Всего новостей: 2556515, выбрано 6 за 0.004 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Сафонов Олег в отраслях: Миграция, виза, туризмФинансы, банкивсе
Сафонов Олег в отраслях: Миграция, виза, туризмФинансы, банкивсе
Россия > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 18 июля 2018 > № 2680086 Олег Сафонов

Страхи и котировки: почему российские компании уходят с бирж

Олег Сафонов

управляющий директор «БКС Ультима Private Banking»

Объявленный уход «Мегафона» с Лондонской биржи стал неожиданностью для инвесторов. Между тем отказ российских эмитентов от листинга на иностранных площадках и публичного статуса в целом давно уже оформился в настоящую тенденцию

Совет директоров «Мегафона» одобрил программу выкупа 20,8% обыкновенных акций и глобальных депозитарных расписок (GDR) компании. Завершив процедуру, оператор связи покинет Лондонскую фондовую биржу, листинг GDR будет аннулирован. Как пояснили в компании, сохранение международного публичного статуса для нее более «не является приоритетной стратегической задачей».

Последовавший за этим резкий взлет котировок акций «Мегафона» на Мосбирже почти в 20% показал, что новость стала неожиданностью для участников рынка. Цена выкупа $9,75 приблизительно соответствует цене акций на Мосбирже (609 рублей) и показывает адекватную премию к рынку.

Очевидно, что решение компании об аннулировании листинга GDR было продиктовано не только смещением стратегического фокуса развития оператора, но и другими объективными причинами. Однако разные российские эмитенты, покидающие иностранную биржу, часто называют схожие доводы в пользу такого решения.

Причины бегства

Сейчас на иностранных биржах торгуются депозитарные расписки около полусотни отечественных компаний. Их стало меньше с 2014 года, когда резко обострилась геополитическая обстановка. С тех пор Лондонскую биржу покинули семь компаний: Polyus Gold, «Уралкалий», «Руспетро», Nordgold, «Галс-Девелопмент», «ПИК», «Черкизово». Не так давно Челябинский цинковый завод (ЧЦЗ) решил прекратить программу GDR.

Чаще всего в качестве причин делистинга обозначены низкие объемы торгов и общий дефицит ликвидности GDR. Геополитический дисконт постепенно рос и не выкупался — риски владения российскими ценными бумагами для международных инвесторов увеличивались с каждым новым раундом расширения санкций.

Ложку дегтя добавили события апреля 2018 года, когда санкции коснулись En+, чье IPO на Лондонской бирже в 2017 году стало крупнейшим российским первичным размещением за пять лет.

Впрочем, геополитические риски (расширение санкций, обострение отношений с Великобританией) — базовая, но отнюдь не единственная причина невысокого интереса инвесторов к GDR российских компаний. Аналитики «БКС Ультима Private Banking» отмечают, что улучшение бизнес-показателей различных компаний и усилия их менеджмента зачастую позитивно сказываются на динамике стоимости обыкновенных акций на Мосбирже, но при этом никак не отражаются на котировках GDR. Это может быть также связано с локализацией бизнеса.

Если бизнес металлургических компаний обычно широко диверсифицирован географически и значительно ориентирован на внешний спрос, то бизнес компаний потребительского сектора, добывающих, строительных, телекоммуникационных корпораций в основном расположен в России. Для них держать бумаги за рубежом, поддерживая имидж публичной компании, в текущих рыночных условиях вряд ли целесообразно.

Нередко ради снижения рисков лояльные инвесторы перекладываются в аналогичные бумаги, торгуемые на локальном рынке. К тому же в 2014 году Мосбиржа завершила важные инфраструктурные реформы, которые упростили для иностранцев сделки с локальными акциями.

В то же время некоторые компании заявляют о полном выходе из публичной плоскости и делистинге с Мосбиржи. Относительно недавние примеры — «Уралкалий» и «Дикси». Решение о делистинге «Уралкалия» было вызвано переводом акций эмитента из I уровня в III уровень листинга Московской биржи из-за низкого количества акций в свободном обращении (чуть более 5%) и хронической недооцененности компании. Причиной делистинга «Дикси» стала потребность в консолидации бизнеса, обусловленная финансовыми показателями.

В целом же российским компаниям в текущих рыночных условиях проблематично привлечь серьезного стратегического инвестора. Можно предположить, что и этот фактор мог стать причиной такого решения «Мегафона». Публичность — это один из лучших способов дать компании справедливую оценку. А если инвесторов нет, то и поддержание листинга, подразумевающего финансовые расходы, теряет смысл.

После биржи

В дальнейшем возможны два варианта развития событий. Согласно первому сценарию, объем акций «Мегафона» в свободном обращении снизится до околонулевых значений, и компания уйдет с организованных торгов на всех биржевых площадках. По второму сценарию оператор оставит достаточное число акций во free-float, чтобы сохранить листинг на Мосбирже.

Впрочем, многое указывает именно на первый вариант. Как отмечают в самой компании, стратегия цифровой трансформации «Мегафона», принятая в прошлом году, предполагает сделки с повышенным профилем риска, экспериментальные партнерства, связанные с новыми продуктами и технологиями, расширение партнерств с государственными корпорациями, аккумулирование средств и активные инвестиции. Публичный статус, несомненно, является ограничителем для реализации такого рода стратегии.

Россия > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 18 июля 2018 > № 2680086 Олег Сафонов


Россия. США. Китай > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 4 июля 2018 > № 2662583 Олег Сафонов

Охота на черных лебедей. Откуда ждать нового финансового кризиса

Олег Сафонов

управляющий директор «БКС Ультима Private Banking»

Противоречия в мировой торговле, вызванные протекционистской политикой США, накапливаются с апреля, нарастая как снежный ком, и могут загнать глобальную экономику в очередной кризис

Предсказания новых глобальных экономических потрясений множатся. На днях, например, об угрозе повторения мирового экономического кризиса 1997-1998 годов предупредили аналитики Bank Of America Corp.

Однако мнения по поводу того, что и когда именно может стать спусковым крючком для очередного глобального финансового катаклизма, разнятся. Одни видят угрозу в разгорающихся торговых войнах, другие указывают на возможный выход Италии из Евросоюза (Quitaly) по примеру Brexit, а третьи уверены, что разрушительная бомба замедленного действия скрыта в долговых проблемах государств.

Масштабные финансовые кризисы чаще всего наступают, когда их не ждут. Ни один экономист или футуролог заранее не назовет конкретную дату, которую потом нарекут «черным вторником» или «черной пятницей». Вместе с тем, если посмотреть внимательнее на текущую ситуацию в мировой экономике, станет понятно, что тревожных предпосылок существует немало.

Таран Трампа

Противоречия в мировой торговле, вызванные протекционистской политикой президента США Дональда Трампа America First, накапливаются с апреля, нарастают как снежный ком и могут загнать глобальную экономику в очередной кризис.

Июль начался с очередного «залпа» на торговом фронте — Канада ввела тарифы на американскую продукцию на сумму $16,6 млрд, ответив таким образом на введенные США пошлины на сталь. Американский лидер грозит в ответ наложить новые пошлины на импорт автомобилей. Европейские машины президент США тоже обещает обложить пошлинами.

Есть у Трампа торговые претензии и к Мексике. Но наиболее активный обмен любезностями в торговой сфере у Вашингтона происходит с Пекином. На днях КНР ожидает введения импортных пошлин со стороны США на большую группу товаров на $34 млрд, и китайские власти вряд ли будут медлить с ответом. В довершение ко всему Трамп намекнул на выход США из ВТО.

Торговые войны стали главным отрицательным фактором для развивающихся рынков в первом полугодии. Вместе с ужесточением монетарной политики в США они спровоцировали отток капитала из рисковых активов. Агрессивный протекционизм США вынуждает инвесторов с осторожностью подходить к развивающимся рынкам. Тем более что первые последствия глобального торгового конфликта не заставили себя долго ждать.

Статистика по активности в производственном секторе Поднебесной, вышедшая 1 июля, оказалась хуже ожиданий. Экспорт в юанях из Китая в США в июне вырос всего на 3,8% в годовом выражении, это почти на четверть (23,8%) ниже показателей 2017 года.

Если протекционистская война продолжится, в определенный момент китайская экономика может перейти к неконтролируемому охлаждению, что с большой вероятностью может послужить началом глубокого и продолжительного финансового кризиса.

Валюта и долги

Существует также опасность перехода торгового противостояния в валютные войны. Ситуация на валютном рынке, к слову, уже вышла из равновесия — юань в июне показал рекордное ослабление против доллара США, достигнув уровней августа 2017 года.

Валюта — куда более мощное оружие протекционизма, чем пошлины. Китай вполне может использовать оборонительный прием в виде мягкой девальвации юаня. Конечно, Пекин не станет открыто обесценивать свою валюту, но китайские власти могут приостановить поддержку юаня, которая препятствует его ослаблению. Это может вызвать еще большее недовольство со стороны Вашингтона, который ранее не раз обвинял Китай в намеренном поддержании заниженного курса юаня. Примечательно, что, по данным европейских СМИ, в кулуарах Европейского центрального банка (ЕЦБ) тоже обсуждается искусственная девальвация евро в ответ на протекционизм США.

Впрочем, среди экономистов пока превалирует мнение о том, что торговые войны не перерастут в валютные, поскольку в современных экономических условиях инициаторы конкурентной девальвации могут с большой вероятностью столкнуться с эффектом бумеранга.

Внушительным «черным лебедем» для мировой экономики могут стать долговые проблемы стран. Здесь отметим чрезмерную долговую нагрузку ряда системообразующих государств — США, Китая, Японии, отношение долга к их ВВП уже превысило 100%.

Существенный рост долговой нагрузки наблюдается и в ряде развивающихся стран. Так, долг Китая к ВВП превысил 300%, что грозит потенциальным финансовым кризисом в стране, а это, как мы понимаем, может повлечь отток капиталов из всех развивающихся рынков, в том числе из России, обрушить цены на нефть и привести к девальвации рубля.

В чем-то нынешняя ситуация напоминает то, что происходило в Латинской Америке и Азии в конце 1990-х и начале 2000-х годов. И, конечно, возвращаются опасения по поводу южных европейских стран — Испании, Италии, Португалии. Решение хронических структурных проблем в них долгое время откладывалось, экономические «пожары» заливались дешевыми деньгами. Однако в эпоху дорожающего финансирования растут риски и опасения того, что эти государства не справятся с обслуживанием долгов. Дефолт любой из этих стран может привести к тяжелому экономическому кризису.

Долговые проблемы, как мы видели на примере Греции, часто решаются непопулярными методами, что в свою очередь несет в себе существенные риски дезинтеграции Европы. Brexit усилил позиции евроскептиков. Так, на недавних парламентских выборах в Италии победили партии «Лига Севера» и «Пять звезд». Новое правительство Италии — третьей экономики еврозоны — прямо заявило Брюсселю: «Режиму экономии пора закончиться». Вице-премьер Луиджи Ди Майо пообещал, что Италия будет возвращать суверенитет в экономике. Все это очень тревожит инвесторов.

Справедливости ради отметим, что многие директивы ЕС Рим и так уже выполняет, скорее для галочки либо вообще игнорирует. Выход Италии из еврозоны (Quitaly) может стать куда более ощутимым и печальным по последствиям для мировой экономики, чем Brexit, учитывая тот факт, что Великобритания не была в зоне евро.

Нефтяной раскол

Некоторые аналитики считают, что катализатором очередного глобального кризиса может стать срыв глобальных договоренностей в части нефтедобычи, в которых принимают участие 24 страны. Потенциальных причин для этого немало: противоречия внутри ОПЕК+ относительно квот, геополитика (конфронтация Катара с арабским миром), упомянутые выше торговые войны. Высказываются мнения, что развал ОПЕК+ уже предопределен и что вскоре большинство его участников откажутся от своих обязательств. В этом случае цены на «черное золото» снова отправятся в свободное плавание.

Впрочем, если исходить из простых правил теории игр, раскол среди членов ОПЕК+ не выгоден абсолютно всем участникам, потому что он привел бы к неконтролируемому росту добычи в Саудовской Аравии и России и к резкому снижению цен на нефть. Если смотреть на происходящее со стороны, то существующий картель ОПЕК просто де-факто расширился и в него вошли другие ключевые игроки, такие как Россия. И всем выгодна текущая ситуация, когда стоимость нефти вернулась к $70-80.

Насколько Россия уязвима перед новым потенциальным кризисом? Несмотря на то что прошлые мировые финансовые катаклизмы достаточно серьезно затрагивали российскую экономику, в текущей ситуации она на первый взгляд выглядит устойчивой.

Постепенное санкционное давление привело к снижению объема и реструктуризации внешних долгов, а накопленные резервы и высокие пока еще цены на энергоносители позволяют России чувствовать себя относительно спокойно в обозримом будущем. При этом важно понимать, что дальнейшее усиление санкций или существенное расширение дисбалансов в мировой финансовой системе, безусловно, не может не затронуть российскую экономику.

Россия. США. Китай > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 4 июля 2018 > № 2662583 Олег Сафонов


Россия > Миграция, виза, туризм > gazeta.ru, 3 июля 2016 > № 1843993 Олег Сафонов

«Турагенты, вы знаете, у нас как найденыши»

Интервью «Газеты.Ru» с главой Ростуризма Олегом Сафоновым

Карина Романова

С открытием турецкого направления многие туроператоры воспрянули от уныния. Опасаться ли демпинга туркомпаний российским туристам, как заманить в Москву иностранных путешественников, нужна ли стране туристическая полиция и как правильно обучать гидов — в интервью «Газете.Ru» рассказал глава Федерального агентства по туризму Олег Сафонов.

«Рынок знает, кто занимается демпингом»

— Олег Петрович, совсем недавно, я бы даже сказала, неожиданно вновь заговорили о демпинге на туристическом рынке, который, как известно, два года назад стал причиной целой серии банкротств. С ним уже несколько лет пытаются бороться, но до конкретных способов пока дело так и не дошло. Интересно ваше личное мнение, как определить демпинг? Как отличить их от скидок…

— …от горячих туров, от специальных акций…

— От них самых. Как это сделать, как отличить?

— Мне кажется, это достаточно несложно. Для этого мы должны понимать, что горячие туры, скидки и специальные акции как правило ограничены во времени и определенным кругом направлений, отелей либо предложений.

Когда же мы говорим о демпинге, мы понимаем следующее. В 2014 году те обанкротившиеся туроператоры работали по принципу финансовых пирамид.

Они привлекали клиентов, продавая свой турпродукт по цене заведомо ниже себестоимости. Потому что им было важно просто привлечь новых людей, получить денежные средства для того, чтобы покрыть предыдущие обязательства. И, естественно, эта деятельность происходит в течение длительного периода времени.

Относительно того, что считать ниже себестоимости. Это очень сложный вопрос.

— Учитывая, что туроператорские компании в целом достаточно закрытые и не очень прозрачные…

— Да. Более того, хочу подчеркнуть, что у Ростуризма нет контрольно-надзорных функций. Поэтому в общении с туроператорским, турагентским сообществами мы понимаем,

если продается турпродукт по цене равной либо ниже авиационной перевозки, ну, или в пределах двух цен авиационной перевозки — это может относиться к признакам демпинговых продаж.

— А если собственная авиакомпания или отели?

— Все равно. Это может приводить к определенному снижению себестоимости и цены, но не в разы, вот о чем речь.

Второй момент, если эти продажи продолжаются в течение длительного периода времени, когда можно предположить, что задача состоит в привлечении средств для покрытия обязательств.

— Длительный период — это сколько?

— Несколько месяцев. Ведь, действительно, это могут быть горячие туры, продажи на какой-то арендованный, зафрахтованный самолет. Но эти продажи не могут быть очень массовыми и не могут продолжаться в течение длительного периода, порядка месяца или двух. Они не могут охватывать огромное количество туристов, счет которым идет на тысячи.

Но при этом, я соглашусь с вами, это очень непростой вопрос, и в данном случае мы очень активно работаем с туроператорами и турагентствами, поскольку только во взаимодействии с ними мы можем определить, демпинг это или не демпинг. И, собственно, эта работа у нас построена в рамках ассоциации «Турпомощь».

— Но у них же тоже нет контрольно-надзорных функций. Как же тогда происходит контроль?

— Смотрите, ассоциация выездных туроператоров «Турпомощь» объединяет всех туроператоров, которые занимаются выездным туризмом.

Я вас уверяю, рынок знает, кто занимается демпингом. Рынок это прекрасно понимает. И рынок, кстати, об этом откровенно говорит.

Потому что это очень серьезно, так как демпинг наносит ущерб всему выездному туроператорскому рынку. И туроператоры об этом не просто говорят, они об этом кричат.

— Кричат, и некоторые даже указывают кого проверить. Иногда это, знаете, становится похоже на показывание пальцем в чью-то сторону.

— Мы понимаем, что тут есть определенные сложности. Но вы, наверно, заметили, что Ростуризм не называет никого. Мы это обсуждаем среди туроператоров и турагентов открыто. Сами туроператоры и турагенты называют конкретные компании. Они знают, кто занимается демпингом.

— Опять же, не станет ли это способом борьбы с конкурентами?

— Думаю, что нет. Потому что если мы говорим о турагентствах, то они не конкуренты туроператорам, они занимаются продажами тех туров, которые сформированы туроператорами. Но агенты обеспокоены ситуацией, потому что если они продали тур, перечислили оператору деньги, а тур не состоялся, то клиенты часто требуют возмещения средств с турагентов.

Понимаете, туроператоры и турагенты, имея большой опыт работы на рынке, понимают определенный уровень себестоимости. Бывает, что на рынке есть определенная средняя цена, а у кого-то она в разы меньше. Такого быть не может. При не совсем правильном подходе к ценам они могут быть элементом конкурентной борьбы, чего мы хотим избежать.

— Будет кто-то из официальных органов определять, демпинговые цены или нет? Были опасения, что при запросах информации может произойти утечка коммерческой тайны.

— То, что это тонкий вопрос, абсолютно согласен. Нам важно, чтобы цены не были элементом конкурентной борьбы, воздействием одних туроператоров на других. Но наша задача — защита интересов туристов с тем, чтобы при приобретении турпродукта турист получал ту услугу, за которую заплатил деньги.

Я вас уверяю, нас не интересует себестоимость, каким образом она формируется, тем более мы никогда не включались и не собираемся включаться в конкурентную борьбу туроператоров.

Мы никогда не решали других задач кроме тех, что определены в нашем положении. Но перед нами стоит задача не борьба с демпингом как таковым, важно то, чтобы турист, покупая тур, получил услугу, на которую он изначально рассчитывал.

«Найденыши» должны заняться лоббизмом

— Кстати, вот вы, говоря о защите туристов, упомянули турагентов, что именно с них туристы часто требуют возврата средств, хотя услуги не оказывает туроператор. Как защитить агентов?

— Турагенты, вы знаете, у нас как найденыши. Они как бы ничейные. И эту тему, что сейчас никоим образом турагенты не регулируются, мы тоже неоднократно поднимали. Собственно, в этом виде деятельности мы от одной крайности в какую-то другую шарахаемся: или жесткое регулирование, или какое-либо его отсутствие. И то, и то плохо.

Не должно быть крайностей. Поэтому мы всячески стремимся к тому, чтобы существовали сильные объединения. В частности, эту функцию выполняет Союз турагентов России (СТА). Объединяясь в мощные сети, как раз в рамках своей деятельности союзы вырабатывают стандарты для турагентов. Нам важно, чтобы на этом рынке тоже не было обмана для туристов.

— То есть это саморегулирование?

— В каком-то смысле да. Более того, мы считаем, что действия объединения туроператоров в сфере выездного туризма «Турпомощь» — это тоже во многом саморегулируемая организация, они сами регулируют свою деятельность. Объединение очень активно взаимодействует с нами и работает по нашей инициативе с турагенствами, то есть на ее базе, по сути дела, создается саморегулируемая туристская организация. Многие функции ими могут быть реализованы самостоятельно во взаимодействии с нами или по нашей инициативе.

— А во взаимодействии с судебными органами, которые часто привлекают агентов к ответственности за неоказанные туроператором услуги?

— Это очевидный пробел в законодательстве, его нужно менять.

— Кто же этим будет заниматься?

— Для этого нужны лоббистские структуры. Мы считаем, что это и СТА, и «Турпомощь». Это, конечно же, и Ростуризм это может и должен делать.

То есть мы должны решать те задачи, которые стоят перед рынком турагентов.

— Как вы думаете, первоочередная ли вот эта судебная проблема и в какой срок она может быть «пролоббирована»?

— Это очень важная проблема, на рынке агенств, к сожалению, есть очень много мошенничеств. Во-первых, мы не знаем, сколько в принципе агентств в нашей стране, таких данных нет. Их надо посчитать, вообще понять, кто они.

У нас такая ситуация, что агентствами могут быть организации, которые оказывают ритуальные услуги. Я не против ритуальных услуг, но это, наверно, разные виды деятельности? Очень много однодневок, часто мы сталкиваемся с тем, что, собирая деньги с туристов, компании исчезают. Кто они, почему они это делают?

Мы не знаем, кто работает на рынке, а потребитель каким образом должен сориентироваться, эффективно ли это работающий на протяжении многих лет турагент или же вчера созданная однодневка? Какой-то элемент порядка вводит реестр турагентств, который я предлагал вести на базе ассоциации «Турпомощи», одной из общественных организаций в сфере туризма. Я это предлагал, и президент это поддержал. И дальше уже, да, сейчас в добровольном порядке этот процесс реализуется. Мы считаем, это очень хорошо.

— В обязательном порядке нет желания этого сделать?

— Обязательно это будет с 1 января 2017 года, но мы не можем и не хотим вести список на нашей базе, и это невозможно, у нас для этого нет ни людских ресурсов, ни финансовых, и это не наша задача. Мы не знаем, какой это объем работ, сколько их — 20 тысяч или 30 тысяч, или 15 тысяч, но это все равно огромное количество. Поэтому то, что это делается на базе ассоциации «Турпомощь» я считаю абсолютно правильным и верным, это решает те задачи, которые перед нами поставил президент.

В Индию и Иран — без виз

— Если говорить о том, что мешает привлекать в Россию иностранных туристов, то визовый вопрос, пожалуй, — самое главное препятствие. Визу получить и дорого, и сложно, и многие жалуются на, не буду говорить этого слова, коррупцию, но проблем действительно очень много.

— Да, не будем далеко ходить, могу привести пример. Вы знаете, что китайские туристы сейчас номер один по посещениям нашей страны. И совсем недавно к нам приезжал в Россию руководитель главного управления по туризму КНР Ли Цзиньцзао. Он написал официальное письмо, в котором указал, что

стоимость получения российской визы для китайского гражданина составляет 10 тыс. руб. При этом за эту сумму он получает однократную визу, которая предоставляет ему право на однократный въезд в Россию сроком до 30 дней.

Совершенно очевидно, что наша страна сейчас находится в конкурентном поле. Иностранные туристы могут выбирать, какую страну им посетить, и при прочих равных они поедут в ту страну, где им проще, комфортнее получить визу, если уж говорить о режиме пересечения границы. Поэтому нужно задуматься над тем, чтобы получение визы в Россию было недорогим. Я думаю, что уровень в $20-30 вполне подходящий.

Второе, абсолютно точно нужно сконцентрироваться на выдаче многократных, многолетних виз, ввести электронные документы, потому что рн очень удобен для получателей. Помимо этого, в мире широко распространена практика транзитных безвизовых посещений на 72 часа, частично в нашей стране эта практика работает.

— Но она действует только в отдельных городах.

— Да, это так. Вот Санкт-Петербург, например. Если туристы прибывают на пароме, то они имеют право здесь транзитно находиться 72 часа без визы (в пределах территории, установленной туристической программой — прим. «Газеты.Ru»). Но другие территории нашей страны, к сожалению, они посещать не могут. Но в мире практика идет дальше. В том же Китае, например, транзитно можно посещать отдельные точки 144 часа без визы. Поэтому нам нужно об этом задуматься, мы должны создавать удобные условия для получения виз. Если мы введем это упрощение или безвизовый режим, то, по опыту, думаю, процентов на 40-50% турпоток можно увеличить.

— Можно, конечно, увеличить, но каковы шансы, что такие визы вообще введут? Возьмем в пример Евросоюз, чьи граждане с трудом получают визы. В текущей политической ситуации насколько возможно, что без паритетного принципа Россия пойдет на упрощение выдачи проездных документов?

— Я считаю, что в этом вопросе не должно быть подхода с точки зрения взаимности. Важно исходить из принципа экономической заинтересованности и выгодности для нас. Если нам выгодно, чтобы к нам приезжали туристы, которые законопослушны и не несут никакого ущерба для безопасности — а иные должны быть на этапе получения виз отсеяны, таким ни в коем случае нельзя давать право приезда — то все остальные должны приезжать в нашу страну и привозить к нам деньги, в которых мы очень заинтересованы в современных условиях.

Мы о чем и говорим. Вот существует уже более десятилетия возможность групповых безвизовых поездок в Китай из России и обратно (сейчас россияне и китайцы могут совершать обоюдные поездки без индивидуальных виз. Для этого проездной документ оформляется на группу составом от 5 до 50 человек и сроком до 15 дней — прим. «Газеты.Ru»). Наверно, имеет смысл расширять эту практику, которая показала себя, зарекомендовала себя очень успешно. Мы предлагаем ее распространить, подписав соответствующие соглашения с Индией, Ираном.

— Какие страны могли бы еще поучаствовать в групповом безвизовом режиме? Может быть Вьетнам какой-нибудь?

— Мне кажется, это должны быть страны, безопасные с миграционной точки зрения, которые могут дать действительно серьезный, мощный толчок с точки зрения развития въездного туризма в нашу страну.

Но, наверно, говоря о безвизовых списках, имеет смысл имеет говорить пока только об Индии и, возможно, об Иране. Но Индия, я думаю, это страна номер один.

— То есть пока ограничиваемся только двумя новыми странами?

— Процедуры в любом случае упрощать, надо сделать их менее хлопотными и более дешевыми.

Экскурсоводы занимаются идеологией

— Последняя тема, которую хотелось бы обсудить — это качество туристического продукта. А именно вопрос гидов-переводчиков. В этом секторе немало проблем, сейчас работа гидов и экскурсоводов, по сути, не регулируется. Минкульт разработал законопроект, который регулирует их деятельность, делает аттестацию обязательной. Непонятно, когда его примут, но в нем указывается, что гидами-переводчиками могут быть только граждане России, хотя Минтруд в начале года планировал разрешить работать на рынке и иностранным специалистам…

— Наличие российского гражданства для гида — это принципиальная позиция, и мы ее поддерживаем. Например, относительно гидов для китайских граждан, на эту тему мы проводили соответствующие совещания и в Москве, и в Санкт-Петербурге.

Гидами для китайских граждан должны быть, естественно, гиды российские, которые будут предоставлять высококачественную информацию, с соответствующей подготовкой и знанием китайского языка. Мы должны понимать, что это — идеология.

Та информация, которую дают гиды, это идеологическое дополнение туризма, и совершенно невозможно пускать это на самотек. Конечно же, ситуацию надо менять.

— А кто будет заниматься контролем этого рынка? Может подключить туристическую полицию?

— В Москве, вы знаете, туристическая полиция есть уже несколько лет, там порядка 170 человек со знанием иностранных языков. Это решение было принято в Москве. Я считаю, что в основных туристских дестинациях нашей страны необходимость создания туристической полиции уже назрела. Собственно, вот этот орган действительно может регулировать и контролировать деятельность гидов. Но вообще основным регулирующим действия гидов-переводчиков органом должны быть местные региональные власти по туризму, либо комитет по культуре, либо комитет по туризму, либо их объединения.

— Как вы думаете, каков должен быть их подход к ситуации? Что они должны делать? Штрафы выписывать, ловить нелегалов? Было много сообщений о том, что, в особенности с китайскими туристами, гидами подрабатывает кто попало, даже студенты по обмену...

— Непонятно, какую информацию они дают, кто они, кто их готовил, о чем они говорят. Это некачественная информация, которая ими предоставляется приезжающим туристам. Это серьезная проблема, причем в отдельных регионах проблема достигла гигантских размеров, например, в Иркутской области.

— Как вы думаете, каков все-таки должен быть порядок? Туристическая полиция должна выявлять нелегалов и выписывать какой-то штраф или же речь идет о том, что нужно привлекать к проблеме, допустим, Федеральную миграционную службу?..

— Я думаю, что, первое, должно быть регулирование этих видов деятельности. Второе, либо, вы правы, туристическая полиция, либо полиция, которая уже имеется в наличии, вполне может навести порядок на этом рынке услуг. Но если не будет регулирования, если не будут введены санкции за такой вид самодеятельности, то полиция, конечно же, не сможет действовать.

Мне кажется, принципиально важным является законодательное закрепление того, кто такой гид-переводчик, кто его должен готовить, на основании каких документов они должны работать и какие должны быть административные санкции в случае их нарушения. Вот что первично, а дальше полиция вполне сможет задачу эту решить.

Россия > Миграция, виза, туризм > gazeta.ru, 3 июля 2016 > № 1843993 Олег Сафонов


Россия > Миграция, виза, туризм > forbes.ru, 15 июня 2016 > № 1793723 Олег Сафонов

Олег Сафонов: «Наши туристы вывозили за рубеж порядка $50 млрд в год»

Иван Просветов

заместитель главного редактора Forbes

Ростуризм объявил о начале второго этапа конкурса «Туристический бренд России». Первый, с участием всех желающих, прошел в 2015 году и собрал более 10 000 предложений. Как говорят в Ассоциации брендинговых компаний России, организующей новый этап, эти работы «будут использованы профессионалами в качестве референсов». Теперь созданием концепций и логотипов займутся креативные директоры, стратеги и дизайнеры брендинговых агентств. В Ростуризме подчеркивают, что права на результаты коллективного творчества государству передадут безвозмездно. Варианты, отобранные жюри, пройдут тестирование, и в декабре 2016 года три наилучших будут выставлены на открытое голосование. Руководитель Федерального агентства по туризму Олег Сафонов рассказал Forbes, насколько российская туристическая индустрия готова к появлению международного бренда.

— Почему вы решили создавать бренд для России?

— Туристический бренд, как известно, нужен для продвижения возможностей страны в сфере отдыха и путешествий. Из 195 государств мира у 146 такие бренды имеются. Россия находится на десятом месте в мире по посещаемости иностранными туристами, и мы ставим перед собой задачу войти в тройку лидеров. При этом туристического бренда у нашей страны до сих пор нет, а это чревато упущенными возможностями. Кстати, бренд способствует развитию и внутреннего туризма. Мы хотим создать все условия для того, чтобы и наши граждане как можно чаще путешествовали по своей стране. Это важно и в культурно-просветительском, и в экономическом отношении. Наши туристы до недавнего времени вывозили за рубеж порядка $50 млрд в год. Представляете, какие огромные средства инвестировались в экономику других стран?

— А сколько иностранные туристы привозили в Россию?

— $12 млрд в год.

— Между третьим и деcятым местом разрыв немалый. Реально ли его преодолеть?

— Вполне. У России такой широкий спектр туристических возможностей, какого, пожалуй, нет ни в одной другой стране мира. Нам еще предстоит в полной мере осознать и раскрыть свой потенциал. Туризм можно развивать в каждом регионе нашей страны — и в арктической зоне, и на Кавказе, и в Сибири, и в европейской части. Причем туризм практически любой — исторический, аграрный, экологический, пляжный, экстремальный и так далее.

Давайте посмотрим на Дальний Восток: ежегодно три миллиона туристов из Южной Кореи, Китая и Японии путешествуют на кораблях к берегам Аляски. А к нам не заходят.

Хотели бы они побывать на Камчатке? Да. Могут? Нет. В Петропавловске-Камчатском нет подходящих причальных стенок, и глубины в порту недостаточные для круизных лайнеров. Развивать портовые города не в компетенции Ростуризма, но мы постоянно всем напоминаем: не пренебрегайте туристическим потенциалом. Есть статистика: одно новое рабочее место в туризме приводит к появлению пяти рабочих мест в смежных отраслях. Синергетический эффект развития туризма просто невероятен! Возьмем автотуризм — в Европе это рынок на €16-19 млрд в год. Только Германию за год посещают 5,5 млн автотуристов. К нам сколько едут? Две тысячи. Почему? Потому что у нас на всю Россию лишь пять полноценных кемпингов. В западных регионах их вообще нет. Мы начали с магистрали Брест — Москва. Есть оператор трассы М1 — компания «Автодор», есть «Лига караванеров», мы их связали, договорились с нашими белорусскими друзьями. Надеюсь, сделаем цепочку кемпингов. Потом возьмемся за направления Москва — Питер, Питер — Псков, Золотое кольцо, Москва — Юг.

— Хватает ли средств? Федеральная программа развития туризма предусматривала выделение за 2011-2018 годы 133,5 млрд рублей…

— Это изначально. Но в 2014 году ассигнования на программу были сокращены в пять раз. В прошлом году уже сокращенный бюджет секвестрировали на 10%. В этом году — еще минус 10%. У нас по сокращенному объему в 2016 году предполагалось получение 4 млрд рублей.

— А изначально 24,8 млрд рублей?

— Да, верно. Но теперь на все мероприятия года выделяется 3,6 млрд рублей. Как вы думаете, достаточно ли этой суммы для создания качественной, конкурентоспособной, высокоэффективной туристической инфраструктуры по всей территории нашей страны? Вопрос риторический. Однако мы решаем стоящие перед нами задачи, исходя из тех возможностей, что имеются. Стремимся максимизировать эффективность. Извлечь как можно больше пользы для отрасли и потребителей из каждого бюджетного рубля.

Олег Сафонов— Реестр инвестиционных проектов программы включает 72 туристических кластера. Все они будут реализованы?

— В настоящее время создаются туристско-рекреационные кластеры в 26 регионах. Еще 15 регионов хотят подключиться — в проектах обязательно должно быть софинансирование от регионального бюджета. Но мы, к сожалению, пока не можем обеспечить им федеральные бюджетные ассигнования: не хватает имеющихся лимитов. Но вот что примечательно: по условиям включения в ФЦП на один рубль из федерального бюджета необходимо привлекать не менее трех рублей частного финансирования. У нас по итогам 2015 года получилось почти четыре рубля. То есть со стороны бизнеса есть не просто интерес — огромное желание партнерства. Государственные деньги идут на создание инженерной инфраструктуры: газификацию, строительство канализации и очистительных сооружений, водоснабжение. Где-то можем сделать подъездную дорогу, но небольшую, потому что мы не дорожный фонд. А бизнес наполняет этот кластер жизнью через строительство гостиниц, ресторанов, других туристических объектов.

— Могли бы привести показательный пример такого кластера?

— Да. Алтайский край, горный курорт Белокуриха. Сейчас он заполнен на 100% круглогодично: там очень хорошая инфраструктура. Мы совместно с руководством Алтайского края реализуем проект «Белокуриха-2». Суммарные расходы федерального бюджета — порядка 5 млрд рублей. Построена дорога, проводятся коммуникации, активно включается бизнес: строятся гостиницы, рестораны. Проект позволит удвоить возможности Белокурихи по приему туристов. Есть аналогичные проекты в Бурятии, на Урале, в центральной России — Тверской, Ярославской, Псковской областях.

Поначалу регионы с опаской относились к участию в программе, да и бизнес не особо доверял. Первые годы были очень сложные. Там, где проекты завершены, уже наблюдается значительное увеличение турпотока. Вообще, в целом по России число туристов — как иностранных, так и своих — в прошлом году выросло на 20% — до 50 млн. Тогда как в федеральной целевой программе плановый показатель на 2018 год — 40 млн.

— Но как среди причин роста внутреннего туризма отделить настоящий интерес от того, что заграница стала дорогой, а Египет и Турция — недоступными?

— А никак не надо отделять. Есть китайская пословица: не важно, какого цвета кошка, главное, чтобы ловила мышей. Да, один из факторов роста — это удорожание зарубежных поездок. Падение рубля по отношению к основным валютам, к сожалению, сказалось на всем — и на бизнесе, и на покупательной способности. Но при сокращении покупательной способности люди все равно больше стали путешествовать по стране. Значит, интерес есть.

— Согласно статистике 2015 года почти 70% приехавших в Россию с туристическими целями, или 18,7 млн человек, — это граждане стран бывшего СССР. Если же смотреть на число гостей из Западной Европы, то, например, немцев у нас побывало 553 000. Польша приняла в 2015 году в десять раз больше немецких туристов. Как пробудить интерес состоятельных европейских путешественников?

— За последние два года мы действительно отмечаем сокращение числа туристов из Европы. Оно связано с тем, что против нашей страны введены санкции, есть негативный информационный фон, и это сказывается на турпотоке. Хотя туризм — вне политики. Но по разным странам статистика разная. К примеру, число туристов из Испании или Греции растет, из Германии и Великобритании — уменьшается. Конечно, нам нужно стараться более активно и энергично продвигать нашу страну как комфортное, интересное и безопасное туристическое направление.

Мы в прошлом году начали открывать маркетинговые офисы Ростуризма за рубежом под общим брендом Visit Russia. Сейчас их десять. Мы начали с Германии, Финляндии, Италии, открыли два офиса в Китае — в Пекине и Шанхае, во Вьетнаме, на Ближнем Востоке — в Катаре и Объединенных Арабских Эмиратах. В этом году открыли представительство в Иране. Иранцы, кстати, очень активно к нам едут. Это туристы состоятельные, интересующиеся историей и современностью нашей страны. Рост турпотока из Ирана за прошлый год — двукратный (33 600 человек за 9 месяцев 2015 года. —Forbes). Офисы открываются в партнерстве с местным бизнесом. На аренду помещений и зарплаты мы деньги не тратим. Только на конкретные программы и мероприятия по продвижению нашей страны.

— У каждого из этих офисов свои маркетинговые подходы?

— Конечно. У туристов из разных стран разные запросы и представления о России. Мусульманам, например, важно показывать, что мы страна с глубокими мусульманскими традициями, историей, святынями. Вообще, нам нужно постоянно думать над тем, чтобы гостям России было комфортно. Мы в Ростуризме совместно с Ассоциацией рестораторов и отельеров реализуем программу Halal Friendly. Аналогичный проект есть для китайских туристов — China Friendly. Китайцы очень активно едут в Россию (1,12 млн человек в 2015 году. — Forbes). Что, прежде всего, для них нужно? Переведенная и адаптированная информация. Объявления во всех столичных аэропортах уже дублируются на китайском языке. И в наших маркетинговых офисах мы продвигаем эту идею: приезжайте к нам, с вами будут общаться на вашем языке, вы сможете получить то, что хотите. Нам нужно делать нашу страну комфортной во всех отношениях. Мне кажется, что прогресс есть и мы на правильном пути. Мы создали национальный туристический портал Russia Travel. Там представлены все 85 субъектов Федерации с проверенной информацией для путешественников.

— В соцсетях вас упрекали за то, что вы призываете отдыхать в России, а сами задекларировали две виллы на Сейшелах. Виллы вы продали, когда возглавили Ростуризм. С тех пор за границей не отдыхали?

— Да, не отдыхал, выезжал только в рабочие поездки, причем они стали какими-то стремительными — буквально на один день. Да и, честно говоря, внутри страны из-за нехватки времени не очень-то удается отдохнуть. Дней на пять ездил в Алтайский край, зимой на неделю в Крым. Начиная с 1990 года я достаточно много и активно ездил за рубеж. Может, это переход количества в качество или сработало правило «все познается в сравнении», но у меня появился больший интерес узнать свою страну. Я до сих пор, когда лечу куда-нибудь по делам, поражаюсь, какая у нас огромная страна и как мало мы ее знаем.

— Если вам вдруг дадут отпуск, министр скажет: «Вот тебе месяц, езжай куда хочешь», куда бы вы поехали?

— Я бы на Байкал рванул или на Камчатку. Или даже на Чукотку.

Россия > Миграция, виза, туризм > forbes.ru, 15 июня 2016 > № 1793723 Олег Сафонов


Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 8 декабря 2015 > № 1573465 Олег Сафонов

Новое поколение клиентов приват-банкинга идет в Сеть

ОЛЕГ САФОНОВ

председатель правления M2M Private Bank

Многим кажется, что у самых обеспеченных клиентов нет потребности в самостоятельном управлении своими финансами. Но это ошибка.

В августе 2015 года мы запустили новый интернет-банк — с современным metro-дизайном, наглядным представлением структуры расходов, отображением всех подключенных у клиента в банке продуктов и другими полезными функциями. Казалось бы, логичной реакцией на такую новость должно стать: «А почему так поздно? Это уже must-have для всех банков». Но мои коллеги по банковскому рынку, когда узнают об этом, почему-то задают другой вопрос: «Олег, а зачем вам вообще нужен интернет-банк?»

Причина таких вопросов — в стереотипах о клиентах сегмента приват-банкинг (private banking). Отчего-то многим кажется, что у самых обеспеченных клиентов нет потребности в самостоятельном управлении своими финансами — всегда можно дать поручение персональному менеджеру в банке или своему личному помощнику. А если спрос на личное онлайн-взаимодействие с банком очень мал, то вкладываться в развитие цифровых каналов обслуживания на первый взгляд и не обязательно.

На самом деле, подобный подход ошибочен. На российский рынок приват-банкинга сегодня приходит новое поколение клиентов. Это и наследники «первой волны» российских миллионеров, и те, кто представляет новую формацию предпринимателей, сформировавших свой капитал в конце 2000-х — начале 2010-х годов. Эти люди, получившие хорошее образование и прекрасно ориентирующиеся во всех современных технологиях, очень отличаются от основоположников российского крупного бизнеса, для многих из которых и компьютер на рабочем столе был необязательным атрибутом. Наши молодые клиенты знают своих персональных менеджеров (и этот институт останется неотъемлемой частью услуг приват-банкинга), но все реже пользуются их услугами. Зачем тратить время на общение с посредником, пусть и профессиональным, если ты можешь быстро сам осуществить любую нужную тебе операцию? В особенности если твой бизнес связан с перелетами по всему миру — разбуженный в четыре утра менеджер постарается узнать остаток на карточном счете максимально быстро, но вряд ли сделает это быстрее, чем сам клиент, пользующийся мобильным приложением.

Данные предположения подтверждала и статистика: еще до внедрения последней версии интернет-банкинга 60% наших клиентов (даже тех, кто активно пользовался услугами персонального менеджера) хотя бы раз в неделю заходили в интернет-банк для того, чтобы проверить состояние своих счетов. Это стало еще одной важной причиной для перезапуска нашей системы ДБО — качество предоставления услуги не должно меняться в зависимости от канала ее предоставления.

Каким, по нашему мнению, должен быть веб-интерфейс предоставления услуг приват-банкинга?

От простого отображения перечня открытых в банке счетов необходимо переходить к удобному представлению всех имеющихся у клиента продуктов — от простых расчетных до более сложных инвестиционных.

Необходимо учитывать не только стандартный для интернет-банкинга функционал, но и те особенности, которые характерны для сегмента приват-банкинга. Если клиент привык к тому, что часть его финансовых задач решает помощник (личный или менеджер из банка), то необходимо учитывать это. Например, можно внедрить функционал доступа к одному личному кабинету через несколько учетных записей с разными правами.

Имеет смысл интегрировать интернет-банк с другими онлайн-сервисами (покупка авиабилетов, бронирование отелей и т. д.). Многие обеспеченные клиенты используют услуги консьерж-сервиса в офлайн-среде. Имеет смысл и в онлайн-банке дать им возможность организовать зарубежные деловые встречи или спланировать семейный отдых там же, где они решают и свои финансовые вопросы.

Дизайн интернет-банка для обеспеченных клиентов должен отвечать всем требованиям к современным интерфейсам. Клиенты приват-банкинга живут в контексте современной среды, пользуются популярными приложениями и онлайн-сервисами и очень хорошо понимают, в какой упаковке должны сегодня поставляться технологии.

Именно этими принципами мы и руководствовались, когда делали свой новый интернет-банк M2M ONLINE. Первые отзывы клиентов показывают, что мы пошли по правильному пути.

Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 8 декабря 2015 > № 1573465 Олег Сафонов


Россия > Миграция, виза, туризм > russiatourism.ru, 10 февраля 2015 > № 1341894 Олег Сафонов

Олег Сафонов дал интервью журналу "Инвестиции в туризм" 10 февраля 2015 г.

Олег Сафонов: «Российская туристическая индустрия сейчас переживает переломный момент»

Российская туристическая индустрия сейчас переживает переломный момент, считает руководитель Федерального агентства по туризму (Ростуризм) Олег Сафонов. На пресс-конференции, прошедшей в пресс-центре Interfax, он отметил, что в стране происходят важные экономические процессы, меняется сама структура экономики, и в этой ситуации именно туристическая отрасль может стать локомотивом экономического развития, обеспечить занятость населения, развитие малого и среднего бизнеса, создать импортозамещение. «Внутренний и въездной туризм решают вопросы стабильности нашей национальной валюты, потому что создают устойчивый спрос на рубль», - считает глава Ростуризма. Через въездной туризм страна получает огромный приток иностранной валюты. А развитие внутреннего туризма способствует тому, чтобы граждане валюту из собственной страны не вывозили.

Стремительно сокращается количество наших граждан, выезжающих за рубеж. Причины – рост курсов иностранных валют и неблагоприятная политическая обстановка в мире. По данным Ростуризма спрос на выездной туризм в 2014 году уменьшился на 30-50%. Несколько сократился въездной туризм в нашу страну (точные данные Росстата будут известны в ближайшее время). Но самое главное, вырос внутренний туризм в Российской Федерации. В 2013 году количество туристов, путешествующих по нашей стране, было на уровне 32 млн. человек. В 2014 году путешественников стало больше на 30% - 41,5 млн.

Экономические процессы происходят очень быстро, почти мгновенно, но туристическая отрасль реагирует гибко. Олег Сафонов отметил рост на 25% числа туроператоров, которые занимаются внутренним туризмом. На 1 февраля 2014 года таких фирм было 2957, на 1 февраля 2015 года уже 3710. Это происходит за счет того, что туроператоры, понимая большой потенциал внутреннего туризма, переориентируют свою деятельность. «В течение прошлого года Федеральное агентство по туризму ставило перед бизнесом задачу диверсифицировать свою деятельность на внутренний туристический поток. Бизнес отреагировал», - добавил глава Ростуризма.

Туризм состоит из трех сегментов: внутреннего, въездного и выездного. Первые два способствуют развитию экономики нашей страны. Третий – нет. «Когда говорим о выездном туризме, должны понимать, что это деньги, которые вывозятся и вкладываются в экономику зарубежных стран». «Внутренний и въездной туризм – это стратегически важные направления для нас. Туризм является катализатором социально-экономического развития регионов. Это особенно важно для тех регионов, где промышленность не сильно развита». Ведь развитие туризма стимулирует развитие еще 53-х смежных отраслей, таких как транспорт, пищевая промышленность, строительство, народные промыслы и др. Причем экономический эффект бывает очень быстрый.

Олег Сафонов напомнил, что до недавнего времени у нас в стране слово «туризм» воспринималось исключительно как выезд за рубеж. Так продолжалось 24 года. Причем на поддержание этого стереотипа работала вся индустрия зарубежного отдыха. Реклама, спецпредложения, облегчения визового режима и т.д. В одной только Москве работает 48 представительств национальных туристических офисов разных стран. В результате миллионы наших граждан вывозили из России миллиарды своих кровных денег, заработанных в своей же стране, тем самым финансируя создание прекрасной туристической инфраструктуры на зарубежных курортах. Теперь России нужно инвестировать серьезные средства для того, чтобы создать такую же инфраструктуру внутри страны.

Сейчас главное конкурентное преимущество российских курортов перед иностранными – в цене (благодаря курсу валют). Чтобы наша туристическая инфраструктура оставалась конкурентоспособной в любых условиях, качество обслуживания туристов должно быть не хуже, чем за рубежом. На мировом туристическом рынке существует жесточайшая конкуренция между странами за российского туриста, и наша страна не является исключением. Россия уже вступила в эту конкурентную борьбу и сейчас получила преимущество. Туристические страны, такие как Греция, Турция, Египет заинтересованы, чтобы турпотоки из России не сокращались. Понимая, что поездки по нашей стране становятся более конкурентоспособными, интересными и эффективными, эти страны пытаются любыми способами отвлечь туристов на себя. «Наша задача в том, чтобы создать такие рыночные условия, в которых деньги наших туристов будут работать внутри страны, - подчеркнул г-н Сафонов. – Экономические показатели наглядно говорят о том, что мы успешно действуем в этом направлении. Будем продолжать наши действия, чтобы становиться всё более конкурентоспособными». Сейчас туризм развивается уже не только в давно известных туристических направлениях, таких как Москва, Санкт-Петербург, Сочи и Золотое кольцо, но и везде: на курортах Сибири, в Поволжье, в Крыму.

Россия – страна большая, и в ней много туристских направлений. По мнению Олега Сафонова, сейчас инфраструктура гостеприимства в таких городах как Москва, Санкт-Петербург и Сочи не только соответствует мировым стандартам, но и во многом превосходит инфраструктуру не только Греции и Турции, но и таких высокоразвитых стран как Франция и Швейцария. В других регионах, таких как Байкал и Камчатка, инфраструктура отстает. Но это точки роста. Особенно в такое время, когда в мире развивается экологический туризм. В России много заповедников, мест с нетронутой природой – все это будет особенно интересно иностранному туристу.

Руководитель Ростуризма добавил, что дешевый рубль – благоприятное обстоятельство для того, чтобы иностранцы приезжали отдыхать в Россию. Иностранным туристам сейчас очень выгодно приезжать в нашу страну. Уже наблюдается значительный рост въездного турпотока по некоторым регионам. Например, Забайкальский край и Карелия. «Важно оперативно работать, потому что изменился курс рубля к доллару. Нам нужно этот благоприятный факт для развития въездного туризма использовать на все 100%». Ростуризм нацелен на популяризацию отдыха в России по всему миру разными способами. Например, через создание сети туристических представительств за рубежом. Задача на 2015 год – три представительства: в Китае, Германии и Италии.

Россия > Миграция, виза, туризм > russiatourism.ru, 10 февраля 2015 > № 1341894 Олег Сафонов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter