Всего новостей: 2555324, выбрано 43 за 0.011 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Собянин Сергей в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаТранспортМеталлургия, горнодобычаГосбюджет, налоги, ценыСМИ, ИТНедвижимость, строительствоОбразование, наукаМедицинавсе
Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 14 апреля 2018 > № 2569151 Сергей Собянин

Рабочая встреча с мэром Москвы Сергеем Собяниным.

Мэр Москвы информировал Президента о социально-экономическом положении в столичном регионе. Среди прочего обсуждались перспективы развития транспортной инфраструктуры города, поддержка малого и среднего бизнеса, а также научных организаций и высокотехнологичных предприятий в столице.

В.Путин: Сергей Семёнович, роль, значение Москвы для России понятно. Мы с Вами не будем сейчас заниматься лирикой, поговорим о конкретных делах, поговорим о том, как развивается мегаполис, с какими проблемами сталкивается.

В качестве положительных моментов могу отметить и финансовое состояние. Ясно, что дело не только в большом количестве резидентов, которые зарегистрированы в столице, но и в том, как ведутся дела в этой сфере, потому что не так важно количество денег, как важно, как ими распоряжаются.

В целом ваша команда работает профессионально, обеспеченность очень высокая. Самая низкая в стране безработица, это тоже надо отметить. Рост ВРП выше, чем в среднем по стране. Инвестиции в основной капитал выше, чем по стране. И это всё положительные моменты.

Но есть и хронические проблемы, о которых Вы тоже хорошо знаете. Это загруженность автомобильной сети, это необходимость более чёткого регулирования миграционных потоков. Есть и другие вопросы, которые мы с Вами неоднократно обсуждали.

Есть и большие проекты, которые Вы осуществляете, в том числе и по развитию транспортной сети. Это и развитие метро, совсем недавно очередная станция была введена в строй; кольцевая дорога, мы с Вами запускали новую дорогу, по которой ходят современные поезда, что дополнительно разгрузило мегаполис. Много других проектов, которые «на марше», что называется.

Давайте обо всём этом и поговорим.

С.Собянин: Владимир Владимирович, мы говорили о том, что Москва постепенно выходит из кризиса, приобретает устойчивую динамику развития. Прошедший год показал, что у нас положительная динамика по всем показателям без исключения. Это и инвестиции, это и товарооборот, и рост заработной платы, и рост промышленного производства.

Правильно Вы отметили то, что мы вкладываем серьёзные деньги в развитие инфраструктуры, решая одну из самых главных проблем, – это связанность города, транспортные коммуникации. Вы в своё время присутствовали, помогали запустить Московское центральное кольцо, по сути дела, наземное метро.

Сейчас мы приступили к строительству большого подземного кольца, и первый сегмент этого кольца – от «Сити» до «Динамо» – мы запустили уже в этом году, и дальше будем ежегодно запускать сегменты. Практически по всем участкам этого кольца ведётся работа: либо уже под землёй идут комбайны и создают тоннели для метро, либо строятся станции, либо идёт проектирование.

То есть все участки в работе. Таким образом, в течение четырёх, максимум пяти лет это кольцо замкнётся, и у нас будет два новых больших кольца, которые создадут основу «тяжёлой», главной магистрали транспортной инфраструктуры города.

Соответственно, вкладывая в развитие дорог, в развитие пригородного железнодорожного сообщения и метро, мы получаем ответ от инвесторов. Если здесь посмотреть, это государственные инвестиции в основном в транспорт и, конечно, в социальную инфраструктуру: школы, больницы, жильё. В ответ мы имеем достаточно большую динамику частных инвестиций.

Таким образом, инвестиции в основной капитал с 2010 года в сопоставимых ценах выросли на 176 процентов, то есть с 700 [миллиардов] практически до двух триллионов рублей. Причём это инвестиции в самые разные сектора: и в производство, и в науку, и в инновационную экономику, автомобилестроение и так далее. То есть там нет какого–то гипертрофированного сегмента, всё равномерно по всем структурам.

Об этом говорит и то, что происходит в последнее время по динамике развития. По всем основным секторам мы видим буквально за год вот такой рост – от 113 до 162 процентов. Это и производство обрабатывающих отраслей, и производство торговой, офисной мебели, самое разнообразное, железнодорожный транспорт.

И помимо того что мы наращиваем производство, можно сказать, что да, мы заполняем нишу, которую нам освободили импортом, но помимо заполнения внутреннего рынка этот же сектор начал активно работать на экспорт.

За два года динамика экспорта, причём несырьевого, это в основном обрабатывающие отрасли, наука и информационные технологии, – рост составил 31 процент. Это, в общем, впечатляющая динамика.

Во многом этому способствовало, правильно Вы сказали, развитие малого, среднего предпринимательства, о чём мы говорили на прошедшем Государственном совете. Оно даёт и дополнительные доходы в бюджет, и развитие инновационной экономики.

Вы помните, в 2013 году Вы поставили серьёзные задачи по развитию и поддержке малого и среднего предпринимательства. Посмотрите, какова динамика государственных торгов, в которых принимал участие малый и средний бизнес.

Мы начинали с четырёх процентов. Четыре процента была доля малого и среднего бизнеса в государственном заказе в 2010 году, и она ни шатко ни валко была до 2013–го.

Потом произошел скачок, и видите, на какую динамику мы вышли – практически треть государственного заказа сегодня получает малый и средний бизнес. И он, конечно, создаёт и новую экономику, и экспортные потоки, и так далее, и это серьёзная прибавка к бюджету.

По малому и среднему бизнесу: растёт не только участие малого и среднего бизнеса в госзаказе, но мы видим, что растёт и количество предприятий малого, среднего бизнеса, за три года оно выросло на 22 процента. И мы видим, что это не просто «мёртвая», формальная численность.

Объём кредитования говорит о том, что этот бизнес активно развивается, привлекает инвестиции для своего развития и, соответственно, даёт городу рост. Только за один год, 2017 год, 26 процентов дохода в бюджет.

Вы постоянно говорите, что рост малого бизнеса должен сопровождать, соответственно, и экономическое развитие регионов. Вот наглядный пример того, что даёт серьёзную прибавку. Это для Москвы очень серьёзные цифры.

Параллельно с малым и средним бизнесом начал активно развиваться туризм. Несмотря на все санкции, ограничения и, в общем, жёсткое отношение, порой предвзятое, к нашей стране, тем не менее мы видим, что даже иностранный туризм за последние годы вырос на 40 процентов, а внутренний туризм вырос на 80. Мы в 2010 году имели в городе 12,8 миллиона туристов, в прошедшем году – 21 миллион.

Соответственно, выросла экономика, поступления в экономику города – с 200 до 700 миллиардов рублей. Это огромный сектор экономики. Это и гостиницы, это и услуги, и торговля, и так далее и тому подобное, и хорошая прибавка к бюджету.

То есть те деньги, которые мы в своё время вложили в инфраструктуру города, благоустройство, парки, скверы, улицы, начали возвращаться прямым счётом в бюджет за счёт оборота, увеличения количества туристов, их покупательной способности и так далее.

Владимир Владимирович, малый и средний бизнес дал серьёзный толчок и для развития инновационной экономики. В городе за это время созданы 33 технопарка, в которых работают тысячи малых и средних инновационных предприятий. Зарегистрировано 39 промышленных комплексов, которые в основе своей тоже имеют инновационное развитие.

Мы начали смотреть, как инновационный бизнес расположен в Москве и кем, какими предприятиями представлен. Вообще, считается, что у нас есть один крупный технопарк, несколько мелких технопарков, есть отдельные институты, и сложно вообще представить всю инновационную картину Москвы.

Когда мы собрали воедино всю эту информацию, начиная с технопарков, высокотехнологичных IT–компаний, бизнес-инкубаторов, институтов, академических институтов, то получилось, что вся Москва, вся карта Москвы, полностью накрыта объектами инновационной инфраструктуры.

В.Путин: Включая детские технопарки?

С.Собянин: Да. Но какая проблема: они сегодня работают крайне разрозненно. Есть федеральная собственность, есть региональная собственность, частная собственность, есть академические институты, есть промышленные, производственные, отраслевые институты и так далее. Многие даже не знают друг о друге ничего.

Какая идея родилась – мы обсуждали это с Министерством промышленности: создать научно-производственный кластер Москвы. Таким образом, чтобы он выступил единым интегратором всей этой инфраструктуры, чтобы помогал находить друг друга, чтобы создали единую информационную систему, чтобы мы сами могли осознать, какая помощь им требуется, какие формы этой помощи, чтобы создавать общую синергию этого колоссального потенциала. Это один из крупнейших кластеров мира по своей мощи, потенциалу, количеству разработок, количеству учёных, которые там работают.

Поэтому мы хотим к Вам обратиться, подготовить указ о создании такого научно-производственного кластера, чтобы объединить эти разрозненные структуры, для того чтобы создать синергию развития научно-производственного потенциала города Москвы.

В.Путин: Нужно только как следует это продумать, чтобы реализация предложенной идеи – она интересная, безусловно, – ни в коем случае никому не мешала, руки не связывала, а только помогала всем участникам этого замечательного процесса.

С.Собянин: В этом главная задумка – помочь им развиваться и заявить о себе, создать площадку, на которой они могли бы заявить о себе, чтобы привлекать и инвестиции, и взаимодействовать друг с другом.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 14 апреля 2018 > № 2569151 Сергей Собянин


Россия. ЦФО > Транспорт > kremlin.ru, 15 ноября 2017 > № 2387523 Сергей Собянин

Встреча с мэром Москвы Сергеем Собяниным и главой РЖД Олегом Белозёровым.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с мэром Москвы Сергеем Собяниным и президентом открытого акционерного общества «Российские железные дороги» Олегом Белозёровым.

С.Собянин и О.Белозёров представили Президенту проект строительства в Москве новой ветки наземного метро.

Кроме того, обсуждались итоги работы РЖД в текущем году и планы по развитию транспортной инфраструктуры Московского региона.

* * *

В.Путин: Мы хотели с вами поговорить о совместной работе РЖД и мэрии Москвы по развитию транспортной инфраструктуры столицы.

Давайте, кто начнёт?

С.Собянин: Владимир Владимирович, мы по Вашему поручению реализуем глобальный проект развития Московского транспортного узла, который включает в себя строительство дорог, развязок, метрополитена. Мы в этом направлении активно двигаемся.

Как Вы правильно сказали, одним из ключевых проектов Московского транспортного узла является развитие железнодорожных перевозок. Первый объект и первый такой глобальный проект, который мы реализовали, – это Московское центральное кольцо, которое было реализовано под Вашим контролем, по Вашему поручению.

Сегодня по Московскому центральному кольцу ежедневно перевозится больше 400 тысяч пассажиров – это является такой ключевой, знаковой инфраструктурой.

Следующее направление, которое мы реализуем совместно с «Российскими железными дорогами», – это улучшение движения по пригороду, строительство новых магистральных путей. В настоящее время два таких проекта реализовано – это Ленинградское направление и Киевское направление. В результате чего, например, от Зеленограда до Москвы можно доехать уже за 24 минуты.

Следующие направления – Ярославское, Горьковское, Курское, Белорусское, – будут построены новые магистральные пути в ближайшие год-полтора. Мы двигаемся активно в этом направлении.

Активно заменяется подвижной состав, который уже обновлён на 30 процентов. В результате на треть увеличено количество перевозок пригородного сообщения, до 600 с лишним миллионов человек в год. То есть каждый день пригородом теперь уже пользуется два миллиона человек.

Это гигантский объём транспортной работы, который в целом влияет, конечно, на ситуацию. И третий проект, о котором мы сейчас начали проговаривать с «Российскими железными дорогами», о которых предварительно мы с Вами говорили, – это создание сквозных диаметров.

Сегодня пригородные железные дороги представляют вот такую картину: они доезжают до вокзалов и здесь останавливаются, по сути это тупики. Причём при подъезде к вокзалу очень трудно расширить инфраструктуру, так как она находится просто в городе. Неэффективное использование этого ресурса, скорости движения и разобщённости этих магистралей.

Поэтому с «Российскими железными дорогами» мы придумали схему, которая бы соединила разрозненные куски этих дорог и создала сквозные диаметры. Вот на примере Белорусского, Савёловского направлений можно увидеть, что, по сути дела, создаётся новая наземная ветка метро протяжённостью около 50 километров, которая будет перевозить 42 миллиона человек.

Причём скорость перемещения из одного конца в другой увеличится в два раза. Сегодня, например, из Лобни до Одинцова нужно минимум два часа на любом виде транспорта. Причём если на общественном, то это три пересадки, а так понадобится меньше одного часа без всяких пересадок.

Если брать город Москву, то от МКАДа до МКАДа можно будет пересечь это расстояние менее чем за 40 минут. Это совершенно новый вид транспорта.

Если бы построили такую ветку в виде метро, нам бы понадобилось около 250 миллиардов рублей, годы и годы, а это можно сделать за год-полтора, по сути дела, затратив минимальные ресурсы. И это, конечно, такой серьёзный социальный эффект.

Второй такой проект, который также можно реализовать в течение небольшого времени, – это рижско-павелецкое направление, которое тоже будет перевозить около 40 миллионов пассажиров, которое также увеличит скорость движения в два раза.

И в целом можно создать таких направлений от 5 до 15 в зависимости от необходимости и пассажиропотока. Конечно, первые два направления мы можем реализовать достаточно быстро без капитальных вложений, остальные направления – потребуются определённые капитальные работы, и их можно будет реализовать в течение пяти лет.

Тем не менее это абсолютно реальный проект, который изменит вообще всю ситуацию в Московском транспортном узле, им будет пользоваться около 300 миллионов пассажиров, на 10–12 процентов разгрузится вся транспортная инфраструктура, в том числе и дорожная, в том числе и МКАД.

Это будет касаться не только этих пассажиров, но и всех граждан, которые проживают в московской агломерации. Надеюсь, что коллеги из «Российских железных дорог» поддержат его, тем более что мы проговариваем, что это будет совместный проект, который будет финансироваться как из бюджета города Москвы, так и из резервных ресурсов РЖД. Дополнительных средств из федерального бюджета пока мы не видим. Считаем, что обойдёмся своими возможностями, своими ресурсами.

О.Белозёров: Уважаемый Владимир Владимирович! Решения, принятые в прошлом году по пассажирским перевозкам, в том числе и обнуление НДС, мы видим по этому году, это даёт очень хорошие результаты. Во-первых, мы планируем в конце года перейти психологическую отметку и перевести более одного миллиарда пассажиров.

На сегодняшний момент мы идём с приростом в 9,5 процента. Мы вместе с Москвой рассматриваем такие значимые проекты, причём для нас они важны с позиции развития цифровых технологий и наших российских железнодорожных возможностей.

Коллеги из-за рубежа приезжают, смотрят МЦК и стараются перенять наш опыт. При этом при реализации таких проектов мы их начинаем тиражировать. Такими проектами заинтересовались и Санкт-Петербург, и Казань, и Новосибирск.

По объёму перевозок в Московском узле у нас 65 процентов пригородных перевозок. Строительство таких диаметральных направлений даст возможность не только перевозить пассажиров внутри Москвы, но и совместить в том числе и межрегиональные перевозки, подключить высокоскоростное движение и тоже запустить в Москве.

И Москва сможет стать хорошим авиационным хабом, поскольку движение, мы планируем по результатам завершения этого проекта, между аэропортами будет занимать не более одного часа. Это то время, которое нужно пассажиру для формирования таких переездов. Поэтому этот новый уровень жизни, который формируется здесь, будет растиражирован на территорию страны.

С.Собянин: Владимир Владимирович, просим Вашего поручения, чтобы мы рассматривали этот проект как один из приоритетных в рамках Московского транспортного узла.

В.Путин: Так и сделаем. Когда можете начать в этой части работать?

С.Собянин: Первые два проекта наиболее эффективные и дают 30 процентов от объёма всего проекта. Мы готовы приступить начиная уже со следующего года и реализовать его либо в конце 2018 года, либо в середине 2019 года. То есть это достаточно короткие сроки.

А для остальных проектов требуется проектирование и капитальное строительство в течение пяти лет. Мы будем стараться это сделать раньше.

В.Путин: Очень хорошо, давайте начинать.

Россия. ЦФО > Транспорт > kremlin.ru, 15 ноября 2017 > № 2387523 Сергей Собянин


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Госбюджет, налоги, цены. Транспорт > bfm.ru, 6 сентября 2017 > № 2471787 Сергей Собянин

«Я вам скажу, откуда деньги». Собянин объяснил, где Москва берет средства на реконструкцию

Столичный градоначальник ответил на главные вопросы, интересующие жителей города

Когда закончится ремонт московских улиц? Сколько он стоит и откуда власти берут деньги на реконструкцию? Поедут ли машины быстрее по дорогам, которые сужают, и все ли было продумано с установкой бордюров посреди проезжей части? О будущем широких тротуаров зимой, о гарантийных сроках на ремонт и строительство дорог, и, конечно о реновации — на главные вопросы, волнующие москвичей, в прямом эфире Business FM ответил мэр Москвы Сергей Собянин.

Главный редактор Business FM Илья Копелевич с главного и начал: «Когда все это закончится?» Речь о реконструкции центральных улиц. Мэр ответил, что в глобальном смысле все уже случилось, и сосредоточился именно на глобальности проекта, который, к тому же, реализовывался в очень сложных условиях:

«Лета практически не было, лили проливные дожди, можно себе представить людей, которые ковыряются в этой грязи под проливным дождем. Вспоминается фильм про Павку Корчагина, когда они героические подвиги комсомольские совершали. Все напоминает эту картинку».

Но дискомфортно было не только павкам в оранжевых жилетах. Этим летом (которого не было) водители резко вспомнили о том, что такое девяти- и десятибалльные пробки. И вот, когда ремонт дорог и тротуаров уже почти закончен, власти предупредили: «Готовитесь к осеннему коллапсу». Объяснение: люди, вернувшиеся из отпуска, погода, и то, что транзитный трафик из одного города области в другой пошел через центр Москвы. Сужение проезжей части в некоторых местах, по словам мэра, напротив, позволит столице поехать быстрее:

— Ширина тротуаров. В среднем ширина тротуара на Садовом кольце составит 12,5 метра. Насколько мы уверены в том, что именно такая пропорция будет идеальна для всех?

— Все объекты, которые реконструируем, во-первых, прогоняем на математический анализ и прогноз, и что будет после реконструкции. После реконструкции мы следим, как изменился трафик на этих улицах. Ни на Тверской, ни на Арбате, ни на Моховой движение не ухудшилось по сравнению с тем, что было раньше. Я уверен, что и после реконструкции этого года пропускная способность улиц не уменьшится. Происходит сужение только за счет выравнивания полос, в одном месте восемь полос, в другом четыре, в другом три, образуется горловина, и она ни к чему хорошему не приводит, во-первых, и плюс мы приводим ширину полос от танковой, советской к европейской норме».

Тротуар в 12 метров летом занят верандами кафе и пешеходами. Что там будет зимой? Не появятся ли в центре Москвы широкие незапланированные катки? Ведь люди жаловались на скользкую плитку. При ледяном дожде падают одинаково и на плитке, и на асфальте, заявил мэр, но ошибки учтены, корзины с гранитной крошкой в нужных местах расставлены, а пешеходы для широких тротуаров найдутся, пообещал Собянин. А вот с новой проблемой на проезжей части власти пока не справились, но это вопрос считанных дней, заверил градоначальник:

— Треугольнички, которые раньше были просто белым нарисованы, а теперь стали высокими бордюрами, и от многих автомобилистов слышно, что происходят аварии, они на них налетают, не успевают отвернуть.

— Незаконченные проекты. Конечно, должные быть яркие четкие обозначения, буфера, чтобы это было безопасно. Вопрос дней для того, чтобы довести до конца такие проекты.

Вопрос года в Москве — реновация. После появления списков домов, попавших в программу и вышедших из нее, в обществе наступило относительное затишье. Но потенциальным переселенцам все еще интересно, когда и куда именно они переедут.

Куда — список стартовых площадок для первой волны появится в октябре. Когда переезд — вопрос пока преждевременный. Тех, кто рассчитывал на заселение в квартиры в уже готовых домах, которые независимые застройщики на рынке продать не могут, Сергей Собянин призвал подождать. Уже построенные дома в большинстве случаев не соответствуют критериям реновации. А вот с оценкой влияния реновации на рынок жилья в перспективе десяти лет мэр был очень осторожен:

— То есть снижение цен возможно, на ваш взгляд? Исходя из тех цифр, которые мы сейчас видим.

— Да, вполне. Но я не буду утверждать, у нас один коллега утвердительно сказал, что цены будут снижаться, и получил предписание от Федеральной антимонопольной службы, так как он должностное лицо, чтобы он не позволял себе такие вещи, которые влияют на рынок.

К новоселью, возможно, скоро придется готовиться и некоторым чиновникам. Обсуждается вариант переезда нескольких федеральных министерств в «Москву-Сити». Конкретики нет, но мэрия за. Освобожденные территории можно и нужно будет благоустроить, говорит Сергей Собянин и переходит к ответу на главный вопрос:

«Я вам скажу, откуда деньги. В свое время около 30 млрд рублей каждый год субсидировалось монополистам, энергетикам, тепловикам, водоканалу, газовикам и так далее — для чего? Для того, чтобы они сильно не поднимали тарифы. На самом деле они поднимали. По сути дела в прямом смысле деньги вылетали в трубу. Мы перестали давать такого рода субсидии безадресные, зажали увеличение тарифов, и они сегодня идут не выше инфляции, высвобожденные деньги отдали на благоустройство города. Деньги, которые вылетали в трубу, сегодня превратились в реально благоустроенный город».

Оценить, во сколько в среднем обходится благоустройство одного квадратного метра столицы, Сергей Собянин не смог: слишком разные задачи приходится решать в той или иной части города. Однако уставших от бесконечного ремонта москвичей мэр заверил: большинство из этих задач уже решены.

Иван Медведев

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Госбюджет, налоги, цены. Транспорт > bfm.ru, 6 сентября 2017 > № 2471787 Сергей Собянин


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 28 августа 2017 > № 2286564 Сергей Собянин

«Те, кто приехали или родились в Москве, очень редко отсюда уезжают»

Сергей Собянин — о реновации, новых налогах и городе будущего

Анна Семенова, Александр Орлов

Мэр Москвы Сергей Собянин поговорил с «Газетой.Ru» о том, нужно ли объединять город с областью, будут ли вводиться новые налоги, какой должна быть экономика будущего, как «Моя улица» повлияла на туристический поток в столицу, как поступят со старыми деревьями при программе реновации, а также о том, что произойдет с Яузой в следующем году.

Горячую воду в новых домах отключать не будут

— Сергей Семенович, когда вы заняли пост мэра Москвы, город находился в непростом положении. Это касалось и транспортной сферы, и заброшенных промзон, и не всегда обоснованно заключенных инвестиционных контрактов, и многого другого. Какими были ваши первые шаги по решению этих проблем?

— Для начала надо было понять, что именно это за проблемы, и, соответственно, поставить задачи, которыми надо заниматься. У меня было такое ощущение, что все были довольны текущим положением, никто активно не возмущался, будто людей устраивали ларьки, устраивала грязь, устраивали рекламные растяжки.

Первый период был посвящен тому, чтобы осмыслить все эти проблемы и объяснить исполнителям новую идеологию. Что, допустим, инвесторы и девелоперы очень важны, но их интересы должны быть сбалансированы с интересами города и горожан, и что, в конце концов, инвесторы — это не самоцель. А цель — чтобы город был комфортным.

После этого были созданы долгосрочные программы по каждому блоку. Кроме того, потребовалось подобрать людей, готовых идти на баррикады, потому что любое изменение — это настоящая битва. Хотя мы старались, конечно, с теми же инвесторами, закрывая одни проекты, давать возможность развернуть другие, в том числе по промзонам, то есть находить какой-то компромисс.

— Сейчас вопрос номер один в Москве — программа реновации. Что будет сделано, чтобы эта программа не просто переселяла людей, но и вносила какие-то новые смыслы в те места, где они будут жить, не превращала эти микрорайоны в гетто?

— Гетто появится в районах с ветхим жильем, если ничего не делать. Сейчас эти пятиэтажки в предаварийном состоянии, и через 15–20 лет они станут аварийными, тогда районы превратятся в депрессивные и опасные для проживания и для окружающих места. В плохих домах соответственный контингент появляется очень быстро.

Помимо самих домов, конечно, будем работать над проектами планировок, чтобы они были современными и комфортными, чтобы было больше общественных пространств, озеленения, парковок, чтобы сложилась удобная транспортная ситуация, транспортная схема, достаточный объем соцкультбыта, если необходимо — реконструкция или достройка существующих объектов, строительство новых объектов.

Еще один способ исключить риск появления гетто в новых районах — грамотное обращение с пространствами на первых этажах. Сегодняшний бизнес в пятиэтажках на первых этажах выглядит достаточно странно, потому что люди лазают через балконы, по сути дела, либо заходят через подъезд. Мы хотим, чтобы в большинстве новых домов первые этажи были отданы под торговлю в шаговой доступности, услуги, социальную активность и так далее. Входы при этом будут отдельные. Это дополнительные рабочие места. И вообще будем планировать развитие окружающей территории так, чтобы создать больше рабочих мест шаговой доступности.

Кроме этого, есть большие общественные пространства вокруг этих кварталов, которые не всегда находятся в хорошем состоянии, брошенные пустыри или плохо ухоженные особо охраняемые природные территории. У города есть возможность расширять границы территорий реновации, но не с точки зрения застройки, а с точки зрения создания комфортного общественного пространства, благоустройства, создания детских площадок, беговых дорожек, спортивных площадок. И обязательно будем учитывать те дома, которые не подвергаются реновации, но находятся в этом квартале. Планировать все так, чтобы и вокруг этих домов тоже создавалось комфортное пространство.

— Воду горячую будут отключать в новых домах?

— В новых домах горячую воду на летнюю профилактику отключать не будут. Но новые дома когда-нибудь станут старыми, и потребность в отключении горячей воды, хотя бы ненадолго, появится.

— А парковаться где люди будут?

— Что касается парковок, то предусмотрены разные виды: подземная под домом, во дворе, точнее, по сути, под ним — полуподземная, еще один вариант — отдельно стоящая многоуровневая парковка, и еще плоскостная. Машино-места в капитальных парковках будут платными, поскольку это, по сути, гараж. Плоскостные, конечно же, будут бесплатными.

— Многие жители пятиэтажек, проголосовавшие против включения их в программу, волнуются из-за судьбы старых хороших деревьев, которые все равно могут пострадать от проезда техники. Есть ли регламент, что будет с деревом, если оно окажется на пути у бульдозера: его спилят или техника обязана будет его объезжать?

— Деревья, которые сегодня растут на этих территориях, должны быть максимально сохранены, насколько это технологически возможно. Мы вообще планируем, что деревьев в новых районах должно стать больше, чем было до реновации.

— В программе, разумеется, будут задействованы разные рабочие. В каком объеме и откуда их будут привозить? Это граждане РФ, иностранцы, москвичи? Где они будут жить?

— Сам объем строительства в пике будет составлять около 3 млн кв. м. Сегодня Москва строит от 8 до 10 млн «квадратов», поэтому произойдет некое перераспределение строительных мощностей и дополнительного объема, но новых больших отрядов строителей здесь не появится.

Мощностей в Москве и Подмосковье достаточно, чтобы эти объемы переварить.

— Еще одна популярная тема для возмущения горожан — программа «Моя улица». Особенно ее не любят автомобилисты…

— Автомобилисты ругаются на пробки, но они правы, только когда идет реконструкция. Да, это действительно ухудшает транспортную ситуацию, я с этим согласен, но это временное явление. После того, когда улица реконструирована, у нас ни на одной улице движение не ухудшилось. Более того, улучшается движение общественного транспорта, часть людей отказывается от своего транспорта и пересаживается на такси, на каршеринг, отчасти на велосипеды. То есть эффект виден.

Автомобилистам жаловаться на то, что мы их каким-то образом ущемляем, мне кажется, по меньшей мере несправедливо. Такого количества дорог, развязок, которое мы строим, никогда не было в истории Москвы. Просто все быстро забывается.

— А как себя малый бизнес чувствует на этих отремонтированных улицах?

— Прекрасно чувствует. Когда реконструкция идет, конечно, это проблема для малого бизнеса, но это несколько месяцев, затем объем торговли увеличивается. Капитализация домов на месте реконструкции вырастает в среднем от 10 до 25%.

Когда мы первые улицы начали реконструировать, Столешников переулок, Кузнецкий Мост, были коллективные жалобы, на меня жаловались президенту, председателю Совета Федерации, председателю Государственной думы, шли жалобы за подписью бизнесменов, которые потеряли какие-то свои доходы. Сегодня их бизнес там процветает, никаких проблем нет. Другой вопрос, что часть этих точек сменила свои адреса: там появился бизнес, более рассчитанный на тот поток людей, который сегодня по этим улицам проходит.

— Помимо транспортных эффектов, какие еще можно наблюдать? Например, есть ли туристический?

— Посмотрите, людей на улицах стало в разы больше. Причем не только летом.

1–2 января мне начальник полиции звонит, говорит: «Слушайте, Сергей Семенович, надо перекрывать Тверскую, мы не знаем, что делать». — «Что такое случилось?» Приезжаю сам, смотрю: люди просто колоннами идут, они не вмещаются в переходы. Это зима, холод!

Количество людей, которые гуляют по улицам, где мы провели реконструкцию, просто в разы увеличивается. Люди гуляют, отдыхают, любуются городом, сидят в кафешках.

Поток туристов с каждым годом в Москве растет — и он не спадает летом на время «Моей улицы». По официальной статистике, он вырос на 40%, но я думаю, что на самом деле больше. Скажем, 8 млн человек живут в Московской области, но приезжают в Москву просто погулять или сходить в ресторан. Это сложно назвать туризмом, но, по сути, это он и есть.

— Как город планирует развивать туристическую сферу дальше?

— Событийный туризм — это самое лучшее, что можно придумать. Например, «Путешествие в Рождество» принесло экономике города около 70 млрд рублей. Люди начинают специально планировать свой приезд, ориентируясь на расписание наших уличных фестивалей, приезжают едва ли не со всей страны на День города.

Каждый десятый россиянин получает пенсию с московской зарплаты

— Валовой региональный продукт Москвы больше всех в стране. Москва не только юридически, но и по сути превратилась в отдельный регион, хотя это не очень удобно с точки зрения развития агломерации, включающей и область. Как вы относитесь к идее объединения Москвы и Подмосковья именно с экономической точки зрения?

— Я считаю, что никаких особых предпосылок для такого рода административных объединений нет, слишком огромные субъекты, около 20 миллионов человек. Я вижу на примере Новой Москвы, это требует колоссального количества времени, инвестиций, чтобы поднимать даже этот небольшой сегмент, что уж говорить обо всем регионе.

Для того чтобы агломерации эффективно развивались, не обязательно менять административную структуру, с точки зрения экономики ничего плохого нет, что агломерация разрезана на два субъекта. Главное — транспортные потоки и транспортная доступность, а для этого нужна координация. Мне кажется, за последние годы все-таки произошел прорыв: последовательно реализуется концепция развития Московского транспортного узла, целый ряд крупнейших магистралей, которыми раньше вообще никто не занимался, реконструированы. Началась массовая реконструкция магистральных путей пригородного сообщения.

— На ваш взгляд, для других городов России сценарий объединения с областью целесообразен?

— Мы являемся и городом, и субъектом Российской Федерации, и в этом есть некая проблема, что у нас ограниченная территория вокруг нас. В других российских агломерациях, за исключением Санкт-Петербурга и Севастополя, вообще такой проблемы нет, города находятся внутри субъектов РФ. Такая же ситуация с большинством городов на Западе: например, Париж находится в префектуре Иль-де-Франс, Нью-Йорк находится в штате Нью-Йорк.

Я считаю, что все мы — и региональные руководители, и правительство Российской Федерации — должны уделять пристальное внимание развитию агломераций, потому что они сегодня являются двигателями, локомотивами экономики страны, чем дальше, тем больше.

У агломерации всегда выше производительность труда, всегда выше эффективность. Не надо забывать, что у нас огромное количество людей находится в небольших моногородах, где, к сожалению, нет работы. В сельской местности производительность труда кратно выросла, и многое из того, что раньше люди делали вручную, теперь делается современными механизмами. Поэтому, конечно, надо заниматься крупными городами. Я не хочу ни к кому лезть в советчики, но это мое внутреннее убеждение.

— Как Москва в качестве заказчика влияет на индустриальный рынок страны?

— К примеру, создает 3,5 млн рабочих мест по всей стране, потребляет продукцию на 2,3 трлн рублей. С другой стороны, это не означает, что мы только потребляем. В Москве сосредоточено 18% обрабатывающей промышленности страны, притом что у нас всего 7% населения страны находится. На столицу приходится 20% высокотехнологичного экспорта.

Конечно, сама агломерация внутри себя является еще и драйвером развития для того населения, которое здесь живет. Это и услуги, и торговля, и финансы, и креативный класс, который развивается в Москве такими темпами, которых нет ни в одном городе мира. Мы, может быть, отстаем по количественным показателям от развитых европейских городов, но по динамике точно их догоняем.

— Логично, что в такой ситуации более 70% статей доходов городского бюджета — это корпоративный налог и налог на доход физических лиц. Планируется ли как-то менять структуру бюджета?

— Нет, мы не собираемся увеличивать налоги. Изменение такого рода структуры означало бы увеличение налогового бремени по другим видам налогов.

30% иных видов налогов — это немало. Тем более что динамика очень хорошая: доходы от патентов на трудовую деятельность мигрантов выросли в десятки раз, доходы от патентов предпринимателей тоже в разы увеличились, неналоговые доходы — на 175%. Да и что плохого в том, что у нас основные виды — это налог на прибыль и подоходный налог? Когда налог на прибыль мы получали от нефтяных компаний, тогда это было не очень хорошо в силу его нестабильности. К тому же нам часто задавали вопрос, при чем тут мы, если нефть и газ добываются вообще не в Москве. В прошлом доходы от нефтегаза составляли 16–18% бюджета города, сегодня — 3%.

Основные налоги мы получаем от того продукта, который производим здесь, и тех услуг, которые производятся здесь. Я уж не говорю про подоходный налог. Это заработная плата людей, которые здесь работают.

— Но люди при этом могут жить вовсе не в Москве. Есть распространенное мнение, что налоги надо платить не по месту работы, а по месту жительства.

— Если отобрать подоходный налог работающих здесь и перераспределить их по месту жительства, то это будет означать, что город никак не будет заинтересован в создании рабочих мест. Если вы хотите, чтобы люди работали на вашей территории и не ехали в Москву, так создавайте там рабочие места. Москва за последние годы построила 52,3 млн кв. м недвижимости, из них жилья меньше половины, остальное — рабочие места. А кто-то выбрал строить только жилье.

— Но все равно же люди будут стремиться работать в Москве.

— Неправда. Вопрос в том, какие это рабочие места. Например, тяжелая промышленность из Москвы постепенно перекочевывает в Московскую область, оттуда дальше во Владимирскую область. Происходит нормальное перераспределение исходя из экономики стоимости ресурсов, земли и рабочей силы. Раньше крупные промышленные предприятия искусственно загоняли в Москву, но сейчас предприятия не станут работать в Москве, если это им невыгодно.

При этом есть своя специфика у московской экономики. Если инвестиции делает крупный гостиничный бизнес, то запрет на его работу в Москве вовсе не означает, что он поедет строить отель в какой-то другой город: он просто не будет строить гостиницу нигде, уйдет из страны. Поэтому попытки административным образом что-то переделывать приведут к тому, что инвестиции уйдут из Москвы, но не придут в другие места. Мы боремся как раз за такие инвестиции, а не отбираем возможные инвестиции из Владимира.

Я считаю, что сегодняшняя налоговая база вполне адекватна и соответствует ВРП, который есть в Москве. Если ВРП Москвы составляет 22–23%, то, соответственно, и объем налогов такой, и никто ни у кого ничего не забирает. Наоборот, регионы получают сейчас порядка 1,5 трлн финансовой помощи, а Москва перечисляет в федеральный бюджет более 1 трлн рублей налогов. Если нас не трогать и дать нам развиваться, то через несколько лет только одни поступления из Москвы перекроют все федеральные трансферты регионам. Мы находимся в равных налоговых и бюджетных условиях с другими субъектами, но при этом мы быстрее развиваемся, у нас больше отдача. Отбирать у Москвы, к примеру, часть налогов — значит, замедлить рост Москвы, рост городской экономики, следовательно, и уменьшить поступления в федеральный бюджет, тогда сократятся возможности перераспределения другим субъектам. Мы убьем экономику Москвы и ничего не получим для экономики страны.

Если уж совсем прямо поставить вопрос, кто кого кормит, кто у кого забирает. Каждый десятый россиянин получает пенсию за счет отчислений от зарплаты москвичей. Каждый десятый россиянин получает медицинскую помощь за счет труда москвичей, за счет их отчислений в Пенсионный фонд и Фонд медицинского страхования. Эти отчисления производятся непосредственно от заработной платы москвичей, а не наоборот.

— Как, по вашему мнению, должна выглядеть экономика будущего через 10–15 лет?

— Я бы не стал четко говорить, что приоритетом должно стать что-то одно. Мне кажется, город должен создавать комфортные условия для ведения любого бизнеса, за исключением экологически вредного. Бизнес сам определит, чем ему заниматься: био-, нанотехнологиями, искусственным интеллектом или еще чем-то. Попытки рулить бизнесом и определять, чем ему заниматься в будущем, ни к чему хорошему не приведут.

Нынешние тренды в Москве говорят о развитии креативного класса, цифровых технологий, огромного сектора услуг, технопарков, инновационного бизнеса, инжиниринговых крупных компаний, финансовых услуг. Я думаю, что в ближайшее время Москва будет развиваться в этом направлении, как и все остальные крупные города.

Кроме того, есть сектор спорта — две трети спортивных сооружений столицы строятся за частные деньги. Хотя, конечно, город должен спонсировать общедоступные виды физкультуры и спорта, создавать спортивные площадки, стадионы в спортшколах и прочее. Сегодня значительное количество детских садов, школ, поликлиник строится частным бизнесом. Они не являются какими-то доминирующими, но это тоже сектора, которыми стоит заниматься.

— Какие люди, по вашему мнению, будут жить в Москве через 10–15 лет?

— Те, кто приехали или родились в Москве, очень редко отсюда уезжают. Миграция со всей России составляет около 200 тыс. человек в год, из Франции — 250–300 тыс. человек. Это говорит о том, что мир стал открытым. Мы, со своей стороны, не можем повлиять на внешнеполитические тренды или макроэкономику, но городскую среду, чтобы люди хотели в ней находиться, изменить можем.

Что такое городская среда? Это образование, по крайней мере, школьное и дошкольное, это здравоохранение, культура, спорт, общественные пространства, парки, транспорт и так далее. Мне кажется, и по динамике развития, и по качеству все эти среды вполне конкурентны с другими городами.

Нас достаточно долго критиковали, например, за образование. Чего только не наслушались: школьное образование развалили, дети безграмотные, с советскими временами не сравнить.

В итоге было проведено специальное исследование всех московских школьников, и выяснилось, что по математической и читательской грамотности мы на шестом месте в мире. Впереди нас такие страны, как Сингапур, Гонконг, Япония, Канада и Финляндия, и то не по всем параметрам. Если брать ту же Финляндию, у них школьников в два раза меньше, чем в Москве. Если мы возьмем половину наших школ, которые находятся в топ-300, мы и Финляндию обгоним. А топ-150 вообще лучшие в мире будут.

— В сердце Парижа лежит Сорбонна, Бостон неразрывно связан с Гарвардом. Есть ли у нас экономика интеллекта, который мы можем развивать?

— Университетский центр в Москве уже есть. У нас около 1 млн студентов, 30% всех ученых страны находятся в Москве, это крупнейший мировой кластер образования и науки.

Другой вопрос, что, на мой взгляд, программы наших вузов должны больше отвечать запросам жизни и тех предприятий, организаций, куда идут работать выпускники. Здесь есть серьезный разрыв. Учебная программа меняется гораздо медленнее, чем требования к выпускникам. Чтобы эту динамику изменить, самим производителям нужно проявлять больше активности, создавать свои аккредитационные центры, навязывать университетам свою повестку, выставлять свои рейтинги, что этот университет выпускает классных студентов, вот этот — вообще никчемных.

Это, конечно, не совсем городская тема, но мы стараемся тоже влиять на эти процессы. В частности, для нас очень важно, кого выпускают медицинские вузы, потому что значительная часть выпускников идет в наши поликлиники и больницы. Поэтому создана была специальная программа дополнительной аккредитации, она вводится в сентябре. Загружаем дополнительные требования и стимулируем наших врачей проходить дополнительную аккредитацию, потому что сегодняшняя система аттестации и сертификации слабовата. Такие процессы очень болезненны, сложны, но я уверен, что независимые экзамены и жесткие требования — это единственный путь, если мы хотим сделать наше высшее образование эффективным.

— Дополнительная аккредитация касается только медицинских специалистов или других сфер тоже?

— Мы планируем сделать аналогичную систему и для учителей, поскольку город также является большим потребителем выпускников педагогических вузов. Пока проводим эксперименты. Выпускники педвузов, которые захотели гарантированно работать в московских школах, прошли дополнительное очень непростое тестирование. Из 400 человек 18 получили желаемый результат. Стимулы у них следующие: это гарантированное направление на работу и гранты, которые, например, выплачиваются педагогу, сделавшему самый популярный и эффективный (с точки зрения других учителей) сценарий урока.

Яуза превратится в гигантский парк

— В начале нашей беседы вы упомянули про целевые программы по каждой сфере. Единственным исключением стала экология: целевая профильная программа по ней до сих пор отсутствует. Почему так получилось и будет ли она создана в итоге?

— Есть концепция развития экологии в городе, этого достаточно, потому что экологическая проблема не существует сама по себе, она интегрирована в разные программы. 90% всех загрязнений в городе — это транспорт, соответственно, чтобы улучшить экологию, для начала нужно заменить хотя бы общественный транспорт.

Сегодня московский наземный транспорт является самым молодым общественным транспортом в Европе, обновленным и достаточно экологически чистым. Более того, мы заменили и коммерческий общественный транспорт, хотя это тоже было очень непросто. Было куплено две тысячи новых автобусов, исчезли маршрутки, которые чадили, скрипели, еле-еле ездили по городу.

Положительно влияют на экологию и сами автомобилисты, постепенно меняя свой транспорт на более чистый. Чтобы как-то подтолкнуть их к этому, мы в опережающем порядке начали менять требования по классу топлива: раньше остальной страны стали переходить сначала на 4-й, потом 5-й класс топлива. Начали вводить ограничения въезда по экологическим требованиям для грузового транспорта в пределах Третьего транспортного кольца, а в дальнейшем то же самое будет в пределах МКАД.

Еще один проект, который, может, пока выглядит опережающим свое время, но когда мы его реализуем, то как раз окажемся в мировом тренде, — это отказ от топливных двигателей на общественном транспорте и переход на электродвигатели.

Многие города мира уже заявили, что собираются перейти на электрический общественный транспорт к 2020–2023 году. Если мы начнем закупать исключительно электротранспорт начиная с 2018 года, то пока мы все заменим, пройдет минимум семь лет.

Говоря об экологии, нельзя не упомянуть и о развитии промышленности. У нас все меньше литейных, химических производств, все больше высокотехнологичных производств, инжиниринговых компаний. Не массового серийного производства, а разработки опытных образцов, которые не являются экологически вредными. Есть у нас, конечно, и всем известный монстр в Капотне — Московский нефтеперерабатывающий завод, но его просто так не выбросишь, это тысячи рабочих мест, это достаточно серьезная часть экономики Москвы, кроме того, он обеспечивает первоклассным топливом саму Москву.

— А что с ним будут делать?

— Когда я в первый раз приехал туда, то видел огромные разливы мазута, открытые резервуары, которые воняли так, что в километре от них находиться было, мягко говоря, некомфортно. Сегодня от той картины не осталось и следа. Одна за другой вводятся новые установки, в 2018 году будет введена одна из главных («евро+»), которая еще на 40% уменьшит выбросы. Но при этом уже сейчас, если сравнивать с той ситуацией, которая была раньше, выбросов стало в два раза меньше, а отдельных веществ — в разы. Например, с 2010 по 2016 год уровень ПДК диоксида серы снизился в 10 раз, сероводорода в 70 раз и так далее.

Сейчас жители Капотни жалуются на отдельные выбросы МНПЗ, которые там происходят. Чтобы контролировать ситуацию, мы установили наши датчики непосредственно на трубах самого завода. Завод будет полностью модернизирован до 2020 года, санитарная зона вокруг МНПЗ уменьшится в разы, уменьшатся и выбросы, и запахи.

— Продолжая тему экологии и производства. В какой стадии программа ревитализации Москвы-реки и планируется ли уменьшать число промышленных стоков в нее?

— Стоков, вредящих экологии, становится меньше с каждым годом — сейчас их 40 штук. Это происходит из-за того, что большая промышленность постепенно уходит из Москвы, а, кроме того, такие загрязнители, как Московский НПЗ, очень серьезно пересмотрели свои экологические программы. Сегодня вода, которую они сбрасывают в Москву-реку, чище, чем МНПЗ потребляет.

Самый главный загрязнитель как и воздуха, так и Москвы-реки — это транспорт, выхлопные газы, которые осаживаются на поверхность дорог и потом смываются дождем в реку. Но, учитывая, как меняется транспортная ситуацию, будет меняться и экологическое состояние реки.

— Соответственно, и люди захотят больше времени у реки проводить.

— В Москве большая часть территории Москвы-реки недоступна для горожан, поэтому мы шаг за шагом открываем эти пространства, реконструируя старые набережные и строя новые. Очень важно, чтобы на набережных стояли не заброшенные промзоны, а комфортное, качественное жилье или какие-то офисы, чтобы эти пространства были открытыми и доступными для горожан. К примеру, ЗИЛ — это в будущем огромная территория с комфортной набережной, Тушинский завод, Шелепихинская набережная, которая будет продляться с учетом дальнейшей реализации инвестиционных проектов с условным названием «Большое Сити». Постепенно, шаг за шагом мы стараемся там, где это возможно, застраивать современным жильем и коммерческими зданиями с созданием комфортной набережной либо, как в Строгинской пойме, просто благоустраивать эти зеленые территории.

— Что насчет Яузы?

— На будущий год мы планируем очень большой проект по Яузе, мне кажется, он станет одним из знаковых в 2018 году. Сейчас идет разработка этого проекта с последующим согласованием, обсуждением с жителями.

Охватим большую часть реки, которая сегодня еще находится в плачевном состоянии. Это особо охраняемая территория, там не будет никакого коммерческого строительства.

Планируется благоустройство территорий, уборка, озеленение, создание спортивных и детских площадок, дорожек, освещения, системы безопасности. Помимо прочего, мы очистим и саму реку. После того как проект завершится, Яуза превратится в гигантский парк площадью в 700 га.

— Возвращаясь к теме промышленности, какие планы у города насчет «ржавого пояса» Москвы?

— Здесь разные подходы. Значительную часть заброшенных пустырей, бывших промпредприятий с большими территориями мы передаем под создание парков по месту жительства, так называемые народные парки.

Второе направление — это, конечно, сохранение производственного потенциала Москвы. Для тех промышленных территорий, которые сохранят свою промышленную функцию, мы дали все возможные решения, чтобы они развивались, но при этом, конечно, были экологически чистыми — это в основном высокотехнологичное производство.

И третье направление: там, где уже промзоны не могут дальше существовать как производственные предприятия, для таких огромных площадей нет в этом нужды, там производится комплексная застройка. Как правило, это и жилье, и рабочие места, и офисы, и торговля, и какие-то коммерческие развлекательные проекты. В частности, как на ЗИЛе — там и спортивный огромный комплекс, и кластер, тематический детский парк, и жилье, и огромное количество рабочих мест. Так что все промышленные территории Москвы сегодня уже включены в историю развития, а не в историю умирания.

Сейчас работы ведутся или начнутся в ближайшее время на территории 20 производственных зон. Среди них — уже упоминавшийся ЗИЛ, Нагатинский затон, «Верхние Котлы», «Серп и Молот», «Воронцово», Краснопресненский сахарорафинадный завод, Мельничный комбинат №4, часть «Соколиной Горы», завод НИИДАР, Тушинский аэродром, Западный речной порт и так далее.

— Сергей Семенович, последний вопрос. Согласно известной песне, «в Питере — пить», а в Москве, продолжая аналогию, чем заниматься?

— Вообще Москва и Питер по статистике входят в десятку самых трезвых городов страны. Я считаю, если продолжать рифму, то в Москве жить, работать, любить. Город достойный по сравнению не только с российскими городами, но и с мировыми.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 28 августа 2017 > № 2286564 Сергей Собянин


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 3 августа 2017 > № 2264694 Сергей Собянин

Встреча Дмитрия Медведева c мэром Москвы Сергеем Собяниным.

Обсуждались, в частности, результаты социально-экономического развития Москвы за истекшую часть года, а также перспективы создания технопарков и высокотехнологичных промышленных производств в регионе.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Сергей Семёнович, Москва – крупнейший субъект Российской Федерации, столица нашей страны, в которой реализуется огромное количество самых разных проектов и в социальной сфере, и в производственной сфере. Каковы результаты работы за истекшую часть года? Что нового? Что интересного?

С.Собянин: Дмитрий Анатольевич, экономика мегаполиса, на мой взгляд, адаптировалась к тем условиям, которые сегодня есть, – и международным, и внутренним, и экономическим, и в области макроэкономики. По ряду показателей мы видим, что объём инвестиций не снижается, а увеличивается. Эта тенденция происходила и в предыдущие годы, но по I кварталу нынешнего года мы видим всплеск инвестиций. Думаю, что выровняется в дальнейшем, тем не менее это уже серьёзная позитивная динамика, заданная с начала года.

Второе. Мы видим второй уже год значительный рост экспорта.

Д.Медведев: Да, цифры хорошие.

С.Собянин: Это реальный сектор тех товаров, которые производятся в Москве. В прошлом году мы приблизились к 40% роста, в этом году мы видим уже более 50% роста. Это как раз говорит о том, что промышленность не только импортозамещением занимается, но и выходом на рынки, на международные рынки, в силу того что становится более конкурентоспособной – исходя и из курсовой разницы, и того, что начали выходить с новыми продуктами и замещать эти рынки своими товарами. Это очень позитивная динамика.

Следующее. Речь идёт о регистрации бизнеса, это активность малых и средних предприятий. Второй год мы видим позитивную динамику по регистрации предприятий. В настоящий момент много зачищается предприятий, снимается с регистрации, которые не работают на протяжении долгих лет, но новых предприятий, мы видим, регистрируется с каждым годом всё больше и больше. Это говорит о том, что экономическая активность возвращается.

Не может не радовать и то, что хотя бы немного, но всё-таки растут доходы населения. В прошлом году мы увидели несколько процентов роста даже с учётом инфляции, и в этом году небольшой рост. Понятно, что это ещё не компенсировало то падение, которое было в предыдущие годы. Тем не менее мы вышли на положительный тренд, и это, конечно, дорогого стоит.

Косвенно это подтверждает и объём розничной торговли. В прошлом году было абсолютное падение, в этом году уже хотя бы номинальный рост – 5%. Это косвенно видно и по заполняемости торговых помещений, офисных помещений – везде идёт позитивная динамика. И пожалуй, самый очевидный показатель – это поступление налогов: налога на прибыль, подоходного налога. Такого роста поступлений в бюджет не было с 2011 года, со времён, когда мы вышли из кризиса 2009–2010 года. Очень похожий тренд по динамике, по объёму, по процентам. Надеюсь, что этот тренд и эти показатели сохранятся до конца года. Можем констатировать, что мы перешли уже не просто в нейтральную, но в позитивную фазу роста.

Д.Медведев: Очень хорошо, что в Москве наблюдается восстановительный рост, потому что Москва – крупнейший мегаполис и вообще, по сути, общестрановой драйвер развития. Многие экономические процессы, которые начинаются в Москве, потом распространяются по всей территории государства, в рамках общероссийской экономики. Поэтому, конечно, очень важно закрепить все те тенденции, о которых Вы сказали, – и по инвестициям в основной капитал, и по объёму торговли, и, конечно, по экспорту – это вообще очень важный показатель. Понятно, что у Москвы в этом смысле особые условия, потому что Москва – крупнейший город, и тем не менее экспорт продукции реального сектора является ключевым показателем, на который мы сегодня ориентируемся.

По поводу роста реальных доходов (не говоря уже о том, что доходы растут, естественно, и в номинале – на более солидные цифры) – это тоже позитивная тенденция. Конечно, было бы хорошо всё это закрепить.

С.Собянин: Что касается промышленности, Вы правильно сказали, что экспортный потенциал Москвы достаточно высок в области обрабатывающей промышленности, услуг, но, к сожалению, все последние десятилетия промышленность Москвы переживала не лучшие времена, находилась в поиске своего нового пути. Старые большие производства типа ЗИЛа, к сожалению, в новой парадигме существовать уже не могли. Высокая средняя заработная плата, высокие налоги, высокая стоимость земли, высокие издержки делали такого рода предприятия на территории города неконкурентоспособными. Мы видели из года в год спад обрабатывающих производств, промышленности и вместе с руководителями предприятий достаточно много думали и готовили решения, что делать дальше с московской промышленностью. И, по сути дела, за последние год-два выработали новую промышленную политику. Она заключается в том, что мы начали поддерживать высокотехнологичные предприятия с высокой добавленной стоимостью, высокой заработной платой и эффективным использованием земельных и имущественных ресурсов.

Мы вычленили два кластера: технопарки и промышленные комплексы. Технопарки – это больше касается инновационной деятельности, стартапов, а промкомплексы – это уже реальное производство, реальная промышленность. По технопаркам мы установили налоговый режим на 25% ниже обычного, то есть количество льгот даёт возможность платить в городской бюджет где-то на четверть меньше налогов. Промкомплексы – где-то на 17%. Этого оказалось не совсем достаточно, поэтому мы пошли по пути льготирования кредитов на покупку нового оборудования, инвестиций и сейчас приняли решение о 50-процентной компенсации технического подключения к технологическим сетям. Это тоже важная история.

Комплекс этих мер позволит теперь сказать, что в Москве экономика вновь создающихся и работающих предприятий будет сопоставима с экономическими условиями других регионов. С учётом того, что здесь большой рынок труда, высокий кадровый потенциал, я думаю, теперь высокотехнологичные сектора производства будут расти. Мы видели в прошлом году уже небольшой рост промышленного производства – где-то 2,2%. В этом году, если не считать остановки московского НПЗ, которая даёт негативный тренд, в целом по другим отраслям мы видим тоже рост.

Я думаю, что эти кластеры – а их на территории города уже 60, и в них работает около 80 тыс. человек – это ядро будущего высокотехнологичного производства Москвы.

Хотел бы поблагодарить Правительство за то, что оно приняло решение о передаче Москве особой экономической зоны «Зеленоград». К ней присоединены ещё целый ряд территорий, и кроме гринфилдов есть ещё существующие площадки, которые тоже надо доинвестировать, развивать. Таким образом, появилась целая линейка различных статусов, кластеров, начиная от технопарков и заканчивая особой экономической зоной, которая даёт возможность выбирать тот или иной режим налогообложения, требования, которые предъявляются к предприятиям, и развивать промышленность.

В заключение должен сказать, что мы не только в Москве создаём предприятия. Провели анализ, что Москва генерирует рабочие места по всей России. С учётом огромного товарооборота, потоков товаров и услуг из Москвы и в Москву Москва создаёт около 3,5 млн рабочих мест от Владивостока до Калининграда. И мы видим, что с увеличением объёма товарооборота, товаропотоков между регионами, с которыми мы достаточно плотно работаем, увеличивается и количество рабочих мест, которые потенциально создаёт мегаполис.

Д.Медведев: Тем важнее закрепить положительные тенденции, которые сформировались в экономике Москвы и в социальной сфере. Этим и надо заниматься.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 3 августа 2017 > № 2264694 Сергей Собянин


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены. Транспорт. Недвижимость, строительство > kremlin.ru, 21 февраля 2017 > № 2084395 Сергей Собянин

Встреча с мэром Москвы Сергеем Собяниным.

С.Собянин информировал Президента о социально-экономическом развитии Москвы в 2016 году. Обсуждалась реализация ряда масштабных транспортных проектов, в частности запуск Московского центрального кольца [МЦК], а также программа обновления жилого фонда столицы.

В.Путин: Сергей Семёнович, поговорим о том, как прошёл 2016 год для Москвы, какие результаты получены в работе, какие задачи стоят перед столицей в 2017 году.

С.Собянин: Владимир Владимирович, год был тревожным, потому что мы не знали, как будет дальше развиваться экономика, как будут инвестиции себя вести, что будет и с курсом, и с ожиданиями различного рода. Тревог было много. Но по итогам года мы видим, что основные тренды положительные.

Промышленность, особенно обрабатывающая, начала вставать на ноги, у нас плюс 2 процента по предварительным итогам. Плюс значительно нарастили экспорт продукции обрабатывающей, что позитивно, это говорит не только об импортозамещении, но и о том, что наша промышленность становится более конкурентной на международных рынках.

С точки зрения привлечения инвестиций в экономику в этом году 3 процента прироста инвестиций, [впервые] за последние три года. В сопоставимых ценах это, собственно говоря, рекордный показатель. У нас был прирост 1 процент, 1,7 процента – мы не падали все эти годы по инвестициям, а в этом году ещё и прирост 3 процента. Причём сохраняются и иностранные инвестиции примерно в таком же объёме, как были раньше. Это говорит о стабильности притока и иностранных, и российских инвестиций. Сегодня уже ежегодный объём инвестиций в основной капитал составляет 1600 миллиардов, это достаточно большой объём.

В прошедшем году нам удалось реализовать транспортные проекты на рекордные объёмы. МЦК [Московское центральное кольцо] мы с Вами открывали, при Вашей помощи возведён уникальный объект. Сегодня уже 330 тысяч пассажиров каждый день пользуются этой транспортной магистралью. Построили 117 километров дорог, это вообще рекорд за всю историю Москвы, причём это не просто дороги в поле – это дороги в городской застройке: развязки, эстакады, тоннели, реконструкция действующих дорог. Это достаточно сложный проект, и тем не менее, несмотря на ситуацию, мы вышли на эти показатели.

Объём жилищного строительства немножко ниже, ввод, но он ниже по сравнению с рекордным прошлым годом, а если взять среднегодовой [показатель] за последние пять лет, то выше среднегодового. И объём продаж на рынке, мы видим, тоже увеличивается. Никаких сомнений нет, что эта отрасль также будет развиваться: и гражданское строительство, жилищное, и коммерческое строительство.

Немало тревог вызывал малый и средний бизнес. Вы не раз указывали нам, что надо предметно заниматься созданием соответствующей инфраструктуры, поддержкой малого и среднего бизнеса. Должен сказать, что прирост количества предприятий малого бизнеса в Москве, индивидуальных предпринимателей составляет около 10 процентов, и в прошлом году мы неплохо подросли. Объём доходов, что является более объективным показателем, от малого бизнеса в бюджет составил 17 процентов. Это говорит, что прибыльность предприятий растёт, растёт их количество. Достигли таких достаточно позитивных результатов.

Заканчиваем программу реновации жилого фонда, снос «хрущёвок». За все годы этой программы переселили 160 тысяч московских семей, это около 6 миллионов квадратных метров реновированного жилья, достаточно большой объём. Остались буквально считанные единицы домов. Думаю, что в 2017–2018 годах мы вообще полностью закончим эту программу.

Тем не менее, несмотря на то, что мы эту часть программы реализовали, в Москве немало ещё остаётся жилья, мягко говоря, некомфортного, по большому счёту ветхого, жилья. Это пятиэтажки примерно таких же серий, как мы снесли, но их значительно больше – около 25 миллионов квадратных метров, в них проживает 1 миллион 600 тысяч москвичей.

На сегодняшний день мы встали перед такой дилеммой. Мы собираем деньги с этих людей для того, чтобы капитально ремонтировать этот жилой фонд. Зайдя туда, мы увидели целый ряд серьёзных проблем. Эти пятиэтажки были построены на срок «до строительства коммунизма», как Хрущёв говорил: он предполагал, что, наверное, коммунизм наступит через 25 – максимум 50 лет. Но 50 лет прошло, коммунизм не наступил. Хочу показать, в каком виде они находятся: балконы, которые провисают, и, кроме как их срезать, больше их никак не отремонтируешь. Центральное отопление вмонтировано прямо в стены домов, и, чтобы их отремонтировать, надо выломать все стены либо разместить отопление внутри жилых помещений, что уменьшит и так небольшое пространство. Канализация вмонтирована в стены между квартирами. Чтобы её отремонтировать, надо снести перегородки между квартирами или вынести стояк. Но выносить некуда, потому что это уже купленное пространство.

Подвалов нет в пятиэтажках – есть небольшое пространство. Чтобы его отремонтировать, надо вскрыть все полы на первых этажах. Стены находятся в очень плохом состоянии. Те, которые в хорошем состоянии, – боюсь, что через 10 лет они тоже будут в таком же состоянии. Фасады: швы разошлись, стыки. Печальное зрелище.

В.Путин: Сергей Семёнович, мы с Вами уже говорили на эту тему. Я знаю настроения и ожидания москвичей. Ожидания связаны с тем, чтобы эти дома снести и на их месте новое жильё построить. Мне представляется, что это и было бы самым правильным решением. Вопрос только в возможностях столицы, в бюджетных возможностях, в возможностях привлечения инвесторов и так далее.

С.Собянин: Действительно, такой проект требует огромных финансовых ресурсов, значительных организационных, административных затрат. Мы знаем, с чем сталкиваемся. Когда проводили снос первой серии этих пятиэтажек, по масштабу он гораздо меньший, требовались просто неимоверные усилия. Многие инвесторы, которые подвизались, просто разорились на этих проектах. Мы взяли на бюджет эти проекты и доводим до логического завершения.

Сегодня бюджет Москвы достаточно устойчивый. Мы рассчитались в основном с долгами, которые нам достались с прежних лет. В этом году неплохие поступления в бюджет, как я уже говорил, налога на прибыль, подоходного налога. Мы имеем запас прочности. Поэтому с точки зрения финансового запуска видим возможности у города.

Но есть определённые проблемы, связанные с нормативным регулированием этого процесса. Например, есть законодательство, связанное со сносом аварийных домов. Есть варианты сноса в соответствии с гражданско-правовыми сделками – по сути дела, это коммерческий снос, там рыночный выкуп и так далее. Ни то, ни другое в этой ситуации неприменимо. В результате мы и как аварийные их не можем сносить, и как ветхое не можем ремонтировать, капитально ремонтировать. Получается неурегулированная ниша.

Мы сносили их в соответствии с постановлениями Правительства Москвы, законами Москвы 1990-х годов. Сегодня это уже, конечно, устарело. И, входя в такой проект, было бы хорошо отрегулировать это специальным законом, который мы можем подготовить и внести в Государственную Думу. Необходимо изменить ряд норм, регулирующих градостроительные технические нормы. Мы строим в действующей городской застройке, не в чистом поле, поэтому необходимы специальные нормы, чтобы ускорять эти процессы. Если действовать по сегодняшним нормативам, они хороши для застройки в чистом поле. Но для таких проектов они значительно удлинят и усложнят процессы строительства.

Поэтому, Владимир Владимирович, если бы можно было, я бы попросил помочь и оказать содействие в изменении этой нормативной базы, инициировании специального закона. Мы готовы подготовить такой законопроект, согласовать его так, чтобы мы могли с юридической точки зрения реализовать этот проект наиболее эффективно.

Со своей стороны все финансовые и организационные моменты мы решим самостоятельно. Конечно, это будет значительным подспорьем в обновлении всего города, улучшении экологической ситуации, транспортной ситуации, создании новой городской среды. И конечно, стоит, чтобы 1 миллион 600 тысяч жителей города получили новое современное жильё взамен этого ветхого, которое, я боюсь, через 10–20 лет просто станет аварийным, несмотря на наши потуги в его ремонте.

В.Путин: Хорошо. Давайте сделаем это, но исходим из того, и я ожидаю именно такой организации работы, при которой всё, что мы делаем, идёт на пользу людям, улучшает их жизнь. А здесь возникают вопросы, связанные с расселением, с районами будущего места жительства. Нужно сделать так, чтобы это всё людей устраивало. Поэтому нужно и с жителями это всё прорабатывать, и показывать, делать всё это прозрачно, показывать, что конкретно люди от реализации этих проектов получат и что они выиграют.

С.Собянин: Так и сделаем, Владимир Владимирович, тем более у нас опыт богатый. Мы стараемся переселять людей в те районы, где они сегодня проживают, предлагаем такие варианты, которые подавляющее большинство жителей устраивают. После реновации как минимум на 20–30 процентов стоимость этого жилья, капитализация улучшается, даже если не увеличиваем метры, но качество жилья совсем другое. Исходя из этого, конечно, это будет позитивно, мне кажется, восприниматься, тем более что мы на сегодняшний день имеем массовые обращения [по этим домам] и самих жителей, и муниципальных депутатов, и ассоциаций депутатов, и Общественной палаты Москвы. Мы имеет основание говорить, что это народный проект.

В.Путин: Хорошо, давайте сделаем.

С.Собянин: Спасибо.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены. Транспорт. Недвижимость, строительство > kremlin.ru, 21 февраля 2017 > № 2084395 Сергей Собянин


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 11 ноября 2016 > № 1969819 Сергей Собянин

Встреча с Мэром Москвы Сергеем Собяниным.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с Мэром Москвы Сергеем Собяниным. Обсуждалась ситуация в промышленности, медицине и образовании, а также перспективы развития Московского центрального кольца.

В.Путин: Сергей Семёнович, мы недавно с вами встречались, говорили по некоторым отдельным вопросам жизнедеятельности столицы, договорились поговорить по широкому кругу вопросов о том, как Москва живёт, чем живёт, какие проблемы решает, по транспорту и промышленному развитию, решению социальных вопросов.

С.Собянин: Владимир Владимирович, мне кажется, промышленность Москвы адаптировалась к тем сложным условиям, в которых сегодня находится в целом экономика, это видно по целому ряду показателей. Во–первых, мы видим, что объём инвестиций не снижается, он и в прошлом году не снижался, и сегодня есть хотя бы небольшой, но рост, даже в сопоставимых показателях.

Позитивные моменты мы видим в том, что немного, но начала расти промышленность, растёт достаточно значительно экспорт. Это говорит о том, что мало того что происходит импортозамещение, наша продукция становится более конкурентной на рынках. Это, во–первых, автомобилестроение, фармацевтика, химическая промышленность, IT–технологии.

Мы видим достаточно активный рост малого и среднего бизнеса по объёму регистрации индивидуальных предпринимателей и патентов, причём такой значительный рост, на 50 процентов по сравнению с прошлым годом.

И по доле налогов малый и средний бизнес увеличили свой вклад в бюджет города на 24 процента. Конечно, это в значительной степени из–за легализации бизнеса, потому что другие условия, в том числе и по патентам, по индивидуальным предпринимателям, но это и в том числе реальный рост экономики.

Во многом способствует то, что мы не прекратили свои программы развития города, это строительство транспорта, инженерных коммуникаций. Вы присутствовали при открытии крупнейшего инфраструктурного проекта – МЦК. Должен Вам доложить, что мы запустили все, 31 станцию, и объём пассажиров перевалил уже за 300 тысяч.

На сегодня это один из самых популярных транспортных проектов в Москве. Мы продолжаем активно строить метро, в этом году будет запущено восемь станций метро, что, в общем–то, прилично для метростроения считается, это большой объём.

Продолжаем работать вместе с «Российскими железными дорогами» по развитию пригородных сообщений, хотя здесь есть определённые проблемы, потому что бюджет «Российских железных дорог» не позволяет в полном объёме реализовать те намеченные цели, которые были поставлены ранее в рамках Московского транспортного узла. Но я считаю, что это всё–таки приоритет, и мы будем вместе изыскивать какие–то резервы, чтобы продолжать эту программу.

Она будет работать не только на Москву, но, по сути дела, и на Московскую область, и на те регионы, которые прилегают к Московской области, на весь Центральный федеральный округ, 40 миллионов человек. Это всё–таки значимый, серьёзный проект, который влияет на экономику.

В социальной сфере: и здравоохранение, и образование развиваются, на мой взгляд, неплохо. Растёт заработная плата. Сегодня мы выполняем указы Президента по заработной плате врачей, учителей. И количественные, и качественные показатели в здравоохранении также неплохо исполняются. Количество пролеченных больных и возможность быстрее записаться к врачу – такие позитивные тренды. Продолжает расти, кстати, и рождаемость, и естественный прирост населения. Уменьшается смертность, особенно среди взрослого населения.

В области образования после недавно проведённых исследований ОЭСРом – такое исследование PISA так называемое – мы подтвердили то, что московское образование является одним из лучших в мире, мы входим в десятку лучших систем школьного образования, среди европейских стран впереди нас только Финляндия, все остальные страны позади. Впереди ещё ряд таких городов, как Шанхай, Сингапур, ряд юго-восточных стран, но по европейским странам мы выглядим очень достойно.

И самое важное то, что если раньше всё лучшее сосредоточено было в нескольких элитных школах, то сегодня большинство московских школ показывают очень достойный уровень образования, именно за счёт этого мы выглядим очень неплохо даже на международном уровне, хотя, конечно, там много проблем.

По–прежнему стоит задача повышения заработной платы и врачей, и учителей, информатизация обеих отраслей. В здравоохранении это электронный рецепт, электронные истории болезни и так далее – это такая большая система информатизации, связанная с улучшением обслуживания населения.

В образовании тоже на повестке стоит информационный проект, связанный с электронными учебниками, методическими пособиями, целый ряд других направлений – всё это даст другое качество обучения. Вместе с Министерством образования мы начали разрабатывать проект интеграции разных видов образования, разных уровней образования: дошкольного, школьного, среднетехнического и высшего образования, – задействуя все возможности московских университетов, технопарков, для того чтобы школьники уже в старших классах понимали, какую профессию выбрать, активно работали с университетами и ведущими предприятиями.

Это такой серьёзный мегапроект, который, мне кажется, даст не просто какое–то абстрактное образование, а уже понимание выпускников, какая профессия им ближе, какую они выберут, во многом улучшит и качество приёма в вузы учащихся, студентов и, конечно, повлияет на качество выпускников.

Могу привести пример. Например, в медицинские вузы города качество поступающих абитуриентов выросло в цифрах ЕГЭ где–то процентов на тридцать. Это большой рывок вперёд. Очевидно, что молодые люди, которые поступают на медицинские факультеты, их базовый уровень знаний выше, чем в предыдущие годы, и они уже точно знают, что они не просто поступили туда, а именно хотят работать в медицине, в соответствующих медицинских учреждениях, организациях. Это позитивно.

В.Путин: Хорошо.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 11 ноября 2016 > № 1969819 Сергей Собянин


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Транспорт > premier.gov.ru, 12 сентября 2016 > № 1897337 Дмитрий Медведев, Сергей Собянин

Форум «Городское развитие и совершенствование качества городской среды».

Перед пленарным заседанием Председатель Правительства посетил один из дворов на Проспекте Мира, который участвует в городской программе благоустройства придомовых территорий «Наш двор», а также осмотрел выставочные стенды форума.

Из стенограммы пленарного заседания форума:

Д.Медведев: Вопросы, которые обсуждаются на форуме, касаются абсолютного большинства людей – тема благоустройства городской среды. Но такое мероприятие мы проводим впервые. Здесь присутствуют городские руководители, главные архитекторы, представители архитектурных бюро, эксперты в сфере урбанистики – в общем, специалисты, которые ежедневно этими вопросами занимаются.

В целом это тема для России достаточно новая и требует государственного внимания. Хотя вроде бы всё вполне очевидно: чем город удобнее для жизни, тем динамичнее он развивается, тем лучше живут люди. Именно это и определяет перспективу города и в конечном счёте развитие нашего государства, потому что современная экономика – во многом, во всяком случае, – это экономика крупных городов.

Напомню, что половина населения мира живёт в городах, при этом в этих городах создаётся до 80% мирового внутреннего валового продукта, а 600 городов, в которых проживает пятая часть населения планеты, генерируют 60% мирового ВВП. Кому-то это нравится, кому-то кажется, что это избыточно, что это неправильно, но таковы реалии, и, по всей вероятности, эти реалии будут сохраняться.

Вопрос городской среды – насколько она благоприятна и приспособлена для жизни – очень важный для людей. Это и вопрос конкуренции за лучшие умы, за бизнес-идеи и инвестиции, потому что при переезде куда-то люди думают не в последнюю очередь именно о городской среде. Об этом, кстати, мы недавно говорили на заседании Совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам и договорились, что сделаем городскую среду одним из больших проектов, которыми мы в настоящий момент снова начали заниматься.

За последнее десятилетие города, конечно, сильно изменились. Прежде всего это рост самих городов и это создание жилья. С 2000 года, напомню, в нашей стране было построено более 900 млн кв. м жилья и примерно столько же, под миллиард метров, нежилой недвижимости – это магазины, офисы, предприятия. Если говорить о жилье, то отрадно, конечно, что особенно в этом смысле успешным был прошлый год, когда мы по объёмам жилищного строительства впервые превзошли показатель Российской Советской Федеративной Социалистической Республики в составе СССР. Сегодня более четверти граждан нашей страны, то есть около 40 млн человек, живут в домах, которые построены за последние 15 лет. Но понятно, что в этой сфере ещё очень многое предстоит сделать.

К сожалению, количество далеко не всегда переходит в качество. Конечно, в каждом городе есть своя главная площадь или центральный парк, это такая витрина, которой уделяется особое внимание. Но дальше ситуация гораздо сложнее и хуже. Обустройством обычных городских кварталов, где проходит повседневная жизнь абсолютного большинства людей, зачастую занимаются по остаточному принципу, к этой работе приступили совсем недавно. Хотя сказать о том, что ничего не делается, было бы неправильным и нечестным. Я много по стране езжу и вижу, что этими обычными кварталами и спальными районами стали намного больше заниматься, чем это было, скажем, 10–15 лет назад. Тем не менее проблем ещё много. Ситуацию, очевидно, нужно менять. Горожане составляют три четверти населения нашей страны, и речь идёт о качестве их жизни.

Людей волнует состояние подъездов, дворов, улиц, в целом коммуналка. Они хотят, чтобы комфортно было не только в квартире, но и в подъезде, и во дворе, вокруг дома, чтобы спокойно можно было и прогуляться с детьми, и спортом позаниматься, чтобы машины парковались на отведённых площадках, а не на газонах и тротуарах, чтобы было больше зелени, мест для общения, отдыха. В общем, совершенно очевидные и понятные вещи.

В России более 1100 городов, но очень немногие в полной мере отвечают таким пожеланиям, а запрос на комфортную среду будет только возрастать, и его необходимо учитывать при планировании городского развития.

По сути, эта работа уже идёт. С 1 января 2017 года вступают в силу поправки в Градостроительный кодекс, которые устанавливают минимально допустимое количество объектов коммунальной, транспортной и социальной инфраструктуры для каждой территории и предусматривают возможность участия общественности в работе над планировкой населённых пунктов. Людей приглашать не надо, они этим с удовольствием занимаются на самом деле, только нужно условия для этого создать.

Правительство этим вопросам уделяет серьёзное внимание. По нашей инициативе с 2012 года существенно расширены и уточнены полномочия муниципалитетов по регулированию благоустройства территорий, а федеральные министерства, агентства, службы своевременно ремонтируют свои ведомственные здания и проводят благоустройство прилегающих территорий. Хотя им тоже нужно быть здесь поактивнее, поэнергичнее, потому что опять же людям абсолютно безразлично, в чей собственности находится тот или иной объект – федеральной, субъектовой или муниципальной, это всё равно часть большого городского хозяйства. Поэтому и федеральные структуры должны на это планировать средства и заниматься этим с должным вниманием.

С 2010 года Правительством проводится Всероссийский конкурс на звание самого благоустроенного городского или сельского поселения России. С 2017 года будет ещё один конкурс – «Лучшая муниципальная практика», в рамках которого особое внимание будет уделено градостроительной политике и благоустройству.

Есть интересные общественные инициативы. Одна из них, которая называется «Наш двор», сейчас реализуется в ряде регионов. Речь идёт о комплексном благоустройстве дворов многоэтажек. Здесь меняют асфальт, бордюры, устанавливают детские площадки, спортивные тренажёры, скамейки. В результате жители окрестных домов получают комфортные условия для отдыха, общения, занятия спортом. Это, конечно, не просто преображает двор – меняет образ жизни людей, что, наверное, ещё важнее. Поэтому сейчас прорабатывается вопрос о том, чтобы вывести этот общественный проект на общероссийский уровень.

Я думаю, что это хорошая идея. Мы это недавно обсуждали на встрече с экспертами у Президента страны. Можно было бы реализовать и такой общественный проект. Конечно, нужно оценить масштабы работы, круг участников, финансирование, которое необходимо будет получить для того, чтобы запустить этот проект по всей стране. Но в целом инициатива хорошая.

Во многих регионах накоплен неплохой опыт создания качественной городской среды. Это и благоустройство тех же самых дворов, и расширение пешеходных пространств, реконструкция набережных. Мы с Сергеем Семёновичем (Собяниным) посмотрели сейчас один из дворов – вполне обычный, поговорили с людьми. Естественно, мнения разные, потому что у всех разные запросы, но все отмечают, что за последние пять лет ситуация с московскими дворами стала существенным образом меняться. Это отрадный факт.

А сегодня мы встречаемся на площадке ВДНХ. Выставочный комплекс, парк «Останкино» – хороший пример такого рода развития. Здесь действительно можно найти занятие для любого человека и реально проводить с большой пользой свободное время, причём круглый год. Посмотрели сейчас стенды, как всё это выглядело буквально несколько лет назад и как выглядит сейчас: хорошие, реальные перемены, тем более что ничего подобного ВДНХ нет нигде в мире. И наша задача – сохранить этот комплекс, в том числе и для потомков, создать такую среду, которая будет интересной, будет привлекать большое количество людей. Здесь бывают до 30 млн человек в год. Трудно это с чем-то сопоставить в мире.

Важно изучить отдельные проекты, нужно обобщить полученный опыт, чтобы в дальнейшем тиражировать его по всей стране. Это не означает, что мы должны перейти на какие-то совершено стандартные проекты, наверное, это излишне, но тиражирование опыта позволит сделать работу по благоустройству и развитию городской среды во всей стране более системной и более комплексной. Одна из ключевых задач – разработать современные стандарты развития городов различных типов, создать дизайн-код каждого города – набор параметров, характеристик, которые сделают конкретный город, конкретный населённый пункт комфортным. Естественно, что к такой работе нужно привлечь ведущие российские бюро, учитывать мнения и общественных организаций, и предпринимательского сообщества, и прежде всего самих горожан.

Современные стандарты являются таким удобным лекалом, по которому можно сформулировать план собственного развития с учётом исторических и культурных особенностей и, конечно, экономических возможностей.

У нас в 2018 году состоится чемпионат мира по футболу, матчи пройдут в 11 городах, а принимать гостей и спортсменов будут порядка 40 городов. Думаю, что они могли бы стать как раз такими пилотными площадками для применения новых стандартов в рамках подготовки к проведению чемпионата.

И ещё одна тема, даже более сложная, – это моногорода. У нас их в стране по тем критериям, которые мы сейчас используем, 319, но в них проживает около 10% населения страны. Во многих моногородах ситуация очень сложная, и, конечно, и в них нужно использовать современные стандарты развития городской среды, коль скоро мы взялись за то, чтобы уйти от монопрофильности этих городов, создавать там современную среду и новые рабочие места.

Но подготовка стандартов – работа недешёвая, нужно разобраться, что и как. Поэтому я поручил Агентству по ипотечному жилищному кредитованию заняться этим вопросом.

Уверен, что все мы хотим, чтобы наши города были современными, привлекательными, удобными, и поэтому и наша встреча может внести вклад в эту работу.

С.Собянин: Действительно, мир концентрируется в городах, урбанизация населения происходит не только в Москве и крупнейших городах России, но и практически во всём мире. И проблема даже не в том, что в крупных городах всё больше и больше концентрируется население, а проблема в том, как в этих городах оно себя чувствует. Это может быть просто скученность, от которой только создаются проблемы, где плохое образование, здравоохранение, плохие коммуникации, плохие общественные пространства, и ничего хорошего от такой урбанизации нет. Или, наоборот, создаются такие условия, при которых концентрация людей даёт мегаэффект: увеличиваются и производительность труда, и качество жизни. Чтобы нам достичь такой концентрации, которая даёт позитив и для комфорта жизни, и для экономики, необходимо решить целый ряд проблем, начиная от транспорта, комфортного жилья, хорошей экологии, спорта и так далее. Но, конечно, один из основных приоритетов, о котором Дмитрий Анатольевич только что сказал, – это создание комфортной среды общественных пространств.

Мы много чем занимались, но комфорту пространств, городским, общественным пространствам уделялось в России традиционно очень мало внимания. В советский период, последние десятилетия это такая была порой выжженная пустыня с недостатком благоустройства, торговли, общественных услуг и так далее. В 1990-е годы этого всего стало в избытке, но это всё создавалось абсолютно хаотичным образом, в результате мы начали получать с каждым годом всё больше и больше проблем. Наши города становились всё менее комфортными, люди меньше и меньше их любили, наши улицы заполоняла торговля, реклама и транспорт, всё меньше оставляя пространства для людей. И, когда мы взялись за эту работу, конечно, в первую очередь начали с простых проектов, с городских дворов. С Дмитрием Анатольевичем мы сегодня посмотрели – часть дворов сделана за последнее время качественно, вначале, ещё пять лет назад, они выглядели немножко по-другому. Это такой постоянный процесс обновления. Помимо этого, конечно, необходимо было решить проблемы с парковками машин. За это время создали только во дворах около 600 тыс. новых парковочных мест, притом что в Москве вообще всего их был миллион. Естественно, речь идёт и о посадке зелёных насаждений, освещении и так далее.

Второй проект не менее глобальный, потому что в Москве все проекты глобальные в силу масштаба, одних дворов 23 тыс. И сотни парков! Сегодня после благоустройства парковых территорий количество посетителей увеличилось с 13 млн до 60 млн, причём парки стали в значительной степени даже зарабатывать себе на жизнь, хотя вход в парк стал бесплатным. А москвичи и гости хорошо помнят, что, например, посещение Парка Горького велось за определённую плату, но внутри была большая шашлычная, и ничего путного от этого не происходило. Затем мы приступили к следующему проекту, который оказался самым сложным, несмотря на, казалось бы, такую простоту, – это обустройство городских улиц. Необходимо было принять целый ряд нормативных документов. В частности, разработан первый в России закон о благоустройстве, который предписывает не только стандарты, но также санкции за их неисполнение, которые корреспондируются с административным кодексом столицы. Речь идёт о внешних фасадах зданий, витринах, вывесках, о летних кафе и так далее, то есть это комплексный проект, который затрагивает все направления.

Например, самая большая проблема была с рекламой. Почему самая большая? Потому что это самый, пожалуй, простецкий и эффективный бизнес, который давал сотни миллионов долларов в карманы тех, кто размещал такую рекламу. До бюджета практически ничего не доходило. Снятие такой, извините меня, портянки, которая была развешена на Тверской, происходило реально с боем, потому что это сверхвыгодный бизнес, который никто просто так отдавать не хотел.

Спасибо, Правительство Российской Федерации внесло соответствующий закон в Думу, закон был принят – закон о рекламе. Это упростило жизнь намного. Взять хотя бы Тверскую, которую раньше из-за рекламы практически не было видно. Конечно, нужна решительность, чтобы бороться со всем этим безобразием.

Следующая проблема на улицах – это нестационарные торговые объекты. Борьба идёт до сих пор, и на уровне законодательства в том числе. Ларьки Москвы были поставлены не только на отдельных улицах, они были поставлены в два этажа. Пройти от вокзалов, остановок и станций метро было затруднительно, мягко говоря. В конце концов мы пришли к системе, при которой утверждаем схему размещения нестационарных объектов на общественных слушаниях, сами их создаём и сдаём под ключ готовые объекты. Это быстро окупается, и ситуация становится полностью управляемой с точки зрения не только внешнего вида, но и содержания этих объектов, специализации торговли, потому что любая торговля помидорами очень быстро превращается в торговлю пивом и сигаретами. Пока ты судишься, пройдут уже годы.

Ещё одна проблема, может, не столь острая. Вы прекрасно знаете, что летние кафе в наших городах – это порой просто дополнительная площадь, захваченная торговыми объектами, завешанная стёклами, полиэтиленом и так далее. Мы постарались, чтобы всё-таки летние кафе были летними, утвердили минимальный стандарт и начали выдавать разрешения бессрочные, не годовые – и административные процедуры уменьшились, и количество желающих увеличилось, и внешний облик, конечно, стал другим.

Последний закон (спасибо большое) был принят в 2015 году – изменения Гражданского кодекса, 222-й статьи, Дмитрий Николаевич (Козак) активно участвовал в этом процессе. Во-первых, речь идёт о сносе объектов, которые опасны для жизни, которые расположены в технической зоне метрополитена, инженерных коммуникаций, улично-дорожной сети. Для примера – «Чистые Пруды». Станция выглядела таким образом: с двух сторон огромные павильоны самостроек, которые превратились из ларьков в нечто другое. Сегодня картина совсем другая. Это тоже, конечно, непростая история, тем не менее стоит того, чтобы создавать это пространство – и с точки зрения и безопасности граждан, и возвращения исторической среды.

Еще одна история – это борьба с хаотичной парковкой. Как выглядела парковка, вы прекрасно знаете: любой квадратный метр тротуара забит машинами, там уже нет места не только для прогулок, там просто для прохода людей нет места. Сегодня всё это упорядочено – создана не только система разметки этой парковки, платность парковки, но и достаточно жёсткие административные меры, вплоть до эвакуации неправильно припаркованных машин.

Ещё одна важная история – с историческими зданиями. Когда мы создаём проект городских улиц, всегда на этих улицах первое, что мы видим, – это памятники архитектуры, это лицо этих улиц, но это и дорогостоящий и непростой проект.

Тем не менее, если раньше памятников, которые находились в плохом состоянии, было почти 40%, то сегодня 15%. Причём сделано это за счёт всех источников финансирования, а также – жёстких требований к владельцам этих памятников, вплоть до изъятия через суд у тех, кто содержит в ненадлежащем виде эти здания. Это дало такой толчок, что сегодня половина всех инвестиций в реставрацию – частные.

При реконструкции улиц встаёт вопрос: какая это должна быть улица – пешеходная или проезжая. В зависимости от типологии можно сделать улицу полностью пешеходной. Никольская улица, все её хорошо знают – это улица, которая идёт непосредственно к Красной площади. Там парковалось где-то около сотни машин. Сегодня нет ни одной машины, зато десятки тысяч людей идут по этой улице к Красной площади. Можно уменьшить количество полос, как это сделано на Большой Никитской. Там было, по-моему, четыре полосы, все четыре полосы глухо стояли. Сегодня одна полоса, и она двигается быстрее, чем тогда, когда было четыре полосы. Тверская – здесь количество полос не изменилось, но они сделаны по европейскому стандарту, они сужены. Скорость движения такая же, но сужение полос дало возможность увеличить площадь тротуаров, что немаловажно.

И самое простое решение на Бульварном кольце, где мы за счёт сужения полос для автомобилей разметили полосу для велосипедистов. У нас достаточно много было аварий, смертей, связанных с велосипедистами, наездами автомобилей и так далее. После того как эта полоска была сделана, у нас практически вообще не стало каких-то ДТП, связанных с велосипедистами и пешеходами.

Скверы и площади городские. Это важные такие узловые точки. И когда я первый раз увидел здесь проект с качелями, честно говоря, у меня возникли большие сомнения: нужно ли это делать? Всё-таки площадь Маяковского – и какие-то качели… Сегодня это один из самых популярных аттракционов на этой площади, и не только на этой.

Не надо забывать, конечно, о пешеходных переходах – важно, чтобы это было в комплексе, конечно, обязательно широкие тротуары, обязательно приведение в порядок фасадов. За это время мы привели фасады около 4 тыс. домов, без хороших фасадов улица уже будет, конечно, другой.

Очень важно, как выглядят витрины и вывески. В городе создан стандарт для вывесок. Все вывески приводятся к стандарту, а не залеплены огромными щитами, и у кого больше щит, тот и хозяин. Если ты хочешь сделать индивидуальную вывеску, пожалуйста, обращайся к архитекторам, они согласуют и сделают индивидуальный проект. И очень важно, чтобы витрины были открыты. Улица, где открытые витрины, совсем другая. Улица, на которой витрины завешаны, закрыты каким-то торговым оборудованием или просто жалюзи, – это мёртвая улица. И, конечно, вдоль реконструируемых магистралей обязательно должны приводиться в порядок сразу же дворы.

В рамках улицы должна быть создана и цивилизованная парковка. Это очень важно. Мы с Дмитрием Анатольевичем обменивались впечатлениями, я приводил иностранный опыт, но, честно говоря, в Москве мы недалеко в этом отношении ушли, когда на столбах целые пучки проводов, неба не видно, всё завешено проводами связи, электрическими проводами и так далее. Мы стараемся на всех улицах, где ведём благоустройство, создавать специальную канализацию для прокладки этих проводов, убирая их с московского неба.

Конечно, важна история озеленения. Надеюсь, что у нас получится вернуть на Тверскую те исторические липы, которые когда-то, десятилетия тому назад, были на этой улице. Важно, чтобы эти улицы не просто были бетонными коробами, здесь должна обязательно быть жизнь.

Мы начинали пять лет тому назад с маленькой страсбургской ярмарки, когда из Страсбурга к нам приехал мэр, привёз несколько шале. На Манежке выставку посетило около 50 тыс. человек – это было много, потому что буквально несколько строений было сделано. Сегодня фестивали проводятся на 30 городских пространствах. Разбили эти мероприятия на четыре сезона – зимой, летом, весной и осенью проводятся активные мероприятия на улицах Москвы. Например, «Путешествие в Рождество» собрало около 9 млн человек, весенние мероприятия – около 8 млн человек, то есть это такие брендовые вещи, которые создают другую атмосферу в городе.

Результатами реконструкции стали увеличение в разы количества пешеходов, городского велопроката, участия жителей в уличных фестивалях. Стало намного больше летних кафе, туристов и так далее. Но самое главное – это, конечно, другая атмосфера в городе. Мне кажется, что он стал более добрым для людей, более пригодным для жизни.

Заключительное слово Дмитрия Медведева на форуме:

Современный город – это привлекательное место для человеческого капитала. Вопрос в том, как сделать, чтобы тот или иной город стал таким. Я не говорю про столицы, потому что они в силу своего положения всегда будут привлекательны, а вот другие города чтобы стали привлекательными – это действительно очень сложная задача. И в этом, наверное, основная миссия того проекта, которым мы занимаемся. Конечно, это и университеты, и объекты культуры, но всё вместе это и создаёт такую среду.

Поэтому идея, которая здесь звучала, – город для людей – абсолютно правильная. Тот город, который больше делает для людей, становится более конкурентоспособным, рождает новые проекты, создаёт свою элиту, а в результате происходит развитие.

Ещё одна тема (мне кажется, тоже довольно универсальная для любого городского развития) – это местные достопримечательности, которые являются такими, так сказать, фишками для конкретного населённого пункта. Их в другом месте могут и не знать, но вокруг этой местной достопримечательности формируется история, даже, если хотите, легенда, и потом вокруг этой легенды формируется и сама среда, происходит развитие.

Конечно, чем крупнее город, тем это, может быть, менее актуально, но для относительно небольших населённых пунктов, для совсем небольших городов – а таких довольно много, в том числе на Волге и в других местах, – одна история может стать поводом для того, чтобы создать совершенно новую городскую среду. Мне кажется, это тоже очень важная тема, которой мы должны заниматься. Заодно, конечно, это и популяризация нашего исторического наследия.

За что хочется похвалить наших коллег из Казани, так это за системность работы. Все решения, как они излагались, носили абсолютно продуманный, системный характер, под конкретные мероприятия. Это такие навыки, которые создаются за счёт серьёзной работы, когда понимаешь, как правильно презентовать идею, каким образом предъявить результат. У них в этом смысле всё получилось неплохо в последние годы.

Мне кажется, также очень важно, чтобы существовала практика успешного привлечения бизнеса или, как принято говорить, социально ответственного бизнеса, к тому, чтобы ухаживать за самим городом, заниматься благоустройством дворов, фасадами зданий. В общем и целом, мне кажется, это, по сути, отдельная культура. Если вспомнить, лет 15–20 назад город развивался отдельно, а бизнес – совершенно в другом направлении. Сейчас ситуация изменилась, и все понимают, что город – это то место, где мы живём, работаем, и именно туда нужно вкладывать деньги.

Также хотел бы поддержать идею по транспортным объектам, прежде всего объектам «Российских железных дорог». Это федеральная структура, они, как правило, выпадают из городской жизни. Идея соединить развитие вот таких объектов, транспортных узлов с городской жизнью мне кажется абсолютно продуктивной. В общем, если потребуется какая-либо федеральная поддержка, мы готовы её в этом смысле обеспечить.

И возвращаясь к тому, что сказал Сергей Семёнович Собянин. Конечно, мы все любим Москву – это наша столица. Да что там говорить – это не просто столица, это целое государство по европейским меркам, по планетарным меркам. Город абсолютно уникальный. Он реально и хорошеет, и развивается. В чём, мне кажется, наша задача – задача всех, кто в настоящий момент сидит в этом зале? Сделать так, чтобы по таким же законам развивалась жизнь в других городах, чтобы все наши города были и современными, и благоустроенными, и, самое главное, удобными для людей. Вот это тот мегапроект, за который, как мне думается, нужно взяться.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Транспорт > premier.gov.ru, 12 сентября 2016 > № 1897337 Дмитрий Медведев, Сергей Собянин


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > mos.ru, 7 сентября 2016 > № 1915205 Сергей Собянин

Сергей Собянин: «Раньше города боролись за землю и заводы, а сейчас — за людей»

По просьбе «Афиши Daily» журналист Александр Баунов встретился с Мэром Москвы Сергеем Собяниным в кафе и обсудил с ним реконструкцию улиц, снос ларьков, отношение москвичей к приезжим, а также электрички и авангардный театр.

Кто хочет ходить по Москве пешком

Александр Баунов: Вы ожидали, что идея Москвы как пешеходного города встретит отпор со стороны части прогрессивных горожан, которым изменения в сторону современности, «как во всём мире», должны нравиться в первую очередь?

Сергей Собянин: Как вам кажется, почему так?

Александр Баунов: Я писал статью по этому поводу. Например, есть картина мира, где в России не может быть слишком хорошо, есть правильные места и неправильные, и Россия в ней относится к разряду неправильных, к сожалению. И во-вторых, это то, что городская реформа приходит не от своих. Если бы то же самое делали свои или в «нормальных странах», тогда да.

Сергей Собянин: Мне кажется, что критика очевидно позитивных вещей, скажем благоустройства, — это именно политика. Не содержательная история, а идеологическая. Смотрите, про идею пешеходного города: это был редкий случай, когда все пришли к консенсусу, что развиваться по старому сценарию Москва больше не может. Она становилась абсолютно невыносимой: перекошенные бордюры, кривые тротуары, тёмные улицы, избыточная реклама, машины повсюду, пробки, сомнительные ларьки и так далее. Мы ведь не с укладки гранита начали. Сначала надо было победить сумасшедшую рекламу, из-за которой неба не было видно. Настоящая война в городе шла: к счастью, мы все о ней благополучно забыли. Дальше вторая стадия — навести порядок в мелкорозничной торговле. Ларьками была застроена вся Москва, это было что-то кошмарное. От метро пройти было невозможно.

Александр Баунов: Ну скажет недовольный горожанин: «Где это мы видели, чтобы Мэр Москвы ходил по улицам от вокзала до метро. Он ларьками не пользуется, а мы пользовались».

Сергей Собянин: Я ходил — и достаточно много. Хочется всё-таки нашу программу до конца изложить. Дальше была борьба с незаконными парковками: даже в ПДД толком не было сказано, что заезд на тротуар — это серьёзное нарушение. Сначала нужно было законодательство изменить. И по незаконной рекламе нужно было принять федеральные законы. Мы шаг за шагом шли к тому, чтобы создать комплексный проект обустройства городской среды.

Первые пешеходные улицы появились в 2013 году: Никольская, Столешников переулок, Кузнецкий Мост и так далее. К нынешнему лету у нас был опыт реконструкции порядка 140 улиц, плюс мы 50 новых парков каждый год делаем. Оказалось, что это востребовано. В парках у нас количество посещений увеличилось в 10 раз. Число пешеходов на улицах после реконструкции увеличивается от двух до четырёх раз. И, что важно, меняется настроение у людей, появляется ощущение своего города. Создается демократическая атмосфера.

Александр Баунов: Ну тут как раз я слышал претензии, что город выглядит слишком богато и люди, недостаточно обеспеченные, чувствуют себя некомфортно. Гранит и фонари — это роскошь. А ларьки вроде как были нужны людям с маленьким достатком.

Сергей Собянин: Но на деле-то совсем небогатые люди приходят в центр на городские фестивали. Мороженое за 80 рублей купить всё-таки легче, чем пойти в красивый ресторан или любое другое коммерческое учреждение.

Цветочный ларёк или хлам

Александр Баунов: Раз уж заговорили о ларьках. История сноса — что это было?

Сергей Собянин: Мы убрали почти 3000 объектов самостроя. Это рутинная работа: появляется незаконный объект, мы его убираем.

Александр Баунов: И город теряет налоги.

Сергей Собянин: Никто не платил налогов, что вы! Когда нам говорят о том, что предприниматели потеряли миллиардный бизнес, компенсируйте им потери, — пожалуйста, мы готовы. Только предъявите ваши доходы, уплаченные налоги — ничего ведь показать не могут. Это был на 90 процентов теневой бизнес.

Александр Баунов: Но компенсации какие-то были или нет?

Сергей Собянин: 55 000 рублей за квадратный метр — компенсация, если сам собственник добровольно сносит этот объект и если этот объект числился в реестре прав на недвижимое имущество.

Александр Баунов: А если он нигде не числился, но его сломали, то и компенсации никакой владелец не получил?

Сергей Собянин: Послушайте, ну если вы у себя на даче обнаружили какой-то построенный соседом объект, вы что, платите компенсацию? Вы выбрасываете его и забываете. Если кто-то у вас дома поставил свой чемодан, вы просто выставляете его за дверь. Если на нашей городской земле появляется какой-то объект «ни здрасьте ни до свидания», никаких разрешений, ничего — мы его вывозим на штрафплощадку.

Александр Баунов: Не все согласны с решениями чиновников о том, что на этой «нашей земле» должно быть.

Сергей Собянин: Есть закон, соблюдайте его — и никаких проблем не будет. Но если у тебя нет договора на аренду этой земли, нет у тебя её в собственности, если ты не получал разрешение на строительство, если ты не получал разрешение на ввод, если твой объект на уличной дорожной сети или в опасной зоне инженерно-технических коммуникаций. Извините, какие варианты нам остаются?

Александр Баунов: Просто пугает сама эстетика сноса, когда в одну ночь приезжают десятки экскаваторов.

Сергей Собянин: В одну ночь — понятно почему.

Александр Баунов: Нет, не очень понятно. Это было почти как военная операция.

Сергей Собянин: Все были заранее предупреждены, до этого долго судились. Не было соответствующей нормативной базы. Новый федеральный закон упростил процедуру. Сносим ночью, чтобы не мешать прохожим и не усугублять пробки на дорогах.

Александр Баунов: Понятно ещё, что в центре ларьки избыточны, потому что есть первые нежилые этажи, которые можно занять тем самым малым бизнесом. Там его уже полно. Но возьмём, например, метро в спальных районах, где стояли крупные павильоны с кафе. Без них теперь местами морозная советская пустыня.

Сергей Собянин: Тут не соглашусь. Вокруг станций метрополитена сосредоточено огромное количество торговых центров и больших магазинов. Торговлю можно развивать только одним способом — дать нормально работать. Когда вдоль торгового центра выстраивают целый ряд ларьков, магазины в нём самом просто умирают. Таких примеров более чем достаточно. Можно, конечно, организовать на улицах торговлю только с лотков, заставить весь город этим хламом. Но мы стараемся киоски ставить только там, где это необходимо — где нет стационарной торговли. И ещё одна проблема — почти никто не приходит в спальные районы торговать. Все хотят поставить киоск именно возле метро.

Александр Баунов: А есть такая опция, например на сайте Мэрии, где жители могут сообщить, что им всё-таки нужен цветочный ларёк возле какой-нибудь автобусной остановки?

Сергей Собянин: Мы предлагаем местному самоуправлению района провести общественные слушания по поводу размещения сети мелкорозничной торговли. Чтобы люди сами решили, где и какие ларьки им нужны. Если альтернативы в виде стационарных магазинов в шаговой доступности нет, тогда палатка включается в схему. В любом случае этот вопрос надо решать с местными депутатами. Нам в Мэрии разобраться, нужен ли цветочный ларёк у конкретной остановки, достаточно сложно. Одному нужно, десяти не нужно. Я наблюдал такую ситуацию: стоит новый киоск возле остановки, молодые люди покупают телефоны или что-то подобное. В этот момент бабушки хватают меня за лацкан и кричат: «Какое безобразие, немедленно снесите!»

Александр Баунов: Нет ещё у населения традиции общаться с местными депутатами.

Сергей Собянин: Так ведь москвичи их выбирают, голосуют за них. Соответственно, ничто не мешает с них и спрашивать.

Сколько стоят московские улицы

Александр Баунов: Хорошо, вернёмся к концепции Москвы как пешеходного города. Итак, рекламу и ларьки убрали. А большая идея в чём?

Сергей Собянин: Идея заключается в том, что в древние времена города боролись за территорию: чем у тебя больше земли, тем лучше — ведь на ней можно сеять и пахать. Потом города начали бороться за заводы: чем больше труб в городе, чем больше работает ремесленников, тем лучше. Сегодня города борются за людей. Можно сделать так, что у нас будет одна сплошная промзона, но все люди, которые создают новый продукт, творческие люди, — они просто уедут из этого города. Мы конкурируем с Лондоном, Парижем и Нью-Йорком как минимум. Для этого нужно создать более качественную городскую среду.

Александр Баунов: Вот не верится, что мы конкурируем с Лондоном, Парижем и Нью-Йорком. В этом-то, собственно, и причина конфликта.

Сергей Собянин: Конкуренция идёт по нескольким направлениям. Одно из них — это деньги, экономика. Другое — это городская среда, насколько она комфортабельна. Я не могу сказать: что-то экономическая обстановка в стране не очень, стабильности нет, поэтому давайте в Москве ничего улучшать не будем. Моя обязанность — привести город в порядок и сделать так, чтобы люди не убегали, а, наоборот, говорили: «Москва — лучший город на планете». Разве это плохо?

Александр Баунов: Это отлично. Но сколько это стоит? Программа «Моя улица» — это какая часть бюджета московского?

Сергей Собянин: Доля расходов на «Мою улицу» составляет 1,5 процента годового бюджета (22,4 миллиарда рублей в 2016 году, по данным агентства новостей «Москва». — Прим. ред.).

Александр Баунов: А общая стоимость проекта известна?

Сергей Собянин: Общую стоимость сложно посчитать, потому что многие улицы реконструировали ещё в 2012 или 2013 году, до начала «Моей улицы». Вообще, обустройство, капитальный ремонт улиц — это базовая задача любого города. Любая улица за 50 лет устаревает, ладно, пусть будет 100 лет. В Москве 3500 улиц. Поделите на 100. И сколько в год придётся делать улиц?

Александр Баунов: То есть ремонт — это процесс перманентный, просто сейчас им занялись массово?

Сергей Собянин: Массово потому, что мы за последние 30 лет сильно отстали в этом графике. Конечно, надо было это делать и в 85-м, и в 95-м. Можно делать по одной улице, тогда мы будем делать капитальный ремонт 3500 лет. Можно по 10 улиц, тогда 350 лет и так далее. Это простая арифметика.

Московская агломерация — самая большая в Европе и одна из самых больших в мире. Исходя из этих масштабов нужно оценивать затраты и цифры, которыми мы оперируем.

Александр Баунов: Опять же есть социальные претензии вроде тех, что мы помним по Олимпиаде в Сочи или Рио. Не лучше ли эти деньги потратить непосредственно на людей, раздать в виде дотаций, финансировать медицину.

Сергей Собянин: Сам проект «Моя улица» я считаю абсолютно окупаемым в силу того, что мы притягиваем к городу людей. Собираем в Москве самое лучшее, что есть в нашей стране, и не отдаём другим городам мира. И это всё прямым образом влияет на развитие науки, образования в России в целом. Плюс это притягивает огромный объём туристов и таким образом прямо влияет на экономику города и страны. Фестивали, которые мы проводим, окупаются полностью. Увеличивается торговый оборот, развивается малый и средний бизнес, налоги платятся. Что касается социальных программ, мы на социальную сферу тратим около триллиона рублей в год. Это несопоставимые деньги. По памяти назову цифры: 322 миллиарда — на здравоохранение вместе с программой ОМС. 264 миллиарда — на образование. 360 миллиардов — на социальную поддержку, по несколько десятков миллиардов — на культуру и спорт.

Александр Баунов: Это, конечно, бюджеты государств целых.

Сергей Собянин: Я бы понял претензии к расходам на благоустройство, если бы всё остальное совсем бросили. Как-то там развивается само по себе образование, ну и ладно. А мы займёмся газончиками и тротуарчиками. Но ведь по факту всё наоборот. Мы главные реформы проводили в образовании, здравоохранении. Помните, сколько шума было?

Объём финансирования образования и здравоохранения за последние годы вырос в 1,5 раза. И нам говорят: «Ну подумаешь — и чего вы добились?» Мы попросили коллег из ОЭСР провести исследование в Москве: надо понять, где мы находимся по сравнению с европейскими странами по математике, по грамотности, развалили мы образование или не развалили. Мы проверили Москву по системе PISA и вот что выяснили.

Мы входим в десятку лучших образовательных систем мира. Причём в Европе только Финляндия нам конкурент. В Америке — только Канада. А всё остальное — это Сингапур, Гонконг, Шанхай, Япония, Южная Корея. Мы видим, что количество москвичей, победивших на международных олимпиадах, увеличилось вдвое. На всероссийских — вдвое за пять лет. Это же конкурентность каждого человека. Если вы получили классное образование и у вас высокие баллы по ЕГЭ, это прямой путь в хороший университет, а если вы победили на международных олимпиадах, можете поступать в любой университет мира.

В какой театр ходит Мэр Москвы

Александр Баунов: Если мы конкурируем с Лондоном, Парижем, Нью-Йорком, если заявляем, что мы современный город, как тогда быть с определённым консервативным давлением на культуру под предлогом того, что Россия — православная страна с традиционными ценностями? Есть люди, которые говорят, что современное искусство, авангардный театр, экспериментальная музыка — нам это всё не нужно. И совершенно искренне считают, что защищают культуру. Но город, который претендует на конкуренцию с Нью-Йорком по качеству жизни, не может не быть многокультурным. То есть Мэрия в таком случае должна охранять культурное разнообразие. Вы как Мэр Москвы готовы его защищать?

Сергей Собянин: Во всём мире никто не занимается экспериментальным искусством за бюджетные деньги. Есть определённые гранты, льготы какие-то. Но так, чтобы финансировать из бюджета напрямую театры в таком количестве, в том числе авангардные театры, — нигде в мире этого нет. На сцене создаются настоящие авангардные постановки, для кого-то слишком смелые. Но мы же эти театры не закрываем, тот же «Гоголь-центр» прекрасно себе работает. И недавно грант получил от Департамента культуры на новую постановку. И ради бога. Не должно быть только явной порнографии, явного экстремизма за бюджетные деньги.

Александр Баунов: Порнографию на сцене ещё никто не показывал.

Сергей Собянин: Это вы так считаете. Есть эксперты, которые определят, как на самом деле.

Александр Баунов: Я этого и боюсь. Вы сами в какие-нибудь театры ходите?

Сергей Собянин: В авангардные точно не хожу, мне неинтересно. В «Современник» хожу. Мне Бернард Шоу больше нравится, чем экспериментальная постановка в «Гоголь-центре».

Александр Баунов: «Современник» был когда-то авангардным, тоже говорили: «Вот что творят, безобразие!» А в «Гоголь-центре» приходилось бывать вообще?

Сергей Собянин: В нынешнем виде — нет.

Александр Баунов: Там совершенно не всё так страшно, как кажется некоторым экспертам. В том числе дают современные версии той же классики.

Сергей Собянин: Я мог бы прикинуться завзятым театралом, но это не так. Я в театр хожу раз в год.

Александр Баунов: А музыка? Что слушаете дома?

Сергей Собянин: Дома я тот человек, который выключает музыку. Просто хочется немножко тишины. В машине слушаю радио «Классик». Есть же такое?

Александр Баунов: Да, но оно фоновое скорее. А в школе Вы слушали что?

Сергей Собянин: В школе мне педагоги говорили: «Сергей, тебе на ухо наступил медведь, двойка, ты свободен».

Александр Баунов: Но это же было время, когда по радио было одно, а дома все слушали The Beatles, The Rolling Stones и Элвиса Пресли. Я себя помню мальчиком достаточно антисоветским, к окружающей действительности я был настроен критически. А Вы?

Сергей Собянин: Конечно, много чего мне не нравилось, но чтобы власть сменить, всех разогнать — такого не было. Дело в том, что я с 25 лет ношу пиджак и галстук. Я работал в партийных советских органах и видел, как пахали люди. Я работал в основном на севере. Постоянная гигантская стройка, постоянное движение, постоянно работа на износ. Не было ощущения, что это деградирующая система. На моих глазах создавались огромные предприятия, строились города.

Ксенофобия и колбаса

Александр Баунов: А когда Вы в первый раз в Москву попали? Помните этот момент?

Сергей Собянин: У меня сохранилась школьная фотография на фоне Кремля с группой туристов. Потом студентом я ездил в Москву из Костромы два раза в год. Ходил с друзьями в бар «Жигули». Казалось, что там было дорого.

Александр Баунов: Ну, мы ездили за едой из Ярославля регулярно.

Сергей Собянин: Электрички, которые ходили из Рязани, Костромы и Иванова, назывались «колбасные». Большая, зелёная и пахнет колбасой — что это? Такие были загадки.

Александр Баунов: А вообще ксенофобия москвичей даёт о себе знать? Что всё-таки к чужим относятся настороженно, не принимают, какие-то прозвища дают. Вот это всё чувствовалось тогда и сейчас?

Сергей Собянин: В советское время этого было гораздо больше. Москва была замкнутым городом — с ограниченной пропиской, ограниченным приёмом на работу. Сейчас к нам приезжают со всего мира и со всей страны. Нет той ксенофобии, которая была при СССР. Тогда это было действительно жёстко. Помню ругань в тех же в очередях за колбасой: откуда вы понаехали, катитесь отсюда.

Александр Баунов: Ну потому, что была конкуренция за еду. Сейчас есть такое ощущение: не любят, не понимают, потому что чужой?

Сергей Собянин: Есть попытка разыграть такую карту: не москвич, непонятно откуда приехал, мы тебя не понимаем. Бери чемодан и вали обратно. Всё это очень легко в интернете написать. А когда я встречаюсь с людьми, им всё равно, откуда я приехал. Они задают конкретные вопросы: почему у нас двор не убран, почему капитальный ремонт не произведён. Никто не спрашивает: а Вы где, вообще-то, родились?

Почему нельзя создать ВВП, клацая на компьютере в деревне

Александр Баунов: Есть у Вас какая-то идея зафиксировать рост населения, остановить рост Москвы?

Сергей Собянин: Во все времена, включая советское, были очень жёсткие попытки ограничить рост города, и все они провалились. Город рос до Бульварного кольца, потом до Садового, потом МКАД, но реальная Москва ушла далеко за МКАД. Попытки искусственно ограничить население Москвы ни к чему не приведут: очертишь радиус в 100 километров — будут жить на 101-м. Количество транспорта на дорогах просто увеличится, делая город ещё более неэффективным с точки зрения экономики. Есть такой индекс, называется агломерационный индекс. Мировой банк подсчитал: чем дальше человек находится от центра города, тем ниже производительность труда.

Александр Баунов: Устаёт ездить?

Сергей Собянин: Не только. Просто за время, которое он тратит на дорогу — например два часа, — он мог что-то полезное сделать: получить услуги или сам поработать, давая городу и стране свой труд. Поэтому и получается, что чем дальше человек живет, тем ниже производительность. Вообще я вам должен сказать, что наличие такой крупной агломерации, как Московская, с 25 миллионами человек, — это одно из самых больших конкурентных преимуществ России.

Александр Баунов: Многие считают бедой России, что каждый десятый у нас живёт в одном городе, а Вы думаете, что это благо?

Сергей Собянин: Не только я так думаю, все мировые эксперты считают, что будущее за крупными агломерациями. Сегодня крупные агломерации производят 60 процентов мирового ВВП, Московская агломерация производит где-то 25 процентов ВВП России. Причём в Москве нет доходов от нефти и газа. Тут как раз та экономика будущего, о которой мы мечтаем, — экономика услуг, технологий, образования, науки, инноваций. Чем крупнее город, тем больше эффективность экономики, больше возможностей, и весь мир развивается именно так. Все басни о том, что в будущем кто-то будет жить в деревне, клацать на компьютере и давать прирост экономики — это просто басни. В Китае наметили создание 20 агломераций численностью больше 20 миллионов человек, которые через несколько лет уже будут производить две трети ВВП страны.

Александр Баунов: Ну да. В маленьком городе приходится работать на том, что есть, а в большом можно найти свою нишу, свою работу, на которой и производительность выше.

Сергей Собянин: Вы подняли важнейший вопрос развития мировых регионов: чем выше концентрация, тем выше производительность, тем больше ВВП страны; это работает как часы. Поэтому не совсем корректны сравнения с Европой — когда говорят о том, что там живут не в больших городах и не стремятся в большие города. Дело в том, что в Европе такая плотность населения, что вся Европа как один большой город.

Кого прогоняют через полиграфы

Александр Баунов: Невозможно говорить о крупных городских проектах без разговора о том, как там пилят или не пилят и кому достаются подряды.

Сергей Собянин: В Москве создана система конкурентных торгов и процедур, которую ФАС признала самой лучшей в России. Она предполагает работу на всех этапах подготовки госзаказа, начиная от экономического обоснования, проекта, экспертизы, проведения торгов и исполнения тендера. В год мы на всех стадиях процесса экономим порядка 150 миллиардов рублей, это огромная сумма, которая как раз нам и позволяет инвестировать больше в развитие города. А кроме этого, есть специальный Департамент по конкурентной политике, есть открытые аукционы и конкурсы, 90 процентов проводится в электронном виде. Всегда можно зайти и посмотреть, какие торги и контракты заключаются. Плюс целая цепочка контрольных органов.

Александр Баунов: Но та же ФАС и пресса выявляют нарушения.

Сергей Собянин: Постоянно выявляют. В год заключаются десятки тысяч контрактов — не от имени Мэрии, а от имени государственных заказчиков, департаментов, госпредприятий и учреждений, которых тысячи.

Александр Баунов: ФАС выявляет нарушение — и дальше что?

Сергей Собянин: Штрафуется руководитель департамента или тот, кто занимается закупками, освобождается от занимаемой должности и так далее.

Александр Баунов: Были случаи в прошлом году?

Сергей Собянин: За те или иные нарушения уволены тысячи работников, которые занимались закупками. Всех, кто участвует в конкурсной комиссии, мы прогоняем через полиграфы. Но главная задача — мы в принципе должны создать систему, которая позволит эффективно распоряжаться средствами. Мы в течение нескольких лет не наращиваем расходы, несмотря на инфляцию, при этом не уменьшаем физический объём того, что мы делаем: дороги, метро и так далее.

Александр Баунов: А может случиться, что Москве перестанет хватать денег на те городские программы, которые уже начаты? Денег у государства будет меньше, бюджет хуже пополняется, санкции…

Сергей Собянин: В прошлом году мы снизили расходы на пять процентов. Но, к счастью, доходы бюджета за прошлый год не снизились, а увеличились процентов на шесть. Москва не зависит от нефти. Раньше доля нефти в бюджете составляла 16 процентов, сейчас — в районе четырёх. Главное в Москве — налоги предприятий, малый и средний бизнес, крупные компании, традиционно работающие в Москве.

Жизнь на колёсах

Александр Баунов: Если Вы сами говорите, что реальная граница Москвы — это не МКАД, тогда получается, что подмосковный транспорт — это московский транспорт.

Сергей Собянин: Александр, есть такой проект, называется Московский транспортный узел, МТУ, который включает в себя железные дороги, метро, областные, московские, федеральные дороги. Мы рассматриваем пригородные электрички как наземное метро. Для того чтобы поезда быстро и часто ездили, нужно реконструировать существующие и проложить новые магистральные пути. Можно построить дополнительный путь, как на Октябрьском направлении. Либо можно увеличить на 25 процентов количество поездов за счёт улучшения организации движения, как на Киевском направлении. А в городе мы открываем пассажирское движение по Московскому центральному кольцу.

Александр Баунов: Понятно, чтобы человек пересел с машины на электричку или автобус, общественный транспорт должен быть как айфон.

Сергей Собянин: Абсолютно. И за шесть лет мы обновили 37 процентов подвижного состава пригородного сообщения. Другой вопрос, что даже новый подвижной состав не очень. Но с этого года приходят уже принципиально новые электрички.

Александр Баунов: Мои друзья жаловались, что пропали маршрутки. Раньше, говорят, доезжали за 20 минут, теперь за сорок. С одной стороны, маршрутки — это транспорт третьего мира, но и мы не совсем первый ещё.

Сергей Собянин: Мы долго анализировали, как едут частные автобусы. Маршрутки подъезжали к остановке, собирали людей и только потом двигались. Среднее время в часы пик было 10 минут. Там, где они ходили через 10 минут, сейчас ходят автобусы через семь минут. Маршрутка среди прочего двигалась быстрее, потому что нарушала все мыслимые и немыслимые правила. Но действительно, жалобы есть. За две недели идеально настроить все маршруты невозможно. По каждому случаю мы разбираемся и быстро реагируем.

Бульдозеры и архитектура

Александр Баунов: Есть проблемы с защитой архитектуры. Случился громкий снос дома 1905 года на 1-й Тверской-Ямской, дома Кольбе на Большой Якиманке, были и другие утраты.

Сергей Собянин: У нас самое жёсткое законодательство в мире насчёт памятников архитектуры. Но есть здания, которые в теории являются историческими и градообразующими, но не признаны таковыми комиссиями и постановлениями Правительства Москвы. В случае нарушения инвестор отделывается мелкими штрафами. Так произошло с Capital Group и зданием Кольбе. В конце концов мы настояли на том, чтобы инвестор восстановил фасад, хотя бы в реплике сделал. Хотя изначально на месте здания Кольбе планировалось здание в виде огромной стекляшки. Сейчас же оно выглядит как реплика здания в стиле модерн.

Такой же безобразный случай — на 1-й Тверской-Ямской. Несмотря на все гарантии, в одну прекрасную ночь фасад исчез. Инвестор начал рассказывать, что фасад сам упал. Мы отменили решение о начале строительства и пошли с инвестором в суд. В результате долгих тяжб суд принял компромиссное решение, по которому нас обязал всё-таки выдать разрешение на строительство, но при этом по объёму новое здание должно быть точно таким, как старое, а инвестор хотел его в полтора раза увеличить. В результате инвестор потерял 800 миллионов рублей чистого дохода, это уже серьёзное наказание.

И я должен сказать, что мы отменили около 1000 инвест-контрактов, которые были в исторической части города с плотной жилой застройкой.

Александр Баунов: И заодно про парк Дружбы — там была какая-то прекрасная поляна, которую местные жители пытались защитить. Я так и не понял, смогли они или нет.

Сергей Собянин: Мы на этой поляне строим не торговый центр, а футбольное поле. Футбольные поля построены, например, в «Сокольниках», и парк прекрасно с ними существует.

Некоторые жители высказались за то, чтобы поля в парке Дружбы не было. А родителям, наоборот, нужна спортивная площадка, чтобы дети не шарахались по подъездам, а играли в футбол. Ничего в этом особенного нет. Подобные конфликтные ситуации возникают регулярно, и их приходится разрешать городским властям. Иначе власти не будет, а будет царство, где кто громче крикнул и бросился под бульдозер — тот и победил. Так же не бывает.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > mos.ru, 7 сентября 2016 > № 1915205 Сергей Собянин


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Госбюджет, налоги, цены > mos.ru, 18 августа 2016 > № 1915182 Сергей Собянин

Сергей Собянин рассказал о развитии города в эфире «Говорит Москва»

В прямом эфире на радиостанции «Говорит Москва» Сергей Собянин рассказал о благоустройстве города, основных строительных проектах и культурной жизни столицы.

Работы по программе «Моя улица» в Москве идут с опережением графика, рассказал Сергей Собянин в эфире радиостанции «Говорит Москва». «Вообще, по контракту благоустройство большинства улиц, не всех, но большинства, должно было закончиться 25 августа. Как вы видите, основные улицы открыты уже сегодня, идут буквально мелкие работы. Большинство улиц, наоборот, благоустраивают с опережением графика», — сказал он.

Благоустройство — одна из самых главных городских функций, отметил Мэр Москвы: «На обустройство улиц мы расходуем около двух процентов городского бюджета. Согласитесь, это не так много для такого города, хотя необходимо расходовать гораздо больше».

Впервые решение взять на себя благоустройство города власти приняли 130 лет назад. До этого обустройство набережных, мостовых, тротуаров было обязанностью домовладельцев.

«Чиновники поехали по всему миру, в первую очередь, конечно, в Европу, начали изучать опыт. Приехав, сделали доклад о том, что лучше, чем шведский и финский камень (гранит), ничего нет и что надо гранитом обустраивать улицы. Самое поразительное, что в первую очередь были намечены именно те улицы, которые мы сегодня обустраиваем», — уточнил Сергей Собянин.

В городе продолжается работа по созданию зон отдыха. Так, в 2018 году будет полностью готов парк «Зарядье». «Полностью завершим в 2018 году, основные работы — в 2017-м, в 2018-м также подтянем строительство филармонии, с которой связан ландшафт. Он переходит на кровлю филармонии — там будет сформирована стеклянная кора, куда запустят воздух из метрополитена и создадут микроклимат для ландшафтных зон», — рассказал Мэр Москвы.

Влияет на облик столицы и состояние фасадов домов. «Мы приняли решение о том, чтобы в систему капитального ремонта включить и ремонт фасадов. Для этого выделяем из бюджета дополнительно субсидии Фонду капитального ремонта, чтобы выполнить эти работы, поэтому при капитальном ремонте мы будем ремонтировать и фасады», — отметил Сергей Собянин. Уже в этом году в Москве отремонтируют около двух тысяч домов.

Продолжаются работы и по реконструкции исторических памятников. За пять лет количество аварийных памятников в Москве уменьшилось в два раза.

«Мы восстановили 600 памятников старины. Это действительно памятники, которые стоят на учёте как объекты культурного наследия. 40 процентов памятников Москвы было либо руинировано, либо находилось в таком состоянии, что через какое-то время мы бы их просто потеряли. 40 процентов памятников Москвы! За пять лет мы это число уменьшили в два раза — отреставрировали 600 памятников. Никто никогда за всю историю города не реализовал такой объём работ по восстановлению памятников архитектуры Москвы», — сказал Сергей Собянин.

Помимо работ по благоустройству и созданию комфортного общественного пространства, в столице сейчас реализуются несколько крупных транспортных проектов. В частности, строятся Северо-Западная и Северо-Восточная хорды.

«Северо-Западная хорда от Бусиновки и до Рябиновой, в районе Рябиновой, — это хорда, которая проходит рядом с вами, и вот мы заканчиваем один из ключевых объектов — это пересечение улиц Народного Ополчения и Берзарина. Это винчестерный тоннель уникальное сооружение, мы его закончим в этом году, а все основные работы по хорде будут закончены в 2018 году. 30 километров разрезают город по диагонали. С дублёрами это около 100 километров, что сопоставимо по протяжённости улично-дорожной сети с МКАД», — отметил Мэр Москвы.

Северо-Восточная хорда протяжённостью 26,6 километра соединит крупные автомобильные магистрали северо-восточной части Москвы.

«Эта хорда строится за счёт не только государственных, но и за счёт частных инвесторов. У города в полном объёме денег на такое сооружение нет. Это тоже около 30 километров, то есть с дублёрами это тоже около 100 километров», — заявил Сергей Собянин.

Большое строительство идёт и на территории Троицкого и Новомосковского округов: «В настоящее время, по сути, заново строятся и Калужское шоссе, и поперечная связка между Калужкой и Киевским шоссе, пришло метро уже. Мы планируем продолжить его до Коммунарки. То есть там идёт реально большая стройка. Восполняем проблемы, связанные с соцкультбытом, которого хронически там не хватало. Строились дома в чистом поле без школ и детских садов».

За то время, когда ТиНАО вошло в границы Москвы, на присоединённых территориях появилось 80 тысяч новых рабочих мест, что делает эти округа новыми точками притяжения.

Во время прямого эфира также затронули вопросы, касающиеся культурной жизни столицы. Преимущественно речь шла о московских фестивалях, входящих в цикл «Московские сезоны».

«Что касается московских фестивалей, кому-то они не нравятся, но это выражается не в том, что кто-то в сетях что-то сказал, а в том количестве москвичей и гостей столицы, которые приходят на эти фестивали. На “Путешествие в Рождество” пришли более восьми миллионов человек, на фестиваль “Московское мороженое” — пять миллионов человек, на “Московское варенье”, летний фестиваль, — восемь миллионов человек», — подчеркнул Сергей Собянин. Причём две трети посетителей фестиваля — москвичи, остальные — туристы и жители ближайшего Подмосковья.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Госбюджет, налоги, цены > mos.ru, 18 августа 2016 > № 1915182 Сергей Собянин


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > mos.ru, 11 августа 2016 > № 1915181 Сергей Собянин

Сергей Собянин: У столицы хорошее будущее, и город по-прежнему активно развивается

Мэр Москвы Сергей Собянин встретился с представителями ветеранского сообщества, пенсионерами города, корреспондентами «Вечерней Москвы» и ответил на их вопросы, касающиеся социальной политики города и поддержки старшего поколения.

Александр Лосото: Сергей Семёнович, сейчас в стране кризис не кризис, но непростая экономическая ситуация точно. В такие периоды особенно тяжело приходится тем, кто не может защитить себя сам, кто в силу возраста или из-за различных заболеваний особенно зависим от социальной политики властей. К нам в редакцию «Вечерней Москвы» приходит много писем от ветеранов, пенсионеров, инвалидов. Мы выбрали из нашей почты самое важное, самое характерное и просим вас ответить на них. И наши уважаемые гости, наверное, тоже спросят вас о том, что им лично наиболее интересно.

Я бы тогда начал с такого вопроса: самое чувствительное для человека, который ограничен в средствах, — это цены (на продукты, транспорт, услуги ЖКХ). Что может сделать город, чтобы цены росли медленнее?

Сергей Собянин: Главная проблема нынешнего кризиса заключается не в том, что у нас промышленность обвалилась или безработица массовая настала, — ничего этого не произошло, несмотря на достаточно жёсткие санкции, которые применили к нашей стране. Объём инвестиций не сократился, серьёзной безработицы в Москве не существует, она меньше одного процента, но действительно чувствительная история заключается в том, что даже не из-за санкций, а из-за резкого падения цен на нефть, на энергоресурсы произошла девальвация рубля и, соответственно, возникла высокая инфляция. Что задело, конечно, и тех, кто работает, и особенно пенсионеров. Соответственно, полезли вверх цены на продукты питания и промышленные товары. И кардинально изменить эту ситуацию достаточно сложно, но тем не менее влиять на нее можно и нужно.

Во-первых, достаточно большую долю инфляции занимают тарифы на транспорт и ЖКХ, поэтому необходимо следить за тем, чтобы рост этих тарифов не был выше инфляции. Что мы и делаем. Вы и сами помните времена, когда у нас с начала нулевых годов по 2010-й тарифы ЖКХ менялись на 15–20 процентов, сейчас мы делаем так, чтобы они были ниже инфляции. То же касается и транспорта: у нас рост тарифов на транспорт значительно ниже инфляции, и по сравнению с 2010 годом проезд в городском общественном транспорте стал дешевле в сопоставимых ценах.

Очень важно сделать так, чтобы рынок, на котором предлагаются товары, — рынок услуг, рынок продаж — был как можно более конкурентным. О чем идет речь?

Чтобы магазинов много было — и шаговой доступности, и крупных; чтобы не было дефицита торговых площадей, иначе, естественно, вздувается цена за аренду, соответственно, растёт и цена. Чем больше торговых площадей, тем больше предложение на рынке, тем меньше арендная цена, тем меньше можно в затратах, в цене товара учитывать эту арендную плату. Сегодня в Москве впервые за многие годы образовался не дефицит, а профицит торговых мест: 15–20 процентов торговых площадей пустует. С одной стороны, это плохо — для девелоперов, которые строили эти магазины: они не могут так быстро отбить свои расходы, но для торговли в целом и для населения это лучше, это хорошо. Это первое.

Второе. Необходимо максимально убирать посредников, которые стоят на поставках товара, особенно продовольственного. Что у нас происходило? Для того чтобы поставить товары в небольшие, средние магазинчики или в кафе и рестораны, выстраивался целый ряд посредников, которые брали от 300 до 500 процентов маржу. Устранить это было достаточно сложно. Для этого необходимо было создать специальную инфраструктуру — и мы создали комплекс «ФУД СИТИ» на Калужском шоссе. Такие же площадки создаются и в других мировых городах (в Париже создана такая же площадка — Rungis), где, с одной стороны, приезжают производители товаров и привозят свой товар — реальные производители, не посредники, а с другой стороны — владельцы этих маленьких магазинчиков или кафешек. Они стыкуются на этой площадке: одни без излишних накруток могут приобрести товар, а другие — реализовать, соответственно. Такая площадка в Москве была создана, это позволило наполнить московский рынок товарами. В условиях кризиса, в условиях санкций, которые к нам применяли, и контрсанкций дефицита товаров в Москве не было. Более того, по сравнению с другими регионами в Москве по ряду товаров рост цен был несколько меньшим.

И конечно, надо дать фермерам доступ к московскому рынку. Для этого мы в каждом районе организовали ярмарки выходного дня, их около 120, и мы стараемся следить, чтобы как минимум половина мест там была занята фермерами, непосредственно производителями товаров.

И третье — это региональные ярмарки, куда мы приглашаем субъекты Российской Федерации. Особенно это было важно в период введения санкций, когда мы просили коллег в массовом порядке завозить в Москву продукты питания.

И конечно, мы оказываем содействие крупным сетевым компаниям в заключении договоров с тем же Азербайджаном, Казахстаном, Белоруссией, с другими странами, чтобы наполнить московский рынок товарами.

Вот такими системными мерами постепенно ситуация выравнивалась, и в этом году уже нет такой инфляции на рынке продовольствия, как это было в 2014 или в 2015 году. Хотя, конечно, она еще достаточно высокая. Предлагали, конечно, разные меры, вплоть до регулирования цен, но такими шагами очень быстро придем к социализму, к талонам. Это очевидно неприемлемо. Что можно сделать — просто сдерживать тарифы и делать рынок более насыщенным товарами, делать его более конкурентным.

Вячеслав Михайлов: Сергей Семёнович, я хотел бы по этому вопросу добавить, что приняты серьёзные меры, для того чтобы поддержать людей старшего поколения, людей, у которых достаток относительно небольшой. Я хотел бы сказать, что только в Москве, у нас, — больше нигде в России такого нет, — все фронтовики охвачены программой социального обслуживания. Отлично поставлено обслуживание сиделками и патронажными сёстрами. У нас в столице нет ни одного фронтовика одинокого, который бы остался без присмотра, без внимания. Что это такое, я вам скажу: обслуживание одного человека, дополнительные услуги для него обходятся в год в один миллион рублей. Я еще раз говорю, что, может быть, как-то и неудобно говорить об этом, но все же подчеркну: создание такой службы — это заслуга Мэра Сергея Семеновича.

Сергей Собянин: Это вам спасибо, вы так активно работаете в этом направлении, сами ветераны, сами ветеранские организации помогают организовать работу — это очень важно.

Ольга Кузьмина: Сергей Семёнович, а вот вы несколько раз сказали: «Инфляция, инфляция, инфляция…» Но у нас есть огромная категория действующих, активных пенсионеров, которые продолжают работать. Вот от их лица и хотелось бы задать вопрос: есть ли шанс у зарплаты догнать инфляцию? Но с другой стороны, этот вопрос непростой, потому что известно, что на самом деле у нас иногда зарплата быстрее прибавляется, чем растёт производительность труда.

Сергей Собянин: Такая ситуация была достаточно длительный период в стране, хотя я не считаю это проблемой. На самом деле наоборот — это развивает рынок потребления товаров, услуг. Здесь свои плюсы.

Что можно сделать для роста зарплаты? Во-первых, необходимо помогать самим предприятиям, помогать им развивать производство, поддерживать действующие предприятия, устанавливая специальные льготы. Причем эти льготы — как мы сделали в Москве, — привязаны к эффективному использованию ресурсов: земли, производственных помещений.

И самое главное. Предприятие получает льготу только при условии поддержания достойной зарплаты работников. Как правило, на таких предприятиях в большинстве своём работают москвичи.

Следующее. Мы, конечно, должны заботиться о повышении зарплаты в бюджетной сфере. Это и учителя, и врачи, и работники социальной защиты. Мы стараемся поддерживать заработную плату этих категорий граждан, принимая во внимание динамику средней заработной платы по городу. Если средняя заработная плата по городу растёт, мы, естественно, повышаем уровень заработной платы бюджетникам, чтобы они не отставали от других сфер.

И третье, немаловажное, — это не сокращать объём государственных инвестиций и продолжать строительство детских садов, школ, метро, дорог, инженерных коммуникаций. Это даёт возможность привлекать частные инвестиции и означает, что город продолжает развиваться. Соответственно, это прямо влияет и на доходы населения, на заработную плату.

Так что это комплексный вопрос, его не решишь постановлением Правительства, необходимо в целом развивать экономику города, чем мы и занимаемся.

Татьяна Кошелкина: Сергей Семёнович, здесь затронули вопрос о центрах социального обслуживания. Просто хочется сказать спасибо, что есть такие центры, благодаря которым мы, люди пожилого возраста, не замыкаемся в себе, а приходим сюда, реализуем свои возможности, находим дело по душе. И большое спасибо, конечно, работникам этого центра, в частности директору этого центра Каменовой за заботу, за то, что мы можем заняться здесь любимым делом и, конечно, хорошо провести свой досуг — и попеть, и потанцевать.

Сергей Собянин: Спасибо, действительно это очень важно, чтобы ветераны, пенсионеры общались друг с другом, чтобы не только им помогали, а была какая-то площадка для общения, для того чтобы они друг другу помогали добрым словом, вниманием. А когда ещё оказывается и специализированная помощь, когда людям помогают и материально, и с точки зрения ухода, — это тем более важно.

Валентина Аненкова: Я хочу поддержать слова наших ветеранов об организации социальной службы на местах, хочу выразить благодарность за социальную службу. Нет у населения сегодня претензий к социальной службе. Но у меня сегодня заболела душа. Я посмотрела на вот этот замечательный центр, он напоминает даже не центр социального обслуживания, а профилакторий. Вы знаете, Сергей Семёнович, на северо-западе Москвы в большинстве своём центры, кроме одного территориального в Южном Тушине, — они находятся в жилых помещениях. Естественно, возможности вот так развернуться у них нет. Может быть, есть возможность посмотреть те помещения, которые пустуют? Я думаю, что они есть, и, может быть, как-то постараться разместить наши центры, организовать их работу в отдельных помещениях? И тогда к нашей социальной службе вообще не будет иметь никаких претензий.

Сергей Собянин: Спасибо, да, очень правильное предложение, не везде есть такие возможности. Я поручу, чтобы посмотрели, где есть отдельные помещения.

Александр Лосото: Во время кризиса обычно сокращают расходы, и в первую очередь социальные. А вы приняли решение увеличить доплаты к пенсиям, городские доплаты. Это было необходимо именно сейчас?

Сергей Собянин: Да, я считаю, что это как раз тот период, когда нужно было увеличить городские доплаты к пенсиям. Почему? Потому что, если в предыдущие годы достаточно активно индексировали пенсию на федеральном уровне, сегодня такой возможности нет. Для того чтобы восполнить эту индексацию, мы приняли решение на 20 процентов увеличить доплаты к пенсиям. Считаю, что в тот период, когда реальная покупательная способность пенсий уменьшилась, с одной стороны, с другой стороны — индексация в полном объёме, как планировали, не была проведена на федеральном уровне, город должен в это время помочь.

Ольга Кузьмина: А восстановление социальных норм по оплате для инвалидов — из серии тех же решений? Федеральный закон сократил льготы, а вы их вернули.

Сергей Собянин: Да, был принят федеральный закон, по которому льготы исчислялись только исходя из социальной нормы. В большинстве регионов они и ранее исчислялись от социальной нормы. В Москве же они начислялись, исходя из фактического потребления.

И вот в этот непростой период, если бы взяли и перешли от фактических объемов потребления к социальной норме, у нас бы расходы на коммуналку у инвалидов выросли процентов на 20 минимум. Поэтому мы приняли решение сохранить эту льготу, но уже за счет городского бюджета.

Владимир Долгих: То же самое касается и капремонта. Мэрия установила дополнительные льготы.

Сергей Собянин: Что касается капитального ремонта. По федеральному закону, льготы по капитальному ремонту были только в части тех категорий, которые получали льготы за жилищные услуги. Те, кто получал льготы на коммунальные услуги, не вошли в эту ситуацию. Таким образом, почти половина московских льготников оказалась за бортом — они не получали бы льготу.

Поэтому мы, проведя консультации, обследовав эту ситуацию, изучив её, приняли решение распространить льготы за капитальный ремонт практически на все категории. И сегодня такую льготу получают более четырёх миллионов москвичей. Казалось бы, какой смысл было вводить её, когда такое количество льготников? На самом деле раньше мы финансировали капремонт из бюджета для всех — для льготников и не для льготников, для тех, кто мог сам бы его оплатить, достаточно состоятельных граждан, и для людей, которые находятся в тяжёлой жизненной ситуации или с низкими доходами.

Новая система капремонта как раз восстановила, с одной стороны, социальную справедливость, с другой стороны — дала возможность реально увеличить объём капитального ремонта, чтобы дома, в которых мы живем, через десяток-другой лет не превратились в аварийные. Пока эти решения не были приняты и капитальный ремонт финансировался только за счёт городского бюджета, а его не хватало из года в год, мы накопили процентов 40 отставания от необходимого объёма капремонта по домам. Поэтому жилой фонд Москвы с каждым годом все больше и больше ветшал.

Так продолжаться дальше не могло. Я уже не говорю про всю остальную страну, где вообще ситуация с жилфондом крайне плохая была. Мы, с одной стороны, сохранили все расходы бюджета на капремонт через финансирование льгот для ветеранов, пенсионеров, инвалидов, многодетных и так далее. С другой стороны, мы получили дополнительный финансовый ресурс за счё платы, таким образом, выстроив так график, чтобы у нас ни один дом не ветшал и не превращался в аварийный.

Кстати, помимо льготников, мы ещё и субсидируем тех, у кого доходы на семью ниже, чем установлено городским законом.

Александр Лосото: Московская область обнулила льготы на транспорт для своих пенсионеров. В Москве такое возможно, нет?

Сергей Собянин: Московская область не обнуляла совсем транспортные льготы, а приняла закон, насколько я понимаю, в соответствии с которым льготы оставили на территории Московской области. Кто едет за её пределы, тот эти льготы не получает.

Мы, естественно, оставили в Москве все эти льготы, которые имели у нас не только пенсионеры, но и целый ряд других категорий, в том числе и студенты. Вообще я считаю, что для города это важно, несмотря на то что финансовая нагрузка огромная, около 70 миллиардов рублей. Это одна из самых крупных статей бюджета, тем не менее это очень важно, для того чтобы сохранить активность этих категорий, в том числе и пенсионеров, многие из которых ещё работают после того, когда уходят на пенсию. И вопрос оплаты проезда иногда решает значительные вопросы: будет ли пенсионер заниматься чем-то активно или просто сидеть во дворе на лавочке. Это первое.

Второе. Это во многом решает и транспортную ситуацию, потому что, лишив льгот, мы должны понимать, что значительная часть этих льготников сядет на машины, которые у них стоят во дворах, и поедет. В результате нам нужно будет больше работать по строительству дорог и так далее, и непонятно, что выйдет дороже. И в конце концов, есть традиция в Москве, есть система социальной защиты, выстроенная в столице годами, мы её не собираемся рушить, мы её собираемся поддерживать.

Ольга Кузьмина: Вопрос по поводу транспорта. Честно сказать, радуют, конечно, новые автобусы — чистые, аккуратные, удобные, с подогревом и так далее. Но у нас же люди многого боятся, поэтому тут же возникает вопрос: ага, автобус новый, красивый, замечательный, цена на билеты вырастет. Бояться этого или нет? Потому что известно, что вы коммерческие структуры просили о замене транспорта на новый.

Сергей Собянин: Мы выстроили систему таким образом, что цены на билеты у коммерческих перевозчиков не увеличиваются, а уменьшаются, потому что мы сказали: те, кто хочет работать по городскому заказу, должны придерживаться городских тарифов. Это первое.

Второе. Они должны выставлять на маршруты такой транспорт, который соответствует городским стандартам. Это означает — новый транспорт, низкопольный, с двигателями не ниже «Евро-4», «Евро-5», то есть современный. И самое важное, что на этом транспорте должны ездить все категории горожан в соответствии с нашими требованиями и в соответствии с нашими законами. Это означает, что все льготы, которыми пользовались ветераны и пенсионеры в городском транспорте, распространяются ровно и на коммерческий транспорт.

И последнее. Коммерческий транспорт должен ездить по тем маршрутам, которые мы определяем, с такой частотой, которую мы определяем. И для горожанина вообще должно быть все равно, это автобус Мосгортранса или коммерческий, он одинаково должен работать по жестким городским стандартам, поэтому увеличения цен не будет.

Но конечно, чудес же не бывает. Выросли расходы бюджета. Но мы изыскали деньги, чтобы дополнительно дать дотации этим предприятиям за счет городского бюджета, при этом не увеличивая ни тарифы, не снижая объём льгот в городском транспорте. Мне кажется, это очень важно, чтобы в Москве общественный транспорт был одним из лучших в мире. И сегодня парк городских автобусов самый молодой — по этому коэффициенту Москва опережает большинство европейских городов.

Хуже ситуация с вагонами метро и трамваями. Мы буквально недавно приняли решение о закупке достаточно большого объёма — по 100 трамваев в год в течение трёх лет, таким образом, значительно парк трамваем обновится. И одновременно реконструируем трамвайные пути.

То же самое касается и вагонов метро. Мы за эти годы обновили где-то треть. Со следующего года приходят уже вагоны метро нового поколения, будем закупать новые вагоны, которые на уровне лучших европейских стандартов.

Вячеслав Михайлов: Сергей Семёнович, я как раз по транспорту хотел добавить. Сейчас общественным транспортом можно проехать в два раза быстрее, чем это было ещё два года назад. Я вот по сегодняшней поездке вам доложу. Раньше я в этот центр приезжал за два с половиной часа — сегодня приехал за 40 минут.

Сергей Собянин: Говоря об автобусах, если раньше нарушения графика составляли где-то 24 процента, то сегодня эти нарушения составляют в районе шести процентов. За счёт чего? За счёт того, что у нас движение вообще в городе несколько лучше стало, и, во-вторых, сделали специальные выделенные полосы для общественного транспорта. И по этим выделенным полосам автобусы уже идут чётко по расписанию. Плюс сделали интеллектуальную транспортную систему слежения за каждым автобусом, мы точно знаем, с какой скоростью идёт, есть ли какие-то нарушения графика.

Лидия Басова: Я из Зеленограда в центр приезжаю, новогоднюю Москву снимала, весеннюю Москву снимала, ночную и дневную. Сейчас в Зеленограде с транспортом очень хорошо из-за нового шоссе, у нас там 400-й ходит, поэтому мы быстро добираемся, очень удобно стало.

Сергей Собянин: У вас там, кстати, сделали скоростную электричку.

Лидия Басова: Да, электричка тоже есть, я ездила в Тверь — великолепно! Час всего идёт. В Москву я не ездила, мне удобнее на автобусе.

Вера Кононенко: У меня такой интересный вопрос, Сергей Семёнович. Говорят, строят мост от Балаклавского проспекта через железную дорогу.

Сергей Собянин: Да.

Вера Кононенко: А нельзя строить побыстрее? Потому что у меня дочь там живет. Если вы можете этому содействовать...

Сергей Собянин: Мы строим максимально быстро, насколько это возможно. Мы этот проект начали, по-моему, год тому назад, уже достаточно продвинулись, так что мы обеспечиваем полностью финансирование, не задерживаем его, просим строителей делать максимально быстро, таким образом, чтобы у нас и Каширка, и Варшавка были соединены. Будет создана Южная рокада, которая будет идти от Рублёвки и до Каширки и Варшавки. И сделаем там обязательно выделенную полосу для автобусов.

Валентина Аненкова: Сергей Семёнович, вы на велосипеды скоро всю Москву пересадите?

Сергей Собянин: Нет, мы вообще никого никуда не пересаживаем, ни на автобусы, ни на велосипеды, это выбор каждого.

Валентина Аненкова: Я скажу, сейчас такое движение пошло, никогда такого не было!

Сергей Собянин: Количество желающих арендовать городские велосипеды становится с каждым годом всё больше и больше. Мы открываем велопрокат, и он пользуется большой популярностью.

Александо Лосото: Сейчас обсуждается проект закона о том, что все социальные услуги должны выставляться на аукционы, в том числе и по социальному обслуживанию престарелых. Как вы относитесь к этой мере?

Сергей Собянин: Вячеслав Григорьевич (Михайлов. — Прим.ред.) рассказывал как раз о том, как у нас выстроено социальное обслуживание москвичей. Вообще, это очень сложная система, она связана и с организацией, и с технологией, и, самое главное, с бережным отношением к людям, которых обслуживают социальные работники. В Москве создан целый отряд таких социальных работников, он насчитывает десятки тысяч людей, это профессионалы высокого уровня.

Я сложно себе представляю, как можно все эти услуги выставить на аукцион. Мы знаем, как это происходит. Придёт какая-нибудь шарашкина контора, которая сдемпингует на 50–70 процентов, что она будет делать с пенсионерами, неизвестно. Иди потом с ней судись и рядись. Вообще мне кажется, это не очень продуманная инициатива. Я за то, чтобы в эту сферу приходили какие-то малые предприятия. Но, во-первых, это должно быть больше в сфере волонтерского движения или каких-то частных инициатив. Городской заказ в основе своей должен выполняться городскими социальными службами.

В Москве часть услуг в домах престарелых отдается на аутсорсинг, но это надо делать очень осторожно, надо смотреть, как ситуация складывается, контролировать её, потому что у нас по ряду домов, насколько я знаю, серьёзные претензии и жалобы к коммерческим предприятиям, которые начинают экономить на ветеранах деньги. Так не должно быть. А представляете, если мы вообще все это выкинем на рынок, что произойдет? Мне кажется, это инициатива, над которой надо очень серьёзно подумать, стоит ли такие решения принимать.

Александо Лосото: Ваши оппоненты через общественные палаты, через прокуратуру требуют, чтобы все московские льготы без всяких ограничений распространялись на всех, кто только приехал в город. То есть приехал в город — сразу получаешь все московские льготы. Вы этому сопротивляетесь. Вот ваша позиция какая?

Сергей Собянин: Мне кажется, очевидно, что специальные льготы в Москве должны получать люди, которые поработали в Москве длительный период времени. Потому что если мы будем давать дополнительные какие-то льготы, компенсации людям, которые только зарегистрировались, ещё непонятно, живут они в Москве или нет, то мы соберем тут пол-России. Это будет некомфортно и тем людям, которых притащат откуда-то и специально зарегистрируют для получения льгот. Да и никакой бюджет просто не выдержит.

Конечно, все ветераны, все пенсионеры достойны того, чтобы им выделялись льготы, но такие, какие есть по всей стране, стандартные. А дополнительные льготы каждый регион определяет для своих региональных получателей. Пока мы не ввели ценз оседлости по ряду льгот, мы каждый год получали по 60–70 тысяч приезжих ветеранов, которые не всегда здесь даже проживали, их просто специально привозили, для того чтобы получить жилищные и коммунальные льготы в своей квартире под ветерана.

Вера Кононенко: А вот меня ещё волнует такой вопрос: вот убирают листья сухие с газонов или площадок, а мне кажется не надо бы убирать, потому что земля-то…

Сергей Собянин: Я согласен. В принципе это, может, лучше для земли, но так как мы с вами живём в насыщенном городе с плотным населением, с большим количеством людей, то такие площадки могут превратиться просто в мусоросборники, потому что если там не косить траву, не убирать листья — туда бросают мусор и так далее. Но при этом мы специально проголосовали на «Активном гражданине» и сказали, что, если жители во дворе скажут, не надо убирать, не надо косить траву, не надо убирать листву, и проголосует за это 70 процентов, мы не будем убирать — так виднее жителям. Ни один двор такого решения не принял, потому что это комары, это сырость, и другие проблемы.

Валентина Аненкова: Сергей Семёнович, очень много делается в Москве по улучшению условий проживания москвичей. Это мы видим не только в центре нашем красивом, очень красивом центре, это и на периферии: благоустраиваются территории, наводится порядок в жилых домах. Но есть одна проблема, которая волнует жителей, — это работа управляющих компаний. К ним бывает много нареканий. Название «управляющая», но ими никто не управляет, и контроль за ними практически осуществляется незначительно. И порой своей работой они нарушают жилищное законодательство, обижают людей, люди становятся беззащитными. И получается так, что управляющая компания стоит над законом, жилищным законодательством. И народ ничего сделать не может. Порой ссылаются на то, что собрание дома приняло решение такое — и надо выполнять. Не всегда это так, как на самом деле делается. И я хочу от имени многих жителей выразить такое предложение, чтобы повысить контроль и как-то обратить внимание на работу управляющих компаний. Они иногда не упорядоченное решение выносят, а, наоборот, вносят раздор.

Сергей Собянин: Я согласен полностью с вами. У нас есть, конечно, очень хорошие частные управляющие компании, которые хорошо выполняют свой долг, и у жителей проблем нет. Но есть значительная часть, которая больше имитируют деятельность, собирает денежки, и непонятно, куда эти денежки потом деваются, а жители остаются практически заложниками этой ситуации, потому что они собраться и принять решение о расторжении договора с этой компанией не могут: кому-то некогда, кого-то не оповестили и так далее. Это сложная ситуация.

Мы с помощью федерального закона ввели лицензирование управляющих компаний, и если она несколько раз нарушает свои обязанности, то ее можно лишить лицензии. Это первое. Второе: мы добиваемся того, чтобы решение собрания жителей принималось не только на очном голосовании, но и заочно, путем электронного голосования. Тогда точно житель может зайти на портал и посмотреть, голосовал он, не голосовал, не подделана ли его подпись. Прийти на собрание — это одно, другое дело — нажать на кнопочку и проголосовать. Гораздо проще.

Что мы сделали? Создали в городе государственное бюджетное учреждение «Жилищник», и у нас сегодня уже 80 процентов жилого фонда Москвы обслуживается им. Раньше они обслуживались ДЕЗами, но что такое ДЕЗ? ДЕЗ, по сути дела, был посредником, который нанимал коммерческие организации, которые работали так, как все коммерсанты. Сейчас мы заставляем: мало того, что создана государственная организация, чтобы она работала максимально без всяких посредников, только своей техникой, своими людьми, своими дворниками, своими сантехниками и занималась и домом, и дворовой территорией, и ремонтировала, и поддерживала порядок. Потому что у нас иногда на территории действовали пять-шесть коммерческих подрядчиков, потом концов не найдешь.

Я со своей стороны дал поручение всем главам районов активно поддерживать жителей. Если управляющая компания нарушает, они должны не крышевать её, а, наоборот, поддерживать жителей. Плюс есть жилищная инспекция, есть портал «Наш город», где можно пожаловаться на работу эксплуатационных служб.

Валентина Аненкова: Спасибо.

Александр Лосото: Читатели «Вечёрки» часто спрашивают про благоустройство города. Многие не выезжают совсем из своих районов, в центре не бывают, и их интересует, что город предлагает непосредственно в районах? Это первое. И второе: некоторым ветеранам кажется, что благоустройство больше рассчитано на молодых людей, на энергичных, которые веселятся, а что рассчитано на людей пожилых?

Сергей Собянин: Во-первых, мы начинали благоустройство не с центральной части города, мы начинали как раз с жилых микрорайонов: это благоустройство дворов, скверов, парков и так далее, там проведена была большая работа. Это не означает, что она закончена, ещё много чего необходимо сделать, но в целом, конечно, ситуация серьёзно изменилась.

Во-вторых, при благоустройстве мы учитываем не только интересы молодых, которым нужна спортивная площадка, тренажёры и так далее, но и создаём тихие уголки для пенсионеров, в парках мы делаем обязательно танцевальные площадки, которыми пользуется не только и не столько молодёжь, сколько люди пожилого возраста. Но даже в центральной части города, а я часто хожу по пешеходным улицам, видно, что там не только молодежь. Там люди всех возрастов.

В этом и заключается идея: создать такое общественное пространство, где было бы комфортно всем — и бедным, и богатым, и молодым, и пожилым.

Владимир Долгих: Сергей Семёнович, сейчас система развивается по организации двориков для ветеранов, причём в этом принимают участие и сами ветераны, многие управы занимаются этим, и это надо, я думаю, тоже учитывать для старшего поколения.

Ольга Кузьмина: А вот один из острейших вопросов был по крайней мере какое-то время назад, — это, конечно, все вопросы, связанные с памятниками архитектуры. Что сейчас происходит в этой области? Хотя мне кажется, например, что обсуждается снос буквально любого здания, становится это достоянием общественности, и высказаться можно по этому поводу. Но тем не менее в этой области что происходит сейчас в Москве?

Сергей Собянин: Мы не сносим памятники культуры. Наоборот, мы реставрируем активно исторические памятники, здания. Такой программы реставрации не было никогда, за всю историю существования Москвы. Мы за пять лет отреставрировали порядка 600 исторических зданий. Тысячи фасадов отремонтированы, подсвечены.

Что касается облика города — кому он больше предназначен? Для всех. Возьмите те же Чистые пруды, сколько было крика по поводу того, надо или не надо там сносить эти халабуды, которые облепили… Кстати, памятник архитектуры — павильон станции метро «Чистые пруды» и сами бульвары тоже являются природными памятниками, и я не видел ни одного человека, будучи там недавно, который бы говорил: «Верните нам эти киоски!» Ни одного не было. Подходила и молодёжь, которая работает рядом в офисах, и местные жители. Мы делаем как: в тех переходах, где можно размещать торговлю, мы размещаем, где узкие небольшие переходы, там убираем. Мы сами обустраиваем зону для торговли, выставляем её на аукцион и контролируем, что там происходит. Это уже немножко другая история, другая ситуация.

Юлия Хаустова: Скажите, пожалуйста, я по поселку Внуково. Будет ли там строиться деловой центр? Не будут ли выселять жителей из поселка?

Сергей Собянин: Мы никого не собираемся выселять. Если какие-то будут проекты комплексного развития, в любом случае без вашего согласия никого никуда не будут выселять. Насколько я знаю, такой проект сейчас не стоит на повестке. К Внукову мы продвигаемся с метро. Строится метро в Рассказовке, там буквально останется три-четыре километра до Внукова.

Юлия Хаустова: Сейчас тут еще Киевка поехала…

Сергей Собянин: Да на Киевском шоссе сделали реконструкцию развязки, в Саларьево пришло метро, которое тоже ближе к этой территории. И конечно, занимаемся развитием пригородного сообщения.

Александо Лосото: Сергей Семёнович, а как бы вы оценили экологическую ситуацию в городе? Машин с каждым годом все больше, насколько удается противостоять вредному влиянию на окружающую среду? И как бы вы оценили экологическую ситуацию в Москве в сравнении с ситуацией в других мегаполисах мира?

Сергей Собянин: Считается, что, например, экология в Москве хуже, чем в европейских городах. Это не так. Мы вполне сопоставимы по всем параметрам. По некоторым даже лучше ситуация. Вообще, в последние годы, несмотря на увеличение количества машин, экологическая ситуация улучшается. С чем это связано? Во-первых, на дорогах стало больше современных машин. А основное загрязнение, 90 процентов, — это машины. Во-вторых, количество самих машин на дорогах стало меньше, в том числе из-за введения той же платной парковки, улучшения работы общественного транспорта. В-третьих, самые большие выбросы происходят, когда машины стоят в пробках, даже небольшое улучшение движения трафика сразу положительно влияет на экологическую ситуацию. В-четвертых, повлияли требования, которые мы ввели: продажа бензина «Евро-5», не ниже. В-пятых, запрет движения внутри Третьего транспортного кольца грузовых машин с двигателями ниже «Евро-2». Это все повлияло на то, что экологическая ситуация в Москве улучшается.

Ольга Кузьмина: А вот Московский нефтеперерабатывающий завод вам сейчас доставляет головную боль?

Сергей Собянин: Помимо машин, конечно, вторая составляющая — это заводы, в том числе Московский НПЗ, который вообще был все годы серьёзным загрязнителем воздуха, и те, кто рядом живет, в Капотне, хорошо это знают. Мы приняли решение оказывать содействие Московскому НПЗ в реконструкции, дали им соответствующие льготы, они составили программу и активно её реализуют, сегодня объём негативных выбросов в атмосферу НПЗ уменьшился в два раза. Они продолжают реконструкцию. Плюс мы, не доверяя их системам контроля (доверяй, но проверяй), создали независимую систему датчиков, и непосредственно Департамент охраны природы контролирует, что происходит на заводе.

Валентина Аненкова: А мне очень нравится, что теперь машины ездят и пропускают людей на переходах, где нарисован переход, а то вообще невозможно было.

Сергей Собянин: Культура движения машин, культура автомобилистов, мне кажется, медленно, но исправляется в лучшую сторону.

Александр Лосото: Бюджет города наполняется налогами с предприятий. Какова обстановка на московских предприятиях и что город делает для того, чтобы предприятия успешно работали?

Сергей Собянин: Мы сделали целую систему льгот налоговых, причём для разных категорий: для технопарков — одно, для действующих промышленных предприятий — другое, для индустриальных парков, где много предприятий на одной площадке, — третье, для гринфилдов, для проектов, которые реализуются с нуля, — другую систему льгот, но в целом это от 10 до 25 процентов налоговых платежей.

Но мы не просто льготы выдаём, но мы ещё, как я говорил, контролируем, как они работают. Какие там инвестиции, как развивается предприятие, какую зарплату платят, как эффективно используют московскую землю, имущество и так далее. Потому что для нас важны не просто абы какие предприятия — чтобы это были предприятия высокотехнологичные, чтобы там работали в основном москвичи, чтобы была хорошая заработная плата. Это очень важно.

Ольга Кузьмина: Еще один вопрос. Понятно, что все мы, конечно, страдаем от получения огромного количества справок, которые нам всем нужны, бумажек и так далее, и вообще, бюрократическая машина в нашей стране всегда отличалась своей основательностью и так далее. Сейчас уже не секрет, безусловно, что часть этой проблемы решена, потому что современные эти и служба одного окна, и система «Мои документы» и так далее — это, конечно, большие свершения в этой области, что в этом направлении вы собираетесь еще сделать? Какие еще новации нас ожидают?

Сергей Собянин: Действительно, мало кто верил, что можно изменить систему предоставления услуг — выдачи справок, документов, это такая притча во языцех была не только в наше время, но и в советское, да и в царское время. Все мы это знаем по произведениям классиков, и изменить эту ситуацию в нынешней конкретной обстановке представлялось маловероятным.

Тем не менее созданы были в каждом районе многофункциональные центры «Мои документы», в которых можно получить 90 процентов всех документов, которые требуются человеку. Есть, конечно, определённые услуги, которые являются федеральными, и их сложно перевести в МФЦ, но мы стараемся и федеральные услуги — большинство — тоже перевести в эти центры. Сегодня можно получить услугу, простояв в очереди в среднем около трёх минут. Раньше это занимало часы.

Помимо этого, конечно, важно развивать электронные услуги, чтобы вообще никуда не ходить, а с помощью интернета получить значительную их часть. Что мы и делаем: с каждым годом этот сегмент также всё больше и больше развивается. Сегодня уже половина всех москвичей пользуются электронными услугами. Это, мне кажется, самая главная перспектива.

Часть этих МФЦ находится в не совсем удобных местах, и мы подыскиваем помещения под них, чтобы перевести в более удобные места. И в каждой префектуре мы хотим ещё сделать центральный офис предоставления услуг, экстерриториальный, чтобы мог любой житель вне зависимости от прописки, местонахождения получить там услугу.

Владимир Долгих: Вот сейчас на Давыдковской улице строится колоссальный комплекс. Надо сказать, что большой сдвиг в этом отношении сделан в сберкассах, скажем, в банках и так далее. Почта у нас отстаёт в этом направлении.

Сергей Собянин: Есть такие проблемы. Там связано скорее с экономикой, с организацией предприятия. Но я надеюсь, что они тоже подтянутся.

Александр Лосото: Сергей Семёнович, последний вопрос из нашей читательской почты. Он носит, может быть, несколько общий характер: какими вы видите перспективы нашего города?

Сергей Собянин: Много различных дискуссий на эту тему ходит, что пора уже заканчивать Москву развивать, что вообще город переполнен, ничего хорошего в нём не будет дальше, что предприятия какие-то выведут из него — и экономика обрушится и так далее, но кризис показал, что экономика Москвы очень устойчива, она очень диверсифицирована. Её основа — уже не только крупные предприятия и корпорации, но и малый и средний бизнес, который развивается. Причем изменяется структура экономики: больше становится R&D-центров, исследовательских центров, центров, связанных с IT-технологиями, с одной стороны. С другой стороны, продолжают развиваться и производственные предприятия. В том числе связанные с авиацией, космосом, атомной и оборонной промышленностью и так далее.

Так что я уверен, что у Москвы хорошее будущее, что все проблемы с кризисом будут преодолены, и город будет по-прежнему активно развиваться, благоустраиваться. Так что считаю, что у Москвы хорошие перспективы. И немаловажно, ещё добавлю, рост ростом — главное, как жителям живется в этом городе, насколько комфортно. Я считаю, что те тренды, которые сегодня уже есть в Москве: создание комфортной среды, общественных пространств, хорошего общественного транспорта, добротного здравоохранения, образования, должны быть продолжены. Но ничего по волшебству не делается, всё делается путем кропотливого повседневного труда. Это как раз то, что умеют и знают, как это делается, москвичи.

Валентина Аненкова: Сергей Семёнович, можно я еще один вопрос задам? Сохранятся ли льготы, санаторно-курортные выплаты, медицинские?

Сергей Собянин: Да, конечно. Все льготы, которые установлены в Москве, будут сохранены. Более того, как вы видите, в течение даже небольшого периода времени мы приняли еще целый ряд серьезных решений по увеличению льгот. По мере возможности будем индексировать те льготы, которые существовали ранее.

Вообще, за последние пять лет мы в полтора раза увеличили объемы финансирования социальной поддержки. Несмотря на то что есть сложности, мы один кризис пережили, сейчас другой, несмотря на это, мы и сохраняем, и развиваем систему социальной поддержки в Москве.

Валентина Аненкова: Спасибо большое!

Во встрече с Мэром Москвы принимали участие пенсионеры-активисты, общественники Валентина Аненкова, Лидия Басова, Вера Кононенко, Татьяна Кошелкина, Александр Плановский, Юлия Хаустова, Вячеслав Цветков, член Совета Федерации от исполнительной власти города Москвы Владимир Долгих, председатель Московского дома ветеранов Вячеслав Михайлов.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > mos.ru, 11 августа 2016 > № 1915181 Сергей Собянин


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > mos.ru, 21 июля 2016 > № 1846459 Сергей Собянин

Мэр Москвы ответил на вопросы о проблемах и перспективах развития столицы.

В октябре этого года исполнится ровно шесть лет с того момента, когда мэром Москвы стал Сергей Собянин. По меркам таких многолетних столичных градоначальников, как Юрий Лужков, Владимир Промыслов или московский генерал-губернатор времён императоров Александров князь Владимир Долгоруков, это совсем немного. Но того объёма перемен, того бурления, что Собянин внёс в московскую жизнь, хватило бы на нескольких менее активных и амбициозных мэров. Кто-то в восторге от того, как Сергей Собянин железной рукой преобразовывает Москву. Кто-то относится к действиям мэра не столь однозначно. Нет в столице только одной категории людей: тех, у кого фамилия «Собянин» не вызывает никаких эмоций.

А вот как ситуацию видит сам Сергей Собянин? Что он думает о Москве, москвичах и о своей деятельности на посту мэра? Обычно руководитель столицы не сильно балует журналистов своими большими интервью. «МК» оказался в этом плане счастливым исключением.

— Сергей Семёнович, этим летом центр Москвы напоминает одну сплошную гигантскую пробку. Вы понимали, что вплоть до момента окончания реконструкции решение о её проведении будет, мягко говоря, не очень популярным?

— По поводу одной сплошной пробки: перед нашим интервью вы мне сказали, что доехали до Мэрии без всяких пробок. Так значит, нет её — одной сплошной пробки, так, что ли, получается?

— Эта моя поездка оказалась приятным исключением.

— Одна сплошная пробка — это, конечно, очень большое преувеличение. Но того, что есть серьёзные неудобства, отрицать, разумеется, нельзя. При таком объёме реконструкции, естественно, будут проблемы и для пешеходов, и для автомобилистов. Мы сознательно на это шли. Если мы хотим преобразовать центр города в комфортное пространство — комфортное для всех, и для пешеходов, и для автомобилистов, — то по-другому, к сожалению, не получится. Но главное, что в конечном итоге движение упорядочится. Как показала практика, после реконструкции оно не ухудшается, а улучшается.

Что касается непопулярных решений, то такая судьба у мэра: либо он ничего не делает, либо принимает решения, которые для кого-то будут проблемными. Все решения — от реконструкции вылетных магистралей и развязок до введения платной парковки и других реформ различного рода — всегда являются проблемой для отдельных категорий граждан, вызывают критику. Но если ты уверен, что это нужно делать, то такие решения необходимо принимать. Иначе город не будет развиваться, а те заскорузлые проблемы, которые копились в Москве годами и десятилетиями, будут только усугубляться.

— Я пока вас ждал, обратил внимание, что даже в этом помещении иногда слышны звуки ремонта. Признайтесь, вас — не как мэра, а как человека - это не раздражает?

— Наоборот, для меня эти звуки приятны. Они ведь свидетельствуют о том, что город строится и обустраивается. А вот когда ты вокруг себя видишь тишину и запустение, это действительно очень неприятно.

— Дмитрий Медведев недавно очень ёмко охарактеризовал ситуацию в сфере наших федеральных государственных финансов фразой «Денег нет». Как в этом плане дело обстоит в Москве? У нас тоже денег нет?

— Денег всегда бывает мало, это очевидно. Но в отличие от федерального бюджета городской бюджет ориентирован в большей степени не на нефтегазовый сектор. За последнее время доля нефтегазового сектора в бюджете Москвы упала с восемнадцати до четырёх процентов. И сегодня городской бюджет балансируется в основном за счёт предприятий, которые реально работают в Москве.

Поэтому, хотя, с одной стороны, мы видим падение налога на прибыль от ведущих крупных корпораций, с другой стороны, мы видим хороший, стабильный рост налога на прибыль от малых и средних предприятий. Одно балансирует другое. В целом бюджет, хотя все предыдущие годы его рост был ниже инфляции, в номинальном выражении не проваливается. И мы не имеем такого дефицита, как федеральный бюджет. Все эти годы мы проводили рачительную политику оптимизации текущих и инвестиционных расходов. Мы снижали расценки в строительстве, отказывались от дорогостоящих неэффективных решений, оптимизировали бюджетную сеть и так далее. Все это позволило нам сохранить инвестиционную составляющую. Вы видите, как мы работаем и по благоустройству, и на магистралях, и на метрополитене.

Очень важно для того, чтобы те программы, которые мы анонсировали москвичам, реализовались. И важно это в первую очередь для максимально быстрого выхода из кризиса. Самое лучшее лекарство от кризиса — это продолжение программ, продолжение развития, продолжение строительства, инвестиций, в том числе бюджетных. Бюджетные инвестиции ведь генерируют инвестиции от бизнеса. Именно поэтому ни в 2014, ни в 2015 году падения объёма инвестиций в Москве не было. Был даже небольшой рост.

— То есть дефицит бюджета столице пока не грозит?

— Давайте постучим! (стучит. — Прим. «МК») Если ситуация будет развиваться так, как она развивается сейчас, то даже в такой сложной обстановке, которая есть, бюджет Москвы тем не менее будет по-прежнему бездефицитным.

— То есть резать какие-то статьи бюджета, особенно социальные, не планируется?

— Наоборот, мы в этом году увеличили на 20 процентов доплату пенсионерам. Мы компенсировали инвалидам льготы по коммунальным платежам, которые оказались выпадающими в связи с принятием федерального закона. Мы ввели дополнительные льготы по капитальному ремонту. Был принят ещё целый ряд социальных решений. Я считаю, что в такой сложной ситуации, когда мы видим падение реальных доходов населения, надо поддерживать те группы москвичей, которые особенно сильно страдают от кризиса.

— В Москве проживает количество людей, сравнимое с десятой частью населения России. Нормальна ли, с вашей точки зрения, такая ситуация для самой большой страны в мире по территории?

— Москва в плане такой мощной концентрации населения отнюдь не является исключением. Возьмем, например, Великобританию и Францию. Около 14 процентов населения этих стран тоже сосредоточена в агломерациях (компактных скоплениях населенных пунктов) — в Париже, в Лондоне, других крупных городах. Такие агломерация являются не минусом, а плюсом, мотором экономического роста, средством привлечения иностранных инвестиций. Если говорить о Москве, то подобные нашей столице агломерации, конкурируют вовсе не с прочими российскими городами. В борьбе за инвестиции, за туристов, за человеческий капитал они соперничают с другими мировыми городами. Если бы в нашей столице не было такой концентрации человеческого капитала, то утечка мозгов из Москвы — отток из столицы креативных людей, учёных, бизнесменов — была бы гораздо больше, чем она есть.

Сегодня условия ведения бизнеса в Москве абсолютно сопоставимы с подобными условиями в других регионах планеты. Возьмите тот же известный рейтинг Doing Business. Россия сегодня находится в нём на 51-м месте из 189 фигурирующих в рейтинге стран мира. Измерения в рамках рейтинга проходит именно по Москве. Это первое. И второе: мир урбанизируется. И ничего с этим невозможно сделать. Именно в крупных городах зарождается новая экономика. Здесь больше возможностей предоставления качественных услуг в области образования, здравоохранения, занятий научной деятельностью. Здесь наибольший кадровый потенциал для создания высокотехнологичных производств.

Важно помнить о том, что Москва является колоссальным рынком сбыта для всего Центрального федерального округа. Свою продукцию области этого округа в очень большей степени — в некоторых регионах до двух третей — поставляют именно в Москву. Агломерации вроде Москвы являются серьёзным мотором развития не только самого нашего города, но и регионов, которые расположены вокруг него.

— Но всё-таки ни во Франции, ни в Англии нет такого разительного контраста между столицей и провинцией. Существует ли способ сгладить вот эту разницу в уровне жизни, не нанося ущерба Москве?

— Да, конечно. Нужно развивать другие крупные агломерации, вкладывать в их инфраструктуру, в их социальную сферу. Очевидно, что чрезмерно концентрировать в Москве население нецелесообразно. Такого, собственно, и не происходит. В последние годы население Москвы практически стабилизировалось. Мы прибавляем где-то около 100 тысяч человек в год. Для мегаполиса не так много.

Надо развивать другие регионы страны. И я считаю, что они и так в принципе неплохо развиваются. Я бываю в других городах и вижу, как они обустраиваются. Вижу, как увеличивается строительство жилья, как растёт население. Во всех мегаполисах-миллионниках России население растёт, практически во всех. Конечно, чтобы упорядочить движение населения в стране, нужно более активно заниматься развитием транспортной и инженерной инфраструктуры в крупных городах. Нужно, чтобы они развивались так, как сегодня развивается Москва.

Конечно, мы не должны забывать о том, что Россия — огромная страна. Помимо агломераций, в которых уже проживает больше 50 миллионов человек, есть ещё и так называемые ЗАТО — закрытые административные единицы. Там необходимо усиленными темпами создавать нормальные условия для жизни людей. Ещё есть стратегически важные территории, как Дальний Восток, юг, север, где тоже надо обустраивать города и населённые пункты. Но общие тенденции все равно ясны. И мир, и Россия движутся по пути урбанизации. Главное, чтобы эта урбанизация способствовала комплексному развитию городов. Чтобы эти города были обустроены, комфортны и давали синергию для развития экономики.

— Центр Москвы в последние годы преобразился и реально стал выглядеть по-европейски. Но не забывает ли городская власть про периферию? Не получится ли так, что мы будем иметь вылизанный центр и трущобные окраины?

— В Москве трущобных окраин нет. А вообще две трети наших ресурсов — а может быть, и больше — мы направляем как раз именно в периферийные округа и районы. Вы же помните, что мы начинали программу обустройства Москвы с дворов, парков и скверов, с реконструкции вылетных магистралей. В этом году в Москве обустраиваются 80 зелёных территорий. Из них, по-моему, только две находятся в центральной части города. Всё остальное на периферии, в том числе такой большой проект, как благоустройство территории вокруг МКЖД. Этот мегапроект находится в средней части Москвы. Обустройство въездных групп в Москву — это по МКАД. Создание новых народных парков — это в спальных районах. И так далее. Поэтому разговоры о том, что мы занимаемся центром и не занимаемся периферией города, я считаю совершенно несправедливыми и не соответствующим действительности.

— Стандартные претензии в адрес вашей программы благоустройства: ставят во дворе прекрасную детскую площадку. Через шесть месяцев сносят эту детскую площадку, ставят ещё более прекрасную. Ещё через шесть месяцев — снова то же самое.

— То, что мы каждые шесть месяцев сносим и ставим площадки, — это полная ерунда. Другой вопрос, что в своё время мы ремонтировали, пытались поддерживать старую инфраструктуру: старые детские площадки, морально устаревшие детские качели и так далее. Их, конечно, надо было менять. Это мы сейчас и делаем. А в дальнейшем очень важно поддерживать эту инфраструктуру. Хотя, конечно, если что-то из нового уже основательно разломано, то практичнее будет эту качельку снова поменять. Это не те конструкции, которые стоит капитально ремонтировать.

— Ещё в среде столичного креативного класса очень многие не одобряют нынешние украшения центральных улиц. Что вы можете сказать людям, которым не нравятся все эти зайцы и прочие элементы декора?

— Вы знаете, критика, которая сопровождала, например, фестиваль «Московская весна», лишь привлекла к нему ещё большее внимание посетителей. В результате «Московскую весну» посетило рекордное количество людей — в два с лишним раза больше, чем в предыдущие годы. Раньше этот фестиваль по большому счёту никто особо и не замечал. А в этом году его посетили более восьми миллионов человек. Количество сделанных на этом фестивале фотографий в «Инстаграм» просто зашкаливало.

Что касается отдельных объектов, то мы совершенствуемся: меняем и разрабатываем новый дизайн, учитываем критику тех, кому что-то не нравится. Процесс совершенствования бесконечный. Главное то, что мы вдохнули жизнь в московские улицы жизнь, и они не пустуют. Это не просто каменное, хорошо благоустроенное пространство. Это пространство, где постоянно проходят мероприятия, в которых участвует огромное количество москвичей — и малых, и старых. В городе появилось достаточно демократичное уличное пространство, по которому прохаживаются и очень богатые люди, и люди небольшого достатка. И все они находятся на одной площадке, вполне нормально общаются друг с другом. Мне кажется, что такая атмосфера, когда огромное количество людей не сидит в квартирах или во дворах, а гуляет по улицам, создаёт в Москве совершенно новое настроение.

— Столичную власть часто обвиняют в том, что она объявила войну автомобилистам. Что Вы думаете о такой точке зрения?

— На самом деле это полная чушь, Михаил. Посмотрите нашу инвестиционную программу. Да и собственно, просто невооружённым взглядом видно, что мы делаем. Все основные развязки на МКАД были реконструированы. Там из «лепестков» сделаны трёхуровневые развязки. Гигантские сооружения! Каждая из таких развязок — это мегапроект европейского уровня. Таких объектов в мире строится считаное число!

Все основные магистрали подверглись серьёзной реконструкции. Можайка — там сделана эстакада протяжённостью более полутора километров, на Дмитровке — около двух километров. Гигантские сложные сооружения!

В городе построено более 400 километров новых дорог, 118 разных инженерных сложных сооружений. Это всё для автомобилистов. Некоторые эксперты нас, кстати, наоборот, упрекают: «Вы слишком много тратите денег на дороги, слишком много! Вы должны больше тратить на метро, на общественный транспорт. Мы с этим соглашаемся и тратим деньги, инвестируем не только в дороги, но и в общественный транспорт. Но говорить о том, что мы воюем с автомобилистами, — это, конечно, полный бред.

Мы активно работаем с коллегами по вылетным магистралям за пределами Москвы. Началась реальная реконструкция магистралей за пределами МКАД. Это тоже большая работа. И я хочу сказать большое спасибо нашими коллегами - и из Московской области, и из Росавтодора. Усилий одной только Москвы было бы недостаточно. А эти «бутылочные горлышки» на выезде из столицы необходимо расширять.

— Я понимаю, что платная парковка — это неприятная необходимость. Но вот чего я не понимаю: почему количество парковочных мест в центре не увеличивается, а сокращается?

— Платная парковка — это ещё одно доказательство того, что мы не воюем с автомобилистами. Мы создаём для автомобилистов регулируемые пространства. После введения платной парковки: а) можно на большинстве участков припарковаться; б) город, наконец, поехал. Центральная часть города стала более просторной для автомобилистов, меньше стало машин на дорогах. А до этого мы все дружно стояли в пробках.

Теперь о том, почему в центре города не увеличивается число парковочных мест. Чем меньше парковок в городе и чем выше их цена, тем меньше людей поедут в центр на машинах и тем больше поедут туда на общественном транспорте. Чем больше парковок и чем меньше их цена, тем больше автомобилей едет в центр города. Это простая арифметика, действующая во всех мегаполисах мира. Учёт этой арифметики — основное ключевое условие решения транспортной проблемы.

В Москве четыре миллиона машин. Можете себе представить, что будет, если они все заведутся и поедут одномоментно? Город просто встанет в глухую единую пробку. А сегодня на дорогах Москвы обычно два с половиной миллиона машин. И то мы считаем, что это многовато. Но, по крайней мере, город движется. Если дать возможность ехать автомобилям столько угодно и парковаться где угодно и сколько угодно, никто никуда не поедет. Все будут дружно стоять и давить на клаксон.

Это непопулярное решение, Михаил. Но ничего другого в мире не придумали.

Для города Москвы тоже другого решения нет. Есть ещё более жёсткие решения, такие как платный въезд, ограничение покупки машин, разрешение въезда по чётным/нечётным номерам. Но мы ничего этого не делаем. Мы приняли самое простое и достаточно лояльное к автомобилистам решение.

— Однако количество подземных паркингов в центре Москвы и, скажем, в центре Лондона по-прежнему несопоставимо, разве не так?

— Здесь важную роль играет вопрос цены. В других странах стоимость наземной парковки как правило значительно выше, чем подземной. У нас пока другая ситуация: стоимость подземной парковки значительно выше стоимости надземной. Поэтому сегодняшние московские подземные парковки и заполнены только на 50–70 процентов. Никакой инвестиционной привлекательности у строительства подземных парковок сегодня не существует.

— В последнее время в Москве было сразу несколько случаев гибели людей в неисправных лифтах. Это цепь трагических случайностей или показатель неблагополучия в этой отрасли городского хозяйства?

— На самом деле общее количество таких трагических случайностей меньше, чем за предыдущие периоды. Но эти трагедии вызвали серьёзный резонанс. И это правильно. Мы кратно увеличили количество замен лифтов, заменили за эти годы порядка 20 тысяч лифтов. Осталось заменить ещё шесть тысяч. И в Москве не останется ни одного лифта со сроком жизни больше 25 лет. Раньше их, кстати, вообще не меняли, пытались ремонтировать.

Это самая крупная подобная программа в стране. И в Москве никогда такой программы не было. Но вот какая проблема появилась: изменились правила контроля за лифтами. К сожалению, в соответствии с федеральным законом эти полномочия отданы Росстандарту. А он в свою очередь распределяет их по конкурсу среди коммерческих организаций. На мой взгляд, такая система является неэффективной. Мне кажется, нужен жёсткий государственный контроль со стороны Ростехнадзора, как это было раньше. Тогда таких трагических случаев будет меньше.

— То, в какое состояние были приведены многие столичные парки, у меня вызывает искреннее восхищение. Но каждый раз, когда я гляжу на эту новенькую инфраструктуру, я задаю себе вопрос: а хватит ли сил, средств и терпения поддерживать это в приличном виде? Или это всё начнёт ветшать?

— Естественно, всё начнёт ветшать! Все нужно обновлять, поддерживать в нормальном состоянии, ремонтировать, заменять. Поэтому при планировании мероприятий по обустройству города мы всегда в первую очередь говорим: «Давайте мы сначала приведём в порядок то, что уже построено. Давайте мы дадим необходимые деньги на эксплуатацию всего, что уже сделано. И только потом оставшиеся деньги направим на новое строительство». Это касается и дворов, и парков, и дорог.

— А завершена ли уже программа переустройства парков и природоохранных зон? Недавно я прогулялся по природному заказнику «Долина реки Сетунь». С одной стороны реки там просто полная цивилизация, а с другой — запустение, горы мусора и сам конь не валялся. Это как понимать?

— Обустройство этого парка и природных зон пока не завершено. Мы планируем его завершить в 2017–2018 годах. Конечно, большая часть паркового пространства уже реконструирована и приведена в порядок. Тем не менее, работы в этой сфере ещё не початый край. В этом году мы делаем Братеевский парк, ряд территорий возле воды. Другие семь парков реконструируем, делаем 49 новых парков в спальных районах. Что касается Сетуни: часть этой территории ещё в эпоху моего предшественника была отдана известной компании «Интеко» и до сих пор находится в её ведении. Строить мы там запретили и ведём работу по расторжению этого договора. Город должен сам благоустроить эту территорию и следить на ней за порядком.

— Возможно, я ошибаюсь, но у меня сложилось устойчивое впечатление: на многих московских магистралях новый асфальт кладут с периодичностью раз в год. Прав ли я? И если да, то можно ли сделать так, чтобы асфальт служил, как на Западе, большее число лет?

— У нас нормативный срок службы асфальта — три года на магистралях. Почему у вас возникло впечатление, что реальный срок службы асфальта меньше? Так исторически сложилось, что на разных участках одной и той же магистрали срок годности асфальта заканчивается в разное время. Поэтому и создаётся ощущение, что на одной и той же дороге асфальт меняют по несколько раз в год. Но мы постепенно увеличиваем длину ремонтируемых участков с прицелом на то, чтобы в конце концов вся магистраль ремонтировалась одномоментно. Еще необходимо учитывать, что в Москве, очень жёсткие, абсолютно не сопоставимые с европейскими условия эксплуатации асфальта. У нас переход температуры через ноль иногда случается до ста раз в год. У нас огромное количество машин с шипами, дороги перегружены. Кроме того, в Москве ведётся постоянная реконструкция магистралей, замена инженерных коммуникаций. Это тоже накладывает свой отпечаток. Конечно, нужно минимизировать работы, делать их синхронно. Мы к этому стремимся. Но получается это пока не всегда.

— Три года — не маловато ли? Я подозреваю, что в северных странах типа Финляндии асфальт служит подольше.

— Мы все это проверяли. В Финляндии условия эксплуатации дорог гораздо мягче. У них нет таких переходов через ноль, как у нас. У них нет такого количества машин, как у нас. У них нет такой интенсивной загрузки дорог. И таких нюансов много. Даже при условии применения самых новых технологий, современных битумов, мы видим: на наиболее перегруженных магистралях трёхлетний срок службы оптимален.

— То есть дело не в том, что у нас не умеют качественно класть асфальт?

— Сегодня в Москве используются только асфальтобитумные смеси и щебень, изготовленные по европейским технологиям. У нас заводы немецкие стоят. Но то, что у нас в этой области были серьёзные проблемы, это правда. У нас было 300 подрядчиков на замене асфальта. Некоторые из них нарушали технологию работы и срывали гарантийные сроки. За это их приходилось наказывать. Если подрядчик сделал некачественный ремонт, то, естественно, он и должен за свой счёт перекладывать асфальт. Поэтому и возникали ситуации, когда только что сделанный участок дороги буквально через несколько месяцев снова приходилось переделывать. Но количество случаев брака с каждым годом уменьшается. Мы укрупнили организации, которые занимаются асфальтом. Большую часть работ по ремонту дорожного покрытия передали нашему ГБУ «Автомобильные дороги» — структуре, которая оснащена современной техникой, современными заводами. Сейчас в Москве существует тройной контроль качества изготовления дорожных смесей.

— Мы очень долго тешили себя надеждой, что бандитский беспредел 90-х остался в прошлом. Но не свидетельствует ли устроенное недавно различными группами мигрантов побоище на Хованском кладбище, что такая точка зрения — не более чем иллюзия?

— Не свидетельствует. Если раньше такие побоища устраивались раз в неделю, то сегодня это воспринимается как эксцесс, абсолютное исключение из правил. Еще мне кажется, что события на Хованском кладбище — некий отголосок Западного Бирюлёва, в котором некогда случилась очень похожая история. Другое дело, что в случае в Бирюлёве вся «прогрессивная общественность» встала на сторону тех националистов, которые пришли бить мигрантов. Эти люди были объявлены героями, которые защищали местное население от таджиков, узбеков и прочих мигрантов, которые там работали. В результате у некоторых и создалось ощущение, что такие поступки и правильны, и позволительны. Вылились такие настроения в то, что произошло на Хованском кладбище. Но теперь «прогрессивная общественность» встала на защиту «бедных мигрантов». А я вот считаю, что не надо защищать ни тех, ни других. Если идёт бандитский беспредел, разборки и хулиганство, то надо разбираться со всеми их участниками — разбираться вне зависимости от цвета кожи и того, где кто родился.

— Но как столичные органы власти смогли проглядеть нарастание негативных явлений в столичном кладбищенском хозяйстве?

— Столичные органы как раз ничего не проглядели. То, что на Хованском кладбище произошла разборка, — это чисто уголовная история. Что касается системы работы кладбищенского сектора, то мы в течение нескольких лет очень многое сделали для его возвращения в сферу легальной экономики. Например, после реорганизации ГУПа «Ритуал» удалось сделать прозрачной процедуру выделения участков. В результате на счета казначейства поступило три миллиарда рублей. Раньше мы этих средств не просто не видели — мы даже не знали о их существовании. Может быть, как раз из-за скукоживания теневых финансовых потоков на кладбищах и начались разборки.

Надо менять федеральное законодательство. Надо упорядочить работу системы, вводить лицензирование кладбищенской деятельность и давать в этой сфере больше прав регионам. Я считаю, что на кладбищах должны работать и оказывать все необходимые услуги именно наши городские учреждения. Туда не должны заходить все, кому не лень. Пожалуйста, организуй своё частное кладбище и делай там в ограниченных законом рамках все, что хочешь. Но вот управлять муниципальным кладбищем должны государственные структуры. Коммерческим полукриминальным организациям, которые потом еще и начинают друг с другом разбираться, там не место.

— А есть ли какая-то гарантия, что ничего подобного побоищу на Хованском кладбище больше не повторится?

— Гарантий никаких никто дать не может. Я вам могу лишь ещё раз сказать: из каждого случая должны быть сделаны выводы. По каждому случаю должно до конца доведено расследование с обязательным наказанием виновных.

— А много ли в Москве осталось зон, где реальная власть принадлежит не официальным, а полукриминальным или совсем криминальным структурам? У меня после побоища на Хованском кладбище осталось ощущение: его участники были уверены в своей полной безнаказанности.

— Это, конечно, поразительный случай, честно говоря. Откуда у этих людей в голове ощущение, что им все дозволено? Сегодня совершенно другая ситуация, другая эпоха и другое отношение ко всем этим вещам. Сегодня ни общество, ни правоохранительные органы совершенно не приемлют таких выходок. Поэтому и резонанс оказался таким громким. После событий в Западном Бирюлёве в городе были зачищены огромные территории полулегальной торговли. Это произошло и в самом Западном Бирюлёве, и на территории ярмарки «Славянский мир», в районе Дмитровки. Зачищены огромные территории, где с фур торговали, бог знает, как и чем, которые крышевались какими-то бандитскими образованиями. Всё это зачищено.

На Калужском шоссе построен мелкооптовый рынок «ФУД СИТИ» наподобие французского парижского рынка «Ранжиз». Это база, которая обеспечивает уже треть мелкооптовой торговли в Москве, маленькие ресторанчики, кафе. Торговля там осуществляется вполне цивилизованно и прозрачно, под контролем санитарных органов, полицейских, нашей торговой инспекции. Это уже совсем другое положение дел! Принятые меры не только улучшили криминальную ситуацию, но и привели к снижению диких торговых наценок, которые раньше достигали 200 процентов.

— А как вы оцениваете нынешнее состояние межнациональных отношений в столице?

— Если, скажем, пять лет тому назад в восприятии москвичей проблемы с мигрантами стояли на первом-втором месте, чередуясь с транспортными проблемами, то сегодня они ушли на шестое-седьмое место. Они уже не ощущаются столь остро. Это связано и с принятием нового федерального закона, поправок к закону о миграции. В результате были высланы сотни тысяч мигрантов, которым теперь запрещён въезд в Россию. Это коснулось в первую очередь тех, кто нарушал миграционное, административное и уголовное законодательство.

Такая чистка дала ощутимый результат. Сегодня по сравнению с предыдущими годами, почти на треть снизилась преступность среди мигрантов. Кроме того, мигранты начали платить в бюджет. Патенты, которые были введены в прошлом году, уже дали городскому бюджету за прошлый год 11 миллиардов рублей. Это больше чем сумма налога на прибыль, которую заплатили в казну Москвы зарегистрированные здесь нефтяные компании. Это существенный вклад.

Но даже не это главное. Главное то, что раньше мигранты были на рынке труда вне конкуренции потому, что не платили налогов. Сегодня они находятся если не в равных, то по крайней мере в приближенных условиях с россиянами, которые платят и подоходный налог, и взносы в социальные фонды, и так далее.

— То есть проблема нелегальной миграции, с Вашей точки зрения, ушла на задний план?

— Я бы не сказал, что она совсем ушла на задний план. В Москве по-прежнему работают сотни тысяч мигрантов. В этой сфере нужно обеспечивать постоянный контроль. С учётом передачи миграционной службы в систему МВД есть и определённые организационные проблемы. Но я думаю, это решение этих проблем — лишь вопрос времени. Контроль в этой области ещё больше ужесточится, и порядка будет больше.

— Ещё одна очень болезненная тема — реформа здравоохранения. У многих вызывает непонимание укрупнение медицинских учреждений. Что вы можете сказать на эту тему?

— Укрупнение медицинских учреждений вызвано в первую очередь тем, что в большинстве поликлиник не было полного спектра услуг: не было сложных лабораторных исследований, не было диагностического оборудования, не было многих узких специалистов. Если тебе повезло и ты прикреплён к крупной поликлинике, то там всё есть и ты в шоколаде. А если ты прикреплён к маленькой районной поликлинике, и там ничего этого нет, ты так и обречён обслуживаться на 50 процентов.

При объединении нескольких поликлиник в одно юридическое лицо возникает принципиально новая ситуация. Если нужных специалистов нет в твоей районной поликлинике, ты можешь получить весь спектр услуг в базовой головной поликлинике. Таким образом, возможности для населения при укрупнении не уменьшились, а увеличились. В маленькую районную поликлинику привезти КТ, МРТ, рентген-аппарат и оснастить её всеми необходимыми специалистами — физически невозможно. Я уже не говорю про финансовую сторону дела.

— И насколько вы довольны ходом реформы здравоохранения?

— Ход этой реформы в конечном итоге должно оценить население. Сегодня 80 процентов людей, которые получают услуги в поликлиниках и которые отвечают на запросы о качестве обслуживания, дают положительную оценку. Главврач опрашивает через электронную почту всех пациентов: «Марья Ивановна, вы довольны обслуживанием? Какое качество, какое отношение? Как санитарный порядок?» — и так далее. 80 процентов из ответивших говорят: «Да, мы довольны». Мы не утешаем себя этой статистикой. Мы понимаем, что там по-прежнему много проблем. Мы осознаем: сколько будет существовать здравоохранение, столько должно существовать и желание его улучшать и развивать.

Считаю, что здравоохранение сегодня является для московских властей приоритетом. Это касается и дальнейшего улучшения материальной базы, повышения квалификации врачей, повышения заработной платы медицинского персонала, нагрузка на который значительно возросла.

— В Москве есть категория людей, которые твёрдо убеждены: мэром столицы России может быть только коренной москвич. Что вы можете ответить этим людям?

— Этим людям ответили выборы мэра. Москвичи проголосовали за того, за кого посчитали нужным, вне зависимости от того, где он родился, где он жил. Это во-первых. А во-вторых, надо иметь в виду, что у 80 процентов москвичей либо он сам, либо один из родителей, либо дедушка или бабушка не москвичи. И в-третьих, поработав пять лет в Москве, погрузившись полностью в её проблемы, непрестанно ими занимаясь, я считаю себя уже москвичом в большей степени, чем жителем другого региона.

— Как человек, родившийся в Алма-Ате, я могу подтвердить, что жителям других регионов нашей страны всегда было свойственно, мягко говоря, скептическое отношение к москвичам. У Вас до переезда в Москву это было?

— Я считаю, что в Москве сосредоточен интеллектуальный и кадровый потенциал, который уникален не только для России, но и для всего мира. Такого сосредоточения научных работников, такого сосредоточения высокотехнологичных предприятий нет практически ни в одном другом городе мира. Поэтому Москвой и москвичами должны гордиться. Конечно, всегда в провинции говорят: вот там москвичи заелись! Вот они такие-сякие! Москвичи работают не меньше, чем люди в провинции, а порой значительно больше. Здесь совершенно другая интенсивность, совершенно другой ритм жизни. Я уж не говорю о том, что поездки с работы и на работу — это порой путешествие длиной не в один час.

— И всё-таки: лично Вам когда-нибудь казалось, что москвичи заелись?

— Мне — нет. Я работал на Крайнем Севере. И если Москва развивалась, то на Крайнем Севере, в нефтегазовых регионах стройка шла ещё большими темпами. И там был такой котёл людских судеб! И такое количество энергии и ресурсов туда вкладывалось федеральным центром, что нам обижаться было бы грех.

— Где труднее работать — в Москве или на Крайнем Севере?

— Это зависит не от места работы, а от отношения к труду, отношения к тому, чем ты занимаешься.

— Вы помните первую в вашей жизни поездку в Москву?

— Честно говоря, не очень, Михаил. Это было, кажется, в классе девятом. У меня даже сохранилась фотография на Красной площади, можем вам её презентовать. Для меня, конечно, был совершенным шоком вид Красной площади, Кремля, Мавзолея, в котором я побывал.

— Успели ли Вы полюбить Москву? Если да, то когда Вы впервые ощутили это чувство?

— Я всегда считал что Москва — лучший город земли. Говорю это искренне. Я рад, что Москва становится более демократичным, более комфортным городом. Последние два, три года люди гораздо чаще стали выходить из дома, посещать парки, гулять по улицам. Мне кажется, москвичи стали по-другому, более уважительно относиться к городу, больше любить свой город. Я тоже.

— Участь большого начальника — почти всегда находиться в окружении охраны, помощников, секретарей. Удаётся ли вам когда-нибудь избавиться от этого шлейфа и инкогнито погулять по улицам?

— Насколько это возможно, да. Я частенько выхожу на улицы и гуляю по ним. Это доставляет мне истинное удовольствие.

— А простые граждане имеют возможность подойти к Вам и что-то сказать, или охрана не пускает?

— Любой человек может ко мне подойти, сфотографироваться, поговорить. Никаких проблем с этим нет.

— Часто претензии высказывают типа тех, что звучали в ходе интервью?

— Ничего подобного. Нам иногда говорят: вот вы всё раскопали, это некомфортно, а еще вы дурацкие фестивали проводите! Но, общаясь с сотнями людей, я вижу их улыбки, их доброжелательное отношение к тому, что мы делаем. Реакция простых людей на нашу работу совершенно противоположна тому, что мы иногда читаем в блогосфере.

— Где по большей части живёт Мэр Москвы — в самой Москве или в загородной резиденции в соседней Московской области?

— Хороший вопрос. Мэр Москвы в основном живёт на работе.

— В 2013 году Владимир Путин высказался о Вас так: «Он не Робеспьер». Как вы поняли это высказывание президента, и не осталось ли у Вас чувства лёгкой обиды на него?

— Да что вы! На мой взгляд, наоборот, это похвала. Робеспьер, во-первых, кончил плохо. Во-вторых, он был в большей степени трибуном, чем реальным хозяйственником. Должность мэра предполагает как раз меньше болтать, а больше делать.

— Осталась ли у вас какая-то мечта — как у мэра и как у человека?

— Пожалуй, осталась. Мне бы хотелось, чтобы, когда я оставлю эту должность, люди вспоминали обо мне хорошо.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > mos.ru, 21 июля 2016 > № 1846459 Сергей Собянин


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 18 июля 2016 > № 1832730 Сергей Собянин

Рабочая встреча Дмитрия Медведева с мэром Москвы Сергеем Собяниным.

На встрече обсуждалось социально-экономическое развитие Москвы.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Сергей Семёнович, мы начали работу над новыми приоритетами, которые были сформулированы в качестве ключевых задач для развития государства в рамках проектного подхода. В общем и целом, они остаются прежними – это здравоохранение, современное образование. Мы с вами регулярно обсуждаем различные аспекты экономической жизни Москвы. Какие есть предложения по поводу того, каким образом реализовать стратегический приоритет по развитию здравоохранения, сети медицинских учреждений в Москве, а также – заниматься созданием учреждений образования?

С.Собянин: Дмитрий Анатольевич, в Москве, несмотря на то, что, конечно, уровень образования и здравоохранения относительно других регионов выше (это естественно), проблем хватает. Мы с трудом преодолели и решили вопросы дефицита дошкольных мест, а сегодня начинаем сталкиваться с растущим дефицитом школьных мест, в силу того, что демографическая волна переходит из дошкольных учреждений в школьные.

Поэтому совершенно правильно был выбран приоритет по строительству новых школ. Очень важно в новостройках и в тех районах Москвы, где мы видим, что возможен дефицит школьных мест, строить образовательные учреждения.

Д.Медведев: А есть понимание, какое количество школ в ближайшие годы предстоит построить?

С.Собянин: Да. Мы запланировали в ближайшие три года построить 67 объектов школьного образования. В силу того, что в Москве не везде возможно строить новые школы, мы строим блоки начальных классов, пристраиваем их к действующим учреждениям. На самом деле это полноценная начальная школа, по объёму не уступающая действующим корпусам. Она разгружает ситуацию и даёт возможность учиться в первую смену и выполнять все обязательства по дополнительному образованию.

За последние годы нам удалось улучшить ситуацию по единому госэкзамену. Мы на правительстве уже подводили первые итоги.

На всех участках, во всех классах, где проходили экзамены, были установлены видеокамеры, общественность наблюдала. Каких-либо серьёзных замечаний нет. Мы видим, что качество ЕГЭ улучшилось по сравнению с предыдущим годом, а если брать пятилетний временной промежуток, то количество тех, кто сдал на 220 баллов и выше, удвоилось. Это говорит о том, что приоритеты, которые были выстроены в рамках нацпроектов, сработали. Но нам нужно и дальше ставить перед собой задачи, не снижая планку. Наметили на сентябрь международную олимпиаду школьников, куда пригласили ребят из других крупных городов мира.

Что касается здравоохранения. Развитие здравоохранения остаётся приоритетом для работы правительства Москвы, потому что проблем в здравоохранении более чем достаточно. Несмотря на то что мы вкладываем деньги, модернизируем, улучшаем работу наших поликлиник, всё равно много проблем. Это связано и с лекарственным обеспечением. Мы всё больше переходим на отечественные лекарства. Значит, нужно заниматься локализацией производства, чем мы вместе с Правительством Российской Федерации и занимаемся. Нужно повышать квалификацию врачей, нужно делать более доступными поликлиники и больницы. Вся эта работа должна идти непрерывно в сторону улучшения. Поэтому на ближайшие три года мы наметили строительство нескольких десятков объектов здравоохранения.

Вместе с Правительством Российской Федерации мы реализуем проект строительства Морозовской больницы, которая, я думаю, будет одной из лучших в мире, потому что там собраны все лучшие технологии в области онкологии, гематологии, кардиологии и так далее. Я приглашаю Вас посмотреть, как идёт строительство, как идёт поставка оборудования. Это очень важное направление, особенно в области детского здравоохранения.

Д.Медведев: Спасибо за приглашение. Новые объекты здравоохранения, безусловно, должны появляться. И это, конечно, касается не только Москвы, но и всей страны, и на это нацелен новый вариант проекта по развитию здравоохранения.

С.Собянин: Дмитрий Анатольевич, очень важно, что введена страховая медицина. Там есть, конечно, недостатки, как и в любой системе. Но она даёт возможность любому человеку приехать в Москву или в другой регион и получить нормальную качественную помощь бесплатно. И мы видим, как увеличивается количество людей, которые приезжают в московские клиники из Подмосковья и других регионов по направлениям своих врачей, получают полноценную медицинскую помощь, которая оплачивается за счёт Фонда медицинского страхования. Это очень важно, поэтому строительство таких уникальных клиник, конечно, должно быть локализовано там, где наибольший поток пациентов.

Д.Медведев: Вы правы, при всех сложностях становления страховой медицины и её издержках, она даёт возможность получить медицинские услуги там, где человек считает это целесообразным, возможным для себя. Кстати сказать, я напомню, что такой системы в советские времена не существовало и получать медицинскую помощь нужно было по месту прописки, по месту регистрации. Для того чтобы получить медицинские услуги в другом месте, нужно было иметь специальное направление, причём получить его было весьма непросто.

С.Собянин: Буквально ещё недавно мы ограничивали помощь иногородним в силу того, что эти расходы ложились напрямую на бюджет субъекта. А сейчас мы, наоборот, призываем наши учреждения рекламировать себя, приглашать к себе, потому что это дополнительный заработок для клиники, дополнительная возможность повысить заработную плату врачей, улучшить материальную базу. Это выгодно всем, и регионам, и столичным клиникам.

Д.Медведев: Мы продолжим с вами общение и по школьной тематике, и по тематике здравоохранения. У вас отрабатываются многие пилотные технологии, работают очень квалифицированные специалисты. Будем сверять часы, в том числе и в рамках реализации новых приоритетов.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 18 июля 2016 > № 1832730 Сергей Собянин


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > mos.ru, 1 июня 2016 > № 1781997 Сергей Собянин

Сергей Собянин дал интервью газете «Комсомольская правда»

В редакции «Комсомольской правды» побывал Мэр Москвы Сергей Собянин.

«Комсомольская правда»: Сергей Семёнович, Москва активно строит метро. Такое ощущение, что никогда не открывали так много станций и линий, как сейчас.

Сергей Собянин: Никогда.

«Комсомольская правда»: Это во многом спасение от транспортных проблем, но всё-таки они остаются. Как их решить?

Сергей Собянин: Несмотря на экономический кризис, программу строительства метро мы не останавливаем. Более того, хотя за последние годы и открылось немало новых станций, но в основном мы проводили подготовительную работу. Чтобы построить одну ветку, нужны годы рытья котлованов, тоннелей, прокладки сетей и так далее. Благодаря этому в ближайшие три года в Москве будут массово открываться новые станции метро. Среди них долгожданные линии вдоль Дмитровского шоссе, в Солнцеве и Ново-Переделкине. Некоторые ветки, например в Некрасовку, разгрузят действующие линии. Мы построим первый участок Третьего пересадочного контура подземки, который тоже немного освободит Кольцевую линию и некоторые радиальные направления. В этом году запускаем так называемое наземное метро — это Малое кольцо железной дороги (МКЖД). На самом деле это уже никакое не Малое кольцо железной дороги, а новые главные пути для пассажирского тактового движения, как в обычном метро. МКЖД будет интегрироваться с существующими станциями метро, наземным общественным транспортом и пригородными направлениями железной дороги. Конечно, это произойдёт не сразу, но уже на первом этапе постараемся сделать пересадки на максимальном количестве станций. Потом ещё год-два будем расширять интеграцию МКЖД с другими видами общественного транспорта.

«Комсомольская правда»: С метро разобрались. Исчезнут ли пробки на дорогах? Может быть, нам помогут заграничные методы?

Сергей Собянин: Все методы известны. Никто в мире не решает транспортные проблемы с помощью строительства эстакад, мостов и магистралей. В мегаполисах всё решают платные дороги, ограничение стоянки, въезд только по чётным или нечётным номерам, запрет продажи машин или драконовские налоги. В Сингапуре и Гонконге, где действует целый набор таких мер, машин на душу населения в три раза меньше, чем в Москве. Мы ничего этого не делаем. Мы только ввели платную парковку. Она ограничивает количество парковочных мест, а значит, и количество въезжающих машин до уровня, который город может себе физически позволить. Если увеличим в два раза парковочные места, тогда снова встанем в пробке. Выбор-то у нас с вами небольшой. И это нужно в первую очередь для водителей, чтобы можно было проехать по улицам. И они сегодня реально едут.

«Комсомольская правда»: Вместо разбитых маршруток на улицах появляются комфортные синие автобусы. Там можно платить картой «Тройка». Даже льготные билеты принимают, как в обычном троллейбусе или трамвае. Теперь так везде будет?

Сергей Собянин: Весь коммерческий общественный транспорт мы переводим на новую систему городского заказа. Теперь мы решаем, сколько будет автобусов и на каком маршруте, с какой частотой станут ездить. Все автобусы, и коммерческие, и некоммерческие, работают по единым правилам и перевозят пассажиров как с льготами, так и без них. До конца года все основные маршруты будут переведены именно на такой стандарт.

«Комсомольская правда»: Москва недавно получила престижную международную премию как раз в области общественного транспорта. За какие заслуги вручается эта награда?

Сергей Собянин: Международный транспортный форум — это своего рода транспортный Давос, на котором собираются руководители транспортных ведомств со всего мира, в том числе эксперты в области общественного транспорта. Они и присуждают премии. Москву рассматривали с точки зрения развития общественного транспорта и улучшения транспортной ситуации в целом. И это не признание того, что в Москве уже всё просто замечательно. Но они видят, какие гигантские усилия мы прилагаем, какими темпами строим метро, дороги, обновляем общественный транспорт, наводим порядок с парковкой. Всё это вместе, я так понимаю, и повлияло на то, что Москва получила первое место в номинации «Развитие общественного транспорта». Но это не означает, что мы этой премией будем упиваться. Нет, это повод для того, чтобы ещё раз задуматься, проанализировать свои планы и двигаться дальше.

«Комсомольская правда»: Сейчас кризис, а Москва позволяет себе тратить миллионы на благоустройство...

Сергей Собянин: На самом деле это какой-то миф, что мы тратим огромные деньги на благоустройство. На него уходит полтора процента бюджета Москвы. Это немного. Если разложить эти расходы на каждого из 15 миллионов постоянно или временно проживающих в столице, получатся не такие большие деньги. На чём мы экономим? На торгах. При размещении государственного заказа экономия составляет до 20–25 процентов. В год это около 140 миллиардов рублей. Это как раз та экономия, которая позволяет нам сохранять инвестиции и развивать город. Одна из наших главных задач — благоустройство. Вначале мы занимались дворами, скверами, парками, вылетными магистралями. Сейчас перешли к центру города.

«Комсомольская правда»: Вся Тверская уже перекопана и наполовину перекрыта. Пешеходы предвкушают, как после реконструкции будет уютно. Но водители волнуются, не встанет ли город в пробках на главной улице?

Сергей Собянин: Никакого конфликта между пешеходами и автомобилистами не будет. Мы стараемся сделать комфортно и для тех, и для других. К сожалению, во время ремонта дорог водителям сложно. Но после реконструкции эти улицы едут быстрее. То же самое будет и с Тверской. Мы не собираемся перекрывать её под пешеходное движение. Это одна из главных магистралей города. На ней должны быть минимум восемь полос для машин. Но сейчас в разных местах на Тверской и восемь, и 10, и 11 полос. Во-первых, выровняем движение, потому что постоянное перестроение ведёт к дополнительным аварийным ситуациям и пробкам. Во-вторых, постараемся создать действительно комфортное пространство для пешеходов, чтобы Тверской не чурались, а, наоборот, старались по ней прогуляться. Мне кажется, это важно и для автомобилистов, и для пешеходов, и для бизнеса, который там расположен. Кстати, на Тверскую частично вернём и парковочные места. Их там сейчас вообще нет. Реконструкцию улично-дорожной сети закончим до 1 сентября. Возможно, какие-то участки доделаем чуть позже, но они не будут уже такими критичными.

«Комсомольская правда»: Сергей Семёнович, в нашей редакции много велосипедистов. В Москве вообще настоящий бум двухколёсного транспорта, но в основном в центре. А в остальных районах появятся велодорожки?

Сергей Собянин: Мы стараемся открывать велотрассы во всех районах — в парках, скверах, на особо охраняемых природных территориях. На улицах другие правила. Там сначала нужно увеличить сам поток велосипедистов, а потом под них создавать инфраструктуру. Ведь не факт, что, проложив велодорожки, оттеснив пешеходов и автомобилистов, мы привлечём туда велосипедистов. Мы экспериментируем, видим, что не везде получается. Но там, где люди катаются на великах, их постепенно становится больше, конечно, будем помогать.

«Комсомольская правда»: А есть обратный механизм? На Никитской открыли веломаршрут, но никто никогда там не видел живого велосипедиста. Или вот поставили на Ленинградке скамеечки, но сидеть там некому.

Сергей Собянин: На той же Никитской достаточно дружелюбная атмосфера. По велодорожкам и пешеходы идут, и мамы с колясками гуляют, и велосипедисты тоже есть, особенно в хорошую погоду. Одно другому не мешает. Казалось бы, зачем ставить на улицах лавочки? Возьмём Большую Дмитровку. Там и так была узкая дорога, а её ещё заузили. Но как-то в праздники я проезжал по Большой Дмитровке. Честно говоря, не узнал её. Все лавочки заняты. Люди уже не просто пробегают, а сидят, стоят, любуются, ходят, общаются. Не надо суетиться, надо дать возможность людям привыкнуть. На всех улицах, где мы провели реорганизацию пешеходного пространства, количество пешеходов выросло от двух до пяти раз. Это становится трендом Москвы. Люди стараются гулять. Я всегда считал Москву одним из лучших городов. Даже в самые тяжёлые для неё времена. Но атмосфера здесь становилась всё жёстче и некомфортнее. Всё заполонили машины, всё заставлено, загазовано. Сами автомобилисты уже не могут проехать и пешеходам не дают пройти. Никто не захочет в таком городе жить и работать.

А теперь ситуация меняется в лучшую сторону. Кстати, в пешеходных зонах происходит и реорганизация бизнеса. Вместо бутиков появляются демократичные кафе, рестораны, магазины, которые рассчитаны на пешеходов.

«Комсомольская правда»: Заставляете москвичей пешком гулять. Или на велике…

Сергей Собянин: Я никого не заставляю. У нас демократический город. Мы предлагаем: друзья, хотите — гуляйте, хотите — не гуляйте. Мы даём возможность, вы сами выбираете.

«Комсомольская правда»: Архитекторы предлагают использовать для прогулок крыши домов в центре. Или это из области фантастики? Как дальше будет меняться общественное пространство?

Сергей Собянин: Почему же фантастика? Есть кровли зданий, которые используются в центре города, например в гостиницах. Но это должно соответствовать градостроительным требованиям. Что касается общественных пространств, к 2018 году мы закончим реконструкцию действующих парков. И кроме того, создадим десятки новых зелёных зон в жилых районах. Конечно, будем заниматься и постепенной реконструкцией улиц и площадей. Мы постараемся сделать не просто благоустроенное каменное пространство, а живое, с праздниками, фестивалями, новыми «Московскими сезонами».

«Комсомольская правда»: Наверное, к осенним «Сезонам» знаменитую зелёную голову перекрасят в жёлтый цвет?

Сергей Собянин: За неё уже развернулась конкурентная борьба (смеётся). Когда мы её переместили к торговому центру, там поток посетителей вырос в разы. Мы подумываем эту голову вообще на аукционе продать, когда её рыночная цена вырастет. Можем разместить возле «Комсомолки», тираж поднимет.

«Комсомольская правда»: В поликлиниках очереди на приём превратились из обычных в электронные. Вроде хорошо. Талончик теперь легче получить. Но вот попасть к врачу всё ещё трудно. Специалистов не хватает?

Сергей Собянин: Если получить талончик легче, то и попасть легче. У нас к терапевтам в 90 процентах случаев можно записаться в течение суток. В Великобритании, например, на это уходит семь дней. Мы начали контролировать не только выдачу талончика, но и время ожидания непосредственно у двери врача. Раньше по разным причинам пациенты сидели и по сорок минут, и по часу. Теперь тех, кто ждёт больше 20 минут, стало меньше в разы. А с узкими специалистами проблема не только в их наличии, но и в качестве работы. Они должны повысить квалификацию и стать более универсальными. При этом надо наладить трафик между первичным звеном, то есть участковым или лечащим врачом, и диагностическим центром. Там реально хватает проблем. Но мы их решаем. Вместе с москвичами приняли два стандарта работы поликлиники — взрослой и детской. Мы начинаем последовательно их внедрять, чтобы московское здравоохранение для начала соответствовало если не лучшим мировым стандартам, то хотя бы хорошему среднему уровню медицины европейских стран.

«Комсомольская правда»: Всё-таки принято такое решение, Сергей Семёнович, или оно в подвешенном состоянии?

Сергей Собянин: Мы ограничились платной парковкой. Других жёстких мер не рассматриваем.

«Комсомольская правда»: А во дворах будет платная парковка?

Сергей Собянин: Нет, и не планируем. Мы предлагаем москвичам субсидии для установки шлагбаумов во дворах жилых домов. Это помогает навести порядок. Жители уже закрыли сотни дворов, которые раньше были забиты чужими припаркованными машинами.

«Комсомольская правда»: Снос самостроя всех поразил. Почему ночью? Чья идея? Назовите имя этого человека.

Сергей Собянин: Это я (улыбается). Я за всё отвечаю, что происходит в Москве. А когда надо было сносить? Когда люди выходят из метро, в час пик, что ли? На Чистопрудном бульваре, на Пушкинской самострой стоял в 15 метрах от выхода из метро. Конечно, надо всё сносить, когда станции закрыты. Мы за два месяца всех предпринимателей предупредили. Кто не спрятался, я не виноват. Дальше уже действуют другие административные рычаги. А люди просто не верили, что это возможно. Думали: «Ну, поговорят, откупимся, как-то договоримся, ничего делать не будут». Но мы всегда делаем то, что говорим. Просто пора к этому привыкнуть. Кстати, по поводу инсинуаций, что снос был незаконным. Есть решения и городского суда, и Верховного суда, которые подтвердили нашу правоту.

«Комсомольская правда»: Что Вы сейчас читаете? В каких театрах в последнее время бывали?

Сергей Собянин: На открытии «Геликон-оперы». Читаю, к сожалению, очень скучную для простого любителя книг литературу об экономике городов, урбанистике, транспорте и благоустройстве. Мне доставляет удовольствие.

«Комсомольская правда»: В столице и в других регионах прошли праймериз перед выборами в Госдуму. Вы были на участке, голосовали. Праймериз в целом по стране показали довольно неожиданные результаты. Говорят, что в Думе будет 60 процентов новых людей. У Вас какие впечатления?

Сергей Собянин: Результаты говорят о том, что была реальная конкуренция. Победителей определяли избиратели. Не все, конечно, но явка была достаточно высокая. Впервые за последние годы мы переходим к выборам половины депутатов по одномандатным округам. Ведь избиратели уже подзабыли своих депутатов, а депутаты забыли, что нужно работать в избирательных округах и решать конкретные проблемы. А сейчас во время встреч будущих депутатов с горожанами уже решились некоторые проблемы. Вы знаете, что федеральное законодательство ужесточило правила предоставления коммунальных льгот для инвалидов. Но мы вернули им старые льготы. Ещё одно решение связано с выделением инвалидам-колясочникам специализированного жилья. Этим летом по просьбам избирателей открываем детские городские лагеря. Многие никуда не уезжают, потому что у родителей нет возможности отправиться в отпуск на дачу, на море или за границу. Мы решили целый ряд конкретных проблем в избирательных округах. Так что мне кажется, что праймериз получились интересными и полезными.

«Комсомольская правда»: А кстати, когда инвалидам вернут переплату за электроэнергию?

Сергей Собянин: Платёжные поручения уже отправлены в казначейство. В конце этой — начале следующей недели деньги должны поступить на банковские счета льготников. В случае выплат через почту деньги можно будет получить по графику выплат начиная с 4 июня.

Если компенсация не придёт, советую обратиться в любой центр госуслуг «Мои документы» для решения вопроса.

«Комсомольская правда»: Возможно ли Ваше личное участие в выборах в Госдуму?

Сергей Собянин: Я точно буду принимать участие в выборах как избиратель. Если вас интересует, буду ли я в списке «Единой России», то вполне возможно. Но окончательное решение примет съезд партии в июне.

Что ещё сказал Мэр

О «битве» на Хованском кладбище

— На городских кладбищах должны работать городские организации. Не должен там ходить кто попало и навязывать услуги как попало. Мне кажется, если бы на кладбище работали муниципальные службы, то и конфликта не было бы. Что произошло и кто виноват, следственные органы разберутся. Мы им помогаем в этом. Я уверен, все, кто причастен, будут наказаны. Но с системной точки зрения, мне кажется, нужно в законодательном порядке отрегулировать и позволить нам самим в рамках муниципальных предприятий обслуживать такую сложную сферу, как похоронная.

О мигрантах

— Мы переформатировали около ста тысяч рабочих мест в коммунальном хозяйстве города, заменив ДЕЗы и частных подрядчиков на городское учреждение «Жилищник». Часть мигрантов мы заменили. Теперь на этих местах работают российские граждане. Но это в основном не москвичи, а приезжие из регионов. У москвичей всё-таки нет большого желания наниматься на черновую работу — дворниками, слесарями, водителями. Хотя у нас таких вакансий более чем достаточно. Пожалуйста, любой человек может устроиться.

О промзонах

— Мы занимаемся возрождением этого «ржавого» кольца Москвы. В промзонах вокруг МКЖД находятся какие-то свалки, оптовые склады и ещё бог знает что. Новая современная инфраструктура даст огромный толчок развитию этих территорий. В местах пересечения МКЖД с радиальными направлениями метро и пригородного сообщения создаются транспортно-пересадочные узлы, в составе которых будет и крупная деловая активность. Эти промзоны через десять лет станут другими. Москва сможет ими гордиться.

О дальнейшем расширении Москвы

— Я считаю, это не нужно для города. Нам есть чем заниматься в действующих границах. Но вместе с Московской областью, спасибо Андрею Юрьевичу Воробьёву, развиваем совместные проекты, связанные с дорожным строительством, пригородным сообщением, водоснабжением. Они облегчат жизнь и москвичам, которые ездят в Московскую область на дачи, и жителям подмосковных городов, которые также с удовольствием приезжают в Москву и на работу, и в парки, и в театры.

О зарубежных столицах

— Мы активно изучаем их опыт и в транспорте, и в благоустройстве, и в других отраслях — и в Токио, и в Берлине, и в Лондоне, и в Нью-Йорке. Очень интересны Пекин и Шанхай, похожие на Москву и по численности, и по динамике развития. Пожалуй, Шанхай один из самых интересных современных городов. Мне он даже понравился больше, чем Гонконг, который у всех на слуху. Но ещё раз скажу, что Москва обладает уникальными особенностями активно развивающегося современного города, и исторического города, и культурного города. Такого симбиоза, думаю, нет ни в одной столице мира.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > mos.ru, 1 июня 2016 > № 1781997 Сергей Собянин


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 12 мая 2016 > № 1750646 Сергей Собянин

В интервью телеканалу «Москва 24» и программе «Вести-Москва» телеканала «Россия 1» Сергей Собянин рассказал, что интересного было на фестивале «Московская весна», который проходил с 22 апреля по 9 мая, и что ждёт горожан этим летом.

Мария Рыбакова (ведущая новостей на телеканале «Москва 24»): Сергей Семёнович, здравствуйте!

Сергей Собянин: Добрый день.

Мария Рыбакова: Спасибо большое, что сегодня этот чудесный денёк проведёте в нашей компании. Ну и коли уж весна на дворе, и буквально несколько дней назад закончилась «Московская весна» — я сейчас о фестивале говорю, — вообще, можем уже какие-то итоги подвести. Как прошло мероприятие, как этот уличный тренд… благоприятно ли прижился в столице?

Сергей Собянин: Ну подводить итоги ещё рано, собственно, весна продолжается, будут продолжаться мероприятия, но фестиваль, посвящённый Пасхе, пасхальный фестиваль закончился, плавно переходит в мероприятия, посвящённые Дню Победы, 9 Мая. Действительно, можно подвести предварительные итоги этого мероприятия, прошедшего мероприятия.

Мы ставили перед собой задачу создать не менее красивую, не менее притягательную атмосферу, чем, к примеру, на фестивале «Путешествие в Рождество». Вы знаете, москвичам и гостям запомнилось и понравилось мероприятие, когда город был украшен по-новогоднему, по-рождественски, огромное количество людей пришло на эти мероприятия. Многие туристы, уже зная, что это за мероприятие, начали бронировать места на следующий год именно на фестиваль «Путешествие в Рождество». И мы ставили перед собой задачу, чтобы следующие мероприятия были не менее интересны для москвичей и город был не менее красиво оформлен. Я считаю, что мы добились поставленной задачи: количество людей, которые пришли на площади, улицы Москвы, пешеходные зоны, было не меньше, чем во время рождественского фестиваля. Мне кажется, город действительно выглядел празднично.

Мария Рыбакова: По-весеннему, скажем так.

Сергей Собянин: По-весеннему.

Мария Рыбакова: Но очень большое количество арт-объектов создано было для того, чтобы столицу украсить. Вот если говорить о некой окупаемости затрат на эти мероприятия и обратной отдаче, насколько они равнозначны?

Сергей Собянин: Да, Маша, такая дискуссия есть в городе, постоянно не только задают вопросы, но и требуют прекратить вообще всякую праздничную жизнь в городе, говоря о том, что можно праздновать, организовывать праздники в Лондоне, Париже, Берлине, но в Москве этого делать не надо. У нас же кризис, поэтому ни в коем случае, давайте мы сделаем всё серенько, скромненько, так, чтобы люди чувствовали, что у нас вообще плохо всё, чтобы не диссонировал город с таким настроением людей. Мне кажется, мы эти настроения сами создаём, — во-первых, а во-вторых, самая лучшая антикризисная мера — это создать всё-таки атмосферу жизнерадостности и оптимизма в городе. Любой кризис — это кризис в большей степени в головах людей, в том числе и бизнеса, и простых людей, когда считают, что всё плохо, надо прекращать инвестировать, надо прекращать тратить денежки, надо вообще сидеть дома и не выходить оттуда — не дай бог, что-то произойдёт.

Я вам расскажу такую историю забавную. Не так давно открывали один из крупнейших отелей в Москве, и директор этой сети рассказывал мне: их главный акционер приехал в Москву на рождественские праздники (собственно, он не на праздники приехал, просто в это время был в Москве) с целью — так как в Москве и в России кризис — закрыть бизнес, потихоньку сворачивать, прекращать инвестиции. И когда он приехал в Москву, он говорит: «Не понял я, куда приехал. Вообще я считал, что тут всё мусором должно быть завалено, всё должно быть грязно, всё тускло. Люди должны пробегать по улицам в шапках-ушанках» и так далее. «И когда я, — говорит, — увидел город, весь расцвеченный, в ярких огнях, красиво оформленный, огромное количество улыбающихся людей, я вообще не понял, где ваш кризис и куда я приехал». И вместо того чтобы сворачивать бизнес, он принял решение, наоборот, инвестировать ещё в два крупных отеля в Москве в ближайшее время. Это ещё раз говорит о том, что нам нужно не сворачивать деятельность, а, наоборот, её развивать, и это хорошее средство от любых кризисов, во-первых.

А во-вторых, когда мы говорим о поддержке малого бизнеса, это и есть реальная помощь малому бизнесу. Огромное количество шале, кафе, ресторанов начинает более интенсивно работать в этот период времени, и от этой экономической активности выигрывает и бизнес, и бюджет города. Поэтому мы ничего не проигрываем, наоборот, это деятельность, которая создаёт другую, не только социальную, но и экономическую атмосферу. И конечно, это влияет на то, чтобы бизнес развивался в Москве, мы выходили из кризиса, жили с нормальным, хорошим оптимистическим настроением.

Михаил Зеленский (ведущий программы «Вести-Москва» телеканала «Россия 1»): Но при всём при том находится масса недовольных людей, в том числе и арт-объектами, которые появляются в городе.

Сергей Собянин: Это замечательная история по поводу арт-объектов. Большинство из них сегодня привлекают большое количество туристов и желающих сфотографироваться с ними, бурное обсуждение в социальной сети отдельных арт-объектов и вообще оформления города — оно сыграло крайне благотворную вещь, потому что многие захотели увидеть, а что это такое. Мало кто знал, что такое «Московская весна», не все приходили на пасхальный фестиваль, теперь же огромное количество людей пришло, чтобы лично убедиться, как это страшно или прекрасно.

Мария Рыбакова: То есть это стало рекламой, да?

Сергей Собянин: Это была реклама — совершенно незаменимая. Я ещё одну историю расскажу — по поводу зелёной страшной головы, я расскажу, как это было. Действительно, она, может быть, с точки зрения изготовления вышла не такой, какой планировали, и организаторы решили перенести её на периферию города, к одному из торговых центров.

Мария Рыбакова: Успех там был, видимо?

Сергей Собянин: Там был феноменальный успех, объём торговли в этом торговом центре вырос процентов на 40, они говорят: «Оставьте нам её, пожалуйста!»

Мария Рыбакова: Пускай стоит круглосуточно?

Сергей Собянин: Пускай стоит.

Мария Рыбакова: Сергей Семёнович, тогда, может, если столько есть недоброжелателей, как говорится, отвергая — предлагай. Может быть, тогда каким-то образом горожан, общественность, тех же самых блогеров, интернет объединить, чтобы они тоже принимали участие, каким-то образом в этом во всём чувствовали себя?

Сергей Собянин: Все участвуют, кто ногами участвует, кто — фотографиями. В «Инстаграме», например, такого количества снимков, которые выкладываются с фестивалей в Москве, пожалуй, не было никогда: до 40 тысяч снимков ежедневно. Это огромный объём. Первоклассная, прекрасная реклама Москвы, прекрасная реклама фестиваля и создание массового обсуждения того, что происходит в городе. И конечно, мы видим и слышим и критику, слышим новые идеи, которые появляются, для того чтобы учитывать это, чтобы с каждым годом лучше и лучше организовывать эти мероприятия.

Мария Рыбакова: Только на пользу это пошло, одним словом?

Сергей Собянин: Конечно.

Михаил Зеленский: Вы упомянули социальные сети, насколько я понимаю, Вы часто туда заглядываете?

Сергей Собянин: Не только заглядываю, но и отчасти уже участвую.

Михаил Зеленский: Но в «Инстаграме» Вы смотрите, что пишут, что фотографируют, на что есть спрос?

Сергей Собянин: Большинство снимков в «Инстаграме» очень позитивные, красивые. Люди любят Москву, им интересно гулять по улицам Москвы. Такое количество снимков позитивных, положительных, с хорошим настроением.

Михаил Зеленский: Ещё одна новая идея — «Московские сезоны», фестиваль. Чем он будет отличаться от уже привычных нам?

Сергей Собянин: «Московские сезоны» — это не фестиваль. Это, можно сказать, новый стиль города. Мы начинали с чего? Было небольшое шале на Манежке в преддверии Рождества, небольшая детская карусель — и на этом всё. Затем «Путешествие в Рождество» превратилось в международный фестиваль с участием полутора десятков европейских городов, городов России.

Затем появился пасхальный фестиваль, затем — «Московское варенье» и так далее. И постепенно мы нащупываем новый стиль города, когда не только в парках, не только в концертных залах, но и на площадях, на улицах города появляется новый стиль жизни: оформленные улицы, мастер-классы, концерты, такая движуха. Например, когда мы заканчивали фестиваль «Путешествие в Рождество», ко мне подходили много горожан и говорили: «Сергей Семёнович, зачем вы закрываете фестиваль? Так красиво, так хорошо, так уютно. Просуществовало две недели — и вы закрываете всю эту красоту, а дальше что?» А дальше ничего, дальше снова слякоть, пасмурное небо, отсутствие какой-то жизни на улицах города. И мы решили, что тот стиль, который мы почувствовали, почувствовали желание горожан быть на улицах, общаться друг с другом, запрос на создание такой атмосферы, — всё это переложить в новый стиль города. Четыре сезона — зима, весна, лето, осень, в рамках которых большую часть времени на улицах Москвы пройдут различные мероприятия под общим брендом «Московские сезоны». Так, во время «Московской весны» пройдёт целый ряд мероприятий. И пасхальный фестиваль, и мероприятия, посвящённые 9 Мая, и «Рыбная неделя», и ряд других мероприятий. Все мероприятия проводятся не только в парках, но и на улице. Например, Пасхальный фестиваль Валерия Гергиева, музыкальный фестиваль, проходит не только на каких-то эксклюзивных площадках, но и на всех площадях Москвы, где оборудованы специальные сцены. И так далее. То есть мы хотим, чтобы вся культурная, общественная, социальная жизнь была не где-то в специально отведённом месте, а везде — на центральных площадках города.

Таким образом, мы получаем новый стиль жизни Москвы, когда город постоянно будет оформлен достаточно празднично и комфортно для горожан, чтобы они могли приходить, общаться, улыбаться, участвовать в каких-то конкурсах, мероприятиях. Это, мне кажется, было бы очень полезно для Москвы, очень востребовано.

Михаил Зеленский: Фестиваль круглый год.

Мария Рыбакова: Хороший тренд.

Михаил Зеленский: Маша, давай не будем нарушать традицию, всё, что касается «Рыбной недели»…

Мария Рыбакова: Эти вопросы задаёт Мария Рыбакова. Сергей Семёнович, от духовной пищи к насущной. «Рыбная неделя» не за горами, фестиваль уже вот-вот должен стартовать. Расскажите, как это будет в этом году? На что он будет похож?

Сергей Собянин: В прошлом году мы впервые провели «Рыбную неделю», рыбный фестиваль. Он был успешным не только с точки зрения, скажем, общественного восприятия и желания людей посмотреть рыбную продукцию, что-то купить для себя. В это время также были заключены десятки и сотни контрактов между производителями, поставщиками рыбы со всех концов нашей страны и сетями, магазинами московскими. Что произошло? Вообще, мы являлись огромными потребителями импортной рыбы, не замечая, что наша продукция не хуже. И слава богу, кризис, девальвация, санкции различного рода — они тоже помогли, и обратили мы внимание на то, что есть у нас. Мне кажется, что у нас нисколько не хуже эта продукция. И в этом году мы продолжим эту традицию. Будут специальные площадки созданы, посвящённые, например, Севастополю, Калининграду, Астрахани, Владивостоку. Будут представлены производители рыбы со всех концов нашей страны. Представлена такая рыба, как кижуч, сёмга, ряпушка, чавыча и так далее.

Мария Рыбакова: Но ведь, кроме «Рыбной недели», ещё планируется в этом году «Наш продукт» и «Дары природы» — ещё дополнительные фестивали. Уже из названия вытекает, что будет, но по такому же принципу, да?

Сергей Собянин: «Наш продукт» — июльский фестиваль, посвящённый больше мясной продукции, продукции пищевой, которая изготавливается в России. Дальше, в августе, будет фестиваль, посвящённый, как и положено в августе, уже созревающим фруктам, ягодам, который также будет, мне кажется, очень востребован.

Мария Рыбакова: Сплошное оздоровление москвичей: всё только свежее и самое вкусное?

Сергей Собянин: Главное же не это. Главное — не только и не столько в торговле, а чтобы это действительно было праздником. Будут работать также и концертные площадки, мастер-классы, будут учить горожан готовить те или иные блюда, так что будет приятно и весело.

Михаил Зеленский: Чем будете удивлять москвичей на пешеходных зонах? Что сделано за последнее время — мы видим здесь, в Камергерском переулке, что касается других пешеходных зон?

Сергей Собянин: Михаил, у вас есть волшебный инструмент в руках под названием «телевидение», можно было посмотреть съёмки этих же улиц, скажем, лет пять, даже меньше, года четыре тому назад, что здесь происходило. И что сегодня происходит. Я не так давно проезжал по Большой Дмитровке, читал какие-то документы, потом посмотрел в окно — я не понял. Я спросил водителя: «Мы где едем?» Понятно, что мы благоустроили улицы, привели их в порядок, сделали хорошее, качественное освещение, убрали машины, но этого мало. Когда огромное количество людей приходит на эти улицы, гуляет с хорошим настроением и не то что пробегает, а именно гуляет, наслаждаясь городом, хорошей погодой, — это меняет вообще облик улиц. Принципиально меняет. Атмосфера в городе становится другой. Собственно, это та цель, которой мы и добивались.

Невозможно это было бы сделать без упорядочивания парковки, невозможно это было бы сделать без качественного благоустройства, и очень правильно, что теперь это не только благоустроенное пространство, но ещё и общекультурное городское пространство.

Мария Рыбакова: Да, Москва так из города автомобильного превращается, постепенно пешеходной становится и чуть-чуть велосипедной. Мне кажется, ещё будет весной и летом.

Сергей Собянин: Велосипедов в этом году значительно больше. Мы видим это по прокату городских велосипедов. Количество единиц проката выросло почти в три раза по сравнению с прошлым годом. Это, конечно, и погода, но и общее настроение в городе.

Мария Рыбакова: Я полностью с Вами согласна. Ну и все эти новые точки притяжения туристов и местных жителей, соответственно, вызывают интерес — у веранд, кафе. Я знаю, что в этом году немного изменятся правила их стандартного размещения. О них немножко подробнее расскажите, почему зоны расширили? Раньше от Третьего транспортного, сейчас она уходит чуть дальше.

Сергей Собянин: Как и все наши мероприятия, мы делаем постепенно, чтобы мог адаптироваться бизнес, чтобы мы сами посмотрели, не наделали ошибок. Поэтому требования к летним кафе мы начинали именно с центра, с пешеходных улиц. Требования очень простые, стандартные: должен быть такой навес, не должно быть загорожено полиэтиленовой плёнкой, как это у нас было, не огорожено какими-то стенами, это должно быть общее открытое пространство, оно создаёт такой комфортный облик города. И начинали мы именно, как я уже сказал, с центра, с пешеходных улиц, затем дошли до границ Бульварного кольца, Третьего транспортного кольца и сегодня предъявляем такие требования к летним верандам и кафе уже по всему городу. Должен сказать, что это не усложняет, скорее, упрощает работу, это стандартное требование. Разрешение выдаётся практически бессрочное. Если ты выполняешь эти требования, не надо каждый год бегать за разрешением и ты можешь спокойно работать. И в этом году процентов на 40 выросло количество кафешек, которые получили разрешение. Это говорит о том, что мы не препятствуем бизнесу, наоборот, способствуем его развитию. И горожане привыкают к новому формату. Судя по тому, что у нас большинство мест в летних кафе, особенно в выходные дни, полностью забито, то считаю, что и горожане воспринимают такой формат благожелательно.

Мария Рыбакова: Нам очень нравится.

Михаил Зеленский: А кто и как будет следить за соблюдением этих стандартов за пределами Третьего транспортного? В центре всё-таки концентрированно, проще следить.

Сергей Собянин: Так же, как и здесь, торговая инспекция, административная инспекция, которые следят за тем, чтобы эти форматы соблюдались. Конечно, надо контролировать, иначе ничего не получится. Кому-то хочется так, кому-то этак, и без жёсткого контроля, к сожалению, такие вещи не проходят. Для кого-то это является избыточными требованиями, кто-то считает, что это хорошо. Но есть городской стандарт, его надо придерживаться. Только тогда мы можем создать нормальную атмосферу в городе. Если каждый будет лепить что попало, ну так что попало и выйдет в конечном итоге.

Мария Рыбакова: Ну если говорить о городе, то фестивальная активность здесь достаточно большая. Давайте перенесёмся в парки, потому что очень много внимания этому уделяется последнее время. Что ждёт в парках? Всё будет так же, как было в том году, или добавятся какие-то сюрпризы?

Сергей Собянин: Конечно, все те мероприятия, которые мы проводим в городе, будут проводиться и в парках. С каждым годом каждый парк насыщает свою жизнь своими собственными мероприятиями, помимо общегородских. Мы не прекращаем дальнейшее благоустройство, реконструкцию действующих парков и создание новых парков. Создаём летние, пляжные территории возле Москвы-реки, возле водных пространств, благоустраиваем их. С каждым годом их становится больше, чтобы в парк можно было прийти не только погулять, но и позагорать, по возможности ещё и искупаться. Так что в парках, несмотря на то что мы увеличиваем уличную активность, меньше мероприятий точно не будет.

Михаил Зеленский: Но при этом появляется большое количество спортивных площадок рядом с домом. Сколько их появилось за последний год и как этот проект будет развиваться в ближайшее время?

Сергей Собянин: Мы в московских дворах поставили тысячи спортивных тренажёров разного рода. Не все они однозначно оценивались. Сам много раз разговаривал с жителями. Некоторые были в восторге, потому что молодёжь, вместо того чтобы сидеть пиво пить, теперь занимается на тренажёрах. Бабушки иногда говорят: «Нет, вот теперь они до 12 часов гремят этими тренажёрами, спать не дают».

Михаил Зеленский: Ну бабушки всегда недовольны, тут уж куда денешься.

Сергей Собянин: Но я вам скажу, что многие…

Мария Рыбакова: Некоторые бабушки занимаются, я видела.

Сергей Собянин: Да-да, конечно. Есть специальные тренажёры для такого уже солидного возраста, и эти тренажёры тоже не пустуют. Я не раз видел, как люди в годах активно на них занимаются. Это замечательно. Создали в парках воркаут-площадки, теперь проводится чемпионат не только Москвы, но и международный чемпионат по воркауту в Москве. Огромное количество людей стало заниматься спортом, физической культурой на улице. Причём, мне кажется, хорошо не только то, что у нас есть такие спортивные площадки, тренажёры, но и то, что людям можно просто гулять, ходить, и это тоже своего рода здоровый образ жизни, помимо того что можно наслаждаться своим городом, проехать на велосипеде, прогуляться. И если вы посмотрите на пешеходные улицы, то количество людей, которые там бывают, проходят по этим улицам после их благоустройства, хорошего освещения, увеличивается просто в разы.

Михаил Зеленский: Маша, я знаю, ты завязала уже с фитнес-клубом, да, и занимаешься исключительно на спортивной площадке?

Мария Рыбакова: Исключительно на спортивных и воркаут-площадках. Ну вообще вот эта обратная связь — Вы её ощущаете, видите? Отношение к здоровью, отношение к своему свободному времени именно в столице?

Сергей Собянин: Конечно, это видно по количеству людей, которые этим занимаются. У нас спортом начали заниматься почти в два раза больше горожан. Количество людей на улицах выросло тоже кратно. Город не пустует, он живёт и вечером, и днём, и утром, и по ночам тоже.

Мария Рыбакова: В такую погоду, мне кажется, вообще…

Сергей Собянин: Люди голосуют ногами. Я всегда говорил: конечно, кто-то может быть довольным, кто-то может быть недовольным. Люди сами голосуют. Они либо приходят, и гуляют здесь, и улыбаются, либо их здесь нет. Тогда мы говорим, что да, у нас ничего не получилось, это неудачное мероприятие. Но когда люди приходят в огромном количестве, миллионы людей посещают наши площадки, благоустроенные улицы, ну мне кажется, здесь двух мнений быть не может — мы движемся по правильному пути.

Михаил Зеленский: Ну наверное, последний вопрос, Сергей Семёнович. Где Вы берёте такую погоду?

Сергей Собянин: Патриарх освятил фестиваль московский, и я думаю, что это значимый вклад в хорошую погоду.

Мария Рыбакова: Будем ждать таких дней и дальше. Спасибо большое.

Михаил Зеленский: Спасибо.

Сергей Собянин: Спасибо, спасибо, всего доброго.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 12 мая 2016 > № 1750646 Сергей Собянин


Россия. ЦФО > Транспорт > kremlin.ru, 15 апреля 2016 > № 1723960 Сергей Собянин

Рабочая встреча с мэром Москвы Сергеем Собяниным.

Мэр Москвы информировал Президента о развитии транспортной инфраструктуры столичного региона.

С.Собянин, в частности, доложил о ходе строительства Московской кольцевой железной дороги, планах развития московского метро, пригородного железнодорожного сообщения.

* * *

В.Путин: Сергей Семёнович, добрый день!

Сергей Семёнович, столица у нас занимает особое место среди субъектов Российской Федерации: здесь и вопросов много, и проблем много, но и развитие хорошее, интенсивное.

Сегодня хотел бы поговорить, начать хотя бы разговор с одной, наиболее, может быть, важной темы и для горожан, для москвичей, и для развития экономики – это развитие транспортной инфраструктуры.

С.Собянин: Владимир Владимирович, Вы два года тому назад давали поручение и утвердили основные мероприятия по развитию московского транспортного узла, который включает в себя все виды транспортной инфраструктуры: железнодорожную, метро, дороги. Причём как федеральные дороги, которые подходят к Москве, так и региональные.

За эти годы мы достаточно неплохо продвинулись. Если брать пятилетний срок, то мы построили где–то около 400 километров дорог. Причём это не просто дорога, это, по сути дела, инженерное сооружение – эстакады, тоннели, развязки. Построили около 30 километров метро, но самое главное – сделали большие заделы на ближайшие годы.

Мы в ближайшие три года должны ввести около 30 станций метро. Это очень большие темпы строительства. Надеюсь, что это серьёзным образом улучшит всю систему работы метрополитена. Хотя уже сегодня новыми станциями пользуются около миллиона москвичей. Это неплохо.

Что касается МКЖД, Вы давали поручение Правительству Российской Федерации, Минтрансу, Российским железным дорогам о том, чтобы интенсивнее развивать пригородные электрички, и МКЖД – это наземное кольцо железной дороги в срединной части Москвы. 50 километров этого кольца проходит в срединной части Москвы и всегда работало как грузовое кольцо. Мы его переделываем в пассажирское: сохраняя грузовые перевозки, создаём пассажирский путь. То есть это дополнительные магистральные пути, это изменение, расширение путепроводов, их реконструкция, интеграция с радиальными направлениями железной дороги, интеграция с метро, наземным пассажирским транспортом.

В целом это сегодня крупнейший инфраструктурные проект мегаполиса. Крупнее сегодня ни в одном мегаполисе не реализуются такие проекты. Был проект «Большой Париж», но они практически к нему не приступили в силу технических, организационных, политических сложностей.

По Вашему поручению мы в этом году должны где–то в сентябре все основные строительные работы закончить и запустить это кольцо. Дальше будет процесс уже дополнительной интеграции, строительство транспортно-пересадочных узлов. Но уже в этом году оно должно повезти пассажиров. Это очень важное направление, и я благодарен Вам, что Вы неоднократно давали соответствующие поручения. Несмотря на кризис, несмотря на какие–то бюджетные проблемы, финансирование осталось, идёт по плану.

Поэтому нет сомнений, что мы в этом году закончим этот крупнейший проект. Это позволит разгрузить центральную часть метро, Кольцевую линию, по разным подсчётам – от 7 до 15 процентов. Так как у нас в центре города метро очень сильно перегружено, то это, конечно, очень серьёзным образом улучшит работу плюс даст поперечные связки между различными районами Москвы и интегрирует сеть метро и железных дорог. Так что вот в этой части все идёт нормально.

По пригородным направлениям мы также вместе с РЖД проводим реконструкцию пригородных сообщений. В прошлом году мы запустили новый пригородный путь до Зеленограда. В результате время проезда от Зеленограда до Москвы сократилось с 50 минут до 25 минут, то есть достаточно. В самый отдалённый район Москвы можно уже доехать за 25 минут на скоростной электричке, то есть это совершенно другая история. И подвижной состав хороший – «Ласточка» – самый лучший состав российских железных дорог.

Кстати, «Ласточку» мы хотим запустить и на МКЖД, вот на эту кольцевую дорогу. По сути дела, это наземное метро будет с хорошим подвижным составом, так что вот в этом плане двигается неплохо.

И самое главное. Когда спрашивают об антикризисных мерах – сохранение инфраструктурных проектов такого рода, оно создаёт возможности и для инвестиций в экономику, и строительства недвижимости, жилья, промышленных предприятий. Потому что если нет транспортной инфраструктуры, всё остальное практически невозможно реализовать.

Благодаря отчасти и этому в прошлом году Москва закончила не с минусом, а с плюсом капитальные инвестиции – объём капитальных инвестиций достиг одного триллиона шестисот миллиардов рублей. В этом году возможно какое–то уменьшение небольшое, но этот уровень высокий. Он в полтора раза выше, чем, скажем, пять лет тому назад, во многом благодаря мерам инфраструктурной поддержки.

В.Путин: Хорошо.

Давайте поговорим и по другим вопросам жизни столицы.

Россия. ЦФО > Транспорт > kremlin.ru, 15 апреля 2016 > № 1723960 Сергей Собянин


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Экология > mos.ru, 10 апреля 2016 > № 1718289 Сергей Собянин

Летом в парке «Зарядье» приступят к ландшафтным работам. Сейчас завершается строительство подземной части, где будет большое парковочное пространство. О развитии крупнейшего проекта в центре Москвы в интервью программе «Вести-Москва» телеканала «Россия 1» рассказал Сергей Собянин.

Михаил Зеленский: Сергей Семёнович, в первую очередь вопрос по поводу строительных работ. На каком они этапе сейчас? Я так понимаю, что филармония уже строится, и активно идёт подготовка к строительству «парящего» моста.

Сергей Собянин: Если посмотреть, что делается на территории парка «Зарядье», трудно предположить, что там будет парк, потому что всё здесь в железе и бетоне. Это огромная стройка, она подразумевает под самим парком большое парковочное пространство для автомашин, для туристических автобусов. Эти железобетонные конструкции, которые уже вышли из-под земли, они являются основанием для павильонов самого парка. Также закончили основание и приступили к монтажу филармонии на полторы тысячи мест. Снаружи будет ещё полторы тысячи мест на открытом воздухе.

Приступили к строительству основания моста, набережной. И самое главное, мы в этом году посадим первые деревья. Это уже будет похоже на строительство парка.

Михаил Зеленский: То есть это, можно сказать, ландшафтные работы начнутся?

Сергей Собянин: Во второй половине лета мы приступим к ландшафтным работам. И очень важно сохранить историческую культурную среду — храмы Зарядья. Они практически уже подходят к завершающей стадии реставрации. Надеюсь, летом полностью реставрация храмов будет закончена. Это совместный проект Министерства культуры, патриархии, Правительства Москвы, у каждого есть своя часть работы, всё идёт по плану.

Михаил Зеленский: Если говорить об истории, то здесь идут не только строительные работы, но ещё и археологические раскопки.

Сергей Собянин: Большое количество интересных находок, около трёх тысяч предметов быта москвичей начиная с XII века и заканчивая XVI–XVII веками, крупнейший клад монет серебряных — 43 тысячи единиц. И Улица Великая, которая была построена, по-моему, в XV веке, элементы мостовой сохранились, брус от тех домов, стен тех домов, которые стояли на этой улице. Мы постараемся сделать так, чтобы это никуда не перемещалось, осталось здесь.

Михаил Зеленский: Москвичи смогут увидеть фрагменты?

Сергей Собянин: Да, для этого сделан специальный выставочный комплекс на территории парка «Зарядье», куда поместим все находки, которые были здесь найдены.

Михаил Зеленский: Заповедное посольство, «парящий» мост, стеклянная кора — что скрывается за этими странными словосочетаниями?

Сергей Собянин: Мы ещё не сказали о медиакомплексе, который здесь создаётся. В медиакомплексе будет создана 3D-проекция, с помощью которой можно будет увидеть вообще всю Россию.

Михаил Зеленский: Вы имеете в виду природу?

Сергей Собянин: Не только природу. Наши города, нашу природу, горы, леса, озёра. В ледяной пещере будет поддерживаться минусовая температура, в этих павильонах можно будет показать быт и культуру народов Севера, полярные экспедиции, которые проводились за полярным кругом, на Севере. Я думаю, этот проект мы вместе с Географическим обществом сделаем.

Что касается заповедной зоны, речь идёт о совместном проекте с Министерством природы. Мы хотим показать заповедные места нашей страны, национальные парки, особо охраняемые природные территории.

Михаил Зеленский: А стеклянная кора?

Сергей Собянин: Стеклянная кора — это уникальный технологический проект. Филармонию будет покрывать сверху стеклянная кора, под которой будет создан микроклимат, поддерживаемый и зимой, и летом. Это открытое пространство, по которому можно подниматься, гулять. Зимой там будет поддерживаться тёплая атмосфера за счёт тёплого воздуха из ближайшей станции метро, так что это будет недорого обходиться, с одной стороны, но это будет само по себе уникальным объектом.

Михаил Зеленский: Зарядье уже называют лицом Москвы. Если подбирать какие-то эпитеты, какие бы Вы подобрали эпитеты, каким оно будет, это лицо?

Сергей Собянин: Эпитеты можно разные называть — это и зелёное пространство в центре Москвы, это и комфортное пространство, которое, я надеюсь, будет очень интересно и для москвичей, и для гостей.

Михаил Зеленский: Спасибо большое.

Сергей Собянин: Спасибо.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Экология > mos.ru, 10 апреля 2016 > № 1718289 Сергей Собянин


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Образование, наука > mos.ru, 7 апреля 2016 > № 1713816 Сергей Собянин

Сергей Собянин: В Москве создаётся качественная футбольная инфраструктура

Как Москва готовится к чемпионату мира по футболу и как развивает этот вид спорта, в интервью телеканалу «ТВ Центр» рассказал Сергей Собянин.

Алексей Фролов: Добрый день, Сергей Семёнович! Понятен в преддверии чемпионата мира 2018 года этот интерес к футболу и в городе, и в стране, но, наверное, самый горячий интерес к футболу сейчас у детей, у молодых ребят, которые хотят сделать свои первые большие шаги к спорту высоких достижений. Как Вы полагаете, у всех ребят сейчас в Москве есть возможность заняться вот этим любимым видом спорта — футболом? Достаточное ли количество площадок в городе?

Сергей Собянин: В Москве есть несколько уровней занятия футболом. Первый уровень — это, можно сказать, дворовой уровень, это площадки во дворах, парках, на пришкольных стадионах, их около тысячи в Москве. Поэтому те, кто хочет реально заниматься футболом, наверное, имеют такую возможность. Важно, чтобы они (эти площадки) были приведены в порядок. Мы за последние годы отремонтировали их, осветили, так что заниматься футболом есть где.

И второй уровень — это уже детские спортивные школы, в них занимаются около 20 тысяч ребятишек, но это уже конкурсный отбор, это лучшие из лучших.

Алексей Фролов: Футбол в нашем климате всё-таки спорт сезонный, есть ли смысл вкладывать огромные деньги в подобные сооружения, в подобные поля, чтобы играть от силы полгода?

Сергей Собянин: Ну не полгода, на таком поле можно играть практически круглогодично, потому что поле с подогревом, а обычные футбольные поля, конечно, — они с ограниченными возможностями по сезону. Но с другой стороны, можно сказать, что не надо катки делать, потому что они работают полгода, и не надо футбольные поля делать. Тогда вообще ничего не надо делать. Мне кажется, наоборот, это здорово, когда в Москве есть несколько сезонов, когда можно заниматься летними видами спорта, зимними. Так что в этом ничего страшного нет, наоборот, мне кажется, есть свои преимущества.

Алексей Фролов: Этот проект, насколько я понимаю, несёт ещё такую социальную нагрузку, скажите, дети здесь будут заниматься бесплатно? Или какая-то минимальная плата всё-таки будет?

Сергей Собянин: Нет, бесплатно, потому что в спортивную школу отбираются дети по конкурсу, и городской бюджет полностью оплачивает. Другой вопрос, что есть платные секции, но это уже как дополнение, а основной костяк школы занимается бесплатно.

Алексей Фролов: Всё-таки всех интересует, как в Москве идёт подготовка к чемпионату мира 2018 года, насколько сейчас готовы стадионы, спортивные площадки, к которым в 2018-м будет приковано всеобщее внимание?

Сергей Собянин: Спортивные тренировочные поля будут завершены в течение 2016–2017 годов. Что касается больших спортивных площадок, то вы знаете, что «Спартак» уже сдан. Этот стадион, который будет принимать гостей чемпионата мира по футболу, уже проводит соревнования; «Лужники» — строительство находится уже в продвинутой стадии, я надеюсь, что уже в этом году все основные строительные работы там будут закончены, в 2017 году будем играть.

Помимо этого, строится два современных крупных стадиона — ЦСКА и «Динамо», они не участвуют в чемпионате мира, но дополнительно создают футбольную инфраструктуру, качественную футбольную инфраструктуру.

Алексей Фролов: Вы не раз с гордостью говорили о том, как Москва вносит свой вклад в спорт больших достижений, но ведь есть даже не спорт больших достижений. Людям иногда хочется, например, летом позаниматься физкультурой, например, выйти, где-то позаниматься на тренажёрах, но не все ходят в фитнес-клубы. Насколько Москва, может быть, даже на уровне дворов, обеспечена такими воркаут-площадками, где можно просто, легко и бесплатно позаниматься спортом, Ваша оценка ситуации?

Сергей Собянин: Что касается уличного спорта — тренажёров, спортивных площадок, в Москве это пережило второе рождение. В Москве создано около шести тысяч различных спортивных площадок. И москвичи, конечно, откликаются на это — количество людей, которые регулярно занимаются физкультурой и спортом, растёт каждый год. Это миллионы москвичей. И это говорит о том, что наши усилия не пропадают даром. А я думаю, это самое главное, когда люди занимаются спортом, физкультурой, становятся более оптимистичными, жизнерадостными, смотрят на мир другими глазами, чувствуют себя более комфортно и уверенно.

Алексей Фролов: Спасибо, Сергей Семёнович.

Сергей Собянин: Спасибо.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Образование, наука > mos.ru, 7 апреля 2016 > № 1713816 Сергей Собянин


Россия. ЦФО > Медицина. Транспорт > mos.ru, 27 марта 2016 > № 1701973 Сергей Собянин

Сергей Собянин: Возможности санитарной авиации увеличились в два раза

Два новых медицинских вертолёта для доставки пострадавших в больницы поступило в 2015 году в распоряжение санитарной авиации Москвы. Об их оснащении и в целом о модернизации службы скорой помощи в интервью программе «Вести-Москва» телеканала «Россия-1» рассказал Сергей Собянин.

Михаил Зеленский: Сергей Семёнович, как Вам новые машины?

Сергей Собянин: Замечательные новые машины. Безопасные, с двумя двигателями. Можно не бояться каких-то аварийных ситуаций. Оснащены самым необходимым оборудованием. Думаю, оснащение одно из самых лучших в мире. Это, по сути дела, реанимация на вертолёте, которая может оказать все необходимые медицинские услуги пострадавшим. Эти машины как раз обеспечат необходимую скорость доставки, и не только сюда, но и в ту клинику, которая требуется. Это очень важно, чтобы мы доставляли не в один пункт (а потом начинали развозить по городу), а у бригад скорой помощи была возможность доставить именно в ту специализированную клинику, которая требуется для этого конкретного пострадавшего. И это даёт, конечно, колоссальный эффект. По сути дела, в этом году возможности санитарной авиации увеличились в два раза. Даже за первые два месяца количество вылетов по сравнению с прошлогодним увеличилось в два раза. Не потому, что стало больше ДТП или чрезвычайных ситуаций. Возможностей стало больше, больше стало таких вызовов и быстрее реагирование на них.

Михаил Зеленский: То есть практически все, наверное, московские медицинские учреждения нуждаются в такой технике?

Сергей Собянин: 10 клиник, куда летает санитарная авиация и которые оснащены соответствующими вертолётными площадками, также оборудованы на мировом уровне. Благодаря этому, конечно, уровень оказания помощи, уровень спасения людей стал совсем другим. Конечно, над оснащённостью современным оборудованием надо постоянно работать. Даже в клинике, где мы сегодня находимся, казалось бы, современная клиника, построена не так давно, в 2007 году. Тем не менее сегодня проходит уже второй этап модернизации оборудования. То есть постоянно оснащается клиника самым лучшим в мире оборудованием.

Михаил Зеленский: Что Вам сегодня сказал Леонид Михайлович Рошаль, когда встретил Вас и когда увидел эту машину?

Сергей Собянин: С Леонидом Михайловичем мы встречаемся не первый раз. Как я уже сказал, мы постоянно следим, как эта клиника работает. Она имеет очень важное значение: это травмы детей, это детская хирургия. Поэтому мы уделяем большое внимание этому центру. Выделяем необходимые средства, деньги, для того чтобы поддерживать в хорошем состоянии и оборудование, и всю материальную базу. Для него, конечно, важно, чтобы и вертолётная техника работала на современном уровне, своевременно доставляя детишек в эту клинику.

Михаил Зеленский: Так или иначе, Вы затронули тему, которая поднималась в Ярославле на Госсовете: безопасность дорожного движения и ДТП.

Сергей Собянин: То, о чём мы говорили, — это самые серьёзные элементы оказания помощи пострадавшим на дорогах. Конечно, самое главное, чтобы поменьше ДТП происходило. Это очень важно, и поэтому мы уделяем огромное внимание безопасности на дорогах: это и фото-, видеофиксация, это и работа ГИБДД, и профилактическая работа, и обучение детей безопасной ходьбе, переходу через улицы, и так далее. Всё это, конечно, даёт колоссальный эффект. Мы видим, как резко снижается количество ДТП на дорогах, в том числе и ДТП со смертельным исходом. Но очень важно, что если уж случилось ДТП, надо вовремя доставить пострадавших. Это и работа скорой помощи и санитарной авиации. А после того как оказали первую медицинскую помощь и доставили — надо оказать достойную помощь тем, кого доставили в клиники.

Михаил Зеленский: Насколько я знаю, в Москве растёт скорость прибытия не только летающих скорых, но и наземных?

Сергей Собянин: За последние годы скорость подъезда скорой помощи увеличилась практически в два раза.

Михаил Зеленский: За счёт чего, самое главное?

Сергей Собянин: Сегодня среднее время — это около восьми минут. За счёт чего? За счёт того, что мы распределили равномерно по городу станции скорой помощи и машины, которые в любой момент готовы подъехать к месту аварии. Только на одном МКАД у нас 20 постов находится, которые своевременно подъезжают, в достаточно короткие сроки. Ну и сама скорая помощь неплохо оснащена. Плюс к тому выделенные полосы, которые в своё время достаточно серьёзно критиковали, но, помимо общественного транспорта, это и ускорение проезда скорой помощи, машин МЧС и других аварийных машин. Это очень важно. Ну и в целом транспортная ситуация в Москве стала лучше, скорость на дорогах стала лучше, соответственно, это не может не повлиять и на подъезд машин скорой помощи, аварийных бригад.

Михаил Зеленский: Спасибо большое.

Сергей Собянин: Спасибо.

Россия. ЦФО > Медицина. Транспорт > mos.ru, 27 марта 2016 > № 1701973 Сергей Собянин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 24 февраля 2016 > № 1666318 Денис Мантуров, Сергей Собянин

Заседание Правительства.

Первый вопрос повестки – о развитии индустриальных парков и технопарков.

Стенограмма:

Д.Медведев: Добрый день, уважаемые коллеги!

Мы начинаем заседание Правительства с обсуждения вопроса по развитию индустриальных парков, технопарков. Институт относительно новый, но действительно ключевой, и задача его очевидна – нарастить долю несырьевого сектора в нашей экономике, а параллельно, конечно, увеличить число высокотехнологичных производств, поступления в бюджеты различных уровней, прежде всего региональные.

Что не менее важно, многие здесь успешные проекты могут быть примером того, как выстраивать отношения между государством и частным сектором, и такие примеры уже есть. Этот опыт надо изучать, адаптировать, распространять внутри наших регионов.

В целом институт индустриальных парков и технопарков развивается достаточно интенсивно, несмотря на непростые условия, в которых мы сейчас работаем. Число индустриальных парков и технопарков растёт, причём это именно работающие структуры, то есть не бумажные, не те, которые созданы и находятся только в стадии становления. Готовятся к запуску новые проекты, их тоже немало.

По предварительным оценкам, по итогам прошлого года общий объём промышленного производства резидентов индустриальных парков превысил 480 млрд рублей. Цифра вполне приличная – полтриллиона практически. Индустриальные парки и технопарки сохраняют высокую привлекательность и для иностранцев. Сейчас там работают уже сотни предприятий с иностранным участием из разных стран – и европейских, и азиатских, среди них есть представители крупнейших концернов, известных мировых брендов. Они реализуют проекты в самых разных сферах, включая автопром, станкостроение, что для нас, кстати сказать, очень важно, фармацевтику, пищевую промышленность и ряд других направлений.

Мы реализуем ряд мер поддержки индустриальных парков. Создана специальная информационная система, которая упрощает поиск, сформированы национальные стандарты, требования к таким паркам, оказывается и финансовая помощь, в частности предусмотрена возможность получения регионами субсидий из федерального бюджета на возмещение затрат на создание инфраструктуры.

Сегодня мы рассмотрим перечень из 15 новых проектов, которые могут претендовать на получение поддержки государства. Минпромторг провёл предварительный отбор кандидатов. Распределим субсидии регионам, где планируется запустить новые индустриальные парки и технопарки.

Специализация у этих технопарков широкая, многоотраслевая. На их территориях планируется развивать проекты в сфере металлургии, потребительской электроники, бытовой техники, автокомпонентов, строительных материалов, станкостроения, деревообработки, а также транспортного, сельскохозяйственного и специального машиностроения, фармацевтики (которая, кстати, активно на этих площадках присутствует), медицинской промышленности и ряде других. С сообщениями выступят Министр промышленности и торговли и мэр Москвы. Мы недавно с Сергеем Семёновичем как раз обсуждали создание технопарков в Москве, говорили о том, что их уже создано много и что это очень энергично развивающаяся сфера бизнеса, потому что именно в такие места готовы вкладывать деньги инвесторы, притом что по целому ряду других направлений сегодня существуют проблемы, сказывается кризис, но это не отражается на интенсивности этой деятельности, во всяком случае в Москве.

Сегодня мы также рассмотрим поправки в Налоговый кодекс, которые позволят освободить от НДС ввоз в Россию комплектующих и сырья для производства медицинских товаров. Речь идёт о жизненно важных для людей вещах, таких, например, как протезы, ортопедические изделия, автотранспорт для инвалидов, очки и некоторые другие. От НДС мы освобождаем только те товары, аналоги которых не производятся в России. Таким образом, мы сделаем эти товары более доступными для людей. Конечно, необходимо, чтобы всё это соответствовало существующим евразийским правилам.

Также мы рассмотрим поправки в Трудовой кодекс. Они должны улучшить, оптимизировать соотношение зарплат руководителей и работников государственных и муниципальных учреждений, унитарных предприятий и государственных внебюджетных фондов. Иными словами, речь идёт о сокращении соотношения зарплат между руководителями и работниками.

Напомню, сейчас установлен предельный уровень, он касается федеральных государственных учреждений, однако есть предложение ограничить уровень зарплат и в тех организациях, которые находятся в ведении регионов и органов местного самоуправления, чтобы применялись аналогичные критерии, включая и внебюджетные фонды.

Это позволит создать прозрачный механизм оплаты труда руководителей и, скажем прямо, преодолеть существующую в ряде случаев неоправданную разницу в зарплатах на предприятиях. Она, конечно, должна быть, никакой уравниловки допускать нельзя, но и разница в десять, двадцать, а то и больше раз тоже выглядит совершенно вызывающе. Информация о среднемесячном заработке будет размещаться в интернете.

Мы также сегодня рассмотрим ратификационный документ по Соглашению о свободной торговле между государствами Евразийского союза и Вьетнамом. Долго мы над ним работали, долго увязывали различные подходы, но в настоящий момент обо всём договорились. Рассчитываем на то, что снятие барьеров позволит расширить инвестиционное сотрудничество между Россией и государствами Азиатско-Тихоокеанского региона, и прежде всего Вьетнамом.

И субсидии сегодня также у нас распределяются на развитие сельского хозяйства. Мы сейчас делаем это регулярно. На прошлом заседании, напомню, мы это с вами делали и сегодня почти 4 млрд рублей направим на поддержку начинающих фермеров. На предоставление грантов на развитие семейных животноводческих ферм в этом году 3,5 млрд направляется и 900 млн – на укрепление материально-технической базы сельскохозяйственных потребительских кооперативов. Также около 7 млрд рублей выделяется регионам на развитие сельских территорий в рамках ФЦП «Устойчивое развитие сельских территорий». За счёт этих денег решаются разные задачи, включая жилищные проблемы людей, которые живут в сельской местности, а среди них много молодых семей и специалистов, которые действительно нуждаются в жилье, и жильё является для них основным стимулом для того, чтобы работать на территории того или иного сельскохозяйственного района.

Давайте обсудим первый вопрос. По индустриальным паркам слово для выступления Денису Валентиновичу Мантурову.

Д.Мантуров: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! Создание новых производств и повышение технологического уровня реального сектора невозможно без современной промышленной инфраструктуры. Решению этой важнейшей задачи способствует формирование в регионах индустриальных парков и промышленных технопарков. Что касается индустриальных парков, сейчас в нашей стране 78 действующих площадок, это более 7 млн кв. м производственных площадей и почти 100 тыс. рабочих мест.

В этом году объёмы выпуска продукции в индустриальных парках прогнозируются как минимум на уровне прошлого года, и при этом налоговые поступления в бюджеты всех уровней составят около 60 млрд рублей.

Содействие развитию индустриальных парков ведётся на всех уровнях, учитывая, что это новые точки роста промышленности, которые обеспечивают высокую экономическую эффективность.

Для наглядности. Индустриальный парк «Заволжье» в Ульяновской области на 1 рубль, вложенный в инфраструктуру, привлекает 22 рубля частных инвестиций в производство и свыше 8 рублей ежегодных налоговых платежей в региональный бюджет, с учётом запуска станкостроительного завода японско-немецкого концерна DMG MORI и запланированного к открытию буквально на текущей неделе немецкого производства по выпуску пластиковой упаковки Jokey Plastik.

Современная инфраструктура индустриальных парков в России уже привлекла свыше 200 иностранных компаний из 25 стран. Только в прошлом году было размещено 30 зарубежных предприятий разных. В Калуге, в частности, запущен был новый завод инсулиновый Novo Nordisk, в Самарской области, в индустриальном парке «Преображенка» – завод по автокомпонентам Bosch. Но, безусловно, большинство резидентов представлено именно отечественными предприятиями, численность которых за прошлый год увеличилась на 250 резидентов, достигнув величины 1680 компаний.

В части решения ключевых задач промышленной политики, помимо индустриальных парков, развиваются и промышленные технопарки, которые осваивают производство новых видов продукции, ориентированной на импортозамещение и наращивание экспортного потенциала.

Сегодня в нашей стране действует 16 промышленных технопарков, в которых расположено 930 компаний, работающих в высокотехнологичных секторах промышленности. Среди наиболее крупных стоит выделить технопарк «Космос-Нефть-Газ» в Воронежской области, где освоен выпуск 45 видов оборудования для нефтегазовой, химической отраслей. Это позволило в 2015 году снизить с 80 до 40% зависимость от импортных компонентов по широкой номенклатуре изделий.

Другой пример – это технополис «Москва», объединяет более 40 компаний, которые производят композитные конструкции для аэрокосмической, энергетической и автомобильной промышленности. Они пользуются устойчивым спросом в ряде зарубежных стран.

В настоящий момент индустриальные и промышленные технопарки представлены в 47 субъектах Федерации. Хотел бы отметить, что даже в нынешней непростой ситуации практически все регионы заявляют о намерениях создать новые промышленные зоны. Например, в Дальневосточном федеральном округе планируется семь площадок, и четыре – в Республике Крым и Севастополе. В целом по стране к 2020 году должны быть созданы ещё минимум 49 индустриальных парков и 22 промышленных технопарка. За счёт этого появится около 70 тыс. новых рабочих мест, ежегодный совокупный объём выпуска промышленной продукции увеличится на 312 млрд рублей, а бюджеты всех уровней будут получать дополнительно 40 млрд рублей налоговых поступлений в год.

Для обеспечения системной работы по повышению инвестиционной привлекательности парков и облегчения резидентам процесса выбора наиболее удобных площадок мы создали геоинформационную систему индустриальных парков и технопарков. В ней отражена полная информация об энергетической, коммунальной, транспортной инфраструктуре всех действующих и строящихся площадок, а также показатели состояния промышленного потенциала регионов.

Геоинформационная система работает на четырёх языках – русском, английском, испанском, китайском, что позволяет использовать её при общении с зарубежными партнёрами и инвесторами. Этот ресурс получил высокую оценку со стороны профессионального сообщества и стал лауреатом всероссийской интернет-премии «Прометей-2015» в номинации «Власть и государство».

В целях создания прозрачных условий привлечения прямых инвестиций и оказания господдержки нами разработаны два национальных стандарта в индустриальных парках и технопарках. Отраслевые ассоциации уже начали проводить добровольную сертификацию парков. В прошлом году подтверждение соответствия требованиям национальных стандартов получили 10 индустриальных и пять промышленных технопарков.

На федеральном уровне по линии Минпромторга предусмотрены две меры поддержки. Это субсидия управляющим компаниям на возмещение части затрат по обслуживанию кредитов на создание индустриальных парков и технопарков. Она даёт возможность привлечь банковское финансирование по эффективной ставке 5% годовых на весь срок реализации проекта.

Второй механизм поддержки разработан в соответствии с поручением Президента в рамках Послания Федеральному Собранию. Он предусматривает возмещение регионам из федерального бюджета затрат на создание промышленной инфраструктуры парков за счёт возврата уплаченных резидентами налогов и таможенных пошлин. Фактически это источник финансового обеспечения и дальнейшего развития этих площадок.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич, сегодня мы просим утвердить перечень из 15 проектов индустриальных парков и технопарков, которым будет оказана такая поддержка. Я не буду перечислять все 15. Общий объём финансирования – 4,2 млрд рублей. Необходимые средства в бюджете предусмотрены. Самые крупные объёмы будут предоставлены Калужской области, Москве, Ульяновской области, Ставропольскому краю.

В рамках данных проектов к 2020 году будет создано свыше 8 тыс. га подготовленной площади парков и 50 тыс. рабочих мест. При этом объём налоговых поступлений в бюджеты всех уровней по этим паркам составит дополнительно около 67 млрд. Прошу утвердить предлагаемый перечень и распределение субсидий на этот год. Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо, Денис Валентинович. Сергей Семёнович, мы с вами обсуждали недавно ситуацию в Москве. Вы некоторые любопытные цифры привели, поделитесь с членами Правительства, пожалуйста.

С.Собянин: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые члены Правительства!

Я согласен с тем, что программа создания технопарков является крайне эффективной. Приведу пример: в технопарке «Строгино» в Москве на рубль вложенных бюджетных средств – 60 рублей частных инвестиций и 15 рублей ежегодных налоговых поступлений. Это хорошая, высокая степень эффективности.

В Москве идёт очевидный, видимый рост технопарков, несмотря на сложную экономическую ситуацию. Этому способствуют и вопросы, связанные с импортозамещением, и ситуация на рынке недвижимости. Москва несколько перенасыщена офисно-административными зданиями и испытывает определённый дефицит качественных промышленных площадей. В результате в прошлом году строительство офисов в Москве сократилось на четверть, а ввод промышленных объектов увеличился в полтора раза. Это говорит об определённой, уже устоявшейся тенденции.

Город в свою очередь определил свои льготы для качественных технопарков, отвечающих требованиям к промышленным предприятиям. Вне зависимости от того, новое это или действующее предприятие, объём льгот – от 10 до 25% налоговых выплат. Это достаточно серьёзные льготы.

Помимо тех требований, которые выставили Минпромторг, Правительство Российской Федерации к технопаркам, в Москве есть ещё дополнительные требования, связанные с эффективным использованием земельных ресурсов и уровнем средней заработной платы. Выручка на гектар в технопарках Москвы должна составлять не менее 600 млн рублей, а заработная плата должна быть на 20% выше средней заработной платы по городу. Казалось бы, жёсткие требования, тем не менее заявок на получение статуса технопарка достаточно.

Речь идёт не только о технопарках, которые создаются за счёт бюджетных ресурсов, на основе бюджетных инвестиций. Бо?льшая часть этих заявок – это частные технопарки. В Москве на сегодняшнюю дату зарегистрировано 20 технопарков с численностью работающих более 20 тыс. человек, причём динамика очень серьёзная. Мы планируем в ближайшие годы увеличить количество технопарков ещё в три раза. Мы видим по заявкам предприятий, что это абсолютно реальные цифры.

Что? можно было бы предложить по данному направлению? Создана корпорация развития малого и среднего бизнеса. Одним из направлений деятельности этой корпорации могла бы быть поддержка такого рода технопарков, потому что там 90% работающих – это именно малый и средний бизнес, как правило, инновационный. Мы с руководителем корпорации говорили на эту тему, в принципе они поддерживают это направление. Это было бы правильно, причём там легко контролировать расходование этих средств, потому что это сосредоточено на одной компактной площадке, которая обусловлена определёнными требованиями и договорами уже с региональными властями. Это первое.

Второе. Наверное, правильно, что для получения субсидий есть жёсткие требования, но тем не менее они не должны быть чрезмерно бюрократизированы, а должны быть рациональны. Поэтому есть предложение упростить оформление паспортов индустриальных парков для получения субсидий, потому что там, на наш взгляд, несколько избыточное бумаготворчество. Поэтому, я думаю, с Минпромторгом и Минфином можно поработать, сделать более рациональными эти документы.

И третье. В сентябре в Москве будет проводиться Всемирный конгресс Международной ассоциации научных парков, в нём участвует более 400 научных парков со всего мира. Мне кажется, было бы правильным, если бы наши технопарки приняли участие в этой ассоциации, и в последующем, возможно, создали европейско-восточный дивизион научных парков на основе российских технопарков. Это полезно для обмена опытом, инкорпорирования в общую инновационную мировую среду.

Д.Медведев: Спасибо, Сергей Семёнович. Пожалуйста, коллеги, какие будут предложения по сути доклада, по проекту распоряжения Правительства, которым утверждается новый набор этих технопарков? Есть предложение поддержать.

На самом деле тема исключительно важная, и это основы той самой новой экономики, которую мы с вами сейчас всячески стараемся создавать, для того чтобы изменить структуру российской экономики и перейти к высокотехнологичному производству, не связанному с циклическими изменениями на рынке сырьевых товаров, а стало быть, создающим дополнительную прочность российской экономики.

Давайте примем решение и проект распоряжения Правительства.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 24 февраля 2016 > № 1666318 Денис Мантуров, Сергей Собянин


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 18 февраля 2016 > № 1666325 Сергей Собянин

Рабочая встреча Дмитрия Медведева с мэром Москвы Сергеем Собяниным.

Стенограмма начала встречи:

Д.Медведев: Мы с вами в 2016 году, по-моему, впервые вот так официально, за столом встречаемся. Хотел бы узнать, как дела в целом, по вашей оценке, в Москве, в нашем крупнейшем субъекте Федерации, каковы экономические результаты, есть ли что-то новое с точки зрения динамики инвестиций, создания новых рабочих мест, в том числе в малом и среднем бизнесе, что для нашей страны очень актуально. И по некоторым другим соображениям обменяемся информацией.

С.Собянин: Дмитрий Анатольевич, ситуация в экономике остаётся сложной, но тем не менее Москва адаптируется к новым условиям, и предварительные итоги (окончательных пока нет, статистика ещё не подвела цифры)… Тем не менее, по предварительным данным, объём инвестиций в основной капитал за прошлый год не уменьшился, остался на прежнем уровне, даже немножко подрос.

Это видно и по цифрам ввода. Объём недвижимости в Москве за прошлый год вырос где-то на 300 тыс. кв. м. и перешёл рамку 9 млн кв. м – это практически для Москвы один из самых рекордных объёмов.

Важно, что объёмы жилищного строительства не сократились, а увеличились процентов на 14–16, и особо высокая динамика в вводе объектов промышленного и социального назначения (составляет где-то процентов 50 эта динамика, это выше, чем в 2014 году). Понятно, что это были заделы, но тем не менее сами по себе цифры неплохие.

Что будет в этом году? Мы видим, что по ряду позиций эта динамика будет более скромная, но тем не менее мы выйдем на вполне приличные объёмы среднегодовые, как Москва и развивалась в предыдущие годы, и даже чуть выше.

Что касается рабочих мест. Несмотря на небольшой рост безработицы (составляет 0,6%, это совсем небольшой уровень, но тем не менее мы видим небольшой рост), количество рабочих мест в Москве не уменьшилось, а увеличилось более чем на 60 тыс. Это просто означает, видимо, что Москва испытывает некое давление со стороны притока граждан из других регионов, которые приезжают сюда, учитывая более высокий уровень заработной платы, но количество мест не уменьшается, а увеличивается.

И то же самое касается малого и среднего бизнеса. Например, мы патентов выдали в прошедшем году в два раза больше, чем в 2014-м. Это, кстати, благодаря тем решениям, которые принимались на законодательном уровне и Правительством Российской Федерации. Это вся система, связанная с урегулированием отношений в области выдачи патентов, регулирование этой деятельности привело к тому, что просто значительное количество людей легализовали свою деятельность и приобрели патенты.

В целом же должен сказать, что количество малых и средних предприятий в Москве за последние пять лет увеличилось почти на 40%. Это тоже хорошая динамика.

Д.Медведев: Мы сейчас ещё займёмся совместно самозанятыми группами населения, просто чтобы понимать, как они себя чувствуют. Не в смысле принуждения к каким-то платежам, а именно просто для того, чтобы мы знали, сколько их и чем они занимаются.

Но есть, конечно, и другие важнейшие направления жизни страны, к числу которых мы все относим сегодня создание новой российской промышленности – и в смысле замещения части товаров, которые мы получали по импорту, и в целом для создания отечественного производства. Здесь есть какие-то успехи?

С.Собянин: Да, в Москве открываются новые предприятия, старые модернизируются и расширяются. Я практически еженедельно бываю на тех или иных предприятиях и вижу, что многие из них вкладывают в новое производство, увеличивают объём. Конечно, я уже сказал, есть определённые проблемы, но в то же время идёт развитие.

Правительство принимает меры по поддержке отечественного производителя, Москва тоже буквально недавно приняла дополнительные меры по поддержке производства и промышленности. Мы приняли системные меры поддержки, на которые могут претендовать примерно четверть московских предприятий – и действующих, и развивающихся. Причём объёмы поддержки от 10 до 25% налоговых платежей. Это очень серьёзные льготы, они касаются налога на имущество, на землю, на прибыль и зависят уже не столько от прихоти чиновников и их взглядов на жизнь, а от совершенно объективных, понятных критериев, связанных с уровнем оплаты труда, с эффективностью использования земли и основных ресурсов, их программ развития и так далее.

И мы видим, что количество предприятий, которые эффективно используют имущество и землю в Москве, растёт. За последние годы возникло 20 технопарков, которые проинвестированы на частные деньги. Не только «Сколково», не только при МФТИ, не только технопарк Московского госуниверситета, но и частные инвесторы вкладывают охотно в эту деятельность.

Причём если офисы у нас сегодня имеют достаточно большой процент свободных площадей, то в технопарках свободных площадей практически нет. Это прикладная деятельность, мало того, что она льготируется государством, она имеет совершенно прикладной, понятный характер и особенно востребована в условиях импортозамещения и развития предпринимательства и промышленности.

Д.Медведев: Мне кажется, Москва – город такой большой и с таким высоким образовательным уровнем, что общее количество технопарков здесь (как во всякой столице, кстати сказать, но Москва ещё и огромная по размерам) должно быть максимальным, потому что это не просто новые рабочие места и не просто те предприятия, где, по сути, происходят исследования, где наука очень часто переходит в производство, но это, по сути, новые точки роста именно современной высокотехнологичной экономики.

И очень важно то, о чём вы сказали, что это не только государственные проекты или проекты, которые осуществляются с бюджетным финансированием, но это и сугубо частные проекты. Мы, кстати, с вами посещали несколько таких объектов, которые в общем достойно смотрятся и в то же время сделаны без привлечения практически бюджетных средств, только инфраструктура создана по линии города.

Надо этот курс продолжить, конечно, обязательно.

С.Собянин: У нас уже сегодня в этих технопарках работают около 20 тыс. человек, а общая площадь их – около 1 млн кв. м. И мы вовлекаем в эту работу дополнительных инвесторов, дополнительные площади. Наметился тренд, когда инвесторы вместо строительства офисных площадей, административных перепрофилируют свои проекты, видоизменяют свои проекты и предполагают строительство технопарков. Для них это выгоднее и, собственно, в условиях избытка офисных площадей быстрее окупается, с одной стороны. С другой стороны, это действительно интересный вид деятельности, перспективный.

Д.Медведев: Очевидно, на мой взгляд, что в Москве количество мест в таких технопарках вполне может измеряться сотнями тысяч просто в силу того, что Москва – огромный мегаполис и здесь, ещё раз подчёркиваю, сконцентрированы очень высокие научные силы и прекрасная система образования.

Продолжим эту работу по разным направлениям.

С.Собянин: Спасибо.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 18 февраля 2016 > № 1666325 Сергей Собянин


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > mos.ru, 24 декабря 2015 > № 1630427 Сергей Собянин

Сергей Собянин: Развитие — лучшее лекарство от кризиса

На дорогах стало больше порядка и комфорта

— Давайте поговорим об итогах года. Как Вы оцениваете результаты проделанной работы?

— Лично для меня главный итог работы заключается в том, что в общественном транспорте и на дорогах наконец-то стало больше порядка и комфорта. Можно нормально пройти по тротуару, не петляя между припаркованными как попало машинами. Можно подойти к станции метро, не спотыкаясь о ящики с сомнительным товаром. Можно купить билет в автомате, не теряя по 20 минут в очереди в кассу. Можно сесть на автобус и проехать по выделенной полосе, потеряв гораздо меньше времени из-за пробок. Да и на машине сегодня можно доехать до нужного места гораздо быстрее.

А в цифрах — мы сегодня строим дороги и метро в полтора-два раза больше, чем раньше. За пять лет в Москве появились 18 новых станций метро, 400 километров дорог, более 100 эстакад, 130 пешеходных переходов.

Надеюсь, что пробки никогда не победят Москву. Наоборот, ситуация на дорогах и в общественном транспорте будет постепенно улучшаться. Разумеется, это произойдёт только в том случае, если мы и дальше будем работать так же результативно, как и все последние годы.

— Какие планы на 2016 год?

— В 2016 году откроем несколько очень важных участков метро. В завершающей стадии строительства находятся перегон от «Марьиной Рощи» до «Петровско-Разумовской» на Люблинской линии, станция «Ховрино» на Замоскворецкой, Солнцевская ветка от «Парка Победы» до «Раменок» и первый участок второго большого кольца от «Делового центра» до «Динамо».

Кроме того, есть планы запустить в будущем году пассажирское движение по Малому кольцу МЖД — ещё 50 километров наземного метро в средней части города.

— Не повлияет текущая экономическая ситуация на эти планы? У города есть средства на новые станции метро?

— Средств никогда не бывает слишком много. Но деньги, необходимые для продолжения строительства метро и дорог, стараемся найти. Конечно, мы экономим. Но делаем это разумно, без ущерба для качества строительства и не снижая объёмы работы.

Пробки не победят Москву. Мы победим пробки

Огромную экономию дают выбор наиболее рациональных вариантов строительства и применение современных технологий. Например, в метро вместо станций глубокого заложения мы перешли на строительство станций мелкого заложения. Это и намного дешевле, и удобнее для пассажиров. Вместо двух-трёх минут поездки на эскалаторе можно войти/выйти на станцию за полминуты.

Кроме того, мы серьёзно поджали подрядчиков. Никакой сверхприбыли на московских стройках сегодня заработать невозможно.

— За каким видом транспорта будущее мегаполиса? Что будет пользоваться спросом — МКЖД (Московская кольцевая железная дорога), метро или наземный транспорт?

— Будущее — за быстрым, гибким и комфортным общественным транспортом. Кому-то больше подходит метро, кому-то — электричка или наземный транспорт. Чем шире выбор будет у пассажиров, тем лучше.

— Расскажите об интеллектуальной транспортной системе. Как она сейчас работает? Насколько система видеофиксации способствует обеспечению порядка на дорогах?

— Всё работает, как и было задумано. Самое главное — камеры видеофиксации на дорогах сохраняют человеческие жизни. Число раненых и погибших в ДТП в Москве сократилось больше чем на 10 процентов. Что это значит? Это значит, что почти две тысячи человек в этом году не попали с травмами в больницу или, что самое печальное, на кладбище.

Надо ещё немного поднапрячься

— Каковы планы города по вводу жилья в 2016-м?

— В 2015 году мы введём порядка 3,4 миллиона квадратных метров жилья. Примерно такой же объём — свыше трёх миллионов квадратных метров — планируем на следующий год.

Приоритеты жилищного строительства не меняются. Во-первых, мы поощряем строительство массового жилья по приемлемым ценам, которое можно купить в ипотеку. И во-вторых, нужно закончить расселение пятиэтажек сносимых серий. На 91 процент эта программа выполнена. Надо ещё немного поднапрячься и построить новые квартиры для тех москвичей, которые до сих пор вынуждены жить в этом морально и физически устаревшем жилье.

С 1 января ЖКХ дорожать не будет

— Какие Вы ставите для себя приоритеты в обеспечении жителей социальной поддержкой?

— Приоритет — помогать тем, кто нуждается в помощи. Если посмотреть на нынешнюю ситуацию, то в самом уязвимом положении оказались пенсионеры с небольшими пенсиями. Поэтому мы приняли решение повысить в 2016 году городской социальный стандарт на 20 процентов. Минимальная пенсия с городскими доплатами с марта 2016 года составит 14,5 тысячи рублей в месяц.

На 10 процентов вырастут пособия семьям, взявшим на воспитание детей-сирот.

Кроме того, мы приняли решение, что повышения стоимости услуг ЖКХ в первом полугодии 2016 года не будет. Индексация состоится только с 1 июля на 7,4 процента, что значительно ниже инфляции.

По стоимости проезда в общественном транспорте. Если вы пользуетесь безлимитным проездным, то для вас стоимость проезда в 2016 году не изменится. Повышение затронет только билеты с лимитом поездок и разовые поездки по «Тройке».

Разумеется, сохраняются все льготы на оплату услуг ЖКХ и в общественном транспорте.

Больницы оснащены не хуже, чем в Лондоне

— Можно ли сказать, что закончена модернизация здравоохранения в городе?

— Модернизация здравоохранения не закончится никогда. Процесс улучшения медицинской помощи должен идти постоянно. Но если сравнивать сегодняшнюю ситуацию с днём вчерашним, то несколько важных задач удалось решить. Прежде всего появилась удобная запись к врачу через терминал и портал государственных услуг. Причём к большинству специалистов запись открыта на ближайшие дни. Кроме того, удалось улучшить помощь больным с инфарктом миокарда. Скорая приезжает гораздо быстрее, больного везут в ближайшую больницу, где круглосуточно работает специальный сосудистый центр с квалифицированными врачами и новейшим оборудованием. За три года с момента создания сосудистых центров их врачи спасли уже 28 тысяч жизней.

— Как идёт процесс повышения квалификации медицинского персонала?

— Чтобы московские врачи могли освоить новые методы лечения, несколько месяцев назад мы открыли специальный учебный центр в Боткинской больнице. Врачи сначала слушают лекции, а затем отрабатывают новые методы на специальных роботах-манекенах.

— Насколько сегодня московские больницы и поликлиники оснащены необходимым высокотехнологичным оборудованием?

— Практически на 100 процентов. По оснащённости томографами, ангиографами, аппаратами УЗИ и лабораторным оборудованием московские больницы и поликлиники оснащены не хуже аналогичных учреждений Лондона или Парижа, не говоря уже о восточноевропейских столицах.

Москва — лучший город зимы

— Сергей Семёнович, уже стало традицией проведение различных фестивалей и ярмарок. Сейчас проходит «Путешествие в Рождество». Что жители и гости города смогут увидеть на этом фестивале? Какие регионы приехали в Москву в этом году? Есть ли иностранцы?

— На ярмарках фестиваля «Путешествие в Рождество» можно купить продукты и сувениры из 40 регионов России и 17 зарубежных стран, включая Европу, СНГ, Индию и Японию.

Помимо торговли, на площадках много света и развлечений на любой вкус и возраст. Приходите — не пожалеете.

— Что город приготовил москвичам и гостям столицы? Где можно будет отдохнуть?

— Зайдите на наш сайт mos.ru, где есть специальный конструктор зимних развлечений. Можно выбрать себе занятие на любой вкус.

Лично я рекомендую обязательно выделить два-три дня, чтобы побывать на площадках «Путешествия в Рождество» и сходить в один из больших московских парков — на ВДНХ, в Парк Горького, «Сокольники», «Фили» или «Тушино».

А когда наконец установится нормальная зимняя погода, можно будет покататься на коньках на районном катке или сходить в лес. Например, в Битцу, Лосиный Остров или Измайловский лесопарк.

— Что Вы можете пожелать на Новый год читателям нашей газеты?

— Здоровья, оптимизма и счастья! Пусть в новом, 2016 году удача всегда будет с нами!

Цифра

28 000 человек спасли врачи за три года с момента создания сосудистых центров в столичных больницах.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > mos.ru, 24 декабря 2015 > № 1630427 Сергей Собянин


Россия. ЦФО > Образование, наука > mos.ru, 16 декабря 2015 > № 1589734 Сергей Собянин

Лекция в Московском государственном техническом университете имени Н.Э. Баумана

Сергей Собянин: Добрый вечер, друзья!

Ваш вуз — один из старейших и ведущих в Москве, и, конечно, очень важно, чтобы вы, приходя после окончания университета, хорошо знали этот город, чувствовали его и, конечно, участвовали и в управлении, и в работе крупнейших корпораций города. Я коротко расскажу, хотя вы, конечно, знаете многое, тем не менее я попытаюсь систематизировать ваши знания о городе, рассказать о тех вопросах, над которыми мы работаем, как мы управляем городом. Постараюсь это сделать максимально кратко и побольше оставлю времени для того, чтобы ответить на ваши вопросы. Нет возражений?

Должен сказать, что, несмотря на то что многие говорят, что есть города круче и больше, чем Москва, в Европе таких городов нет. Москва — самый крупный мегаполис по сравнению с крупнейшими мегаполисами Европы. Это Лондон, Париж, Мадрид. Они значительно уступают. По количеству людей, которые постоянно находятся в Москве, мы может быть уступаем китайским городам — Пекину, Шанхаю, может быть ещё одному — двум городам мира, но не более того. Хотя здесь обозначено, что 15 миллионов человек в агломерации проживает, но на самом деле, если брать в целом Московскую область и Москву, то постоянно на этой площадке вращаются вообще 25 миллионов человек. Это огромное количество населения, это значительная часть нашей страны.

Чтобы обеспечить город всем необходимым, конечно, требуются сложнейшие инженерные сети, коммуникации, энергетическая система. Для примера можно сказать, что протяжённость коммуникаций в городе — это, по сути дела, в два раза больше, чем экватор Земли. Это колоссальное количество сетей, которые требуют повседневного ухода, обновления, инвестиций и так далее. Москва является крупнейшим транспортным узлом не потому, что это специально кто-то придумал, что обязательно надо ехать в Москву. Просто так географически Москва расположена, что все пути с севера на юг и с запада на восток — они проходят органически через Москву, и если человек захотел миновать наш славный город и московский транспортный узел, это было бы сделать непросто. В результате больше половины перевозок осуществляется через Москву, значительное количество пассажиров дальнего следования, грузовых перевозок также осуществляется через Москву. Ну и наши любимые пригородные перевозки — это больше половины всех пассажиров России.

Кроме того, общественный транспорт Москвы перевозит совершенно астрономические цифры пассажиров: миллиарды в год, миллионы каждые сутки. Это метро, наземный пассажирский транспорт, которые являются крупнейшими в мире системами с точки зрения объёма, с точки зрения качества обслуживания пассажиров, Москва лидирует во всём в мире. Наземный пассажирский транспорт также отличается в хорошую сторону от большинства городов мира.

Кроме этого, Москва непосредственно, мы как город, управляет огромной социальной сферой. Это школы, больницы, поликлиники, объекты социальной защиты и так далее. Всего у нас 508 тысяч работников социальной сферы, а если брать других сотрудников, которые работают в коммуналке, в подрядных организациях и так далее, это будет больше миллиона человек. Это крупнейшая из всех корпораций в России. Это можно рассматривать не только как какие-то учреждения, ими нужно управлять, за ними нужно следить, нужно финансировать, это сложнейшая управленческая задача.

Поэтому когда задумываешься над главными задачами и принципами управления, ты должен вложить в эти принципы, в эти задачи свою идеологию. Не просто сидеть на месте и подписывать бумажки, ты должен понимать, с какой целью ты это делаешь, какая у тебя идеология, чего ты хочешь добиться, в конце концов. И один из таких, сказал бы, очевидных, но революционных принципов заложен в системе нашей работы, в идеологии. Обычно все эти системы работают сами по себе, со своими задачами, своими проблемами, а люди — сами по себе. Понятно, что они созданы для людей, но, с точки зрения мотивации их работы, с точки зрения нацеленности, это далеко не всегда так. Это с одной стороны.

А с другой стороны, Анатолий Александрович хорошо знает, мы все находимся в пределах возможного: в предельных объёмах финансирования, бюджета. То же самое можно наблюдать и о вашем университете. Анатолий Александрович из воздуха денег не делает сколько есть, столько и есть, в рамках этого он управляет университетом. Так и мы управляем городом в рамках определённых бюджетных ограничений. Просто так нарисовать какие-то налоги, собрать дополнительные деньги — это практически невозможно, если это и делаем, то в самых минимальных объёмах.

Поэтому задача, как эти деньги, которые есть в бюджете, как эту материальную базу использовать максимально эффективно, — это одна из фундаментальных задач. Таким образом, у нас существует два принципа: делать город для людей удобным, ориентировать управление, как говорят сейчас, модное слово, на клиентоориентированность и второе — использовать все имеющиеся ресурсы в городе максимально эффективно.

Как это выглядит на примере того, что вы хорошо знаете? Вы не так давно учились в школах, заканчивали их успешно, если вы учитесь в Бауманке, тем не менее знаете хорошо те проблемы, которые существуют в школьном образовании. До недавнего времени в школах был дефицит ученических мест, нам говорили о том, что записаться невозможно больше чем в половину школ. И сложно было понять, почему это происходит. Формально, количество школьных мест в городе было достаточное.

Как оказалось, школьная администрация вообще никак не была заинтересована в учениках, как это ни странно. Они получали деньги по смете, исходя из количества людей, которые у них работают: завхозов, уборщиц, административного персонала, завучей и так далее. Не от количества учащихся. А учащиеся им приносили одни убытки, потому что чем больше учащихся, тем больше расходов на них, одни проблемы. Поэтому у нас школы многие стояли полупустые, и в классах был далеко не всегда полный комплект, хотя московская система ещё не самая худшая в стране, есть и другие, более сложные примеры.

Тем не менее главное здесь то, что никак труд учителя и труд директора не зависел от количества учащихся и от качества преподавания. Мы изменили эту систему, и здесь как раз заложены те принципы, о которых я вначале сказал, сегодня деньги идут за учащихся. Не за директора, который выбивает деньги у Департамента образования, а ровно столько придёт, сколько учащихся. Поэтому школы начинают конкурировать друг с другом за учащихся: чем больше записалось учеников, тем больше получают денег. Чем больше преподаватель, учитель обучает учащихся, тем больше у него заработная плата. И, как по мановению волшебной палочки, в течение года никакого дефицита школьных мест в городе не стало. Более того, совершенно очевидно стало, что школы стали ориентироваться уже больше не на административный персонал, а на учащихся. В этой ситуации главными стали ученик и учитель, а не чиновники.

Что в результате произошло? В результате произошло, что у нас доля административного персонала с 60 процентов снизилась до 48 процентов, а доля учителей с 40 до 52 процентов увеличилась. То есть это ещё не предел, но тем не менее в советское время была пропорция 60 на 30. Тем не менее видна динамика изменения. В результате того, что труд учителя во многом стал оплачиваться и премироваться за качество преподавания и школа сама выигрывает от количества учащихся и результатов, которых она достигает.

У нас результаты ЕГЭ за последние годы по сравнению с 2010–2011 годами выросли в два раза. Что такое показатель ЕГЭ, вы хорошо знаете, потому что в соответствии с ним вы выбираете вуз, у вас появляются возможности поступления в более престижное образовательное учреждение и так далее. Можно сказать, что подкручивают что-то там, что комиссии выставляют оценки ЕГЭ, которых не существует. В два раза увеличилось количество учащихся в Москве, которые побеждают на всероссийских олимпиадах школьников. Даже не городских, а всероссийских. В два раза стало больше наших школ в топах всероссийских. И выросла почти в два раза зарплата учителей.

Примерно такая же ситуация была и в поликлиниках. По сути дела, система была слабо привязана к посетителям поликлиник, к жителям. Финансирование шло хотя вроде и за услугу, на самом деле добивалось различными субсидиями: чем больше затрат, тем больше денег. А сколько и как ты обслуживаешь людей — это на зарплату и на объём финансирования влияло очень мало. Помимо того что мы обновили оборудование и подремонтировали сами здания, мы перевели оплату за каждого прикреплённого пациента. Поликлиники теперь получают деньги за пациентов: чем больше у них прикреплённых пациентов, тем больше денег.

Для того чтобы не только отдать на откуп эту систему самим поликлиникам, но и видеть управленцам, руководителю поликлиники, руководителям департамента, мне, в конце концов всем горожанам, что происходит в поликлинике, мы ввели систему ЕМИАС (Единая медицинская информационно-аналитическая система). Система одна из лучших в мире, аналогов её практически нет, где можно посмотреть, какая загрузка у поликлиник по самозаписи к врачу, например. То, что мы видели в 2014 году, в декабре, когда вводили эту систему. Здесь видно, что красным цветом горит практически вся Москва, это означает, что записаться к терапевту можно было от четырёх до 15 дней, тогда горит красным.

Вот эта вся система горела красным. После все наших новаций сегодня запись — даже не желтый, а зеленый, то есть большинство посетителей записывается в течение одного дня. Хотя, в принципе, по нормативу можно до четырёх дней. Также можно пройтись и по всем врачам, посмотреть, какая запись. Мы выложили все эти данные на портале, можно посмотреть, где какие поликлиники, как они работают и так далее. Более того, хотя на официальном портале этого нет, управленцы видят вплоть до каждого врача, как он загружен, какое время он работает, какие у него проблемы. Это была такая же ситуация, когда красным горели все, большая часть мест врачей, и вот примерно такой ситуация стала сегодня, когда все врачи более-менее равномерно загружены и у них есть время для приёма пациентов.

В целом ситуация, которая связана с финансированием, дала и качественные результаты. С изменением системы мотивации, финансирования, контроля за работой здравоохранения, мы видим, что при росте заработной платы врачей, у нас идёт стабильное снижение смертности трудоспособного населения из года в год, причём достаточно большими темпами. Продолжительность жизни за пять лет выросла на три года — это достаточно серьёзные темпы, в целом мы видим хорошую, позитивную динамику.

Следующая проблема, с которой вы тоже хорошо знакомы, сталкиваетесь каждый день, — это проблема, связанная с московским трафиком. Москва занимала первое место в мире по пробкам — по протяжённости, сложности проезда по городу и так далее. И наверное, это была объективная ситуация. Если вы посмотрите, у нас происходил взрывной рост количества машин в городе. Причём город построен так, как построен. Он построен из других принципов, из других задач, из другой возможности передвижения машин на улицах — в советское время никто не планировал, что в каждой семье будет по одному, а иногда по два автомобиля. Но вот это произошло. Плюс к тому, к нашим четырём миллионам машин ещё пара миллионов машин заезжает к нам из области и других регионов. Причём этот трафик тоже рос в силу того, что и там автопарк прирастал. Теоретически можно было ответить утвердительно на то, что ничего с этим сделать нельзя. Дорог мало, машин много, сделать ничего невозможно, так будет всегда. Мы всё-таки попытались эту проблему решить, решить так, как её решают в большинстве стран мира. Решение этой задачи состоит в нескольких направлениях: развитие инфраструктуры дорожной, общественного транспорта и урегулирование движения на дорогах.

Одно из самых объёмных мероприятий — это строительство транспортной инфраструктуры: дорог, развязок, эстакад, реконструкция магистралей и так далее. Я не буду конкретные цифры приводить, скажу, что мы стали строить в два раза больше и в два раза быстрее, чем в предыдущие пять лет. Это, наверное, заметно. И в ближайшие годы мы не собираемся снижать темпы строительства, несмотря на все экономические проблемы.

То же самое касается метро, причём метро является ещё большим приоритетом, чем дорожная инфраструктура. Вы видите динамику ввода за последние годы и наши планы на ближайшее будущее. Причём планы вполне реальные, потому что из тех 36 станций, которые мы предполагаем к вводу в 2018-м, они практически все находятся на серьёзной, глубокой стадии строительства. То есть это не какие-то планы, это стройка, которая сегодня идет реально под землёй, и будет каждый год сдаваться в виде готовых линий и станций. Параллельно мы обновляем очень серьёзно подвижной состав метро. Сегодня он обновлён на треть, а с 2017 года в Москву уже будут приходить нового поколения вагоны, нового поколения метропоезда. Это многолетний контракт, который даст постепенно и вагоны, и поезда сделать одними из самых современных в мире.

Что же касается наземного общественного транспорта, если вы посмотрите на красненькую диаграмму, в 2010 году у нас была только тысяча современных автобусов, сегодня их больше пяти тысяч. То есть мы обновили практически весь подвижной состав. Сделали выделенные полосы, по поводу которых в городе шли огромные дискуссии, нас критиковали, но тем не менее это дало возможность значительно увеличить скорость автобусов и соблюдения регулярности поездок на автобусах.

Соответственно, количество пассажиров на наземном транспорте, если в прошлые годы, значительно падало, — то сейчас численность пассажиров и наземного транспорта, и метро, начала расти. Это очень важно.

В чём проблема была с выделенными полосами? Все магистрали были забиты машинами, люди стояли и в автобусах, и на личном транспорте. И когда человек выбирает, где ему стоять в пробке, сидя в автобусе или в личной машине, конечно, выбирает машину: зачем толкаться в этом автобусе? А когда автобусы начинают двигаться быстрее, чем машины, то выбор совершенно другой. Тогда лучше прокатиться с ветерком на автобусе, чем стоять в пробке в машине. Некоторое количество людей переходит в автобусы, и дороги становятся соответственно свободнее. Поэтому это мероприятие дало ускорение и общественного транспорта, и личного автотранспорта.

Одним из самых серьёзных видов транспорта является пригородное сообщение. И вы пользуетесь пригородными электричками, огромное количество жителей Подмосковья, дальних городов пользуются электричками. В 2010 году было 480 миллионов пассажиров, сейчас уже 680 миллионов. Каждый день два миллиона человек пользуются пригородными электричками. Если бы их не было, то в Москве наступил бы коллапс. Потому что эти люди должны были бы пересесть либо на автомашины, либо на наземный общественный транспорт и то и другое не выдержало бы такую нагрузку.

Для того чтобы эта система развивалась, мы реконструируем всю железнодорожную инфраструктуру, достраиваем новое кольцо, которое раньше было грузовым, а сейчас будет пассажирским. Выделенную специальную магистраль делаем. По сути дела, это кольцо — срединная часть Москвы, наземное метро, которое пересекается со всеми радиальными направлениями железной дороги и с большинством радиальных направлений метро. То есть можно будет не на Кольцевой пересаживаться в метро, а на наземном железнодорожном кольце. График движения будет синхронизирован с линиями метро, проезд будет по единому билету. Таким образом, это значительно разгрузит радиальные направления и железной дороги, и метро. Ввод ожидается уже в следующем году.

Помимо этого, мы реконструируем транспортно-пересадочные узлы, для того чтобы было удобно переходить с одного вида транспорта на другой. Внедряем интеллектуально-транспортную систему, которая может стоить меньше, чем строительство одной крупной развязки, но тем не менее даёт очень хороший эффект, потому что она следит за трафиком на дорогах, регулирует автоматически светофоры, обеспечивая оптимальную схему передвижения. Все эти системы, конечно, требуют очень серьёзной интеллектуальной проработки, информационных систем, размещения соответствующих элементов на дорогах и так далее. Очень сложная система, тем не менее она свой эффект даёт и с точки зрения движения трафика, и с точки зрения контроля за всеми пассажирскими перевозками — и метро, и автобусами, и пригородными и так далее. Она может координировать все эти виды перевозок.

И любимая тема — парковочное пространство. Я думаю, мы ещё сегодня о нём поговорим. Мы первые два года реконструировали улично-дорожную сеть и дворы, увеличив количество парковочных мест почти в два раза, с одной стороны. С другой стороны, в тех местах, где мы видели, что на улично-дорожной сети создается коллапс из припаркованных машин, мы начали вводить платную парковку, которая в свою очередь позволила разгрузить не только центр города, но и в целом снизила трафик на дорогах.

Такси московское вы тоже хорошо знаете и может быть ещё помните, каким оно было пять лет тому назад, оно на 80 процентов было нелегальным. Сегодня на 80 процентов оно легальное, количество такси стало больше, чем в городе Нью-Йорке. У них около 50, у нас уже 56, а с Московской областью — это ещё помножить на два. Система, которая создана была буквально за последние годы. Специально был принят закон, система регистрации, контроля, в том числе вместе с правоохранительными органами, для того чтобы нелегальные таксисты в городе не работали. Сегодня такси имеет систему ГЛОНАСС, систему кассового аппарата, единую цветовую гамму и так далее. Все требования, которые необходимы для современного такси. Сегодня большинство машин уже соответствуют этим требованиям.

Еще одна важная тема, которая вам также хорошо известна, — это общественное пространство города Москвы. Без наведения порядка в парковке, в транспорте браться за эту тему практически было невозможно. Поэтому в первую очередь мы начинали с дворов московских, с парков, скверов и сегодня перешли на реконструкцию улиц, их благоустройство и создание пешеходных зон. Всего пешеходных улиц создано 230 километров в Москве за последние годы, велосипедные дорожки созданы. В целом изменилась ситуация с общественным пространством, которая была убитая в Москве напрочь и деградировала с каждым годом. Появилось более-менее цивилизованное пространство, и количество людей на улицах после их реконструкции стало увеличиваться кратно, так же как и количество посетителей парков. Например, в одном Парке Горького количество посетителей в год выросло до 20 миллионов, а на ВДНХ – до 30 миллионов. Это уже рекорды мирового уровня по посещению парковой инфраструктуры. И большинство парков уже соответствует современным требованиям.

Одна из главных проблем Москвы — Москва отличается от маленьких городов не только своим размером, но и возможностью дойти до каждого человека, выслушать его мнение, предоставить ему ту или иную услугу. Без информационных технологий здесь делать ничего невозможно, поэтому мы уделяем этому огромное внимание. Был создан единый городской портал Москвы mos.ru, который заработал буквально недавно. Он объединил большинство электронных сервисов, которые существуют в Москве.

Что там можно увидеть? Там можно увидеть все услуги, которые мы предоставляем, сегодня уже 144 услуги в электронном виде. И количество электронных услуг уже стало больше, чем услуг, которые предоставляются непосредственно в общении с населением. Кроме этого, на портале можно узнать все новости о городе, культурных мероприятиях, получить различные электронные услуги.

Кроме того, вместе с горожанами мы стараемся контролировать практически все направления работы городской инфраструктуры: как работают жилищные организации, как идёт уборка города, в каком состоянии дороги и так далее и тому подобное. У москвичей есть возможность, зайдя на портал города mos.ru, портал «Наш город», активно участвовать в нём. Не просто участвовать, писать жалобы на деревню дедушке, а отметить конкретную проблему и с гарантией получать ответы в течение восьми дней.

Статистика — 610 тысяч пользователей, неравнодушных москвичей, которые помогают нам фиксировать любые нарушения, которые есть в городе, и активно бороться за то, чтобы они были исправлены. 80 процентов всех проблем в среднем решается за четыре дня. Конечно, там много проблем, есть желающие отписаться, пожульничать, обмануть заявителя. Как правило, это плохо кончается для тех, кто этим занимается. За время существования портала мы уволили десятки чиновников, причём достаточно высокого уровня, чтобы не было ни у кого соблазна обманывать москвичей.

Очень важная тема, связанная непосредственно с принятием решений. Никакие опросы, никакие собрания не являются эффективными в городе с 12-миллионным населением. Иногда нам нужно очень быстро получить ответ, реакцию на ту или иную проблему. Поэтому была создана система «Активный гражданин», в которой мы оперативно задаем вопросы, граждане на них оперативно отвечают, говорят своё мнение о решении тех или иных проблем.

Всего на «Активном гражданине» сегодня 1,2 миллиона участников, это 10 процентов населения. Если ещё младенцев оттуда убрать, то, думаю, будет больше. Это уже серьёзный актив, сотни тысяч голосуют очень быстро в течение нескольких дней, реагируя на те или иные проблемы. Теперь можно опираться на мнения москвичей, а не просто на какие-то политические лозунги, трескотню и так далее. И иногда мнение москвичей становится достаточно неожиданным для тех, кто инициирует те или иные вопросы.

Недавно было голосование по «Войковской», по переименованию. Оно было во многом неожиданное для целого ряда политиков, которые считали, что однозначно москвичи проголосуют за переименование. Получилось не так, но с этим нужно мириться, с этим нужно считаться. Кроме того, чтобы нажать кнопку или проголосовать за конкретную проблему, есть такая система краудсорсинга crowd.mos.ru, на которой обсуждаются конкретные проблемы и набираются идеи, как проблему решить. Например, мы проводили краудсорсинг по школам, по работе поликлиник, по целому ряду других сложнейших вопросов. В краудсорсинге принимали участие десятки тысяч людей. По поликлиникам был самый большой краудсорсинг в мире — 50 тысяч активных участников, на основе которого мы формировали программу реформирования амбулаторного звена.

Помимо электронных услуг, которые можно получить на нашем портале, созданы центры госуслуг. Это целая сеть совершенно новых центров, где можно получить практически 99 процентов всех мыслимых государственных услуг. Раньше десятки тысяч чиновников сидели каждый в своём кабинете за закрытыми дверями. Причём чтобы получить одну справку или одну услугу, нужно было пройти пять раз по разным чиновникам, и выстоять под дверями. Сегодня, как правило, нужно прийти в один центр, написать заявление, а дальше уже на уровне межведомственных связей всё происходит уже без участия человека. Среднее время ожидания — около трёх минут. Начинали мы с 40 минут. Сегодня среднее время около трёх минут считается лучшим временем в европейских центрах подобного рода.

Я на этом закончу.

Ещё единственное добавлю, что ни один из наших проектов, которые мы реализовали в предыдущие пять лет мы останавливать не собираемся, несмотря на финансовые, экономические сложности. Мы продолжаем строить и метро, и дороги, и школы, и детские сады, спортивные сооружения, готовиться к чемпионату мира по футболу, и так далее. В Москве есть возможности, ресурсы, и чем больше мы развиваем город, тем быстрее пройдут все кризисные явления и в конечном счёте мы победим. Спасибо.

Анатолий Александров (ректор МГТУ имени Н.Э. Баумана): Сергей Семёнович, ребята хотят задать вам вопросы, и Вы сказали, что готовы на них ответить. Только есть такое предложение. Может, мы по-домашнему, так Вы присядете к нам сюда, чтобы не стоять. И Вам легче, и ребятам будет проще.

Сергей Собянин: Неудобно по-домашнему, я постою.

Анатолий Александров: Самое главное, чтобы было удобно и комфортно.

Сергей Собянин: Хорошо, пожалуйста.

Вопрос: Здравствуйте, Сергей Семёнович, меня зовут Шустин Денис. И у меня, наверное, самый важный вопрос для бауманцев: когда же откроется станция «Бауманская»?

Анатолий Александров: Думал, когда же зададут этот вопрос!

Сергей Собянин: Действительно, это был очень сложный вопрос для нас — закрыть эту станцию — это было, конечно, очень тяжело исходя из того количества пассажиров, потока, который был, но это была действительно необходимость. Я надеюсь, что 24 декабря, через неделю, мы её откроем. Когда станция была закрыта, мы сделали всё возможное, чтобы обеспечить проезд пассажирским наземным транспортом, и это как-то сгладило эту проблему. Так это, нет? Конечно, на метро лучше, поэтому обязательно станцию откроем.

Анатолий Александров: Сергей Семёнович, но на самом деле, когда этот сложный вопрос решался, мы очень плотно работали с городскими службами, и, надо сказать, что горя весь этот год не было, потому что очень чётко был организован заменительный транспорт, вот этот челночный, и всё получалось на самом деле очень удобно. Мы почувствовали, что это забота Москвы о нас, в самую трудную минуту мы эту помощь получили, и беды этот год не было.

Сергей Собянин: Я надеюсь, что это трудное время скоро закончится.

Анатолий Александров: Спасибо!

Вопрос: У меня тоже актуальный вопрос, их даже два вопроса. Первый: в Москве ведётся тотальная деинституализация детей-сирот. Настроена ли эта программа на полную ликвидацию интернатных государственных учреждений в Москве? Это первый вопрос. А второй вопрос: мне хотелось бы лично Вам подарить мою первую авторскую монографию на тему социализации, социальной адаптации российских детей-сирот.

Сергей Собянин: Именно на эти цели, чтобы наши сироты жили не в интернатах, не в домах сирот, а в семьях, как раз нацелена вся социальная политика. Мы достаточно быстро начали двигаться, переформатировать дома сирот в центры оказания помощи родителям или семьям, которые берут на воспитание детей. И количество детей в сиротских домах у нас каждый год сокращается, причём сокращается количество детей не только абсолютно здоровых, но и, что очень важно, инвалидов. Мы в разы увеличили сумму выплат для семей, которые берут детей на воспитание. И сейчас, несмотря на кризис, снова проиндексировали эти выплаты. Проводим эксперимент, чтобы семьям, которые берут много сирот, помогать с жильём, чтобы у них было место, где воспитывать детишек. В целом эта система работает неплохо и сегодня является одной из лучших в стране, но тем не менее, конечно, ещё многое предстоит сделать. Спасибо за ваш вопрос!

Вопрос: Добрый день, Банюков Василий, магистрант первого курса МГТУ имени Баумана. Вопрос следующий. В нашем вузе обучается примерно 20 тысяч студентов и обучают нас 10 тысяч сотрудников. Недавно на 2-й Бауманской, достаточно широкой улице, разрешили парковаться только с одной стороны. А вот пару дней назад буквально около нашей поликлиники разрешили парковаться только сотрудникам СК РФ, хотя его здание находится через квартал. Вопрос такой: справедливо ли, что наши сотрудники не могут парковаться около нашей же поликлиники, а сотрудники СК РФ имеют такое право?

Сергей Собянин: Сотрудники чего?

Вопрос: Следственного комитета.

Сергей Собянин: Максим Станиславович (заместитель Мэра Москвы, руководитель Департамента транспорта и развития дорожно-транспортной инфраструктуры Максим Ликсутов), как Вы считаете, это справедливо или нет?

Максим Лискутов: На самом деле, я отмечу, это временное решение. Вы знаете, что в Следственном комитете, в комплексе зданий сейчас идёт активная стройка. У них была там парковка, и как только стройка закончится, мы обратно эти все места вернём. Это вынужденная мера, всё-таки коллеги работают очень активно.

Сергей Собянин: Я считаю, что это несправедливо.

Максим Лискутов: Несправедливо, я согласен, но это временная мера, так же как и закрытие станции «Бауманская». Город — живой организм, что-то происходит. Так как это федеральное ведомство, мы обязаны обеспечить их нормальной работой. Временная вещь, обязательно всё вернётся. Надеемся, это будет уже к июню следующего года.

Вопрос: Здравствуйте, я Черёмушкин Вячеслав, студент МГТУ. У меня вопрос по проблеме, я думаю, близкой всем. Чем начинают заниматься студенты первого курса, как только поступают? Я думаю, это не столько учёба или научные открытия, сколько разгребание бесконечного количества бумаг. Все повсеместно тонут, мне кажется, в макулатуре и почему вопрос именно к Вам, мне кажется, все инновации, которые прокатываются в России, начинаются именно в Москве. Есть ли возможность сделать какую-то общую карту, в которой будет паспорт, полис, бесконечные справки, банковский счёт. Есть ли такая возможность и есть ли такие мысли у Вас по этому поводу?

Сергей Собянин: Спасибо. Ещё работая в Правительстве, я был одним из инициаторов создания такой карты, универсальной электронной карты. В силу разных причин этот проект не смог реализоваться, но у нас в городе сегодня есть социальная карта, где значительное количество различных справок и полисов уже можно зарегистрировать, и карта «Тройка». Это проездной билет на все виды транспорта, который тоже уменьшает количество бумажек в вашем кармане. Сегодня, насколько я знаю, Федеральная миграционная служба работает над созданием электронного паспорта гражданина, который по большому счёту может аккумулировать и ряд других документов, в том числе и водительские права, и полис и так далее. Но это в будущем. А в настоящем это, как я и сказал, социальная карта москвича, которая аккумулирует целый ряд сервисов и транспортная карта. Спасибо.

Сергей Собянин: Здравствуйте, я Евсевич Владислав, студент третьего курса. Хотел бы задать такой вопрос: возможно ли увеличение льготного тарифа в летний период на проезд в автобусах, электричках, потому что в июне у нас сессия, а в июле мы ещё ездим на практику, и получается, что мы являемся студентами, а цены всё равно обрезаются. Нет льготных тарифов в июне, июле.

Анатолий Александров: В июне заканчивается льготный тариф на электрички, на транспорт. В июле им не выдают льготных билетов.

Сергей Собянин: Давайте подумаем над этим вопросом, я обязательно отвечу.

Вопрос: Здравствуйте, Сергей Семёнович, меня зовут Ольга Рудык, я студентка второго курса МГТУ имени Баумана. Сейчас среди студентов есть такая информация, что с открытием метро «Бауманская» парковки на 2-й Бауманской улице станут платными. Вопрос в связи с этим: можно ли придумать какое-то резидентное решение для студентов, хотя бы на время занятий. Спасибо.

Сергей Собянин: Я так понимаю, что для бедных студентов это главная проблема — как припарковать свою личную машину. Аспиранты должны у вас поучиться. Они там про льготные билеты спрашивают, обсуждают в интернете, а студенты — о платной и бесплатной парковке. Друзья мои, я могу вам, конечно, поддакнуть и, для того чтобы сделать вам приятное, сказать: «Да, у вас должна быть резидентная парковка и так далее». Я просто хочу вернуться к тому, о чём я говорил до этого: у нас задача — сделать так, чтобы количество машин на дорогах Москвы стало меньше не в два, не в три раза, но хотя бы процентов на 10, для того чтобы вы на своих машинах не стояли в пробках, а могли приехать. Мы можем сделать всю парковку в Москве бесплатной. Я вам гарантирую, что ровно через месяц вы на своих машинах будете парковаться не перед университетом, а в пробках на магистралях города. Вот и всё чем это закончится. Поэтому наша задача — всё-таки создать мотивацию: если у вас есть возможность приехать на общественном транспорте, вы должны приехать на общественном транспорте или по крайней мере выбрать из того меню, которое есть: заплатить за платную парковку или общественный транспорт. У вас среди студентов, как вы говорите, 20 тысяч, я уверен, что две трети приезжает на общественном транспорте. Если мы сделаем бесплатную парковку, никто из них до университета тоже, как и вы, не доедет. Все наши автобусы, трамваи, будут стоять в этих же пробках. Это непопулярное решение, это тяжёлое решение, но ни один город мира по-другому эти вопросы не решил, и мы вынуждены это делать, к сожалению. Спасибо.

Вопрос: Здравствуйте, меня зовут Валерия Кузьмина. У меня нет личного транспорта, поэтому я езжу на общественном, и у меня такой вопрос: а часто общественному транспорту мешают брошенные машины? Как решается такая проблема?

Сергей Собянин: Максим Станиславович прославился эвакуаторами, зелёными машинками, которые ездят по городу и эвакуируют неправильно припаркованные машины. Без таких драконовских мер, к сожалению, в Москве навести порядок было невозможно. Вы знаете, что все тротуары были забиты машинами так, что пешеходы пройти не могли. Машины останавливались на автобусных остановках, автобусы объезжали их, даже не могли подъехать для того, чтобы забрать пассажиров. К сожалению, здесь без жёстких мер не обойтись. Поэтому машины нарушителей будем отвозить на штрафплощадку, штрафовать их. И я вам скажу, что количество нарушителей с каждым месяцем становится всё меньше и меньше. Если посмотреть центр города, где мы уже работаем не первый год, количество нарушителей там визуально уже и не заметишь. Люди привыкают постепенно. Был период 1990-х годов, когда у людей начали появляться машины, и они считали, что теперь весь мир должен лечь возле их колёс. Куда они хотят, туда и поедут, где хотят, там и бросят машину. К сожалению, так не работает. Город будет захламлённым страшным, грязным, некомфортным. Так не будет, будет порядок в городе.

Вопрос: Здравствуйте, Сергей Семёнович, меня зовут Панов Александр, студент факультета робототехники и комплексной автоматизации. В продолжение вопроса по поводу общественного транспорта. Скажите, не планируется ли в ближайшем будущем продление линии метро в сторону крупных городов области, таких как Химки, Мытищи, Королёв. И вторая часть вопроса: какие новые методы разрабатывают сейчас, помимо наземной кольцевой дороги, для улучшения пропускной способности метро, потому что утром очень часто на многих линиях возникают серьёзные заторы. Есть ли какие-то разработки? Спасибо.

Сергей Собянин: Помимо наземной кольцевой дороги в виде Малого кольца железной дороги, мы начали строительство подземного кольца метро. Это будет третий пересадочный контур, то есть кольцевая, наземная железнодорожная и подземная кольцевая дорога, которая как раз должна разгрузить центр города, радиальные направления для того, чтобы пассажиры двигались не только в центр города и обратно, но и по кольцу, пересаживаясь с ветки на ветку. Что касается области и развития метрополитена в область, это очень сложный вопрос. Метро на такие расстояния — это вообще нонсенс. Когда уходит за пределы города и десятки километров, потом идёт уже по региону. Для этого есть железнодорожная инфраструктура. Вот те же самые Химки. После того как мы проложили новую магистраль в створе железной дороги до Крюкова, проезд от Химок до центра города сегодня 25 минут. Это быстрее, чем на метро, и значительно быстрее, чем на машине. Таким же образом идёт строительство и реконструкция других направлений пригородного сообщения, чтобы это, по сути дела, работало как наземное метро: быстро, с короткими интервалами и хорошим подвижным составом. Это реальный выход, и это та работа, которую мы сегодня проводим с Правительством Российской Федерации, с «РЖД», совместно инвестируем этот проект, ну и конечно, с Правительством Московской области.

Вопрос: Сергей Семёнович, здравствуйте, меня зовут Будилова Ольга, я магистрант кафедры «колёсные машины». Сравнительно недавно в Париже прошёл климатический саммит, в ходе которого было принято решение о снижении выбросов в атмосферу загрязняющих веществ. Результатом стала декларация от мировых автопроизводителей об отказе от использования транспорта с традиционным топливом. В октябре этого года Департамент транспорта Москвы сообщил, что в следующем году планируются ввести в эксплуатацию городской электротранспорт. МГТУ приступил к разработке электробусов на базе серийных автомобилей ЛиАЗ. Но открытым остаётся вопрос о зарядных станциях для данного транспорта. Вопрос: как Вы видите развитие зарядной инфраструктуры для троллейбусов, электробусов на автономном ходу. И второй вопрос: можете ли Вы поспособствовать организации конференции в этом году с участием заинтересованных лиц из Департамента транспорта, Мосгортранса и МГТУ имени Баумана, для более конкретного обсуждения вопросов развития общественного электротранспорта.

Анатолий Александров: Сергей Семёнович, не готовили такой профессиональный вопрос. Это такие студенты у нас.

Сергей Собянин: Это уже практически небольшой доклад. Хорошо, давайте мы проведём специальное мероприятие на базе вашего университета, чтобы обсудить эти вопросы. Спасибо.

Вопрос: Добрый день, уважаемый Сергей Семёнович, меня зовут Павел Швец, студент шестого курса. К Мэру Москвы традиционно много вопросов. Но у меня его не будет. Я хотел лишь сказать, что была представлена замечательная презентация, которая отразила крайне положительную динамику с большим креном к успеху. Это всё стало возможно благодаря Вашей харизме и эффективной управленческой команде. Дальнейший рост возможен только при использовании новых технологий и новых материалов. И в Бауманском университете есть разработки, которые смогут помочь Вашей команде в таком же ярком росте.

Сергей Собянин: Как вас зовут, Павел? Павел, заканчивайте скорее университет, приходите к нам работать, чтобы мы динамику не снизили, а продолжили. Приглашаю Вас. Кстати, у нас есть стажировки, организованные специально для работы в органах госслужбы Москвы. Скоро мы должны открыть специальный центр трудоустройства молодёжи, где можно было бы не только как у нас в системе занятости выбрать всё, что попало, а отобрать именно те вакансии, те интересные места для работы, которые бы подходили для молодёжи с высшим образованием.

Вопрос: Здравствуйте. Шаповалов Анатолий, студент кафедры «аэрокосмические системы», по совместительству заместитель председателя молодёжной палаты Можайского района. Вопрос такой: недавно был открыт московский авиакластер. Планируется ли создать похожее объединение производств для ракетно-космической и других передовых отраслей?

Сергей Собянин: Вы знаете, что город является базовым и для ракетно-космических технологий, авиационных, и для Росатома и так далее. Здесь вот самое большое насыщение научных и инженерных кадров, которые являются стержневой основой для ведущих инновационных отраслей страны. И по поводу ракетно-космического кластера — наверное, об этом говорить смысла нет. Есть корпорации, которые этим занимаются, и в рамках этих корпораций они, конечно, будут наращивать инжиниринговые центры, компетенции и так далее. Это мы видим. Но что будет делать город? Мы сделали систему, при которой начали способствовать созданию технологических парков. В городе уже создано их 19, причём бюджетных (государственных) создано всего пять, остальные — частные. Мы делаем специальную систему льгот, заключаем соглашения об инвестициях, требуем, чтобы это был не просто офис, а именно технопарк, в котором бы могли учёные-новаторы создавать новый инновационный продукт. И мы видим, что количество людей, которые желают там работать, не уменьшается, несмотря ни на какие кризисы, а увеличивается. У нас уже стоит очередь в наши технопарки. Вот эту систему мы обязательно будем развивать. Очень хорошо, что в вашем университете развивают систему технопарка. Пусть она локальна, университетская, но тоже очень важно. Мы со своей стороны будем развивать городские площадки, куда бы могли прикладывать свои усилия и выходцы Бауманки. Спасибо.

Вопрос: Здравствуйте, Сергей Семёнович. Федосов Виктор, третий курс. Вы сегодня говорили о втором подземном кольце, а будет ли достроено четвёртое транспортное кольцо? И когда?

Сергей Собянин: Четвёртое транспортное кольцо не строится — мы отказались от этой идеи, потому что это, во-первых, очень дорогостоящая была затея, а во-вторых, она проходила по действующим зданиям, сооружениям, и ее фактически реализовать было практически невозможно. Вместо этого мы сегодня реализуем три проекта: Северо-Западная хорда, Северо-Восточная и Южная рокада, которые позволяют пересекать по диагонали город, соединяют все крупные магистрали между собой, — это более эффективный, менее дорогой проект и, самое главное, реализуемый.

Вопрос: Сергей Семёнович, здравствуйте, меня зовут Максим. Я студент четвёртого курса. Многие молодые специалисты в моём возрасте начинают пробовать свои силы в государственных компаниях, в том числе оборонных. И приходя туда, они сталкиваются с такой проблемой, что нужно собрать много бумаг, в том числе справки из нарко- и психодиспансера. Получается, что они целый месяц проводят в очередях, потом платят деньги за то, чтобы получить эти справки, и за то, что, извините за грубость, они не психи и не наркоманы. И у меня предложение: может быть, государственные компании, тем более предприятия оборонно-промышленного комплекса, допустить к каким-то единым базам, чтобы вопрос о том, что человек годен для этой работы, решался за один звонок или за одно сообщение? Спасибо.

Сергей Собянин: Спасибо. Такая проблема действительно есть. Она касается не только поступления на работу, но и получения водительских прав и массы других случаев. Мы с Министерством здравоохранения работаем и просим, чтобы убрали лишние справки, которые ещё прописаны в инструкциях 1980-х годов и которые, по сути дела, не востребованы, с одной стороны. С другой стороны, создаём в поликлиниках центры, где можно было бы одномоментно получить большую часть этих справок без лишнего хождения по врачам. Что касается оборонных предприятий, давайте мы проконсультируемся с ними: может, им эти справки и не нужны, может, они тоже работают по инструкциям 1980-х годов? Спасибо.

Анатолий Александров: Коллеги, давайте посоветуемся. Мы работаем больше часа — час 10 минут. Вот сколько у нас ещё есть времени на вопросы?

Сергей Собянин: Давайте ещё три вопроса.

Вопрос: Здравствуйте, Сергей Семенович. Евгений Юосипов, шестой курс. Скажите, пожалуйста, вот скоро Новый год. Нужно ставить новые цели на будущий год. Скажите, что для вас самое важное, что необходимо сделать в будущем году для Москвы и для москвичей. Спасибо.

Сергей Собянин: Я тогда открываю заново свою презентацию и начинаю рассказывать. Если кратко, я доволен, что несмотря на те проблемы, которые существуют в экономике, Москва не провалилась и не просела в 2015 году. У нас практически по всем направлениям неплохие показатели и сбалансированный бюджет. И все программы, которые мы декларировали, — выполняем. И надежда на 2016 год — что всё-таки экономика Москвы выправится, и мы пойдём в рост, и тех проблем, которые сегодня существуют, не будет. Я желаю это городу и Бауманке и вам лично. Спасибо.

Вопрос: Здравствуйте, Сергей Семёнович, меня зовут Егор. Я представитель студентов МГТУ имени Баумана. Вопрос касается напряжённой ситуации, которая сейчас сложилась в мире и в нашей стране. Скажите, какая работа ведётся по обеспечению безопасности жителей Москвы в плане террористических угроз, террористической опасности? Спасибо.

Анатолий Александров: Мужественный молодой человек, и про угрозы говорит.

Сергей Собянин: Я всё не буду вам рассказывать, можно? Скажу, что мы предпринимаем все необходимые меры, которые зависят от города, — это и контроль на транспорте, в жилом секторе, на улицах и так далее. Конечно, главная задача ложится на силовые органы, на московскую полицию, на спецслужбы, но город со своей стороны всё, что от него зависит, старается делать. Спасибо.

Вопрос: Добрый день. Меня зовут Макушная Марина, первый курс магистратуры. Вопрос такой: почему, для того чтобы выиграть тендер на оказание определённых услуг, например на новый асфальт, на озеленение, нужно предложить наименьшую стоимость, а не лучшее качество? Получается, что цена важнее? И можно ли заставить поставщика услуг давать гарантию, например на пять лет?

Сергей Собянин: Конечно, можно. Мы так и делаем. А качество определяется базовым контрактом, обязательным для любого участника, который выиграет. А дальше уже идёт речь о цене. Большинство контрактов в городе заключается по такой системе: выставляем те требования, которые нужны для города, — не выше, не ниже. Зачем нам играться с качеством, когда есть требования-стандарты или требования-разработчики. Они должны сделать то, что нам нужно, нужно городу по проекту. А дальше уже вопрос цены. Поэтому и то и другое вполне совместимы. А гарантии практически всегда подрядчики дают. Вопрос по срокам: какие-то — год, какие-то — два, какие-то — три в зависимости от работ. Без этого бы система не работала. Спасибо.

Вопрос: Я хотел спросить: какие примеры Вы подаете москвичам. Ну на примере того пресловутого Мэра Лондона, который когда-то ездил на велосипеде. Ну и тогда пару слов скажите про свой рабочий день. Я думаю, всем интересно. Всё-таки к нам приехал такой уникальный человек — Вы –— единственный в стране в должности Мэра столичного города.

Сергей Собянин: В отличие от моего коллеги по Лондону, я никого не эпатирую, не делаю чудных причёсок и так далее. Я считаю, что главная задача — это не красиво выступить или что-то такое эпатажное сделать, а сделать реальное добро для людей, реально решить ту или иную проблему, подходить к ней системно и добросовестно. Спасибо.

Анатолий Александров: Я бы хотел поблагодарить Сергея Семёновича за такой неформальный разговор с молодёжью. У нас без малого 22 тысячи студентов. И я думаю, что молодёжь на такую искренность и откровенность ответит так примерно, как Павел предложил. Спасибо вам большое.

Россия. ЦФО > Образование, наука > mos.ru, 16 декабря 2015 > № 1589734 Сергей Собянин


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 26 октября 2015 > № 1530495 Сергей Собянин

Рабочая встреча с мэром Москвы Сергеем Собяниным.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с мэром Москвы Сергеем Собяниным. Мэр столицы информировал Президента о состоянии и перспективах развития транспортной инфраструктуры города, ситуации в социальной сфере. Кроме того, обсуждались вопросы привлечения инвестиций в экономику Москвы.

В.Путин: Уважаемый Сергей Семёнович!

Уже пять лет как Вы исполняете обязанности мэра столицы нашей страны. Москва – это не просто город и даже не просто мегаполис. Это, и мы часто повторяем это слово, сердце России. Так оно и есть во всех смыслах: экономическое и политическое сердце страны. И от того, как идут дела в Москве, во многом зависит и самочувствие всей России.

В этой связи, конечно, во–первых, хотел бы Вас поблагодарить за проделанную работу в течение этих пяти лет. Вопросов, как всегда в таких случаях, много. Давайте поговорим по всем аспектам того, что происходит в Москве, по тем вопросам, которые удалось решить, тем, которые ещё предстоит решать.

И конечно, нужно говорить о наиболее чувствительных сферах жизнедеятельности этого сложного организма, о том, как работа Ваша и Вашей команды сказывается на благополучии москвичей. Как решаются наиболее сложные и острые проблемы, такие как транспорт, здравоохранение, занятость населения, сбалансированность городского бюджета, привлечение инвестиций, развитие инфраструктуры в широком смысле этого слова? Как решается вопрос, который остро стоял ещё совсем недавно, но острота его снижается, тем не менее он до конца ещё не решён во многих регионах, имею в виду детские сады? Школьное образование как организовано? Как решаются вопросы демографии?

Вот, пожалуйста, – вопросов много, но решение каждого из них представляет особую ценность. Давайте по этим всем проблемам поговорим.

С.Собянин: Владимир Владимирович, действительно, для Москвы, пожалуй, главной проблемой всегда были вопросы транспорта, многокилометровых многочасовых пробок, некомфортности общественного транспорта. За пять лет, конечно, удалось немало сделать для общественного транспорта: введены десятки километров метрополитена, построено около 400 километров новых дорог, развязок, эстакад, создано цивилизованное парковочное пространство, интеллектуальная транспортная система. И впервые за последние 20 лет тренд на ухудшение транспортной ситуации изменился на улучшение. И сегодня процентов на 12 скорость на московских дорогах стала выше, а общественный транспорт стал ходить более регулярно.

Это лишь первые позитивные результаты, но это говорит о том, что нам всё–таки удалось изменить эту, казалось бы, обречённость, что Москва будет всё хуже и хуже в плане транспорта, всё больше и больше будут пробки. Мы с первого места в мире по этой проблеме, по данным международных экспертов, ушли где–то на четвёртое-пятое место. Будем стараться, чтобы обратно не вернуться, а идти, наоборот, в позитивном направлении.

Ещё раз скажу, что это не конец, не финал, это начало сложного пути. Надо последовательно и дальше двигаться, строить метро, развивать пригородные перевозки, о которых Вы неоднократно говорили, продолжать строить развязки, контролировать движение на дорогах.

Кстати, я хотел выразить благодарность за Ваше поручение по развитию Московского транспортного узла, потому что Москва сама по себе эти проблемы в одиночку не решит. Нужно, чтобы так же активно развивалось и Подмосковье, и пригородные железные дороги, и аэропорты, которые находятся вокруг Москвы. В соответствии с Вашим поручением и с Минтрансом, коллегами из области, Краткая справка Российские железные дороги (ОАО «РЖД») РЖД недавно ввели новое пригородное сообщение – новую железнодорожную магистраль до Зеленограда. В результате время пути сократилось почти в два раза, почти на треть сократилось время до Твери благодаря вводу этих новых магистралей.

Сейчас мы работаем над вводом московского кольца железной дороги, которое объединит, по сути, пригороды. И в целом по пригородам, несмотря на то что многие проекты ещё не решены, но тем не менее объём перевозок увеличился раза в полтора. Сейчас московские пригороды перевозят каждый день более 2 миллионов человек, это огромный масштаб, он уже становится сопоставим с метрополитеном. Это первая глобальная, серьёзная задача, над которой мы работаем вместе с Правительством Российской Федерации, с «Железными дорогами» [РЖД] и с коллегами из Подмосковья.

Вторая очень сложная задача – это привлечение инвестиций в экономику, потому что все наши расходы, все наши перспективы, бюджетные и социальные, в любом случае основаны на реальной экономике, на привлечении инвестиций.

Здесь удалось добиться определённых результатов. Объём инвестиций в основные фонды по Москве за пять лет увеличился в полтора раза. Номинальные цифры, но даже и в сопоставимых очевидно, что есть прогресс. Мы боялись, что уже в прошлом году объём инвестиций начнёт резко снижаться. Этого не произошло, и последние данные за девять месяцев говорят о том, что объём накопленных инвестиций не снижается, цифры остаются примерно на уровне прошлого года. Прошлый год, как я уже сказал, практически в полтора раза выше, чем 2010-й. То есть инерция инвестиций, проектов сохраняется. Я думаю, что не будет никакого резкого падения в ближайшие годы.

Для того чтобы облегчить работу инвесторов и привлечь не только в девелоперские проекты, а и в реальную экономику, буквально недавно приняли закон, по которому предприятиям, промышленным предприятиям, инновационным предприятиям, если они нормально работают, у них хорошая заработная плата, они эффективно используют ресурсы, землю, основные средства, – мы от 10 до 25 процентов снижаем налоговую нагрузку. Многие инвесторы, в том числе иностранные, опасаются, говорят: у вас нестабильная экономика, мы боимся, а вдруг какие–то неприятные решения для нас примете, отберёте у нас собственность. Домыслы, ничем не подкреплённые. Тем не менее мы, отвечая даже на эти опасения, приняли закон, по которому гарантируем: если со стороны государства будут изменены правила так, что инвестиции пострадают, мы будем гарантировать бюджетом те выпадающие доходы, которые они получат. И я считаю, что всё–таки нам удастся сохранить потенциал, который был накоплен, и через какой–то период снова пойдём в рост.

Что касается социальной сферы. Несмотря на сложности бюджета, мы сохраняем все свои обязательства перед пожилыми, инвалидами, малообеспеченными семьями. Более того, предполагаем в этом году принять решение, так чтобы после повышения пенсий на федеральном уровне, в следующем году, в феврале-марте, также, хотя бы немного, но проиндексировать социальные пособия, так чтобы повышение пенсий и социальных пособий было уже более существенной прибавкой.

Несмотря на то что в последний год-два в образовании, здравоохранении проходили сложные процессы и мы зачастую подвергались достаточно жёсткой критике, тем не менее мы самые болезненные процессы, как мне кажется, прошли. Сегодня уже есть первые результаты этой работы.

Например, в образовании увеличилась заработная плата учителей, причём увеличилась существенно. Средняя заработная плата уже перевалила за 70 тысяч. Это хорошая зарплата, выше значительно, чем средняя. И качественные показатели, в общем, неплохие. Количество победителей и призёров всероссийских олимпиад, даже не городских, а общероссийских, увеличились ровно в два раза. Это говорит о том, что даже при реформировании, укрупнении школ и так далее мы не «вымыли» тот потенциал, который даёт качество и работу с талантливыми ребятами. Это очень важно, с одной стороны. С другой стороны, и массовое образование, массовые результаты в виде ЕГЭ тоже значительно улучшились. Мы видим просто по оценкам, – несмотря на то что Правительство и Министерство образования законно требуют ужесточения контроля, мы помогаем в этом контроле, заинтересованы в этом, – тем не менее мы видим, что значительно выросли показатели ЕГЭ, это даёт ребятишкам возможность поступить дальше в хорошие вузы, университеты. Это важно очень.

В.Путин: И указы как у вас выполняются в социальном плане?

С.Собянин: Если брать выполнение указов, мы идём по графику, что касается заработной платы. Что касается качественных показателей, к примеру, в том же здравоохранении, мы практически все позиции Указа выполнили: по детской, материнской смертности, смертности, связанной с болезнями сердца. Единственный показатель, который серьёзно отстаёт, – это онкология. Но здесь есть и объективные вещи, потому что в Москву съезжаются больные онкологией, особенно в федеральный центр, со всей страны.

В.Путин: Увеличение.

С.Собянин: Да. Если брать только одних москвичей, то здесь, в принципе, неплохие показатели.

В.Путин: А демография?

С.Собянин: Демография сохраняется. Тоже были всякие сомнения, что уже в 2014 году начнёт падать рождаемость, увеличится смертность и показатели будут плохими. Ничего такого пока не происходит. У нас положительные показатели демографии, то есть рождается больше, чем уходит из жизни. И детишек в первый класс в этом году пошло аж 120 тысяч. Это большая нагрузка на систему детских дошкольных образовательных учреждений, школ, но приятная нагрузка. Детскими дошкольными учреждениями мы обеспечиваем всех детей в возрасте от трёх лет, сейчас уже перешли на 2,8, постепенно снижаем этот возраст, чтобы больше возможностей дать посещать детские дошкольные учреждения.

В.Путин: Сергей Семёнович, в целом показатели хорошие, прошу Вас в ближайшее и последующее время не снижать накал этой напряжённой работы в интересах москвичей, в интересах людей, которые живут в Москве, любят её и ждут от Вас и от Вашей команды эффективной работы.

С.Собянин: Спасибо Вам. Должность мэра Москвы и вообще статус столицы – это, конечно, почётно, но очень ответственно.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 26 октября 2015 > № 1530495 Сергей Собянин


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > mos.ru, 21 октября 2015 > № 1526991 Сергей Собянин

Заседание Московской городской Думы

Сергей Собянин выступил перед депутатами Московской городской Думы с ежегодным отчётом о результатах деятельности Правительства Москвы. Мэр Москвы отметил, что сегодня исполняется ровно пять лет со дня его вступления в должность. И за это время столичное Правительство проводило активную работу по улучшению качества жизни в столице, причём по всем направлениям.

Градостроительная политика

По словам Сергея Собянина, формирование комфортного для проживания города включает стандартный набор действий. Сюда входит создание качественной городской застройки, транспортных коммуникаций, эффективной инженерной инфраструктуры, удобного общественного пространства, социальной инфраструктуры, открытых каналов связи между горожанами и властью, условий для бизнеса и привлечения инвестиций.

«Наша градостроительная политика заключается в следующем. Вместо уплотнительной застройки — максимальное сохранение сложившейся городской среды. Вместо концентрации инвестиций и рабочих мест на крошечном пятачке исторического центра — полицентричное развитие и создание новых центров деловой активности за пределами Третьего транспортного кольца. Вместо строительства безликих спальных районов — комплексное освоение перспективных территорий, когда жилые кварталы возводятся рядом с местами приложения труда. Вместо снижения бюджетных инвестиций — масштабное строительство транспортной, социальной и инженерной инфраструктуры», — подчеркнул Мэр Москвы.

Он добавил, что положительное влияние оказало решение о расширении границ Москвы, поскольку сейчас в присоединённые территории вкладываются инвестиции и на них строится треть возводимой в городе недвижимости — до трёх миллионов квадратных метров в год.

«За три года в Новой Москве создано 80 тысяч дополнительных рабочих мест — в бизнес-центрах, на производстве, в торговле, логистике и социальной сфере. Из депрессивного спального пригорода эти территории превращаются в сбалансированный городской район», — добавил Сергей Собянин.

Транспорт

Второй острейшей проблемой современной столицы Мэр Москвы назвал транспорт. Причём решить её можно благодаря приоритетному развитию общественного транспорта (метро, железных дорог, наземного транспорта и такси), наведению порядка на дорогах, дорожному строительству и улучшению пешеходной доступности. Также была проведена работа по ликвидации хаотичной парковки, незаконных ларьков, палаток и рекламных конструкций.

«По своим масштабам московская программа развития транспортной системы является одной из крупнейших в мире. Её реализация была бы невозможной без поддержки Президента России, Правительства Российской Федерации и без комплексной работы в масштабах всего Московского транспортного узла», — заявил Сергей Собянин.

По словам Мэра, одним из основных направлений работы является развитие Московского метрополитена: «В результате пяти лет кропотливой работы, часто на пределе сил и возможностей Строительного комплекса столицы, велись работы по строительству 18 новых станций метро, 15 из которых уже открыты для пассажиров. И самое главное — создан огромный задел на ближайшие годы».

До конца 2018 года в Москве откроется около 30 новых станций метрополитена. В том числе речь идёт о первом участке Третьего пересадочного контура.

Развитию наземного общественного транспорта способствует появление выделенных полос. Сегодня ими пользуется каждый четвёртый пассажир — около полутора миллионов человек в день. К тому же выросла скорость движения, обеспечена регулярность движения автобусов и троллейбусов.

«При этом разделение потоков общественного и личного транспорта не уменьшило, а наоборот, увеличило пропускную способность вылетных магистралей, так как правые полосы дорог были освобождены от хаотичной парковки машин порой в два-три ряда», — отметил Мэр Москвы.

Росту популярности общественного транспорта помогло обновление подвижного состава. Также фактически была заморожена индексация тарифов на проезд. «Стоимость разовой поездки на метро или автобусе сегодня на 35 процентов ниже, чем в 2010 году», — сообщил Сергей Собянин.

Строительство

Правительство Москвы также нашло резервы для увеличения дорожного строительства: были использованы максимально экономичные проекты, сокращены сроки работ, привлечены квалифицированные подрядчики.

«Большие работы идут на Новорязанском, Новорижском и Ярославском шоссе, на трассе в аэропорт Домодедово. Не без труда, но всё же решается наболевшая проблема комфортного выезда из города», — уточнил Мэр Москвы. Он добавил, что сейчас решается вопрос обеспечения связанности соседних районов. Для этого строятся новые дороги, тоннели, развязки.

За пять лет протяжённость магистральной улично-дорожной сети в Москве увеличилась на 10 процентов. Этого удалось добиться благодаря тому, что за 2011 — 2015 годы было построено более 400 километров дорог, 112 эстакад, мостов и тоннелей и 139 внеуличных пешеходных переходов.

Реконструировано восемь вылетных магистралей, на которых появилось 150 километров выделенных полос для общественного транспорта и 350 заездных карманов на остановках. Также была проведена работа по реконструкции и строительству 10 транспортных развязок на МКАД.

Благоустройство

Большая часть московских дворов, школьных стадионов, парковых территорий и пешеходных зон была благоустроена в течение пяти лет. Так, работы охватили более 20 тысяч столичных дворов. Здесь появились дополнительные парковки, детские городки, площадки для отдыха и выгула домашних животных, было проведено озеленение. Благоустройство коснулось также 400 зелёных территорий, среди которых 80 крупных городских парков, 20 скверов Садового кольца, 161 новый парк в шаговой доступности от жилых кварталов и другие.

«Вместе с благоустройством в Москву вернулась, казалось бы, безвозвратно ушедшая мода на отдых под открытым небом. Количество москвичей, проводящих свободное время во дворах и парках, выросло не на проценты, а в разы», — сообщил Сергей Собянин. В частности, посещаемость ВДНХ и других крупных парков культуры и отдыха выросла в 4,4 раза.

Образование

Пять лет назад Правительство Москвы поставило задачу изменить систему управления образованием, принципы финансирования и материальную базу образовательных учреждений. Это было связано с тем, что примерно треть детей младшего возраста не посещали детские сады, также наблюдался разрыв в качестве преподавания между элитными и обычными школами.

В результате началось строительство новых детских садов и школ, работа по обновлению материально-технической базы, созданию крупных образовательных коллективов.

Как отметил Сергей Собянин, не все эти меры изначально были восприняты с пониманием, но несмотря на это, результаты не заставили себя ждать. В частности, это касается укрупнения школ.

«Создание мощных образовательных комплексов позволило сформировать полноценные педагогические коллективы. Средняя заработная плата учителя выросла на 80 процентов — до 70 тысяч рублей. Практически в каждой школе появилось два-три профильных направления учёбы», — уточнил Мэр Москвы.

В свою очередь увеличение бюджета образования примерно в полтора раза и переход на подушевое финансирование привели к тому, что школы борются за учеников и обеспечивают им более качественное образование.

«Число дошкольников в Москве выросло в 1,5 раза. Все московские дети в возрасте от двух лет восьми месяцев обеспечены местами в детских садах. Зачисление в первые классы тоже проходит без каких-либо существенных проблем», — подчеркнул Сергей Собянин.

Он добавил, что на сегодня реорганизация системы образования в основном завершена: устоялась система финансирования и оплаты труда, создана система поощрения лучших школ. Заметны изменения и в качестве образования.

«Сегодня мы имеем в два раза больше отличников, в два раза больше победителей и призёров олимпиад, в два раза больше школ в общероссийском рейтинге лучших учебных заведений», — заявил Мэр Москвы.

Здравоохранение

Внедрение современных стандартов лечения в Москве снизило средние сроки госпитализации на треть и улучшило качественные показатели работы столичных больниц. Средняя продолжительность жизни выросла до 77 лет (за пять лет — на три года). В три раза снизилась больничная смертность от инфарктов. За счёт правильной организации работы женских консультаций и родильных домов, создания отделений патологии беременности, реанимации и выхаживания новорождённых материнская и детская смертность в городе сократилась почти на 30 процентов. По этим показателям Москва уже не отличается от большинства европейских стран.

По словам Сергея Собянина, Москва выполнила пять из шести показателей улучшения состояния здоровья граждан, установленных майскими указами Президента России. В частности, в столице было в полтора раза увеличено финансирование сферы здравоохранения. «Финансирование больниц и поликлиник должно зависеть от объёма и качества медицинских услуг. Деньги должны следовать за пациентом. Причём такая система финансирования не наше изобретение, а требование федерального закона», — отметил Мэр Москвы.

В результате в городе созданы крупные амбулаторные центры, которые проводят весь спектр современной диагностики. Таким образом, обычные поликлиники вошли в состав крупных комплексов, где пациентам могут оказать более высокотехнологичную медицинскую помощь.

Для удобства москвичей была введена электронная очередь — простая и быстрая система записи к врачу. Благодаря ей доступность сложных диагностических исследований выросла в разы: по компьютерной томографии — в два раза, по магнитно-резонансной — в 3,7 раза.

«Сроки ожидания консультаций узких специалистов сократились также в разы. На консультацию к хирургу или кардиологу сегодня можно попасть в течение нескольких дней, хотя раньше приходилось ждать по две-три недели. И это считалось нормой. Причём мы абсолютно открыты и система ЕМИАС открыта, можно посмотреть, где какие очереди, на какой день можно записаться к врачу», — добавил Сергей Собянин.

Также было произведено переоснащение больниц и поликлиник. По уровню современного оборудования они сегодня не уступают аналогичным учреждениям в европейских странах.

Социальная защита

Несмотря на экономическую ситуацию, Москва продолжает выполнять все социальные обязательства. К тому же бюджетные расходы на соцсферу растут.

«За прошедшие пять лет был проведён капитальный ремонт большинства учреждений соцзащиты. Внедрены новые формы социального обслуживания ветеранов войны, включая „тревожную кнопку“, санаторий на дому, службу сиделок. Дополнительная адресная помощь охватила более полумиллиона человек, которые действительно в ней нуждаются», — уточнил Мэр Москвы.

Взаимодействие с гражданами

Процесс общения горожан с органами власти в корне изменился после создания сети центров предоставления государственных услуг «Мои документы». В них можно получить 152 услуги, они выдают более 200 видов документов. Ежедневно эти центры посещают 70 тысяч человек.

«Современные средства коммуникации создали предпосылки к решению ещё одной важнейшей проблемы — организации прямого диалога с людьми, без которого невозможно управлять городом», — заявил Сергей Собянин.

Например, система электронных референдумов «Активный гражданин» позволяет проводить городские и локальные опросы. Тысячи людей принимают участие в решении насущных городских проблем в рамках краудсорсинг-проекта.

Работу городских служб москвичи помогают контролировать с помощью портала «Наш город». В системе зарегистрировано более 610 тысяч пользователей. «Я благодарен москвичам за их активную жизненную позицию, за помощь в управлении нашим городом, который мы любим и которым гордимся», — отметил Мэр Москвы.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > mos.ru, 21 октября 2015 > № 1526991 Сергей Собянин


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > mos.ru, 13 октября 2015 > № 1526989 Сергей Собянин

Интервью «Афише»

Варвара Мельникова: Вы в 2011 году сказали: «Для меня важно изменить идеологию города во всём, город должен повернуться лицом к людям во всём. И если мне удастся последовательно внедрять эту идеологию, то я буду считать это успехом». Вы сейчас как оцениваете — удаётся поменять идеологию?

Сергей Собянин: Мне кажется, что удаётся. Причём речь не только о девелоперских проектах и вообще градостроительной политике. Это работа всех бюджетных учреждений — начиная от парков и заканчивая образованием, здравоохранением, оказанием услуг. Все доходы городских структур сегодня зависят от конкретных потребителей: от учеников, от пациентов, от посетителей — считаю, это очень важно.

Варвара Мельникова: У Вас есть программа создания комфортного города с помощью парковок, парков и велодорожек. Но комфортный город — это не только отсутствие пробок и скамеек в парках, это и качество воздуха, которым мы дышим, и воды, которую мы пьём. У Вас насчёт экологии какие планы? Будем ли мы когда-нибудь купаться в Москве-реке?

Сергей Собянин: В Москве-реке мы уже купаемся, только не во всех её участках. Вообще у нас одни из самых крутых санитарных норм и правил, значительно круче, чем во многих других странах.

Варвара Мельникова: В смысле у нас самые строгие?

Сергей Собянин: Одни из самых строгих. Что касается качества воздуха, то оно постепенно улучшается хотя бы в силу того, что двигатели на наших машинах от «Евро-1», «Евро-0» постепенно переходят к «Евро-4», «Евро-5». Это точно снижает вред окружающей среде. Главный источник загрязнения воздуха в Москве — это не заводы, а именно автомобильный транспорт. По мере перехода на гибридные двигатели, на электродвигатели ситуация с экологией будет улучшаться. А что касается акватории, то, конечно, нужно очищать берега рек, реанимировать маленькие речушки. Это такая не очень заметная повседневная работа, и мы ею занимаемся. И я должен сказать, что постепенно и вода, и воздух в Москве не ухудшаются, а улучшаются, несмотря на то что город растёт.

Варвара Мельникова: К вопросу о ежедневной работе: есть такой сайт — vmet.ro, и когда в метро ты хочешь включить Wi-Fi, то сначала нужно прочитать новости, как Вы посещаете и открываете одно место, второе, третье, десятое. Сколько открытий в неделю Вы посещаете и что это даёт этим местам или организациям?

Сергей Собянин: Честно говоря, не считал, сколько я открываю. Но это же простое уважение к труду людей, которые строят и создают эти объекты. В этих проектах участвуют сотни, иногда и тысячи людей, очень важно говорить им спасибо. И безусловно, это способ рассказать горожанам, как мы выполняем программы, которые были анонсированы. Многое мы просто не замечаем: город большой, и кто знает, что на Рязанке сделали развязку, если он живёт на другом конце Москвы? Создание постоянного информационного потока и рассказ о том, что мы делаем, мне кажутся очень важным для адекватного понимания происходящего в городе. И наверное, было бы хуже, если бы я появлялся не на открытиях, а на закрытиях или на пустыре.

Варвара Мельникова: Безусловно. А есть ещё одна московская традиция — большое количество открытий и прочих информационных поводов подгонять к Дню города. И от этого очень часто может страдать качество реализации. Вот зачем нужна такая традиция?

Сергей Собянин: Не уверен, что это так. Вспоминаю. Мне кажется, что мы максимально близко к Дню города открыли один объект — эстакаду на Рязанке.

Варвара Мельникова: Нет, весь центр перерыли летом и к Дню города закончили.

Сергей Собянин: Смотрите, снег идёт за окном в начале октября. Мы вынуждены все работы в плане благоустройства делать в летний сезон. Москва — единственный на планете город такого размера, вынужденный из-за климатических условий за три месяца реализовать проекты, над которыми надо работать годами. Но у нас другого варианта нет. К 1 сентября возвращаются с каникул школьники, идёт большой наплыв людей, интенсивное движение машин. Поэтому мы к сентябрю стараемся уйти с улиц, особенно интенсивно загруженных. Мне кажется, это очевидно.

Варвара Мельникова: У Вас есть такая категория специфических избирателей без права голоса — это молодые пассионарные предприимчивые люди, которые выбирают Москву местом своей самореализации, но у них нет прописки и формально они за Вас не голосуют. Вы себя чувствуете Мэром этой аудитории?

Сергей Собянин: Мы только за, когда эти люди приезжают, работают, помогают развивать экономику города. Они пользуются всей инфраструктурой: транспортом и здравоохранением, социальной сферой и парками. Вообще, экономика Москвы построена таким образом, что мы имеем профицит рабочих мест где-то в 2,5 миллиона. Если бы эти 2,5 миллиона человек не приезжали каждый день в Москву на работу, я боюсь, что Москва претерпела бы просто экономический крах. Поэтому эти люди играют важную роль, при этом многие работают в инновационной сфере, в сфере журналистики, в производстве, в культуре. Эти люди вносят большой вклад в город, и к ним надо относиться как минимум с уважением.

Варвара Мельникова: У Вас есть ощущение, что Вы конкурируете не только внутренне, но и международно? Всё-таки среднестатистический москвич обладает выбором жить не только в Москве, но и в разных других городах мира. У Вас есть ощущение, что Вы не только с Петербургом, но и с Нью-Йорком или Шанхаем конкурируете за человеческий капитал, за инвестиции?

Сергей Собянин: Это не ощущение, а факт, именно так и происходит. Москва — это мощнейшая мировая агломерация, если говорить не только о 12 миллионах москвичей, а ещё о десятке миллионов жителей Подмосковья. И мы конкурируем с мировыми мегаполисами. Такая уж наша роль и наша ответственность. Конечно, мы должны себя сравнивать с аналогичными мировыми агломерациями по всем параметрам. И по качеству жизни, и по транспортным возможностям, и по образованию, и по здравоохранению и так далее. Другое дело, что не всегда удаётся корректно сравнивать. Международные рейтинги основываются на каком-то больше субъективном, политизированном подходе, опросах граждан и так далее. Но, задав вопросы гражданам в Нью-Йорке и Москве, потом выводить какой-то рейтинг достаточно сложно. Мы стараемся сравнивать себя по объективным фактическим показателям: скорости движения, количеству транспорта, показателям заболеваемости, смертности и так далее. Я вам скажу, что Москва на этом фоне выглядит вполне достойно.

Варвара Мельникова: Все мировые агломерации сталкиваются с решением вопросов для очень разных групп людей. Вот, например, в Москве несколько сотен тысяч мусульман и всего лишь четыре общедоступные мечети. Что хорошо видно, например, когда в Курбан-байрам перекрываются большие участки городской территории, и это создаёт дискомфорт и конфликты абсолютно для всех.

Сергей Собянин: У нас большое количество мигрантов в Москве, и очень много их живёт в Подмосковье. Но создавать для них дополнительные возможности для религиозных праздников, чтобы концентрировать всё на Москве, мне кажется, было бы неправильно. Для тех мусульман, которые живут в Москве, мечетей у нас достаточно. Тем более сейчас открылась самая большая мечеть в Европе.

Варвара Мельникова: За последние пять лет московский Департамент культуры стал очень известен своими проектами и своими людьми. И в последнее время в этом вполне успешном Департаменте произошёл ряд больших изменений. Какие задачи Вы поставили перед новым руководителем Департамента и чего нам ждать в ближайшее время от них?

Сергей Собянин: Ничего там плохого не происходит, Департамент культуры уже прошёл экзамен во время Дня города. Они сделали ещё больше мероприятий, и они как минимум были не хуже качеством, чем в прежние годы. Задачи, которые стоят сейчас перед Департаментом, — активно взаимодействовать с коллегами из других направлений. Сегодня ни один крупный фестиваль невозможен без взаимодействия с другими департаментами. Например, это и Комплекс городского хозяйства, и Департамент торговли, и Департамент безопасности. Невозможно сколь-нибудь крупное мероприятие или культурный объект поднимать в одиночку.

Варвара Мельникова: Хорошо, спрошу про новые приоритеты московской культуры конкретнее. За пять лет город обрёл много новых достопримечательностей: ВДНХ, Парк Горького, «Гараж», «Стрелку», Музей толерантности. А какие достопримечательности нас ждут в ближайшие несколько лет?

Сергей Собянин: Во-первых, ВДНХ пока только на старте, и там ожидается достаточно много крупных проектов, каждый их которых достоин внимания. Ещё, безусловно, парк «Зарядье», следующее — это детский парк в Нагатинской пойме. Новый проект, который появился буквально недавно, — это культурный центр на базе ГЭС-2. Кроме того, это новые проекты в районе ЗИЛа.

Варвара Мельникова: Есть ощущение, что большое количество городских культурных проектов, таких ярких, брендовых, — они состоялись в центре. И Вы в каком-то смысле получаетесь Мэром центра Москвы.

Сергей Собянин: Я не согласен с этим утверждением. У нас 90 процентов всех проектов идут за пределами Садового кольца. Те же самые ВДНХ, парк «Останкино» — они что, в центре находятся? Наши спальные районы должны быть не хуже, чем центр города. Уже сейчас можно говорить про Измайловский парк, «Сокольники», «Тушино», десятки парков, тысячи дворов обустроено. Причём качество этого обустройства в спальных районах часто бывает на более высоком уровне, чем в пределах Садового. В центре Москвы очень сложные дворы, зачастую какие-то проходные дворики, в которых что-либо делать очень сложно. Заставленные машинами, с висящими проводами, с торчащими из стен кондиционерами. Иногда заходишь в такой двор — просто оторопь берёт. И это моя принципиальная позиция, что город должен равномерно развиваться. Нельзя сосредоточиться на каких-то знаковых объектах, всё остальное забыть. Люди должны видеть качественную среду по всему городу. Кстати, это вообще принципиальное отличие Москвы от других мегаполисов, потому что в том же Нью-Йорке есть целые районы, куда не рекомендуют ходить туристам. Даже в Женеве есть районы — будь здоров! В Москве в любом районе можно в любое время гулять без особой опаски.

Варвара Мельникова: А уровень безопасности повысился с момента Вашего прихода?

Сергей Собянин: Да, значительно повысился. Но это общий тренд, он сложился и до моего прихода. Он связан с изменением экономики, доходов населения, с социальной ситуацией, политической ситуацией. Этому способствовала и массовая система видеонаблюдения, которая создана в городе. Одна из самых крупных вообще в мире. Видеокамеры во дворах, в подъездах, в местах массового скопления людей, в метро, транспортных узлах, на дорогах и так далее. Сегодня значительная часть преступлений раскрывается с помощью видеокамер.

Варвара Мельникова: У Вас есть какая-нибудь любимая тема, которой Вам больше всего нравится в городе заниматься? Ну просто есть какие-то вещи, которые Вы делаете, потому что это Ваш долг, Ваша профессиональная ответственность. А какая-то любимая штучка есть?

Сергей Собянин: Благоустройство города, мне кажется, самая благодатная, благодарная тема, хотя, когда ты занимаешься этим процессом, наслушаешься много чего. Но когда всё сделано, то эффект, конечно, очевиден. В День города я проезжал по тем улицам, которые мы недавно реконструировали, и видел огромное количество людей, которые шли по той же Мясницкой. Тротуары огромные, которые мы сделали, были все заполнены людьми. Я думаю, что без этих работ всё было бы совсем по-другому и настроение у людей было бы другое.

Варвара Мельникова: Ещё о благоустройстве. В Москве очень много университетских кампусов, и они занимают серьёзный объём территории: это «Вышка», МГУ, «Бауманка». И они все закрыты от города. Притом что международный тренд совершенно обратный. Вот этот сюжет как-то обсуждается? Есть планы на раскрытие этих территорий?

Сергей Собянин: Это новая тема, мы её обязательно обсудим.

Варвара Мельникова: Москва — город федерального значения, и у нас есть федеральная площадь — Красная. Но у нас фактически нет главной городской площади, где не только фотографируются туристы, но и проводят время сами горожане. При этом есть, например, Лубянская площадь — там сейчас «Детский мир» и Политехнический музей будет скоро открыт, то есть территория будет очень интенсивная, детская, с большим потенциалом для прогулок. Есть по этому поводу какие-то идеи у Мэрии?

Сергей Собянин: Я считаю, что у Лубянской площади такой потенциал есть. Но как её лучше сделать, в каком виде — это требует обсуждения с горожанами. Там очень интенсивное движение, закрыть его абсолютно не получится — это парализует город. Но что-то с Лубянской площадью надо придумать, я согласен.

Варвара Мельникова: Вы на днях завели себе аккаунты в «Твиттере» и «Инстаграме». Во-первых, почему сейчас? Во-вторых, почему «Твиттер»? Это не самая популярная соцсеть в России.

Сергей Собянин: И в «В контакте» есть аккаунт. Ну а насчёт того, зачем я вообще в это ввязался — люди получают большую часть информации именно из социальных сетей. И для того чтобы достучаться до избирателей, донести свою позицию, услышать мнение москвичей, нужно использовать и этот важный канал. Мне кажется, что хочешь ты, не хочешь — ты должен работать с социальными сетями.

Варвара Мельникова: «Афиша» часто пишет про разные новые городские привычки: где есть уличную еду или ездить на велосипеде, заниматься спортом. А у Вас какие привычки за последние пять лет сформировались? Про Вас пишут, что Вы очень любите охоту, но это не городская привычка. А чисто московские привычки у Вас какие?

Сергей Собянин: К сожалению, Варвара, то ли я уже в таком возрасте, то ли работы становится всё больше. Никаких городских привычек: потусоваться, походить по театрам, по кино побольше — у меня не появилось. Надеюсь, в будущем это изменится.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > mos.ru, 13 октября 2015 > № 1526989 Сергей Собянин


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > mos.ru, 13 октября 2015 > № 1526980 Сергей Собянин

Интервью «Газете.ру»

Мэр Москвы Сергей Собянин приехал в группу Rambler & Co и дал интервью нескольким изданиям. «Газете.Ru» он рассказал о том, как ему виделась Москва пять лет назад и сейчас, что будет с деньгами на капремонт и платной парковкой, как он относится к оппозиции и кем сам себя ощущает в столице.

Масштаб

— Спасибо, что приехали к нам. Вот смотрите, в эти дни пять лет назад Ваша кандидатура была внесена в Мосгордуму на утверждение Мэром Москвы. Многие тогда возмущались: дескать, сибиряка поставят управлять Москвой — что он может знать про столицу? Потом оказалось, что некоторые «понаехавшие» лучше коренных... А что сами тогда думали про город и нас и как изменилось Ваше восприятие за эти годы?

— Если вы не поленитесь и посмотрите моё первое выступление в городской Думе, то я и сейчас готов подписаться под всеми словами, которые тогда сказал. Хотя сейчас, по прошествии пяти лет, понимаю: тогда я не осознавал некоторых вещей. Но буквально недавно, просмотрев ещё раз все те приоритеты, которые мы выстраивали, понял: выстроены они были совершенно адекватно. Даже удивился... И это не может не радовать, потому что именно тогда началось выстраивание всей идеологии развития города.

— А что всё-таки было неожиданного? Вы сами сказали: не осознавали некоторых вещей.

— Ощущение масштаба. Все-таки одно дело — руководить, да, большой областью, но в которой много средних или небольших городов. И другое дело, когда всё концентрируется в одном мегаполисе и реализация любого проекта масштабируется на этот объём.

Если ты в полумиллионном городе реконструировал пару улиц, может казаться, что всё — реконструировал город. А в Москве это даже не начало — так, проба пера.

Капремонт

— Есть несколько тем, по которым на вас особенно наезжали. Одна из последних и весьма болезненных — введение платы за капремонт.

— Светлан, на меня по любому поводу наезжают.

— Это верно. И всё же экономически неправильно было вводить дополнительные платежи в кризис, когда доходы людей и так падают. Особенно болезненно было воспринято то, что плату берут сегодня, а дома в планах на капремонт стоят через 15 — 20 лет. В нашей стране нет практики долгосрочных инвестиций. В чём был смысл делать это именно сейчас?

— Во-первых, это федеральный закон, а не моя прихоть. Во-вторых, такой закон вообще надо было принимать даже не сегодня, а ещё лет десять назад. В-третьих, никакие ресурсы никто накапливать не собирается. Деньги будут расходоваться по мере поступления. И ремонт начнётся не через 20 лет, а буквально со следующего года и в огромных объёмах. Мы даже готовы выделять дополнительные деньги, чтобы максимально приблизить ремонт и сделать его комплексно.

Планируем, что за ближайшие три года будет отремонтировано около трёх тысяч домов. Это колоссальный объём — 10 процентов всего жилого фонда Москвы, представляете! Вопрос теперь в том, чтобы подрядчики справились с таким объёмом.

Но если этого не делать сейчас, с каждым годом ситуация будет только ухудшаться. Вначале мы с вами будем жить в некомфортном жилье, а потом — просто в аварийном. Выбор такой.

И город из капремонта не уходит — это не то, что лишь жители будут его оплачивать. Мы вкладывали около 10 миллиардов рублей в год и будем вкладывать эти же 10 миллиардов. Плюсом к тому, что будут собирать граждане. И эти деньги пойдут на льготы для ветеранов, пенсионеров, инвалидов. Сегодня же получается, что город субсидирует всех одинаково Что, наверное, не очень справедливо.

Лекарства

— Ещё одна тяжёлая тема, особенно в условиях санкций и девальвации рубля, лекарства и вообще здравоохранение. Уже были истории, когда больным не выписывали оригинальные препараты, заменяя их дженериками либо отечественными аналогами, которые, увы, совсем не аналоги. Что будете делать?

— У нас были очень серьёзные опасения, особенно в части закупки лекарств, потому что значительная их часть — импортные или изготавливаются на импортном сырье. Была вероятность обвального роста цен. Но этого не произошло. Нам удалось договориться с поставщиками практически не менять цены, несмотря на девальвацию.

На следующий год мы заложили небольшой дефлятор, который, я очень надеюсь, будет достаточен для того, чтобы в полном объёме обеспечить здравоохранение лекарствами, препаратами и расходными материалами. Будем следить, чтобы ничего не ухудшилось, в случае необходимости добавлять ресурсы, чтобы обеспечить безусловное выполнение всех обязательств по льготным лекарствам. Ну и соответственно, поддерживать систему медпомощи в поликлиниках и больницах.

Парковки

— Одна из всеми «любимых» и постоянно обсуждаемых тем — парковки. Да, в центре стало немного легче, но теперь Вы пошли дальше и вводите платные парковки за Третьим кольцом. К ним очень много вопросов, потому что отнюдь не только у торговых центров появляются паркоматы, но и в спальных районах. При этом перехватывающие парковки не строятся, то есть людям скоро будет просто негде ставить машину.

— Там, где это возможно, мы строим перехватывающие парковки, сегодня их около 15. При проектировании транспортно-пересадочных узлов — а сейчас мы очень серьёзно занимаемся подготовкой таких проектов — обязательно будем проектировать и парковки для машин, в том числе перехватывающие. Это во-первых.

Во-вторых, когда мы выбираем, вводить платную парковку или нет... На самом деле, если честно, никакого выбора тут нет: ни один город мира не решил эту проблему как-то иначе. Нет других решений. Больше того, иногда мегаполисы поступают ещё жёстче: это и лимиты на покупку машин, и платный въезд в центр, и просто запрет на въезд в центр города.

Москва идёт наиболее щадящим образом. То есть никакие эти жёсткие меры мы не планируем, а идём только по пути создания платной парковки.

Что касается парковки за Третьим транспортным кольцом, она вводится лишь там, где есть серьёзное напряжение со стоянками, с транспортом, где возникает хаос из-за паркующихся машин и автомобилисты сами себе мешают и проезжать, и парковаться. Там, конечно, надо упорядочивать.

— Как альтернативу машинам Вы обещали новые маршруты общественного транспорта и новые троллейбусы, автобусы, вагоны метро. Они появляются, но хотелось бы в большем объёме.

— Мы обновили практически весь подвижной состав в Мосгортрансе. Там подвижной состав сегодня — самый молодой в Европе. Это первое. Второе — на треть обновили парк вагонов метро. Это вообще огромная, просто колоссальная работа с учётом объёмов парка столичного метрополитена.

В-третьих, уже в первом полугодии следующего года мы, надеюсь, закончим реформацию наших взаимоотношений с частными перевозчиками, чтобы они тоже обновляли свой подвижной состав. Плюс у нас заключён контракт по созданию нового типа вагонов метро. Чтобы транспорт был ещё более современным.

С Московской областью заключили 15-летнее соглашение на пригородного перевозчика, будет обновление подвижного состава электричек. Заключили контракт на эксплуатацию подвижного состава на МКЖД. И требования тоже очень высокие — ну на уровне «Ласточки», которую все видели.

— За новые вагоны в метро действительно спасибо.

— Будут ещё лучше. Мы просто переходим на другой технологический уровень.

Палатки

— Есть ещё одна «любимая» тема — палатки.

— Вы любите палатки?

— В разумных количествах и с пристойной номенклатурой — да. Вы в качестве контраргумента приводите ярмарки, которые стали активно работать в городе. Справедливо. Но всё же многие палатки выполняли как раз функцию магазинов шаговой доступности. И служили хорошей альтернативой торговым сетям: цены ниже, качество иногда даже выше. Наконец, дополнительные рабочие места, что в кризис тоже нелишне. Почему не вернуться к точечному размещению палаток с жёсткой номенклатурой того, что можно там продавать?

— Мы так и делаем! Мы же не уничтожаем палатки, мы просто создаём оптимальные схемы их размещения. Согласуем с местными жителями, с депутатами. Затем за бюджетные деньги сами устанавливаем объект мелкорозничной торговли и дальше сдаём в аренду, строго прописывая номенклатуру, специализацию.

Что часто происходит? Даже заключив договор о специализации, продают совершенно другое. Чтобы расторгнуть такой договор и убрать палатку, нужно пройти суды. На это иногда уходят годы, суды проигрываются. А почему? Вот, скажем, мы фиксируем, что продают не помидоры, а одни сигареты и полуфабрикаты. Нам в ответ: пожалуйста, вот фотография — и уже помидоры. А завтра их снова нет.

В системе, когда мы сдаём собственное имущество, такого происходить не будет. Не торгуешь по правилам — отдадим ключи другому. При этом ему не надо ни подключаться к сетям, ни бегать по чиновникам. Просто арендатор получает ключ, заходит и работает.

Вот вы говорите, палатки помогают восполнить недостаток розничной торговли, в частности, в спальных районах. Увы, к сожалению, этого не происходит. Все палатки стремятся туда, где и так уже избыток торговли: к станциям метро, транспортным узлам, в центр города. И торгуют часто совсем не тем, что нужно местным жителям. Отнюдь не молоком или хлебом. Мы предлагали, разыгрывали места в спальных районах — никто туда не пришёл. Даже когда получали места, не приходили торговать — неинтересно. А ставить палатку возле метро, где и так куча магазинов, — смысла нет.

Поэтому мы и выбираем места, где палатки действительно нужны. Кстати, когда начинали, нам говорили: у бизнеса нет денег, он не пойдёт участвовать в ваших торгах. Ничего подобного: на каждую палатку по четыре — шесть заявителей, стоимость аренды увеличивается в разы. Так что конкурентная среда есть, и это вполне приемлемо для того, чтобы и дальше расширять эту сеть.

Доходы бюджета и инвестиции

— А иностранцы сегодня готовы вкладываться в столицу страны, которая под санкциями?

— Буквально на днях мы смотрели новый объект «Энки», которая вложила в строительство 500 миллионов долларов (турецкая компания Enka — собственник и девелопер ряда торговых и административных комплексов). Очень качественный многофункциональный центр, со спортивными залами, детским центром с торговлей, офисами и так далее. И компания собирается возвести ещё около миллиона квадратных метров различных проектов в Москве.

Я надеюсь, что инвестиционный спрос, даже если просядет на какие-то проценты, восстановится. Так было во все кризисные времена. Сегодня цены на стройматериалы из-за девальвации рубля ниже европейских, рабочая сила дешевле, правила игры понятны, издержки процентов на 30 — 40 ниже, чем раньше. Поэтому инвесторам становится снова выгодно вкладывать в Москву.

— Вы делитесь планами так, будто нет никакого кризиса, доходы не падают. У Москвы, конечно, больше прочности, чем у других регионов, но всё же не ощущать кризис невозможно.

— Мы привыкли жить в ситуации, когда доходы у нас падают в реальном выражении. Да, в номинальном чуть-чуть подрастают, но не в реальном.

Мы сохраняем структуру бюджета за счёт эффективности управления и расходования средств. За три года текущие расходы мы не нарастили! Хотя, в принципе, должны были их нарастить процентов на 30 как минимум. А мы не нарастили. И ещё сохранили инвестиционную составляющую. А в ней даже в условиях инфляции сохранили объёмы строительства, за счёт оптимизации стоимости на всех стадиях проектирования, начальной цены, конкурентных торгов. Таким образом, мы выполняем программы, которые наметили.

И я вам скажу, это крайне непросто. Это каждодневная тяжёлая работа. Но без нее московский бюджет просто бы взорвался и никаких строек бы не велось.

Оппозиция и выборы

— А так у оппозиции, ну, которая ещё осталась, всегда будет предмет, за что Вас критиковать.

— Так всегда было и будет. Что бы мы ни делали, всегда будут задавать вопросы. Главное при этом не шарахаться, не прятаться и не разворачиваться назад. Если ты знаешь, что прав, что проект нужен городу, нужно его последовательно реализовать. Тогда всё будет нормально. А если дергаться, пытаться подыгрывать кому-то, ничего хорошего из этого не выйдет.

— И всё же Вам до сих пор припоминают выборы 2013 года с высокими голосами оппозиции... Сейчас мы снова готовимся к выборам — в Госдуму. Во-первых, что сами думаете про оппозицию? Во-вторых, ждёте ли каких-то всплесков оппозиционных настроений в Москве к осени 2016 года?

— Оппозиция — это всегда хорошо. Она заставляет власть не дремать и находиться в форме. А что касается настроений 2016 года, перед выборами в Государственную Думу, — время покажет. Мне кажется, ничего радикально в худшую сторону не изменится. Но это будет зависеть, конечно, и от действий самих властей, насколько они будут адекватны в складывающейся ситуации.

— Вы работали в Тюменской области, в Екатеринбурге, потом в Москве. Вы сами с каким регионом себя идентифицируете?

— С Россией.

— Это понятно.

— А вы сами как думаете? Вы попробуйте пять лет вкалывать в городе, заботиться о нём, постоянно быть на телефоне, разрешать чрезвычайные ситуации. Конечно, Москва уже родной город для меня.

— Если ситуация позволит, будете снова баллотироваться?

— Поживём — увидим.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > mos.ru, 13 октября 2015 > № 1526980 Сергей Собянин


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > mos.ru, 13 октября 2015 > № 1526970 Сергей Собянин

Интервью «Ленте.ру»

Мэр Москвы Сергей Собянин посетил офис Rambler & Co, где дал интервью ведущим изданиям группы компаний. Как развивается город? Почему необходимы реформы? Как принимаются непопулярные решения? «Лента.ру» публикует ответы Мэра на эти и другие вопросы. Остальные части беседы можно прочесть на сайтах «Афиши», «Газеты» и «Чемпионата».

— Город быстро меняется в последние годы. Люди и их привычки тоже меняются. Кто под кого подстраивается?

— Взаимный процесс. Если на улицах становится чище, то и сорить не хочется. Если раньше потребность в уровне благоустройства была одна, то сейчас она совершенно другая. Мы начинали с благоустройства самых запущенных дворовых территорий. Но к нам стали приходить москвичи, которые просили взяться за их, казалось бы, обустроенные дворы, говоря: «Посмотрите, как у нас плохо». Раньше считалось, что это «лучше некуда», а потом оказалось, что горожан такой уровень вовсе не устраивает. Потребности, как и восприятие окружающего пространства, очень быстро меняются. Мы не ориентируемся на то, чтобы поменять москвичей. Но если мы меняем городскую среду, то следом, как мне кажется, меняется и ощущение города, и сами горожане.

— Становясь Мэром, Вы понимали, что Вам придётся менять всю систему, а не подкручивать отдельные гайки?

— Абсолютно отчётливо понимал, и никаких сомнений у меня в этом не было. У меня был богатый региональный опыт. Я понимал, что без реформирования бюджетной системы и системы городского управления продвигаться дальше невозможно. Пустой патернализм, заигрывание с избирателями приведут к краху любую систему. К примеру, в начале 2011 года у нас был долг перед банками в 300 миллиардов рублей, хотя на самом деле никаких объективных предпосылок к тому, чтобы набирать такие долги, не было. Зато было желание закидывать проблемы деньгами и заигрывать с избирателями. За эти годы половину долга мы уже выплатили, несмотря на то что бюджет в сопоставимых величинах последние три года не увеличивается, а даже снижается.

— Многие Ваши решения, как, например, платные парковки или введение платы за капремонт, можно назвать непопулярными. Такие решения могут стоить кресла на следующих выборах. Что Вам даёт уверенность в своих действиях?

— Мы же проводим эти реформы не ради реформ, а для того чтобы улучшить ту или иную сферу деятельности. Если мы вводим платные парковки, то рассчитываем, что в ближайшем будущем должна измениться транспортная ситуация. В центре города сразу стало свободнее, стало быстрее движение. Если мы реформируем систему образования, то уже буквально в течение года-двух мы должны видеть и результаты. Качество школьного московского образования стало лучше в два раза по всем параметрам, чем было пять лет назад. Конечно, каждая из этих реформ чрезвычайно болезненная. Но если пациента гладить по головке и кормить сладким, то вряд ли он выздоровеет. В конечном итоге всё станет только хуже. Тебя тогда точно не изберут. Но, чтобы решаться на непопулярные реформы, нужно быть уверенным в своей команде и знать точно, что эти решения дадут положительный результат.

— При текущих темпах строительства транспортной инфраструктуры справедливо задать вопрос: ждут ли Москву пятиуровневые развязки, как в Шанхае, или есть возможность сохранить нетронутыми какие-то локальные зоны и районы?

— Мы не собираемся по всему городу строить пятиуровневые развязки. В этом нет никакого смысла. Есть такой эффект: чем больше строишь дорог, тем больше на них выезжает автомобилей. А запас автомобилей у нас большой, их количество за последние годы увеличилось на четверть, и если они все одновременно выедут на улицу, то никакие развязки не помогут. Поэтому есть смысл строить развязки в транспортных узлах на пересечении с МКАДом, в каких-то сложных местах внутри города. Это локальное строительство, необходимое там, где стоят глухие пробки и существует очевидная проблема. Поэтому никаких многоуровневых развязок, например в центре города, не будет. Что касается создания комфортной среды, конечно, мы строим не только развязки и дороги, но создаём инфраструктуру, максимально приближённую к жителям: бульвары, парки, скверы, дворы. Мне кажется, что это всё сбалансировано.

— В Новой Москве идёт интенсивное строительство. Что планируется там с точки зрения общественного пространства, культуры, других центров притяжения? Стоит ли москвичу ехать в Новую Москву?

— Мы вообще за то, чтобы москвичам не нужно было каждый день перемещаться из одного конца города в другой. Для этого мы изменили всю градостроительную политику, стараясь не только жильё строить, но и создавать одновременно рабочие места. Всё для того, чтобы уменьшить эту ежедневную маятниковую миграцию. В Новой Москве происходит то же самое. С момента, когда Новая Москва перешла в состав старой, количество её жителей увеличилось на 80 тысяч, но при этом количество рабочих мест тоже увеличилось на 80 тысяч. То есть там создание новых рабочих мест идёт с опережением. Это поможет нам закрыть тот дефицит, который есть в спальных районах: Бутово, Солнцево, Переделкино. Проезжая утром по Киевскому шоссе, вы увидите, что там уже приличные потоки идут не только в город, но и из города. В ближайшее время мы закончим проект генерального плана развития этой территории, вынесем на обсуждение. Тогда уже станет понятно, какие там будут центры притяжения и инфраструктура.

— Как складываются у Вас отношения с районом «Москва-сити»? Насколько известно, недавно было принято решение о расширении делового центра за территорию ТТК.

— Хотя я говорил как-то, что решение, принятое в своё время по строительству «Москвы-сити», вряд ли добавит плюсов Москве, но за последние годы большинство ошибок было исправлено или находится в процессе исправления. Мы вложили в транспортную инфраструктуру десятки миллиардов рублей. В ближайшее время, надеюсь, приступим к строительству северного дублёра, заработает МКЖД, часть Третьего пересадочного контура метро будет также проходить рядом. То есть «Сити» всё больше и больше становится доступным с точки зрения транспорта. Я надеюсь, что в течение трёх — четырёх лет все объекты инфраструктуры и девелопмента будут завершены.

— Летом проходили общественные слушания по проекту развития новой территории МГУ. Обсуждался вопрос, будет ли территория этого мегапроекта закрытой или же она будет доступна для жителей окрестных домов?

— Научно-технологический кластер создается так, чтобы это было открытым пространством, для того чтобы он был доступен всем жителям и студентам. В этом плане в МГУ есть традиция — на Воробьёвых горах огромное пространство и территория, совершенно открытая для всех желающих.

— На днях должен заработать обновлённый портал mos.ru. Он сильно отличается от того, что было раньше?

— Все города проходили этот этап. Вначале каждое министерство, каждый департамент, каждое учреждение создаёт свои сайты, порталы и начинает работать по своему ведомству. В результате в Москве тысячи сайтов, принадлежащих бюджетным учреждениям и организациям. Тратится большое количество денег, а эффект от этого неочевиден. Поэтому, как и все большие города, мы аккумулируем все эти ресурсы на едином городском портале. Я уверен, что это даст определённую синергию. На одном портале можно узнать все основные городские новости, получить городские услуги, узнать о работе городских служб, узнать все возможности, которые есть в городе, написать заявление, жалобы и т.д. И через этот же портал выйти на какие-то специализированные ресурсы, если необходимо. Ну и дизайн нового портала будет более дружелюбным и современным.

— Можно ли выделить какие-то группы москвичей, которые больше всех выигрывают от ваших реформ?

— Москвичи очень разные. Важно, чтобы город был удобен для всех, учитывал все интересы. Это и подростки, и молодёжь, и пожилое население, работники государственных учреждений, частных компаний, промышленности, инновационного бизнеса. Город не может быть сориентирован только на одну группу — он сразу проиграет, не сможет развиваться. Это было бы большой ошибкой.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > mos.ru, 13 октября 2015 > № 1526970 Сергей Собянин


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > mos.ru, 7 октября 2015 > № 1526967 Сергей Собянин

Интервью газете «Аргументы и Факты»

Москва не может застыть в своём развитии. Если не совершенствоваться, российская столица проиграет конкурентную борьбу и городам нашей страны, и мегаполисам мира, уверен Мэр Москвы Сергей Собянин. В беседе с главным редактором «АиФ» Николаем Зятьковым он рассказал о том, что делается для превращения Белокаменной в город, комфортный и для тех, кто здесь живёт постоянно, и для тех, кто приезжает своими глазами увидеть изменившуюся за последние пять лет российскую столицу.

Избиратели оценили

Николай Зятьков: Пять лет пролетели так быстро...

Сергей Собянин: От этого немножко грустно.

Николай Зятьков: Почему?

Сергей Собянин: Так это же наши годы, которые чем дальше, тем стремительнее проходят.

Николай Зятьков: Тем не менее, Сергей Семёнович, за это время произошло много значительных событий. Какое из них лично для Вас стало самым важным?

Сергей Собянин: На вопрос «Как Вы оцениваете свою работу?» всегда отвечаю: «Избиратели оценят». Оценку моему труду поставили москвичи, проголосовав на выборах. И это для меня важное событие. Это подтверждение того, что я двигаюсь в нужном направлении, а москвичи одобряют перемены.

Николай Зятьков: Скажите, изменилось ли за последние годы число людей, которые Вам помогали, подставляли плечо?

Сергей Собянин: Я должен сказать, что без поддержки Президента и Правительства Российской Федерации работать в Москве было бы невозможно. Я благодарен за их поддержку. И очень важно, чтобы так было и дальше.

Николай Зятьков: Изменилось ли число недоброжелателей, завистников? Ведь были, наверное, и те, кто хотел бы порулить на посту Мэра столицы?

Сергей Собянин: Это вам лучше известно (смеётся). Знаете, было бы нелепо, если бы в таком огромном городе не нашлось людей, которые недовольны чем-то или не критикуют действующую власть. Это вполне нормально. А если кто-то хочет побыть Мэром... Так, пожалуйста, никому не возбраняется выставить свою кандидатуру на очередных выборах и бороться!

Николай Зятьков: Как удаётся достигать компромисса? К примеру, люди, которые ездят на автомобилях, имеют одни приоритеты. У кого нет машины — те не хотят, чтобы в их дворах организовывали парковки, а перед окнами расширяли дороги. Сергей Семёнович, очевидно, что все довольны Мэром быть не могут.

Сергей Собянин: Пожалуй, это самый сложный вопрос — соотношение интересов различных групп населения и нахождение компромисса. Даже в маленьком дворе по поводу установки детской площадки у людей много разногласий. Что уж говорить о расширении дорог, строительстве транспортных пересадочных узлов, реализации крупных градостроительных проектов, принятии таких управленческих решений, как платная парковка, и так далее. Конечно, есть и те, кто поддерживает эти меры, и те, кто видит по-другому решение городских проблем. Максимально стараемся найти компромисс между всеми. Но в конечном итоге принимать решение мне и брать за всё ответственность тоже мне. Поэтому всегда исхожу из соображений целесообразности и прагматичности, чтобы в целом для города было лучше.

От мигрантов доходов больше, чем проблем

Николай Зятьков: Москва вернула былое великолепие ВДНХ, начались работы на пустыре перед Кремлём в Зарядье, будут построены парки развлечений. Чего ещё по-крупному не хватает, на Ваш взгляд, российской столице?

Сергей Собянин: Из всех проблем Москвы транспортная остаётся, на мой взгляд, проблемой номер один. И недостаточно вводить платные парковки, реконструировать магистрали и строить развязки. Необходимо продолжать активно развивать общественный транспорт в целом и метро в частности. Поэтому будем, несмотря на кризисные явления, активно строить метро. Только оно может кардинальным образом решить проблемы с передвижением людей в мегаполисе. Ему в помощь — пригородные электрички. Сегодня фактически два миллиона человек в день пользуются ими. Поэтому пристальное внимание уделяется программе развития Московского железнодорожного узла, на который приходится свыше 50 процентов всех пригородных перевозок в стране. Кстати, на днях мы запустили экспрессы «Ласточка» от Ленинградского вокзала до Крюкова. Фактически они работают в режиме наземного метро. Время в пути для пассажиров сократилось в два раза (до 25 минут), с чем я и поздравляю жителей Зеленограда и Химок. Таким удобством могут похвастать даже не все районы столицы, находящиеся в пределах МКАД. Как вы понимаете, это результат той огромной работы, которую мы проводим вместе с РЖД, Московской областью и Правительством Российской Федерации.

Но вы задали мне более общий вопрос, поэтому, касаемо других проблем, хочу отметить вот что: город не может достигнуть чего-то и почивать на лаврах. Наша работа направлена на постоянное улучшение всех сфер жизни — образования, здравоохранения, культуры, спорта, развитие общественного пространства. Без этого город остановится в своём развитии.

Николай Зятьков: В своё время остро стоял вопрос с нехваткой рабочих рук в Москве. И для этого использовались и привлекались силы как из регионов нашей страны, так и из ближнего зарубежья. Скажите, сейчас как обстоят дела на рынке труда? И могут ли приезжие, в основном из Таджикистана, Киргизии, Узбекистана, нарушить баланс? Мы видим, что западные страны расколоты: часть населения не приемлет беженцев. Видите подобную опасность для Москвы?

Сергей Собянин: Между мигрантами европейскими и теми, которые приезжают к нам, есть одна большая разница. В Европу они приезжают за пособиями, а к нам — на работу. И если европейцы им платят за то, что они ничего не делают, и содержат их, то у нас мигранты платят нам для того, чтобы приехать и работать здесь. Мы ввели систему патентов. Для того чтобы проживать в Москве больше трёх месяцев, нужно иметь на руках соответствующий документ и платить четыре тысячи рублей в месяц в качестве аванса подоходного налога. Плюс мигрант должен купить и медицинскую страховку. И никаких обязательств государство перед ним по социальному обеспечению не несёт. Поэтому мигранты в Москве приносят больше дохода, чем проблем.

Николай Зятьков: А дефицит рабочей силы есть?

Сергей Собянин: Дефицит всегда был и будет сохраняться, поскольку избыток рабочих мест составляет около двух с половиной миллионов человек. Часть из них компенсируется за счёт российских регионов и Подмосковья, часть — за счёт мигрантов.

И потянулись туристы

Николай Зятьков: В Москве проводится много праздников. И людям это нравится. Что станете проводить на регулярной основе?

Сергей Собянин: Скажу вам, что раньше в Москве какие-либо праздники проводить было очень сложно в силу того, что все площади и тротуары забивались машинами. Напротив Тверской, 13 автомобили заезжали чуть ли не на сам памятник Юрию Долгорукому! Сегодня ситуация изменилась. Поэтому традиция проведения тех или иных праздников появилась после приведения в порядок улиц, площадей, скверов, парков Москвы. Количество людей, которые ежегодно посещают зелёные зоны и парки, кратно увеличилось. Сегодня стало возможным проведение массовых городских фестивалей — «Путешествие в Рождество», пасхальная ярмарка, летний праздник варенья, «Круг света». И потянулись миллионы людей, не только москвичей, но и гостей столицы. Конечно, такие мероприятия необходимо сохранять.

Николай Зятьков: Но скептики задаются вопросом: не слишком ли много денег на это тратится?

Сергей Собянин: Что касается затрат, то они все окупаемы. И важно, что это дополнительные доходы для малого бизнеса — для торговли, общепита, для тех, кто производит товары и сувениры, продающиеся на этих мероприятиях. Все фестивали, что пользуются популярностью у москвичей и гостей столицы, будем проводить регулярно. Кстати, Москва недавно получила «Золотое яблоко» — премию Международной федерации журналистов, пишущих о туризме. (Её вручают с 1970 года стране, городу или персоне за особые заслуги в развитии и продвижении туризма на планете. — Прим. ред.) И это не случайно.

Льготы не урезаем, а добавляем новые!

Столица не резиновая

Николай Зятьков: Мощные темпы развития российской столицы, конечно, требуют серьёзных инвестиций, а тут кризис... Мы знаем и пишем в «АиФ», что во многих регионах, к сожалению, бюджеты трещат по швам. И губернаторы начинают урезать все статьи расходов, в том числе социальные. Москва тратит гигантские средства на дорожное и жилищное строительство. Как изыскиваете средства на все программы и не скажется ли кризис на социальной поддержке москвичей?

Сергей Собянин: Я надеюсь, что не скажется. С 2010 года мы увеличили на 40 процентов расходы бюджета на помощь людям. Ввели систему адресной поддержки ветеранов войны и инвалидов, увеличили выплаты семьям, взявшим к себе детей-сирот. Мы выполняем в полном объёме свои обязательства по социальной защите москвичей, и все законы города Москвы на это работают. Более того, мы вводим и дополнительные преференции. С 1 июля льготы по уплате взносов на капитальный ремонт распространились не только на тех, кому положено по федеральному закону, но и на 10 других категорий москвичей, которые до этого не имели преимуществ по оплате жилищных услуг. Если же говорить о льготах по оплате жилищно-коммунальных услуг в целом, то ими пользуются около 3,3 миллиона человек, причём размер скидки для разных категорий горожан составляет от 30 до 100 процентов.

Николай Зятьков: При Вас столица, которая долгое время была стянута МКАДом, вышла за эти пределы. У города прибавилось жителей и забот в связи с этим?

Сергей Собянин: Жителей присоединённых территорий было не так много. И за прошедшие годы их количество выросло всего на 70 тысяч. При этом количество рабочих мест увеличилось на 80 тысяч. То есть идет опережающее создание мест приложения труда, чтобы компенсировать их недостаток в южной и юго-западной части мегаполиса. Это наша главная задача. Кроме того, рассматриваем площадку Новой Москвы и для строительства жилья. В старой Москве всё меньше и меньше возможностей для этого, город не резиновый, во дворах строить не будешь. Присоединённые же территории предоставляют возможность комплексной застройки.

Николай Зятьков: Долгое время не решался вопрос с доступностью торговых точек для москвичей. Был период, когда помещения магазинов в центре города занимали банки или офисы. И купить хлеба или молока было проблемой. Вот сейчас на регулярной основе проводятся ярмарки различные, и во время кризиса они тем более востребованы. Не будете их загонять под крыши супермаркетов?

Сергей Собянин: Ярмарки выходного дня и региональные ярмарки стали доброй традицией в Москве и пришли на замену тому хаосу, который существовал в виде рынков типа «Лужи» и ряда других, которые были рассадником криминала и никакого отношения к ежедневным потребностям Москвы не имели. Это были огромные площадки по торговле китайским ширпотребом. После ликвидации рынка в «Лужниках» криминальная ситуация в районе улучшилась в разы! Это касается и других подобных злачных мест Москвы, ведь мы ликвидировали несколько десятков таких рынков. А вместо них создали в каждом районе ярмарки выходного дня, куда привлекли фермеров, садоводов и огородников. Проводятся и региональные ярмарки. Всего в этом году их планируется порядка 400, а приедут к нам из 80 регионов. Среди них Ивановская, Воронежская, Липецкая, Вологодская области, Дагестан, Алтай и многие другие.

Николай Зятьков: Вы вспомнили про «Лужники». Сейчас они на реконструкции. И станут стадионом, на котором в 2018-м пройдёт открытие чемпионата мира по футболу. К сожалению, так бывает, что хорошая история, связанная с проведением Олимпиады или другого знакового события в мире спорта, потом для тех, кто его проводил, превращается в обузу. Люди вспоминают Олимпийские игры в Греции, а теперь стадионы поросли бурьяном, потому что не используются. Не ждёт ли подобная участь наши «Лужники»? Как потом будут загружаться эти 80 с лишним тысяч посадочных мест?

Сергей Собянин: Так же, как и до этого. Мы же реконструируем действующий стадион и прибавляем всего пару тысяч мест, поэтому кардинальных перемен с точки зрения вместимости не случится. С точки зрения комфорта — да, здесь появится совершенно другое, более качественное пространство, где будет удобно разным категориям зрителей и спортсменам.

Другое дело — стадионы «Спартак», ЦСКА или «Динамо», об их использовании стоит задуматься. Но это сделает инвестор — тот, кто их строит. Пусть у него голова болит, как их окупать.

«Лужники» же всегда использовались не только как спортивная площадка, но и как место для проведения крупных культурных мероприятий. Так будет в будущем, и «Лужники» не будут пустовать!

Как для города лучше

Николай Зятьков: Говорят, что скоро в Москве совсем исчезнут привычные маршрутки. Вместо них нам обещают современные безопасные мини-автобусы с кондиционерами, навигаторами, проверенными водителями. Не приведёт ли это всё к тому, что проезд подорожает? И будут ли сохранены льготы на проезд?

Сергей Собянин: Никаких льготников маршрутки не перевозили никогда. Все льготники были сосредоточены на маршрутах Мосгортранса. Что же касается цены, то в маршрутках она всегда была выше, чем в городском транспорте. Поэтому реформа наземного общественного транспорта приведёт к тому, что стоимость билетов не увеличится, а уменьшится. И автобусы будут перевозить бесплатно льготников вне зависимости, какой это маршрут и кто перевозит москвичей — частная компания или государственная. Как мы этого добьёмся? Москва будет заказывать у коммерческих компаний транспортную услугу и требовать выполнения графика, культуры обслуживания и качества подвижного состава.

Николай Зятьков: Получается, доход у владельцев маршрутов был очень высокий, раз они в новых условиях работы должны будут купить хороший транспорт и ещё бесплатно перевозить тех, кому это положено?

Сергей Собянин: Бюджет Москвы будет оплачивать поездки льготников. Кроме того, мы поможем коммерческим перевозчикам закупить современные автобусы (предоставляя льготы по лизингу). А какой у них доход, мы скоро узнаем. Сегодня такие перевозчики по большей части работают в серой зоне. Цель реформы — сделать их бизнес прозрачным. Да, и мы никого насильно не заставляем работать по новым правилам. Кто не хочет перевозить москвичей — не будет. Мы выставляем маршруты на конкурс, и те коммерсанты, которые его выигрывают, подписываются под всеми обязательствами, которые определил город. Такая схема существует в большинстве мегаполисов мира, и Москва одной из последних переходит на такую упорядоченную, чёткую работу с частными перевозчиками.

Начнём в октябре, и надеюсь, что в первом полугодии 2016 года полностью закончим реформу.

А контроль за москвичами!

Николай Зятьков: Хочу задать Вам вопрос из почты «АиФ». Он про конкретный район Богородское на востоке столицы. Москвич сообщает, что там ведётся строительство в основном жилых домов. Но при этом поликлиника как была одна, так и осталась, школы переполнены, не строится ни новых спортплощадок, ни детсадов. Поэтому читатель как сознательный горожанин не просто жалуется, а ставит вопрос принципиально: обсуждать с жителями надо!

Сергей Собянин: Абсолютно правильный подход. Практически никогда не начинаем крупного строительства, не утвердив проект планировки территории. А проекты планировки территории всегда выносятся на обсуждение горожан и, как правило, утверждаются после того, как они соглашаются с этим проектом. Но в любом случае каждое жилищное строительство должно быть обеспечено объектами соцкультбыта. Что касается Богородского, насколько я знаю, в бюджете заложены деньги на строительство поликлиники. В проекте планировки есть новые детский сад и школа. Мы обязательно будем следить, чтобы застройка велась в комплексе.

У нас за последние годы построены сотни детских садов и школ. Вы знаете, что очерёдность в дошкольные образовательные учреждения мы ликвидировали одни из первых в России? То есть мамы и папы могут привести ребёнка в детсад с трёх лет. И в большинстве районов — с 2,5 лет. Причём количество детей, которые посещают садики, за последние годы увеличилось раза в полтора.

Николай Зятьков: Ещё один вопрос из нашей почты. Как средства, которые собираются на капитальный ремонт жилых зданий, станут контролировать? Каким образом можно будет проверить, что деньги используются по назначению, а не оседают где-то у посредников?

Сергей Собянин: Бытует мнение, что капитальный ремонт жилых зданий переложили с плеч государства на плечи граждан. Должен сказать: сколько Москва тратила на капремонт, столько и будет продолжать тратить. Но этих денег явно не хватает для того, чтобы огромный жилищный фонд столицы, который принадлежит теперь собственникам, своевременно ремонтировать. Поэтому собираемые средства — дополнительные деньги, которые пойдут на капремонт. Если этого не сделать, то вместо нормальной квартиры в конечном итоге многие получат аварийное жильё, которое ничего не будет стоить, и людям придётся покупать другое. А после капитального ремонта собственность людей только вырастет в цене. Так что деньги, которые люди вкладывают в капремонт своего дома, на самом деле являются капитализацией их собственности.

Что касается сохранности средств, у москвичей есть выбор: либо отдавать деньги в единый фонд — городской Фонд капитального ремонта, либо создавать свой на уровне управляющей компании, ТСЖ дома и там хранить деньги так, как они считают нужным.

На мой взгляд, самый безопасный путь и самый эффективный — солидарная система, такая как пенсионный фонд или медицинское страхование, когда люди платят сегодня, а получают услугу тогда, когда она им требуется. Но препятствовать накоплениям граждан на своём счету мы не можем, и прав контролировать их счета у нас тоже нет. Что город может? Разъяснять, рассказывать о рисках, обучать... Собираемые же городским фондом взносы копятся в казначействе, на счетах Центрального банка. И столица в полной мере контролирует эти деньги. Но они не будут без дела накапливаться годами и висеть на счетах. Они станут направляться в первую очередь на ремонт тех домов, которые находятся в плохом состоянии. И мы предполагаем, что за ближайшие три года отремонтируем около трёх тысяч домов в Москве. Это почти 10 процентов жилого фонда. Главное, чтобы хватило строительных мощностей, квалифицированных рабочих, чтобы это было сделано качественно.

Николай Зятьков: Строители не завысят объёмы работ и цены на них?

Сергей Собянин: Они не устанавливают ни объёмы, ни расценки. Объёмы устанавливаются федеральным законом и постановлением Правительства Москвы, перечень работ публичный, и никто там ничего специально раздувать не собирается. Что касается расценок, мы десять раз их выверяли, отдавали на всевозможные общественные и профессиональные экспертизы. Смотрели, какие расценки применяются в других регионах. И в Москве они не выше — даже ниже, чем в некоторых других субъектах федерации.

И конечно, нужен общественный контроль. Мы обратились и к Общественной палате города Москвы, и к москвичам, чтобы при проведении капремонта с их стороны был обязательный надзор! Надеюсь, и читатели «АиФ» в стороне не останутся.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > mos.ru, 7 октября 2015 > № 1526967 Сергей Собянин


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > mos.ru, 29 мая 2015 > № 1403930 Сергей Собянин

Интервью телеканалам «Россия 24», «Москва 24»и программе«Вести-Москва» телеканала «Россия-1»

Мария Рыбакова: Сергей Семёнович, здравствуйте! Спасибо большое, что сегодня с нами встретились. И наверное, логично будет именно первый вопрос задать относительно Москвы-реки, коль уж мы теперь далеко от земли находимся, на водной глади. Раскройте, немножко приоткройте завесу тайны: всем известно, что предстоят большие, кардинальные изменения. Сегодня, так получилось, к сожалению, большая часть прибрежных зон — это какие-то не совсем благоустроенные территории, которые занимают и промзоны, и какие-то предприятия, но фирма, которая выиграла, собственно, конкурс проектов, обещает, что там будут настоящие эко-, зелёные комплексы с пешеходными зонами и дорожками. Вообще как эти трудности удастся преодолеть, насколько быстро? И уже своими глазами когда мы сможем увидеть эти перемены глобальные?

Сергей Собянин: Не надо так пугать москвичей. Они любят свои набережные и дорожат тем пространством, которое вокруг них сложилось. С большинством набережных, особенно в центре Москвы, ничего не произойдёт. Другой вопрос, что надо, конечно, благоустраивать тротуары, газоны, дороги и так далее — этим надо заниматься. Из существующих набережных есть идея набережную напротив парка «Зарядье» немного расширить, так чтобы там реально можно было и прогуляться, и попить кофе, отдохнуть. Это, пожалуй, единственный проект, где мы решились дорогу немного сдвинуть. У нас на действующих набережных так исторически получилось, что дорога подходит практически вплотную к реке.

Вторая итерация — это парки, они будут и дальше благоустраиваться, территории парковые с выходом к воде, будут создаваться пляжные зоны, зоны отдыха. Это та работа, повседневная работа, которой мы занимаемся.

И вы правильно сказали, есть третье направление — это промышленные территории, которые в своё время тоже жались к Москве-реке, в силу того что подвозили грузы, отвозили готовую продукцию. Сегодня многие из них находятся в брошенном состоянии и представляют довольно-таки сумрачные территории. Вот мы с Михаилом были на ЗИЛе, говорили о том, что на территории ЗИЛа появляется новая набережная, первой очереди проектирования, которое сегодня мы уже разыграли, и есть инвесторы — мы, кстати, с ними сегодня встречались и обсуждали, как будет проектироваться набережная, как будет она благоустраиваться, в какие сроки. Мы себе поставили задачу — сделать её к концу 2017 года.

Вторая очередь зиловской территории тоже концептуально просматривается, проект планировки утверждён, ждёт своего инвестора, который, я надеюсь, тоже появится уже в этом году. Целая цепочка территорий, расположенных выше от «Сити», — сплошные практически промзоны, и по большинству из них предпроектные решения планировки территорий тоже уже есть, и мы работаем активно с инвесторами. Поэтому это не просто какая-то такая вот прогулочная история — это серьёзная реконструкция действующих огромных промышленных территорий, но реконструкция уже с учётом тех градостроительных ошибок, которые были допущены ранее, то есть мы стараемся, чтобы везде была хорошая территория с выходом к воде, не просто прогуляться по узкой тропинке, но и реально отдохнуть.

Мария Рыбакова: То есть это будет такая маленькая московская Венеция? Да даже не маленькая, наверное, а настоящая московская Венеция.

Сергей Собянин: Все города гордятся своей рекой, те города, в которых есть река, что Лондон, что Париж, — это одна из самых главных достопримечательностей. И конечно, нужно делать всё, чтобы она была доступна для москвичей.

Михаил Зеленский: Сергей Семёнович, а Вы сказали об ошибках, которые были допущены ранее при проектировании, — значит ли это, что они будут исправлены?

Сергей Собянин: Их невозможно, Михаил, исправить. Я уже сказал о том, что то, что было построено, останется в таком же виде. Невозможно менять направление улиц, но благоустраивать территории, конечно, требуется.

Михаил Зеленский: По проекту на Москве-реке должны появиться 39 портов и причалов различного значения, а на водный транспорт ляжет функция ежедневных пассажирских перевозок. Насколько вообще эффективный и удобный транспорт? И поможет ли это решить проблемы на суше, этот транспорт?

Сергей Собянин: Я не думаю, что Москва-река будет каким-то транспортным коридором для повседневных перевозок. В порядке каких-то локальных, может быть, перевозок или в порядке эксперимента что-то можно делать, но как туристический маршрут — это да, и мы сегодня видим огромное количество туристических пароходиков, которые снуют по Москве, это один из самых привлекательных туристических маршрутов.

Михаил Зеленский: А почему невозможно запустить? Вообще нереально это сделать ежедневно?

Сергей Собянин: Вопрос логистики, времени. Вот когда все набережные или прибрежные территории будут обустроены, вполне возможно, что появится необходимость связки по воде. Например, если промышленные территории, которые находятся выше по реке от «Сити», будут обустроены. Это порядка шести миллионов квадратных метров, это практически ещё один «Сити», наверное, между этими офисными центрами, зданиями, апартаментами появится необходимость связки по воде. Сегодня такой какой-то жизненно важной необходимости нет, и это определяется не властью, а, собственно, потребностью самих пассажиров.

Мария Рыбакова: Ну если с самой Москвой-рекой всё понятно, существует более сотни притоков, которые, к сожалению, наверное, сейчас не в самом лучшем экологическом состоянии находятся, некоторые вообще считаются загрязнёнными, а москвичи, как известно, любят половить рыбу, и вообще неплохо было бы в такую погоду отправиться на рыбалку. Вообще, насколько возможно восстановление именно экологической безопасности притоков не только Москвы-реки, как вообще проект рассматривает Москву-реку и её притоки — как единую экосистему какую-то?

Сергей Собянин: Каждый такой проект — это отдельная история, она увязывается с парками, скверами, которые, по сути дела, являются основой благоустройства, в том числе небольших рек. За последние годы мы продвинулись в этом направлении: из десяти главных притоков шесть более или менее приведены в нормальное состояние, хотя работы ещё очень много, но специально реконструировать или обустраивать какой-то приток без обустройства всей прилегающей территории невозможно. Главное — вычистить берега, обустроить территорию, тогда и меньше грязных стоков будет и меньше загрязнения. Благодаря этому процентов на десять в Москве меньше стало грязных стоков, потому что стало чище, меньше свалок, меньше мусора, который валится в Москву-реку. В целом река становится чище, не грязнее, хотя город становится интенсивнее, больше, плотнее, но тем не менее река потихоньку, слава Богу, становится чище. Во многом это зависит и от транспорта, потому что основное загрязнение всё-таки идёт не от заводов, а именно от транспорта. И от качества бензина, которым заправляются наши машины, во многом зависят ливневые стоки, которые попадают в речку.

Мария Рыбакова: А проектом предусмотрена какая-то экологическая очистка воды?

Сергей Собянин: Да, конечно, те канализационные стоки, которые очищаются Мосводоканалом, — конечно, с каждым годом приходят какие-то новые технологии. В последнее время мы ввели целый ряд технологий, убрали натуральный хлор из очистки воды, ещё ряд специальных технологий по очистке сбросных стоков. В целом значительно улучшилась очистка воды, которая осуществляется Мосводоканалом.

Мария Рыбакова: То есть порыбачить, видимо, получится?

Сергей Собянин: Порыбачить можно и сегодня, но врачи пока не рекомендуют эту рыбу есть.

Мария Рыбакова: Очень интересное решение, на мой взгляд, относительно Симоновской набережной — его отдали на откуп студентам-архитекторам, скажем так, не столь профессиональным ещё.

Сергей Собянин: Симоновская набережная тоже появилась в результате нового подхода к проектированию прибрежных территорий. Теоретически там можно было вдоль Москвы-реки тоже проложить дорогу, и как таковой прибрежной территории не было бы. В проекте планировки территории мы отступили от реки, проложили дорогу за домами, которые будут строиться, и получилась большая территория возле Москвы-реки, которая будет освобождена от автомобилей. То, что там появились студенты, — я так понимаю, что там в большей степени поиск идей, а не конкретное проектирование. Очень хорошо, что привлекают молодых архитекторов-студентов к поиску новых, свежих идей.

Михаил Зеленский: Сергей Семёнович, Вы уже упомянули про «Зарядье», как сейчас идут там работы, ведь для Москвы этот проект уникальный?

Сергей Собянин: Достаточно долго подступались к этому проекту, проводили международные конкурсы, сначала даже вообще просто конкурсы идей среди любых, в том числе и московских архитекторов, в том числе и студентов. Набрали где-то полторы сотни проектов. Профессиональная общественность сказала, что это не то. Мы провели международный профессиональный конкурс, в котором участвовали лучшие архитекторы, которые занимаются парковой архитектурой всего мира, отобрали лучший проект, хотя это было непросто. Затем начали предпроектные работы, это всё, конечно, достаточно было долго, такие серьёзные длительные процедуры. Наконец мы вышли уже на реальную стройку, освободили основные объёмы от остатков гостиницы «Россия», это был огромный труд, потому что это был очень твёрдый бетон, который приходилось алмазными дисками распиливать. 250 тысяч кубометров мы вывезли — это огромные объёмы. Сегодня уже заливается основание подземной автостоянки, которая, собственно, будет являться основным объектом капитального строительства на парке, затем это будет всё сверху накрыто холмом, её практически не будет видно, но это уже реальная, конкретная стройка. Мы ведём подготовительные работы под филармонию, проектируем новую набережную, так что мы вошли, что называется, в график, и я надеюсь, что в 2017 году мы сдадим парк.

Михаил Зеленский: «Зарядье» замкнёт, по сути, Бульварное кольцо.

Сергей Собянин: По сути дела, да.

Михаил Зеленский: Каким будет обновлённое Бульварное кольцо?

Сергей Собянин: Много разных идей, много из них завиральных, но как минимум необходимо обустроить те территории, которые ещё находятся в инвестпроектах и сегодня представляют печальное зрелище, хотя большинство элементов Бульварного кольца мы реконструировали за эти годы, они находятся в хорошем состоянии. В ближайшее время мы планируем обустроить тротуары вдоль Бульварного кольца, которые находятся возле домов с правой стороны по движению. Они далеко не все находятся в хорошем состоянии. Вот эта задача — минимум, который мы должны сделать. Есть идеи создания велодорожки, которая бы проходила по всему периметру Бульварного кольца. Теоретически это возможно. Сейчас мы рассматриваем конкретные проекты.

Михаил Зеленский: Но и схема движения тоже изменится, да?

Сергей Собянин: Нет, схема не изменится практически совсем. Мы планируем, по крайней мере такая идея есть, проложить велодорожку за счёт сужения действующих полос. Это нам позволяют новые стандарты дорожного строительства.

Юрий Богданов: Какая концепция развития ВДНХ, кто и как этим будет заниматься и есть ли деньги?

Сергей Собянин: Это такой сводный проект, в котором участвует очень много инвесторов, очень много заинтересованных лиц. Министерство культуры реализует сегодня сразу два или три проекта — это и Музей кино, и Музей Востока, ещё один из проектов мы обсуждаем. Проект, связанный с историей России, который был на Манежке, — это история дома Романовых, последующие этапы развития страны, этому будет посвящён отдельный блок. Мы также работаем с коллегами, для того чтобы уже в этом году закончить этот проект. Одновременно параллельно мы работаем с Росатомом, который готовит свой уникальный, удивительный павильон, у него уже готова концепция этого проекта. С Роскосмосом мы работаем над созданием нового, инновационного павильона «Космос». Если мы вспомним, раньше, буквально не так давно, там торговали рассадой, цветочками, кустарниками и вениками. Практически большинство из тех зданий, которые переданы бывшим странам Союза, — они в той или иной степени также продвигаются по своим проектам — это и Белоруссия, и Армения, и Азербайджан. Отдельно мы думаем над расширением зоны выставочной, потому что это не только развлекательный, но и выставочный центр. Думаем над привлечением инвесторов для создания нового колеса обозрения. Не то, которое сегодня находится, к сожалению, в тяжёлом техническом состоянии, небезопасно для посетителей. Буквально скоро, я думаю, через месяц — другой откроется один из крупнейших аквапарков, дельфинарий, который там расположен. Уже практически построен, остаётся там буквально доводка. И это будет крупнейший объект в Европе.

Юрий Богданов: Как вы думаете, получится сделать такое новое обновлённое лицо города из ВДНХ?

Сергей Собянин: Во-первых, по сравнению с тем, что было, оно значительно обновилось, с этим трудно, наверное, не согласиться. Это произошло буквально за один летний сезон. В этом сезоне, я думаю, мы ещё значительно продвинемся, и каждый сезон будет приносить какие-то новые объекты, новые идеи, таким образом будет развиваться. Концепция развития ВДНХ, она понятна — это выставочная деятельность, это культурная деятельность, спортивная. Там одно из популярных мест сегодня для катания на роликах, на велосипедах.

Михаил Зеленский: И что ни одной шашлычной не останется?

Сергей Собянин: Я боюсь, что в перспективе да. Сегодня есть ещё одна.

Мария Рыбакова: Ну и тогда от пищи духовной... Вы уже сказали пару слов о том, что планируется в парках также развивать станции спорта. Вообще, мне кажется, что сейчас вся Москва бежит, едет на велосипедах, очень большое количество акций, мероприятий и, соответственно, условий, которые позволяют это делать, потому что заниматься спортом не только модно и полезно, но должно быть ещё комфортно. И в городе сейчас это делать действительно комфортно. Вот немножко поподробнее расскажите вообще, что такое эти станции спорта, что это за проект, как это будет реализовываться?

Сергей Собянин: Это пока эксперимент, в парке 850-летия Москвы делаются небольшие кабинки для того, чтобы человек после занятий спортом мог переодеться, принять душ, ну и может быть, даже зимой позаниматься спортом, если там удастся вписать небольшие спортивные объекты. Я думаю, что, если этот опыт удастся, будем постепенно распространять и на другие парки.

Михаил Зеленский: А что касается «Лужников», раз уж тема спорта возникла. Как продвигается строительство объектов и территории в целом благоустройство?

Сергей Собянин: Сложнейший объект и с точки зрения проектирования и воплощения его, и само значение «Лужников». Вы помните, что были идеи снести стадион, мы его отстояли, и сегодня полным ходом идёт реконструкция. Реконструкция идёт даже быстрее того графика, который мы сегодня имеем. И я надеюсь, что до конца 2016 года все основные работы на самом стадионе будут выполнены.

Юрий Богданов: Кстати, мы к нему подходим, сейчас небольшой поворот реки и «Лужники» как раз.

Сергей Собянин: Важно, конечно, заменить всю инженерную инфраструктуру, и процентов на 50 эта работа уже сделана. В следующем году мы будем уже строить объекты, непосредственно необходимые для чемпионата мира, — это тренировочные поля и другие объекты необходимой инфраструктуры. В ближайшее время, я думаю, что откроем открытый бассейн, который сегодня реконструируется. Хочется, помимо спортивных объектов в «Лужниках», сделать ещё такой настоящий хороший спортивный парк.

Михаил Зеленский: А что значит настоящий хороший спортивный парк?

Сергей Собянин: Вы знаете, помимо крупных спортивных объектов, там очень мало объектов уличного спорта, и после того, когда заканчиваются соревнования, там несколько пустынно. Хотя по набережной самой достаточно интенсивное движение и на роликах, и на велосипедах, люди отдыхают, но не на самой территории парка, она как-то выглядит, мне кажется, несколько пустынно, по крайней мере, по сравнению с другими парками. Хотелось бы её насытить, чтобы она постоянно жила.

Михаил Зеленский: Главное — Мария сможет рыбачить на берегу?

Мария Рыбакова: Я думаю, что нет ничего невозможного. Сергей Семёнович, а вообще что планируется этим летом в парках, потому что зимой действительно было потрясающе: один только каток на ВДНХ, который Миша уже вспомнил, чего стоил, и очереди желающих просто встать на лёд были, по-моему, тысячные. Как-то планируется...

Сергей Собянин: Мария, вы задаёте удивительные вопросы, просто поразительные, потому что всегда было всё наоборот: мы приходили летом в парки, отдыхали, осенью они засыпали и там ничего не происходило. Сегодня вы говорите: «Слушайте, так здорово было зимой, что же там будет летом?»

Мария Рыбакова: Значит, летом должно быть ещё лучше.

Сергей Собянин: Летом всё равно посещение парков немного выше, чем зимой, — это естественно, это как раз время для прогулок достаточно комфортное. Все парки будут работать, мы будем продолжать реконструкцию, улучшение действующих парков, строить новые парки. Уже такой темп набрали — где-то 50 новых парков в шаговой доступности, так называемые народные парки мы строим, в этом году примерно 50 новых парков в Москве появятся.

Мария Рыбакова: А фестивальная активность продолжится, потому что это уже такая добрая хорошая традиция в Москве, в парках?

Сергей Собянин: Она недавно зародилась, и я считаю, что это вообще один из важнейших городских проектов, я имею в виду вот эти крупные городские фестивали — новогодний фестиваль «Путешествие в Рождество», пасхальный фестиваль, летний фестиваль «Московское варенье» или можно по-другому назвать, потому что масштаб его очень большой — по сути, летний фестиваль, День города, по сути дела, с началом такого большого фестиваля осени. Это масштабные мероприятия, в которых участвуют миллионы людей, миллионы — от трёх до шести миллионов человек. И людей это подвигает выйти на улицы, пообщаться, погулять по Москве, создаёт другую атмосферу в городе. И конечно, мы эти фестивали будем продолжать, будем воплощать те идеи, которые возникают в период их проведения и после. Ну вот в этом году возникла идея проведения рыбного фестиваля.

Москвичи могли купить рыбу из десятков регионов, которую привезли поставщики этой рыбной продукции. Вдруг неожиданно открыли для себя Москву: оказывается, она любит не только зарубежную, но и российскую рыбу и здесь огромный рынок потребления. Они для себя открыли хороший рынок, заключили контракты — это такой плюс; помимо развлечений, ещё и чисто прагматический есть смысл в этом.

Михаил Зеленский: Я так понимаю, это не все новшества, которые ждут москвичей этим летом. Будет что-то ещё?

Сергей Собянин: Мы же не будем раскрывать все?

Михаил Зеленский: Ну не все, хотя бы 50 процентов.

Мария Рыбакова: Я хочу, наверное, задать вопрос всё-таки уже в летнюю жару практически переходящий. Нас ждёт лето через пару дней, и, соответственно, все москвичи ринутся в зоны купания и отдыха.

Юрий Богданов: Они уже ринулись судя по тому, что происходит на берегах.

Мария Рыбакова: Ещё не купаются, но наслаждаются. Насколько вообще город готов к этому нашествию?

Сергей Собянин: Посмотрите направо, посмотрите налево, мы видим, что не то что готовы, люди уже отдыхают. Мы все свои 90 традиционных территорий для вот такого пляжного отдыха, прибрежного и там, где есть купание, привели в порядок — они готовы. Но ещё 30 определили для того, чтобы мы также включили их в этот список, — это территории, которые вообще традиционно москвичами использовались, но так считалось, это необустроенная территория, мы о ней ничего не знаем, люди отдыхают, ну и сами пусть по себе отдыхают. Мы промониторили территории Москвы, определили 30 дополнительных точек, которые активно посещались москвичами, постарались тоже к этому сезону их обустроить. Ну и конечно, территории парков, они также готовы принять посетителей.

Мария Рыбакова: В общем, к лету мы готовы, можем спокойно отдыхать и загорать в пределах города.

Михаил Зеленский: Может, ещё поработаем немножко.

Мария Рыбакова: Ну не сейчас, чуть позже. Сергей Семёнович, теперь давайте немножко поговорим о благоустройстве, потому что тоже очень много всего сделано. Касательно проекта «Моя улица», он стартовал... Уже в активной фазе достаточно, что уже сделано, какие планы на будущее и как вообще горожане откликнулись на это, поддержали?

Сергей Собянин: Собственно, это не новость, мы занимаемся улицами последние несколько лет, особенно пешеходными улицами, и в том числе совмещёнными улицами с автомобильным транспортом. Делаем их такими, чтобы они были комфортными и для пешеходов, и для автомобилистов, и для летней торговли, для кафе. Мне кажется, нам это удаётся. Мы захотели расширить этот проект, сделать его более системным, так, чтобы большую часть тех улиц, которая находится сегодня в запустении, в плохом состоянии, привести в порядок, сделать такого хорошего уровня. В первую очередь это вылетные магистрали в силу того, что на них проводилось много реконструкций, расширений, строительство развязок. По большинству из них эти работы уже закончены, и теперь уже можно приступить к тому, чтобы их благоустроить, и сказать: вот они готовы к тому, чтобы не только по ним передвигаться на автомашинах, но и вид у них должен быть привлекательным и для прогулок, и для велосипедов, и для отдыха. Тем более что огромное количество людей живёт именно возле этих вылетных магистралей. Ну и конечно, небольшие улочки, особенно в исторической части, — они также находятся в стадии, когда мы проектируем и будем заходить строительством. Мы обсуждали с москвичами этот проект на «Активном гражданине», предлагали варианты, как обустраивать улицы, какие требования к ним должны быть и какие улицы должны быть обустроены в первую очередь. В этом году будет обустроено около 40 улиц. В дальнейшем будем смотреть от экономических, финансовых возможностей, готовности проектных работ. Но я надеюсь, что мы благоустройство Москвы будем также активно продолжать, как и в предыдущие годы, также будем заниматься и парками, и дворами, и скверами, и дорогами Москвы.

Мария Рыбакова: Продолжая тему, всё-таки уже нельзя не сказать, что Москва — зелёная, прекрасная, красивая. Очень много тоже для этого сделано, и стартовала такая акция, как «Миллион деревьев». Вот немножко поподробнее о ней расскажите.

Сергей Собянин: «Миллион деревьев» — условное название, речь идёт о том, чтобы посадить деревья там, где они требуются в первую очередь, на тех же улицах, проспектах, во дворах, скверах, где это требуется дополнительно. Мы проводим конкурс, когда граждане сами заявляются: мы хотим, чтобы посадили деревья в нашем дворе. И чем больше голосований за этот двор, он побеждает, включается в программу в первую очередь, и первую очередь высаживаются деревья в этом дворе. В прошлом году действительно такая программа стартовала — мы посадили около 300 тысяч деревьев и кустарников. В этом году, весной, примерно уже такое же количество, так что эта программа развивается. Самое приятное, что москвичи активно в ней участвуют, заявляются на участие в этой программе, всё больше и больше московских дворов участвует. Мне кажется, что это хорошая программа, которая рассчитана не на год и на два. Я думаю, что должны постоянно заниматься озеленением Москвы, по крайней мере для этого работы и возможностей хватает.

Юрий Богданов: Как сказался год санкционного противостояния на ситуации в городе, насколько сильный спад и пришлось ли корректировать какие-то планы?

Сергей Собянин: Я бы полукавил, если бы сказал, что вообще мы ничего не замечаем и всё у нас замечательно и никаких проблем нет. Конечно, есть, конечно, мы видим небольшой спад и в промышленности, и в стройке. Но сказать, что это какие-то радикальные вещи, которые просто обрушили экономику города, нельзя. По объёму ввода недвижимости мы находимся на уровне одного из рекордных периодов — первого квартала прошедшего года. Объём инвестиций — статистика пока не улавливает каких-то изменений в минусовую сторону в силу того, что всё равно это инерционные процессы. Покупательная способность москвичей несколько снизилась, но тоже надо иметь в виду, мы с чем сравниваем — с 2014 годом, когда был ажиотажный спрос и на товары, и на квартиры, и на всё что угодно, потому что мы наблюдали колебания курса и люди хотели вложить свои денежки во что-то реальное.

Юрий Богданов: А Правительство Москвы какие-то планы корректировало?

Сергей Собянин: Конечно, мы ревизовали все свои планы, все свои расходы, и процентов семь на круг, семь процентов расходов бюджета пока приостановили, заморозили. Но это не сконцентрировано где-то на одном проекте, мы все свои программы продолжаем и реализуем их. Но мы ревизовали все направления, и там, где можно было приостановить расходы, которые мы посчитали не первоочередными, мы это сделали для того, чтобы бюджет был сбалансированным с учётом тех колебаний, которые есть. Но при этом мы все основные параметры бюджета выдерживаем. Более того, первый квартал показал, что вообще ситуация не такая страшная, потому что если в реальном выражении бюджет несколько просел, то в номинальном выражении он даже вырос на несколько процентов.

Юрий Богданов: В феврале, насколько я помню, была принята антикризисная программа города, как она выполняется?

Сергей Собянин: Главные элементы антикризисной программы выполнены. Речь идёт и о рассрочках платежей за аренду земли при строительстве, и замораживание аренды... замораживание арендных ставок для малого бизнеса, который у города арендует недвижимость, и ряд других моментов. Но главной антикризисной мерой всё-таки было сохранение всех городских программ: и социального обеспечения, и строек, и строительства дорог, и инфраструктуры, жилья. Это такой серьёзный драйвер для экономики Москвы, с одной стороны. С другой стороны, мы показываем инвесторам, что мы не останавливаемся, мы двигаемся в развитии города. Это тоже очень важно.

Юрий Богданов: Как бы вы сформулировали, в чём для вас ключевой фактор развития города?

Сергей Собянин: Я считаю, что девять веков тому назад, когда определили это место для строительства города, — это было уникальное правильное решение. Москва, хотим мы или нет, оказалась на перекрёстке дорог с востока на запад и с севера на юг и обратно. И все предыдущие столетия вот эта позиция укреплялась: прокладывались дороги, железная дорога, воздушные гавани и так далее. И Москва, конечно, стала таким мощнейшим не только российским, но и вообще международным центром пересечений товарных потоков, и пассажиропотоков, и финансов и так далее. И она по-прежнему остаётся привлекательной для жизни, для ведения бизнеса — это, конечно, самый главный драйвер развития Москвы.

Михаил Зеленский: А какова ситуация с продовольственной безопасностью, насколько полно она обеспечена сейчас в Москве?

Сергей Собянин: Знаете, когда начались санкционные проблемы, конечно, у многих было опасение, что возникнет дефицит, там ещё многие не забыли советские годы. Мария, конечно, этого не знает.

Мария Рыбакова: Спасибо за комплимент.

Сергей Собянин: Но многие хорошо помнят те очереди, которые выстраивались возле магазинов. Ничего этого не произошло, хотя объём импортных продовольственных и вообще импортных товаров уменьшился почти на треть. Он заместился российскими товарами, многие товары были замещены нашими контрагентами из Азербайджана, Армении, Белоруссии, Турции, из Латинской Америки, так что произошло некоторое перераспределение рынков, но в целом никаких дефицитов в Москве нет, и несмотря на то что из-за курсовой разницы всё-таки цены серьёзно подросли в магазинах, сегодня мы видим, что они стабилизировались, никаких скачков нет, по ряду товаров идёт небольшой рост, по ряду товаров идёт даже небольшое падение цены, но мы видим, что ситуация стабилизировалась.

Юрий Богданов: Продолжим, наверное, санкционную тематику. Сергей Семёнович, об инвестициях, как я и говорил, насколько серьёзен спад, вообще наблюдается ли он и приходят ли иностранные деньги? Если да, то в какие сферы?

Сергей Собянин: Вообще, по объёму, по динамике инвестиций Москва находится в лидерах, в мировых лидерах среди мегаполисов. Пожалуй, уступаем, может, Пекину. По ряду позиций, по таким как строительство торговли, офисов, городских дорог, мы вообще находимся на первом месте, и инвестиции в основной капитал являются таким драйвером в развитии города. Они за собой дальше ведут и целую строительную индустрию, создавая огромное количество мест в металлургии, в мебельной промышленности, и так далее. Поэтому это важно не только для Москвы, но и для всей страны. Конечно, мы видим некий спад в таких направлениях развития инвестиций, как строительство торговой, офисной недвижимости. Но в строительстве жилья, мне кажется, объёмы и динамика будут сохранены.

Что касается строительства инфраструктуры, как я уже сказал, мы сохраним эти объёмы и по строительству метро, и по строительству дорог, инженерных коммуникаций, для того чтобы обеспечить дальнейшее развитие, привлечение инвестиций.

Юрий Богданов: То есть если какой-то спад и наблюдается, то он в первую очередь, наверное, связан с общей экономической ситуацией — не столько с этим инвестиционным давлением?

Сергей Собянин: Нет, конечно. Конечно, нет. Вопрос спроса и предложения, я уже сказал, что потребительский спрос, и в том числе спрос на недвижимость в Москве, по сравнению с 2014 годом значительно ниже. Но если сравнивать, к примеру, с 2012 годом, то это примерно такой же уровень.

Вопрос — что с чем сравнивать. Я надеюсь, что объём ввода этого года будет примерно равен прошлогоднему, но заделов на будущее будет несколько меньше, потому что стараются вводить уже объекты, которые продвинуты, которые вышли с нулевого уровня, которые в высокой степени готовности. И мы их видим уже, знаем, ведём эти объекты и уверены, что они будут закончены строительством. В дальнейшем, в 2016 — 2017 годах, возможно какое-то снижение объёмов ввода. Но в последующем, я уверен, оно выправится. Что от города зависит, мы делаем всё возможное: мы ускорили выдачу разрешений, ускорили вопросы, связанные с разработкой проектов планировки территории, и у нас градостроительных заделов где-то около 70 — 80 миллионов квадратных метров недвижимости. Это такой серьёзный запас не только на ближние годы, но и на среднюю перспективу.

Мария Рыбакова: Как насчёт реального сектора экономики? Вы недавно выступили с инициативой, с предложением по поддержке, налоговой льготе 75-процентной на имущество организаций исследовательских, научных. Вообще как Вы считаете, в этой ситуации, ну в принципе, в непростое для них время эта поддержка — она необходима со стороны Правительства?

Сергей Собянин: Да. Безусловно, мы изначально не считали, что объекты, связанные с промышленностью, административные здания, которые реально являются зданиями промышленных предприятий, должны облагаться налогом. Тем высоким налогом, которым облагается торговая, офисная недвижимость. Поэтому мы откорректировали ситуацию, сделали так, чтобы вот эти высокие налоги не коснулись реального бизнеса: промышленности, инноваций и даже гостиничного бизнеса. Мы сделали так, что если в гостинице большая часть занимается торговлей и офисами, то, конечно, они будут облагаться как такая коммерческая недвижимость по кадастровой стоимости. Если же это чисто гостиничный бизнес, то, конечно, они должны облагаться совсем другими ставками налогов.

Михаил Зеленский: Юрий, учитесь у Марии. С санкциями, говорит, всё понятно.

Юрий Богданов: Я хотел бы, Сергей Семёнович, позволить уточнить в первую очередь вопрос о торговых сборах. Не поменялся подход к этой позиции?

Сергей Собянин: Торговые сборы — это даже не дополнительная нагрузка, это механизм легализации теневого бизнеса. Он как работает? Вы платите, по сути, авансовый платёж, который вам засчитывают при исчислении налога на прибыль. Если вы даже малейшую прибыль показываете, то этот сбор вообще никак не влияет на вашу экономическую деятельность. Если вы показываете всё по нулям, что у вас ничего не работает, ничего нет, одни убытки. Да, это небольшая налоговая нагрузка, но она минимальная — 50 рублей за квадратный метр в квартал. Для Москвы это такая, можно сказать, символическая плата.

Мы проводили достаточно много консультаций, собирали предпринимателей и учли все их предложения. И выбрали из всех предложений самые минимальные, самые льготные для бизнеса и утвердили его.

Мария Рыбакова: Предлагаю спуститься под землю, точнее поговорить о том, что творится там. В мае, в середине мая, метрополитен Московский отпраздновал юбилей, 80-летие. И видно, что многое меняется и подвижной состав обновляется, и станции новые строятся. Немножко о планах, о том, какие всё-таки перемены там будут?

Сергей Собянин: Во-первых, к 2017 году, в 2017 году мы начнём поставку в метрополитен вообще вагонов нового поколения, которые никогда в России не выпускались и сегодня есть в одном-двух городах мира, может быть. Контракт заключен, и я думаю, что в 2017 году уже начнутся большие поставки этого нового подвижного состава. Это очень важно для того чтобы обновлять тот подвижной состав, который уже морально и физически устарел. Но не хотелось бы получать вагоны, которые и не новые, и не старые. Хотелось бы закупать продукцию инновационного характера, самое современное. Это даёт толчок и для машиностроения, и для разработчиков, инженеров, инноваторов и так далее.

Юрий Богданов: То есть, я так понимаю, они российского производства?

Сергей Собянин: Да, российского производства. Мы изначально ставили условие тендера, что большая часть всех запасных частей и всей сборки, изготовления должна быть в России. Но это совершенно конкурентная продукция, на мой взгляд, поэтому это одно из направлений — обновление подвижного состава.

Второе направление — это строительство новых линий: Третьего пересадочного контура, радиальных направлений. В настоящее время мы ведём строительство одновременно на 35 станциях — где-то 60 километрах линий метрополитена — в разной степени готовности. Некоторые только подготовительные работы идут, на некоторых уже проходческие щиты идут, но масштаб стройки такой. И в этом году мы предполагаем войти на территорию области — открыть станцию «Котельники», выйти на территорию Новой Москвы — станция «Саларьево». Так что, несмотря ни на кризис, ни на проблемы, связанные с финансированием, мы будем продолжать это строительство, считаем одним из приоритетных.

Михаил Зеленский: Если сравнивать старейший — Лондонский, самый молодой — Пекинский и наш Московский метрополитен, то мы пока отстаём по количеству станций и протяжённости линий, зато впереди планеты всей по ежедневному пассажиропотоку. В чём секрет нашей подземки?

Сергей Собянин: Изначально спасибо тем, кто проектировал и строил метрополитен, закладывались такие технические решения, которые позволяют двигаться с такой скоростью и с такой частотой. Не все метрополитены так запроектированы — это во-первых, а во-вторых, видимо, такой потребности нет. И в третьих, вы знаете, счёт километров метрополитена очень разный. Мы считаем чисто метрополитеновские километры. Это те, которые в основном на 99 процентов проходят под землёй, а наши коллеги практически всё, что двигается по рельсам, записывают в метро, в том числе и наземный железнодорожный транспорт. Если мы всё это приплюсуем, то у нас будет значительно больше.

Вообще это важная история — помимо метро, развивать и железнодорожный транспорт. Он сегодня глубоко интегрирован в метрополитен. И наверное, коллеги даже правильно считают его неким таким единым интегральным проектом, потому что МКЖД, которое мы активно строим вместе с Российскими железными дорогами, обустраиваем его, — это, по сути дела, второй пересадочный контур метро. Помимо пересадочного контура метро, это ещё пересадочный контур для пригородных радиальных направлений. У них вообще такого контура не было. Очень важно дать возможность пересадки с одной ветки на другую. Это с одной стороны. А с другой стороны, интегрировать все виды транспорта в этих транспортных узлах. Это такой мегапроект, который, я думаю, будет значительно раньше, чем Третье транспортное кольцо метро. Надеюсь, что в течение там года — двух мы всё-таки основные работы проведём.

Михаил Зеленский: Вообще, выиграть по пассажиропотоку у Пекинского метрополитена, мне кажется, это дорогого стоит.

Сергей Собянин: Ещё как. Численность разную называют, но когда мы откладываем в сторону формальные вещи, связанные со статистикой, пропиской, смотрим реальную картинку, сколько людей находится в нашем мегаполисе с учётом наших коллег из Подмосковья, потому что разделить эту территорию практически невозможно, с помощью сотовых операторов, то мы видим, что на территории мегаполиса, имеется в виду, включая Москву и Подмосковье, постоянно находится около 25 миллионов человек. Это история с абсолютно рекордной численностью для европейских городов и, мне кажется, вполне конкурирующая и с азиатскими городами, в том числе и с Пекином.

Юрий Богданов: Главное, чтобы не появились люди в белых перчатках, которые заталкивают людей в вагон.

Сергей Собянин: Я надеюсь, нет, ведь для этого мы увеличили ещё и частоту поездов, расширили время часа пик. Это ещё прибавило возможностей метрополитену и снизило нагрузку.

Юрий Богданов: Так сложилось, что я больше перемещаюсь на автомобиле, привык, привык, хотя, может, пересяду когда-нибудь на метро, потому что быстро, удобно, и если нет этих людей, то, в общем, и достаточно комфортно. Но тем не менее автомобилистов много, всех их волнует происходящее на дорогах, на парковках.

Сергей Собянин: Без порядка на дорогах, на парковках, что бы мы ни делали, толку никакого не будет. Помните, был же вообще период времени, когда эвакуацию машин вообще запрещали законодательно. Не помню какие годы, это, по-моему, это 2002 — 2007 годы. Потом были такие требования, что если хочешь эвакуировать, эвакуируй за свой счёт, да ещё плати за штрафплощадку, за нарушителя. То есть город, вы все, налогоплательщики, чтоб за него платили. Полный абсурд. До чего мы дошли, все знают хорошо, и даже Мария знает. Когда у нас все тротуары забиты были машинами.

Мария Рыбакова: Ни пройти, ни проехать.

Сергей Собянин: На трамвайных линиях стояли машины. Правая полоса ни на одной магистрали не работала.

Юрий Богданов: Машины просто стояли.

Сергей Собянин: Просто стояли, и мы дошли до полного коллапса: все не ехали, все бибикали, все страдали. Конечно, это не одна мера, которая позволяет улучшить транспортную ситуацию, конечно, это и строительство метро, и выделенные полосы для общественного транспорта, и наземный транспорт, и развитие такси и так далее. Но эта история тоже должна присутствовать, причём она не самая жёсткая в мире. Стоимость платной парковки самая дешёвая, одна из самых дешёвых в мире, если брать соотношение средней заработной платы в регионе и стоимость парковки. По-моему, дешевле только в Сан-Паулу. Но и там ситуация тоже такая не простая. Или в Мехико.

Штрафы, кстати, не очень высокие, и вряд ли это получится. Люди не так реагируют на штрафы, а многим вообще наплевать на них. Просто я не хочу никуда..., запаркуюсь там, где мне вздумается. Присылайте штраф, мы ещё посмотрим, заплачу я его или нет, причём штрафы, величина штрафа ограничивается федеральным законом, и она по большому счёту приближается к стоимости дневной парковки. Поэтому по большому счёту можно бросить машину и не парковаться — особо не проиграешь. Эта история очень тяжёлая. Я вам гарантирую, что мы в течение полугода придём к тому же коллапсу и хаосу, который у нас был.

Эвакуация касается 0,02 процента людей, которые нарушают правила, чего мы так бросились на защиту этих людей? Давайте мы подумаем о защите 99,98 процента водителей, которые соблюдают правила — и правила движения, и правила остановки, и правила парковки. Давайте мы о них позаботимся, давайте мы о них подумаем. И поставим эту историю с головы на ноги. Мне кажется, что было бы логичнее: ну не нарушайте — не будут эвакуировать, не вставай поперёк тротуара, не вставай поперёк дороги — и всё будет нормально.

Юрий Богданов: Как вы думаете, Сергей Семёнович, другим регионам, крупным городам стоит перенять опыт? Вы бы рекомендовали им?

Сергей Собянин: Я не хочу рекомендовать никому, это дело выбора. Единственное скажу, что когда обсуждалась история с отменой эвакуации или более жёсткими правилами, то против этого выступило большинство российских крупных городов. Это означает, что они тоже думают над этим. И транспортные проблемы там тоже ой-ой-ой. Даже если города там по полмиллиона, по миллиону, во многих из них транспортных проблем хватает и пробок хватает.

Михаил Зеленский: Мы уже видели, что школьники начали отмечать окончание учебного года, они катаются на теплоходах в том числе. Как вы оцениваете преобразования, которые произошли в московских школах за последнее время?

Сергей Собянин: Много было разговоров на эту тему, много было вопросов и много было опасений. И со стороны педагогов, и со стороны родителей, потому что те преобразования, которые происходили, — они, конечно, были достаточно радикальными. Из трёх с половиной тысяч маленьких образовательных учреждений — дошкольных, школьных — образовалось около 800 крупных образовательных центров. Система финансирования изменилась совершенно: от сметной перешли к финансированию на конкретного ученика, который приходит в школу; изменилась система оплаты труда. И всё это вызывало, конечно, много вопросов. Но сегодня что мы видим. Во-первых, заработная плата учителей выросла почти в два раза: она около 70 тысяч, во многих школах — больше 70 тысяч. Это такая достойная оплата для педагога, и ни одной вакансии в школах нет. В школах появился выбор профильных классов, старших классов. Иногда даже одного класса не могли полноценного собрать, сегодня это два — три — четыре профильных направления, и школьник может выбирать, по какому направлению заканчивать школу. Ну и качество изменилось.

ЕГЭ — мы к нему можем по-разному относиться: нравится нам, не нравится, но от того, какие у тебя баллы по ЕГЭ, зависит возможность поступить на бюджетное место в университет, институт — в тот, который тебе нравится. Количество тех, кто сдаёт, больше 220 баллов набирает по результатам ЕГЭ, увеличилось почти вдвое.

Михаил Зеленский: За счёт чего?

Сергей Собянин: Это по прошлому году оценка, это хорошисты и отличники...

Михаил Зеленский: А за счёт чего это всё?

Сергей Собянин: Изменилась мотивация педагогов. Они стали больше получать, изменилась материальная база школы, изменился контроль — мы создали не только внешний контроль со стороны Департамента, но и внутреннее самоуправление за счёт школьного самоуправления, школьных советов. Всё равно качество преподавания в первую очередь зависит от учителя. Если есть конкуренция на место учителя, то есть желание и самосовершенствоваться, и повышать качество, требования к учащимся. Если есть контроль, то люди знают, и педагогический коллектив знает, что в любом случае так или иначе они получат внешнюю оценку. Если школа хорошо работает, она получает гранты Правительства, если плохо — она гранты не получает.

И самое страшное — к ней не приходят учащиеся, она пустеет. Есть школы, которые не могут набрать первые классы, а есть школы, в которые сложно попасть. И это главный стимул, что идёт борьба за учащегося, чтобы победить в этой борьбе, нужно показать хорошие качества — это самый главный стимул. И ещё один показатель, который не зависит от формальных экзаменов, — это Всероссийская олимпиада школьников.

Михаил Зеленский: Как московские школьники себя показали?

Сергей Собянин: Москвичей — победителей или призёров стало в два раза больше, чем, скажем там, в 2010 году. В 2010 году было неплохо: мы там заняли процентов 15, наверно, от количества призёров, сейчас занимаем 30 процентов — почти треть от всей России, и это качественный такой сдвиг, очень серьёзный, и массового такого качественного образования и уже таких достижений отдельных школьников. Это говорит о том, что всё-таки качество улучшилось. Да и количество школ, которые участвуют в олимпиаде, они тоже были избранные и постоянные, их несколько школ было. И вот мы все на них молились. Сегодня количество участвующих школ в олимпиаде увеличилось тоже вдвое или в два с половиной раза. Это говорит о том, что всё-таки мы добились того, что московское образование сделало ещё один шаг, шаг вперёд. При этом надо учитывать, что другие-то регионы тоже не стоят. Они вкладывают деньги, повышают заработную плату, улучшают материальную базу, они тоже двигаются вперёд. Это же всё как бы... Мы же рассматриваем себя в сравнении с другими регионами, со страной. И движение вперёд определяется исходя из этого.

Михаил Зеленский: Что касается зарплаты. Вы назвали её достойной. А как Вы считаете, она достаточная?

Сергей Собянин: Достаточной зарплаты никогда не бывает, всегда хочется, чтобы зарплата была больше. И мы тоже стремимся, чтобы учителя получали максимально возможную зарплату из того, что может профинансировать город. Вообще, финансирование образования за последние годы тоже увеличилось более чем в полтора раза.

Мария Рыбакова: Ну ЕГЭ сейчас все побеждены, экзамены сданы. Ждёт ли выпускников праздник большой в этом году в Москве, посвящённый окончанию школы, вхождению во взрослую жизнь? Что планируется?

Сергей Собянин: Если мы даже праздники и не устраивали, они бы сами себе устроили праздник, как большинство, собственно, и делает. Мы со своей стороны тоже предложили площадку, апробировали в прошлом году в Парке Горького. В этом году её продолжаем развивать и рекламировать, для того чтобы школьники могли прийти в этот вечер в Парк Горького послушать концерт, потанцевать, отдохнуть. Причём состав выступающих артистов — мы посоветовались со школьниками через «Активный гражданин», спросили вообще, какой состав они хотят. Это, конечно, было несколько для нас удивительно, многих артистов мы даже не знаем, а среди школьников они являются очень популярными.

Юрий Богданов: Поговорим о масштабных строительных проектах. Я имею в виду в первую очередь программу реорганизации промышленных зон. Около 10 проектов, да, если не ошибаюсь, она включает...

Сергей Собянин: Это 10 проектов, которые уже в стадии строительства практически находятся, а так их значительно больше.

Юрий Богданов: Какая ситуация вот с теми, которые сейчас развиваются, и хватает ли денег? Как чувствуют себя инвесторы, на каких условиях участвуют?

Сергей Собянин: Мы стараемся не финансировать такие проекты, это вопрос инвесторов. Большая часть этих проектов движется. В прошлом году мы на промышленных зонах ввели два миллиона квадратных метров. До этого в предыдущие годы говорили, что да, мы будем реконструировать, реорганизовывать промышленные территории, да, мы этим занимаемся. Но вот сейчас уже виден реальный результат: примерно из девяти миллионов квадратных метров два миллиона — это же промышленные территории, около трёх миллионов — это новые территории Москвы. Это такая уже серьёзная доля, и она будет увеличиваться, я уверен.

Юрий Богданов: Нет такой ситуации, что инвесторы говорят: о, нестабильная экономическая обстановка, давайте мы повременим, подморозим и так далее?

Сергей Собянин: Естественно, это касается всех территорий, в том числе и развития промышленных зон. Ну и ещё раз говорю, что жилищное строительство вряд ли будет замораживаться. Возможно, строительство офисных, торговых и других коммерческих площадей — темпы несколько сбавятся, в том числе и на промзонах. Мне кажется, жильё всё-таки будет строиться, оно имеет большой спрос. Количество строящегося жилья достаточно невелико по сравнению с населением Москвы, 12 миллионов. Мы строим около трёх миллионов, это очень небольшое количество жилья, даже не для того чтобы продавать его инвесторам, которые приезжают из других регионов, даже для москвичей немного.

Юрий Богданов: Другими словами, несмотря на то что потребительский спрос немного снизился, как Вы говорили, в развитие промышленных зон никаких коррективов вносить не планируется?

Сергей Собянин: Вопрос цены. Если мы хотим так, чтобы построить и получить 300 процентов маржи, то, конечно, такого не будет.

Юрий Богданов: Это как с зарплатами: всегда все хотят...

Сергей Собянин: Да, и если это разумный инвестиционный проект с разумными ценами, с разумными предложениями для покупателей, то я уверен, что он найдёт своих потребителей.

Юрий Богданов: Насколько, на Ваш взгляд, эффективно привлечение частных денег в социально значимые проекты, ну например, как Ледовый дворец на территории того же ЗИЛа?

Сергей Собянин: Вообще у нас уже такое ощущение, что большая часть проектов такого рода реализуется за счёт инвесторов. Такие мегапроекты, которые у всех на слуху. Стадион «Спартак» — прекрасный стадион, построенный полностью за частные деньги, стадион «Динамо», который строится, стадион ЦСКА на Ходынке, который уже на такой продвинутой стадии, я думаю, что к концу года основные все конструкции будут закончены. «Парк легенд» — крупнейший ледовый дворец, рядом строится спорткомплекс для синхронного плавания и для водных видов спорта. Крупнейшие вообще проекты, которые строятся за частные деньги.

Юрий Богданов: Инвесторы охотно в них вкладываются, ведь тут 300 процентов-то не получишь?

Сергей Собянин: Я бы не сказал, что они там бегом бегут: и вот дайте мне площадку, я построю огромный спортивный объект. Это такая длительная работа с инвесторами, но, слава богу, она даёт свой результат. Помимо таких крупных объектов, строится большое количество и ФОКов, и детских садов, и школ. По детским садам, я думаю, что в этом году количество введённых городом и частными инвесторами будет уже сопоставимо. Поэтому это такое серьёзное направление работы с инвесторами, которые во многом экономят, с одной стороны, бюджет, с другой стороны, дают развитие всем секторам, на которые, может быть, не хватило бы бюджета, для того чтобы строить такие огромные комплексы.

Юрий Богданов: Ну и опять же социальная ответственность бизнеса.

Сергей Собянин: Конечно, это и социальное направление бизнеса. Ещё и требования, конечно. Мы требуем, чтобы при строительстве жилья обустраивали комплексно территории — детские сады и школы, и по возможности ФОК, и торговля, и дороги, и так далее. Чтобы это был готовый продукт, а не какие-то панели стоят в пустом поле, и вокруг ничего нет. Такое было и достаточно часто.

Мария Рыбакова: Если же говорить о дорожном строительстве — да, очень активная фаза. Мы все это видим каждый день, я вообще наблюдаю ход строительства на Волоколамском шоссе эстакады. Вообще, какие планы на этот год, будут ли финансирование сокращать или в бюджете всё уже заложено?

Сергей Собянин: Мы сокращаем понемногу финансирование, но это происходит за счёт оптимизации проектных решений, тендерных процедур. И общее снижение — до 25 процентов. Если бы мы ничего не делали, взяли бы просто тупо проект, заключили бы прямой контракт. Или другая ситуация, когда мы рассматриваем каждое строительное решение, каждое проектное решение, вынос коммуникаций, оптимальное решение, тендерные процедуры, строительные экспертизы. Всё это вместе, набегая, даёт от 20 до 25 процентов экономии. За счёт этого мы, не увеличивая цену, практически даже не увеличивая на инфляцию и на изменение курса, сохраняем объёмы. В этом году будет тоже около 80 километров дорог. Дороги Москвы — это не просто дороги в поле. Это эстакады, развязки, тоннели, сложнейшие такие строительные конструкции и огромное количество коммуникаций, которые приходится выносить или перекладывать при строительстве этих объектов.

Юрий Богданов: Если можно, дополню Машин вопрос. Как удаётся найти баланс между строительством жилья и этой всей инфраструктурой — дорог, развязок и так далее? И в том числе интересна, конечно, и ситуация на территории Новой Москвы.

Сергей Собянин: Я вам скажу, что баланса такого идеального в Москве уже не достичь никогда. Количество, площадь дорог раза в три меньше, а то и в четыре меньше, чем в других европейских городах. Так построена Москва, она по другим стандартам была построена, под другое количество машин была построена, да и под другое население. Сегодня сносить кварталы и строить дороги там невозможно. Но тут что можно сделать — то, что можно реконструировать, убрать там узкие места на дорогах, создать там дублёры, развязки, — всё это мы делаем. Что касается новых территорий, то мы искусственно даже сдерживаем там строительство, искусственно сдерживаем, потому что считаем, что инфраструктура, в первую очередь транспортная, там не готова. Ну вы сами знаете, что делается на Калужском шоссе, на Киевке, на въезде в город. Такая серьёзная проблема, поэтому мы в первую очередь начинаем вкладывать деньги туда, где есть такие проблемные места с точки зрения транспорта. С другой стороны, идёт огромное инвестиционное строительство. Большая такая работа идёт, чтобы подготовить эту территорию к инвестициям, а потом уже открывать двери: ребята, ну, давайте, то, что можем, полный вперёд. Сегодня мы, к сожалению, вынуждены сдерживать это строительство, чтобы окончательно не устроить там полный коллапс, хотя и сегодня уже непростая ситуация.

Михаил Зеленский: А прежде чем откроете двери, москвичей спросите?

Сергей Собянин: Москвичи сами голосуют, потому что это же не инопланетяне покупают там жильё, не инопланетяне приходят в офисы. Это в основном москвичи, московские фирмы. Каждый находит своё. Кто-то — бизнес, кто-то — жильё, кто-то там — дачные посёлки. Но это москвичи, это их территория, и они сами голосуют ногами, рублём за эту территорию.

Юрий Богданов: Про обратную связь с москвичами продолжу тему. Хочу поговорить о проекте «Активный гражданин». Неплохо он себя зарекомендовал. Как планируете его развивать и повышать его репрезентативность, чтобы в дальнейшем, возможно, вывести и на федеральный уровень?

Сергей Собянин: Действительно, когда мы его задумывали, мне не казался каким-то суперпроектом. Ну хорошо, ну зададим вопрос, ну ответят нам. Тем не менее, казалось бы, самые простые решения — они иногда бывают самыми эффективными. И москвичи почувствовали интерес к этому проекту. Ему всего-то там год с небольшим. Сегодня уже миллион активных пользователей, людей, которые участвуют в принятии решений, в обсуждении, в голосовании. Мне кажется, это важная всё-таки коммуникация с горожанами, потому что в таком огромном мегаполисе достучаться до каждого, быстро опросить, быстро узнать его мнение старыми способами, технологиями невозможно — только с учётом новых технологий, новых возможностей. И десятки и сотни решений принимаются уже сегодня с учётом голосований на «Активном гражданине». Это касается и транспорта, и работы социальных объектов, тех же школ, благоустройства, дорог, реконструкции и так далее.

Юрий Богданов: Поддерживать или развивать? Если развивать, то как? И тот миллион, который сейчас есть, — это предел или может быть больше?

Сергей Собянин: Нет, конечно, можно ещё какие-то дополнительные ещё опции делать. Например, для тех, кто не может пользоваться смартфонами, помогать им голосовать в наших центрах, может быть, там семейное голосование какое-то делать. Но самое главное — это поддерживать интерес актуальными серьёзными городскими проблемами, их обсуждением и голосованием.

Юрий Богданов: Мы знаем, что скоро четвёртый оператор должен в Москве появиться. Как это может повлиять на качество? Не ухудшится ли оно ещё больше?

Сергей Собянин: Помогаем операторам, с одной стороны, мониторим вообще, где кто из операторов провалится, в каких зонах, в каких нишах, для того чтобы они улучшали всё-таки качество. Мы не имеем прямого административного воздействия, но подсказать, проанализировать и посоветовать можем. Но и помимо этого выделить дополнительные точки, для того чтобы они могли разместить свои радиотрансляционные пункты, для того чтобы связь была более устойчивая. В целом, конечно, связь в Москве потихоньку улучшается. Нельзя сказать, что она совсем плохая. Если вы побываете в других столицах мира, можете сравнить. Московская связь не хуже, чем в других городах. Хочется всегда лучшего. Есть в Москве зоны, которые действительно проваливаются. Для нас это очень актуально и с точки зрения администрирования городских услуг, в том числе и парковочного пространства, потому что операторы, когда у них перегруз трафика идёт, они переключают на голосовой трафик и снижают трафик эсэмэсок. И для нас это очень важно, потому что граждане не могут своевременно оплатить парковку, потому что нет трафика СМС-сообщений. Это очень важно. Поэтому мы со всеми операторами активно работаем в этом направлении.

Юрий Богданов: Один из главных приоритетов во внутренней политике всего государства — это майские указы Президента Владимира Путина. И есть мнение, что в некоторых регионах их выполнение пробуксовывает. Как справляются в Москве?

Сергей Собянин: Я не думаю, что будет сорвано. Конечно, трудностей хватает, особенно с бюджетным обеспечением. Особенно то, что касается социальной сферы, повышения заработной платы врачей, учителей, работников культуры, социального обеспечения, Москва выполняет все обязательства и по выполнению указов. И я надеюсь, что так же будет и впредь. И я уверен, что большинство регионов справится. Конечно, не без помощи федерального центра, но вряд ли кто-то будет отступаться от тех целей и задач, которые установлены в указах, несмотря на сложную ситуацию.

Сами указы — это же тоже не надуманная история. Я всегда, например, считал и считаю, что заработная плата учителей должна быть выше средней заработной платы по региону. Только тогда мы добьёмся нормального качественного образования. Заработная плата врачей должна быть ещё выше, потому что подготовить хорошего хирурга, хорошего врача требуется не пять и не шесть, и не семь лет, а гораздо больше. Они должны повышать квалификацию, должны заниматься собой, они должны изучать лучший опыт, у них огромная нагрузка, и они должны получать ещё больше. Поэтому указы Президента — это не просто какой-то абстрактный документ. Это документ о том, как нам продвигать надо систему и улучшать систему социальных услуг, образования, здравоохранения, культуры. Это очень важно. И я думаю, что мы все должны выполнять эти указы в тех объёмах и в том качестве, в котором они изначально были заложены.

Юрий Богданов: Давайте поговорим о московских центрах предоставления государственных услуг. Как Вы оцениваете их работу?

Сергей Собянин: МФЦ выдумали уже не год и не два, и не три тому назад. Первый опыт был шесть-семь лет тому назад, и во многих регионах есть хорошие МФЦ, но московские МФЦ, конечно, мне кажется, что они по-своему уникальны. Во-первых, по количеству людей, которые их посещают, — это миллионы человек. Во-вторых, то, что мы добились, что в МФЦ очередей практически нет даже на самые востребованные услуги, связанные, к примеру, с регистрацией жилья, выпиской из реестра недвижимости и так далее, получением паспортов. Практически все функции государственные и муниципальные, которые есть в городе, завели в МФЦ. Ну может, остались ещё функции налоговой службы, которые по понятной специфике администрируются в значительной степени самостоятельно. Ранее эти же услуги оказывались в порядка полутора тысячах различных приёмных окон, дверей и так далее. Сегодня это в ста центрах. Причём чтобы получить одну услугу, нужно было пройти вообще пять-шесть кабинетов, расположенных в разных местах. Сегодня эти услуги сконцентрированы в одном месте. Многие из них вообще комплексные, многие из них можно получить в электронном виде.

МФЦ — это такой новый стиль работы московского чиновничества, где нет хамства, где нет взяток, где есть свой стиль, есть свой бренд. И мне кажется, что это здорово, что в Москве появились такие центры, где можно комфортно и быстро и без очередей получить большую часть того, что необходимо человеку в плане получения услуг, информации от власти.

Мария Рыбакова: А вот то, что сейчас это в интернет активно уходит, — что можно записаться в поликлинику на какой-то приём просто не выходя из дома, как-то это же будет дальше развиваться?

Сергей Собянин: Конечно-конечно. Я говорил уже об электронных услугах, когда можно даже не просто такие простые, как записаться или получить ещё какие-то, а вообще получить комплексную услугу — получить социальные льготы, пособия, ряд других услуг. Часть из них уже можно сегодня получить. Записаться в школу, оформить ребёнка в детские дошкольные учреждения, записаться к врачу. Это здорово. Это экономит огромное количество времени, с одной стороны. А с другой стороны — мы точно теперь уже знаем, сколько записываются к врачу, сколько ходит в школу. Никаких приписок там сделать практически невозможно. Такой инструмент, который позволяет улучшать услуги, сокращать очереди, расшивать узкие места, — это очень здорово. Тот же ЕМИАС, если говорить о системе медицинской помощи, помог буквально за два года снизить время ожидания записи к врачу в разы: там, где было пять-шесть дней, стало два-три дня, где было два-три дня, стал один-два дня. Это мониторится ежедневно, ежечасно, в режиме онлайн это всё видно. Видно и главному врачу, видно и Департаменту здравоохранения, который контролирует ситуацию, видно мне, у которого тоже есть вся эта информация в режиме онлайн. И я надеюсь, что в ближайшее время будет видно и москвичам. Мы обязательно сделаем такой сервис на портале «Наш город», где можно будет пожаловаться на работу поликлиники и посмотреть, как работает эта система, где есть очереди, где нет очередей, посмотреть, как работает его родная поликлиника. Этот проект будет также развиваться.

Юрий Богданов: Раз уж мы затронули тему медицины... Это логично, поскольку об образовании поговорили, надо и о здравоохранении. Сергей Семёнович, насколько я знаю, в Москве растёт рождаемость. С чем Вы связываете сей радостный факт?

Сергей Собянин: Во-первых, это во многом зависит, конечно, от демографии. Количество молодых людей, которые заводят семьи, детей, больше, чем было в предыдущие годы, но и качество жизни всё равно изменилось. Что бы мы ни говорили, но в России так не жили никогда: ни в сталинские, ни тем более в дореволюционные времена, ни в брежневские, ни в перестроечные. Всё равно качество жизни другое, и у людей, мне кажется, появляется потребность иметь больше детей. Не одного, а двух-трёх детей. Ещё недавно было 80 тысяч семей многодетных, сейчас уже за 100 тысяч.

Юрий Богданов: А насколько велик в это вклад именно городских программ и модернизации системы здравоохранения? Ведь Вы этому уделяли огромное внимание и продолжаете уделять.

Сергей Собянин: Во-первых, дошкольные учреждения сегодня уже обслуживают раза в полтора практически больше детей, чем было раньше. Ходило там около 280 тысяч детей, сейчас значительно больше 400 тысяч. И если есть детский сад, куда можно отдать ребёнка, то это немаловажно. Родовспоможение изменилось принципиально. Если мы раньше говорили о смертности на уровне там показателя шести, то сегодня этот же показатель достигнут с учётом недоношенных детей 500-граммовых — это совершенно другая работа. Это медицина на уровне мировых городов, хороший уровень мировых городов. И это тоже не случайно. Это не просто так. Это огромная работа, это тысячи и тысячи единиц современного оборудования. Это и реконструкция родильных домов, это создание крупных многофункциональных врачебных комплексов, это подготовка врачей и многое-многое другое. И конечно, финансирование здравоохранения. Оно тоже значительно увеличилось за последние годы. И соответственно, комфортность родов, уход за детьми принципиально изменились. Хотя, конечно, ещё работать и работать.

Михаил Зеленский: Можно несколько слов о миграционной политике? Как динамика миграционных потоков изменилась?

Сергей Собянин: В целом количество мигрантов не уменьшилось по сравнению с предыдущими годами, но, может быть, несколько изменилась структура: меньше приезжать стали из Азии, больше — с Украины. Очень важно, что эти потоки — они в основном легализованы. Если мы в предыдущие годы видели, что у нас процентов 80 трудовых мигрантов нелегальны, то мы сейчас видим, что у нас под 80 процентов легальных мигрантов, которые, по крайней мере, пришли, заявили о себе, прошли медицинскую комиссию, экзамен на знание русского языка, получили патент. Таких вот за первые четыре месяца — около 200 тысяч. Это хорошо, потому что, во-первых, мы знаем, кто к нам приезжает. Мы выдаём страховое свидетельство, чтобы человек, придя в клинику, уже не за счёт городского бюджета получал услуги. Эта плата в городской бюджет. Сегодня она четыре тысячи в месяц — тоже достаточно серьёзные суммы, а по городу это миллиарды. И сегодня можно сказать о том, что мигранты не только трудятся, но и вкладывают денежки в развитие инфраструктуры города.

И сегменты там, где присутствуют мигранты, тоже начали меняться. Например, в ЖКХ их становится всё меньше и меньше. В наших организациях «Жилищник», которые уже охватывают процентов 60 — 70 районов города, 90 процентов — это либо москвичи, либо жители Подмосковья, либо жители других регионов. Это очень важно.

Михаил Зеленский: В какой сфере сейчас больше всё-таки мигрантов?

Сергей Собянин: Торговля, строительство. Особенно торговля, малый бизнес, домашние какие-то услуги, транспортные услуги. В основном это всё-таки торговля и строительство, как мне кажется.

Мария Рыбакова: Сергей Семёнович, ну вот мы собственно и прибываем к причалу. Вам спасибо за эту речную прогулку и за беседу.

Сергей Собянин: Спасибо. Успехов, хорошего отдыха летного, хорошего настроения.

Михаил Зеленский: Спасибо, Сергей Семёнович.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > mos.ru, 29 мая 2015 > № 1403930 Сергей Собянин


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 29 мая 2015 > № 1384105 Сергей Собянин

Рабочая встреча с мэром Москвы Сергеем Собяниным.

Обсуждалась социально-экономическая ситуация в Москве.

В.Путин: Сергей Семёнович, естественный вопрос – это социально-экономическая ситуация в городе.

С.Собянин: Владимир Владимирович, несмотря на мрачные прогнозы, которые были в конце года, в начале этого года, ситуация достаточно…

В.Путин: Вы так аккуратненько. Тревожные были.

С.Собянин: Тревожные. Разные были. Есть любители, которые вообще рассказывали о том, что всё: жизнь закончилась на планете. Ничего этого не произошло, город работает стабильно, хотя, конечно, напряжение есть, есть некоторая вибрация у инвесторов и у строителей, особенно в сегменте строительства торговли [торговых площадей], офисов и так далее. Но мне кажется, такие периоды в жизни Москвы были неоднократно, и они заканчиваются тем, что ситуация выравнивается.

Мы не видим каких–то серьёзных проблем в области занятости, у нас количество безработных за последние месяцы увеличилось на какие–то сотые процента. Сегодня общий объём зарегистрированных безработных меньше половины процента. Если мы вспомним, то в развитых странах фиксируется по 12, 15, 17 процентов.

В.Путин: 25 есть.

С.Собянин: Да, 25 у особо выдающихся.

С точки зрения бюджета мы очень серьёзно работали по ревизии бюджетных расходов. В целом заблокировали около 7 процентов бюджетных расходов, которые считаем непервоочередными. В результате удалось сбалансировать бюджет, более того, сохранить основу экономики – инвестиционную программу, адресную инвестиционную программу, за счёт того, что стали активнее работать на стадии экспертизы цены, тендерных процедур. В целом удалось сэкономить порядка 28 процентов от стартовых условий.

Это серьёзный задел, который позволяет, с одной стороны, уменьшать финансирование, с другой – сохранять физические объёмы. Это и строительство метро, и строительство дорог, социальных объектов и так далее. Всё это даёт возможность городу дальше развиваться и привлекать инвестиции.

Мы ни на рубль не уменьшили социальные программы, социальные выплаты, более того, провели дополнительное обследование населения, выделили больше 1 миллиарда 700 миллионов рублей под адресную помощь: это и разовые денежные выплаты, и вопросы, связанные с питанием, дополнительным медицинским обследованием, и так далее.

То есть в целом ситуация, на мой взгляд, стабильная, хотя, конечно, она рабочая. Мы больше встречаемся в этот период времени и с бизнесом, и с предприятиями, и с оборонкой, и со строителями, и так далее, чтобы почувствовать те проблемы, которые есть.

В.Путин: Сергей Семёнович, я вижу, что город спокойно, уверенно проходит эту непростую ситуацию сегодня в экономике страны и при этом развивается, причём развивается активно. Это видно по целому ряду абсолютно объективных показателей.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 29 мая 2015 > № 1384105 Сергей Собянин


Россия. ЦФО > Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 26 мая 2015 > № 1380625 Сергей Собянин

Открытие технопарка высоких технологий.

Дмитрий Медведев принял участие в церемонии открытия и осмотрел помещения технопарка.

Технопарк занимает площадь 2,2 га. На территории расположатся до 500 тыс. кв. м офисных площадей, включая бизнес-парк МФТИ, R&D центры, научно-выставочный центр (140 тыс. кв. м), а также апартаменты с частичным отельным обслуживанием (40 тыс. кв. м).

С появлением технопарка МФТИ получит возможность проведения научно-образовательной работы для получения отечественных передовых исследований и обучения новых профессионалов. Вокруг МФТИ будет сформирован международный научно-образовательный кластер «Физтех XXI», что будет способствовать согласованному развитию IT-направления за счёт материальных ресурсов и экспертизы IT-компаний – участников кластера.

Предварительные договоренности о размещении в технопарке заключены с потенциальными якорными резидентами технопарка Acronis, Parallels, ABBYY, NetCracker. Заинтересованность в размещении выразили также Центр открытых систем и высоких технологий, Business Systems Consult, Телематические системы «Стриж», ООО «Логистика-айти», Flexis, Eruditor Group, MightyCall, SkyEng.

Церемония открытия технопарка

Стенограмма:

Д.Медведев: Дорогие друзья, уважаемые коллеги! Приятно участвовать в церемонии открытия технопарка в сфере высоких технологий. Как только что сказали мне, сделали всё это очень быстро – за 11 месяцев. Это здо?рово, потому что нам нужны быстровозводимые здания и комплексы, чтобы заниматься разными вопросами, включая высокие технологии.

Напомню, мы несколько лет назад запустили программу по развитию высоких технологий и созданию соответствующих технопарков, в результате чего в 10 регионах появилось 12 таких инновационных центров – где-то больше, где-то меньше. Самое главное, что в этих центрах сегодня работают 800 компаний и создано 19 тыс. рабочих мест, причём это именно высокотехнологичные, современные, эффективные рабочие места. Это прямой результат этой работы. Мы её по всей стране вели, один из заключительных аккордов состоится сейчас в Москве.

Открытие технопарка фактически завершает эту работу, однако это не означает, что Правительство решило бросить эту тему и больше технопарками не заниматься и высокие технологии не развивать. Нет, конечно. Просто мы переходим в другую фазу, будем вкладываться в развитие инфраструктуры технопарков, в индустриальные кластеры и, самое главное, просто формировать нормальную деловую среду. Потому что гораздо проще создать такую коробку, пусть даже она и очень красивая, современная, чем зачастую оформить бумажки. Документов у нас всегда требуется очень много, и, может быть, в этом даже основная проблема. Поэтому помимо материальной основы необходимо заниматься совершенствованием делового оборота, развитием современных технологий в этой сфере.

Надеюсь, что новый технопарк будет способствовать развитию современных информационных технологий, будет создавать новые бизнес-решения. Хотел бы похвалить и мэрию Москвы, и Министерство связи и массовых коммуникаций, потому что они вместе работали, вместе вкладывались. Москва чуть больше вложила, так и должно быть, Москва – столица. И федеральный бюджет тоже в этом поучаствовал. Так что, надеюсь, получится хороший технопарк и там будут работать самые современные стартапы, самые лучшие технологические компании.

Мы вместе с технопарком организовываем здесь инновационный территориальный кластер «Физтех XXI». В рамках этого кластера будут и новые учебные корпуса, и исследовательские лаборатории, опытные центры, инжиниринговые центры. Всё это, надеюсь, также будет создавать возможности для новых исследований и последующей коммерциализации технологических решений и, самое главное, помогать талантливым и амбициозным людям.

Среди тех, кто будет работать в технопарке, много выпускников физтеха – одного из лучших наших университетов страны. Надеюсь, что они тоже здесь смогут найти применение своим фундаментальным и прикладным знаниям.

От души всех поздравляю с открытием технопарка и желаю больших успехов.

С.Собянин: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! Большое событие – открытие нового технопарка, особо значимое, потому что несколько лет назад говорить о таких проектах на этой территории было бы бессмысленно. Территория севера Москвы развивалась достаточно хаотично, в массовом порядке строилось жильё – не то что без какой-то транспортной инфраструктуры, но даже без социальной. Всё это логичным образом привело к полному транспортному коллапсу на Дмитровке, на Ленинградке, и это направление, эти районы стали вообще непривлекательными для инвесторов, я уж не говорю – для какой-то инновационной деятельности.

Целый ряд решений в корне изменил эту ситуацию. Первое решение – это развитие транспортной инфраструктуры. Не так давно Правительство Российской Федерации запустило инвестиционный проект, связанный со строительством новой дороги Москва – Санкт-Петербург, очередь до Шереметьево. Это в значительной степени помогло разгрузить транспортные проблемы. Москва закончила в основном реконструкцию Дмитровки – это и развязки на МКАД, и эстакады, и дублёры. Это один из крупнейших транспортных проектов города Москвы, он также внёс свою лепту и сделал транспортную доступность более нормальной. Кроме этого мы активно ведём строительство новых станций метрополитена по дмитровскому направлению, станция «Ховрино», и я надеюсь, что в 2016 году новая станция метрополитена приблизит эту территорию к Москве.

Проектируется трамвайная линия. Коллеги из Московской области строят две эстакады через железную дорогу Савёловского направления, в перспективе возможна реконструкция самого Савёловского направления железной дороги. В целом это создаёт совершенно другую транспортную доступность этого района, другую инфраструктуру. И уже с учётом этого был создан новый проект развития, комплексный проект развития этого района, центральным ядром которого было создание технопарка «Физтех». Это якорный объект, за ним последует создание ещё около 600 тыс. кв. м технологических площадей – это выставочные залы, бизнес-центры, новые корпуса технопарка, это жильё и комплексное развитие территории, создание городского парка очень высокого уровня, который объединит всю эту территорию, создаст новую атмосферу проживания и работы на этой территории.

Конечно, этот проект входит в ряд крупнейших российских проектов, таких как «Сколково» (хотя, конечно, он несопоставим по масштабу, но порядок цифр, порядок задач сопоставим), как технологическая долина Московского государственного университета, другие проекты. Я надеюсь, что вот это здание даст старт развитию этой территории, созданию мощного нового инновационного кластера на территории Москвы.

Хотел бы поблагодарить, Дмитрий Анатольевич, Вас за активное участие в этом проекте, за выделение необходимых средств, за поддержание проекта по развитию инфраструктуры, коллег из Минкомсвязи, Министерства образования и, конечно, коллег из «Физтеха», которые активно принимали участие, в том числе и непосредственно, в строительстве этого здания. Спасибо всем! Поздравляю!

Россия. ЦФО > Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 26 мая 2015 > № 1380625 Сергей Собянин


Россия. ЦФО > Образование, наука > mos.ru, 20 мая 2015 > № 1379593 Сергей Собянин

Встреча с московскими учащимися — победителями Всероссийской олимпиады школьников 2014/15 учебного года

Сергей Собянин: Добрый день, дорогие друзья! Я рад поздравить вас и всё московское образование с успешным завершением Всероссийской олимпиады школьников. Поздравляю ваши школьные коллективы, ваших педагогов, родителей и, конечно, вас самих, потому что мы можем говорить о чьих угодно заслугах, но это главным образом ваша заслуга — вашего терпения, таланта, знаний и вашего стремления к будущему. Потому что те успехи, которых вы достигли на олимпиаде, помогут вам выбрать самые лучшие вузы Москвы, самые лучшие университеты и сделать хороший задел на будущее.

От ваших знаний зависит ваше образование, ваша будущая жизнь. И вы своим трудом установили хорошую планку для дальнейшего своего развития. Вообще московское образование было всегда добротным и успешным, но тем не менее за последние пять лет произошли радикальные изменения в сторону улучшения качества. Не только Москва, но и все регионы страны развивают образование, вкладывают деньги, повышают заработную плату учителям, становятся конкурентоспособными. Тем не менее в Москве за последние пять лет в два раза улучшились оценки по Единому государственному экзамену. Я имею в виду хорошие и отличные оценки. И можно, конечно, было бы списать это на то, что у нас особые условия приёма ЕГЭ, на помощь преподавателей, хотя это уже не очень актуально, потому что особенно в 2014 году был достаточно жёсткий контроль, и таким же, я думаю, ещё более жёстким, он будет в этом году.

Но есть другие показатели, кроме ЕГЭ, которые говорят ровно о том же. В частности, та олимпиада, в которой вы принимали участие. Количество призёров и победителей среди школьников Москвы в олимпиаде стало ровно в два раза больше. Более того, и количество школ, которые принимают участие, и тех, откуда выходят призёры, тоже в два раза увеличилось. И это говорит о тех качественных изменениях, которые произошли в московском образовании.

Оно, конечно, не идеально, как и любая система, требует постоянного усовершенствования, но тем не менее шаг, который мы с вами сделали, и вы этот период времени проходили вместе со школами, в целом с московским образованием, наверное, в той или иной мере ощущали.

Почему это произошло? Случайно это или нет? Я уверен, что не случайно. Случайно могут быть какие-то отклонения на три, на пять, на семь процентов, но в два раза показатели качественных изменений не увеличиваются.

Что произошло за эти пять лет в московском образовании? Вы знаете, изменена вообще вся система финансирования оплаты труда в школах. Теперь в центре всего образовательного мироздания оказался ученик, учащийся. Если раньше финансирование заработной платы учителей в школах слабо соотносилось с количеством и объёмом учебной работы, количеством учащихся, то сегодня это совершенно не так. Финансирование школ напрямую зависит от количества учащихся. Московские школы начали реально конкурировать за учащихся и стараться удерживать их у себя.

Объём работы учителя оплачивается исходя из того, сколько учащихся обучается в том или ином классе, какое качество обучения. Таким образом, и школа, и учитель зависят от этого. Это очень важное изменение.

А кроме того, это, конечно, просто увеличение объёма финансирования. У нас большинство школ финансировались исходя из 60 тысяч рублей на учащегося. Сейчас сумма ровно в два раза больше. И очень важно, что у нас были очень хорошие школы, в которые все стремились и которые, собственно, и направляли учащихся на олимпиады, на конкурсы и так далее. Многие представляли эти школы, но важно было создать систему, в которой бы у всех школьников была бы возможность показать себя, получить качественное образование. И это один из важнейших факторов того, что произошло.

Все школы финансируются по одной стандартной системе, но те, которые показывают ещё лучшие результаты, в том числе и готовят победителей олимпиад, получают специальные гранты. Но они не пожизненные, а зависят от того, какие результаты продемонстрировала школа за год. Количество школ, их перечень постоянно меняются.

Школы с 400-го, 500-го места потихонечку подвигаются, подвигаются и уже теснят передовиков. Это тоже очень и очень важно.

Ещё одно изменение, которое также радикально повлияло на образовательную систему Москвы, — это слияние, создание крупных образовательных центров, за что нас много и усиленно критиковали, в том числе и родители боялись, что произойдёт с их чадами, как они будут адаптироваться в новой среде. Но как видим, ничего плохого не произошло, наоборот, в каждой школе появилось несколько профилей обучения, что было раньше невозможно. Раньше во многих школах одни 10-е и 11-е классы, о каких профилях можно говорить, сегодня по три-четыре профиля. Ученик может выбрать, какое из этих направлений ему подходит.

Количество преподавателей, соответственно, — физиков, математиков — стало значительно больше, не стало вакансий. Естественно, качество кадрового потенциала увеличилось потому, что увеличилась заработная плата практически в два раза. Из всех этих слагаемых постепенно создалась система, которая даёт другой качественный уровень подготовки. И очень важно, чтобы за всем этим постоянно был ещё и контроль, не только Департамента, который, конечно, старается и смотрит за тем, что происходит в школах, но важно, чтобы вы сами и ваши родители участвовали в этом контроле.

Поэтому мы в каждой школе создали управляющие советы, в которые вошли и учащиеся, и родители, и преподаватели. В разных школах они работают по-разному, с разной эффективностью, но я надеюсь, что и эта система самоуправления, самоконтроля также будет развиваться и приносить плоды.

Я ещё раз с большим удовольствием поздравляю вас с победой в таком важном жизненном экзамене, к которому вы стремились, в котором достигли таких замечательных результатов. Желаю вам хороших оценок на Едином государственном экзамене и удачного поступления в московские вузы, а может, и не только в московские. Спасибо огромное за ваш труд, за вашу учёбу, поздравляю вас!

***

Сергей Собянин: Поздравляю сборную Москвы с большой победой! Действительно, это значимая победа и значимый результат работы педагогических коллективов всех школ, Департамента образования и, собственно, всего города, потому что на образование, на его финансирование работают все москвичи. Это одна из самых значимых программ по объёмам финансирования в городе Москве. Так что вы достойно проявили себя, показали достойный результат. Успехов вам, удачи, счастья, дальнейшего роста в жизни, поздравляю вас!

Россия. ЦФО > Образование, наука > mos.ru, 20 мая 2015 > № 1379593 Сергей Собянин


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > mos.ru, 19 мая 2015 > № 1379591 Сергей Собянин

Встреча с председателями членских организаций Московской федерации профсоюзов

Сергей Собянин: В последние месяцы страна и Москва столкнулись со сложными экономическими проблемами, связанными и с санкциями, и с падением цен на энергоресурсы на мировом рынке, и, несмотря на то что в Москве нефть не добывают, в целом это отражается и на городской экономике. Речь идёт и об инфляции, которая стала двузначной, и о падении реальных доходов населения, хотя мы даже в первом квартале видим их номинальный рост, но они не успевают за инфляцией. Высокие процентные ставки по кредитам — и потребительским, и инвестиционным — всё это в целом, конечно, не улучшает экономическую активность в городе, но тем не менее, на мой взгляд, это не является чем-то таким чрезмерно критичным. По крайней мере, первый квартал этого года говорит о том, что московские предприятия, московская экономика в большинстве своём справились с теми проблемами, которые возникли, — никакого обвала или ухода в штопор мы не наблюдаем. Более того, мы ставим себе задачу, чтобы в последующие месяцы ещё более выровнять ситуацию и переходить уже из минусов в плюсы роста.

Несмотря на сложности в экономике, мы постарались обеспечить выполнение всех социальных обязательств, взятых на себя городом. Речь идёт и о социальных льготах, которые в Москве, как вы знаете, составляют большую цифру — около 300 миллиардов рублей, и мы до последней копейки учли в бюджете и никоим образом не оптимизировали, не уменьшали эти расходы. Более того, ввели дополнительные расходы в размере 1,7 миллиарда рублей на меры индивидуальной адресной поддержки тем категориям граждан, которые могут оказаться в наиболее трудной жизненной ситуации.

То же самое можно сказать и о социальных направлениях политики города. Речь идёт о развитии образования, здравоохранения, культуры — все обязательства, связанные с текущими расходами города, исполняются неукоснительно.

Конечно, выполнение финансовых обязательств, экономических стало возможным в результате мер, которые Правительство заранее предприняло по оптимизации неэффективных расходов, бюджетных закупок, долгосрочных контрактов, снижения соответствующих цен и целого ряда других мер, которые позволили обеспечить стабильность бюджета города.

Главным результатом антикризисного плана, несмотря на то, что, конечно, были приняты и специальные мероприятия, стало то, что мы сохранили реализацию всех государственных программ города Москвы, которые поддерживают и социальную, и экономическую активность города. Речь идёт и об Адресной инвестиционной программе, которая предусматривает развитие строительства метрополитена, дорог, инженерных коммуникаций, которые сами по себе являются основой для настоящего и будущего развития города. Без развития инфраструктуры город развиваться не будет, экономика города развиваться не будет, что бы мы ни делали. Поэтому это является одной из главных задач — поддержание активности в области развития строительства инфраструктуры.

Кстати, то, что касается строительства, — это одна их весомых отраслей города. Объём инвестиций составляет около триллиона рублей. В прошлом году мы ввели около девяти миллионов квадратных метров жилья, офисов, торговых и социальных объектов.

Думаю, что нам будет сложно поддерживать такой же уровень объёма инвестиций в строительство, но тем не менее мы постараемся обеспечить максимальный объём ввода и в этом году, особенно то, что касается жилья, жилищных программ. Тем более что среди всего сегмента инвестиций в недвижимость наибольший интерес вызывают именно инвестиции в жильё, и поэтому мы обеспечиваем первоочередную выдачу разрешений на строительство, подготовку градостроительной документации, для того чтобы не сдерживать строителей, — с одной стороны. С другой стороны, конечно, нам всем внимательно надо смотреть за состоянием строительной индустрии, строительных предприятий, чтобы не получить негативные эффекты, связанные с их банкротством, обманутыми дольщиками и так далее.

Несмотря на то что у нас в руках теперь имеются достаточно серьёзные рычаги в виде соответствующих законов, регламентирующих, контролирующих долевое строительство, тем не менее целый ряд предприятий допускает различные схемы ухода от этого закона, и требуется и общественный, и государственный контроль за состоянием дел в этой отрасли.

Мы приняли со своей стороны ряд дополнительных льгот для строителей, в том числе рассрочку платежей в городской бюджет, чтобы поддерживать и стимулировать строительство.

Одной из мер системной поддержки экономики города является тарифное регулирование. Мы уже третий год поддерживаемся стратегии, чтобы тарифы в городе на жилищно-коммунальные услуги росли ниже, чем инфляция.

Если вы помните, в прежние годы рост тарифов составлял около 25 процентов. Мы стараемся это сделать, чтобы он оставался ниже инфляции. В этом году рост тарифов будет где-то в полтора раза ниже инфляции. Это, конечно, позволяет сдерживать инфляцию, не разгонять инфляционные ожидания и издержки предприятий. Ну и естественно, напрямую касается населения и социального самочувствия.

Что касается продовольственной безопасности и проблем, с которыми столкнулась и страна, и город в период санкций, то для Москвы они, скорее всего, прошли менее болезненно в силу того, что за последние годы в области оптовой, розничной торговли сформировалась очень серьёзная конкурентная среда. Только за последние годы мы ввели около 400 тысяч рабочих мест в области торговли: это и крупные сетевые магазины, и магазины среднего формата, малого формата, то есть весь набор тех торговых предприятий, которые необходимы для города.

Это позволило в период проблем с поставками продовольствия быстро найти новых поставщиков, в том числе в таких странах, как Турция, Азербайджан, Казахстан, Белоруссия, и, конечно, в регионах Российской Федерации, которые активно приняли участие и в региональных ярмарках, и в ярмарках выходного дня, и в закупочных компаниях.

Тем не менее, как вы знаете, цены на продовольствие существенно подросли, но, с другой стороны, ни дефицита, ни ажиотажа в Москве допущено не было. И я надеюсь, что всё-таки цены на продовольствие стабилизируются и будут более адекватными с точки зрения их дальнейшего роста.

Что касается развития промышленности и вопросов импортозамещения, создана большая программа вместе с Министерством промышленности Российской Федерации, определены приоритеты импортозамещения, в том числе и на московской площадке. Речь идёт о таких направлениях, как авиационная, космическая промышленность, производство лекарств, пищевая промышленность, строительная промышленность и целый ряд других.

Совершенно очевидно, что даже в этих отраслях Москва в силу своей специфики — дороговизны трудовых ресурсов — должна выбирать в большей степени инжиниринговые центры, проектные разработки, инновационную продукцию. Для этого в создаётся целая сеть технополисов, технопарков, новых и с точки зрения промышленного производства. Также мы видим целый ряд новых предприятий, в том числе и индустриальных парков — это новый вид поддержки промышленности, который принят на федеральном уровне. И в настоящее время разрабатывается несколько таких площадок, которые будут иметь статус индустриальных парков, это означает льготы и по инженерным коммуникациям, по инфраструктуре, по земельным и имущественным налогам.

Кстати, по развитию промзон неоднократно эти вопросы правильно ставили и перед руководством Москвы — что надо сохранять промышленность, и должен сказать, что в первом квартале этого года, несмотря на кризис, мы получили значительно больше заявок и разрешений на строительство в области промпредприятий выдали по сравнению с предыдущими годами. За первый квартал было выдано градостроительных разрешений на строительство объектов на 850 тысяч квадратных метров. Это промышленные предприятия и инфраструктура, связанная с ними.

Я надеюсь, что целый ряд промзон, несмотря на кризис, будет активно развиваться именно как промышленные территории.

Неоднократно вы на наших встречах ставили вопросы, связанные с миграцией и безработицей. Мы обсуждали достаточно подробно с вами на прошлой встрече, как дела обстоят с миграционной политикой, в связи с разработкой нового законодательства. В этом году оно вступило в силу. Стало, конечно, больше порядка, хотя переходный период обычно, так как у нас довольно мало было времени, непростой, но в целом мы видим, что мы стали гораздо эффективнее контролировать миграционные потоки. В предыдущие годы две трети мигрантов, по сути дела, были нелегальными, формально мы имели достаточно небольшие льготы для мигрантов, фактически их в Москве около миллиона, большая часть из которых работала нелегально, не платя ни в бюджет, ни в соответствующие социальные фонды.

Уже в этом году, уже, вернее, в прошедшем году нам удалось легализовать большую часть миграционных потоков. Было выдано около 800 тысяч патентов, это значительный уровень легализации. В этом году мы перешли к новым правилам, когда все доходы от продажи патентов поступают в городской бюджет. Более того, сама стоимость патента выросла и составляет четыре тысячи рублей, плюс все услуги, связанные со сдачей экзамена по русскому языку, медицинские освидетельствования, плата за добровольное медицинское страхование проходят под нашим контролем и на базе наших учреждений. Это также гарантирует, что это уже не филькина грамота и не липовые справки, а реальные документы, — во-первых, а во-вторых — реальное поступление в бюджет и соответствующая оплата медицинских услуг.

Вы знаете, что в Москве оказывается помощь десяткам тысяч, а то и сотням тысяч мигрантов, которые в своё время вообще не платили ни в городской бюджет, ни за оказанные медицинские услуги. Эта проблема в значительной степени сейчас решена. Посмотрим, как будет развиваться эта ситуация в дальнейшем, но, по крайней мере, мы видим, что уже имеем реальную численность мигрантов в городе и реальные рычаги влияния на эти процессы.

В настоящее время безработица в Москве не превышает половины процент — зарегистрированная безработица. Если мы увидим, что в дальнейшем будет нарастать объём безработицы, мы начнём увеличивать стоимость патентов для мигрантов, таким образом экономически снижая их поток в Москву.

Мы с вами системно обсуждаем вопросы, связанные с минимальным размером труда, подписывали соответствующее Соглашение. С 1 апреля введён минимальный размер оплаты труда — 15 тысяч рублей, но в связи с высокой инфляцией он был пересчитан, и в соответствии с вашим предложением я думаю, что в ближайшее время выйдем на внеочередное решение по определению минимального размера оплаты труда в городе, который будет уже составлять 16,5 тысячи рублей. Я поддерживаю это ваше предложение. Спасибо.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > mos.ru, 19 мая 2015 > № 1379591 Сергей Собянин


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > premier.gov.ru, 20 августа 2014 > № 1156396 Сергей Собянин

О комплексном развитии новых территорий Москвы.

Дмитрий Медведев посетил офисный парк «Комсити», где провёл совещание о комплексном развитии новых территорий Москвы.

Офисный парк класса А «Комсити» – концептуально новый для России формат «город в городе», сочетающий офисные помещения общей площадью 430 тыс. кв. м и благоустроенную территорию 45 га с развитой инфраструктурой. На территории комплекса расположены 12 низкоэтажных зданий, подземная и наземная парковки, благоустроенная озеленённая территория с зонами для отдыха, а также торговая галерея площадью 22 тыс. кв. м.

«Комсити» располагается в Новомосковском административном округе, на территории Новой Москвы, в деревне Румянцево. Строительство осуществляется в несколько этапов и ведётся в соответствии с современными экологическими стандартами.

Совещание о комплексном развитии новых территорий Москвы

Стенограмма:

Д.Медведев: Мы, по сути, продолжаем обсуждение вопросов Новой Москвы. Как справедливо сказал Сергей Семёнович (Собянин), 1 июля исполнилось два года с момента принятия решения о присоединении новых территорий к Москве. Площадь столицы увеличилась в 2,5 раза, и в результате мы получили крупнейший мегаполис мира – и по численности очень большой, и по территории очень большой.

Конечно, два года – это не срок для крупных проектов, для мегапроектов, но уже сегодня понятно, как территория будет жить, вот презентацию Сергея Семёновича мы услышали. Сегодня подведём первые итоги работы. Предлагаю обсудить всё предельно компактно и абсолютно по конкретным вещам пройтись: кто за что отвечает, кто что делает из присутствующих здесь руководителей.

Понятно, что основная цель – сформировать комфортную городскую среду и сделать Новую Москву современной с точки зрения градостроительных технологий, дорожной, социальной инфраструктуры, экологии, решить проблему с переносом центров деловой активности из Москвы исторической и разгрузить исторический центр города.

Конечно, на месте Новой Москвы должен появиться не очередной спальный район с парой торговых центров, а именно такое умное пространство, презентацию которого мы только что видели.

Я подлетал на вертолёте, посмотрел, как это выглядит. Мы сейчас с вами в этом офисе находимся. Чем-то мне это, откровенно говоря, напомнило столицу Бразилии – Бразилиа. И мне кажется, что это в общем достаточно такой верный пример, потому что в определённой ситуации они приняли решение передвинуть целый ряд столичных функций, естественно, часть людей перевести, и у нас такая же задача стоит.

Что касается органов управления, это задача отдельная, мы её продолжаем обсуждать, она не завершена. Сейчас, конечно, с деньгами у нас всё непросто, да и вообще это задача сверхсложная, но в принципе выполнимая, и, как мне представляется, сама по себе идея эта достаточно интересная.

На новых территориях уже произошли изменения, о которых мэр только что доложил, строятся и дома, и дороги. В течение пяти лет должно быть открыто 17 станций метрополитена – это реально очень серьёзная история, и реконструировано много автомобильных дорог. За ближайшие три года, Сергей Семёнович, 140 км, правильно я понял?

С.Собянин: Да, за ближайшие три года.

Д.Медведев: Всё это позволяет нам комплексно подойти к обустройству Большой Москвы, на практике воплотить принципы так называемого полицентрического развития. Уже сделаны определённые шаги.

На что я хотел бы ещё раз обратить внимание? Начну со строительства жилья, потому что всё равно город для горожан, а не для чиновников или просто для бизнеса, поэтому строительство жилья остаётся очень важной задачей. Москва нынешняя является одним из самых густонаселённых мегаполисов, при этом уровень обеспеченности жильём на душу населения в столице, как известно, один из наиболее низких по стране – 19 кв. м на одного человека, на душу населения. Поэтому освоение новых территорий позволяет если не быстро решить эту задачу, то в принципе создать все условия для того, чтобы эта задача была решена в среднесрочной перспективе.

Второе. Важный критерий развития присоединённых территорий – это благоустройство территорий, создание всей необходимой социальной инфраструктуры, о чём мы тоже сейчас слышали доклад: это и школы, и детские сады, и площадки, магазины, больницы, спортивные сооружения. В общем, все, кто переезжает в Новую Москву, не должен испытывать никаких неудобств и у него не должно быть необходимости каждый день по каким-то делам мотаться в центр Москвы. Если идти по такому пути, как вот с этим офисом, например, где потенциально будет и спорт, и детский сад – вот это правильно.

Третье. Нужно связать транспортом эту территорию не только с центром Москвы, но и с аэропортами, и между собой, поэтому нам необходимо приступать к реконструкции Калужского шоссе, о чём было сказано, ну и по другим транспортным вопросам посмотреть ситуацию.

Конечно, Москва новая должна пройти период социальной интеграции, стать по-настоящему единым общественным, культурным пространством, и наша задача сегодня – задать определённую логику этому процессу, чтобы потом не пришлось корректировать.

Ну и наконец, последнее. Москва всегда определяла и будет определять стандарты бизнес-климата в нашей стране. Так устроен мир, столица всё равно является городом, на который все смотрят в первую очередь. И опыт, который мы здесь приобретаем, должен быть полезен для других городов. Поэтому нам нужно совершенствовать механизмы управления и городской инфраструктурой, и предоставления государственных услуг, и развивать общественный контроль за городским хозяйством. Кстати, мы совсем недавно обсуждали эти проблемы тоже на примере Москвы при исполнении программы «Информационный город» на заседании Правительственной комиссии по использованию информтехнологий. Поэтому и в этом плане то, что мы сделаем здесь, в Новой Москве, должно быть примером для развития всего нашего государства.

Сергей Семёнович, можно продолжить то, что вы уже начали рассказывать, но не в смысле презентации, наверное, а в смысле определённых проблем, которые нам необходимо совместно решать. В этом и есть цель нашего сегодняшнего совещания.

С.Собянин: Спасибо, Дмитрий Анатольевич!

Вначале несколько ремарок. У нас достаточно бурно идёт дискуссия на разных уровнях власти и в обществе, что такое вообще Москва, стоит ли ей развиваться, не пора ли её вообще закрыть и ограничить и так далее и тому подобное.

Должен сказать, несмотря на то что весь мир прошёл достаточно активную фазу урбанизации, расширение мегаполисов во всём мире продолжается, начиная от Америки и заканчивая Юго-Восточной Азией. Именно этот тренд является основой развития экономики целых регионов и стран. Там, где происходит активно урбанизация и обустройство городов, динамично развивается экономика, там, где это не происходит, наступает некая стагнация. Причём это правило характерно и для Европы, просто Европа сегодня вся является большим городом, вся территория плотно застроена, поэтому там таких очевидных процессов не происходит. Там, где большие территории, эти процессы просто очевидны.

Для Москвы это решение по новым территориям является чрезвычайно важным, потому что оно раскрывает потенциал города и возможности для его дальнейшего развития с точки зрения (правильно Вы сказали) обустройства жилья, обустройства рабочих мест, больших экологически чистых территорий, которые требуют соответствующего обустройства и сохранения.

Новая территория не является чем-то обособленным, она тесно интегрируется в существующую застройку. Первый пояс урбанизации новой территории, собственно, который и будет застраиваться как именно городская территория, находится между городскими территориями – это Южное Бутово, Солнцево, Переделкино и Внуково. Просто вся эта территория развивается более комплексно, чем развивалась раньше. От того, как именно комплексно будет развиваться территория, зависит дальнейшее развитие экономики мегаполиса и в значительной мере развитие экономики страны, потому что 24% ВВП – это Московская агломерация, включая Москву и Московскую область, и от того, как она будет развиваться, зависят и темпы развития ВВП страны, и объём привлечения инвестиций. Я уже называл эту цифру и ещё хочу её заострить, потому что именно она диктует нам дальнейшее развитие инфраструктуры и тех решений, которые нам потребуются в дальнейшем. Объём инвестиций в эту территорию уже составляет около 300 млрд рублей в год и в ближайшие год-два вырастет до 400–500 млрд рублей в год. Это в основном коммерческие инвестиции, это инвестиции, которые приходят в нашу страну и в Москву. Предположить, что они пришли куда-то в другие регионы страны, можно, но, как правило, они либо реализуются здесь (это специфические инвестиции, связанные с офисной недвижимостью, коммерческой недвижимостью, торговой недвижимостью, жильём и так далее), либо не реализуются нигде, страна их просто теряет. Поэтому, на мой взгляд, это задача не только привлечения инвестиций, но и придание им экономически правильной упаковки, создания социальной и инженерной и транспортной инфраструктуры. Это является, мне кажется, важнейшей задачей для нас как органа государственной власти. В связи с этим мы наметили свою программу строительства метрополитена, дорог, социальной инфраструктуры, чтобы мы могли принять эти инвестиции, переварить их, в хорошем смысле слова, и создать нормальную инфраструктуру, нормальную среду для гармоничного развития этой огромной территории. Тем не менее нам необходима и помощь федеральных структур. В частности, с точки зрения транспортной инфраструктуры в первую очередь эта помощь заключается в развитии существующих линий железной дороги.

В первую очередь это внуковское направление – киевское направление железной дороги до Внуково. Это связано не только с развитием этой территории (хотя, конечно, не скрываю, что в значительной степени связано с развитием территории), но и с развитием внуковского аэроузла. По тем планам, которые существуют в Министерстве транспорта, объём перевозок во Внуково должен увеличиться почти вдвое. Сегодня все транспортные возможности доставки туда и обратно пассажиров исчерпаны. Поэтому мы уже говорили и было Ваше поручение о том, чтобы всё-таки рассмотреть как одну из самых первоочередных задач реконструкцию киевского направления до Внуково, это первая задача.

Вторая задача связана с инфраструктурой монополий – «Газпрома», «Россетей». Мы и с «Газпромом», и «Россетями» активно работаем, до конца года мы официально утвердим территориальную схему развития, включая территориальные схемы инженерной инфраструктуры, электросетей, газоснабжения, водоснабжения и так далее. И мы просим, чтобы и «Газпром», и «Россети» в свои инвестиционные планы включили развитие этих направлений, иначе мы через год, через два просто остановим всю эту стройку и развитие территории.

Третье направление связано с земельными ресурсами. Я уже говорил, что для региональных нужд на этой территории практически вообще нет ничего. Мы работаем, конечно, с инвесторами путём изъятия земель под транспортные коммуникации, под транспортные узлы, договариваемся с ними и так далее и тому подобное, но это, конечно, не самый лучший вариант решения вопроса.

Мы активно работаем с Александром Арнольдовичем (А.А.Браверман – генеральный директор фонда РЖС), с РЖС, по переводу земель в жилищное строительство, в промышленное развитие. Помимо этого обратились в Правительство Российской Федерации о передаче ряда сельскохозяйственных ФГУПов, которые находятся в ведении Российской академии наук, и просим этот вопрос рассмотреть и его решить, потому что, конечно, Академия наук никакими академическими исследованиями на этих полях не занимается. Большая часть уже ранее существующих ФГУПов переведена в коммерческое использование, продана коммерсантам и сегодня активно застраивается жильём, поэтому просим оставшиеся ФГУПы отдать городу, для того чтобы мы хотя бы проконтролировали ситуацию, что с ними происходит. Мы не собираемся их застраивать одномоментно, но это земли будущего развития.

И третье. Речь идёт о развитии административно-делового центра «Коммунарка», создании там двух кластеров – медицинского и образовательного. Мы с Вероникой Игоревной (Скворцовой) работаем над разработкой и принятием федерального закона о медицинском кластере, который позволит привлекать зарубежные инвестиции в создание медицинских центров по западным технологиям, с соответствующими западными лицензиями, для того чтобы создать такой прообраз медицинского «Сколково» на этой территории. Это вызывает громадный интерес у всех инвесторов, которые работают в области медицины. Они просто ждут, как из печи пирога, этого закона, поэтому просим, чтобы Вы дали нам ещё поручение ускорить принятие этого закона. Он прошёл правительственное согласование, внесён в Государственную Думу, поддержан Правительством.

И ещё один кластер, который предполагается развивать на этой территории, – это образовательный кластер. Мы с Министерством образования активно работаем по планировке этой территории. Насколько я знаю, Министерство образования занимается разработкой конкретного проекта создания этого образовательного кластера на территории АДЦ. Также просим, чтобы было поручение соответствующим министерствам ускорить решение этого вопроса и создать с нуля современный образовательный кластер со всеми учебными, образовательными, научными лабораториями, общежитиями, объектами спорта, отдыха и так далее, чтобы это был полноценный современный университет.

Вот перечень тех просьб, которые есть у нас. Помимо этого мы активно работаем со всеми министерствами и ведомствами, находим полное понимание с ними, но тем не менее есть вещи, которые требуют внимания именно Вашего и Ваших поручений.

Д.Медведев: Хорошо. Спасибо, Сергей Семёнович. Давайте сейчас коротко обсудим прозвучавшие предложения.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > premier.gov.ru, 20 августа 2014 > № 1156396 Сергей Собянин


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > kremlin.ru, 17 июня 2014 > № 1101648 Сергей Собянин

Владимир Путин провел рабочую встречу с мэром Москвы Сергеем Собяниным. Обсуждались вопросы кадастровой оценки земли, строительства жилья и развития транспортной инфраструктуры в столице.

В.ПУТИН: Сергей Семёнович, хотел бы обсудить вопрос, который постоянно ставят губернаторы и мы с Вами обсуждали неоднократно, – это кадастровая оценка земли для целей налогообложения. Совсем недавно на одной из встреч губернаторы ставили вопрос так, что переход на эту кадастровую оценку приведёт к снижению доходов региональных бюджетов. У Вас, я знаю, другая точка зрения, и Вы в Москве уже осуществляли это.

С.СОБЯНИН: Да, мы ввели – одни из первых регионов, с первого января этого года действует налог. Москва получит неплохие дополнительные доходы в размере порядка 10 миллиардов, при этом мы взяли только часть объектов: крупных, особо крупных торговых центров и офисов, – не трогая средние и мелкие, и сделали самую низкую ставку. И при этом всё равно доходы бюджета ощутимы. Это, во-первых.

Второе, мы ведём постоянный диалог с бизнесом, смотрим, где можно какие-то уточнения сделать, льготы и так далее. Было очень много вопросов от малого и среднего бизнеса, который боялся, что введение этого налога сделает аренду помещений более дорогой, то есть владельцы торговой недвижимости повысят арендную ставку ровно настолько, насколько увеличат налоги. Произошло ровно наоборот: так как налог подвигает их выбрасывать на рынок свободные площади, а не держать в загашнике и дуть цены, в результате цена аренды на офисы и торговые помещения на 3–5, до 7 процентов упала. Количество регистрируемых предпринимателей увеличилось за этот период, с начала года, где-то на 9 тысяч, то есть опасения не оправдались, а положительный эффект очевиден.

Мне кажется, что необходимо и дальше двигаться по этому пути. Мы находимся в диалоге с бизнесом, есть понимание, и каких-то таких жёстких ситуаций, связанных с банкротством или повышением аренды или цен, совершенно не происходит.

В.ПУТИН: Раз уж мы заговорили о недвижимости, то традиционный вопрос о строительной отрасли, о строительстве, о жилье. Как у нас с этим обстоит дело?

С.СОБЯНИН: Мы, несмотря на все опасения инвесторов и с учётом политической, экономической турбулентности, которая действительно есть, тем не менее уже в прошлом году вышли на рекордный объём ввода – на 8,5 миллиона квадратных метров, что больше, чем, скажем, в докризисном 2009 году. И уже в этом году, с начала года мы видим, что выйдем на такую же цифру или больше. Такой объём инвестиций в недвижимость означает, что Москва находится среди тройки лидеров по объёму ввода недвижимости – среди таких городов, как Нью-Йорк, Лондон, Пекин и так далее.

По рейтингам Pricewaterhouse [международная сеть аудиторских компаний] мы находимся на втором месте поле Пекина – исходя из возможностей города и привлечения инвестиций в недвижимость. Это залог стабильного экономического развития, с учётом того, что мы не перебираем с плотностью, смотрим, чтобы это не было точечной застройкой, и так далее. Тем не менее достаточно большой объём есть, связан он с интересом инвесторов и с тем, что, как мы с Вами уже говорили, Москва старается в ускоренном режиме развивать транспортную инфраструктуру, без которой невозможно было бы экономическое развитие.

В.ПУТИН: Как идёт работа по этому направлению?

С.СОБЯНИН: По этому направлению у нас есть несколько программ: строительство дорог, метрополитена, реконструкция железнодорожных путей, развитие такси, других видов транспорта, по всем направлениям работа ведётся.

По метро мы за последние годы ввели 25 километров, это только начало, потому что мы входили в стройку, проектирование и так далее, а в последующие годы будет ввод гораздо больше, чем в предыдущие годы. Эта стройка двигается, мы проектируем, она реально идёт.

Что касается автомобильных дорог: с 10–15 километров дорог, реконструируемых и строящихся в 2010 году, мы вышли на 80 километров. Для Москвы это огромные показатели; жители видят, как развязки строятся, реконструируются дороги. Набранный темп мы постараемся сохранить и, таким образом, восполнить отставание, которое было в предыдущие годы.

Проект, о котором мы говорили у Вас на совещании, по реконструкции железнодорожных путей – пригородных, что очень важно, – двигается. Вместе с «Российскими железными дорогами», Минтрансом мы достаточно планово идём по этому проекту.

В.ПУТИН: Кольцо ещё делаете.

С.СОБЯНИН: Да, Московское кольцо железной дороги, это, по сути дела, будет второй пересадочный контур метро, он интегрируется. Должны в конце 2015 года основные работы закончить и в 2016 году приступить к эксплуатации. Там есть отдельные проблемы, но в целом проект идёт более-менее нормально. Это очень важные инфраструктурные стройки, которые определяют дальнейшее развитие города.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > kremlin.ru, 17 июня 2014 > № 1101648 Сергей Собянин


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 21 января 2014 > № 989686 Сергей Собянин

Рабочая встреча с мэром Москвы Сергеем Собяниным.

Сергей Собянин информировал Президента о состоянии и перспективах развития системы здравоохранения и транспортной инфраструктуры Москвы.

В.ПУТИН: Сергей Семёнович, мы только что обсуждали вопросы развития здравоохранения в стране в целом. Как я уже говорил, есть некоторые положительные тенденции, на которые мы обратили внимание в ходе сегодняшнего совещания. Хотя есть и проблемы.

Во-первых, рост заработной платы врачей, среднего и младшего медицинского персонала от региона к региону разный. В целом по стране он выглядит неплохо, но от региона к региону разный. Во-вторых, по категории медицинских работников тоже рост разный, и здесь есть определённые вопросы, которые надо решать.

Есть вопросы, связанные с финансированием федеральных медицинских центров. Надеюсь, что после сегодняшней встречи этот вопрос будет решён. Но Москва занимает всё-таки особое место. Знаю, что Вы достаточно много времени уделяете развитию здравоохранения. Мы с Вами и в ходе проведения мероприятий, связанных с финансированием регионов в рамках известной трёхлетней программы, занимались этим даже вдвоём.

Хотелось бы непосредственно от Вас услышать, как развивается здравоохранение в столице, что сделано за последнее время, что и почему не сделано, что Вы планируете в ближайшее время сделать. Крупные центры работают хорошо и выглядят замечательно, но, как это ни покажется странным, это факт жизни, многие граждане, рядовые москвичи ходят в обычные поликлиники, пользуются обычными койко-местами в рядовых больницах, и там далеко не всё так радужно, как на поверхности кажется. Это первое, что хотелось бы обсудить сегодня.

И второе. Мы много раз обращались к вопросам развития транспортной инфраструктуры, третьего кольца, всего, что с этим связано, включая железнодорожное сообщение, которое планировалось развивать в Москве, создавать дополнительные возможности для людей, которые здесь проживают, в решении этих достаточно острых проблем столицы.

Пожалуйста, Сергей Семёнович.

С.СОБЯНИН: Владимир Владимирович, в 2010 году, когда Вы ещё работали в Правительстве, была принята программа модернизации, направлены приличные деньги. Мною было принято решение дополнить ещё 50 на 50, то есть на рубль федеральных денег дополнительно [были выделены] региональные деньги в таком же объёме. И программа в целом получилась солидная.

За счёт этой программы нам удалось полностью переоснастить не только ведущие клиники (они и так неплохо выглядели, Вы абсолютно правильно говорите), но и обычные поликлиники, которые обслуживают большинство населения, обычные больницы.

Сегодня амбулаторные центры, больницы Москвы оснащены на уровне европейских стран оборудованием – на уровне Великобритании, Франции, чуть хуже, чем в Германии, но это уже европейский уровень. И речь идёт не о том, что просто железо натащили и оно там простаивает, а речь идёт уже о функционирующем оборудовании. За счёт этого оборудования удалось значительно улучшить качество обслуживания населения.

Вы сегодня говорили на совещании о тех положительных трендах, которые идут в стране. Москва не исключение, мы даже несколько быстрее движемся в этом направлении. Смертность среди трудоспособного населения за три года снизилась на 15 процентов, а смертность от болезней кровообращения, онкологии, ДТП, органов дыхания – от 10 до 30 процентов.

В.ПУТИН: Снизилась?

С.СОБЯНИН: Да, снизилась смертность. Это хороший показатель. В то же время мы помимо программы модернизации за счёт сэкономленных денег ещё докупили оборудования. Появились такие вещи, как, например, хирургические роботы «Да Винчи», мы закупили их в два с лишним раза дешевле, чем обычно закупалось. И в Москве четыре таких комплекса работают. Это уникальные комплексы, новое поколение.

Не все больницы находятся в надлежащем состоянии. Значительное количество московских больниц находится в памятниках архитектуры, и там делать какие-то реконструкции практически невозможно или очень дорого. Поэтому принято решение о строительстве не только поликлиник, но и крупных больничных комплексов. Например, Морозовская детская больница – решено проектирование, заключён контракт, и мы в ближайшее время приступаем к строительству. Причём мы её финансируем так же – 50 на 50 с Российской Федерацией. Это будет одна из лучших в Европе клиник, запроектирована по европейским стандартам. Она, по сути дела, заменит две крупные клиники, и можно будет вывезти из ветхих зданий, морально и физически устаревших, в новую клинику.

Конечно, помимо насыщения оборудованием требуется серьёзная реструктуризация, оптимальная структура здравоохранения, требуется подготовка кадров. Это тяжелая, рутинная работа, и не всегда она популярна, и не всегда благодарна, но необходима для того, чтобы здравоохранение эффективно функционировало. Мы этой работой последовательно занимаемся.Что касается Московского транспортного узла, я очень благодарен, что Вы в своё время на совещании обозначили это как один из приоритетов транспортной политики страны, потому что транспортный узел переваривает по разным направлениям от 60 до 80 процентов пассажиров страны. Это не только московская проблема, это проблема всей страны, экономики страны.

По таким направлениям, как строительство метрополитена и реконструкция пригородных железнодорожных линий, мы продвинулись, на мой взгляд, неплохо. В прошедшем году построено уже 12 километров линии метро. Я думаю, что эта динамика будет с каждым годом увеличиваться. Уже начали реальную стройку новых главных путей по радиальным направлениям железной дороги и малого кольца железной дороги. По этим направлениям перевозится сегодня уже два миллиона пассажиров в сутки. После реконструкции должно перевозиться около трёх миллионов, то есть это громадный пассажиропоток, который, конечно, нужно обеспечить надлежащим транспортом.

К 2015 году, если сложить строительство метро и железной дороги, а в мире так и считается, это рельсовый транспорт, то Москва выйдет на первое место среди всех городов мира, среди мировых городов по объёму строительства и ввода рельсового транспорта и радиальных направлений, и метрополитена. Так что эта стройка развивается неплохо.

Мы периодически на правительственном уровне мониторим, проводим совещания. Конечно, нам хочется, чтобы динамика была ещё сильнее, быстрее финансировались эти проекты, но если даже сохранить тот темп, который набран сегодня, то уже неплохо. Так что, я считаю, благодаря Вашим решениям мы продвинулись в этом направлении.

В.ПУТИН: Сколько всё-таки, в конце концов, Москва получила из федерального бюджета на модернизацию здравоохранения по этой программе?

С.СОБЯНИН: Где-то около 60 миллиардов. И такую же сумму, даже чуть большую, вложили из регионального бюджета. Причём, если пересчитать это в количество оборудования, то Москва должна была получить 40 тысяч единиц оборудования. Это могли быть резонансный томограф, это УЗИ, рентгеновские аппараты и так далее. За счёт сэкономленных денег мы закупили 65 тысяч единиц, то есть на 25 тысяч единиц больше. Я считаю, что такая массовая, во-первых, закупка, а во-вторых, снижение цены повлияли на рынок целом по России. Россию считали второстепенной страной, можно было в Европе по одной цене торговать, а в Россию приезжать и торговать совсем по другим ценам. Мы убрали ряд посредников и значительно снизили эту цену, что позитивно сказалось в целом на рынке медицинского оборудования.

В.ПУТИН: Мы планировали для развития Московского транспортного узла использовать средства резервного фонда – ФНБ. Для того, чтобы это произошло, нужно предпринять ряд шагов на федеральном уровне. Как сейчас идёт эта работа?

С.СОБЯНИН: Я считаю, что там продвижение есть.

В.ПУТИН: Как Ваше сотрудничество с Правительством развивается?

С.СОБЯНИН: Этот проект связан с малым бетонным кольцом, так называемым ЦКАД – Центральная кольцевая автомобильная дорога. По территории Москвы проходит небольшой участок, 10–12 километров максимум, и в первую очередь она финансируется (100 процентов) за счёт бюджетных средств. Но на всю кольцевую дорогу, конечно, нужны дополнительные, в том числе кредитные ресурсы, в том числе за счёт ФНБ. И, насколько я знаю, Правительство уже на стадии принятия решения для того, чтобы обеспечить финансирование этого проекта. В этом году должна начаться стройка.

В.ПУТИН: Да, да. Но для того, чтобы это произошло, нужно, чтобы и проекты были готовы. Вы отслеживаете уже подготовку к финансированию?

С.СОБЯНИН: По первой очереди проектная документация уже практически полностью готова.

В.ПУТИН: Хорошо.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 21 января 2014 > № 989686 Сергей Собянин


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > itogi.ru, 26 августа 2013 > № 895226 Сергей Собянин

Время московское

Сергей Собянин: «Достаточно было прописать соответствующую норму в региональном законе, внести в Устав Москвы строку о назначении мэра. Но я настоял на прямых выборах»

В историческом здании на Тверской, 13, реставрируют фасады, и окна в кабинете столичного градоначальника наглухо закрыты строительной сеткой. Поэтому беседа с временно исполняющим обязанности мэра Москвы Сергеем Собяниным проходила в офисной высотке по соседству. С пятнадцатого этажа центр столицы виден прекрасно, обзор — на все стороны света. Правда, отвлекаться на красоты обитателю кабинета особо недосуг…

— Это какие по счету выборы в вашем послужном списке, Сергей Семенович?

— Так сразу и не скажу. Надо прикинуть. Наверное, пятые или шестые.

— Все успешные?

— Нет, первые проиграл. Я избирался в окружной Совет народных депутатов. Много ходил по дворам и подъездам, встречался с людьми, рассказывал, объяснял свою программу. Принимали хорошо, говорили, что обязательно поддержат. Но большой начальник, который тоже шел в депутаты, пообещал жителям района поставить телефоны в каждой квартире. Это был страшный дефицит! Все, на том выборы для меня закончились…

— А когда выступили против действующего губернатора?

— Это уже 2001-й. Ни один политолог не ставил на мою победу. Никто даже не допускал выход во второй тур, но ситуация, что называется, назрела. Тюменская область тонула в конфликтах, тяжелое положение сложилось с бюджетом, областным центром реально не занимались, народу все надоело, а я оказался в нужное время и в нужном месте. Сыграл роль и опыт руководящей работы: я был мэром небольшого городка, председателем Думы автономного округа, первым замом полпреда президента в Уральском федеральном округе…

— Та кампания велась в рамках приличий?

— Клеветы и оскорблений в мой адрес хватало. Но я без конца ездил по области, встречался с людьми и физически не располагал временем, чтобы читать те гадости. После выборов мне показали тома бреда, вылитого оппонентами, и я искренне порадовался, что не отвлекался на ерунду.

— С учетом вашего личного опыта, Сергей Семенович, региональные выборы в России — это благо?

— Я могу работать в любой ипостаси, быть и назначенным, и избранным. Заряжаюсь на результат вне зависимости от схемы, позволившей занять ту или иную должность. Если же говорить в целом… Управленцу, который приходит на высокий пост, не понюхав пороха избирательной борьбы, не ощутив прямой связи с населением, сложнее. Плеяда выборных губернаторов все-таки заметно отличается от назначенных. Разные люди! Пройти через горнило выборов полезно. Это дает ощущение региона, понимание проблем. И ответственность перед людьми повышается.

— А нынешняя история вам зачем?

— После принятия федерального закона о выборах глав регионов было бы неправильно прятаться за отговорки: мол, срок не вышел или момент не лучший. Если у москвичей появилась возможность напрямую избрать мэра, нельзя лишать их такого права. К слову, мы ведь могли избежать этого. Достаточно было прописать соответствующую норму в региональном законе, внести в Устав Москвы строку о назначении мэра. Но я настоял на прямых выборах, хотя и выслушал весомые аргументы против. Понимал: Москва — самый политизированный и демократически настроенный город России. Где проводить выборы, если не здесь?

— Вот и получаете теперь по полной. Наверное, много нового о себе узнаете. О квартирах и не только.

— У меня уже выработался определенный иммунитет. Не сомневался, что в ход пустят и ложь, и провокации. Нет, никаких особых откровений не случилось. С другой стороны, нигде в мире не бывает стерильных и пушистых выборов. Увы, закон жанра. Противникам без серьезной программы, реального опыта работы и интересных предложений только и остается, что переходить на личности.

— Вы-то напрямую ответить не можете, поскольку в дебатах не участвуете.

— Но мы находимся в одном информационном поле, новостные потоки так или иначе пересекаются… Другое дело, что в отличие от оппонентов я не понаслышке знаю, как работает исполнительная власть. Наобещать можно что угодно, но за сказанное надо отвечать. Люди претендуют на пост мэра и при этом имеют лишь теоретическое представление об устройстве государственной машины. В Москве ничего не сделать без постоянной коммуникации и четкого взаимодействия с администрацией президента, правительством России, министерствами, ведомствами, обеими палатами Федерального собрания. Любой перекос в налаженных отношениях приводит к сбою. Приведу пример.

Возглавив мэрию, я вскоре столкнулся с проблемой огромного количества инвестиционных контрактов, которые по сути разрушали Москву. Пришлось пробивать сложнейший федеральный закон, вносить поправки в Земельный и прочие кодексы, чтобы остановить этот маховик, зачистить площадку и принять иные, более адекватные градостроительные решения. Без понимания, как устроена высшая власть в России, без хороших контактов наверху сделать это было бы нереально. Против нас боролось все девелоперское сообщество, на кону стояли колоссальные деньги!

— Суды еще идут?

— Да, но обычно их выигрываем мы, поскольку вовремя провели необходимые законодательные решения.

— А на мировую соглашаетесь?

— Чаще всего так и поступаем, чтобы не доводить до абсурда. Вы ведь видите: мы расторгли контрактов на 55 миллиардов долларов, а лобовых конфликтов почти нет. Никто не хлопнул дверью, не сказал, мол, из-за изменений правил игры больше ни ногой в Москву. Наоборот! Объем капиталовложений и ввода недвижимости в столице не упал, а вырос. Мы перешагнули докризисный уровень 2008 года, вошли в пятерку мировых лидеров среди крупных городов по инвестициям. Рассчитываем в ближайшие годы войти и в топ-тройку. В Москве реализуются самые крупные в мире инфраструктурные проекты — строительство метро, авто- и железных дорог. Ничего подобного нигде нет. До 2020 года хотим увеличить сеть Московского метрополитена почти на 160 километров. Где еще вы видели такие темпы? К примеру, в Париже десять лет говорят о чем-то похожем, но ни кола пока не вбили…

— Да, только один из претендентов на кресло мэра критикует вас за то, что контракт на строительство новых станций и линий метро на сумму пятьсот с лишним миллиардов рублей получила единственная участвовавшая в конкурсе фирма. И по удивительному совпадению она полностью принадлежит правительству Москвы.

— Инжиниринговая компания «Мосинжпроект» будет руководить работами. Она берет на себя функцию генерального менеджера и проектировщика. А непосредственно строить станут лучшие метростроевцы со всей страны.

— Когда вы, Сергей Семенович, говорите об отказе от заключенных прежде инвестиционных контрактов, то бросаете камень в огород предшественника на посту градоначальника?

— Нет, речь о другом. Вспомните Москву начала 90-х. Полный хаос, отсутствие понимания, как и куда развиваться, ноль инвестиций. Все встало. Потом начался бум, высокими темпами взялись строить жилье, торговые центры, коммерческую недвижимость, дороги… Но это как объесться после голодухи. Надо реально оценивать возможности организма, быть разборчивым. В Москве вовремя не задумались, что ждет город завтра, попытались урвать выгоду с каждого клочка земли, заботились лишь о максимальных доходах, получаемых от инвесторов. Но нельзя же превращать столицу в площадку для экспериментов или чью-то персональную кормушку! Упустили момент, когда нужно было остановиться, осознать масштаб накопившихся проблем, принять новую стратегию. В итоге стали сползать к транспортному коллапсу, структурной несбалансированности, моноцентрическому развитию, отсутствию общественного пространства, удаленности жилых районов от рабочих мест… Поезд набрал ход, и остановить его было трудно. Тут и подписанные контракты с инвесторами, и инерционность мышления чиновничьего аппарата... Представьте, каково все это реструктурировать, развернуть в противоположную сторону! Огромная ведь махина! Поэтому я не виню никого персонально, но факт остается фактом. Так случилось.

— А когда, по-вашему, стоило разворачивать оглобли?

— Как минимум в начале нулевых. Зажимать строительство коммерческой недвижимости в центре, заставлять инвесторов возводить жилые микрорайоны на окраинах параллельно с рабочими местами, не только прокладывать дороги, но и отдать приоритет развитию общественного транспорта. Ни один мегаполис мира не может позволить, чтобы все частные автолюбители раскатывали по городу из конца в конец. Так не бывает!

— Словом, десять лет город шел не в ту степь?

— Да, Москва загоняла себя в тупик, там и оказалась.

— И сегодня поздняк метаться?

— Надо не руки опускать, а наверстывать упущенное. Прекращаем строить офисы в центре, по-другому обустраиваем новую Москву. Не огромные спальные районы из 25-этажек, а места, где можно не только жить, но и работать.

— Системные проблемы вы увидели, став мэром, или еще в Кремле и в Белом доме ощущали: что-то в Москве идет не так?

— Понимание, что столица нуждается в переменах, было и раньше, но масштаб осознал, возглавив московское правительство. Прежнее руководство не особенно делилось информацией, не стремилось привлекать федеральный центр к решению острых вопросов. Ко мне пару раз приходили, рассказывали о повороте сибирских рек, еще каких-то глобальных проектах, не имеющих прямого отношения к Москве…

— Фамилию Лужкова вы сознательно не называете, Сергей Семенович?

— Повторяю, за два десятилетия в городе сделано много хорошего. Достаточно сказать, что треть москвичей живет сейчас в домах, построенных за последние четверть века. Представляете? С другой стороны, есть просчеты, которые надо было исправлять раньше.

— И сколько будет длиться работа над ошибками?

— Как и во всех городах, всю жизнь.

— Чью?

— Города. Он же постоянно растет, меняется, развивается. Надо лишь задать правильный вектор. Это самое сложное. Необходимо двигаться вперед и все время сверять курс. Здесь залог успеха. Например, к 2020 году рассчитываем решить транспортную проблему. Многие говорили: «Не берись, этот узел не развязать». Но я не боюсь ответственности. Безусловно, у меня нет волшебного рецепта, потребуется целый комплекс шагов. В 2015 году запустим МКЖД, и Малое кольцо железной дороги станет еще одним пересадочным контуром между пригородами и столицей. Протянем линию метро до Солнцева и Ново-Переделкина, откроем десятки других станций подземки, реконструируем наиболее перегруженные пригородные железнодорожные магистрали, переделаем основные развязки на МКАД, наведем порядок с парковками. Думаю, лет через пять жители и гости Москвы обязательно почувствуют реальные перемены на дорогах. Меня спрашивают: «Зачем вы дали 50 миллиардов рублей на развитие пригородного железнодорожного сообщения?» Мол, это не проблема Москвы. Отвечаю: «Да, не проблема. Только сегодня мы каждое утро получаем миллион частных машин на въезде в город». Арифметика простая…

— Дело буксовало и по той причине, что руководители Москвы и области попросту не могли сесть за стол переговоров из-за взаимной неприязни.

— Мы наладили нормальный диалог с властями Подмосковья. Никаких сложностей тут нет. Работаем в полном контакте.

— Но, согласитесь, транспортом узкие места не ограничиваются. Навскидку можно назвать здравоохранение, образование…

— Сказать, будто в Москве медицина запущена, нельзя. Она значительно лучше, чем в большинстве регионов страны. И квалификация врачей выше. Другой вопрос, что у жителей столицы иные потребности и запросы. Те, у кого есть деньги, нередко предпочитают страховую медицину или едут лечиться за границу. Остальные пользуются муниципальными поликлиниками, но в любом случае люди рассчитывают на большее, чем в провинции. У столичного здравоохранения есть потенциал, чтобы стать первоклассным медицинским кластером для всей России. Уже сегодня московские больницы оснащены оборудованием по мировым стандартам — томографы, УЗИ, рентген… Но технику закупить проще, чем найти высокопрофессиональный персонал. Эту проблему за год-два не решить. Процесс длительный. У нас есть прекрасные врачи, хотя средний уровень все же оставляет желать лучшего. Нужно установить планку на высоте, ниже которой не опускаться ни при каких обстоятельствах. Для этого надо менять систему обучения и повышения квалификации кадров. Молодые специалисты за счет города едут на стажировку в Израиль, Швейцарию, Германию, но пока мы в начале пути. Конечно, и зарплата у врачей должна быть достойной. Тогда возникнет конкуренция.

Вот учителям стали платить почти в два раза больше, и сегодня в школах Москвы нет свободных вакансий, туда трудно устроиться. И родители все чаще забирают детей из частных учебных заведений, переводят в муниципальные, поняв, что у нас уровень образования, технического оснащения не хуже, а нередко и лучше. Зато в районных поликлиниках не хватает примерно пятой части участковых терапевтов. Люди не слишком рвутся на такую работу. Нагрузка большая, а деньги относительно скромные. Фанатов профессии и бессребреников найти непросто. Значит, нужны новые стимулы и мотивация. Да, сделано много, но, будем откровенны, поликлиническое, первичное звено пока остается самым слабым местом в цепи. Вот и выправляем ситуацию.

— А главная ваша головная боль сегодня, Сергей Семенович?

— Мне приходится всем заниматься, ничего нельзя упускать из вида. ЖКХ, энергетика, образование, культура… Мы шаг за шагом меняем, улучшаем городскую среду. Вот вы знаете, что за последние три года помимо обновления парков культуры и отдыха было реконструировано или создано сто новых? Плюс пешеходные улицы появляются, как пирожки из печки. Пешая зона от Столешникова переулка через Камергерский и Кузнецкий Мост протянется на 1900 метров. Кто-то скажет: подумаешь, ерунда! А между тем это протяженность Елисейских Полей в Париже. И мы не собираемся останавливаться. У нас будет самая длинная обустроенная набережная в Европе — от «Музеона» до Воробьевых гор. Одиннадцать километров! В каждом округе Москвы сделаем по три пеших маршрута... Внимательно слежу за происходящим в городе, хотя, конечно, чаще других пока обращаюсь к вопросам, связанным с транспортом. Это наиболее острая проблема. Вынужден во все вникать, поскольку сам принимаю конечное решение. Одни говорят, мол, надо строить эстакаду, другие, что нет… А последнее слово — за мной. И ответственность тоже на мне. Подход по принципу «баба ела и гадала» не годится, каждый шаг должен быть выверен и рассчитан. Я должен разобраться в проекте, понять его суть, лишь после этого ставлю точку. Если полагаться на интуицию или русский авось, ничего хорошего не получится. Проверено! Давно это понял. Чтобы провести в отрасли структурные изменения и добиться положительного результата, нужно прочувствовать все изнутри. Когда говорят, дескать, стану мэром, приглашу классных спецов, они все наладят и организуют, я лишь улыбаюсь. Ничего путного из этого не вырастет. Любая городская проблема — межотраслевая, интегрированная. Нужны комплексные решения.

— Велик соблазн окружить себя теми, кто умеет угадывать желания начальства, смотрит ему в рот…

— Вам бы послушать, какие дискуссии разворачиваются в столичном правительстве! Зачем мне держать рядом, извините, лизоблюдов и брехунов? К лести и подхалимажу я невосприимчив, сужу о людях по делам, а не по словам. Работаю не на процесс, а на результат. И москвичи за все происходящее в городе спрашивают с меня, именно я в конечном итоге отвечаю за порядок. Как единственный политик на уровне городской исполнительной власти. Система у нас в стране так устроена. По Уставу Москвы мэр руководит сотнями тысяч людей, несет ответственность за основные инвестиционные проекты. Называйте это ручным управлением или как-то еще…

— А ошибки признавать умеете?

— Думаю, никто этого не любит, хотя в самокритичности мне не откажешь. И чужое мнение уважаю. На веру не приму, но аргументы выслушаю. Если просчитались в чем-то, будем исправлять. Мы же не на войне: приказали взять высотку и без разницы, сколько солдат поляжет при штурме… Нужна гибкость. Плюс команда, разделяющая принципы. Всю работу за подчиненных не сделаешь, хоть умри, а бездари могут загубить любую гениальную задумку. Поэтому необходимо подбирать правильные кадры, хотя это и непросто.

— Предполагаете перетряхнуть команду, воспользовавшись выборами?

— Обновляю правительство города по мере необходимости, ждать выборов для этого мне ни к чему.

— За дебатами оппонентов следите? Что-то полезное для себя услышали?

— Ну да, в городе, оказывается, есть проблемы с транспортом, здравоохранением, нелегальной миграцией… Словно те же нелегалы для нас откровение! Теме этой много лет. Более того, в Уголовном кодексе есть статья о наказании за организацию подобной незаконной деятельности. Никогда прежде она не применялась, и лишь сейчас в Москве возбуждено несколько дел по ней. Это станет хорошей профилактикой для нечистых на руку бизнесменов. Понимаете, ткнуть в болевую точку каждый может, а ты попробуй решить вопрос! Ведь и мигранты городу нужны. Не дешевая рабсила, не все подряд, а знающие нашу культуру, язык, обладающие определенной квалификацией и навыками специалисты. Самое простое — выступить с трибуны с пламенной речью, сказать, мол, коммерческую недвижимость в центре снесем, тарифы ЖКХ понизим, пенсии старикам повысим. А как это исполнить? Завиральными штучками можно заморочить голову избирателям, но тот, кто раздает такие авансы, понимает, что ему их никогда не оплатить.

— А не было у вас, Сергей Семенович, мысли, к примеру, дать Алексею Навальному пост в городских структурах, чтобы он на практике продемонстрировал свои таланты?

— Он уже работает у нас.

— Надо же! И давно?

— А вы не знали? У Навального есть портал, пишущий о состоянии дорог. Он так и называется — «РосЯма». С гендиректором сайта мы заключили соглашение, нам пересылаются замечания о выявленных нарушениях. По каждому факту принимаем меры. Так что Навального можно назвать заслуженным коммунальщиком Москвы. Жаль, предложений от Алексея получаем маловато. Через наш портал проходят сотни тысяч обращений, а от Навального — единицы. Но все же спасибо…

— Как, к слову, оцениваете нынешнюю избирательную кампанию?

— Считаю, мы сделали главное: создали базу для проведения честных и прозрачных выборов. Все, что зависело от городских властей, выполнено. Я лично приложил много усилий, чтобы кандидаты от основных партий, захотевшие участвовать в выборах, смогли преодолеть муниципальный фильтр. Наверное, со временем его можно будет отменить, сегодня же без него мы получили бы несколько десятков претендентов на пост мэра и выборы окончательно превратились бы в шоу. Но то, что могло стать провокационным фактором при подсчете голосов, устранено. Практически не будет открепительных удостоверений и голосования по спискам предприятий непрерывного цикла, активно внедряем видеонаблюдение на избирательных участках, по максимуму установим КОИБы. Остальное — за москвичами. Выбор за ними. Приму его с пониманием, каким бы он ни был. Тем не менее надеюсь на поддержку горожан…

Андрей Ванденко

Кирилл Дыбский

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > itogi.ru, 26 августа 2013 > № 895226 Сергей Собянин


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > mn.ru, 30 мая 2013 > № 846544 Сергей Собянин

"НУЖНЫ И ДЕМОКРАТИЯ, И ВЛАСТЬ"

Сергей Собянин - "Московским новостям"

Журналисты "Московских новостей" Анна Николаева и Александр Богомолов встретились в кафе "Жан-Жак" с мэром Москвы Сергеем Собяниным и спросили его обо всем, о чем хотели. О скандальных проектах и способах договориться со всеми сторонами конфликта, о звонках из Кремля и политических амбициях. О гражданской активности и социальной пассивности. О Михаиле Прохорове и других конкурентах. И даже о личном.

Александр Богомолов: Какая мировая столица ближе всего к вашему идеалу города?

Сергей Собянин: Москва. Другого ответа вы и не услышите, а почему? Москва - это уже построенный город, уже оформившийся. Необходимо у разных городов брать какие-то элементы, которые мы можем применить у себя. Например, во Франции создали проект Большого Парижа, состоящий из двух колец метро и наземного железнодорожного транспорта. Эта идея родилась у них, но мы быстрее претворим ее в жизнь. Во многих городах существует хорошая система велопарковок, велодорожек, идет популяризация велосипедного движения. Где-то развиты пешеходные зоны, парки. Такие вещи мы должны всасывать, как пылесос, и внедрять в нашем городе. Все идеи, касающиеся городского пространства, хорошо ложатся на Москву, потому что в ней много зеленых парковых зон, скверов, есть прекрасные дворы.

Анна Николаева: Вам какой бы хотелось видеть Москву? Индустриальной? Городом для туристов? Городом для горожан? Для пожилых людей? Для детей? В вашем представлении идеальная Москва - это город для кого?

С.С.: Для всех.

А.Н.: Так не бывает.

С.С.: Бывает! 12-миллионный город не может быть городом только для детей, здесь живет огромное количество пенсионеров, инвалидов, мы и для них должны приспособить город. Москва - город студенческий, здесь больше миллиона студентов, мы и для них должны город обустроить. Еще как бывает! У нас такой город, мы должны учитывать, что у нас есть разные группы населения с разными интересами. Тем более одно другому не противоречит. Сегодня 17 тыс. гектаров заняты промышленными территориями, в соответствии с генпланом от этой площади останется только половина. Но эта половина должна работать на высоких технологиях, только и всего. Не надо медеплавильные заводы строить, это безумие, но создавать нормальные заводы с хорошей технологией - это очень неплохо. Компания Renault создала свой завод на "Москвиче", ну и что плохого? Они не собираются из Москвы уходить, несмотря на дороговизну кадров, земли. Им выгодно, потому что в Москве есть квалифицированные люди, есть смысл здесь работать.

Судьба мэра

А.Б.: Сейчас в Москве есть несколько точек, где местные жители выходят на улицу, организуют акции протеста, пытаются объединяться. Они недовольны застройкой, инфраструктурными проектами. Речь идет прежде всего о реконструкции Ленинского проспекта, строительстве дублера Кутузовского проспекта, опоявлении центра Третьяка в Митине. Люди считают, что ухудшаются условия жизни в конкретных районах. Позиция власти - эти проекты нужны городу и людям, живущим в других районах. Как найти ту тонкую линию, пройдя по которой можно удовлетворить и городской, и локальный интерес? Может быть, по таким вопросам референдумы проводить?

С.С.: Одна из самых сложных вещей - найти компромисс между различными интересами. Как в самых небольших проектах, так и в глобальных. Мы с подобной ситуацией сталкивались при ремонте и реконструкции дворов. Обязательно кто-то был против. Собаководы, которым надо выгуливать своих питомцев. Матери, которым нужны не собаки, а детские площадки. Бабушки, которым мешают спортивные площадки, и так далее. Поэтому, во-первых, мы стараемся максимально подробно обсудить эти проекты с жителями, а во-вторых, должно быть согласие органов местного самоуправления. Как вы хотите, так и будет. Но вы решите в своем сообществе. Чтобы не мэр решал. Это если говорить о проектах местного уровня. Но есть проекты, в которых затрагиваются вопросы и всего города, и отдельных людей, которые проживают на тех или иных территориях. Здесь референдумы не помогут, здесь надо слышать все предложения и максимально их учитывать.

Что проку от этого референдума, когда подавляющее большинство за реконструкцию вылетных магистралей? Люди, которые проживают рядом, недовольные тем, что магистраль приближается к их окнам, или считающие, что там будет более напряженный трафик, проиграют в любом случае. Поэтому мы просто должны учитывать их мнение. По тому же Ленинскому проспекту цена проекта реконструкции выросла почти в два раза! Мы отказались от некоторых дублеров, которые подходили ближе к окнам домов, и проведем реконструкцию практически в тех же створах, в которых сейчас проходит эта дорога. Отказались от строительства двух эстакад, ушли под землю там, где имеется возвышенность. Несколько пешеходных переходов мы сделали подземными, сохранили облик проспекта. С другой стороны, сегодня в области, рядом, справа и слева от Киевского шоссе, строятся миллионы квадратных метров жилья. Если мы не реконструируем Ленинский проспект, он окончательно превратится в пробку. А это стоящие автомобили, чадящие выхлопными газами. Не думаю, что от этого жителям будет лучше. Более того, они просто не подъедут к своим домам. Проект сложный, но его все-таки нужно реализовать, и кому-то такие решения принимать нужно. Не все же принимать решения, которыми все довольны. Невозможно на одном популизме в городе работать, такая судьба у мэра. Что сделаешь.

А.Б.: А как быть жителям Митина? Застраивают парк...

С.С.: Там нет никакого парка, есть пустырь возле дороги, который застраивается спортивным комплексом. Это не просто какой-то торговый центр, там две трети составляют спортивные помещения, в которых будут заниматься дети тех, кто проживает рядом. Я ничего плохого в этом не вижу. Мы пообещали еще раз посмотреть этот проект, учесть все предложения, чтобы там было больше именно спортивного содержания.

А.Б.: Специалисты Высшей школы экономики проводили интересное исследование, они пытались вызвать жителей района Тропарево-Никулино на разговор об активности в их собственном районе, пытались обсудить постройку фонтана. Опросили 3 тыс. человек, на встречу пришли 15 человек. Позиция большинства была такая: вот есть старший по дому, он за нас все решит. Ситуация ненормальная, когда люди не готовы заботиться о пространстве у себя под окнами. Вы считаете, это придет со временем?

С.С.: Большинство людей аполитичны и заняты своими делами. Не до фонтана, что называется. Более того, они даже не могут собраться, чтобы выбрать управляющую компанию или потребовать у нее отчета. Поэтому мы сделали сейчас упор на два направления. Первое направление - это развитие местного самоуправления, мы отдали ему реальные права. Пусть они распределяют деньги на благоустройство, текущий ремонт. Плюс строительство небольших объектов, гаражных комплексов, храмов. То есть те вопросы,которые касаются непосредственно двора, района, должны решать депутаты местного органа управления. Это люди активные, они же избирались, они же рассказывали своим избирателям, что они будут защищать их интересы. Сейчас мы не просто просим их это делать, а даже даем колоссальные деньги (в этом году 19 млрд руб.), которые идут на благоустройство города. Они вынуждены этим заниматься, потому что надеются, что снова их изберут или они пойдут в городскую Думу. Я провел встречи с депутатами местного самоуправления в восьми из десяти округов, это более тысячи человек. И они называют те проблемы, которые у них есть, требуют, просят, рассказывают. Я вижу, что депутатский корпус поменялся за последний год, он совершенно стал другой, у него и полномочия другие, и интерес появился к работе. Второе направление - мы же создали целую систему порталов. Каждый желающий может зайти и оставить свои предложения, жалобы, замечания, причем не просто какие-то абстрактные, а конкретные, получить ответ. Есть статистика, люди получают ответ меньше чем за пять дней.

Этим пользуются уже сотни тысяч людей, для этого не надо ходить на собрания, в управу. Просто надо зайти в интернет и рассказать: ребята, а у вас вот здесь непорядок, подрядчик вот здесь не выполнил работу, вот здесь мусор, здесь вот яма на дороге. Не дали ответа (а это же публичный ответ) - сделают замечание: не выполнено. Если вам написали, что выполнено, а работа не выполнена, идет повторное направление. После повторного мы уже персонально начинаем разбираться с тем, кто вам так ответил, причем отвечают не клерки, а глава управы, глава округа, руководитель департамента. Это люди ответственные.

"Москва - российский город"

А.Б.: Прежняя московская власть провозглашала четкую политику, касающуюся жизни мигрантов в городе: в Москве не будет национальных районов, не будет гетто. Но они все равно потихоньку уже где-то начинают формироваться. Москвичи знают, что в Люблине много людей из Азии, которые работают на рынках. Какова ваша политическая позиция? Может быть, стоит сделать цивилизованные, но все-таки национальные кварталы? Или Москва как была, так должна остаться городом, в котором все живут рядом, вперемешку?

С.С.:

А.Б.: Самую большую долю мигрантов в Москве сегодня составляют люди, приехавшие из Средней Азии. Их много - это видно на улицах, в транспорте. Как к ним относится городская власть - как к сезонным рабочим, которые приехали и уехали, или как к людям, которые здесь скорее всего останутся и сейчас нуждаются в ассимиляции?

С.С.: Я против того, чтобы эти люди просто так оставались. Если кого-то оставлять, то в первую очередь русскоязычных, с адекватной нашим традициям культурой. Соотечественников - так мы их условно называем. Людям, которые плохо говорят по-русски, у которых совершенно другая культура, лучше жить в своей стране. Поэтому мы не приветствуем их адаптацию в Москве. Я считаю, что скорее всего это сезонные рабочие, которые, поработав, должны ехать к своим семьям, в свои дома, в свои страны.

А.Б.: Огромная проблема в Москве - снять жилье. Да и сдать тоже нелегко. С одной стороны, огромный спрос и огромное предложение. С другой - совершенно стихийный рынок с неконтролируемым ростом и так высоких цен, кучей непонятных посредников, отсутствием гарантий. Вы считаете, город должен вмешаться в эту ситуацию или пускай все идет как идет?

С.С.: Речь идет, как правило, о частной собственности. Вмешиваться и говорить о том, по каким ценам и кому сдавать, - это нереально. Тогда нам надо вернуться с вами в Советский Союз, все снова вернуть государству, и государство начало бы этим всем рулить. Вы современный человек, вы понимаете, что это невозможно. Необходимо другое - создать правовую основу для сдачи в аренду жилья и правовую основу для гарантий как тому, кто сдает, так и тем, кто берет жилье в аренду. Сегодня в Гражданском кодексе есть лишь одна небольшая статья об этом. Описание аренды жилья в федеральном законодательстве должно быть четким. Насколько я знаю, такие проекты сегодня готовятся Минрегионом, дай бог, они скоро будут внесены в Госдуму.

"Нарушать будет бессм ысленно"

А.Б.: Что делать с маршрутками? Транспорт опасный, происходит масса аварий. Эксперты называют их "транспортом стран третьего мира". Но при этом маршрутки ездят там, где не ходят большие автобусы.

С.С.: Маршрутки у нас как раз сегодня ездят там, где ездят большие автобусы и где наиболее напряженный трафик.

Как ни странно, там, где не могут проехать большие автобусы, там и маршруток обычно не встретишь. Мы будем кардинальным образом пересматривать схему наземного пассажирского транспорта. Проводим сейчас эксперимент, заключили первый контракт, по которому оплачиваем провозную работу компании, находящейся у города на подряде. Что это означает? Они получают стабильный доход, а мы требуем, чтобы они перевозили все категории пассажиров, в том числе и льготные категории, чтобы их подвижной состав соответствовал тем требованиям, которые мы выставляем. И по экологии, и по приспособленности к маломобильным группам населения, и по объему. С большинства маршрутов городского транспорта маршрутки исчезнут, они останутся только там, где они необходимы, где не могут проехать крупногабаритные автобусы. Но это будет происходить в порядке исключения.

А.Б.: Когда это произойдет?

С.С.: До конца 2014 года основные маршруты будут разыграны на конкурсе и будут заключены соответствующие договоры.

А.Н.: Не получится ли как с техосмотром? Формально он есть, но иногда по городу ездит такое, что страшно становится. Не боитесь, что придется этот процесс контролировать в ручном режиме?

С.С.: Придется, а как вы хотите? Придется контролировать и в ручном режиме, и в автоматическом. Если просто сказать "вы туда не ездите", ничего не произойдет. Будут вводиться штрафы, естественно, будет наказываться водитель, в крайнем случае будет изыматься транспорт. Вы сами видите, что у нас на дорогах требования правил зачастую просто не исполняются. И для этого, естественно, нужен контроль. Вот смотрите, еще недавно в городе было только 9 тыс. легальных такси, и многие говорили: реформа такси провалилась, ничего у вас не получается. Сегодня в Москве легальных такси уже около 30 тыс., а числонелегальных такси соответственно сокращается. Не скажу, что их нет, их еще много, но процесс идет. Другой вопрос в том, что штрафы должны быть очень жесткими, такими, что один раз человек попался, а второй неповадно будет.

А.Б.: Но иногда сотрудники ГИБДД не обращают внимания на те нарушения, которые важны с точки зрения интересов города: на соблюдение правил парковки, на проезд по выделенным полосам. Понятно, что у нас не Америка, и полиция входит не в городскую вертикаль, а в вертикаль МВД. Но что-то же надо делать?

С.С.: В этом есть проблема, конечно. Но, во-первых, мы добились изменения федерального законодательства, чтобы штрафы за парковку и эвакуацию машин могли администрироваться нашим городским центром организации движения. Мы сейчас работаем над соглашением с ГИБДД, чтобы эти функции передали городу. Мы бы их более эффективно исполняли, а инспекторов ГИБДД высвободили бы, чтобы они занимались авариями на дорогах, быстрее ликвидировали заторы, решали другие серьезные проблемы. Во-вторых, уже 97% всех штрафов выписывается не инспекторами ГИБДД, а с помощью парконов и видеофиксации нарушений. В скором времени все магистрали города будут в таком количестве оснащены видео фиксаторами, что нарушать будет просто бессмысленно.

Лицо города

А.Н.: В отношении некоторых городов существуют различные штампы. Рим - город для влюбленных, Париж прекрасен весной. А что с Москвой?

С.С.: Это мы должны с вами придумать.

А.Н.: Давайте придумаем, ведь у города должно быть какое-то лицо.

С.С.: Это не так просто сделать, оно искусственно не приживается, оно должно родиться. Давайте это обсуждать. Мы пытались несколько раз, у нас комиссия была создана по созданию бренда Москвы. Но должна быть некая идея, объединяющая горожан.

А.Б.: Может, бренд и нельзя придумать, но есть проблемы, которые, кажется, можно и нужно решать уже сейчас. В 2018 году, а это довольно скоро, в Москве будет проходить чемпионат мира по футболу. Сотни тысяч людей приедут. При этом с точки зрения навигации наш город как минимум неидеален. Даже русскоязычному человеку не все понятно, а здесь нужно будет и латиницу использовать.

С.С.: Вся транспортная логистика в метро, в том числе на крупных станциях, будет выполнена латиницей. Плюс указатели во всех знаковых местах, на исторических объектах также будут на латинице. Но весь город залепить латиницей мы тоже не можем. Помимо этого, мы же живем во время интернета. Мы сегодня делаем электронный атлас Москвы, в котором будут указаны все наименования, все улицы, все маршруты. Сейчас он разработан на русском языке, потом он будет переведен на другие языки. Это самый удобный, мне кажется, сервис, когда можно выстроить маршрут из точки А в точку Б, проложить его по карте и пользоваться им со смартфонов.

А.Б.: В Москве много памятников - исторических, архитектурных. Но я хочу спросить о вполне конкретном архитектурном направлении - конструктивизме. Московский конструктивизм абсолютно уникален, о нем говорится в учебниках, люди со всего мира сюда едут, чтобы смотреть на эти здания. Многие из них находятся в жутком состоянии, многие завешены рекламой, вывесками. Кажется, город просто не обращает на это внимания. Обратит?

С.С.: Москва - город с огромной историей, поэтому надо обращать внимание на все памятники.

И XIX, и XX века, и более ранних периодов. В последние годы в Москве проводится просто беспрецедентная программа восстановления памятников. Ежегодно тратится на реставрацию памятников только из бюджета около 3 млрд, и мы добиваемся, чтобы примерно сопоставимая сумма выделялась частными инвесторами. Конечно, мы должны всеми памятниками заниматься, в том числе и памятниками конструктивизма. Среди них, я согласен, есть действительно уникальные вещи. Эти памятники мы должны оберегать, и постепенно они будут отреставрированы.

"У меня нет крайней позиции"

А.Н.: Вы редко высказываете системную позицию и всегда исходите из конкретной проблемы и ее решения. В итоге вас нельзя назвать ни консерватором, ни либералом. Тем не менее у меня сложилось впечатление, что вы не верите в демократию. Да, вы понимаете, что Москва - это современный город, что ей необходимы декорации в виде интерактива, в виде диалога с разными частями общества, горожанами. Но вы, как мне кажется, в душе считаете, что главный движущий фактор - это власть. Для того чтобы что-то сдвинулось с мертвой точки, нужна политическая воля первого руководителя. Я права в своих подозрениях или я все-таки заблуждаюсь?

С.С.: Не надо меня подозревать. Вы сказали, что у меня нет каких-то крайних позиций, и в этойситуации у меня нет тоже крайней позиции. Нужны и демократия, и власть. Если чего-то не хватает, значит, город развиваться не будет. Будет либо одна говорильня, либо прессинг, который не будет воспринят горожанами. Москва - особый город, демократичный город. Политизированный. Не учитывать мнение горожан невозможно. Именно поэтому мы развиваем местное самоуправление. Даем полномочия депутатам.

Собираем информацию о пожеланиях граждан по тем или иным проблемам. Создаем общественные советы по большинству направлений развития города. Мы уже практически перестали с кондачка что-то делать, всегда проводим сначала эксперимент. Обсуждаем - получилось, не получилось, потом двигаемся дальше. Я думаю, что это более правильный подход, особенно для Москвы.

А.Н.: Не боитесь, что в какой-то момент ситуация просто выйдет из-под контроля? Я объясню на примере того же Кутузовского или Ленинского проспекта. Одно дело, когда собрались сто жителей, пообсуждали, поговорили, поссорились и разошлись. Другое дело - когда благодаря тем же интернет-технологиям, социальным сетям на улицу вышло 10 тыс. человек. Насколько для вас важно политически контролировать город?

С.С.: Важно, без этого вообще невозможно работать. Мы же в демократической стране живем. У нас выборы городской Думы, местного самоуправления, сейчас вернулись выборы губернаторов и выборы мэров, поэтому не учитывать политические настроения, вообще настроение людей невозможно. Но еще раз скажу, что заниматься популизмом также вредно. В конечном итоге надо принимать решение.

А.Б.: Вас не тревожит, что у вас нет политически сильного оппонента в городе? С одной стороны, он был бы вашей вечной проблемой, с другой - все время заставлял бы двигаться вперед, думать, изобретать.

С.С.: Во-первых, политических конкурентов более чем достаточно. Во-вторых, главной движущей силой являются не некие абстрактные конкуренты, а именно люди и их запрос. Я работаю во власти достаточно давно, но тем не менее у меня ощущение людей, ощущение их интересов, их требований не притупляется. Я их остро чувствую, и если ты не соответствуешь их требованиям и запросам, ты не двигаешься вперед и не решаешь конкретные проблемы и задачи. И удовлетворение от работы не приходит.

Тогда бессмысленно держаться этого кресла и этой работы.

"Прохорову вряд ли интересна городская должность"

А.Н.: Вы уже говорили о том, что будете баллотироваться в мэры Москвы в 2015 году. На каких горожан будете делать электоральную ставку? Кто ваша целевая аудитория?

С.С.: Я никогда не был политиком-популистом, который выбрал своего избирателя и умасливает его как может, при

этом остальные люди его совершенно не интересуют. Так вот я так не работаю. Для меня важны все люди: и пожилые, и молодые, и интеллигенция, и рабочие. Для меня главное - это состояние города и чтобы всем людям в нем удобно было жить.

А.Н.: Кто для вас представители креативного класса - оппозиционеры, голос которых нужно максимально нейтрализовать, или те, на кого вы прежде всего готовы опираться в будущем?

С.С.: По-настоящему креативный класс - это люди, которые генерируют реальные идеи. И таким мы только рады. Мы стараемся их вовлечь в Совет по развитию общественного пространства Москвы, в Общественную палату Москвы. А вот люди, которые занимаются демагогией, самовосхвалением и самопиаром, - они для меня просто неинтересны. Но люди, которые проявляют активность, которые предлагают что-то, требуют или рассказывают о недостатках, - это большая ценность, которую мы должны поддерживать.

А.Н.: О своих амбициях в отношении Москвы заявлял, наверно, известный вам бизнесмен Михаил Прохоров. Вы считаете его своим конкурентом?

С.С.: Михаил Прохоров все-таки политик федерального уровня, он баллотировался в президенты, поэтому вряд ли ему интересна городская должность.

А.Н.: Если говорить совсем честно, вы действительно считаете, что городу нужны выборы мэра? Вы же сами говорите про предвыборный популизм, про размывание ответственности... Это традиционные аргументы противников губернаторских выборов.

С.С.: Что касается лично меня, то независимо от того, выбрали меня или назначили, я все равно буду работать с полной отдачей. Но вообще для Москвы выборный мэр - это, конечно, шаг вперед. Человек, которого поддержали избиратели, у которого есть мандат доверия, он еще быстрее и эффективнее может реализовать то, что задумал, те программы, которые озвучил.

А.Б.: А вас не смущает то, что выборы всегда ограничивают ваш горизонт планирования? Есть проекты на 10-15 лет, и даже двух сроков может быть недостаточно для их реализации.

С.С.: За пять лет можно уже понять, что это за проекты и нужны они городу или нет. Поэтому если это те проекты, которые нужны для города, для горожан, за пять лет они будут все равно оценены.

Путин не звонит

А.Н.: В публичном пространстве есть Собянин-чиновник, но нет Собянина-человека. Про вас почти ничего не известно, кроме совсем формальной личной информации о том, что вы женаты и имеете детей. Это ваша сознательная политика?

С.С.: На государственных должностях я работаю сколько себя помню. И мне всегда очень сложно отвечать на личные вопросы просто потому, что две трети моей жизни посвящено работе. И моя личная жизнь, по сути дела, и есть моя работа. Невозможно это разделить.

А.Н.: Но я же говорю не только про личную жизнь. О вас вообще сложно делать какие-либо выводы хотя бы потому, что вот нельзя однозначно сказать про систему ваших политических взглядов, убеждений. Мы уже говорили, что вы и не консерватор, и не либерал.

С.С.: Да просто мне все равно, как меня называют. Назовите как угодно, для меня главное - чтобы все ехало и работало. И к любой проблеме я не подхожу с точки зрения какой-то идеологемы, тем более радикальной. Я никогда не считал себя ни правым, ни левым. Я всегда считал себя человеком, который нацелен на решение проблемы, какого бы цвета и качества она ни была.

А.Н.: Москва - это, безусловно, центр столкновения многих серьезных интересов: бизнеса, федерального центра, горожан. Как вам удается сохранять баланс?

С.С.: Во многом это и есть суть работы мэра. Взять тот же бизнес. Без привлечения инвестиций, без экономики города не будет. Поэтому всегда нужно находить баланс между интересами инвесторов и интересами горожан. Если перекос идет в какую-то сторону, город начинает лихорадить. Он начинает неправильно развиваться. Вот вспомните, три года тому назад город был просто положен под инвесторов, они что хотели, то и вытворяли. Мы за два года расторгли инвестконтрактов на 55 млрд долл. Но при этом поток инвестиций не уменьшился, мы сейчас вышли на докризисный уровень. Однако при этом послали четкий сигнал инвесторам, что интересы города все-таки превалируют над их частными интересами. Здесь важен компромисс. Когда нет интереса инвестора, он терпит убытки и никогда не зайдет в проект. Но если у него сверхдоходы, а его проект приносит колоссальный вред городу, мы тоже не позволим ему его реализовать.

А.Н.: С бизнесом понятно. А Кремль? Насколько вы свободны в своих решениях от мнения федерального центра. Давайте даже проще спрошу - вот как часто вам Путин звонит и говорит: надо сделать так и так?

С.С.: Ни разу не звонил. Это во-первых.

А во-вторых, надо понимать, что у меня все-таки большая история работы в разных органах власти. И в администрации президента, и в правительстве работают мои коллеги, товарищи, с которыми мне достаточно комфортно решать многие вопросы.

Что такое свобода

А.Н.: Вы собрали в Москве команду из совершенно разных людей. С одной стороны, это современные, амбициозные руководители, с другой - представители еще лужковской команды, люди, которые привыкли работать по старинке. Вот каково это - руководить людьми, которые даже ваши поручения записывают по-разному: одни в iPad, другие в блокнот.

С.С.: Да мне все равно, куда они записывают. Главное, чтобы на работе горели и делали реальные дела, то есть исполняли то, что им положено. На самом деле проблемы больше возникают как раз не между пожилыми и молодыми, а среди молодой части команды. Они амбициозные, нацелены на решение своих задач, у них меньше опыта аппаратной работы. Вот это, пожалуй, даже более сложная проблема.

А.Н.: Насколько, на ваш взгляд, эффективно ручное управление. Где тот уровень задач, в которые вы никогда не будете вмешиваться, делегируя их своей команде? Или таких не бывает и вы, если надо, сами поедете и на месте разберетесь?

С.С.: А без этого ничего и не получится. Если ты будешь просто летать по верхушкам, отдавать приказы и не понимать, как они исполняются, - ничего не получится. Это все будет либо не исполняться, либо исполняться неизвестно как. Поэтому надо и самому бывать на местах, и создавать систему контроля, чтобы иметь адекватную информацию. У меня есть административная инспекция, которая каждый день мне кладет на стол сводку о работе моих подчиненных. Но есть еще и обратная связь с жителями, которых невозможно обмануть или купить. Людям наплевать на все эти инспекции, наши чиновничьи разборки, они пишут то, что видят.

А.Н.: На ваш взгляд, каково главное качество идеального чиновника?

С.С.: Он должен делать значительно больше того, что ему положено по инструкции.

А.Б.: А как заставить его это делать?

С.С.: Никак не заставишь. Либо он это делает, либо нет. Это уже его внутренние амбиции и способности. И как раз надо на ключевые должности подбирать именно таких людей, которые делают шаг вперед не по инструкции, а потому что хочется добиться большего. Человек, который скукожился, сидит и смотрит, чтобы, не дай бог, кого-то не обидеть или исполнить формально свои функции, - такие у нас в правительстве не работают.

А.Б.: А вам самому не тесно в кресле московского мэра?

С.С.: Нет, мне не тесно. Я работал и в администрации, и в правительстве, представляю, что это такое. Работа на должности мэра, я думаю, - это самая интересная из всех этих должностей. Это конкретная работа, когда ты сам придумываешь, советуешься, реализуешь и видишь конечный результат.

А.Н.: Давайте я прямо спрошу. Ходят слухи о вашем назначении премьером.

С.С.: Это неправда.

А.Н.: Вы как-то сказали о том, что журналист не имеет права быть абсолютно свободным в профессии, и надо сказать, что это тот тезис, который мы, журналисты, довольно часто слышим от чиновников. Я хочу вас не как чиновника, а как человека спросить: для вас свобода - это ценность?

С.С.: Нет такого человека, которому бы свобода не казалась ценностью. Но надо понимать, что такое свобода. Классик сказал, что свобода - это осознанная необходимость. То есть ты постоянно ограничен в своих действиях, в своих возможностях, если ты движешься по определенной траектории. Но я в своей работе стремился быть максимально свободным в своих решениях. Это, пожалуй, главная ценность. Именно поэтому я дорожу работой мэра. Это как раз та должность, на которой у меня есть свобода в решениях и действиях.

97% штрафов за неправильную парковку в столице выписываются автоматикой

$55 млрд инвестконтракты на такую сумму были расторгнуты за время работы администрации Сергея Собянина

Не надо медеплавильные заводы строить, это безумие, но создавать нормальные заводы с хорошей технологией - это очень неплохо

30 тыс. легальных такси насчитывается в Москве

Если ты будешь просто летать по верхушкам, отдавать приказы и не понимать, как они исполняются, - ничего не получится

17 тыс. гектаров московской земли сегодня занимают промышленные зоны

Мне все равно, как меня называют. Назовите как угодно, для меня главное - чтобы все ехало и работало

По-настоящему креативный класс - это люди, которые генерируют реальные идеи

Я против того, чтобы эти люди просто так оставались. Если кого-то оставлять, то в первую очередь русскоязычных, с адекватной нашим традициям культурой

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > mn.ru, 30 мая 2013 > № 846544 Сергей Собянин


Россия. УФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 21 марта 2013 > № 787301 Сергей Собянин

Свою трудовую деятельность Сергей Собянин, как известно, начал в 1980 году после окончания Костромского технологического института на Челябинском трубопрокатном заводе. Какой журналист не вынашивает мечту написать о годах трудовой юности нынешнего мэра столицы? Трудового досье из отдела кадров журналу "Металлоснабжение и сбыт" заполучить в распоряжение не удалось, но кое-что разузнать на ЧТПЗ получилось.

Как выяснилось, Сергей Собянин пришел на завод рядовым слесарем в механический цех на инструментальный участок - делал резцы и запчасти для заводских станков. "Увидев в парне грамотного и энергичного специалиста, его довольно быстро назначают бригадиром токарей в этом же цехе. На новом месте Собянин вновь подтверждает, что умеет работать и может руководить. Он становится мастером участка. Жил в Ленинском районе Челябинска, когда работал на ЧТПЗ", - рассказала МСС Эвелина Григорьева, начальник управления по связям с общественностью ЧТПЗ.

Сергей Семенович принимал активное участие в общественной жизни и пользовался успехом у девушек. "Парень-то заметный был по тем временам, высокий, красивый, кудрявый, хорошо играл в волейбол", - вспоминает начальник энергоцеха ЧТПЗ Анатолий Мухорин. Люди, знавшие Собянина в то время, дают ему только положительную характеристику: комсомолец, спортсмен, некурящий и просто хороший человек. Надо было идти в дружину - шел в дружину, спортом занимался, без его участия не обходилось ни одно общественное мероприятие. Проходит на заводе первенство по футболу - Сергей играет за свой цех. Собрались на волейбол - без Собянина не обойдется ни одна игра.

Через два года Сергей Собянин был рекомендован и ушел с ЧТПЗ на комсомольскую работу. В 1982 году Сергей Семенович был назначен заведующим орготделом Ленинского райкома ВЛКСМ города Челябинска. И еще через два года покинул Челябинск...

Россия. УФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 21 марта 2013 > № 787301 Сергей Собянин


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 19 апреля 2012 > № 539119 Владимир Путин, Сергей Собянин

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин провёл рабочую встречу с мэром Москвы С.С.Собяниным.

Как доложил Премьеру мэр Москвы, в экономике столицы отмечена достаточно позитивная динамика. В частности, рост инвестиций составляет 40%, заметно снизилась безработица, неплохо выглядит демографическая ситуация. Вместе с тем глава Правительства обратил внимание на дороговизну жилья в Москве. Особое внимание в ходе беседы было уделено развитию транспортной инфраструктуры и вопросам здравоохранения.

Стенограмма начала встречи:

В.В.Путин: Сергей Семёнович, естественный вопрос – это о результатах работы экономики города за I квартал.

С.С.Собянин: Владимир Владимирович, и 2011 год, и I квартал дают достаточно позитивную динамику. У нас нет итогов валового регионального продукта квартального, ещё пока рано, но по некоторым индикаторам видно, что и этот год складывается достаточно позитивно. Например, объём инвестиций в город увеличился, если брать от квартала к кварталу, по сравнению с прошлым годом, на 40%. Это приличный объём. Хотя I квартал может не показать объём, но тем не менее мы в прошлом году уже вышли на положительную динамику объёма инвестиций. Все предыдущие годы падали инвестиции, сейчас получили плюс, и I квартал показывает достаточно положительную динамику.

Помимо этого, если брать такие локальные вещи, как строительство жилья - Вы знаете, что в предыдущие годы в Москве тоже падало строительство жилья, хотя в прошлом году мы стабилизировались, я Вам об этом докладывал, - в этом году где-то на 35% мы наблюдаем рост по сравнению с I кварталом 2011 года. То есть и здесь плюс есть, и я надеюсь, что мы где-то на 0,5 млн кв. м построим больше жилья в этом году.

В.В.Путин: Сейчас сколько стоимость 1 кв. м у нас? Эконом.

С.С.Собянин: Экономкласс – где-то около 3,5–4 тыс.

В.В.Путин: Чего?

С.С.Собянин: Долларов.

В.В.Путин: Мы в России живём.

С.С.Собянин: Около 100 тыс. – 100, 120, 140 тыс.

В.В.Путин: Дорого.

С.С.Собянин: Дорого, потому что жилья у нас здесь всё равно строиться много не может, и рынок постепенно уменьшается. А для того чтобы расширить рынок строительного жилья, нужно развивать транспортную инфраструктуру очень серьёзным образом, потому что даже те микрорайоны, которые сегодня построены, по сути дела, с точки зрения транспортного обеспечения находятся в тяжелейшем состоянии. Во многих микрорайонах из-за того что нет транспортной инфраструктуры, соответственно, падает и стоимость жилья: просто люди не хотят туда ехать.

Для того чтобы как-то решить эту проблему, мы приняли достаточно большую программу строительства метрополитена. Если мы в 2010 году строили где-то на 25 млрд рублей, в прошлом году – на 50 млрд, то в этом году уже будет освоение где-то более 100 млрд. Мы, по сути дела, собрали всех строителей не только из Москвы (тех, кто строит метро), но и с территории России в целом и стран СНГ. Мы привлекли белорусов, сейчас ведём переговоры с киевлянами, для того чтобы сконцентрировать все ресурсы, чтобы в ближайшие пять лет сделать прорыв в этом направлении – построить 75 км. Тогда у нас где-то ещё на 15% территории Москвы, куда не пришло метро сегодня, придёт метро. И это позволит более смело развивать жилищное строительство, в том числе и в промышленных зонах, которые мы реструктурируем. Для этого мы провели переговоры с Минпромом, Ростехнологиями, ведём переговоры с Российской академией наук, чтобы те промышленные зоны, которые в их ведении есть, – часть этих промзон вывести в жилищное, социальное строительство. На части сохранить производство, высокотехнологичные предприятия, а часть ввести в оборот. Это, конечно, серьёзный резерв – промзоны занимают в Москве около 20% всей территории.

По остальным направлениям также выглядим неплохо. Безработица упала на самый низкий уровень за всю историю наблюдений. По сравнению с прошлым годом уменьшилась ещё на 25%, то есть 0,6% сегодня - практически безработицы как таковой нет. Другой вопрос – это структура этой занятости, надо больше создавать высокотехнологичных мест. Но в целом вот такая ситуация.

Демография неплохая. Вы помните, сколько было дебатов по поводу того, что демография, рост численности, рост рождаемости – это временное явление, что через год это все прекратится…

В.В.Путин: Но тренд сохраняется.

С.С.Собянин: Да, тренд сохраняется. В прошлом году увеличилась рождаемость на 12%, и мы вообще вышли на позитивную динамику демографии, то есть вообще рождается больше, чем умирает. У нас естественный прирост населения впервые за 20 лет произошёл. И в этом году мы видим положительную динамику рождаемости. Это позитивно, но, с другой стороны, это рождает задачи обеспечения детскими садами.

В.В.Путин: Мы с вами занимались вопросами здравоохранения, отдельными учреждениями здравоохранения. Есть одна большая программа реструктуризации и реконструкции целого ряда объектов здравоохранения. Как здесь идут работы?

С.С.Собянин: Владимир Владимирович, вся программа модернизации насчитывает 107 млрд рублей – общая сумма. Из них треть всех денег направляется на детское здравоохранение, это строительство и реконструкция поликлиник, больниц, оснащение их новым современным оборудованием, обучение персонала, введение новых стандартов, информатизация. Я буквально вчера проводил по этому поводу совещание со всеми главврачами детских поликлиник и больниц. Помимо серьёзных вливаний, которые мы делаем, мы делаем ещё и реструктуризацию всей сети, чтобы она оптимальным образом была сделана, чтобы появились, помимо поликлиник первого звена, амбулаторные поликлинические центры, где можно пройти полную диагностику и достаточно серьёзное лечение, где есть полный набор всех узких специалистов. Помимо этого в рамках программы модернизации мы в этом году полностью заменим всё устаревшее оборудование в поликлиниках и больницах, в первую очередь детских. Поэтому надеюсь, что к концу года здравоохранение, в первую очередь детское здравоохранение, получит качественно другой уровень.

В.В.Путин: Хорошо.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 19 апреля 2012 > № 539119 Владимир Путин, Сергей Собянин


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 9 апреля 2012 > № 532141 Дмитрий Медведев, Сергей Собянин

Дмитрий Медведев провёл совещание по вопросу разработки концепции развития московской агломерации.

Д.МЕДВЕДЕВ:Добрый день!Сегодня мы собрались здесь, чтобы обсудить вопросы развития московской агломерации, в том числе и в контексте формирования международного финансового центра.

Напомню, что в июле прошлого года я предложил расширить границы Москвы и перенести на новые территории значительную часть органов государственного управления. Как мне представляется, Правительство Москвы, Администрация Московской области продуктивно провели это время. Были найдены оптимальные решения по присоединению к Москве новых территорий площадью 148 тысяч гектаров. С 1 июля текущего года Москва увеличится практически в 2,5 раза.

Москва как самый крупный по численности субъект нашей страны, конечно, должна идти в ногу со временем, должна развиваться. Столица всегда играла ключевую роль в привлечении и внедрении новейших знаний и технологий. Многие знаковые этапы развития нашей страны сопровождались и расширением, увеличением Москвы. Так было в 30-е годы прошлого века, в период индустриализации, когда в столице возникли новые производства. В 1961 году последовало очередное расширение до Московской кольцевой автодороги. Благодаря этому удалось самым серьёзным образом снизить остроту жилищного кризиса, заложить основу для создания столичной агломерации, создать ряд городов-спутников и наукоградов, таких как Зеленоград, Королёв или Троицк, где мы сейчас и находимся.

Поднимая вопрос о новом расширении территории Москвы, мы не только учитывали опыт предшественников, но и стремились решить несколько принципиальных задач. Каких?

Во-первых, это, конечно, создание более комфортных условий для проживания 11,5 миллиона москвичей. По многим параметрам качества жизни Москва, мягко говоря, не является лидером, стали снижаться и некоторые темпы развития. Несмотря на плотную застройку, обеспеченность жильём на душу населения в столице сегодня одна из самых низких в нашей стране – 19 квадратных метров против практически 23 в среднем по стране. И конечно, огромную проблему составляют автомобильные пробки.За 50 лет территория Москвы выросла практически на 20 процентов и составляет на настоящий момент, до принятия решения о присоединении новых территорий, 107 тысяч гектаров. Но при этом обращаю внимание на то, что население Москвы увеличилось практически в два раза: оно было около 6 миллионов, стало почти 12. И сейчас Москва является одним из самых густонаселённых мегаполисов Европы и мира: плотность населения в Москве составляет 11 тысяч человек на 1 квадратный километр. Например, в Берлине – 4 тысячи человек на 1 квадратный километр, в Париже, Лондоне, Нью-Йорке – менее 7 тысяч человек на 1 квадратный километр. Именно поэтому и потребовалось принимать это решение, это, может быть, самый важный фактор.

На новых территориях должны появиться комфортабельные жилые кварталы, офисы, гостиницы, парки, спортивные сооружения. Напомню, что в 2018 году Россия примет чемпионат мира по футболу. Предлагаю рассмотреть возможность расположения одной из тренировочных баз команд-участниц именно на присоединённых территориях.

Хочу также отметить, что новые районы не могут быть просто спальными, безликими кварталами, которых у нас, к сожалению, в стране хватает и в Москве хватает. Предлагаю рассмотреть несколько идей, в том числе и возможность полного запрета строительства жилья по старым технологиям на присоединённых территориях. Очевидно, что новые территории должны застраиваться в основном малоэтажными зданиями. Поэтому нужно привлечь к проектированию ведущие архитектурные компании мира, чтобы проектировать по существующим современным европейским нормам. Правительство должно до мая выпустить все необходимые документы. Рассчитываю, что в дальнейшем московский опыт может послужить и для других городов примером создания современной жизненной среды.

Второе, о чём хотел бы также сказать. Мы ждём от Москвы существенного увеличения вклада в инновационное развитие нашей страны. Столица должна формировать стандарты благоприятного инвестиционного климата и качественной среды для развития инвестиций, для того чтобы подтверждать наше инновационное развитие. Для этого потребуется модернизация научного и промышленного потенциала и, конечно, создание инновационной инфраструктуры. Поэтому в черту города войдут инновационный центр «Сколково» и наукоград Троицк. Перспективной является идея строительства на новых территориях крупных университетских и научно-медицинских учреждений. Разумеется, как и другие столичные вузы и клиники, они должны будут работать практически на всю страну.

Также мне хотелось бы особо подчеркнуть, что создание новой Москвы должно идти прежде всего руками проживающих здесь людей (здесь людей у нас хватает, в Москве и Московской области), а не за счёт массового привлечения мигрантов.

Третье. Сейчас формируются планы переноса на новые территории структур Правительства и федеральных органов власти. Это необходимо в том числе и для того, чтобы разгрузить исторический центр от избыточного количества государственных учреждений. Я хотел бы, чтобы эту работу не затягивали. Все ключевые решения на эту тему должны быть приняты до окончания бюджетного процесса в текущем году, чтобы в этом году уже можно было начать проектирование.

Кроме того, важно не допустить транспортной оторванности новых территорий от центра столицы и аэропортов. Поэтому в этом году нужно начинать реконструкцию Калужского шоссе, а также разработать проект бессветофорного движения до центра Москвы.

И, наконец, четвёртая задача – это повышение роли Москвы как международного финансового центра, одной из столиц мирового туризма, площадки, где должны проводиться конгрессы, выставки, деловые встречи. Эти вопросы нужно проработать самым тщательным образом.

В завершение хотел бы ещё раз подчеркнуть: наша задача заключается в том, чтобы превратить московскую агломерацию с населением практически под 20 миллионов человек в удобный для жизни и конкурентоспособный мегаполис, сделать его локомотивом развития всего столичного региона и сопредельных субъектов Федерации.

Теперь я передаю слово для выступления мэру Москвы Сергею Семёновичу Собянину. Сергей Семёнович, пожалуйста.

С.СОБЯНИН: Спасибо, Дмитрий Анатольевич.

Уважаемые коллеги!

В начале своего выступления хотел бы поблагодарить Вас, уважаемый Дмитрий Анатольевич, коллег из Московской области и Совет Федерации за помощь и поддержку в принятии исторического решения о расширении границ Москвы. За этот период мы провели десятки слушаний с населением, встреч с активом этой территории. Приняты десятки соответствующих решений органов местного самоуправления и региональных парламентов.

Сегодня перед органами исполнительной власти города стоит задача обеспечить плавный переходный период, передачу управления новыми территориями в состав Москвы. Мы эту работу ведём в ежедневном режиме по каждому направлению, имея в виду и здравоохранение, образование, коммунальную сферу, транспорт и так далее. По каждому из этих направлений составлен чёткий план и обеспечение финансирования этих мероприятий, создание новых структур учреждений либо передача действующих структурных подразделений таким образом, чтобы население не заметило этап передачи, чтобы не было никаких сбоев в работе всей социальной, инженерной, транспортной инфраструктуры. Уверен, что с этой задачей мы вместе с коллегами справимся.

Разрабатывая в соответствии с поручением Президента России предложения о расширении границ столицы, мы исходили из анализа реальной ситуации, в которой находится современная Москва, и тех задач, которые стоят перед городом. Дмитрий Анатольевич обозначил эти задачи в своём выступлении. Подробнее, о чём идёт речь.

Очевидно, что в нынешних границах Москва достигла пределов своего развития. Вот несколько цифр. Население Центрального федерального округа сегодня составляет 38,5 миллиона человек, из них 11,5 являются жителями Москвы, но самое главное – динамика и процессы, которые происходят на этой территории. За последние 10 лет население Москвы увеличилось на 1,5 миллиона человек, соответственно, увеличилось население и Московской области на 0,5 миллиона человек. Впервые были зафиксированы приросты не только миграционные, но и естественные приросты на этих территориях. К сожалению, это, скорее всего, исключение в Центральном федеральном округе, потому что в других регионах Центрального федерального округа, за исключением Белгородской области, население уменьшается. Как результат, доля населения Московского региона, в общем население ЦФО продолжает расти, и сегодня она достигла почти 50 процентов. Плотность населения Московского региона в 10 раз превышает плотность любого другого субъекта Федерации в Центральном округе, и, скорее всего, эти процессы будут продолжаться и дальше. Это означает, что концентрация населения будет продолжаться в этом регионе и в дальнейшем.

Также отчётливо видна тенденция и к концентрации рабочих мест. За 10 лет, даже с учётом сокращений в период кризиса, реструктуризации промышленности и так далее, абсолютное увеличение количества рабочих мест в Москве и Московской области составляет миллион 700 тысяч новых рабочих мест. При этом внутри самой Москвы по концентрации труда абсолютно доминирует исторический центр, причём это не какая-то традиция, это новое веяние или новая тенденция, которая достаточно жёстко себя проявила в последние годы. 20 или 30 лет тому назад значительная часть рабочей силы концентрировалась в промзонах ближе к окраинам. Там сегодня практически рабочих мест нет или они уменьшаются, а в центре появляются новые и новые рабочие места. Естественно, что такую структуру занятости невозможно обеспечить без активной трудовой миграции населения, что, в свою очередь, вызывает сверхвысокую нагрузку на транспортные коммуникации. В режиме хронической перегрузки работает сегодня свыше 40 процентов линий Московского метрополитена. Перегружена улично-дорожная сеть Москвы и все вылетные магистрали в радиусе 30–40 километров от МКАД. За пределами этой зоны в радиусе 50–70 километров они находятся на пределе пропускной способности. Миллионы людей вынуждены проводить в транспорте по нескольку часов в день, существенно сокращая как время отдыха и досуга, так и активной трудовой деятельности.

Из всего сказанного можно сделать несколько выводов. Современный Московский регион продолжает развиваться в рамках сложившейся моноцентричной структуры с единственным центром и широкой периферией. Из-за этого и в городе, и в Подмосковье, и в регионах ЦФО нарастают серьёзные структурные проблемы. Прежде всего это дисбаланс между многочисленными зонами расселения и единственно значимой зоной приложения труда. В свою очередь, это порождает транспортный коллапс, снижает качество городской среды, влечёт за собой серьёзные экологические и социальные проблемы.

Как предлагается решать эти проблемы Московского региона? На наш взгляд, необходимо идти путём, который прошли до нас множество крупных городов мира, а именно создавать рационально организованную большую московскую агломерацию, внутри которой будут функционировать не один, как сегодня, а несколько крупных центров деловой и общественной жизни. Такая полицентричная агломерация снимет проблемы некомфортного проживания из-за чрезмерной концентрации людей в одном центре. В то же время агломерация позволяет обеспечить устойчивое развитие экономики на базе удобных технологических и логистических цепочек.

По оценке экспертов, большая московская агломерация могла бы включать в себя Москву и Московскую область. Сразу подчеркну, речь не идёт о слиянии двух субъектов Федерации, о чём много говорилось. По большому счёту, общая задача – обеспечить согласованное и сбалансированное развитие Москвы и Московской области за счёт эффективной координации усилий федеральных органов власти, правительства Москвы и правительства Московской области. И в действительности первые шаги в этом направлении уже сделаны: создана объединённая коллегия органов власти Москвы и Московской области. Мы эффективно сотрудничаем по таким вопросам, как экология, борьба с чрезвычайными ситуациями и ряд других.

В апреле прошлого года мы согласовали программу развития Московского транспортного узла до 2020 года. Это достаточно сложная программа, над которой мы работали все вместе. Она обеспечивает координацию усилий федеральных, городских, областных органов власти, руководства российских железных дорог по решению транспортных проблем региона. Подготовка такой масштабной программы была непростой задачей, но благодаря конструктивному настрою коллег мы её решили.

Программа развития Московского транспортного узла предусматривает следующие мероприятия. Во-первых, это интеграция различных видов общественного транспорта за счёт создания системы транспортно-пересадочных узлов и единых систем оплаты проезда. Сегодня все виды общественного транспорта, как правило, не связаны друг с другом. Даже если их линии физически пересекаются, то нормального перехода пассажиров из одного вида транспорта в другой, комфортного перехода, не происходит, потому что они, по сути дела, изолированы друг от друга. Более того, они насыщены различного вида самостроем, торговыми объектами, лотками и прочим, что, конечно, создаёт полный дискомфорт при пользовании этими пересадочными узлами.

Во-вторых, планируется обеспечить приоритетное развитие пригородного железнодорожного транспорта, который возьмёт на себя основную роль в пассажирских перевозках, в дальних перевозках. На сегодняшний день пригородный железнодорожный транспорт двигается достаточно медленно. Более того, маршруты перегружены до МКАД, а после МКАД люди в основном выходят, пересаживаются, и поезд дальше едет полупустой, а метро чрезвычайно перегружено.

Здесь необходима и единая тарифная политика. Первые попытки такой тарифной политики сделаны, мы уменьшили стоимость пригородных сообщений внутри города. Это сразу позволило на десятки процентов увеличить объём перевозки на пригородных поездах в границах города.

В-третьих, мы должны продолжить модернизацию вылетных магистралей в Москве и Московской области с перспективой организации скоростного автобусного сообщения. С коллегами из Министерства транспорта мы отработали график реконструкции таких магистралей как в Москве, так и Московской области. Конечно, правительство Московской области сегодня обеспечивает поддержку этих проектов, даже если они являются федеральными, потому что подготовка инфраструктуры и территорий для прокладки этих магистралей требует совместных, скоординированных действий.

И четвёртое. Необходимо сооружение новых хордовых дорог, которые позволят людям перемещаться между различными центрами агломерации, минуя Москву, а внутри Москвы – минуя центральную часть города.

Теперь более подробно о новых территориях Москвы, развитие которых теперь входит в сферу нашей непосредственной ответственности.

Мы полагаем, что на новых территориях целесообразно выделить следующие градостроительные зоны с различным режимом освоения: ближний пояс, где будет уместна частичная урбанизация; средний пояс, где следует реализовывать проекты создания локальных градостроительных комплексов и социальных объектов в природном окружении; и дальний – это в основном рекреационный пояс, предназначенный для развития туризма, отдыха, сохранения сложившейся природной среды. По площади именно он будет наибольшим. В ближайшем поясе, напомню, уже приняты решения, с учётом утверждённых генеральных планов, строительства жилья около 30 миллионов квадратных метров.

На новых территориях прорабатывается размещение шести новых центров деловой и общественной активности, что чрезвычайно важно: это административно-деловой кластер, включая правительственный квартал; финансово-деловой центр; кластеры исследований и инноваций; университетский кластер; медицинский кластер; рекреационно-туристический кластер. Административно-деловой и финансовый кластеры, варианты размещения в новой Москве зданий органов государственной власти и офисно-деловых центров находятся, как уже сказал Дмитрий Анатольевич, в стадии проработки. Желание переехать в новую Москву высказывают и многие крупные и средние компании, для которых сегодня размещение в центре города не всегда экономически целесообразно. Главное – обеспечить для их сотрудников нормальную транспортную доступность. Также предстоит определиться с размещением объектов финансово-делового центра.

Инновационные кластеры. Прежде всего это Сколково и Троицк. Перспективы Сколково понятны. Добавлю лишь то, что с учётом принятого решения о проведении G8 необходимо ускорить строительство инфраструктуры на этой территории. Это потребует смещения сроков ранее принятых планов в сторону сокращения. За три года, 2012–2014 годы, мы намерены создать для Сколково совместно с коллегами из области и Правительства Российской Федерации эффективную транспортную инфраструктуру. По этому поводу прошёл целый ряд совещаний в Министерстве транспорта с участием Министерства финансов, вице-премьера, для того чтобы утвердить инфраструктурную схему и график проведения работ. Сегодня такой график расписан практически помесячно и требует достаточно жёсткой координации и исполнения решений, для того чтобы мы вписались в те жёсткие сроки, которые там прописаны. Сколково получит удобный выход в Москву, в том числе за счёт создания на территории города новой скоростной магистрали, это северо-западная хорда, которая пройдёт по западным и северным районам Москвы. Сооружение этой магистрали уже идёт полным ходом.

В Троицке предполагается развивать традиционную специализацию этого наукограда: ядерные и лазерные технологии, современную медицину, новые материалы. Например, на базе Троицкого института инновационных и термоядерных исследований Курчатовский институт планирует реализацию мегапроекта по созданию установки для термоядерного синтеза типа «токамак». Мы неоднократно встречались с Михаилом Валентиновичем [Ковальчуком] во время моей работы в Правительстве и после этого, проговаривали эти планы. Они вполне реальны, но требуют, конечно, и поддержки Правительства. На самом деле этот проект будет одним из самых крупных в мире и даст толчок в развитии тысячам малых и средних инновационных предприятий в этом месте.

Чтобы Троицк активно развивался, притягивал к себе перспективную молодёжь, в городе нужно реализовать проекты повышения качества городской среды, строительства социальных объектов, как, собственно, и в других населённых пунктах.

Университетские и образовательные кластеры. Создание на новых территориях одного-двух студенческих кампусов и жилья для преподавателей откроют возможность для нового, современного обустройства университетов, многие из которых сегодня расположены в Москве и разбросаны по различным территориям. У каждого университета есть 20, 30, а то и 80 различных офисов, своих объектов, между которыми преподаватели и студенты добираются часами. Конечно, необходимо, пользуясь такой ситуацией, попытаться создать новые университетские кластеры. Проработки таких вариантов есть. Здесь находится Ливанов Дмитрий Викторович. Я знаю, что такие проекты рассматривал его университет. Собственно говоря, мы ничего нового не придумаем. В своё время бурное развитие юго-запада современной Москвы началось со строительства высотки МГУ на Воробьёвых горах.

Медицинский кластер. На новых территориях возможно размещение клиник и реабилитационных центров. Рекреационно-туристические центры, лесные массивы занимают 50 тысяч гектаров, то есть, по сути дела, треть новой Москвы. На них расположено более 10 особо охраняемых природных территорий областного и местного значения. Должен успокоить экологов, мы не только не собираемся нарушать природную среду, а, наоборот, будем её улучшать. После присоединения к городу эти территории будут развиваться как крупные национальные парки, охраняемые территории, центры изучения и охраны живой природы, отдыха, туризма и рекреации.

Что касается строительства жилья. Развитие новых территорий открывает новые возможности и для жилищного строительства. При этом мы должны переходить на строительство комфортного малоэтажного жилья с опережающим размещением мест приложения труда и всей необходимой социальной инфраструктуры. Это чрезвычайно важно с учётом того (я говорил ранее), что у нас на окраинах сложился колоссальный дефицит мест приложения труда. Поэтому мы как минимум должны создавать новые жилые массивы, сбалансированные с рабочими местами, а по-хорошему – даже с профицитом, чтобы восполнять тот дефицит, который есть на близлежащих территориях. Важно, чтобы создавался профицит привлекательных рабочих мест. На новой территории не должно воспроизводиться проблемной и старой градостроительной политики, которая существует сегодня и в городе, хотя надо признать, что сделать это будет непросто с учётом того, что сегодня уже ведётся достаточно массированное жилищное строительство, и на руках у инвесторов имеется вся градостроительная документация. Хотя, с другой стороны, на присоединяемых территориях есть и отдельные очень неплохие проекты, выполненные на самом современном уровне.

С чего предполагается начать освоение новых территорий? Первая и срочная задача – это благоустройство населённых пунктов, модернизация социальных объектов, решение проблем электро-, газо-, водо- и теплоснабжения, максимальное приведение их к городскому стандарту. В том числе это касается и большого количества дачных посёлков, многие из которых сегодня лишены нормальной инфраструктуры.

Следующая задача – развитие транспортной инфраструктуры как на новой территории, так и на существующей территории города с этой стороны. В частности, в ближайшие годы предстоит сформировать внутри МКАД три новых хордовых направления – северо-западную хорду, северо-восточную и южную рокаду. Две из них будут иметь выходы на новые территории. Как я уже говорил, северо-западная хорда уже строится. Запланирована реконструкция МКАД, Ленинского проспекта, Профсоюзной улицы и Калужского шоссе. Реконструкция Варшавского шоссе уже идёт и будет закончена к концу текущего года.

Ещё одна задача – это реконструкция или, возможно, новое строительство поперечных направлений на новых территориях, например, трассы Солнцево – Бутово – Видное, которая может стать дублёром МКАД на этом участке.

В адресную инвестпрограмму Москвы на 2012–2014 годы заложен первый транш средств на мероприятия по развитию дорог на новых территориях либо обеспечивающих связь с ними. Уже в этом году за счёт федеральных средств РЖД должно начать реконструкцию направлений Москва–Переделкино и Москва–Усово с перспективой запуска пригородных экспрессов. Хочу сказать, что эта программа реконструкции пригородных направлений охватывает не только эти два направления, она охватывает практически все вылетные пригородные магистрали. Речь идёт о чёткой приоритезации и сроках выполнения этих мероприятий. Мы с Министерством транспорта утвердили соответствующий график совместно с коллегами из РЖД. Все эти инфраструктурные проекты нужны не только для развития новых территорий, но и в целом жителям Москвы и Московской области. Они развиваются не в ущерб кому-либо, а, наоборот, для гармоничного развития всей агломерации.

Одной из задач, которые мы решаем в ходе расширения Москвы, является создание условий для превращения нашего города в мировой финансовый центр. Основным вкладом новых территорий в реализацию планов по созданию МФЦ станет решение накопившихся проблем Москвы: это разумно организованная агломерация; её полицентрическое развитие; транспортная схема; возрождение исторического центра; строительство новых гостиниц, баз, объектов отдыха и рекреаций; создание новых кластеров здравоохранения, науки и образования.

Для того чтобы понять, какие практические шаги необходимо предпринять для формирования большой московской агломерации, какие направления развития являются наиболее перспективными, в январе 2012 года правительством Москвы совместно с коллегами из Московской области был объявлен международный конкурс по разработке проекта концепции развития московской агломерации. На участие в конкурсе поступило 67 заявок, из которых 30 представлено российскими организациями, 37 – зарубежными. Среди них были ожидаемые заявки от известных архитектурных и градостроительных бюро Испании, Франции, Италии, Голландии и Соединённых Штатов. Были несколько неожиданные заявки, например, из Вьетнама и Молдовы.

Д.МЕДВЕДЕВ: Интересные заявки-то?

С.СОБЯНИН: Да. Но, к сожалению, они не прошли предварительный отбор. После проведения оценки поступивших заявок международная группа экспертов определила 10 авторских коллективов, которым предстоит право разработки концепции развития агломерации. Россию представляют четыре коллектива, из других стран – шесть.

Техническое задание концепции включает требование разработать предложения по трём пространственным уровням: для московской агломерации в целом, для юго-западного сектора, включая Москву и присоединённые территории, и третье – для возможной территории размещения федеральных и других объектов в юго-западном секторе. Обязательным условием для каждого предложения является создание предпосылок для повышения качества жизненной среды. Это проработанная транспортная схема, щадящая развитие территории, благоустройство зелёных зон.

В результате конкурса мы рассчитываем получить 10 вариантов развития московской агломерации, из которых жюри выберет лучшее решение. Также предполагается проведение публичной выставки проектов, что позволит высказать свои пожелания всем экспертам.

Абсолютного победителя конкурса не будет. Все рациональные предложения, поступившие от участников, должны быть учтены в схеме развития московской агломерации, в будущем генеральном плане и правилах землепользования и застройки.

По срокам. Осенью 2012 года мы рассчитываем подвести итоги конкурса, а затем разработать все основные документы градостроительного планирования. В этой связи несколько просьб и предложений, касающихся корректировки федерального законодательства.

Во-первых, сегодня схема терпланирования разрабатывается на территории только одного субъекта. Вместе с тем с учётом специфики большой московской агломерации и тех задач, которые мы решаем совместно с коллегами из Московской области, было бы целесообразно предусмотреть в Градостроительном кодексе возможность разработки единого документа терпланирования для Москвы и Московской области, который мы будем утверждать совместными решениями органов власти двух субъектов Федерации. Также требуются поправки в земельное, градостроительное и другое законодательства в связи с масштабными изменениями границ. У нас есть ещё несколько предложений, они включены в проект перечня поручений.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! Увеличение территории столицы Российского государства, формирование единых планов и согласованных действий федеральных органов власти, правительства Москвы и правительства Московской области, я уверен, будут способствовать гармоничному развитию и Москвы, и Московской области, и всей большой московской агломерации. В результате столичный регион пойдёт по пути превращения в глобальный, конкурентоспособный мегаполис первого порядка, который обеспечит высокие стандарты качества жизни для почти 20 миллионов граждан России, жителей Москвы и Подмосковья и который должен являться и сегодня уже является, по сути, локомотивом развития российской экономики. Собственно говоря, в этом и состоит главная цель нашей работы. Спасибо.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 9 апреля 2012 > № 532141 Дмитрий Медведев, Сергей Собянин


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > itogi.ru, 14 ноября 2011 > № 433874 Сергей Собянин

Слова и дела

Мэр Москвы Сергей Собянин: «Никогда не даю оценок предшественникам. Так было раньше, не стану нарушать принцип и сейчас»

Чуть более года назад Сергей Собянин был утвержден в должности мэра Москвы. Срок явно недостаточный для далеко идущих выводов, но вполне подходящий, чтобы оценить первые результаты работы и ответить хотя бы на часть вопросов, накопившихся к градоначальнику у горожан…

— Для тонуса предлагаю начать с актуального анекдота. «Как вы оцениваете работу мэра Собянина?» —«10 баллов!» — ответил сайт «Яндекс.Пробки». Что-то не смеетесь, Сергей Семенович…

— Тема ведь нешуточная. Транспортная ситуация в Москве — одна из самых тяжелых в мире. В силу и объективных, и субъективных причин. Город устроен так, что основной поток людей с утра устремляется в центр, а вечером откатывается обратно. Плотность дорог невысока, количество радиальных магистралей ограниченно, общественный транспорт, которым и сегодня пользуются две трети жителей, не слишком развит… Это одна сторона медали. Есть и вторая: решением перечисленных проблем занимались недостаточно.

— Предполагали, с чем придется столкнуться?

— Конечно. Я ведь последние пять лет жил в Москве и ездил по ее улицам.

— Преимущественно с мигалкой...

— Полагаете, это мешает замечать пробки? Ситуация ухудшается с каждым годом. Новые дороги и парковки в требуемом объеме построить невозможно, а машины прибывают и прибывают. По Москве ведь передвигаются не только жители столицы, но и приезжие из Подмосковья, других регионов.

— Вот и сделали бы въезд в центр города платным. Любят кататься, пусть полюбят и за саночки платить.

— Не думаю, будто это подходящий способ решения проблемы. Вряд ли правильно брать деньги с тех, кто едет в Москву работать, а не отдыхать. Люди постоянно перемещаются, нельзя сказать одним, что они белые, а другим, что черные… Это лишнее социальное напряжение, оно никому не нужно. А главное — эффект от подобного шага сомнителен. Основное количество машин уже находится внутри города и курсирует по нему.

— Выход?

— Большинство мегаполисов переживали похожий период и сумели адаптироваться к нему. Однако Москва долго не занималась этими вопросами и угодила сейчас на пик проблемы. Ее решения известны: приоритет общественного транспорта — наземного и подземного, жесткая политика в отношении парковок. За год мы создали около 500 тысяч новых парковочных мест, это половина того, что сделали в городе за всю его историю. На этом останавливаться не собираемся. Машины не должны стоять в два ряда, перегораживать тротуары. Мы уже вышли на сорок площадок для строительства новых станций метро, объемы работ будут лишь возрастать. Закупаем около двух тысяч современных автобусов, выделяем специальные полосы для общественного транспорта, чтобы ходил четко по графику, а не стоял в пробках с частниками. Думаю, через два-три года результаты станут заметны.

— Но сначала надо прожить это время, не задохнувшись от коллапса.

— Привык отвечать за слова, не могу обещать невыполнимое. Надо реально смотреть на вещи. Ситуация критическая, однако мы не стоим на месте. И выделенные полосы вводим постепенно, в тестовом режиме. Уже размечено 220 километров, но для общественного транспорта пока открыты 46. Времени на продолжительную обкатку и теоретические эксперименты нет, перестраиваемся в процессе. Если где-то допущены ошибки, исправляем их, учитывая мнение водителей и экспертов, а потом начинаем эксплуатацию полос в полном объеме. Это единственный выход сегодня. Вот вы спрашивали, представлял ли я масштаб проблем, с которыми столкнусь. До прихода в мэрию у меня был достаточный опыт работы управленцем на региональном уровне, в Кремле и Белом доме, но Москва, безусловно, иной уровень. Тут приходится решать сложнейший комплекс вопросов. Это для меня и профессиональный вызов, и человеческий. Присутствует внутреннее напряжение, идет мобилизация всех знаний и ресурсов. В принципе, так и должно быть. Считаю, в целом нам удалось справиться с задачами, продекларированными в начале года. Но лишь заявлять мало, надо подкреплять сказанное делами. Никто не хочет слушать обещания, все ждут исполнения, ответов на поставленные вопросы. Мы по всем направлениям начали реализовывать намеченное. В том числе и с транспортом. Однако нужно понимать: чудес не бывает, требуется терпение. Я ведь еще не сказал вам о том, что нас поджидали два неприятных сюрприза: отсутствовала проектная документация по реконструкции вылетных магистралей, строительству метрополитена и развитию городской транспортной инфраструктуры в целом…

— Чья вина?

— Видимо, прежние власти убедили себя, что у них на это нет денег или что задача не приоритетна. Второе наше открытие со знаком минус: все транспортно-пересадочные узлы оказались забиты торговыми точками, начиная с мелкорозничных и заканчивая крупноформатными. Это означало одно: ни подъехать, ни уехать, ни припарковаться. Все застроено! Путь один: ликвидация таких мест торговли, перенос их. Что тоже требует времени и денег.

— Собственно, вы и начинали со сноса киосков.

— Это сразу бросилось мне в глаза: все станции метро в кольце ларьков. Вот и постарались навести порядок.

— Продавцы периодики тогда сильно заволновались.

— Напрасно. Были отдельные недоразумения, но в целом места продажи газет и журналов никто не собирался трогать. Более того, мы дополнительно определили еще 130 новых точек для розничной торговли печатной продукцией.

— Любопытно, за прошедший год вы встречались с Юрием Лужковым?

— Ни одна из сторон не проявила заинтересованности в контакте. Видимо, не возникло надобности.

— При этом вы зачистили значительную часть прежней команды. Значит, ее работа вас не устроила?

— Никогда не даю оценок предшественникам. Так было раньше, не стану нарушать принцип и сейчас.

— Словом, как о покойниках: хорошо или никак?

— Я ведь уже объяснил свою позицию… Надо не критикой тех, кто был до тебя, заниматься, а самому работать. Да, изменения в аппарате произошли. Ротация неизбежна, но она не столь глобальна, как ее обычно себе представляют. В верхнем управленческом слое на 70 процентов остались те же люди, что и год назад. А как иначе? На госслужбе работают тысячи людей, было бы удивительно, если бы их убрали и поставили новых. Это нереально и не нужно. Так легко потерять управляемость городом. Наибольшие замены произошли среди заместителей мэра, оставили тех, кто может и хочет работать.

— Говорят, после выборов в Госдуму уйдут Ресин со Швецовой?

— Считаю, что Людмила Ивановна находится на своем месте, но если захочет перебраться на Охотный Ряд, это будет ее решение. С Владимиром Иосифовичем мы действительно давно достигли такой договоренности. Но сначала ему надо стать депутатом.

— И все-таки: чем вызвана столь обильная зачистка наверху?

— Городу нужно динамичнее развиваться, адекватнее диагностировать проблемы. Когда долго работаешь на одном месте, это сделать сложно. Глаз замыливается.

— А коррупционный душок в расчет брался?

Главное не давать ни старой, ни новой командам заниматься противозаконными схемами. Все должны знать: если попались, никто защищать не будет. Думаю, это основной антикоррупционный сигнал, адресованный каждому чиновнику. Вне зависимости от стажа работы и прежних заслуг.

— Люди ушли, но ведь не сели.

— Это вопрос правоохранительных органов. Я не прокурор, не судья, а мэр, занимаюсь управленческой деятельностью и понимаю: надо менять систему, снижая административные барьеры, с которыми сталкиваются миллионы людей. Тогда и у коррупции не будет почвы. Именно для этого, в частности, создаем многофункциональные центры по оказанию услуг населению. Пока их девять, будет больше. Под одну крышу собираем все службы: миграционную, пенсионную, жилищную, регистрации, медстрахования, ГУ ИС и так далее.

— Легко делегируете полномочия, Сергей Семенович?

— Я за то, чтобы человек полностью отвечал за порученный участок. Стараюсь не влезать в его кадровые и управленческие решения. Ежедневный контроль ни к чему, но по стратегическим направлениям и программным решениям сверять позиции необходимо. Руководство Москвы постоянно собирается вместе, мы обсуждаем главные вопросы. Собственно, такой у меня стиль работы, сложившийся за долгие годы. Мой график расписан с учетом интересов всех отраслей городского хозяйства.

— Во сколько начинаете рабочий день?

— Часов в восемь. По дороге в мэрию стараюсь заехать на какой-нибудь объект, встретиться с людьми, получить информацию о нерешенных проблемах, что называется, снизу. В Москве народ открытый, отзывчивый и активный. Заканчиваю работу обычно к девяти вечера…

— Когда, кстати, вы впервые оказались в столице?

— Старшеклассником приезжал с отцом. Как и положено, пошли на Красную площадь к Мавзолею… Сохранилась фотография тех времен. После школы, которую окончил в райцентре Березово Тюменской области, я учился в Костроме в технологическом институте и часто бывал в столице. Разрыв в уровне жизни с глубинкой чувствовался. Даже если судить по прилавкам магазинов. В Москве встречались какие-то продукты, а в Костроме лежали лишь плавленые сырки. Что уж говорить о Сибири?

— Раз коснулись темы, пролейте свет на биографию, Сергей Семенович. По одной из версий вы из уральских казаков, по другой — представитель манси.

— Экзотический вариант! Не слышал еще такого… Мамин отец действительно родился в Челябинской губернии, прошел две войны, вернулся в родную деревню после Первой мировой полным георгиевским кавалером. В 30-е годы его раскулачили и сослали в село Березово. Дед по отцовской линии был старовером из-под Новгорода и прожил более ста лет. Детство мое прошло в глухой сибирской деревне, и, конечно, я не думал ни о каких столицах. Москва на людей из провинции вообще производила пугающее впечатление. Давила масштабами…

— Тяжело уезжали из Сибири?

— Психологически было непросто. Из губернаторов переходил в администрацию президента. Все-таки смена деятельности серьезная.

— А между тем, что делали в Тюмени и чем занимаетесь сейчас в Москве, есть общее?

— Безусловно! Без того опыта пришлось бы очень сложно. Я знаю, как решать многие вопросы, четко представляю механизм функционирования строительного комплекса, систем образования, здравоохранения, социальной защиты…

— И мостить тротуары плиткой, по слухам, вы тоже начали в Тюмени.

— Честно сказать, не припоминаю, чтобы занимался мощением как специальным проектом. Не отложилось в памяти.

— Зато в Москве это заметили все.

— Не надо сравнивать. В Тюмени не было даже ливневой канализации, когда я туда пришел. Город считался одним из самых грязных и неблагоустроенных в России. За четыре года многое удалось изменить, сейчас картина совершенно иная. Хотя Тюмень, конечно, несопоставима с Москвой по масштабам. Что касается плитки, меня немного удивляет повышенное внимание к этому вопросу. Версии крутятся вокруг одного — моей личной заинтересованности в проекте. Полный абсурд! Я понимал, что ремонтные работы в центре города причинят неудобства жителям и пешеходам. С другой стороны, знал, что это надо делать. Хотя бы в силу экологической ситуации. Внутри Садового кольца почти не осталось скверов и парков, летом стоит страшная духота, плавящийся асфальт выделяет целый букет ароматических масел, равный половине выбросов выхлопных газов машин. Конечно, нужно другое покрытие. Но речь идет о площади 300 тысяч квадратных метров. При том, что в этом году суммарно мы заменили асфальт почти на 35 миллионах «квадратов». Вот и сравнивайте…

— А что будет с Генпланом, принятым при Лужкове?

— Скорее всего, его придется корректировать. Особенно с учетом расширения территории Москвы. Пока стараемся минимизировать объемы строительства в центре, уменьшить этажность, изменить назначение возводимых объектов. Но глобальные изменения в Генплане будут обсуждаться с участием широкой общественности. Наверное, останутся недовольные. И сегодня отдельные девелоперы высказывают несогласие. Все-таки мы остановили двести с гаком крупных инвестиционных проектов общей мощностью свыше семи миллионов квадратных метров площади и продолжаем этот процесс. В первую очередь речь об объектах с завышенными технико-экономическими параметрами, расположенных в центре и вдоль транспортных коммуникаций.

— Тормозили без волюнтаризма?

— Когда затраты инвестора превышают несколько миллиардов рублей, как правило, не трогаем проекты. Компенсировать ведь городу! Но если не умерить аппетит некоторых товарищей, получим новые билдинги с торговыми центрами на всех площадях Москвы и окончательно угробим город. Это недопустимо!

— А барахолку в «Лужниках» зачем прикрыли?

— Не хочу называть цифры объемов контрабанды и налички, которые, по оценкам экспертов, крутились на этом рынке.

— Скажите, Сергей Семенович! Зачем скрывать от народа правду?

— Не буду говорить. Это ведь недоказанные вещи, не могу голословно обвинять людей… Конечно, такие решения, как с «Лужниками», даются непросто, но стараемся найти компромисс, решить все полюбовно. Иногда не получается, тогда приходится судиться. Впрочем, и это нормально. Никто не хочет упускать свои деньги, за каждый объект идет борьба…

— Вы упомянули расширение городских границ. Разве это не вопрос референдума?

— По закону достаточно согласия двух субъектов, решений их законодательных органов и Совета Федерации. У Москвы не остается иного пути развития, без этого столица потеряет перспективу. Кольцо застройки вокруг города сжимается, осталось бутылочное горлышко, и надо использовать тот шанс, который пока есть.

— Громов с Лужковым жили как кошка с собакой, даже о куске Ленинградки от Химок до поворота на Шереметьево не могли договориться, вы же оттяпали огромный ломоть Подмосковья, а Борис Всеволодович и слова поперек не сказал. Как вам это удалось?

— Не оттяпали, а нашли согласие в соответствии с поручением президента, поскольку это на пользу обеим сторонам. Ведь не секрет: основные инвестиции в экономику Подмосковья идут вдоль периметра столицы. Раз площадь Москвы увеличится, границы города станут длиннее, и возникнут новые притяжения для людей с деньгами. Логика простая… Мы заказали концепцию развития региона, когда ее подготовят, выработаем конкретную программу, определимся со сроками. Тот самый случай, когда тянуть нельзя, но и торопиться не стоит. Москва сколько строилась?

— Не сразу.

— Вот именно… Думаю, в течение года сверстаем планы и озвучим их. Многое зависит от решений президента и правительства по выносу за пределы сегодняшних границ города министерств и ведомств. Это определит динамику развития территории. Хотя и сейчас понятно, что она будет отличаться от нынешней застройки Москвы. В лучшую сторону, поскольку предполагает гораздо более щадящий режим по отношению к людям и природе.

— С каким из существующих мегаполисов вы сравнили бы тот, который оказался в вашем ведении, Сергей Семенович?

— Думал над этим. Пожалуй, с Сеулом.

— Комплимент для нас?

— Не сказал бы. Лондон, Париж и Нью-Йорк находятся в лучшем положении и по плотности застройки, и по развитости сети дорог. А вот у южнокорейцев тоже были серьезные транспортные проблемы, они даже построили эстакады и дороги над несколькими речушками в черте города, но через несколько лет, убедившись, что это не снижает трафик, демонтировали развязки и пошли на создание выделенных полос для общественного транспорта, строительство дополнительных парковок. Словом, приняли меры, которые мы сейчас стараемся реализовать. Сеул более или менее решил свой вопрос, мы пока в начале пути…

— За соцопросами наверняка следите?

— Это один из индикаторов, по которому можно понять, как люди оценивают твою работу.

— С учетом того, что вы возглавляете региональный список партии власти на предстоящих думских выборах, на какую цифру ориентируетесь по итогам голосования?

— Полагаю, большинство должны набрать. Это даже не вопрос выборной кампании, а своеобразный рейтинг доверия нашей команде. Я настраиваю глав департаментов и префектов на то, чтобы они занимались решением проблемных вопросов. Люди должны видеть работу новой городской власти.

— А как получилось, что наружная реклама, призывающая от имени горизбиркома прийти 4 декабря на избирательные участки, почти полностью дублирует плакаты, агитирующие за «ЕР»? Ради победы все средства хороши?

— Не вижу в названных вами совпадениях чего-то противозаконного… Зачем лукавить? Конечно же, мы не стоим отдельно от партий и политики. Когда говорим о «Единой России», подразумеваем, что в масштабах Москвы власти городская и партийная, по сути, выступают в одном лице, мы занимаемся теми же вопросами, решаем общие задачи. Было бы странно, если бы у партии власти оказались свои лозунги, а у городской администрации другие…

— Речь о том, что орган, призванный сохранять нейтралитет и беспристрастность, вольно или невольно подыгрывает самому сильному участнику предвыборной гонки.

— Не ищите злой умысел там, где его нет. Если рейтинг низкий, хоть весь город обклей рекламой, не поможет. Людей не обманешь. Более того, у меня внутреннее ощущение, что любая наружная реклама не дает большого эффекта. Я ее почти не замечаю, в машине обычно работаю с документами. В правительстве, слава богу, хорошо налажена электронная почта, пользуюсь ноутбуком…

— И модными гаджетами владеете?

— Компьютеры Apple теперь в каждой начальной школе стоят! Поначалу пугали, что империя Джобса крайне несговорчива, никому не дает скидок. А вот нам навстречу пошли! Мы провели открытый конкурс и получили дисконт почти в четверть цены. Сегодня все московские первоклашки осваивают Macintosh…

— Закругляем разговор, Сергей Семенович. Мой анекдот о пробках вам, похоже, не понравился. Расскажите свой. Но о себе.

— История периода бурного дорожного строительства в Тюмени. Гражданин направляется в аэропорт и спрашивает таксиста: «А что за маршрут ты выбрал, уважаемый? Никогда раньше этими закоулками не ездил». Водитель отвечает: «Единственная нераскопанная улица в городе. Только никому не говорите. Собянин узнает — и ее перероет…»

— Теперь понятно, что ждет Москву!

— Я же сказал: все лишь начинается…

Андрей Ванденко
Кирилл Дыбский

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > itogi.ru, 14 ноября 2011 > № 433874 Сергей Собянин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter