Всего новостей: 2551208, выбрано 2 за 0.038 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Трудолюбов Максим в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыСМИ, ИТвсе
Россия > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 16 апреля 2018 > № 2570828 Максим Трудолюбов

Пособие по выживанию в путинской России

Максим Трудолюбов, The New York Times, США

Москва — В марте Владимир Путин в очередной раз был избран президентом России в рамках церемонии, больше поминающей всенародный опрос, где все остальные кандидаты служили лишь украшением на полях бюллетеней. Годы агрессивных пропагандистских кампаний, внесения изменений в избирательные нормы и устранения конкурентов уже давно подготовили почву для его беспрепятственной победы.

Теперь наступает самый трудный для г-на Путина этап, на котором ему придется разбираться с последствиями тех 18 лет, когда он мог делать все, что хотел. Начало его четвертого срока (пятого, если считать те четыре года, когда Дмитрий Медведев был президентом, а Путин — фактическим регентом) оказалось довольно бурным.

Россия столкнулась с скоординированной, хотя и весьма символической ответной реакцией Запада на химическую атаку, предположительно организованную Москвой на территории Великобритании. Американские санкции против российских олигархов лишили их миллиардов долларов и существенно ослабили рубль. Российская экономика находится в состоянии застоя. А россияне пытаются справиться с шоком после гибели 64 человек, включая 41 ребенка, в пожаре, произошедшем в торговом центре в Кемерово. Состояние шока усугубляется осознанием того, что Россия остается одной из немногих стран в мире, где подобные жуткие и предотвратимые трагедии случаются регулярно. В России уровень смертности в результате пожаров достигает 7 на 100 тысяч человек. В Бразилии этот показатель равен 0,56, а в Китае — 0,6.

Однако есть сфера, в которой прогресс наблюдался в течение всего правления Путина: речь идет о навязывании тех принципов, которые подкрепляют его режим. Многие годы иностранные наблюдатели и россияне спрашивали себя, в какой мере Кремлем движет идеология или хотя бы какая-то последовательная система ценностей. Движет ли им национализм, изоляционизм, ирредентизм или же принципы дзюдо?

Не являясь ни идеологией, ни убеждениями, эти принципы формируют этос, то есть нечто, что вы должны «усвоить», чтобы преуспеть в обществе. Правители России больше не подчиняются какой-либо идеологии. Однако они все же следуют неким базовым правилам работы.

Первое. Трагедия — природного характера или техногенная — делает государство уязвимым. После взрыва, наводнения или пожара враги государства могут попытаться призвать власть к ответственности. То, как чрезвычайная ситуация освещается в новостях, имеет такое же значение, как и то, как власти справляются с ее последствиями. Именно поэтому в начале правления Путина Кремль немедленно отправлял все федеральные телеканалы, находившиеся под его контролем, в места, где происходили катастрофы (трагедия с подлодкой «Курск» в 2000 году и захват московского театра террористами в 2002 году).

Одно из следствий этого принципа — убежденность в том, что вся информация, распространяемая посредством тех каналов, которые государство не контролирует, является вредоносной и финансируемой из-за рубежа. Несколько дней назад российское правительство попыталось заблокировать популярный мессенджер Telegram после того, как его владелец отказался предоставить правоохранительным органам доступ к личным данным своих пользователей.

Второе. Угроза всегда исходит только от внешнего или иностранного источника. Именно поэтому появилось так много законов и норм, регулирующих работу иностранных компаний, неправительственных организаций, получающих финансирование из-за рубежа, деятельность религиозных общин и идеологии, считающиеся «альтернативными». После любой катастрофы или потенциально вредоносного эпизода первое, на что начинают намекать государственные СМИ, — это то, что за данной проблемой могут стоять крупные иностранных интересы. Следовательно, вся та агитационная работа в массах, которая не была санкционирована государством, имеет иностранные корни и финансируется иностранными игроками.

Третье. Чиновник отчитывается только перед своим начальством, а не перед общественностью. Отсюда следует, что к ответственности можно привлечь подчиненного, а его начальника, стоящего на самом верху, все равно будут воспринимать как спасителя, который ни в чем не виноват. Президента Путина нельзя ни в чем винить. К нему можно только обращаться за справедливостью. Из этого также следует, что, с точки зрения г-на Путина, нельзя сопротивляться или свергать правительство, каким бы жестоким и ужасным оно ни было. Именно поэтому Башар Асад остается на своем посту.

Этим трем правилам г-н Путин следовал во внутренней и внешней политике на протяжении большей части своего правления.

Упразднение действующих механизмов подотчетности, позиция «никогда не извиняйся» и искоренение гражданского активизма являются, согласно мнению большинства россиян, реальностью, если не универсальной истиной.

Когда президента Путина называют самым влиятельным или сильным политиком в мире, меня это приводит в замешательство. Те правила, которым следует г-н Путин, чисто практические. Он не теоретик правительства, он — умелый практик. Эти правила представляют собой просто ситуативные механизмы, позволяющие сохранять власть в опасной обстановке. А кремлевские управленцы — это просто умелые водопроводчики, способные справляться с протечками в старой системе труб и отвергающие идею о ее замене.

Могут ли другие страны чему-то у них научиться?

Я бы сказал, что видимые сходства между образом мыслей г-на Трампа и г-на Путина вовсе не означают, что г-н Трамп чему-то научился у российского президента. Когда ваша цель — удержаться во власти, как это происходит в случае с г-ном Трампом, вы самостоятельно вырабатываете некие правила, которые вам помогают. Та мера, в которой г-н Трамп ценит свое нынешнее положение во власти, является уникальной среди западных лидеров. Г-н Путин борется за свое выживание уже много лет, поэтому он успел стать гроссмейстером этого темного искусства.

Но такая игра влечет за собой определенные последствия. У россиян, как и у Кремля, тоже есть свои правила. Они «усваивают» то, что нужно, чтобы добиваться успеха в их системе: они имитируют верность режиму, рассказывают журналистам о том, что они одобряют действия своего президента, ставят галочку напротив нужной фамилии — и все в порядке. Свобода!

Это не похоже на героизм, но герои вообще встречаются крайне редко. Российский народ и российское государство просто сосуществуют, и каждый из них занимается своим делом.

Трагедии и катастрофы — это те моменты, когда государство и народ встречаются. Возникают искры потенциального конфликта, потому что обе стороны понимают, что они обманывают друг друга. Кремль и его наместники симулируют управление, а народ на местах симулирует верность режиму. В России наступил кризис лояльности, если хотите. Дело не в том, что этой лояльности больше нет. Напротив, ее стало слишком много, и вся она — фальшивая. И это подводит нас к моменту истины, когда все внезапно осознают, что россияне воспользуются любой возможностью, чтобы снова поставить свои отношения с государством на ноги.

Но все это быстро испаряется, потому что люди натыкаются на то, ради чего существует Кремль —ради ликвидации островков нормальности. Цена любой попытки призвать президента к ответу становится для народа такой высокой, а пропаганда противоположной точки зрения — такой мощной, что россияне отказываются от этих попыток, чтобы не провоцировать лишние проблемы и жить нормальной жизнью.

Принципы, которые перечислены выше, — это не то, во что люди начинают верить по собственной воле. Их необходимо навязать. И к тому моменту, когда вы понимаете, что вас уже окружает такая система, становится уже слишком поздно, чтобы сопротивляться. Вам придется усвоить кредо Путина или нечто подобное.

Именно поэтому не стоит спешить учиться чему-либо у Путина.

Максим Трудолюбов — главный редактор делового журнала «Ведомости» и редактор блога The Russia File, публикуемого Институтом Кеннана.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 16 апреля 2018 > № 2570828 Максим Трудолюбов


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 сентября 2017 > № 2313319 Максим Трудолюбов

Москва преподнесла Путину неприятную неожиданность: влияние его оппонентов растет

Максим Трудолюбов, Newsweek, США

Выборы, которые прошли во многих российских областях в воскресенье, 10 сентября, оказались одновременно скучными и многообещающими. Эти выборы, в ходе которых граждане выбирали в основном глав органов местного самоуправления, во многих областях были лишены соревновательного компонента и служили лишь для того, чтобы узаконить позиции назначенцев Кремля, сделав их избранными чиновниками.

Интересная ситуация сложилась в Москве. То, что там произошло, не смогло поколебать позиции правящей партии, однако оно все же смогло нарушить сонный ритм излишне предсказуемых российских выборов.

На выборах мэра в 2013 году Алексей Навальный стал воплощением народной альтернативы той тактике проведения предвыборной кампании «сверху-вниз», которой обычно пользуется Кремль. На этот раз группа предприимчивых политтехнологов, которые, как и Навальный, не относятся к тем политическим кругам, где господствует Кремль, нашли способ сделать предвыборные кампании кандидатов из народа более успешными.

Примерно год назад 37-летний Дмитрий Гудков, бывший депутат Государственной Думы, и 33-летний Максим Кац, бывший член муниципального совета одного из московских округов, решили попытать счастья на выборах в муниципальные советы в Москве. Члены местных советов, в сущности, не имеют никакой власти, но Гудков и Кац все равно решили помочь независимо мыслящим москвичам получить несколько из этих мандатов.

И их протеже, многие из которых — это довольно молодые люди, действительно получили как минимум 266 мандатов, что составляет немногим более 15% мест в советах Москвы. Правящая партия «Единая Россия» получила 1 154 места.

Это не слишком много. Получить достаточное количество мест в советах очень важно. Если получить места во всех 110 избирательных округах, это позволит пройти сквозь региональный избирательных фильтр. Чтобы зарегистрироваться в качестве кандидата на выборах губернатора, нужно набрать определенное количество голосов сторонников из числа членов муниципальных советов.

Кампания оппозиции в этом смысле оказалась не слишком успешной. Число выигранных мест не позволяет кандидату от оппозиции принять участие в выборах губернатора Московской области в 2018 году. Таким образом, те законодательные препятствия, которые были созданы для того, чтобы помешать аутсайдерам участвовать в выборах губернатора, сделали свое дело.

Однако результаты все равно впечатляют из-за новизны подхода. Лидеры этого проекта создали единую платформу, открытую для кандидатов от большинства движений, независимых от правящей партии. Она стала своего рода инкубатором — благоприятной почвой для политических кампаний, а не для бизнеса.

Гудкову и Кацу помогал Виталий Шкляров, политтехнолог, который живет в США и который работал в предвыборных штабах Барака Обамы и Берни Сандерса (Bernie Sanders), а также на некоторых кандидатов на губернаторских выборах в США.

По словам Шклярова, выборы в муниципальные советы Москвы 2017 года, вероятно, стали одной из его самых эффективных кампаний. Было более тысячи кандидатов, и 267 из них одержали победу каждый в своей маленькой битве. Эта кампания привлекла около 50 миллионов рублей, и это был бюджет на всю тысячу кандидатов. «Мы тратили примерно по 2 доллара на каждого кандидата в день», — с гордостью сообщил Шкляров.

Правительство тоже сыграло свою роль. Московские власти могли с легкостью помешать независимым кандидатам принять участие в выборах, но решили этого не делать. Места в муниципальных советах почти никак не влияют на работу правительства города, но их приятно занимать.

Муниципальные власти не стали рекламировать предстоящие выборы и сделали ставку на низкую явку избирателей. Очевидно, план состоял в том, что пенсионеры и работники бюджетных организаций, как всегда, явятся на избирательные участки и проголосуют за нужных депутатов.

Явка избирателей (15%) действительно оказалась очень низкой, однако все сработало не совсем так, как было рассчитано. В районах с высокой долей избирателей, придерживающихся оппозиционных взглядов, такая низкая явка сработала против действующих чиновников.

Претенденты на места в муниципальных советах проводили агитационную работу в социальных сетях и мобилизовали свой оппозиционно настроенный электорат. Так произошло в центральном и юго-западном округах Москвы. В социальных сетях также много внимания было уделено тому факту, что на избирательном участке к югу от Садового кольца, где в качестве избирателя зарегистрирован президент России Владимир Путин, была представлена только оппозиция.

Разумеется, все это ниже уровня правления Путина. Возможно, он даже не обратил внимания на результаты. Мало кто обратил на них внимание. Большинство вообще не стало голосовать. Это всего лишь символический переворот, а не настоящий. Однако результаты этой кампании имеют значение.

Кремлевские политтехнологи и оппозиционные группы в других регионах проанализируют ноу-хау Гудкова. Тысячи молодых людей, которые приняли участие в этой кампании в качестве кандидатов, менеджеров и добровольцев запомнят этот свой опыт и будут отталкиваться от него в будущем.

В течение нескольких месяцев, предшествовавших голосованию, они выстраивали стратегии, планировали и координировали сотни маленьких, но вполне реальных кампаний своих сверстников. Это было похоже на игру, однако это одновременно было курсом прикладной политики.

Своими собственными глазами они увидели, что претендовать на государственную должность в рамках рестриктивной политической системы, такой как Россия, — это вполне реально. Гудков также продемонстрировал, что оппозиция не сидит сложа руки, что она способна выступить единым фронтом и что она не ограничивается Алексеем Навальным.

Тем не менее, проект Навального пока остается самым динамичным проектом, способным генерировать свою собственную политическую программу.

Та «поквартирная» предвыборная кампания, которую пропагандируют Навальный и Гудков, возможно, в будущем станет новым стандартом. Москвичи неоднократно демонстрировали, что ничто в их культуре не может помешать им принять участие в конкурентных выборах.

Между тем опыт Москвы 2017 года может оказаться всего лишь эпизодом. Давайте не будем забывать о том, что символический успех оппозиции на выборах в прошлое воскресенье во многом объясняется крайне низкой явкой. На избирательные участки пришли только самые активные и независимо мыслящие люди. Даже в таком богатом и разностороннем городе, как Москва, типичный избиратель поддерживает линию Кремля.

«Оппозиции необходимо заручиться сочувствием медианного избирателя повестке постепенной демократизации региональной политической жизни», — написал в своей статье известный политический комментатор Кирилл Рогов.

Предвыборные кампании, подобные тем, которые проводят Гудков и Шкляров, должны быть официальными, то есть они должны соответствовать множеству требований. Они также должны уметь противостоять прихотям администрации. Кремль руководит ходом выборов, регулируя доступ к участию в них.

Исход большинства выборов определяется уже в момент регистрации кандидатов, потому что уже в этот момент становится понятно, что голосовать можно только за одного конкретного кандидата. Это значит, что власти регионального и федерального уровней могут с легкостью предотвратить любые новые неожиданности, подобные тем, которые неделю назад произошли в Москве.

Максим Трудолюбов — старший научный сотрудник Института Кеннана, главный редактор независимой деловой газеты «Ведомости».

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 сентября 2017 > № 2313319 Максим Трудолюбов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter