, положительные тенденции, которые сейчас есть в экономике, будут сохраняться и еще раз подтверждают те тренды, которые мы закладывали в апреле.

Что касается тарифов. Мы также отметили, что главный ориентир индексации тарифов на ближайший год – это именно 4 процента – целевой уровень инфляции. Именно на этой отметке установлен предельный рост платежа для населения по жилищно-коммунальным услугам. Есть ряд показателей, которые отличаются от 4-х процентной отметки. Мы предполагаем чуть более спокойную индексацию цен на газ. Что тоже очень важно для сферы ЖКХ и будет позволять достигать именно целевого показателя в 4 процента роста тарифов для населения. Здесь темпы постепенно замедляются и к 2020 году составят 3 процента.

В электроэнергетике будем постепенно идти по пути дальнейшего снижения перекрестного субсидирования, особенно в части тарифов на транспортировку электроэнергии. Индексация транспортировки для промышленных предприятия будет меньше, чем индексация тарифов для населения.

В завершении еще раз подчеркну, что те условия и тот прогноз, который мы делали в начале года, подтверждаются. В отдельных случаях показатели даже выше, чем мы закладывали, например по инвестициям. Но задача у Правительства на ближайшие годы – это достижение тех показателей, которые мы закладыаем в целевой сценарий.

Темпы роста, которые предполагаются в целевом сценарии, это ускорение свыше 3 процентов к 2020 году. Многие программы, которые сейчас либо принимаются, либо уже выполняются Правительством, направлены именно на эту цель. Важно понимать, что даже выполнение консервативного сценария прогноза позволит в полном объеме обеспечить исполнение социальных обязательств и в целом экономике развиваться.

Спасибо большое!

Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 29 июня 2017 > № 2238189 Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 28 июня 2017 > № 2224292 Максим Орешкин

Брифинг Максима Орешкина по окончании заседания президиума Совета при Президенте Российской Федерации по стратегическому развитию и приоритетным проектам.

М.Орешкин: На заседании президиума совета обсуждали приоритетный проект по повышению производительности труда и поддержке занятости. Это один из элементов плана Правительства, который был представлен Президенту, один из элементов, который будет способствовать постепенному переходу от базового сценария экономического развития к целевому сценарию.

Это был первый подход. На август у нас запланирована подготовка паспорта и его утверждение. Работа сейчас ведётся. Это совместный проект, который Министерство экономического развития реализует с Министерством труда, Министерством промышленности, Министерством финансов – все вовлечены в эту работу.

Сегодня обсуждали основные направления, по которым мы будем двигаться дальше. Проект представляет собой комплексный подход. Он включает в себя различные элементы – начиная от подготовки программ производительности на конкретных предприятиях и заканчивая программами переобучения сотрудников, которые в рамках этих программ будут высвобождаться с тех или иных предприятий. Здесь двойная задача у проекта: двигаться вперёд по повышению производительности труда (это один из источников ускорения экономического роста, который возможен в существующих демографических условиях) и, конечно, поддерживать и обеспечивать занятость тех людей, которые будут уходить с неэффективных предприятий. Мы будем всецело способствовать тому, чтобы они устраивались на новые рабочие места с более высокой заработной платой и делали более эффективный вклад в экономическое развитие.

Обсуждалось много мер. В ближайшие пару месяцев мы будем их детально прорабатывать. Это и изменения налогового законодательства, которые стимулируют приём высвобождаемых сотрудников, это и история, связанная с упрощением лицензирования образовательных центров на предприятиях, и, например, взнос в виде оборудования в образовательное учреждение, чтобы система образования сотрудников или молодых специалистов была более эффективной и не возникало бы проблем изначально с низкой производительностью труда.

Большой блок работ связан с созданием федерального центра компетенций на базе Внешэкономбанка. Здесь история, связанная с аккумулированием базы знаний, доступных для любого предприятия в Российской Федерации, и создание специальной IT-платформы, маркетплейса, где предприятия смогут находить консультантов по разным направлениям системы рейтингов, – опять же инструмент, который будет доступен любому предприятию в Российской Федерации.

По этим основным направлениям мы и будем продолжать работу.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 28 июня 2017 > № 2224292 Максим Орешкин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter