Всего новостей: 2551619, выбрано 2 за 0.004 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Слуцкий Леонид в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаСМИ, ИТвсе
Слуцкий Леонид в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаСМИ, ИТвсе
Великобритания. Россия > СМИ, ИТ > angliya.com, 9 ноября 2017 > № 2381655 Леонид Слуцкий

Леонид Слуцкий: от ЦСКА к английскому Hull City

Наше эксклюзивное интервью со знаменитым тренером

После проигранного матча с «Мидлсбро» в 15-м туре Чемпионшипа (вторая по статусу лига в английском футболе) я, честно, была морально готова, что в интервью с главным тренером «Халл Сити» Леонидом Слуцким мне любезно откажут. Но чемпионом России с футбольным клубом ЦСКА трижды за семь лет просто так не становятся. И сборную России на чемпионат Европы просто так не выводят. Да и первым российским тренером в Англии просто так не станешь. Поэтому даже в очень насыщенный период своей жизни Леонид Викторович нашел время и эмоции для «Англии».

– На днях на пресс-конференции вы сказали, что после каждого такого матча умираете, а затем рождаетесь вновь. Вы уже родились заново?

– Нет, я начинаю рождаться только в первый рабочий день. Сегодня выходной, и я просто думаю, что делать и как, какой путь избрать. Рожден я буду завтра. Сегодня я уже пытаюсь подавать признаки жизни, но все ж по ощущениям – ближе к летальному исходу.

– Сейчас у вас самый тяжелый период в карьере?

– Нет. Эмоционально самый сложный период был в ЦСКА. Конкретно – концовка сезона 2011-2012, когда мы заняли третье место – худший при мне результат для ЦСКА, и начало следующего сезона. Сейчас тоже крайне сложно, но я уже опытнее, «толстокожее».

– Насколько вы интегрированы в жизнь Англии и городка, где живете (Слуцкий живет в Беверли, поблизости от базы клуба. – Прим.ред.)?

– Я расцениваю работу здесь как командировку. Надеюсь, что длительную, но друзей не спешу заводить: понимаю, что я здесь временно. Хотел бы жить в России, и мой дом – в России. Я люблю нашу страну. Но если ты приехал сюда, то ты должен жить по местным законам.

– А к вам часто пристают на улице здесь?

– Да, часто. Все время пристают. Но всегда желают удачи, говорят хорошие добрые слова. Но я не вижу разницы. В России то же самое. Когда меня встречали болельщики именно на улице, то тоже всегда были слова поддержки. Мне кажется, что какая-то часть болельщиков агрессивна только внутри стадиона. А внутри стадиона ты очень часто лишен этой возможности близкого контакта.

– Когда вы общаетесь с англичанами, они что-то спрашивают о России? Вам приходилось разрушать стереотипы?

– Не особенно. Они замкнуты в себе: то, что происходит в других странах, их очень мало интересует, насколько я заметил. Наша страна больше ориентирована на внешнюю политику, и мы больше обсуждаем, что о нас думают. У меня все время BBC работает, и я слышал про нашу страну один раз, когда за допинг российскую легкоатлетку (Татьяну Чернову. – Прим. автора) лишили бронзовой медали в Пекине. И они об этом сказали, потому что британская спортсменка была четвертой, но в итоге получила медаль. Они не говорили о проблеме допинга в России, они просто объявили: у нас медаль! Они говорят о «Брекзите» или референдуме в Шотландии – только о своем. Поэтому не стоит верить тому, что они как-то негативно настроены. Я никогда не чувствовал враждебности. Они просто ничего не знают про нас. Не интересуются, не понимают. Они не знают ничего о нашем футболе! Тот же знаменитый ЦСКА… для них он где-то очень далеко.

– Чего вам здесь не хватает?

– Тренер – очень одинокая профессия. Да и человек вообще одинок в своем несчастье. Я очень остро переживаю какие-то моменты, и тогда мне в принципе все равно, где я нахожусь: дома в Москве или в съемном жилье в Англии. В эти моменты абсолютно не важен антураж вокруг тебя. И у меня нет потребности делиться. Потому что мне никто не может помочь. Только я могу решить проблему, только я знаю пути выхода, только я понимаю команду, только я о ней думаю 24 часа в сутки. А когда ты выигрываешь, ты, наоборот, находишься в прекрасном расположении духа, и опять же не столь важно, что происходит вокруг тебя. Поэтому жизнь тренера очень зависима. Твоя работа – это то, что доставляет тебе самое большое удовольствие в жизни. Она же доставляет тебе неприятности. И ты на этом настолько сфокусирован, что внешний мир особого значения не имеет.

– То есть выходит, что приезд Олега Яровинского (помощник Слуцкого в «Халл Сити». Работает с октября текущего года. До этого вместе работали в ЦСКА. – Прим.автора) эмоционально никак вам не помог?

– То, что он знает все процессы изнутри, – очень важно, но он помогает, прежде всего, работой. Это основная задача. Конечно, очень сложно быть одному, как бы ты ни говорил по-английски. Это нормальная практика, когда тренеры привозят своих помощников. Когда стало ясно, что Олег будет помогать, люди отреагировали очень неоднозначно. То есть все приводят по 10-12 человек, и это нормально. Никто же не обсуждает, сколько помощников у Карерры или у Манчини. И это правильно! Если тренер вам нравится и вы его берете, если вы хотите, чтобы он был эффективен, то он должен трудиться с тем, с кем ему комфортно, с тем, кто разделяет его принципы, идеи, мысли. Но эта ситуация позволена всем, кроме меня…

– У Олега обязанности, как и в ЦСКА?

– Здесь спортивный департамент находится в клубе, на стадионе, а мы работаем на базе. Олег осуществляет связь, участвует во всех тренировках и теоретических занятиях. Он находится внутри команды, но когда происходят какие-то обсуждения, селекционные совещания, расставляются трансферные приоритеты и т.п., то он уже работает непосредственно с главным скаутом, обладая всей информацией внутри команды.

– Вам пришлось уговаривать клуб или Олега?

– Мне никого не пришлось уговаривать. То, что Олег появился только сейчас, – это вопрос рабочей визы. Я получал визу через FA (The English Football Association (FA) – Прим.автора), и это заняло один день. Они имеют специальные договоренности на оформление виз. Было специальное совещание, на котором “Халл” подавал мою кандидатуру, мы должны были доказать, что я заслуживаю работать здесь. Если FA говорит “да”, то я на один день лечу в ближайшее британское посольство за рубежом. В данном случае – это Париж. У меня получение визы заняло один день. У Олега, как и других граждан России, был очень длительный процесс, потому что все оформлялось через клуб. Так как он не тренер и не мог получить разрешение через FA, то он шел обычным путем, который очень долог и кропотлив.

– Вчера «Халл» уступила «Мидлсбро», но у вашего бывшего клуба был хороший день. ЦСКА обыграл “Базель” в Лиге чемпионов. Через игру у них выездной матч с «Манчестер Юнайтед», и пока у вас это свободный день…

– Да, я понял, о чем вы. Да, мы поедем 5 декабря в Манчестер. Конечно!

– В матче с «Базелем» голы забили другие люди, но постоянно все отмечают Головина. Как он возмужал, заматерел. Гордитесь им?

– Открытие игрока – это процесс комплексный. Все прикладывают руку, кому-то помогают. Но все помогают не только одному какому-то человеку, а в равной степени многим. У кого-то получается, у кого-то не получается. Люди иногда начинают спорить: это – мой воспитанник, а это – мой. Вклад в того или иного человека должен оценивать сам человек, а не те, кто сделали этот вклад. У меня с ним великолепные отношения с Головиным. Мы с ним общаемся. Я за него сильно переживаю, но гордость – это неправильное чувство. Я не рассуждаю такими категориями.

Наверно, если бы я закончил свою профессиональную деятельность и сидел на пенсии, то я что-то вспоминал и чем-то гордился. Сейчас я, скорее, продолжаю за них за всех переживать. Не только за Головина. Травмы Дзагоева, разные локальные проблемы у каждого из них. Сегодня до этого интервью мы с Тошичем долго разговаривали… То есть тыпродолжаешь жить и их жизнями тоже.

У меня был хороший опыт, когда я работал в “Олимпии”. Я их настолько вырастил, что пытался контролировать все процессы, даже когда они уже были взрослыми. Но, на определенном этапе, я понял, что мои советы хороши тогда, когда о них просят. Я не звоню Головину, например, и не говорю: ты должен делать вот так. Но он всегда может позвонить мне и обсудить игру.

– А есть в вашем клубе кто-то, на кого вы особенно можете положиться, как это было в ЦСКА?

– Конечно. Сейчас у меня есть Доусон, Мейлер, Ларссон, Кэмпбелл, Макгрэгор. Они лидеры, они опытные футболисты и они определяют атмосферу внутри. Ты все равно игрокам делегируешь какие-то полномочия, невозможно управлять всем. Вопрос в том, кому ты делегируешь – человеку, который поведет их в паб, или человеку, который будет наставлять на путь истинный.

Ни для кого же не секрет, что ЦСКА столько лет держится на высочайшем уровне потому, что есть потрясающий российский костяк: Березуцкие, Игнашевич, Акинфеев. В последние годы к этой группе примкнул Вернблум. Самый сложный момент – это заменить таких людей, помните, как в «Девятой роте»: «Монументальный мужик! Его бы из бронзы отлить…» Вот они монументальные люди.

– Вот вы точно монументальный человек, и общение с вами делает людей лучше. Кто делает лучше вас?

– У меня есть друзья. Когда мы обсуждаем какие-то проблемы, то я понимаю, что тот совет, который они мне дадут, или то мнение, которое они выскажут, для меня настолько важно и необходимо, что я к нему точно прислушаюсь. Но все равно основные действующие лица для меня – это футболисты. И если бы вы мне задали вопрос, при каких условиях я бы не смог продолжать работать в команде, то есть только одно условие: когда у меня нет контакта с командой.

– Сейчас вы эту поддержку чувствуете?

– Да. Безусловно.

– У вас были моменты, когда вы хотели собрать чемодан и все бросить?

– Нет. Я долго шел к этой работе. Очень часто, когда с коллегами общаемся, они говорят: «Я не пойду в эту команду – там куча проблем». А я им отвечаю: «А неужели вы не понимаете, что если команда меняет тренера, то это автоматически проблемная команда?» То есть если бы она не была проблемная, то там просто не меняли бы тренера. В 90% случаев замена идет, когда что-то не так.

Я прекрасно понимал, что я русский тренер, который никогда не работал в Англии. Я понимал, что меня позовут в проект, который изначально будет непростым. Любая команда, которая вылетает из АПЛ, автоматически имеет серьезные проблемы. Что подтверждают не только «Халл», но и «Мидлсбро», и «Сандерленд».

Но, признаюсь, я не осознавал, что будет так тяжело. Но я буду здесь до того момента, пока… не выгонят, скажем так. И я не собираюсь все бросить и уехать. Never give up – это основной девиз, который может быть применим к этой ситуации.

Беседовала Оксана Суханова, наш футбольный обозреватель

Великобритания. Россия > СМИ, ИТ > angliya.com, 9 ноября 2017 > № 2381655 Леонид Слуцкий


Россия. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > vestikavkaza.ru, 11 мая 2016 > № 1752916 Леонид Слуцкий

Леонид Слуцкий: "Карабахская проблема должна быть решена при жизни нашего поколения"

Вчера не только в Азербайджане, но и в России вспоминали национального лидера Азербайджана Гейдара Алиева, который в нелегкие для страны дни, когда ее история могла бы пойти по совсем другому, разрушительному пути, сумел уберечь родину от братоубийственных раздоров и принял на себя ответственность за будущее своего народа. На приеме по случаю 93-летней годовщины со дня рождения Гейдара Алиева депутат Госдумы Леонид Слуцкий рассказал "Вестнику Кавказа" об архитекторе современного Азербайджана и о карабахском урегулировании.

- Основатель сегодняшнего азербайджанского государства, великий Гейдар Алиевич Алиев сделал очень многое для того, чтобы нагорно-карабахская проблема была решена. Это не удалось ему, но это должно удастся тем, кто с памятью о нем в своем сердце пришел после него. Я хочу поблагодарить всех тех, кто чтит память великого сына азербайджанского народа, великого сына советского народа Гейдар Алиевич Алиева. В этот день я думаю о своем друге, Ильхаме Гейдаровиче, который продолжая дело своего великого отца, сумел сделать Азербайджан процветающей страной, процветающей экономикой, которая таковой является и в системе координат далеко за пределами постсоветского пространства. Мы будем и дальше сотрудничать, укрепляя дружбу наших народов. Хочу поздравить всех тех, кто помнит Гейдара Алиевича, чтит его память. Царствие Небесное, вечная память основателю ныне процветающего азербайджанского государства.

Уверен, что XXI век будет веком парламентской дипломатии, и мы сумеем эффективно, там, где нам поручат наши избиратели, главы государств, поддерживать официальную дипломатию в самых непростых досье, в самых непростых задачах сегодняшней мировой политики и международных отношений. Гейдар Алиев всю свою жизнь, будучи изначально специалистом по государственной безопасности, посвятил тому, чтобы на его родной земле был мир. Это и сегодня архиважная задача для каждого из нас.

Я встречался с ним всего несколько раз, и в Баку, и в Страсбурге. Мне посчастливилось быть другом его сына, который стал продолжателем дела своего великого отца. Он успешно провел программу борьбы с бедностью, сделал Азербайджан одной из самых процветающих экономик. Именно с Баку началась история Европейских олимпийских игр. В Баку прошло знаковое Евровидение. В Баку прошел уникальный для постсоветского пространства Гуманитарный форум. Каждая такая страничка становится золотой в истории современного Азербайджана, и неразрывно связана с памятью Гейдара Алиевича. Сегодня память о нем живет в каждой азербайджанской семье, в сердце каждого, кто видит, какие процессы происходят в сегодняшнем Азербайджане, как можно буквально за считанные годы преодолеть экономические, социальные, проблемы и выстроить процветающее государство, которое заботиться о каждом.

Гейдар Алиевич всегда глубоко понимал суть происходящих процессов. И в последние годы перед распадом СССР и в первые самые тяжелые и тревожные годы становления азербайджанского государства системно подходил к вопросам построения безопасности, в чем разбирался профессионально, в экономике, в социальной политике. Он всегда очень серьезно подходил к вопросам, которые связаны с человеческой жизнью, очень трепетно относился к тому, чтобы на территории Азербайджана не было серьезных кровоточащих конфликтов.

- Как идет работа на парламентском уровне по урегулированию карабахской проблемы?

- Нагорный Карабах - очень тонкая материя. Это кровоточащий конфликт, и в него не нужно влезать тем, кто не имеет соответствующего опыта, соответствующего мандата. Но каждый из нас понимает, что эту кровоточащую проблему мы не имеем права оставлять следующим поколениям. Эта проблема должна быть решена при жизни нашего поколения. Но легко говорить. Те, кто работал до нас, тоже хотели решить этот вопрос, но не получалось. Между тем, Минская группа ОБСЕ хотя бы добилась того, чтобы не было большой крови. Мы считаем формат Минской группы ОБСЕ по-прежнему рациональным и действенным для поддержания, насколько это возможно, мира в регионе.

Вместе с тем, Мадридские принципы, которым уже исполнилось 7 лет, пока не реализованы. Пока у сторон конфликта нет единого понимания по ключевым шагам, которые должны быть сделаны, так, чтобы мы могли констатировать - урегулирование началось не на бумаге, не на уровне групп переговорщиков, а самым реальным образом. Понимание тех шагов, которые необходимо сделать, должно быть достигнуто на уровне глав государств обеих сторон в рамках Минской группы ОБСЕ. Чтобы прийти к общему знаменателю, нужно садиться за стол переговоров, в том числе и российскому руководству.

Не столь быстро и эффективно, как того хотелось бы, но процесс идет. Я бы хотел призвать тех, кто с обеих сторон причастен к принятию решений на высшем государственном уровне, набраться мудрости, терпения, и, конечно же, политической воли для решения этой чрезвычайно сложной проблемы, для того, чтобы избежать дальнейшей крови, эскалации насилия. Для этого, как бы это ни было сложно, желательно минимально придерживаться воинственной риторики. Здравый смысл должен возобладать. На то и политики, чтобы нести ответственность.

Не нужно большого ума для того, чтобы спровоцировать новый виток насилия. Уверен, что внешнеполитические ведомства обеих сторон конфликта и те, кто работает в качестве послов по особым поручениям в рамках Минской группы ОБСЕ, в том числе с российской стороны, приложат (как и прилагали до этого) все возможные усилия для снижения напряженности, предотвращения новых жертв.

Как бы утопично ни прозвучали мои слова, скажу, что политики моего поколения сделают все возможное для того, чтобы эта, казалось бы, неразрешимая проблема была решена. За нами стоят тысячи людей, которые доверили нам, парламентариям право и возможность заниматься парламентской дипломатией, поддерживать официальную дипломатию, в том числе для урегулирования чрезвычайно непростого нагорно-карабахского конфликта. Малейший неправильный шаг, утечка, перекос, перебор может быть чреват кровью.

Россия. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > vestikavkaza.ru, 11 мая 2016 > № 1752916 Леонид Слуцкий


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter