Всего новостей: 2659905, выбрано 4 за 0.012 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Орлов Дмитрий в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыФинансы, банкивсе
Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 24 сентября 2018 > № 2770358 Дмитрий Орлов

«Регионы второго тура»: вызов для власти и оппозиции

Аналитический доклад АПЭК

1. Главные особенности второго тура

На 23 сентября 2018 года были назначены вторые туры губернаторских выборов в трех регионах. В Хакасии второй тур был перенесен на 7 октября, в двух остальных регионах гонка закончилась победой представителей ЛДПР: Сергея Фургала в Хабаровском крае и Владимира Сипягина во Владимирской.

До второго тура дело дошло только в 4 из 22 регионов, в которых проходили прямые губернаторские выборы. Поэтому глобальные выводы о развитии партийной системы только по опыту «регионов второго тура» делать преждевременно. Однако ряд важных для политической ситуации характеристик выделить стоит.

Во-первых, уровень явки избирателей оказался выше, чем в первом туре (например, в Хабаровском крае — около 42,49% против 37% соответственно). Вопреки ряду прогнозов, отмена итогов второго тура губернаторских выборов в Приморском крае не привела к росту апатии избирателей в других регионах. По сути, даже ярко выраженное протестное голосование в данном случае работает на устойчивость политической системы.

Во-вторых, проигравшие 23 сентября губернаторы предсказуемо не смогли за две недели между двумя турами переломить долгосрочные негативные тенденции, многие из которых наметились задолго до начала данных предвыборных кампаний. У них практически не получилось расширить электоральную базу — уровень поддержки владимирского губернатора Светланы Орловой во втором туре вырос очень незначительно (по предварительным данным, 37,46% против 36,42%), доля сторонников ее хабаровского коллеги Вячеслава Шпорта по сравнению с первым туром даже заметно снизилась (27,97% против 35,62%). При этом серия серьезных медийных скандалов тянулась за той же Светланой Орловой в течение нескольких лет. Можно вспомнить коррупционные скандалы с участием высокопоставленных региональных чиновников или информационную кампанию по поводу госзакупок предметов интерьера для нужд областной администрации летом 2016 года (сюжет о «золотом ершике»). Это еще раз показывает, что не вполне адекватно считать главной причиной поражения губернаторов недовольство пенсионной реформой — возможно, эта тема дополнительно подстегнула мобилизацию протестного электората, но сформировался этот слой недовольных в этих регионах задолго до появления пенсионного законопроекта.

В-третьих, «технологическая агрессия» (применение различных жестких и даже откровенно противозаконных приемов борьбы в ходе некоторых региональных кампаний) является практически неизбежным спутником резкого роста уровня конкуренции. Политические менеджеры и политконсультанты зачастую вместо методов, адекватных новой ситуации, но при этом не выходящих за рамки законности и профессиональной этики, применяли технологии, приносящие ситуативный эффект, но стратегически ведущие к серьезным рискам. Можно вспомнить целый ряд жалоб на подобные действия — в том числе жалобы на действия сторонников Сергея Фургала в Хабаровском крае, зафиксированные ассоциацией «Голос», традиционно критически настроенной к властям. Тем не менее дальнейшее развитие конкуренции может привести к постепенному вытеснению наиболее грубых методов.

В-четвертых, внутриэлитные договоренности, достигнутые губернаторами и их региональными оппонентами, сами по себе теперь не гарантируют даже частичного снижения уровня протестного голосования.

Кстати, хотя губернаторы, по итогам второго тура 23 сентября, были выдвинуты «Единой Россией», основной удар критики в ходе завершившихся предвыборных кампаний был направлен на личности глав субъектов, а не на правящую партию. При этом региональные и местные отделения партии сыграли заметную роль в мобилизации лояльных избирателей.

В-пятых, ситуация второго тура создает дополнительные возможности не только для партии, являющейся лидером по уровню поддержки потенциально оппозиционного электората конкретного региона, но и для менее влиятельных на данной территории оппозиционных сил. Показательна, например, позиция регионального руководства ЛДПР в Хакасии накануне второго тура. Так, глава фракции ЛДПР в Верховном Совете республики Роман Абрафиков, комментируя ситуацию в регионе 22 сентября, поддержал идею создания в Хакасии коалиционного правительства, но подчеркнул, что его партия не делала заявления о поддержке конкретного кандидата. В новых условиях оппозиционные игроки «второго эшелона» могут сработать, например, на снижение явки протестного электората. Это немаловажный фактор, который может подтолкнуть и власти, и более крупных оппозиционных игроков активнее контактировать с такими игроками второго эшелона.

В-шестых, важны не только результаты выборов, но и дальнейшая стратегия победивших оппозиционных кандидатов. Понятно, что все победители — представители системной оппозиции и настроены на конструктивное взаимодействие с Москвой (как ранее заявлял кандидат от КПРФ Андрей Ищенко на выборах в Приморском крае, «мы будем продолжать линию, заложенную президентом Владимиром Путиным»). Важным аспектом, который может укрепить положение таких политиков в системе власти, может стать формирование межпартийных коалиций и коалиционных правительств с участием как ведущих сил системной оппозиции, так и представителей «Единой России». Коалиции могут быть более устойчивыми, если будут создаваться по поводу поддерживаемой системными политическими силами повестки развития («коалиции развития»). Характерно, что лидер гонки во Владимирской области Владимир Сипягин сослался на опыт возглавляемой его однопартийцем Алексеем Островским Смоленской области, «где сегодня в команде губернатора есть члены КПРФ и «Единой России», где, я уверен, тоже есть порядочные люди». В случае формирования Сергеем Фургалом и Владимиром Сипягиным устойчивых внутриэлитных коалиций и эффективного взаимодействия с федеральными структурами в Хабаровском крае и Владимирской области могут появиться новые точки системной ответственности парламентской оппозиции, что в итоге дополнительно сработает на стабилизацию политической системы.

2. Организационные и технологические вызовы для власти

Перед федеральными властями встает проблема более эффективного долгосрочного планирования работы по нейтрализации политических рисков в регионах.

Решение задачи, с одной стороны, предполагает развитие страхующих друг друга каналов регулярного мониторинга ситуации на местах, проводимого не только внутриполитическими блоками региональных администраций и связанными с ними командами консультантов, но также региональными структурами администрации президента и независимыми экспертами.

Предметом тщательного анализа должна стать не только собственно кадровая политика (позволяющая заменять откровенно проблемных губернаторов задолго до старта кампании), но также наиболее оптимальное время новых назначений (чтобы врио губернатора не растерял свой политический капитал под огнем информационных атак, но при этом успел выстроить эффективную коммуникацию с населением региона).

Выход на выборы для глав регионов в новых условиях должен предполагать заблаговременное (не менее чем за 8−12 месяцев) формирование значительно больших по масштабам, структурно и методически выстроенных команд политтехнологов и выделение на ведение кампании ресурсов, сопоставимых с ресурсами начала 2000-х годов (в каждой кампании необходима детальная оценка, но в любом случае кратно больше, чем в настоящее время).

Главе региона (в том числе врио губернатора) становится недостаточно преимущественно внутриэлитных договоренностей для успешного исхода гонки. Нужна активная кампания, предполагающая прежде всего интенсивные встречи с избирателями, рассчитанная на «длинную дистанцию». В этих условиях для идущих на выборы губернаторов в будущем может возрасти роль работы с общественными и политическими структурами региона, имеющими разветвленные сети местных отделений и медийных персонажей в своих рядах. К таким структурам относятся прежде всего региональные отделения «Единой России». К Единому дню голосования-2019 протестная повестка, связанная с пенсионной реформой, вероятно, отойдет на второй план, поэтому у «Единой России» будет шанс сыграть дополнительную роль в губернаторских кампаниях.

3. Итоги выборов в регионах

Хабаровский край

Одним из самых резонансных событий, произошедших в Хабаровском крае между двумя турами выборов, стало согласие кандидата от ЛДПР Сергея Фургала войти в администрацию своего оппонента, действующего главы региона Вячеслава Шпорта, в качестве первого вице-губернатора. Многие федеральные обозреватели выстраивали свои прогнозы и оценивают первые итоги выборов исходя из этого факта.

Тем не менее незадолго до второго тура представители ЛДПР выступили с весьма резкими заявлениями в адрес Вячеслава Шпорта. Так, лидер партии Владимир Жириновский 21 сентября адресовал хабаровскому губернатору следующие слова: «Сперва вы должны стать губернатором, а потом уже делать предложения. Пока же весь регион вас ненавидит! Никто не хочет, чтобы вы были губернатором Хабаровского края. Может, наоборот будет: Фургал победит, а мы Шпорту дадим повестку в Следственный комитет». Заявление лидера ЛДПР было процитировано многими как федеральными, так и дальневосточными СМИ, то есть имело больший медийный эффект, чем многие действия и заявления самого Сергея Фургала. Таким образом, картина сложнее «протестного голосования вопреки договоренностям элит». Как минимум на наиболее политизированную часть избирателей заявление Жириновского могло подействовать как сигнал, что соглашение между Шпортом и представителями ЛДПР разорвано, то есть «договорного матча» не будет. Для протестного электората это могло стать дополнительным стимулом для прихода на избирательные участки.

Команда Сергея Фургала также не отказывалась от ведения агитации. Показательно, что в отношении штаба этого кандидата поступили жалобы, где утверждалось, что его сторонники вели агитацию непосредственно в день голосования. Как заявил секретарь избирательной комиссии Хабаровского края Оярс Машков, соответствующие жалобы касались видеороликов в поддержку Сергея Фургала, размещенных в сети Instagram, а также размещение на плазменной панели уличного экрана агитационного ролика за кандидата. То есть несмотря на серьезный медийный эффект, который имели сообщения о «договоренности Шпорта и Фургала», кампания кандидата от ЛДПР по крайней мере частью избирателей не воспринималась как «тихая». Это также работало на мобилизацию протестного электората и сформировало серьезный отрыв Сергея Фургала от соперника.

Хотя Сергей Фургал являлся самым опытным из оппозиционеров, вышедших во второй тур по итогам голосования 9 сентября, в дальнейшем именно связи в краевых и федеральных элитах, а также высокий результат во втором туре могут подталкивать избранного губернатора к более конфликтной тактике взаимодействия с другими региональными игроками.

Владимирская область

Во Владимирской области не вполне адекватные ситуации действия команды губернатора Светланы Орловой по расширению базы ее поддержки (например, критически оцененное многими экспертами обращение губернатора к избирателям) сочетались с факторами, которые могли бы сработать на снижение активности протестного электората на выборах. Например, бюро обкома КПРФ выступило против поддержки вышедшего во второй тур представителя ЛДПР Владимира Сипягина, а через региональные СМИ активно распространялись материалы о порче бюллетеней как приемлемой форме протеста.

Тем не менее команде действующего губернатора в этих условиях удалось лишь приостановить процесс размывания лояльного электората, но не демобилизовать протестный. По предварительным данным, Владимир Сипягин победил на выборах главы региона с результатом 57,03% голосов, а Светлана Орлова получила лишь 37,46%.

Традиционные противоречия между КПРФ и ЛДПР и даже прямые призывы коммунистов к избирателям не поддерживать Сипягина, «чтобы не совершить шаг от кризиса к катастрофе», не помешали Сипягину существенно расширить базу поддержки во втором туре. При этом во Владимирской области Компартия еще 9 сентября 2018 года опережала «либерал-демократов» на выборах в заксобрание (23,66% против 20,8%). Этот пример показывает, что системные оппозиционные партии в нынешних условиях являются не «операторами протеста», а каналами протестного голосования. То есть их влияние на сам протестный электорат ограничено. Такая тенденция может стать вызовом для оппозиционных политиков уже накануне Единого дня голосования-2019.

Отсутствие у Владимира Сипягина опыта работы, а значит, и личных серьезных лоббистских возможностей на федеральном уровне делает его более уязвимым для атак со стороны оппонентов внутри региона. Поэтому важной задачей для него после выборов становится формирование как можно более широкой коалиции, которая позволила бы ему эффективнее выдерживать баланс между разными региональными игроками.

Хакасия

Отказ главы Хакасии Виктора Зимина от участия в выборах создал новую после 2012 года ситуацию — впервые во втором туре не будет действующего главы (или врио главы региона). При этом для губернаторских выборов в 1990-е — начале 2000-х проведение второго тура без участия действующего главы региона было событием достаточно распространенным

Второй тур выборов главы Хакасии перенесен на 7 октября 2018 года, в нем примут участие депутаты Верховного Совета республики: первый секретарь рескома КПРФ Валентин Коновалов и председатель Совета регионального отделения «Справедливой России» Андрей Филягин.

К Валентину Коновалову было привлечено заметное внимание СМИ — в отличие от Андрея Филягина, который, как он сам отмечал в одном из комментариев, в последние две недели кампанию не вел. Инерция предыдущих недель работает на кандидата от КПРФ, электорат которого мобилизован.

С другой стороны, выход из гонки Виктора Зимина меняет повестку кампании. Это может демобилизовать часть протестного электората и актуализировать аргументы противников Коновалова, которые указывали на его молодость и отсутствие у него хозяйственного опыта. В этом смысле у Андрея Филягина есть определенные преимущества, на которые он может сделать акцент: опыт работы в бизнесе (причем из разных сфер — в фирме по производству стройматериалов, крестьянско-фермерском хозяйстве, лизинговой кампании) и местных органах власти (он был зампредом Комитета муниципальной экономики Абакана). Однако времени, позволяющего донести это послание до избирателя, у него критически мало.

При этом оба кандидата, ставшие участниками второго тура выборов, до недавнего времени обладали политическим опытом даже не регионального, а муниципального уровня. Такая ситуация может означать, что в случае победы любого из них «опека» федеральных структур над регионом будет только усиливаться, а степень самостоятельности республиканских властей — снижаться.

Дмитрий Орлов

Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 24 сентября 2018 > № 2770358 Дмитрий Орлов


Россия. СЗФО > Нефть, газ, уголь. Транспорт > neftegaz.ru, 15 марта 2018 > № 2685773 Дмитрий Орлов

Российские дороги становятся лучше.

В сегодняшнем непрерывно меняющемся мире для выстраивания эффективного бизнеса важна правильная оценка направления развития отрасли, умение первыми увидеть перспективу, не бояться инвестировать и выходить на новые рынки.

Именно по таким принципам Газпром нефть развивает битумный бизнес, выделив его 3 года назад в самостоятельную структуру.

О целевых показателях, о наборе инструментов для обеспечения конкурентных преимуществ, о рекордных объемах современных битумов и цифровой платформе рассказал генеральный директор Газпромнефть - Битумные материалы Д. Орлов в своем интервью журналу «Газпром».

- С момента нашей последней беседы прошло почти 2 года - насколько сильно изменился за это время российский битумный рынок?

- Изменился, но не принципиально. Напомню, что 2016 г, когда мы с вами общались, стал годом восстановления рынка после кризиса 2015-го, когда объем потребления битумов в России сократился с 6 до 5 млн т. В 2017 г рост продолжился.

- Рост относительно кризисных лет?

- Нет. В 2016-м российский рынок битумных материалов практически вернулся к докризисным показателям - 6 млн т, а в 2017-м вырос ещё на 6,5%. Не последнюю роль в этом сыграло активное участие государства в развитии транспортной инфраструктуры. Строительство множества стратегических дорожных объектов велось в рамках подготовки к Чемпионату мира по футболу. Заработала федеральная программа «Безопасные и качественные дороги» - первый, но при этом крайне успешный опыт сотрудничества федеральной и региональных властей в процессе развития дорожной сети, причем во всероссийском масштабе. Дело в том, что на федеральном уровне дорожное строительство - это крайне упорядоченная отрасль, однако в регионах положение дел было, мягко говоря, крайне неравномерным, работа не всегда имела системный характер, поэтому переход на новые стандарты занимал очень много времени. Сегодня под действием федеральных стимулов ситуация меняется, регионы уже заинтересованы в строительстве надежных дорог с увеличенным сроком эксплуатации.

- Рынок рос равномерно, в «плюсе» все игроки дорожной отрасли?

- Конечно, кто-то вырос меньше, кто-то больше. У нас динамика лучше рыночной - 23%, причем мы впервые преодолели рубеж в 2 млн т - и сразу на 300 тыс т. А если считать вместе с коксом, то мы в 2017 г вообще реализовали почти 2,5 млн т различной продукции.

Наше преимущество - в комплексном подходе, сочетающем производство качественного продукта и полного цикла сопутствующих услуг. За счет этого мы выстраиваем взаимодействие с каждым потребителем, это дает нам возможность формировать индивидуальные ценовые предложения, с одной стороны, учитывающие потребности покупателя, с другой - соответствующие рыночной конъюнктуре. Результат: рост объема реализации при релевантном уровне цены.

- Ваши достижения - свидетельство роста потребления битумных материалов дорожниками. Сопровождалась ли эта динамика качественными изменениями в дорожном строительстве?

- Индикатор качественного развития - рост потребления модифицированных вяжущих. Если раньше полимер-битумные вяжущие (ПБВ) были хоть и перспективной, но всё-таки экзотикой, о которой приходилось подробно рассказывать в каждом регионе, то в 2017 году мы впервые столкнулись с тем, что люди на местах уже знают о преимуществах модифицированных битумов и с ними можно сразу начинать предметный разговор без долгих объяснений.

Конечно, модифицированный битум дороже базового. Но если оценивать цену не в момент поставки, а с позиции «стоимости владения» дорогой, то современные материалы выгоднее, ведь экономия начинается уже с первым «пропущенным» ремонтом. Мы посчитали, что за 12 лет «жизни» дороги, затраты на ее обслуживание при применении ПБВ сокращаются более чем на 33%. Это подтверждает и наш опыт строительства опытно-экспериментальных участков. Мы первыми на рынке - еще в 2011 г - стали строить такие испытательные площадки в разных регионах России, и сегодня уже имеем хорошую базу знаний, причем не теоретических, а полученных эмпирическим путем.

- Как такая эффективность применения модифицированных вяжущих отражается на рыночной ситуации?

- Еще буквально несколько лет назад ПБВ занимали доли процента в общем объёме потребления битумов, а по итогам 2017 г их доля приблизилась к 5%. Мы предполагали, что российский рынок достигнет этого показателя только в 2020 г, но темпы роста опередили наши прогнозы. И это не предел. По нашим прогнозам, модифицированный битум может занять до 15% отечественного рынка.

Учитывая рыночную ситуацию, мы наращиваем объем производства. Когда мы покупали Рязанский завод битумных материалов, ожидалось, что максимальная загрузка этой площадки к настоящему моменту достигнет 60 тыс т в год. А в реальности в 2017 г здесь было произведено более 85 тыс т ПБВ. В итоге, общий объем производства премиальной битумной продукции в 2017 г достиг почти 150 тыс т - это рекордный показатель.

- Помимо традиционного и модифицированного битума вы выпускаете еще и сложные битумопроизводные продукты. Удалось в 2017 г укрепить позиции в этом сегменте рынка?

- Мы консолидировали интеллектуальный ресурс нашего нового актива Нова-БРИТ и возможности Научно-исследовательского центра (НИЦ) в Рязани, получив в результате мощную платформу по созданию инновационных вяжущих. Например, в мае 2017 г мы вывели на рынок абсолютно новый продукт - защитно-восстановительный состав, который помогает предотвратить преждевременный износ дорожных одежд и увеличить срок службы покрытий.

Сегодня в линейке продукции свыше 30 наименований только герметизирующих материалов, всего же мы предлагаем отечественной дорожной отрасли 86 марок высококачественных и технологичных битумов. Это дает нам возможность диверсифицировать клиентский портфель и выходить на новые рынки, помимо дорожной отрасли обеспечивая нашими продуктами аэродромы, объекты ЖКХ и мостостроения. Сегодня каждая третья дорога в России строится с применением нашей продукции, а теперь, сходя с трапа самолета, я всегда еще и задумываюсь: «А здесь используются наши материалы? А что можем мы предложить этому аэропорту для улучшения покрытия рулежек и взлетных полос?»

- Какую долю российского рынка занимает ваша компания?

- Примерно 1/3. Традиционная тройка крупнейших производителей битумов за последние годы не изменилась: на 1м месте - Роснефть, на 2м - Газпром нефть, на 3м - ЛУКОЙЛ.

- А в сегменте модифицированных битумов?

- В этом сегменте мы безусловные лидеры.

- Поделитесь секретом - за счет чего можно так активно развивать бизнес? Ведь, в принципе, все в равных условиях...

- Непрерывное движение вперед. Сегодня уже недостаточно выпускать битумные материалы, которые соответствуют стандартам, надо искать новые перспективы. Поэтому мы изучаем мировой опыт, исследуем зарубежные и отечественные технологии и создаем свои новые рецептуры, причем, это по-настоящему инновационные решения, которые значительно повышают прочность дорожных покрытий. И, в первую очередь, это результат создания в компании мощного технологического инструмента - научно-исследовательского центра, оснащенного самым современным оборудованием.

- Как работает этот инструмент?

- Центр - это площадка, позволяющая моделировать условия эксплуатации любой дороги в любом регионе - от крайнего севера до южных субтропиков. При этом в модель можно заложить множество условий: интенсивность движения, грузонапряженность, временной цикл «работы» - 5-10-20 лет. Вместо того, чтобы накапливать данные «в поле» в течение многих лет, мы можем получить результат «здесь и сейчас», причем результат максимально приближенный к действительности. Такого раньше не было. И это не только частная площадка Газпром нефти - это научно-исследовательский центр всей дорожной отрасли России, мы открыты к сотрудничеству как с госрегуляторами, так и с дорожниками.

- Стоит ли вкладывать столько средств в сегмент, который ждет не самое светлое будущее? Российские НПЗ увеличивают глубину переработки, а значит уже в ближайшем будущем сырья для производства битума станет меньше.

- Решение этой проблемы также в развитии технологий. В научно-исследовательском центре мы тестируем и используем широкий сырьевой пул, добиваясь высокого качества вяжущего. Количество нужно компенсировать, прежде всего, ростом качества, а также альтернативными предложениями базовым вяжущим. То есть, мы стараемся заранее искать ответы на грядущие отраслевые вызовы.

Например, еще несколько лет назад мы одними из первых начали модернизировать производственные площадки, чтобы иметь возможность выпускать битумы по новому ГОСТу 33133, который вступил в силу в 2015 г. Первые декларации соответствия стандарту московская и ярославская площадки получили прошлой весной. В 2017 г, закончив реконструкцию битумной установки на Омском НПЗ, мы полностью завершили реализацию программы.

- Подготовка производства к новым стандартам, все же задача тактического уровня, делается ли что-то в плане развития технологий на уровне стратегии?

- Я считаю, что создание НИЦ было абсолютно верным стратегическим решением, как и, в целом, ставка на высокотехнологичные материалы, которую компания сделала уже почти 10 лет назад. Но и сейчас у нас есть проекты, которые могут коренным образом изменить битумную отрасль - объективно, достаточно консервативную. База для таких изменений - возможности, которые нам предоставляет четвертая промышленная революция.

- Искусственный интеллект, откровенно говоря, не особенно ассоциируется с производством битума...

- Об этом я и говорю. Но мы готовы менять парадигму и уже разработали стратегию цифровой трансформации битумного бизнеса. Ее частью станут уже реализованные проекты, такие, например, как паспортизация, цифровой сервис «Личный кабинет», и абсолютно новые программы. Параллельно мы запускаем несколько пилотных проектов, первый из которых, направлен на оптимизацию и совершенствование наших логистических схем в европейской части России. За счет использования цифровых технологий повысится точность доставки, будут снижены затраты, при этом только половину поставок компания будет осуществлять собственными силами.

Еще один прорывной проект реализуется в Казахстане. На базе актива в Шымкенте мы создаем цифровой двойник действующего завода. Успех этого проекта не только позволит нам повысить собственную эффективность, но и создаст проработанное решение для тиражирования на большие НПЗ Газпром нефти. База для третьего цифрового проекта - Рязанский завод битумных материалов. Применяя современные методы анализа данных, мы будем подбирать и улучшать рецептуры, оценивать оптимальность используемого сырьевого пула, менять и вводить новые компоненты, когда это требуется. Все это позволит нам более эффективно управлять себестоимостью производимой продукции. Горизонт подведения первых итогов программы - конец 2018 г.

- Каковы конечные целевые показатели?

- Сейчас могу сказать только, что экономия средств в результате цифровой трансформации составит не проценты, а порядки, поэтому окупить вложения планируем в течение первых нескольких лет. Цифровая трансформация интегрирует в едином информационном пространстве все основные элементы битумного бизнеса, что позволит оптимизировать технологические процессы, централизовать управление производством, отгрузкой и доставкой битумных материалов. В России этой темой до нас никто не занимался.

- Кого планируете привлечь к решению столь глобальных задач?

- Многие партнеры уже определены. Пока не буду их называть, скажу только, что в нашем проекте будут участвовать как крупные ИТ-компании, так и небольшие стартапы.

- Один из цифровых проектов реализуется в Казахстане - это означает, что бизнес в этой стране развивается неплохо?

- Более того, он развивается хорошо. В 2017 г мы вышли на очередной рекорд по объёму переработки сырья в Казахстане - порядка 23 тыс т в месяц. После зимней реконструкции, которая началась в декабре, выйдем на показатель 30 тыс т. Причем сейчас сырьё поступает на завод не только из Омска, но и от местных поставщиков.

Начались в Казахстан и поставки высокотехнологичных материалов: полимерно-битумного вяжущего и высококачественного битумно-полимерного герметика для капитального ремонта международного аэропорта Алма-Аты. Сейчас в стадии согласования комплексная поставка наших битумных материалов для реконструкции второй взлетно-посадочной полосы аэропорта.

В целом Казахстан остаётся интереснейшим рынком - в стране ведётся интенсивное дорожное строительство. По официальным прогнозам потребление битумов в этой стране в ближайшие годы увеличится почти в два раза - до 1 млн т. Полагаю, что объём наших поставок в эту страну вырастет с нынешних 200 тыс т до 300 тыс т.

- В целом, есть повод на 2018 год смотреть с оптимизмом?

- Да, мы планируем нарастить производство и реализацию обычных битумов на 5%, а модифицированных - на 15%. Расширяется география поставок. Мы повышаем эффективность наших производств. В 2017 г вышли на работу с процессинговыми площадками и будем развивать данное направлением.

- Как контролируете качество продукта, производя битум на сторонних заводах?

- Мы не идем на новую площадку до тех пор, пока не убедимся, что все производственные процессы организованы в соответствии с нашими требованиями, и очень тщательно контролируем качество битума в каждой партии. В паспорте продукта всегда указано, что он произведен по заказу компании «Газпромнефть-Битумные материалы». Это наша гарантия: если такая надпись есть, значит покупатель получает качественный продукт, с какого бы завода он не пришел.

- Есть ли планы по покупке или строительству производств?

- Да, рассматриваем такую возможность.

- А в каком регионе?

- Пока могу сказать только, что в России. Качество дорог в нашей стране с каждым годом становится лучше. И для них нужно всё больше высококачественных материалов.

Россия. СЗФО > Нефть, газ, уголь. Транспорт > neftegaz.ru, 15 марта 2018 > № 2685773 Дмитрий Орлов


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > regnum.ru, 30 мая 2017 > № 2193525 Дмитрий Орлов

Праймериз «Единой России» — 2017

Формирование команд губернаторов и муниципальная конкуренция. Аналитический доклад

1. Губернаторские праймериз: политический смысл, формирование команд губернаторов, программа региональной власти

Праймериз на губернаторских выборах предполагают выдвижение кандидатов членами регионального политсовета или президиума Генсовета партии. Каждый из участников предварительного голосования должен провести встречи не менее чем с половиной секретарей местных отделений партии, а на региональной конференции «Единой России» состоится официальное выдвижение кандидата в губернаторы.

Такая модель губернаторских праймериз в некоторых регионах оказалась в центре критики оппозиции. Например, в Севастополе оппоненты «Единой России» заявили, что партия «кулуарно проводит праймериз, в которых выдвиженца определят 76 выборщиков». Тем не менее подобный аргумент используется оппозиционными партиями редко: в самих этих партиях вопрос о кандидатах на губернаторских выборах принимается максимально кулуарно, часто — без согласований с первичными организациями и местными отделениями. «Единая Россия» выбрала не самую массовую модель губернаторских праймериз, однако роль этой процедуры в согласовании внутриэлитных противоречий даже возросла.

Можно выделить несколько мотивов, делающих оправданным проведение праймериз в условиях, когда кандидатуры врио губернаторов уже назначены президентом, а в «Единой России» не намерены оспаривать его решений.

Прежде всего это расширение электоральной базы врио губернатора за счет групп избирателей, с которыми альтернативным участникам праймериз проще вести диалог. Чаще всего называют самую очевидную форму такого диалога — дополнение предвыборной программы врио главы региона тезисами, которые продвигают другие кандидаты, выходящие на предварительное голосование. Например, в Кировской области секретарь регионального отделения «Единой России» Владимир Быков отмечал: «Мы хотели бы создать не конкуренцию каких-то людей, а конкуренцию идей и планов».

В ряде регионов участие альтернативных кандидатов в подготовке предвыборной программы губернатора подчеркивается официально. Например, в Свердловской области секретарь регионального отделения партии Виктор Шептий, участвовавший в праймериз вместе с врио губернатора Евгением Куйвашевым, включен в состав рабочей группы по доработке его предвыборной программы «Пятилетка развития».

Более тонкий аспект участия в праймериз нескольких кандидатов — дополнение предвыборного образа губернатора. Например, вместе с 67-летним главой Белгородской области Евгением Савченко на предварительное голосование вышла 36-летняя Наталья Полуянова — вице-губернатор и секретарь регионального отделения «Единой России». Такой тандем должен был подчеркивать, что возраст основного кандидата — не помеха обновлению руководства области и появлению там молодых управленцев. Образ губернаторов-«варягов» оттеняют представители местных элит, идущие на праймериз вместе с ними.

Особняком стоят случаи, когда оппоненты губернатора на праймериз не только дополняют, но и усиливают образ губернатора. Например, вместе с 30-летним врио главы Калининградской области Антоном Алихановым на праймериз вышел 32-летний депутат горсовета регионального центра Алексей Сагайдак, который еще в 2006 году стал известен как самый молодой политик в городском парламенте. Критики часто указывают именно на молодость Алиханова, поэтому региональное отделение партии могло бы использовать сценарий «Савченко наоборот», сделав оппонентом врио губернатора кого-то из региональных политических тяжеловесов или даже подчеркнуто возрастных кандидатов. Региональное отделение партии пошло по другому пути, подбором кандидатов на праймериз подчеркнув, что считает молодость врио губернатора не недостатком, а достоинством, на котором надо делать акцент.

Другой вариант того же подхода — подбор участников губернаторских праймериз в Бурятии. Вместе с врио главы региона Алексеем Цыденовым, выходцем из системы РЖД, в предварительном голосовании участвовал Юрий Бавыкин — директор Улан-Удэнского института железнодорожного транспорта. Возможно, такой подбор тандема должен подчеркнуть надежды жителей региона на реализацию в республике с приходом Цыденова крупных транспортных проектов.

Определенный потенциал, почти не задействованный кандидатами на этих праймериз, создает возможность другим участникам внутрипартийной процедуры делать более смелые заявления и давать более масштабные обещания, чем может себе позволить врио губернатора. Речь идет, конечно, не о скандальных оценках, а о продуманных шагах, когда другие участники праймериз запускают «пробный шар», чтобы посмотреть на реакцию населения или начать обсуждение какой-то темы. За редким исключением участники праймериз были максимально осторожны в оценках. Хотя потенциал для подобных предвыборных ходов имеется. Недаром очень многие оппоненты губернаторов на праймериз либо связаны с социальной сферой, либо делали акцент на соответствующих вопросах в своих выступлениях. Социальные гарантии — именно тот вопрос, в котором врио губернатора не может позволить себе завышенных обещаний, но другие участники праймериз могут сделать это, тем самым имея возможность частично перехватить инициативу у оппозиции.

Еще один мотив для праймериз перед выдвижением губернатора — отбор кандидатов в члены Совета Федерации, которые пойдут на выборы в связке с ним. На пути к предварительному голосованию могут проявиться сильные и слабые стороны этих потенциальных сенаторов, о которых команда губернатора могла не знать. Например, если такие претенденты на места в верхней палате парламента ранее не были публичными лицами первой величины в своих регионах. Кандидаты в Совет Федерации, которые в итоге пойдут на выборы в связке с врио губернатора, должны быть для него дополнительной опорой, а не источником проблем. Их участие в праймериз поможет избежать подобных рисков еще «на берегу».

Наконец, выход новых региональных руководителей на праймериз еще раз подчеркивает значение «Единой России» в политической системе. Назначенный президентом врио губернатора не просто автоматически утверждается региональным отделением «Единой России» — его кандидатура проходит через внутрипартийное обсуждение и голосование. Если он не был членом партии, то теперь заявляет о намерении вступить в нее (как, например, врио главы Калининградской области Антон Алиханов). А в ряде регионов (Белгородская, Свердловская, Томская области) на праймериз вышли секретари региональных отделений партии (Наталья Полуянова, Виктор Шептий и Александр Куприянец соответственно).

Как ни парадоксально, закрытый характер встреч губернаторов с секретарями первичных отделений в ряде регионов усиливает политическое значение «Единой России». Такой подход еще раз подчеркивает, что партия является не просто «интерфейсом» исполнительной власти для формирования лояльного состава депутатского корпуса разных уровней, но важным институтом для разрешения внутриэлитных противоречий.

Участие в праймериз нескольких кандидатов не только работает на врио губернатора, но и поднимает статус его партнеров по этой внутрипартийной гонке. Такие деятели в будущем смогут отметить, что уже были кандидатами в губернаторы, затратив затем гораздо меньше ресурсов и столкнувшись с меньшими рисками, чем при участии в основной губернаторской гонке. Повышается и их узнаваемость в регионе.

Количество участников губернаторских праймериз в разных регионах колеблется от двух (Белгородская, Калининградская, Новгородская, Саратовская, Томская области, Пермский край, Бурятия) до пяти кандидатов (Кировская область). Три кандидата выходят на предварительное голосование в Ярославской области, Карелии и Мордовии, четыре — в Марий Эл, Рязанской области и Севастополе.

Хотя вариант с двумя кандидатами стал самым популярным, он же является и наиболее уязвимым. Например, в Пермском крае после заявлений второго участника праймериз, депутата краевого заксобрания Сергея Клепцина по поводу матерей-одиночек ему пришлось отказаться от активного ведения кампании. В то же время сам факт минимальной публичной активности альтернативных кандидатов на праймериз уже не позволяет задействовать их в акциях в поддержку основного кандидата. Кроме того, чем больше участников праймериз, тем больше у них возможностей работать на расширение электората основного кандидата. Возможно, этот опыт будет учтен на губернаторских праймериз 2018 года, и вариант с участием не менее трех кандидатов станет там более распространенным.

Одной из самых значительных групп среди оппонентов врио губернаторов на праймериз стали руководители вузов: ректор медакадемии Игорь Шешунов в Кировской области, ректор государственного университета имени Демидова Александр Русаков в Ярославской, ректор Поволжского государственного технологического университета Виктор Шебашев в Марий Эл, ректор Петрозаводского государственного университета Анатолий Воронин в Карелии. Понятно, что ректоры крупных вузов часто являются одной из самых весомых фигур региональной политике (значимым фактором является как их электоральное влияние через студентов, семьи преподавателей и выпускников, так и экономическое значение таких вузов в региональной экономике). Однако ректоры вузов на этот раз выходят на предварительное голосование именно там, где врио губернатора являются «варягами». Ректоры, как правило, куда более укоренены в среде региональных элит и являются более стабильными участниками местной политической системы, чем многие депутаты и чиновники. Вспомним, что есть случай вхождения «варяга» в региональную политическую среду именно через пост ректора (Владимир Миклушевский, перешедший на пост главы Приморского края с должности руководителя Дальневосточного федерального университета). Мы наблюдаем еще один вариант «достройки» имиджа врио глав регионов через праймериз — выход на предварительное голосование вместе с ректорами вузов должен дополнительно работать на укоренение губернатора-«варяга» в регионе.

Кстати, способы привязки губернатора-«варяга» к местной идентичности зависят и от региональной специфики. Например, на праймериз в Рязанской области вместе с врио главы региона, выходцем из Калужской области Николаем Любимовым выходит депутат областной думы, полковник ВДВ в отставке Сергей Лукьянов. Роль ВДВ в имидже региона (отметим знаменитое Рязанское воздушно-десантное училище) широко известна.

Другая многочисленная группа участников — главы исполнительных и представительных органов муниципальных образований. Среди них: председатель совета Андреевского муниципального округа Павел Сысуев в Севастополе, глава Крестецкого района, президент Ассоциации «Совет муниципальных образований» региона Сергей Яковлев в Новгородской области, глава Чамзинского района, председатель Ассоциации «Совет муниципальных образований» Вячеслав Цыбаков в Мордовии, глава Ртищевского района Александр Санинский в Саратовской области. Для новых губернаторов это может быть одним из способов укрепить свои переговорные позиции в диалоге с региональными элитами, пойдя на сближение с муниципальными. Там, где руководители чувствуют себя максимально уверенно (как глава Мордовии Владимир Волков), это еще одна возможность подчеркнуть роль сельских муниципальных образований в регионе — дать понять, что их проблемы будут максимально учтены.

На предварительном голосовании были широко представлены предприниматели и бизнес-управленцы. В Кировской области — это директор агрофирмы «Среднеивкино» Николай Харькин и гендиректор завода «Сельмаш» Александр Чурин. В Ярославской — депутат областной думы, гендиректор ОАО «Ярославский шиноремонтный завод» Александр Кузьмин. В Севастополе — предприниматели Сергей Лисейцев и Александр Макушин. В Рязанской области — президент региональной Торгово-промышленной палаты, депутат облдумы Татьяна Гусева. Участие таких кандидатов в праймериз может иметь разный смысл. Зачастую это возможность врио губернатора опереться на узнаваемые в регионе фигуры, дать сигнал региональным элитам о преемственности — как в случае с Александром Кузьминым, 22 года руководившим своим предприятием, или Татьяной Гусевой, с 1993 года возглавляющей Торгово-промышленную палату. Иногда это еще и возможность расширить электоральную базу благодаря предпринимателям-общественникам (как с кандидатами в Севастополе).

Менее многочисленной, но значимой группой среди кандидатов на губернаторских праймериз остаются общественники. Здесь прежде всего стоит назвать представителей ОНФ: сопредседателя городского отделения движения Владимира Немцева в Севастополе и Анну Лопаткину, занимающую аналогичную должность в Карелии. Отметим также президента Фонда поддержки общественных инициатив «Вятская соборность» Наталью Катаеву в Кировской области. Потенциально участие подобных кандидатов может дать самый серьезный эффект для расширения электоральной базы как врио губернатора, так и «Единой России». Поэтому вполне возможно, что на губернаторских праймериз кандидатов-общественников в будущем будет больше.

Ряд кандидатов связаны с социальной и культурной сферой. Это, например, профессор-хирург Владимир Юдин в Рязанской области или главный врач Республиканской клинической больницы Андрей Глазырин и исполнительный директор Марийского республиканского театра — центра для детей и молодежи Эдуард Александров в Марий Эл. Представители социальной сферы чаще становятся участниками губернаторских праймериз в менее ресурсообеспеченных регионах. Хотя, безусловно, здесь большое значение имеет и личный фактор — узнаваемость и общественная активность конкретных лиц.

Довольно редким является участие в праймериз региональных чиновников. Среди немногих примеров — уже упомянутая вице-премьер Наталья Полуянова в Белгородской области и вице-премьер, министр экономики региона Владимир Мазов в Мордовии. Хотя Мазов занял свой пост заметно раньше, чем Полуянова (в 2010 году против 2016 года соответственно), имиджевый эффект для действующего губернатора может быть схожим. 41-летний Мазов в связке с 62-летним Волковым демонстрирует, что в республике при сохранении прежнего главы происходит обновление управленческих кадров. В данном случае участие региональных чиновников в праймериз будет иметь эффект. Но это исключения, подтверждающие правило. Утверждая партнеров врио губернатора для выхода на праймериз, региональное отделение партии вполне логично ищет кандидатов, участие которых подчеркивает, что основной кандидат опирается не только на корпорацию чиновников. Поэтому и чиновников в узком смысле (госслужащих регионального уровня, не занимающих выборные должности) среди участников губернаторских праймериз не так много.

В дальнейшем весьма вероятна более серьезная ставка «Единой России» на электоральную роль губернаторских праймериз. Значение предварительного голосования в формировании команды новых руководителей регионов, а также продвижении не только самого врио губернатора, но также перспективных молодых управленцев и политиков, участвующих в праймериз, может возрасти.

2. Предварительное голосование по выборам в представительные органы муниципалитетов: участники, характер и уровень конкуренции

Уровень конкуренции на праймериз местного уровня зависит от ряда факторов.

Во-первых, политические традиции региона, тяготеющие к публичной конкуренции или, напротив, к максимально кулуарному решению внутриэлитных конфликтов. Отметим более инертные праймериз, например, в Черкесске.

Во-вторых, политическая роль городских властей, бюджет и населенность города. Более серьезные поводы для конкуренции среди местных элит в Омске и Владивостоке привели и к более серьезной конкуренции на праймериз.

В-третьих, степень стабильности городской власти. В уже упомянутых Омске, Владивостоке, а также Барнауле главы администраций по разным причинам чувствуют себя недостаточно уверенно. Сравним с ситуацией во Пскове, где крепкие позиции занимает Иван Цецерский — находящийся на своем посту с 2009 года и пользующийся благожелательным отношением Центра (в 2017 году он вновь вошел в Совет по развитию местного самоуправления при Президенте РФ).

В-четвертых, степень обновления депутатского корпуса. Часто ротация в местных представительных органах связана с серьезными перестановками в руководстве города. Примером является Барнаул, где в праймериз принимали участие только 12 из 30 действующих депутатов от «Единой России» в городской думе. Среди отказавшихся от участия в новой предвыборной гонке — вице-спикер Андрей Солодилов. Примером стабильности в корпусе кандидатов партии является Черкесск. Здесь из действующих 26 от партии только одна (Валентина Патова) отказалась от борьбы за мандат в следующем созыве городской думы.

Отличается уровень вовлеченных в конкурентную борьбу региональных элит. Здесь можно сравнить, например, два сибирских административных центра: Омск и Барнаул. В первом случае в борьбу было вовлечено больше представителей федеральных корпораций и региональных бизнес-игроков. Среди таких игроков — «Газпромнефть-Омский НПЗ» (по округу №5 идет замгендиректора Сергей Архипов), «Омскнефтехимпроект» (по округу №15 выдвинулся директор по социальным вопросам Антон Ремнев), «Омскагрегат» (в округе №19 — директор по коммуникациям Максим Астафьев), Строительная компания «Трест №6» (по округу №6 — директор компании Наталья Чебыкина). Во втором — руководящие работники из сфер образования и здравоохранения (например, 15 директоров школ) и гораздо меньшая доля бизнес-управленцев. Представители крупных промышленных предприятий здесь будут скорее исключением (например, по территории №11 выдвинулся гендиректор АМЗ «Газэнергомаш» Дмитрий Абалымов), более явно проявляют себя руководители предприятий транспортной сферы. Отметим действующего депутата Валерия Касплера («Сибирьавтоцентр») или только собирающегося бороться за мандат Алексея Паженцева (Сибирская ассоциация грузовых автоперевозчиков).

Есть несколько сценариев конкуренции на праймериз муниципального уровня.

Первый — смена руководства регионом, при которой кадровые перестановки затрагивают и муниципальный уровень власти. Примерами являются Ярославль и Киров. В праймериз в муниципалитет Ярославля участвовали деятели, как близкие к команде нового мэра Владимира Слепцова, так и находившиеся в городской политике до его прихода в городские органы власти. Среди последних можно отметить, например, бывшего врио главы администрации города Алексея Малютина. В ярославских праймериз участвовали и политики, находящиеся в жестком конфликте с врио губернатора Дмитрием Мироновым. Пример — Павел Зарубин, в начале мая лишившийся поста главы муниципалитета. Это еще раз показывает, что предварительное голосование остается важным инструментом, позволяющим разрешать подобные конфликты в рамках партии.

Второй — сохранение влияния в городе групп, в разное время доминировавших в местных органах власти, или нескольких экономических игроков, ограничивающих влияние друг друга. Примером могут служить праймериз в Омске. Накануне отставки бывшего губернатора области Леонида Полежаева произошел его конфликт с тогдашним омским мэром Виктором Шрейдером. В регионе очевидно противостояние сторонников этого политика, ныне депутата Госдумы, с его коллегой по парламенту Андреем Голушко, считающимся близким к экс-губернатору, и другими группами. Например, за округ №6 боролся помощник Голушко Роман Лущ. Ряд кандидатов были представителями региональной общественной организации «Оплот» — элитной коалиции с медийным влиянием, близкой к команде Шрейдера. В округе №17 на праймериз шел председатель этой организации Андрей Ткачук, в округах № 6, 7, 8, 11 — ее сопредседатели Олег Афанасьев, Дмитрий Сахань, Инна Гомолко и Ринат Карымов. Консолидированный результат представителей «Оплота» на праймериз довольно убедителен, однако эффективность их участия в выборах будет зависеть от содержательной и структурной интеграции в «Единую Россию» и от способности кандидатов организации противостоять в своих округах деятелям оппозиции, прежде всего КПРФ.

Третий — борьба между региональной элитой и контрэлитой, имеющей значительные репутационные проблемы, хотя и во многом встроенной в политическую систему региона. Отметим кандидатов, связанных с фондом VPN и семьей экс-главы города Владимира Николаева, участвовавших в праймериз в гордуму Владивостока, но под давлением репутационных издержек снявшихся с них.

Задачей-максимум для партии в связи с праймериз является формирование сильной команды кандидатов, в том числе за счет привлечения к работе с «Единой Россией» серьезных игроков, ранее не сотрудничавших с ней. Уже традиционным для предварительного голосования «Единой России» становится участие в нем не только активистов и давних сторонников партии, но и выходцев из системной оппозиции. Например, среди участников предварительного голосования в Кировскую городскую думу — экс-коммунист и депутат областного заксобрания Багама Джамалутдинов. Бывший член фракции КПРФ в Псковской гордуме Дмитрий Барабанов и его коллега из «Справедливой России» Евгений Самуйлов боролись за выдвижение в парламент этого областного центра от единороссов.

Праймериз часто способствуют привлечению к кампаниям «Единой России» не только выходцев из других партий, но и представителей элит, которые раньше не участвовали в публичной политике. Например, в предварительном голосовании в Ярославле участвовал Дмитрий Волончунас, сын экс-главы города Виктора Волончунаса. Интересно, что представитель этой известной в Ярославле политической семьи связан не со старыми игроками местной политики, а с командой нового мэра города Владимира Слепцова.

Региональным отделениям в целом удалось сохранить в предвыборной коалиции «Единой России» кандидатов, которые были критиками городских и региональных властей и потому могут эффективно работать с протестным электоратом. Часто такие политики связаны с ОНФ — как депутаты Барнаульской гордумы Сергей Войтюк и Марина Ермоленко.

Эффективным ходом партии стало проведение дебатов по вопросам, связанным с конкретными проблемами местного уровня: системой ЖКХ, транспортом, образованием. В результате дебаты привлекли внимание даже СМИ, критически настроенных к «Единой России» (отметим публикации на данную тему, например, в омских СМИ).

Уровень конкуренции на праймериз в целом был достаточно высоким. Например, в Барнауле за право бороться за 40 мандатов в горсовет боролись 160 кандидатов, в Омске — 131 человек, а во Владивостоке — 153 человека на 35 мест. В каждом из городов выделяются наиболее конкурентные округа. Так, в Омске наибольшее число претендентов было зарегистрировано по территории №4 (11 участников), немногим меньше — по территории №2 (10 человек). В Барнауле среди лидеров оказались территории №12 (11 претендентов) и №11 (10 кандидатов).

Явка на праймериз часто оказывалась обратно пропорциональна населению города. Так, в самом крупном из областных центров, где в сентябре 2017 года пройдут выборы городского Совета, Омске, активность избирателей, несмотря на весьма конкурентную кампанию, составила 2,9% (при общероссийском показателе 9,22%). Зато в Барнауле на участки пришло 7,2% от общего числа избирателей города, а во Владивостоке — 5,74%. Безусловно, различалась явка между разными территориями данных городов. Например, самые высокие показатели для столицы Приморского края были отмечены в округе №12 (около 9%).

Предварительное голосование как инструмент разрешения местных внутриэлитных конфликтов приобретает дополнительное значение в преддверии президентских выборов. Понятно, что влияние подобных конфликтов муниципального уровня на президентскую гонку не стоит преувеличивать. Но все же противоречия среди элит муниципальных центров могут создавать технические осложнения для ведения президентской кампании. Преодоление этих осложнений придает праймериз-2017 года не только тактические, но и стратегические цели.

3. Предварительное голосование по выборам в региональные заксобрания: сценарии конкуренции

В пяти из шести регионов, в которых проходят праймериз «Единой России» по выборам в заксобрания, состав парламентов формировался при предшественниках нынешних губернаторов. Исключением является Саратовская область, где выборы заксобрания нынешнего созыва прошли в октябре 2012 года, то есть уже после назначения губернатором Валерия Радаева. Сегодня на праймериз в регионе вышло только 20 из 39 членов фракции «Единая Россия» в областном парламенте.

Максимально открытая модель праймериз этого уровня предполагает заметный уровень конкуренции. Таким образом, мотивы для обновления фракций «Единой России» в региональных заксобраниях присутствуют во всех шести регионах, но на практике пути этого обновления зависят от местной специфики.

Тем не менее интенсивность конкуренции снижается за счет отказа заметной части (в некоторых регионах — до половины) действующих депутатов от участия в гонке. Кроме того, в подавляющем большинстве регионов, где пройдут выборы региональных заксобраний, стартовые позиции «Единой России» весьма прочны, а значит — больше мест в списках партии являются проходными, а округов — приемлемыми для выдвижения.

Можно выделить несколько сценариев конкуренции на праймериз этого уровня.

Во-первых, конкуренция элитных групп, связанных с нынешним и действующим губернаторами региона. В Краснодарском крае совпало сразу два серьезных фактора, которые потенциально могли бы повысить конкуренцию праймериз: сокращение числа депутатов заксобрания почти на треть (со 100 до 70 человек) и соперничество между представителями элит, пришедших в краевой парламент при экс-губернаторе Александре Ткачеве, с деятелями, связанными с командой нынешнего главы региона Вениамина Кондратьева.

Отсюда — серьезный информационный резонанс вокруг кампании и появление скандальных публикаций по его поводу. Так, портал «Новая газета Кубани» опубликовал информацию о поступившем в редакцию документе, якобы устанавливающем список победителей предварительного голосования «Единой России» в краевое заксобрание ещё до его проведения. Заметным стало и обращение депутата заксобрания Владимира Верстунина к секретарю Генсовета «Единой России» Сергею Неверову с призывом взять на контроль ход предварительного голосования в крае.

При этом уровень конкуренции в разных частях края не одинаков. Например, по округу №34 выдвинут всего один кандидат (действующий депутат заксобрания Виктор Тепляков). Снижает напряженность и возможность для кандидатов бороться за выдвижение не только по округу, но и по спискам. В округах, где вероятна серьезная конкуренция, имело место соперничество представителей крупного регионального бизнеса, иногда с участием руководителей муниципалитетов. Например, в округе №27 с уже упомянутым депутатом заксобрания Владимиром Верстуниным (гендиректором строительной компании «Меркурий-2») соперничал глава администрации Анапы Сергей Сергеев. А в округе № 15 вице-президент ООО «Кубань Холдинг» Ольга Толстопятова конкурирует с председателем комитета заксобрания по вопросам местного самоуправления Александром Шустенковым.

Во-вторых, попытки старых элит зафиксировать статус-кво после недавних перестановок в региональной власти. В Удмуртии врио главы региона Александр Бречалов только осваивается в новой должности, что дает возможности старым республиканским элитам, которые попытаются закрепить свое положение на выборах в Госсовет. Из 66 депутатов фракции «Единая Россия» в республиканском парламенте на праймериз заявилось 44, то есть две трети. Этот показатель выше, чем в ряде других региональных парламентов, и еще раз подчеркивает надежду старых региональных элит на сохранение статус-кво.

Тем не менее кадровая политика Александра Бречалова уже влияет на ход праймериз. В частности, представители старых элит начинают переходить в Госсовет из исполнительной власти. Например, подавший в отставку после беседы с врио губернатора глава Воткинского района Андрей Русинов шел на предварительное голосование по территориальной группе №21 (хотя в итоге и отказался от участия в гонке). В округе и по территориальной группе №29 шел министр экономики республики Михаил Зайцев, а в округе №30 — министр сельского хозяйства Александр Прохоров.

В то же время арест экс-главы Удмуртии Александра Соловьева и смерть его предшественника Александра Волкова поменяли соотношение сил в республике. Представители самих старых элит попытаются использовать эту ситуацию для перераспределения влияния в своей среде. Например, на праймериз по округам Ижевска конкурируют кандидаты, близкие как к муниципальным властям, так и к региональным группам влияния.

В-третьих, осторожное обновление при серьезной роли муниципальных элит. В Сахалинской области на праймериз выходит основная часть действующих депутатов.

Помимо регионального депутатского корпуса на Сахалине самую заметную группу серьезных кандидатов составили руководители муниципальных органов власти. Иногда по одной территории выдвигаются руководители представительного и исполнительного местного органов власти, конкурируя с выдвинувшимися там же действующими депутатами облдумы. Например, по территории №7 — мэр Невельского городского округа Владимир Пак и глава соответствующего муниципального собрания Иван Насыпайко, по территории №8 — мэр Анивского городского округа Александр Ивашов и глава муниципального собрания Андраник Авенян.

В-четвертых, серьезное обновление облдумы при поддержке губернатора. Хотя нынешний состав законодательного собрания Саратовской области формировался в период губернаторства Валерия Радаева, а он сам перешел на пост главы региона с должности председателя облдумы, в регионе проходят одни из самых конкурентных (по числу участников) праймериз регионального уровня и должно обновиться не менее половины состава фракции «Единая Россия».

Благодаря обновлению высокие шансы быть выдвинутыми в облдуму имеют представители экономических элит области. Среди примеров — гендиректор «Саратоворгсинтеза» Вячеслав Володин, единственный участник праймериз по Заводскому округу №2. Есть случаи соперничества таких управленцев с действующими парламентариями. Например, в Волжском округе №1 выдвинулись гендиректор «Конструкторского бюро промышленной автоматики» Максим Шихалов и действующий депутат облдумы Алексей Мазепов. Заметна конкуренция представителей нескольких элитных групп. Скажем, в Ленинском округе №6 гендиректор НПП «Реф-оптоэлектроника» соперничал с главврачом больницы №8 Юрием Максимовым, сыном депутата Госдумы Валерия Максимова.

В-пятых, подготовка к выборам по итогам постепенного обновления депутатского корпуса. В Северной Осетии за последние несколько лет многие депутаты покидали региональный парламент, в том числе переходя на работу в правительство региона. В действующем его составе 40 депутатов из 70 работают в нем только первый созыв. При этом республика единственная из регионов, где в сентябре 2017 году пройдут выборы, сформирует свое заксобрание только по пропорциональной системе. Участники праймериз не разбиты на территориальные группы. То есть риск при формировании команды кандидатов здесь ниже, чем в регионах, где партии надо обеспечить победу своих выдвиженцев в одномандатных округах. По сути в Северной Осетии праймериз являются не подготовкой к обновлению депутатского корпуса, а закрепляют это обновление.

В-шестых, минимальное обновление депутатского корпуса при сохранении преемственности элит и доминировании губернатора в политической системе региона. В Пензенской области на праймериз выдвинулось 28 из 35 действующих депутатов от «Единой России». При этом даже в тех округах, где от борьбы отказались действующие депутаты, сохраняется преемственность в рамках их команд. Например, по округу №2, по которому ранее избирался директор ГК «Дионис» Дмитрий Лаврентьев, выдвигается директор по кадрам той же структуры Ольга Чистякова. А по округу №8, от которого баллотировался действующий депутат, директор Производственного объединения «Старт» Сергей Байдаров, идет заместитель гендиректора того же предприятия по экономике и финансам Евгений Баранов.

Свою роль здесь играет опыт и политический стиль действующего главы области Ивана Белозерцева. До перехода на губернаторский пост в 2015 год он сам был председателем заксобрания региона и секретарем областного Политсовета «Единой России». При нем в области установилась достаточно стабильная политическая система, и поводов для ее серьезной «перезагрузки» пока нет.

Достаточно серьезная конкуренция отмечена в Саратовской области (300 кандидатов соревновались за право бороться за 41 мандат в областной думе), Удмуртии (266 кандидатов при 60 местах в госсовете), Краснодарском крае (212 претендентов на 70 мест в заксобрании).

Явка на праймериз в региональные заксобрания во многом коррелировала с активностью избирателей на парламентских выборах 2016 года. В мае 2017 года на предварительном голосовании показатели выше общероссийских (9,22%) продемонстрировали Саратовская область (более 15% от общего числа избирателей региона), Северная Осетия (13,2%), Пензенская область (предварительно — 11,28%), Краснодарский край (свыше 10%).

Показатели ниже среднероссийских отмечены в Удмуртии (6,54%) и в Сахалинской области (около 6%). Часто это было связано с техническими накладками при подготовке праймериз. Например, по словам секретаря Удмуртского республиканского отделения «Единой России» Виктора Невоструева, на целом ряде участков гражданам не хватило бюллетеней. А представляющий регион в Госдуме РФ Валерий Бузилов в комментарии для регионального издания «День.орг» обратил внимание на неудобное расположение многих участков и проблемы с информированием избирателей: «Очень много людей не смогли участвовать — надо было из одной деревни ехать в другую… Я сегодня по городу ездил и спрашивал, где мне голосовать. Многие люди просто не знали». Безусловно, явка на праймериз зависела и от активности самих кандидатов по мобилизации сторонников. Это одна из причин, почему показатели могли серьезно отличаться внутри одного региона. Например, в Сахалинской области явка колебалась от 2,6% по Южно-Сахалинску до 18,77% в Курильске или 13,77% в Невельском округе.

4. Политическая логика обновления

В ходе предварительного голосования 2017 года закладываются пути обновления региональных политических элит, которые могут повлиять на конфигурацию парламентской кампании 2021 года. В праймериз-2017 более важное значение стала приобретать не публичная сторона (повышение узнаваемости кандидатов у избирателей, привлечение внимания к партии), а менее броская, но стратегически более значимая — роль инструмента согласования внутриэлитных противоречий.

Учитывая напряженную работу Госдумы в течение последних месяцев, у федеральных парламентариев становится меньше возможности влиять на региональную политику. Появляются возможности для роста влияния регионального и муниципального депутатского корпуса, а значит, и для усиления роли праймериз «Единой России», этот корпус формирующих. Интерес к политике подобного уровня со стороны влиятельных игроков ведет к росту политических конфликтов, а значит, дополнительно возрастает роль предварительного голосования как площадки для их урегулирования.

При этом потенциал предварительного голосования для «Единой России» также далеко не исчерпан. Например, задействована только часть возможных способов использования губернаторских праймериз для расширения базы поддержки идущих на выборы глав регионов.

Хотя праймериз в разных регионах демонстрируют различный подход к обновлению депутатского корпуса, серьезный общественный запрос на такую ротацию присутствует в большинстве из них. Это обновление может происходить за счет перехода в депутатский корпус молодых управленцев — как из числа государственных и муниципальных служащих, так и из бизнес-среды. В регионах, где такое обновление было минимальным, тактически подобный подход губернаторов может быть оправдан, но стратегически наверняка потребует коррекции. Субъекты Российской Федерации, в которых обновление политического класса проходит при поддержке главы региона, могут задать модель для других частей страны в будущем. И предварительное голосование «Единой России» оказалось эффективным инструментом реализации такой политики.

Дмитрий Орлов, генеральный директор Агентства политических и экономических коммуникаций (АПЭК), кандидат исторических наук,

Михаил Нейжмаков, ведущий аналитик АПЭК

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > regnum.ru, 30 мая 2017 > № 2193525 Дмитрий Орлов

Полная версия — платный доступ ?


Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 4 марта 2016 > № 1675040 Дмитрий Орлов

В марте президент провел ряд встреч с главами субъектов Федерации. Однако если ранее это свидетельствовало о поддержке губернаторов главой государства и позитивно отражалось на их рейтинге, то в минувшем месяце Владимир Путин заслушивал отчеты региональных руководителей, а выводы были сделаны по совокупности факторов. Акцент на выполнении программы переселения из ветхого и аварийного жилья привел к ряду кадровых решений. При этом традиционно снижается влияние губернаторов, не удержавших контроль над внутрирегиональными политическими процессами и конфликтами элит.

Неизменным лидером рейтинга остается мэр Москвы Сергей Собянин, показавший в феврале способность к принятию жестких решений (масштабный снос «самостроя»). На второй строке — по-прежнему глава Чечни Рамзан Кадыров, передавший свою дальнейшую политическую судьбу в руки президента Владимира Путина. Третью строку вновь занимает президент Татарстана Рустам Минниханов. Губернатор Московской области Андрей Воробьев прибавляет два пункта и поднимается на четвертую строку. Внутриэлитные противоречия (в частности, конфликт между депутатом регионального заксобрания Санкт-Петербурга Максимом Резником и вице-губернатором Александром Говоруновым) негативно отражаются на влиянии главы северной столицы Георгия Полтавченко; глава региона опускается на пятую строку, минус один пункт. Также одну строку теряет, занимая шестую позицию, губернатор Тюменской области Владимир Якушев; в регионе продолжается конфликт между двумя энергетическими компаниями: «Корпорацией СТС» и «Фортум» — в результате чего затягивается создание долгосрочных схем теплоснабжения. Кроме того, отсутствие публичных встреч с гражданами по поводу переселения из аварийного и ветхого жилья позволяет местной элите говорить о том, что региональная власть опасается демонстрировать реальные результаты программы.

Седьмую строку по-прежнему занимает губернатор Кемеровской области Аман Тулеев. Дни Белгородской области, прошедшие в Совете Федерации, а также позитивная оценка Валентиной Матвиенко социально-экономического развития региона и ее готовность лично участвовать в решении вопроса финансирования реконструкции дороги к Прохоровскому полю укрепляют позиции главы региона Евгению Савченко. Он заходит в топ-10, поднимаясь на три строки и занимая восьмое место. По одному пункту синхронно теряют глава Сахалинской области Олег Кожемяко (9-я строка) и губернатор Калужской области Анатолий Артамонов (10-е).

Успехи в переселении граждан из ветхого жилья (построенные новые дома как реальный результат обращения граждан летом минувшего года), а также решение об укрупнении муниципалитетов в целях бюджетной оптимизации поднимают с 19-го на 15-е место главу администрации Краснодарского края Вениамина Кондратьева. Сразу на 16-й строке дебютирует в рейтинге и.о. губернатора Тульской области Алексей Дюмин.

Семь пунктов теряет, занимая 19-ю строку, губернатор Воронежской области Алексей Гордеев; в минувшем месяце региональная КСП обнародовала ежегодный отчет, выявивший почти во всех региональных ведомствах недостатки и нарушения законодательства при расходовании почти 2 млрд рублей. Зону «очень сильное влияние» замыкает губернатор Владимирской области Светлана Орлова, теряющая три строки; вероятной причиной ее снижения в рейтинге может быть распространяющаяся информация о причастности сына главы региона к торговле наркотиками и его аресте.

Пять пунктов теряет губернатор Саратовской области Валерий Радаев (25-е место); на одном из электронных ресурсов по сбору подписей более 1,6 тысячи человек подписались за отставку главы региона из-за неудовлетворительного положения. Теряя девять пунктов, на 47-е место опускается и.о. главы республики Коми Сергей Гапликов; безусловно, причинами рейтингового падения главы региона становится трагедия на шахте «Северная» в Воркуте, в которой погибло 36 человек, и реакция Следственного комитета на заявления губернатора по этому поводу. Зону «сильное влияние» замыкает прибавляющий семь строк губернатор Омской области Виктор Назаров.

На 73-й строке в последний раз в рейтинге присутствует скончавшийся в феврале глава республики Северная Осетия-Алания Тамерлан Агузаров. На 13 строк снижается, занимая 83-ю позицию, глава Карелии Александр Худилайнен. Президент Владимир Путин объявил главе региона выговор за срыв программы расселения ветхого жилья и потребовал кадровых решений, реакцией стала отставка республиканского правительства. На 84-й строке — теперь уже экс-губернатор Тверской области Андрей Шевелев, отправленный в отставку с официальной формулировкой «по собственному желанию» в начале марта; отметим, что последние месяцы в рейтинге АПЭК он был откровенным аутсайдером, а по итогам января занял последнюю, 85-ю позицию. Подвергнутый президентом критике вместе с главой Карелии за срыв программы переселения из ветхого жилья экс-губернатор Забайкалья Константин Ильковский предпочел написать заявление о досрочном прекращении полномочий по собственному желанию. Он замыкает рейтинг; ранее его влияние оценивалось экспертами как критически низкое (84-я позиция в январе).

Дмитрий Орлов

Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 4 марта 2016 > № 1675040 Дмитрий Орлов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter