Всего новостей: 2653560, выбрано 92 за 0.002 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Бершидский Леонид в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмНефть, газ, угольСМИ, ИТАвиапром, автопромАрмия, полициявсе
Россия. Монако. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 ноября 2018 > № 2787251 Леонид Бершидский

Bloomberg (США): русским миллиардерам некуда бежать

Обозреватель издания «Блумберг», рассказывает о положении российских миллиардеров за границей. Как считает автор, арест Рыболовлева в Монако стал сигналом для других состоятельных россиян, которые мечтают избавиться от всех своих активов на родине, как это сделал Рыболовлев. Это сигнал о том, что в сегодняшнем политическом климате Запад уже не так доброжелательно относится к их деньгам и привычкам, как раньше.

Дмитрий Рыболовлев избавился от своих российских активов несколько лет назад, но это не стало для него гарантией мирного существования.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Задержание Дмитрия Рыболовлева в Монако для проведения допроса стало очередной головной болью для этого российского миллиардера и сигналом для других состоятельных россиян, которые мечтают избавиться от всех своих активов на родине, как это сделал Рыболовлев. Это сигнал о том, что в сегодняшнем политическом климате Запад уже не так доброжелательно относится к их деньгам и привычкам, как раньше.

Рыболовлев известен в Америке как человек, заплативший в 2008 году Дональду Трампу 95 миллионов долларов за особняк в Палм-Бич, штат Флорида, что в два раза превышает ту сумму, за которую Трамп купил его в 2004 году. Оппоненты Трампа считают эту сделку подозрительной, утверждая, что это составная часть предполагаемой российской помощи нынешнему президенту. Но Рыболовлев хорошо известен своими большими тратами. Свидетельством тому является его давняя вражда со швейцарским торговцем предметами искусства Ивом Бувье (Yves Bouvier), которого российский магнат обвиняет в завышении цен на целый ряд шедевров живописи. (Одной из таких работ стало полотно Леонардо да Винчи «Спаситель мира», которое является на сегодня самой дорогой картиной в мире, несмотря на ее спорное происхождение. На аукционе ее цена дошла до 450 миллионов долларов, а Рыболовлев купил картину у Бувье за 127,5 миллионов долларов. Тот, в свою очередь, отдал за «Спасителя мира» 80 миллионов.) Бувье обвинения Рыболовлева отвергает.

Арест Рыболовлева связан с историей Бувье. В сентябре 2017 года министр юстиции Монако Филипп Нармино (Philippe Narmino) подал в отставку сразу после того, как французская газета «Монд» опубликовала материалы расследования, получившего название «Монакогейт». В его основу легли текстовые сообщения, которыми Рыболовлев обменивался со своим адвокатом и местными чиновниками, включая Нармино. Эта переписка указывает на тесное сотрудничество между чиновниками княжества и Рыболовлевым в деле Бувье. «Ле Монд» посчитала, что это может указывать на «покупку влияния». Сейчас судья из Монако проводит расследование в попытке выяснить, не пытался ли этот русский оказывать влияние на сотрудников правоохранительных органов. Кроме задержания Рыболовлева, был проведен обыск у него на вилле, хотя никаких обвинений в совершении преступления ему не предъявлено, а сам он отрицает свою вину. Возможно, в четверг Рыболовлев будет выпущен на свободу. Его адвокаты намерены подать апелляцию на арест. Они также сомневаются в законности свидетельств и улик, использованных против их клиента.

В то же время Рыболовлев оказался в центре другого скандала, связанного с футбольным клубом «Монако», контрольный пакет которого он приобрел в 2011 году, пообещав за четыре года инвестировать в эту слабую на то время команду не менее 100 миллионов евро. Однако французский вебсайт «Медиапарт» (Mediapart) 5 ноября сообщил о том, что Рыболовлев пошел дальше, заключив в 2014 году фиктивную сделку, позволившую ему вкладывать в свой клуб по 140 миллионов евро ежегодно — в нарушение финансовой политики «честной игры» УЕФА. Эта политика направлена на то, чтобы футбольные клубы не превращались в игрушки для богачей, неизменно принося убытки. «Медиапарт» также заявил, что клуб «Монако» убедил чиновников УЕФА ослабить свое давление в другом расследовании, и этот руководящий орган футбола в 2015 году ограничился лишь относительно небольшим штрафом, узнав о том, что сумма финансового дефицита «Монако» непомерно велика.

Футбольный клуб в ответ выступил с заявлением, в котором напрочь отрицает попытки обойти стороной финансовые правила «честной игры», указывая на то, что сделка по финансированию не была реализована. В заявлении говорится: «Клуб был вынужден прибегнуть к альтернативной стратегии, основанной на продаже игроков». Но в любом случае, у Рыболовлева в последнее время очень мало стимулов вкладывать деньги в «Монако». Связанные с ним скандалы разозлили монарха князя Альбера, который считает, что они бросают тень на органы власти его княжества. В этой обстановке больше нет смысла поддерживать футбольный клуб ради сохранения собственной репутации.

Рыболовлев вряд ли ожидал, что столкнется с такими проблемами правового и репутационного свойства, когда в 2010 году продал свою российскую компанию по производству удобрений за 7,5 миллиардов долларов и вывел из России все свои активы. В списке миллиардеров «Блумберг» его состояние оценивается в 10,5 миллиардов долларов, причем все оно, скорее всего, хранится на Западе, включая предметы искусства и недвижимость на 2,7 миллиарда долларов.

Самые богатые россияне, которых часто и ошибочно называют олигархами, по сути дела, превратились в заложников президента Владимира Путина, требующего от них вкладывать большие средства в его любимые проекты, а также поддерживать его политику, дабы не лишиться российских активов. Отъезд Рыболовлева прошел, насколько известно, без сучка и без задоринки. Другие миллиардеры, предпочитающие жить и инвестировать средства на Западе, скажем, Михаил Фридман и Роман Абрамович, до сих пор поддерживают прочные связи с Россией. По данным из списка миллиардеров «Блумберг», российские активы составляют около четверти состояния Фридмана, а у Абрамовича — более трети.

Избавление от российских активов может показаться весьма привлекательной перспективой в эпоху усиления американских санкций и ужесточения контроля со стороны регулирующих органов США, которые таким образом отвечают на грубую и смертоносную деятельность российской разведки в Британии. Но это не всегда получается у состоятельных россиян, которые не желают жить незаметно и любят демонстрировать силу. Именно так большинство из них сколотило свои состояния, зачастую действуя в атмосфере беззакония. Из-за того внимания, которое «олигарх» привлекает к своей персоне даже в таком спокойном и снисходительном месте как Монако, он не защищен от враждебных ветров. А не имея базы в России, ему непросто убежать домой, где пристального внимания и контроля избегают только те миллиардеры, которые послушно проводят путинскую линию.

Российское руководство понимает, насколько ценен пример Рыболовлева для многолетних и в основном безуспешных попыток Путина заманить вывезенный на Запад российский капитал обратно. Во вторник вечером российское посольство во Франции опубликовало заявление, отметив, что оно запросило информацию о задержании Рыболовлева у властей Монако, и подчеркнув при этом, что сам миллиардер не связывался с российскими дипломатами. Смысл заявления в том, чтобы показать: Россия готова защищать своих граждан, оказавшихся в беде, где бы они ни хранили свои деньги, но она может сделать очень немногое, если только они сами не будут активно искать помощи. Как неоднократно подчеркивал Путин, россиянам безопаснее жить дома.

Злоключения Рыболовлева на Западе вряд ли закончились. Но наблюдая за ними, другие состоятельные россияне могут извлечь из этого совсем другой урок. Он состоит не в том, что безопаснее всего хранить свое состояние в России и поддерживать с ней прочные связи. Скорее, эти люди сделают вывод о том, что если быть заметным, действовать напористо и упрямо давить своих врагов, как это делал Рыболовлев, это может помешать им наслаждаться своими деньгами на Западе. Эти деньги уже не являются такими желанными, как 15 или даже пять лет тому назад. Они могут даже стать источником неприятностей и проблем.

Содержание статьи может не отражать точку зрения редакции, компании «Блумберг» и ее владельцев.

Россия. Монако. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 ноября 2018 > № 2787251 Леонид Бершидский


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 16 октября 2018 > № 2773927 Леонид Бершидский

Bloomberg (США): Путинская политика сильного лидера постепенно приедается

Как показывают результаты исследования, теперь россияне хотят экономической справедливости, а не сильного лидера, отмечает автор «Блумберга», разбирая доклад политологов Михаила Дмитриева и Сергея Белановского, опубликованный «Комитетом гражданских инициатив», который был создан Алексеем Кудриным — бывшим министром финансов, а ныне главой Счетной палаты.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

С тех пор как президент России Владимир Путин аннексировал Крым в 2014 году, он, казалось бы, просто не мог принимать неверных решений — с точки зрения большинства россиян. Однако его тефлоновое покрытие, очевидно, постепенно истончается. И это ставит перед нами два важных вопроса: чего хотят россияне и станут ли они действовать, чтобы этого добиться?

Политолог Михаил Дмитриев и социолог Сергей Белановский — это те специалисты, которым обязательно стоит задать эти вопросы. Они изучали российское массовое сознание на предмет признаков протеста с начала текущего десятилетия, и они спрогнозировали протесты среднего класса 2011 и 2012 годов, которые были спровоцированы фальсификациями на парламентских выборах. Хотя некоторые из их последних работ можно назвать чрезмерно алармистскими, их анализ настроений россиян является гораздо более детальным по сравнению с тем, что нам предлагают те немногие профессиональные центры исследования общественного мнения, которые еще остались в России. Дмитриев и Белановский получают больше всего информации от своих фокус-групп в Московской и Владимирской областях, последняя — экономически слабая в центральной части России.

Дмитриев, который в прошлом занимал пост заместителя министра экономики, является членом «Комитета гражданских инициатив», который был создан Алексеем Кудриным — бывшим министром финансов, а ныне главой Счетной палаты. Этот комитет недавно опубликовал доклад Дмитриева, Белановского и психолога Анастасии Никольской, в котором описаны важные изменения в отношении россиян к путинскому режиму и их контракту с государством. Эти изменения, зафиксированные исследователями, перекликаются с антиноменклатурными настроениями, всплеск которых произошел в Европе и США в последние несколько лет.

Авторы доклада наблюдают мощное стремление к переменам, даже если эти перемены повлекут за собой риски, — стремление, которое пересилило господствовавшую долгое время тягу россиян к стабильности. Исследователи предлагали участникам своих фокус-групп поиграть в игру, прося их представить путь России как грязную, разбитую дорогу. Эта дорога пролегает мимо луга, через который никто и никогда не пытался ходить: возможно, где-то там есть болото, но существует вероятность того, что, пройдя по этому лугу, им удастся сэкономить силы и время. 70% участников фокус-групп сказали, что они попробовали бы пойти через луг.

Между тем россияне, которые с радостью встретили авторитарного Путина после короткого периода плюрализма и демократии в 1990-х годах, больше не хотят видеть во главе России сильного лидера. «Модель, основанная на сильном руководстве, постепенно превратилась из далекой мечты в повседневную реальность, — написали исследователи, — поэтому ее первоначальный ореол привлекательности начал тускнеть». Теперь, по результатам их исследования, только 7% членов фокус-групп хотят видеть во главе страны сильного лидера, тогда как 80% начали требовать не столько порядка, сколько справедливости.

Та справедливость, которой хотят россияне, связана не столько с западной концепцией равенства перед законом, сколько с экономическим равенством. Респонденты из фокус-группы Дмитриева требуют бесплатного здравоохранения и образования, ограничений на иммиграцию и достаточно низкого пенсионного возраста — в противовес решению Путина повысить его. Они злятся на элиту, которая, как они считают, крадет национальное богатство.

Требование такого рода редистрибутивной справедливости можно было бы интерпретировать как перекос влево, но в то же время подавляющее большинство респондентов сообщили Дмитриеву и его коллегам, что они перестали надеяться на то, что государство в конечном счете улучшит качество их жизни. Либертарианская самостоятельность — это следствие отдаления от элиты. Россиянам хотелось бы, чтобы государство боролось с неравенством, но, поскольку оно этого не делает, они вынуждены сами о себе заботиться.

Растущая самостоятельность подрывает доверие к государственной пропаганде. «Модель общения истеблишмента с народом посредством централизованных СМИ начинает давать сбой», — написали авторы исследования.

Несмотря на многолетнюю интенсивную пропаганду, идея России как великой державы закрепилась только отчасти. В фокус-группах только 20% респондентов согласились с тем, что Россия — великая держава. 49% считают, что Россия — это нечто среднее между великой страной и отсталой. С точки зрения этих людей, военная мощь и богатая история не имеют почти никакого значения в отсутствие процветающей, современной, социально ориентированной экономики.

Посткрымская пропагандистская кампания Путина поначалу оглушила россиян, заставив их принять его позицию. Но потом, как обнаружили Дмитриев, Белановский и Никольская, недовольство внутренней политикой Путина, предыдущий всплеск которого пришелся на 2013 год, постепенно вернулось.

Это печальная ситуация для Путина, но только потенциально. Дмитриев и его коллеги указывают, что в отсутствие сильных лидеров оппозиции протестная деятельность остается чрезвычайно фрагментированной — вспомните, к примеру, демонстрации против мусорных свалок в Подмосковье, которые прошли в этом году, но так и не привели к более масштабным общенациональным протестам. «Акции носят местный и ситуационный характер, часто соперничая друг с другом, что мешает протестным инициативам достичь масштабных успехов», — отметили исследователи. Они также указали на низкий уровень общественного интереса к смене режима. «Агрессивные высказывания в адрес властей не были зафиксированы ни в одной из фокус-групп», — говорится в докладе.

Дмитриев и Белановский придерживаются умеренных взглядов — это так называемые «системные либералы», которые верят в возможность реформирования России сверху. С их точки зрения, политический статус-кво не является помехой для положительных перемен в экономике. Возобновление роста уровня недовольства после нескольких лет посткрымской эйфории беспокоит их, потому что это напоминает им о трампизме и о том стремлении к простым решениям, которые предлагаются европейскими антимиграционными партиями. Поэтому отсутствие харизматичных популистских лидеров, которые могли бы направить недовольные массы, является для них в некотором смысле утешением.

С другой стороны, отсутствие таких лидеров — это прямое следствие успешной путинской кампании политических репрессий, которая, как показывает новейшая история России, не может вечно оставаться успешной. Если Дмитриев и Белановский правы, и россияне уже отвернулись от своих лидеров и их идеологических концепций, то нынешняя ситуация очень похожа на ситуацию конца 1980-х годов, которая предшествовала распаду репрессивного советского государства. В конечном счете на сцену вышли лидеры, имевшие достаточное количество влияния и мужества для того, чтобы бросить вызов тоталитарной машине, а правоприменительные органы оказались бессильны или просто не захотели бороться с ними.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 16 октября 2018 > № 2773927 Леонид Бершидский


Россия. ДФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 25 сентября 2018 > № 2740463 Леонид Бершидский

Bloomberg (США): Путин теряет российский Дальний Восток

На выборах губернаторов на Дальнем Востоке побеждают кандидаты от оппозиции, а перед президентом Владимиром Путиным возникла проблема, которую привычными для него способами решить нельзя. Сможет ли он проявить гибкость и использовать другие методы? Если нет, то угроза для его власти будет усиливаться, пишет Bloomberg.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Менее двух недель назад президент России Владимир Путин расхваливал перед азиатскими лидерами успешность своей политики по восстановлению российского Дальнего Востока. Однако после этого выступления президента поддерживаемые Кремлем кандидаты не смогли победить на губернаторских выборах в двух крупнейших областях Дальнего Востока, что поставило под сомнение способность Путина контролировать обширные стратегически важные территории, расположенные ближе к Токио, Сеулу и Пекину, чем к Москве.

Обращаясь к президенту Китая Си Цзиньпину, премьер-министру Японии Синдзо Абэ и премьер-министру Южной Кореи Ли Нагён на Восточном экономическом форуме во Владивостоке, Путин похвастался, что объем промышленного производства на российском Дальнем Востоке вырос почти на 22%. Благодаря правительственным программам развития, заявил он, на Дальнем Востоке появилось 130 новых компаний и было создано 16 тысяч рабочих мест. Он мог бы добавить еще один важный пункт: в 2017 году Дальний Восток, к которому относятся девять из 93 субъектов РФ (из 95, если считать те два субъекта, которые появились после аннексии Крыма), занял первое место в России по уровню инвестиций в частный сектор — он привлек 1,2 триллиона рублей (18,4 миллиарда долларов).

Подобные оптимистичные доклады звучат уже несколько лет, с начала его предыдущего президентского срока в 2012 году, и являются отражением сосредоточенности внимания Путина на Дальнем Востоке. Призвав Россию «поймать китайский ветер в паруса нашей экономики», он создал государственную корпорацию, призванную ускорить развитие этого региона, создал безналоговые зоны и бесплатные порты и заставил государственные корпорации (чьи инвестиции учитываются в официальных данных об инвестициях в «частный сектор») уделять больше внимания Дальнему Востоку. Еще до начала этой стремительной кампании по развитию на Дальнем Востоке России было реализовано несколько мегапроектов, профинансированных государством, таких как строительство двух внушительных мостов во Владивостоке общей стоимостью в 1,6 миллиарда долларов.

Централизация власти была фирменным знаком Путина с того момента, как он впервые стал президентом в 2000 году, и те усилия, которые он вложил в дальневосточные проекты, вполне объяснимы, учитывая, что между Владивостоком и Москвой — около 6,5 тысяч километров, а между Владивостоком и Пекином — 1,3 тысячи километров. Разрыв России с Западом после ее наступления на Украину повысил стратегическую важность Дальнего Востока: наращивание присутствия Москвы там необходимо для успешного поворота к Тихоокеанскому региону.

Тем не менее, усилия Кремля пока не увенчались успехом.

16 сентября в Приморском крае, к которому относится Владивосток, — крупнейшей области на Дальнем Востоке с населением около 2 миллионов человек — состоялся второй тур губернаторских выборов, в котором приняли участие путинский кандидат Андрей Тарасенко и его противник от Коммунистической партии Андрей Ищенко. Последний лидировал до того момента, когда было посчитано 95% голосов, но затем внезапно он уступил Тарасенко. Путинского кандидата ненадолго объявили победителем, однако даже покорная Федеральная избирательная комиссия не смогла закрыть глаза на массу свидетельств того, что результаты выборов были сфальсифицированы. Председатель комиссии Элла Памфилова даже расплакалась, отвечая на вопросы журналистов о результатах голосования, которые быстро были отменены. В Приморском крае пройдет новое голосование (его точная дата еще не определена), однако у Кремля нет сильного кандидата.

В воскресенье Вячеслав Шпорт, назначенный Путиным губернатор Хабаровского края — второго крупнейшего региона на Дальнем Востоке с населением 1,3 миллиона человек — потерпел сокрушительное поражение в борьбе против Сергея Фургала от Либерально-Демократической партии. Фургал набрал почти 70% голосов.

В России нет честных и справедливых выборов. Обычно те кандидаты, которым отдает предпочтение Кремль, побеждают благодаря огромным ресурсам, опыту работы в соответствующих должностях и фальсификациям результатов голосования. Кандидатам, представляющим радикальную оппозицию, зачастую просто не позволяют участвовать в выборах. И Ищенко, и Фургал представляют парламентскую оппозицию, которая как правило благополучно сотрудничает с Кремлем. Тем не менее, их успех стал свидетельством важного сбоя в политической машине, которая поддерживает режим Путина.

Оба этих фиаско Кремля можно списать на непопулярность предложенного Путиным плана по увеличению пенсионного возраста. И Ищенко, и Фургал выступали против этого плана, поставив московских кандидатов в невыгодное положение. Другие путинские кандидаты тоже столкнулись из-за этого с определенными проблемами. Во Владимире — центральная часть России — в воскресенье губернатор Светлана Орлова проиграла националисту Владимиру Сипягину, и ее поражение во многом объясняется именно непопулярностью пенсионной реформы у населения.

Однако поражения на Дальнем Востоке — это иное дело: несмотря на огромное количество вложенных денег и политического внимания, которое Путин оказывал этой части России, Москва не смогла завоевать сердца местных жителей.

Алексей Чадаев, бывший политический советник Кремля и один из немногих российских интеллектуалов, сохранивших верность Путину, написал в своем блоге, что эти поражения объясняются растущими разрывами между тремя уровнями, на которых Дальним Востоком управляют: «На первом Верховный решает глобальные геополитические задачи; на втором корпорации бьются за подряды, бюджеты и потоки; на третьем бизнес и население «крутится» и выживает-как-умеет. И все эти три процесса находятся в жесткой рассинхронизации друг с другом».

И Ищенко, и Фургал — это местные бизнесмены, которые практически ничего не получили от проектов Москвы, и в этом смысле они ничем не отличаются от местных жителей. Правительственные деньги просвистели над их головами подобно пулям, выпущенным по другим мишеням. Москва сейчас так же далека от них, как и в тот день, когда Путин инициировал попытки сблизиться с ними. Как пишет Чадаев, местные жители видят «мегапроекты корпораций — на фоне еле сводящего концы с концами магазинчика запчастей, с которого поочередно собирают дань пожарники, налоговая, бандиты и таможня».

«Поживешь в этом — пожалуй, и сам проголосуешь хоть за черта лысого, лишь бы назло», — добавляет Чадаев.

Разница между путинской риторикой о сверхдержаве, его убежденностью в том, что российская экономика стабильна, его гигантскими правительственными инвестиционными программами и тем, как живут простые люди, огромна во всех регионах России. В большинстве регионов этот разрыв заполняет апатия. Но на Дальнем Востоке у людей еще сохранилось острое ощущение того, то они живут на краю империи, на границе, где покорность не является достоинством. А отсюда всего один шаг до сопротивления — хотя и не до сепаратизма. Попытки подавить сопротивление, как правило, приводят к таким негативным результатам, как недавняя кампания против фальсификации результатов выборов во Владивостоке.

На Дальнем Востоке перед Путиным стоит проблема, которую он не может решить привычными ему методами. Будет довольно любопытно посмотреть, осталась ли в нем гибкость для того, чтобы попробовать применить другие подходы. Если этого не случится, угроза для его системы и ее стремления к централизации будет нарастать.

Россия. ДФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 25 сентября 2018 > № 2740463 Леонид Бершидский


Россия. Сирия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 20 сентября 2018 > № 2748400 Леонид Бершидский

Bloomberg (США): Путин в Сирии решил внезапно поиграть в славного парня

Готовность Трампа противостоять режиму Асада изменила баланс сил в Сирии, уверен колумнист «Блумберга», именно поэтому Путин смягчил тон и отказался от наступления в Идлибе. Меньше всего российский президент хотел бы оказаться лицом к лицу с тремя мощными военными державами — США, Турцией и Израилем, имея в союзниках лишь Иран и «Асада с его беспомощными войсками».

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Совершенно внезапно президент Владимир Путин стал играть роль мягкой силы в Сирии. Во-первых, он позволил президенту Реджепу Эрдогану убедить себя не начинать масштабное наступление на сирийскую оппозицию в Идлибе. Затем он сгладил конфликт с израильским премьер-министром Бенджамином Нетаньяху по поводу сбитого российского военного самолета.

Рискованные решения, которые Путин принимал в Сирии, сказались на исходе войны. Но на этом финальном этапе конфликта он сталкивается с мощными ограничениями, мешающими и дальше играть мускулами. Одно из его самых значительных достижений в Сирии — это демонстрация того, что Россия может успешно игнорировать США на Ближнем Востоке, а себя проявить как авторитетного, решительного и стремительного игрока. Однако сейчас оказалось, что пассивность США уже нельзя принимать как данность, а это значит, что и с их союзниками тоже надо обращаться с осторожностью.

17 сентября Путин и Эрдоган пришли к соглашению организовать демилитаризованную зону в сирийской провинции Идлиб, которую будут совместно патрулировать российские и турецкие войска. Это был резкий поворот относительно прежнего намерения России поддержать желание Башара Асада вернуть Идлиб себе. Едва ли Путин был впечатлен предостережениями Эрдогана о том, что наступление может привести к кровавой бойне: ранее в подобных случаях, в особенности когда Асад в 2016 году отвоевывал Алеппо, Путин такие предостережения просто игнорировал.

Через несколько часов после того, как было объявлено о соглашении по Идлибу, над Сирией был сбит российский военный самолет с 14 военными на борту. Телеканал «Си-эн-эн» (CNN), ссылаясь на источник в правительстве США, сообщил, что самолет сбила воздушная оборона Асада. Рупоры кремлевской пропаганды и интернет-тролли отреагировали с недоверием, вероятно, ожидая, что на официальном уровне будут предприняты попытки обвинить в инциденте Израиль, чьи ВВС в то же время атаковали цели сирийского режима. Российское министерство обороны признало, что ракету выпустили сирийцы, но все же обвинило пилотов Израиля, которые, по словам официального представителя министерства генерала Игоря Конашенкова, «подставили» российский самолет под атаку, используя его в качестве прикрытия от сирийской ПВО.

Министр обороны Сергей Шойгу сердито поговорил по телефону со своим израильским коллегой, а министерство заявило, что оставляет за собой право на «адекватный ответ». Однако за этим ничего не последовало: во вторник на пресс-конференции Путин этот конфликт сгладил. Несмотря на то, что российский президент подтвердил заявление министерства обороны, от обвинений в адрес Израиля он воздержался. Он не согласился с тем, что инцидент в какой-либо степени напоминается ситуацию с российским истребителем, сбитым в 2015 году Турцией, которая привела к временному замораживанию российско-турецких отношений и введению Россией санкций против Турции. В телефонном разговоре Путин лишь призвал Нетаньяху придерживаться соглашения об урегулировании конфликта.

Неужели Путин внезапно смягчился к концу сирийской игры? Если бы это был 2016 год, от него можно было бы ожидать лишь, что он откажет Эрдогану и потрясет кулаком перед носом Нетаньяху, возможно начав у себя дома пропаганду против Израиля и затрудняя тому атаки по целям в Сирии. Но не в конце 2018-го.

Возможно, этими изменениями мы обязаны президенту Дональду Трампу. В отличие от президента Барака Обамы, Трамп не замедлит использовать силу против режима Асада. Он активизировал военное присутствие США в Сирии и, как сообщается, недавно согласился на неопределенный срок оставить там войска. Предостережения Эрдогана насчет наступления на Идлиб были подкреплены несколькими сильными высказываниями США.

Меньше всего Путин хотел бы, чтобы США, поддерживаемые Турцией и Израилем, атаковали режим Асада. Он оказался бы тогда лицом к лицу против трех мощных военных держав, имея в союзниках лишь Иран и Асада с его беспомощными войсками. Он не может надеяться на то, что напряжение, возникавшее в последнее время между США и Турцией, выльется в распад их военного союза: в Идлибе интересы у США и Турции одинаковые. С тех пор, как Россия три года назад вступила в эту войну, баланс сил изменился, и готовность Трампа также принять в ней участие сыграла большую роль в этих изменениях.

Теперь, чтобы закрепить успех, которого Путин к сегодняшнему дню добился вместе с Асадом, ему нужно проявлять осторожность. С одной стороны, он зарабатывает очки, демонстрируя готовность к компромиссу, с другой стороны, однако, ему нельзя показаться слабым. Это, пожалуй, самое трудное положение, в которое когда-либо российский лидер попадал в Сирии с 2015 года. То, как Путин сможет выпутаться из этого, не потеряв лица, будет иметь важные последствия для позиции России на Ближнем Востоке.

Россия. Сирия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 20 сентября 2018 > № 2748400 Леонид Бершидский


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 сентября 2018 > № 2748357 Леонид Бершидский

Bloomberg (США): Российским технократам не под силу одолеть гопников

Двуликая природа российского государства не имеет ничего общего с загадочной русской душой и сложным национальным характером, в котором мрачная жестокость отлично уравновешивается блестящим интеллектом. Нет никакого баланса между гопниками и интеллектуалами: есть четкая иерархия, четкое понимание, кто на кого работает, пишет Bloomberg.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Не стоит заблуждаться: ловкие и энергичные технократы внутри путинского режима служат бандитскому государству.

Многие страны показывают миру несколько разных лиц, но в этом смысле России удалось всех перещеголять. Ее правительство — это двуликий Янус, чьи лица порой настолько различны, что вполне могли бы принадлежать особям разных видов.

На этой неделе одно из этих лиц привлекло к себе массу внимания СМИ. Во-первых, глава российской Национальной гвардии генерал Виктор Золотов опубликовал видеозапись своей гневной тирады, адресованной борцу с коррупцией Алексею Навальному, обвинившему генерала в причастности к коррупционным схемам в сфере госзакупок. Золотов управляет силами численностью в 340 тысяч человек, к которым относятся элитные подразделения быстрого реагирования, а Навальный отбывает 30-дневный срок за организацию несанкционированного митинга. Однако генерал вызвал активиста на поединок — «на ринг, на татами, куда угодно».

«Вам никто никогда как следует не давал по заднице, да так, чтобы вы это печенкой прочувствовали, — сказал Золотов. — Я обещаю за несколько минут сделать из вас хорошую сочную отбивную… Я вам обещаю, что, прежде чем перешагнуть через вас и вытереть о вас ноги, я устрою шоу с показом для всего личного состава Росгвардии. Я вас уверяю, вам тогда стыдно будет выйти на улицу».

Золотов, который обычно старается не попадать в поле зрения прессы, не просто совершил крайне нехарактерный для него шаг и публично пригрозил известному оппоненту режима. Он поразил сотни тысяч россиян, посмотревших эту тираду, в которой смешались выражения, характерные для мелких преступников, с высокопарными высказываниями о чести офицера. Не заметить этот контраст между должностью Золотова и его речью гопника было просто невозможно.

«Этому человеку категорически нельзя выступать на публике, — написал репортер Роман Шлейнов в Фейсбуке. — Думаю, своим существованием около Владимира Путина он выдает, примерно, ту группу людей в президентском окружении, которая инициируют операции по устранению неугодных за рубежом и внутри страны». По словам Шлейнова, речь идет о группе людей, которые не воспринимают никакие законы и процедуры и которые верят только в силу.

В четверг, 13 сентября, у мира появилась возможность лучше разглядеть это лицо России, когда двое мужчин, которых Соединенное Королевство обвиняет в отравлении бывшего двойного агента Сергея Скрипаля, дали интервью главному редактору RT Маргарите Симоньян. Эти двое выглядели так, будто они были персонажами гангстерской комедии Гая Ричи «Рок-н-рольщики» (2008). Симоньян даже не пыталась притвориться, что она верит в их неуклюжую историю о том, как они приехали в Солсбери, чтобы посмотреть местный собор со шпилем длиной в 123 метра. Она даже ретвитнула один из многих мемов, появившихся в российских соцсетях, где она спрашивает их: «Ребят, а вы точно не сотрудники спецслужб?» А они в один голос отвечают: «Так точно!»

Россияне, посмотревшие это интервью, были поражены бандитским видом этих двоих. Это были гопники, а вовсе не лощеные офицеры разведки. Тот факт, что они выступили на контролируемом государством телеканале после того, как Путин публично призвал их сделать это, стало доказательством того, что российское правительство не стыдится тех позорно низких стандартов, которые оно устанавливает для своих «головорезов».

Но как можно увязать все это с другим лицом России? На прошлой неделе глава Центробанка России Эльвира Набиуллина — она только что неожиданно для всех увеличила ключевую ставку вопреки сопротивлению со стороны Кремля — выступила с лекцией в Международном валютном фонде. Глава МВФ Кристин Лагард (Christine Lagarde) представила ее как любительницу оперы и мастера в области управления центробанками. «Как хорошо знает любой поклонник оперы, великие оперные дирижеры должны обладать замечательным характером, интуицией и навыками лидерства. Все это и многие другие качества есть у Набиуллиной», — сказала Лагард.

В Вашингтоне на хорошем английском языке Набиуллина сказала следующее: «Хочу подчеркнуть, что таргетирование инфляции не только позволило нам добиться низкой инфляции, но и стало основой для поддержания финансовой стабильности. Если система инструментов денежно-кредитной политики является прозрачной и политика реализуется классическими — я бы даже сказала ортодоксальными — способами, рынки начинают реагировать на шоки более последовательно и со временем стабилизируются самостоятельно».

А теперь давайте сравним это выступление Набиуллиной с тирадой Золотова, который глядя в камеру сказал: «А вот кто вы вообще, Навальный? Я хочу понять ваши составляющие. Откуда вы беретесь? Для чего? Понятно, что вы — изделие из американской пробирки. Вы все — клоны. Естественно, конечно же, вы — марионетки».

Или со словами Александра Петрова — одного из подозреваемых, обвиняемых в совершении покушения в Солсбери, — который запинаясь сказал: «С самого начала мы планировали приехать в Лондон и оторваться, грубо говоря».

Так было с того момента, когда Путин пришел к власти в 2000 году. Его правительство проводило тщательно продуманную политику реформ во время его первого президентского срока, что вызывало хвалебные дифирамбы со стороны помощников Путина — особенно западных финансистов. Позже многие из них пережили разочарование, потому что они поняли, сколько власти досталось гопникам из правоприменительных органов.

Тем российским технократам, которые не входят в состав правительства, не нужно скрывать, как они к этому относятся. «Трудно надеяться на что-то хорошее стране, у которой внутренними войсками командует гопник», — написал бывший министр экономики Андрей Нечаев.

Двуликая природа российского государства не имеет ничего общего с загадочной русской душой и сложным национальным характером, в котором мрачная жестокость отлично уравновешивается блестящим интеллектом. Нет никакого баланса между гопниками и интеллектуалами: есть четкая иерархия, четкое понимание, кто на кого работает.

Гопники — это те, кто правит страной, продолжая подавлять инакомыслие и поддерживая коррумпированные сети при помощи силы. Они также принимают ключевые политические решения России — решения атаковать соседей, отравлять оппозиционных активистов и перебежчиков, вмешиваться в политические кампании в других странах. Во всем этом их поддерживает Путин, и его поддержка этих наглых, зачастую безрассудных шагов отлично вписывается в господствующую культуру гопников. Даже когда Путин начинает говорить как Набиуллина — он знает, как это делается, — он просто отдает должное своей команде поддержки, то есть тем управленцам и экономистам, которые должны расчищать весь этот беспорядок, должны придумывать, как можно выжить в условиях ужесточения санкций и как поддерживать макроэкономическую стабильность при режиме, для которого характерны непредсказуемые импульсы.

Эти экономисты и управленцы уже давно заключили сделку с дьяволом. Они знают, какой системе они служат, и они являются ее частью. Их главный страх — что однажды их чар не хватит для того, чтобы обеспечивать единство России, что однажды гопники зайдут слишком далеко и им не удастся снова замести мусор под ковер. Видео Золотова и фиаско подозреваемых в отравлении в Солсбери указывают на то, что события развиваются именно в таком направлении.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 сентября 2018 > № 2748357 Леонид Бершидский


Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inopressa.ru, 12 сентября 2018 > № 2738771 Леонид Бершидский

Почему Путин смягчает свое отношение к интернет-мемам

Леонид Бершидский | BloombergView

"Есть хорошая новость: репрессивная машина, вновь запущенная в России президентом Путиным, может давать задний ход. А вот плохая новость: чтобы заставить ее попятиться, требуется гораздо больше усилий, чем для ее движения вперед", - пишет обозреватель Bloomberg View Леонид Бершидский.

"В России, на родине операций по пропаганде и троллингу с использованием мемов, - операций, которые привлекли внимание спецпрокурора Мюллера и его следователей, выискивающих связи между российским вмешательством на президентских выборах 2016 года в США и избирательным штабом президента Трампа, - можно сесть в тюрьму за репост мема в соцсетях. В последние годы количество обвинительных приговоров по таким делам неуклонно росло", - пишет автор.

Автор отмечает: "Однако за первое полугодие 2018 года количество дел о высказываниях на почве ненависти, которые были переданы полицией в суды, заметно уменьшилось, говорит аналитик НКО "Сова" Михаил Ахметьев, и, возможно, количество обвинительных приговоров перестало расти. Это не случайность. "Верхи" жмут на тормоза".

Упомянув об инициативах Mail.Ru Group, а также о законопроекте о декриминализации высказываний в соцсетях и распоряжении Путина проанализировать ситуацию, Бершидский пишет: "В большинстве дел фигурируют высказывания и мемы ультраправого толка, часто антисемитские или антииммигрантские, которые в ряде европейских стран тоже, вероятно, считались бы противозаконными высказываниями на почве ненависти. Но заметная доля дел настолько абсурдна, что навлекает на Кремль насмешки и вдохновляет на нежелательные сравнения с советским режимом в его поздней, сенильной фазе".

"Эти смехотворные обвинительные приговоры создают впечатление, будто Россия - никудышная диктатура, которая пугается собственной тени. Это вовсе не то впечатление, которое хотел бы произвести Путин, вот почему в высших эшелонах власти уделили внимание попытке Mail.ru снять со своей соцсети ответственность за приговоры за высказывания на почве ненависти", - говорится в статье.

Автор полагает, что смягчение преимущественно поверхностное: "Даже если законы об "экстремизме" и нынешняя судебная практика будут смягчены, Кремль придумает взамен какой-то более тонко калиброванный инструмент. В понедельник спецпредставитель Путина по цифровому и технологическому развитию Дмитрий Песков обнародовал предложение создать специальные "суды по цифровому праву", которые рассматривали бы дела о высказываниях на почве ненависти".

"Путин вовсе не намерен ослаблять репрессивную машину, которая нужна ему для сохранения своей власти", - заключает автор. По его мнению, Путин лишь хочет, чтобы репрессии были устрашающими, а не смешными.

Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inopressa.ru, 12 сентября 2018 > № 2738771 Леонид Бершидский


Великобритания. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 9 сентября 2018 > № 2726059 Леонид Бершидский

Bloomberg (США): Дело Скрипалей доказывает, что слежка далеко не всесильна

Повсеместная слежка в Британии позволила установить личность подозреваемых. Но, как в случае с Россией, произошло это слишком поздно, чтобы арестовать преступников. Так стоит ли устраивать слежку за миллионами граждан, подвергая их риску ложного срабатывания, существующего даже при современных технологиях распознавания лица? Таким вопросом задается колумнист издания Bloomberg.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Вездесущие камеры слежения не очень-то помогают в борьбе с преступностью, даже если случай действительно резонансный.

Натыканные повсюду камеры слежения, безусловно, помогли раскрыть роль российской военной разведки в попытке покушения на бывшего агента, случившегося в Солсбери в марте этого года. Благодаря видеонаблюдению, маршрут двоих российских подозреваемых был восстановлен в малейших подробностях. Но вместе с этим кажущаяся удача обнажила главную проблему повсеместной слежки: следить за всеми подряд — значит не следить ни за кем в особенности. И камеры могут пригодиться уже постфактум, когда задержать уже опознанных преступников становится все труднее.

По разным оценкам, в Лондоне установлено до полумиллиона камер видеонаблюдения, то есть по одной на 16 жителей. К слову, такими камерами, несмотря на все протесты поборников приватности, нафаршированы и американские города. Они-то и позволили британской полиции и разведке опознать преступников как Александра Петрова и Руслана Боширова (впрочем, это наверняка псевдонимы). На записях видно, как они идут по аэропорту, спускаются в лондонскую подземку, вселяются в обшарпанный отель и едут в городок, где, предположительно, измазали ручку двери бывшего полковника Сергея Скрипаля ядом военной разработки. Бывший шпион и его дочь выжили, однако женщина, соприкоснувшаяся с ядом случайно, умерла.

Расследование заняло несколько месяцев. Еще бы, следователям пришлось перелопатить гору видеоматериалов, а кроме специальных распознающих лица программ над делом трудились живые «сверхопознаватели» — сотрудники с выдающейся памятью на лица. По-другому и быть не могло: единого стандарта среди камер видеонаблюдения не существует. Согласно свежему отчету британского сайта Ifsec Global, посвященного индустрии безопасности, лишь 16% установленных в стране камер видеонаблюдения имеют искусственный интеллект для анализа поступающих данных. Кроме того, оказалось, что 74% всех систем безопасности вообще используют аналоговые камеры. Наконец, четверть всех систем была установлена по меньшей мере шесть лет назад — или даже того раньше.

Фундаментальные научные изыскания эффективности камер видеонаблюдения доказывают, что они способны снизить число имущественных преступлений — вроде грабежей и мелких краж — но не преступлений против личности, сопровождающихся насилием. Эффективнее всего камеры работают, когда за ними есть постоянный догляд, а полиция оперативно реагирует на любые сигналы тревоги. Однако, как бы то ни было, камеры слежения оказались бессильны против волны тяжких преступлений, захлестнувших Лондон в последние месяцы — таких, как перестрелки, ножевые атаки и изнасилования. Что касается мелких преступлений, то камеры рассчитаны скорее на психологический эффект. Однако преступники поменьше тоже читают газеты, а там наперебой обсуждают новую политику Лондонской полиции: если ущерб не превышает 50 фунтов (65 долларов), то дело возбуждаться не будет. Кроме того, полиция не будет разыскивать магазинных воришек или мелких хулиганов, если ради этого требуется отсмотреть более 20 минут видеоматериала.

В Берлине камер слежения на порядок меньше, чем в Лондоне. В 2016 году в городе было 14 765 штук — то есть по одной на 325 жителей. Вероятно, их количество все же возросло: преступнику, совершившему теракт на рождественском рынке, удалось улизнуть прямо из-под носа полиции. Видеозаписей при этом не нашлось, и федеральное правительство призвало усилить видеонаблюдение. Однако немцы на нововведения смотрят с недоверием, памятуя о своем недавнем прошлом. Урок двух полицейских государств дает о себе знать, и видеонаблюдение принимают в штыки. Руководящие Берлином левые партии в прошлогоднем соглашении обещали, что расширять видеонаблюдение не собираются.

Но несмотря на сопротивление общественности в этом вопросе, Берлин гораздо безопаснее Лондона. Например, за финансовый год 2017-2018 (закончившийся в марте) в Лондоне произошло 32 869 ограблений или 402 на 100 000 жителей. В Берлине же эта цифра составила 4 242 ограбления — или 115 на 100 000 жителей.

Конечно, это еще ничего не доказывает. Разница в уровне преступности обуславливается не только тем, насколько широко в том или ином городе применяется видеонаблюдение — есть и другие факторы. Но этот разрыв не только не уменьшается, но и ширится — в Лондоне преступность растет, а в Берлине падает — и это доказывает, что повсеместность камер слежения еще не решает проблемы преступности.

Постоянная слежка по-своему даже успокаивает. Полиция подключится только в том случае, если дело по-настоящему серьезное — например, химическая атака извне. Люди попадают в поле зрение камеры и тут же исчезают, не теряя своей анонимности — впрочем, это по усмотрению наблюдателей. Всеобъемлющую систему видеонаблюдения выстраивает Китай. Предполагается, что к 2020 году она покроет все ключевые общественные места страны. В Китае уже имеется 170 миллионов камер видеонаблюдения (причем большинство из них гораздо современнее английских), а скоро появится еще 400 миллионов. И делается это отнюдь не для того, чтобы остановить мелких воришек, а чтобы следить и собирать данные обо всех граждан без исключения.

Да, повсеместная слежка в Великобритании позволила полиции установить личность подозреваемых, но, как это часто бывает в отношении России, произошло это слишком поздно, чтобы вмешаться и арестовать преступников. А теперь их в Великобританию и калачом не заманишь.

Неужели этот исход стоит того, чтобы устраивать слежку за миллионами невинных граждан, подвергая их однопроцентному риску ложного срабатывания, существующего даже при современных технологиях распознавания лица? И перевешивает ли он риск хакерской атаки, которая прямо-таки напрашивается? Что-то я сомневаюсь.

Великобритания. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 9 сентября 2018 > № 2726059 Леонид Бершидский


Россия > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 7 сентября 2018 > № 2725076 Леонид Бершидский

Bloomberg (США): Почему России следует выкупить свой госдолг

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

По словам заместителя министра финансов Владимира Колычева, Россия готова выкупать собственный внутренний долг на открытых рынках, если США введут запрет на операции с российскими суверенными долговыми обязательствами или если волатильность существенно превысит обычный уровень. Эта идея заслуживает внимания, если рассматривать иностранных держателей гособлигаций как источник нестабильности — а именно так и должна их рассматривать такая страна, как Россия, руководимая президентом Владимиром Путиным.

Как отметила в аналитической записке в феврале «Группа ЮниКредит» (UniCredit), на некоторых развивающихся рынках доля нерезидентов, владеющих долговыми обязательствами страны, находится в тесной взаимосвязи с номинальным курсом ее валюты. В Венгрии увеличение доли иностранных владельцев облигаций страны на 1% приводит к повышению курса национальной валюты на 0,47%, в Индонезии и Мексике — на 0,8%, а в Турции — на 1,4%.

Теперь можно увидеть это на практике: даже если абсолютные цифры не совсем соответствуют модели «ЮниКредит», направление тренда очевидно. По данным «Блумберг» (Bloomberg), иностранные инвестиции во внутренний долг Турции этом году снизились примерно на 55%, а турецкая лира подешевела по отношению к доллару на 43% процента. В России доля нерезидентов в облигациях федерального займа снизилась за первое полугодие примерно на 10%, а снижение рубля в текущем году на данный момент составило почти 16%. Что же касается иностранных инвестиций в долг Мексики, они выросли на 0,2%, и стоимость песо повысилась на 2%.

Одной из причин валютной цепной реакции на развивающихся рынках в этом году является то, что в результате повышения ставок американские активы стали более привлекательными. И инвесторы, которые вкладывали ликвидные средства, создававшиеся годами по причине слабой монетарной политики в развитых странах, в активы развивающихся рынков, больше не испытывают особого желания рисковать.

Иностранные инвестиции в облигации страны способствуют укреплению валюты и повышению доходности, но иностранные инвесторы часто первыми уходят с рынка при малейших признаках неблагоприятной ситуации. Их реакция на негативные новости зачастую более выражена, чем у отечественных инвесторов. Возможно, это связано с тем, что у последних меньше инвестиционных возможностей или больше уверенности в своей стране, чем у гоняющихся за доходами иностранцев, готовых вкладывать в экономику чужой страны. В мае, как только иностранцы активизировали продажи турецких облигаций в ответ на объявление президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом о досрочных выборах и планах усилить личный контроль над экономикой, «Голдман Сакс Груп» (Goldman Sachs) посоветовала инвесторам действовать осторожно на развивающихся рынках с большим объемом долга, принадлежащим иностранцам.

Националистические правительства Восточной Европы, особенно Венгрии и Польши, уже давно считают, что большая доля нерезидентов в гособлигациях свидетельствует об опасности. Для них служит показателем потери суверенитета и внешней зависимости. В интервью изданию «Блумберг» в начале этого года премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий (Mateusz Morawiecki) с гордостью говорил о сокращении доли польского госдолга в портфелях нерезидентов до 50% — по сравнению с 60% тремя годами ранее. Но, судя по последнему валютному кризису, в том, что касается общей задолженности страны или ее экономики, доля облигаций в руках иностранцев проблемой не является.

Но в нынешнем кризисе больше всего пострадали не страны с формирующейся рыночной экономикой, на которые приходится наибольшая доля долговых обязательств в руках нерезидентов. И даже не страны, наибольший объем госдолга которых, находится в иностранной собственности в абсолютном выражении. Наибольший ущерб понесли те страны, которые стали источником самых плохих новостей.

Турция страдает от экономического своеволия Эрдогана и явной консолидации его авторитарного режима. Бразилии предстоит провести выборы — их итоги совершенно непредсказуемы, и никто из основных кандидатов не симпатизирует инвесторам. Россия страдает из-за ужесточения санкций США, и конца этому не видно. Аргентина и Южная Африка, две другие страны, валюты которых вошли в этом году в пятерку самых слабых, вынуждены решать серьезные вопросы относительно адекватности их экономической политики.

Для таких проблемных стран, являющихся источниками плохих новостей, внешний долг представляет опасность. Если вы управляете страной, которая имеет обыкновение создавать негативные информационные поводы с точки зрения инвесторов, то есть если вы — Путин, стремящийся противостоять США, или Эрдоган, заинтересованный в еще большем усилении контроля, то любая серьезная сумма вашего внешнего долга в руках нерезидента является проблемой. Иностранные инвесторы первыми покинут вашу страну, что окажет давление на национальную валюту. При этом отечественные инвесторы, возможно, останутся лишь из-за того, что у них есть более долгосрочные перспективы, и потому что они лучше понимают ситуацию в стране, чем те, кто ориентируется на новостные репортажи.

Поэтому такие меры, как выкуп долговых обязательств, если страна может себе это позволить, — представляются целесообразными даже в отсутствие чрезвычайной ситуации. оставлять облигации в портфелях нерезидентов будет России выгодно лишь в том случае, если она уладит свой конфликт с США. А поскольку эта перспектива с каждым днем становится все более отдаленной, скупка облигаций у иностранных держателей — это то, что доктор прописал. Именно это необходимо для повышения стабильности рубля и для укрепления экономического суверенитета, к которому так стремятся восточноевропейские националисты.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 7 сентября 2018 > № 2725076 Леонид Бершидский


Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 сентября 2018 > № 2726105 Леонид Бершидский

Bloomberg (США): Украина может одержать победу над Путиным в церкви

В связи с тем, что группа священников на встрече в Стамбуле подтвердила полномочия патриарха Варфоломея на признание автокефалии местной церкви, это дает ему право признать автокефалию украинской православной церкви. Этому радуется бывший москвич, живущий ныне в Берлине колумнист американского агентства, так как это пошатнет позиции московской патриархии и российской власти в целом.

Украинская православная церковь может получить независимость от Москвы

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Украина не может потребовать, чтобы Россия вернула ей аннексированную территорию или земли, захваченные ее наемниками, но становится все более вероятно, что она может лишить превосходящего ее по масштабам соседа чего-то, возможно, не менее ценного — его власти над прихожанами украинской православной церкви, а вместе с ней и претензии Москвы на главную роль в православном мире.

Встречи высших сановников Константинопольской православной церкви обычно не являются предметом политического интереса. Патриарх Варфоломей I, дальний наследник глав византийской церкви, не является в православии фигурой, равной папе римскому. Будучи первым среди равных, он играет скорее символическую, нежели организационную роль.

В понедельник, однако, президент Украины Петр Порошенко написал восторженный твит о решении, принятом на такой встрече в Стамбуле. Группа священников подтвердила полномочия патриарха Варфоломея на признание автокефалии местной церкви, то есть право ее самого главного епископа подчиняться исключительно Богу.

Единственная причина, по которой патриарху требуется подобное подтверждение, — это разрешение, чтобы он признал автокефалию украинской православной церкви. Если это произойдет, это станет настоящим тектоническим сдвигом.

Украинская православная церковь находилась под опекой московского патриархата с XVII века. Когда Филарет, митрополит Киевский, проиграл политическую борьбу за пост московского патриарха в 1992 году, он отделил часть украинской церкви, которая встроилась во вновь получившую независимость Украину.

Москва боролась с расколом; Филарета поносили в российских СМИ и впоследствии отлучили от московской патриархии. Вселенский патриархат Константинополя изначально выступал на стороне Москвы, не признавая независимую украинскую православную церковь так, как он признает греческую, сербскую, болгарскую и румынскую церкви.

Отсутствие официального статуса не позволяло многим православным священникам примкнуть к раскольнической церкви Филарета. В организационном и финансовом отношении Украина продолжает играть невероятно важную роль для московского патриархата.

В 2013 году, за год до того, как Россия аннексировала Крым, в него входило около трети из 33489 церквей и 30430 священников патриархии. Крупнейший и наиболее почитаемый монастырь в Киеве, Киево-Печерская Лавра, принадлежит Московской патриархии. Украинская православная церковь с 3500 священников — меньше и беднее.

Цифры имеют политическое и идеологическое значение. Московская и Константинопольская патриархии обе связаны с имперским наследием, и Москва хотела бы считаться лидером православного мира. Эти амбиции являются одним из краеугольных камней неоимпериалистской идеологии, провозглашаемой президентом Владимиром Путиным, который сам является ревностным православным.

При Путине церковь приблизилась к государству больше, чем когда-либо со времен революции 1917 года. Неудивительно, что та же хакерская группа, которую обвиняют в США во взломе серверов Национального комитета Демократической партии, недавно проявила значительный интерес к патриарху Варфоломею и его суду: украинская автокефалия нанесет мощный удар по притязаниям России на духовное лидерство среди православных.

Автокефалия может подтолкнуть многих, если не большинство, священников московской патриархии к дезертирству. Как только украинская церковь получит признание духовенства, у священников не будет причин оставаться в организации, которую местное правительство считает российской пятой колонной.

Что касается самих верующих, то две трети украинцев, считающих себя православными христианами, в большом количестве покинули возглавляемую Москвой церковь. Порошенко, сам будучи активным прихожанином, перешел в украинскую патриархию. Одной из причин тому послужило то, что киевская церковь активно поддерживала в 2014 году революцию достоинства, и ее священники помогали на улицах протестующим, в то время как московская церковь была более осторожна.

Патриарх Московский Кирилл ездил в Стамбул в прошлом месяце на встречу с Варфоломеем. Один из присутствовавших на встрече епископов сказал, что, хотя окончательное решение по украинской автокефалии принято не было, сейчас процесс зашел слишком далеко, чтобы обратить его вспять. Российские священнослужители предупреждают, что предоставление независимости украинской церкви может привести к глобальному расколу, но патриарх Варфоломей недавно отверг эту риторику. «Мы никому не угрожаем, и нам никто не угрожает, — сказал он. — Мы боимся только Бога».

Утратившая позиции московская патриархия лишь усилит положение Варфоломея и его способность говорить от лица православного мира. Консервативная русская церковь ослабила попытки сблизиться с католической церковью и лично с папой римским Франциском.

Церковные дела не должны настолько политизироваться, как это происходит в результате российско-украинского конфликта. С другой стороны, вторжение Путина на Украину явно пошатнуло позиции церкви, к которой он принадлежит и которую он пытался укрепить как в России, так и по всему миру. Он не сможет возместить этот ущерб, отправляя танки.

В то же время путь, на который становится в результате Украина, зависит от территориальных потерь и побед меньше, чем от идей, доминирующих в умах украинцев. И это делает дипломатическую битву за автокефалию фундаментальной для Порошенко.

Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 сентября 2018 > № 2726105 Леонид Бершидский


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 2 сентября 2018 > № 2719956 Леонид Бершидский

Bloomberg (США): Билл Клинтон и Борис Ельцин упустили историческую возможность

Изучая стенограммы телефонных разговоров президентов Ельцина и Клинтона, автор издания Bloomberg обнаружил, что ход и тематику большинства их бесед определял именно Клинтон. Самое часто встречающееся высказывание Ельцина в их беседах — «я согласен». И дело не в том, что более молодой, здоровый и образованный Клинтон лучше понимал суть происходящего: как и Ельцин, он знал, кто главный.

Каким запомнят Бориса Ельцина россияне и весь мир?

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Стенограммы разговоров 1990-х годов указывают на то, что США могли помочь России встать на иной путь развития.

Стенограммы телефонных звонков и личных бесед между Биллом Клинтоном и Борисом Ельциным, опубликованные президентской библиотекой имени Билла Клинтона, свидетельствуют о том, что их отношения были сложными. Эти стенограммы также ставят перед нами вопрос о том, каким мог бы стать мир, если бы отношения между ними были более равноправными.

Американские эксперты по России, чьи имена попали в списки стенографистов президентских разговоров, утверждают, что недавно рассекреченные документы опровергают кремлевский нарратив об униженной, обманутой России, чье агрессивное возвращение при президенте Владимире Путине было запоздалым. Но, с точки зрения российских читателей, эти расшифровки служат подтверждением истории о виктимизации России.

«Читая эти документы, можно с легкостью представить себе, как формировались разнообразные нарративы и поводы для обиды, реальные и воображаемые, которые определяют нынешний образ мыслей Кремля, — написал в твиттере Эндрю Вайсс (Andrew Weiss), ветеран администрации Клинтона, который сейчас занимает должность вице-президента фонда Карнеги. — Но несмотря на все мифы Кремля, нет никаких указаний на то, что США хотели унизить и изолировать Россию». Стивен Сестанович (Stephen Sestanovich) и Джеймс Голдгайер (James Goldgeier), которые тоже работали в администрации Клинтона, а теперь являются известными учеными, придерживаются точно такого же мнения.

И они вполне могут оказаться правы. Стенограммы демонстрируют нам довольно теплые отношения, которым взаимные шутки придавали некоторую остроту и которые были основаны на очевидной схожести этих двух талантливых популистов. Возможно, более удивительным открытием является то, что инициатором большей части разговоров был президент США, который стремился обсуждать с Ельциным все важные вопросы международной политики.

Одним из немногих эпизодов, когда Ельцин позвонил Клинтону в ярости, стал их разговор от 24 марта 1999 года, когда Организация Североатлантического договора начала бомбить Югославию, не предупредив об этом Россию. «Да, конечно мы будем продолжать общаться. Но больше не будет того задора и той дружбы, что была раньше. С этим кончено», — сказал Ельцин.

Их дружба продолжилась, несмотря на этот и другие напряженные моменты. В другой момент в период косовского конфликта уже рассерженный Клинтон позвонил Ельцину после того, как российские военные заняли аэропорт Приштины. Но в итоге лидеры стали обсуждать, как крепко они обнимутся в скором времени.

Стенограммы их бесед указывают на то, что Клинтон демонстрировал уважение по отношению к Ельцину. Когда между ними возникали разногласия — в первую очередь в связи с расширением НАТО на восток — президент США никогда не демонстрировал пренебрежения и всегда старался объяснить свое видение ситуации. Когда Ельцин предложил заключить «устное джентльменское соглашение» о том, что ни одно постсоветское государство не вступит в НАТО, Клинтон заявил, что это негативно отразится на России. «Смысл будет примерно "мы все еще против России, но теперь есть линия, которую мы не пересекаем". То есть вместо нового НАТО, которое движется к единой неделимой Европе, у нас будет организация, которая будет ждать от России гадостей».

Клинтон, несомненно, пытался внушить Ельцину идею необходимости партнерских отношений. Однако проблема заключалась не в риторике Клинтона и не в его искренней симпатии по отношению к его российскому коллеге. Проблема заключалась в динамике власти.

Ход и тематику большинства их бесед определял именно Клинтон. Самое часто встречающееся высказывание Ельцина в их беседах — «я согласен». И дело не в том, что более молодой, более здоровый, лучше образованный Клинтон лучше понимал суть происходящего: как и Ельцин, он знал, кто главный.

Было два эпизода, когда Ельцин открыто попросил у американского президента денег.

В начале 1996 года Ельцин должен был соперничать на выборах с лидером коммунистов Геннадием Зюгановым. Те выборы были особенно трудными, потому что у правительства накопились огромные долги по зарплатам и пенсиям. 21 февраля Ельцин попросил Клинтона воспользоваться его влиянием в Международном валютном фонде, чтобы увеличить размеры финансовой помощи России с 9 до 13 миллиардов долларов. А когда этот кредит был согласован (на сумму в 10,1 миллиарда долларов — это был самый крупный подобный кредит, одобренный МВФ), Ельцин попросил Клинтона ускорить его выдачу, не делая никакой тайны из того, зачем он ему нужен. «Билл, пожалуйста, пойми меня правильно, — сказал он американскому президенту 7 мая 1996 года. — Билл, для избирательной кампании мне срочно нужно, чтобы Россия получила кредит на 2,5 миллиарда долларов… Проблема в том, что мне нужны деньги для выплаты пенсий и зарплат».

Неизвестно, действительно ли Клинтон вмешался, но Россия получила от МВФ 3,8 миллиарда долларов в 1996 году, и большая часть долгов по зарплатам и пенсиям была погашена к дню выборов.

Во второй раз Ельцин попросил помощи от МВФ в 1998 году, когда в России начался кризис. В конечном счете в 1998 году МВФ предоставил России 6,2 миллиарда долларов. Это его не спасло, но Ельцин не мог винить Клинтона в том, что тот ему не помогает.

Зависимость от кредитов Запада, которые, как Ельцин полагал, Клинтон будет помогать России получать несмотря на то, что она не выполняет условия МВФ, означала, что российскому президенту нужно было мириться с тем, что американцы будут вести себя так, как им заблагорассудится. Клинтон будет бомбить Югославию и Ирак, и неважно, насколько неудобно будет чувствовать себя Ельцин. На протяжении 1990-х годов Ельцин активно выступал против расширения НАТО, однако к 1996 году он мог только просить Клинтона повременить с принятием новых членов в этот альянс до 2000 года — или, по крайней мере, до окончания выборов.

Объяснение Клинтона, почему он не может пообещать не принимать определенные страны в НАТО, прозвучало достаточно дружелюбно, но, вероятнее всего, было не совсем искренним. Рассекреченные документы, опубликованные ранее библиотекой Клинтона, могут рассказать нам о том, что он говорил восточноевропейским лидерам в то время, пока он общался с Ельциным. В январе 1994 года Клинтон сказал президенту Чехии Вацлаву Гавелу, что он не считает Россию серьезной угрозой для ее соседей из-за того, «что случилось с российской армией и экономикой». Но, добавил он, «если исторические тенденции подтвердятся, нам придется организоваться, чтобы мы могли ускорить процесс не только приема в НАТО, но и налаживания таких связей в области безопасности, которые могут послужить сдерживающим фактором».

Это доказывает, что, хотя Клинтон убеждал Ельцина, что у России должна быть возможность вступить в НАТО (в какой-то момент Ельцин сообщил о том, что он в этом заинтересован), политика США все равно должна была быть «организована против России» на случай, если Россия попытается обмануть Америку.

Ельцин не заблуждался: он отлично понимал, что происходит, и он говорил Клинтону о том, что он принимает его предложения о сотрудничестве с НАТО только потому, что у него нет иного выбора. С точки зрения Ельцина, лучшим вариантом развития событий мог бы стать уход США из Европы, но он понимал, что Клинтон не станет рассматривать такой вариант. В ноябре 1999 года — вероятно, уже после того, как больной и обессилевший Ельцин принял решение об отставке, — он решил подразнить лидера США:

Ельцин: Билл, я прошу тебя об одном. Просто отдай Европу России. США не в Европе. Европой должны заниматься европейцы. Россия — наполовину Европа, наполовину Азия.

Клинтон: То есть Азию ты тоже хочешь?

Ельцин: Конечно, конечно, Билл. В конце концов мы договоримся обо всем этом.

Клинтон: Я не думаю, что европейцам это очень понравится.

Ельцин: Не всем. Но я европеец. Я живу в Москве. Москва — это Европа, и мне это нравится. Ты можешь взять все другие страны в мире и обеспечивать их безопасность. А я возьму Европу и буду обеспечивать ее безопасность. Ну, не я, а Россия.

Эта шутка Ельцина очень похожа на троллинг Путина в его беседе с президентом Франции Эммануэлем Макроном ранее в этом году (Путин предложил заменить США в качестве гаранта безопасности Франции). Часто в расшифровках бесед прослеживается некая преемственность между Ельциным и Путиным. Когда в 1995 году Клинтон выразил обеспокоенность в связи с военными действиями России в Чечне и раскритиковал ту войну, Ельцин резко ему ответил: «Пусть те, кто предлагает ввести санкции против России, не забывают, что Россия — не Югославия. Этим нас не напугать». Путин говорит практически то же самое о западных санкциях.

Ельцин знал, что его избирательная база является прозападной. В одном из разговоров накануне выборов 1996 года он попросил Клинтона похвалить переход России к демократии, добавив, что это позволит ему набрать на 10% больше голосов. Однако во внешней политике его взгляды чаще всего были очень похожи на взгляды его преемника.

Путин не создавал мифы, когда он подчеркнул в своей особенно воинственной речи, что в эпоху Ельцина Россия настолько глубоко погрязла в долгах и была настолько слабой в военном смысле, что американские лидеры решили, что с ее мнением можно не считаться. Расшифровки бесед Клинтона и Ельцина подтверждают эту интерпретацию. В этом случае факты, озвучиваемые Путиным, верны, ошибочна лишь та политика, которая на них основана.

Вполне возможно, Ельцин вел бы себя более уверенно и решительно, если бы за его плечами была такая армия и такие деньги, которые сейчас есть у Путина. Но я сомневаюсь, что он стал бы отталкивать Россию от Запада настолько радикальным образом, как это делает Путин. Он был бы в более благоприятном положении для того, чтобы продвигать свое видение Европы, которая включала бы в себя демократическую Россию и которая опиралась бы на Россию в вопросах обеспечения ресурсами и безопасности.

Сегодня у такого видения мог бы появиться шанс, учитывая то, что европейские лидеры с ужасом наблюдают за агрессивным поведением президента Дональда Трампа. Путин, отказавшийся от принципов демократии и нападающий на соседние страны, сделал российскую альтернативу для Европы невозможной. Хотя расшифровки бесед Клинтона и Ельцина подтверждают известные всем недостатки Ельцина, они все же демонстрируют его как лидера, который в отличие от Путина не стал бы лишать Россию ее исторического шанса.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 2 сентября 2018 > № 2719956 Леонид Бершидский


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 30 августа 2018 > № 2718099 Леонид Бершидский

Bloomberg (США): Мастер-класс Путина по выживанию

Президент Владимир Путин продемонстрировал «мастер-класс» по искусству политического выживания во время своего выступления, касающегося непопулярных планов повысить пенсионный возраст, пишет Bloomberg. Агентство отмечает, что Путин научился защищаться от переворотов и одновременно не идти навстречу демократическим принципам.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Владимир Путин научился защищать от переворота свой режим, существующий 18 лет, не идя на особые уступки демократическим принципам. В среду, в одном из своих редких обращений к стране, посвященном крайне непопулярной пенсионной реформе, президент России провел мастер-класс по искусству политического выживания.

Планы по повышению пенсионного возраста с 55 до 63 лет для женщин и с 60 до 65 лет для мужчин были озвучены в июне, когда Россия была охвачена эйфорией в связи с Чемпионатом мира по футболу. Нельзя сказать, что это помогло: рейтинги Путина — даже те из них, которые были опубликованы прокремлевскими организациями, проводящими опросы общественного мнения — резко упали. У разобщенной российской оппозиции внезапно появилась выигрышная протестная повестка дня, кроме того, взбунтовались некоторые известные члены правящей партии «Единая Россия» и региональные лидеры.

Дав оппозиции и бунтарям время высказаться во время сезона отпусков, Путин в среду воспользовался государственным телевидением, чтобы предложить тщательно продуманный компромисс — и при этом взять под свой контроль вопрос, который он считает важным для своей политики, направленной на обеспечение макроэкономической стабильности и устойчивости практически любой ценой.

Уступка коснулась женщин. Для них возраст выхода на пенсию составит всего 60 лет, а те, у кого трое или четверо детей, смогут выйти на пенсию, соответственно, на год и два года раньше. Учитывая, что на президентских выборах в этом году 61% избирателей, голосовавших за Путина, составляли женщины, он явно подыгрывает своему электорату.

Путин постарался возразить против тех доводов своих оппонентов, «справиться» с которыми было сравнительно легко. Многие жаловались, что, скорее всего, не доживут до выхода на пенсию, так как во многих регионах России средняя продолжительность жизни ниже среднего показателя по стране и оставляет 66 лет у мужчин и 77 лет у женщин. Путин парировал, сделав предложение, позволяющее женщинам выходить на пенсию досрочно при наличии стажа 37 лет, а не 40 лет, как сегодня. Для мужчин стаж, позволяющий выходить на пенсию, будет сокращен с 45 до 42 лет.

Другой распространенной жалобой было то, что реформа не предусматривает увеличения пенсионных выплат, хотя Кремль и соблазнял людей этим обещанием, чтобы оправдать непопулярный законопроект. Путин заявил, что данное повышение — а он говорил о повышении в течение шести лет среднемесячной пенсии с нынешних 14 тысяч 144 рублей до 20 тысяч рублей (294 долларов) — должно быть включено в законопроект, который сейчас находится на рассмотрении российского парламента.

Часто высказывается довод, согласно которому в России настолько распространена возрастная дискриминация, что людям в возрасте старше 50 лет почти невозможно устроиться на работу. В ответ Путин пообещал ужесточить антидискриминационный закон и запретить работодателям увольнять работников предпенсионного возраста, то есть, тех, которым на пять лет меньше возраста выхода на пенсию. Такой шаг является потенциально опасным вмешательством государства в рынок труда, но это еще и кость, которую Путин бросает многим из своих избирателей, работающих в государственном секторе.

Оппозиция, конечно, потребовала большего. Владимир Милов, бывший заместитель министра энергетики, объединившийся с борцом с коррупцией Алексеем Навальным, утверждает, что повышение пенсионного возраста экономически оправдано лишь в рамках нынешней российской пенсионной системы, в соответствии с которой сегодняшние работники финансируют пенсии нынешних пенсионеров за счет подоходного налога.

Поскольку население России стремительно стареет, этот механизм требует постоянного увеличения бюджетных субсидий, которые возможны только при высоких ценах на энергоносители. В среду Путин заявил, что не хочет, чтобы пенсионная система зависела от волатильности нефтяного рынка.

Правда, Милов предлагает радикально изменить пенсионную систему: он считает, что необходимо создать инвестиционный фонд по образцу норвежского государственного пенсионного фонда размером в один триллион долларов. Он будет формироваться за счет долей российского правительства в госкомпаниях, и для финансирования пенсионной системы он будет использовать не капитал, а доход от инвестиций.

Навальный и его сторонники подчеркивают, что государственные активы приносят государству слишком мало доходов, а доходы от нефти тратятся на гигантские коррупционные проекты вроде сочинской Олимпиады 2014 года, а также на войны за рубежом. А будущим пенсионерам при этом говорят затянуть пояса.

У Путина нет подходящего ответа на эти заявления, которые, по большей части, верны. Не заинтересован он и в радикальном изменении того, как его правительство управляет российской экономикой в то время, когда будущее энергетических рынков неопределенно, а США угрожают России экономическими санкциями, которые могут оказаться действительно болезненными.

Путин не ответил и на другие ключевые возражения своих оппонентов: реформы не затронут военнослужащих и сотрудников правоохранительных органов, которые в некоторых случаях могут уходить в отставку в возрасте тридцати лет с небольшим. Может, женщины и важны для российского лидера как избиратели, но первые, силовики, еще важнее для поддержания созданной Путиным системы власти.

Уступки, которые предложил президент, показывают россиянам, что он разделяет их опасения, не подрывая при этом экономической цели реформы. С учетом нового пенсионного возраста численность пенсионеров в России в 2035 году достигнет 37 миллионов человек — по сравнению с 42,5 миллиона человек по действующей системе. Для правительства это означает серьезное сокращение нагрузки на бюджет.

При этом в политическом плане уступки столь же важны для подавления любых протестов, связанных с пенсиями, как и арест Навального на 30 суток за проведение несанкционированного митинга в январе. Московский суд принял это решение за два дня до выступления Путина, что стало гарантией того, что главный оппонент президента не сможет лично возглавить протестную акцию, запланированную на девятое сентября.

Такая политика кнута и пряника должна позволить Путину избежать эскалации протестного движения и предотвратить любые угрозы для его власти со стороны российской элиты.

Его ответ показывает, как долго держится режим: он не совсем безразличен к общественному мнению, но нетерпим к инакомыслию, требующему каких-то радикальных изменений и тем самым представляющему угрозу. Эта тактика может оказаться неэффективной только в том случае, если большинство россиян почувствуют необходимость перемен, а не просто какого-то варианта действий, выбранного небольшой группой идеалистов или политиков, преследующих свои собственные интересы.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 30 августа 2018 > № 2718099 Леонид Бершидский


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 28 августа 2018 > № 2716507 Леонид Бершидский

России нужен был такой враг, как Джон Маккейн

Леонид Бершидский | Bloomberg

"Сенатора Джона Маккейна, который умер в субботу, восхваляют не только в США, но и в Восточной Европе, на Украине и в Грузии. Но не в России, где представители истеблишмента клеймят его как врага даже после смерти. Тем не менее, ясности позиции Маккейна по России будет не хватать всем, включая кремлевских пропагандистов", - пишет колумнист Bloomberg View Леонид Бершидский.

"Настроения, стоящие как за восточноевропейской, так и за российской реакцией на смерть Маккейна, понятны", - считает автор. "В его позиции не было нюансов, никаких "но" по поводу его твердого убеждения, что Россия, побежденная в холодной войне благодаря настойчивости президента Рональда Рейгана и низведенная до положения "бензоколонки, маскирующейся под государство", заслужила дальнейшее поражение как реваншистское авторитарное государство", - говорится в статье.

"Тем не менее, он совершал ошибки, которые помогли Путину заработать пропагандистские очки - и один раз даже провести короткую победоносную войну", - отмечает журналист.

Поддержав восхождение Михаила Саакашвили к власти в Грузии во время мирной революции 2003 года, Маккейн продолжал служить опорой своему протеже, когда тот стал авторитарным лидером. Пока он баллотировался в президенты в 2008 году, Маккейн питал иллюзии Саакашвили о поддержке Запада и, возможно, отчасти несет ответственность за необдуманное решение грузинского лидера вступить в вооруженный конфликт с Россией в Южной Осетии, рассуждает Бершидский. "Последующее невмешательство Запада показало Путину, что он обладает некоторой неприкосновенностью в российском ближнем зарубежье - открытие, которое вдохновило его пойти на риск на Украине в 2014 году", - отмечает он.

"Приблизительное понимание Маккейном сложностей постсоветской политики и динамики власти, возможно, ослабило противников Путина в России", - предполагает автор.

"Дорогой Влад, #арабскаявесна наступает по соседству с тобой", - написал он в Twitter в декабре 2011 года - именно такая поддержка российских протестующих против фальсификации парламентских выборов была лишней. "Кремль прошелся катком по оппозиции и либеральным российским СМИ, объединив свой основной электорат вокруг идеи постоянной войны против американского господства и вмешательства", - говорится в статье.

Кремлевским пропагандистам будет не хватать Маккейна. Другие американские политики, поднявшиеся на антироссийской волне после 2016 года, не так сосредоточены на борьбе с российской экспансией и помощи врагам Путина в Восточной Европе. Без Маккейна сложнее представить США как естественного врага России, считает Бершидский.

Самому автору, по его словам, будет недоставать Маккейна по другой причине - хотя он ошибался в деталях, он был прав в фундаментальных вопросах.

"Путинскому режиму нравился Маккейн как враг, но России, в конечном счете, нужно было, чтобы у режима был противник с ясностью моральных принципов Маккейна, а бывшим коммунистическим странам нужны были надежда и вдохновение, которые создавала эта ясность", - заключает автор.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 28 августа 2018 > № 2716507 Леонид Бершидский


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 24 августа 2018 > № 2714754 Леонид Бершидский

Bloomberg (США): США не могут поставить Россию «на колени»

Обозреватель агентства Bloomberg Леонид Бершидский подробно рассмотрел американские санкции против России. Американцам хотелось бы верить, что Россия испытала серьезную экономическую боль. Но, увы, нет никаких доказательств, что санкции хоть как-то повлияли на ход мыслей или планы Путина. О том же свидетельствует и бескомпромиссная позиция России в международных делах.

Во всяком случае, если не устроят глобальный энергетический и финансовый кризис.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Санкционная политика США против России развивалась от попыток подтолкнуть Кремль в нужном направлении до стремления причинить ей максимальную боль. Это скользкая дорожка, и пришло время определиться, каковы же могут быть самые серьезные последствия такого развития событий как для России, так и для США с их союзниками.

Во время заседания Банковского комитета Сената США на этой неделе между сенатором-республиканцем Джоном Кеннеди (John Kennedy) и высокопоставленными членами администрации Трампа, отвечающими за санкции, произошел разговор.

Кеннеди потребовал рассказать ему, что те сделали бы, если бы президент приказал им поставить российскую экономику «на колени». Они не дали никакого прямого ответа, сказав, что необходимо оценить последствия выполнения такой цели, и что нынешние санкции уже достаточно агрессивны. В раздражении Кеннеди продолжал настаивать: «Но ее экономика так и не поставлена на колени!»

Его разочарование можно понять. США ввели санкции, или сказали, что введут, в ответ на ряд действий России: аннексию Крыма, разжигание пророссийского восстания на востоке Украины, попытку отравления бывшего шпиона в Великобритании и ряда кибератак. Этот список можно продолжить. Но Россия президента Путина продолжает все это делать.

Заместитель министра финансов Сигал Манделькер (Sigal Mandelker) заявила, что, по ее мнению, «вызывающее поведение» России действительно прошло испытание экономической «болью», которую причинили санкции.

Однако, хоть в эти слова, возможно, очень хочется верить, подтверждающих их фактов не так много. Нет никаких доказательств, что санкции хоть как-то повлияли на ход мыслей или планы Путина. А то, что он хотел бы, чтобы их отменили, таким доказательством служить не может.

Очевидно, что меры США стали причиной затруднений на нескольких уровнях. Из-за них упали прямые иностранные инвестиции, после чего Россия, несмотря на экономический рост последнего времени, так до конца и не восстановилась. Ряд крупных энергетических проектов были приостановлены как минимум на несколько лет. Затем был нанесен ущерб состоятельным россиянам и их компаниям. Неясно, сколько у них было заморожено активов, но министерство финансов США в своем докладе в этом месяце сообщило Конгрессу, что оно определяет их количество только в США в «сотни миллионов долларов».

Любой хотел бы, чтобы эти проблемы прекратились. Но бескомпромиссная позиция России и отсутствие каких-либо действий со стороны Путина, которые можно было бы расценить как шаг навстречу, свидетельствуют, что Кремль не готов давать США хоть какие-то основания для отступления. Из-за этого у Вашингтона есть соблазн довести свое давление до предела. Даже если администрация Трампа и не хотела бы в это ввязываться, зато многие конгрессмены хотят.

Кеннеди в своем желании попробовать не одинок. Шесть других сенаторов подготовили законопроект, который ударит по инвестициям в российские энергетические проекты, государственным облигациям, а также, по сути, по любым сделкам с Россией в области технологий, которые могут способствовать злонамеренной киберактивности. Вместе с санкциями, угрожающими европейским компаниям, имеющим дело с проектом «Северный поток — 2» (газопроводом, который строит Россия, чтобы обеспечить связь с Германией), это станет почти максимумом из того, что способны сделать США.

В самом крайнем случае Вашингтон мог бы ввести что-то вроде эмбарго, как он делал с Ираном. Это не позволило бы компаниям, связанным с США, иметь какие-то дела с Россией. Это отрезало бы российские банки от долларовой финансовой системы и ударило по тем, кто покупает у России ее нефть и газ.

Но даже самые воинственные политики не готовы рассматривать нефтегазовую часть этого варианта развития событий. Россия — крупнейший экспортер природного газа в мире и производит в три раза больше сырой нефти, чем Иран. Если ее удалить с рынка, это вызовет мировой энергетический кризис. А если обложить санкциями все 486 миллиардов долларов российского внешнего долга, это тоже дестабилизирует рынки и станет причиной огромных потерь для инвесторов — включая тех, что находятся в США.

Законопроект Сената заходит настолько далеко, насколько это возможно, не вызвав таких катаклизмов.

Дальнейшие ограничения в адрес российских энергетической и технологической отраслей, скорее всего, ударят по американским компаниям, работающим в стране. Продажи 50-ти крупнейших из них, включая «Филип Моррис Интернейшнл» (Philip Morris International Inc.), «ПепсиКо» (PepsiCo Inc.) и «Проектор энд Гэмбл» (Procter & Gamble Co.), согласно «Форбс Раша» (Forbes Russia), составляют около 16 миллиардов долларов. Кремль тоже не торопится объявлять войну этим компаниям, две последние администрации США применяли максимальное экономическое давление на российские энергетический и финансовый сектора.

Поскольку США начали рассматривать вариант тотальной экономической войны, необходимо ответить на два стратегических вопроса: как много они готовы заплатить, чтобы добиться от путинского правительства хоть каких-нибудь уступок, и как долго они готовы этого ждать.

На макроэкономическом уровне Россия, у которой сейчас рекордно низкая безработица, весьма скромная инфляция и 400 миллиардов долларов международных резервов, едва ли потеряет устойчивость до того, как США запустят мировой энергетический или долговой кризис, что может побудить их союзников отвернуться от них.

Если же будут применяться не максимальные, а меньшие меры, Россия в условиях низкого роста сможет справляться с этим годами. На этом и основываются расчеты Путина. Так что нынешнее направление политики США не сулит им ничего хорошего. Если Вашингтон нанесет свой максимально возможный удар и при этом ничего не изменится, это будет болезненным фиаско для сверхдержавы.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 24 августа 2018 > № 2714754 Леонид Бершидский


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 24 августа 2018 > № 2714669 Леонид Бершидский

США не могут поставить Россию "на колени"

Леонид Бершидский | Bloomberg

"Санкционная политика США против России меняется от попыток принудить Кремль идти в желательном направлении до причинения ему максимального ущерба. Это скользкая дорожка, и пора задуматься о самых экстремальных последствиях для России, а также для США и их союзников", - пишет обозреватель Bloomberg View Леонид Бершидский

Во время слушаний банковского комитета Сената на этой неделе сенатор Джон Кеннеди возмущался, что российская экономика еще не была "поставлена на колени".

"Его разочарование можно понять", - пишет Бершидский.

"Ничто не свидетельствует о том, что американские санкции повлияли на позицию Путина или его планы", - отмечает он.

Автор напоминает, что в Сенате США разрабатывается законопроект, предусматривающий санкции за инвестиции в российские энергетические проекты, государственные облигации, а также - что чрезвычайно важно - любые сделки с ее технологической индустрией, которые могут способствовать вредоносной киберактивности. Кроме того, звучат угрозы санкций против компаний, участвующих в проекте "Северный поток-2".

В самом экстремальном случае Вашингтон может ввести против России такое же эмбарго, как против Ирана, рассуждает журналист.

Однако вытеснение России с нефтяного и газового рынка приведет к глобальному энергетическому кризису, пишет он. "Санкции против всего российского внешнего долга, составляющего 486 млрд долларов, также сотрясут рынки и приведут к огромным потерям инвесторов, включая американских", - говорится в статье.

"На фоне того как США начинают задумываться о полномасштабной экономической войне, им нужно ответить на два стратегических вопроса: на что они в принципе готовы ради того, чтобы добиться от путинского правительства каких-либо уступок, и как долго они готовы ждать", - считает Бершидский.

"С макроэкономической точки зрения, Россия с ее безработицей на рекордно низком уровне, умеренной инфляцией и международными резервами в размере 400 млрд долларов вряд ли рухнет до того, как США спровоцируют глобальный энергетический или долговой кризис, который может заставить их союзников отвернуться от них", - рассуждает он.

Если нанести ущерб меньше максимального, Россия сможет протянуть еще много лет при относительно низком экономическом росте. Если Вашингтон нанесет максимально возможный ущерб и ничего не изменится, это станет болезненным поражением супердержавы, пишет автор.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 24 августа 2018 > № 2714669 Леонид Бершидский


Россия. ЦАР > Армия, полиция > inosmi.ru, 6 августа 2018 > № 2711623 Леонид Бершидский

Смерть, алмазы и африканский проект России

Убийство журналистов в ЦАР: больше вопросов, чем ответов?

Убийство троих репортеров в Центральноафриканской республике пролило свет на деятельность частной прокремлевской военной компании

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Убийство троих российских журналистов в отдаленном районе Центральноафриканской республики — самой бедной страны мира, по данным Всемирного банка — пролило свет на то, что очень похоже на масштабный проект Кремля по борьбе за влияние и ресурсы в Африке. В то время как Китай потратил несколько десятилетий и миллиарды долларов на то, чтобы закрепиться там, Россия предлагает грубую силу и готовность идти на риск. И она уже добилась определенных успехов.

Трое российских журналистов — Орхан Джемаль, Александр Расторгуев и Кирилл Радченко — работали в ЦАР над документальным фильмом о частной военной компании «Вагнер». Согласно репортажам в СМИ, эта компания каким-то образом связана с Евгением Пригожиным — предпринимателем из Санкт-Петербурга, поддерживающим связи с президентом России Владимиром Путиным. Пригожин также попал в список 12 россиян, против которых США выдвинули обвинения наряду с Агентством интернет-исследований — фабрикой троллей, которую Пригожин финансировал и которая попала в поле зрения специального прокурора Роберта Мюллера, занимающегося расследованием российского вмешательства в президентские выборы 2016 года. ЧВК «Вагнер» предоставляла наемников для боевых действий на Украине и в Сирии, и, вполне возможно, она также присутствует в ЦАР и в соседнем Судане.

В марте Министерство иностранных дел России сообщило, что Россия сотрудничает с правительством президента ЦАР Фостеном-Арканжем Туадера (Faustin-Archange Touadera) в области добычи природных ресурсов на основании концессии. Кроме того, как отметили представители министерства, Россия отправила в ЦАР оружие, а также пятерых военных и 170 гражданских инструкторов для подготовки вооруженных сил этой страны. В настоящее время в отношении ЦАР, где друг с другом воюют христианские и мусульманские группировки, находится под действием эмбарго ООН, однако России удалось договориться об исключении: она переправила поддерживаемому ООН режиму 5,2 тысячи автоматов Калашникова, легкое огнестрельное оружие, гранатометы и другую военную технику.

Концессии на добычу полезных ископаемых и «гражданские инструкторы», возможно, связаны друг с другом гораздо теснее, чем говорит Министерство иностранных дел России. В июле парижская исследовательская организация Africa Intelligence сообщила, что правительство ЦАР начало добывать алмазы в аллювиальном месторождении, расположенном недалеко от столицы ЦАР Банги, при поддержке фирмы под названием Lobaye Invest. Эта фирма, как сообщает Africa Intelligence, является подразделением петербургской компании M Invest, основанной Пригожиным. Africa Intelligence также сообщила, что бойцы ЧВК «Вагнер» доставляют на бронированных грузовиках оборудование для добычи алмазов. Между тем российские советники Туадера помогают президенту вести переговоры о перемирии с различными группировками, которые прежде входили в состав мусульманского повстанческого движения «Селека».

По некоторым сообщениям, именно такой бизнес-моделью ЧВК «Вагнер» руководствовалась в Сирии, где она предоставляла своих бойцов режиму президента Башара аль-Асада, а взамен получала долю от доходов тех нефтяных месторождений и нефтеперерабатывающих предприятий, которые ее бойцы отвоевывали у противников режима. В феврале бойцы ЧВК «Вагнер» столкнулись с американскими военнослужащими, пытаясь захватить один нефтеперерабатывающий объект, и понесли тяжелые потери.

Подобно сирийской нефти, алмазы ЦАР — это такой продукт, на который обычный бизнес претендовать не может. В 1960-х годах ЦАР экспортировала полмиллиона каратов алмазов в год — сегодня такие объемы экспорта могли бы сделать эту страну седьмой в списке крупнейших экспортеров мира. В отличие от соседней Демократической Республики Конго, которая специализируется на добыче промышленных алмазов, ЦАР добывает алмазы ювелирного качества. Однако громадный экономический потенциал этой отрасли был утрачен из-за гражданской войны и жадности правительства. Значительная часть алмазов до сих пор добывается нелегально и тайно вывозится из страны. Кроме того, сейчас действует частичный запрет на экспорт алмазов.

Другим важнейшим ресурсом страны является золото — и трое российских журналистов погибли в тот момент, когда они пытались доехать до золотого рудника, очевидно, чтобы проверить, есть ли там русские. Обстоятельства их гибели до сих пор остаются неясными: водитель машины, которому удалось спастись, постоянно меняет свои показания. Но, хотя сами журналисты уже не могут рассказать, что именно произошло, они были достаточно хорошо известны в России, чтобы этот инцидент привлек всеобщее внимание к деятельности ЧВК «Вагнер». Джемаль был одним из ведущих военных репортеров в России, и его хорошо знали по его смелым репортажам о войне в Грузии 2008 года и о ливийском конфликте 2011 года, когда он чуть было не потерял ногу. Расторгуев был режиссером-документалистом, известным своими смелыми экспериментами, в ходе которых он давал своим героям камеры, чтобы они записывали свою повседневную жизнь. Он стал одним из двух создателей документального фильма «Срок», в котором рассказывается о политических протестах в России в 2011-2012 годах.

Официальная Москва поспешила откреститься от гибели журналистов. Представительница Министерства иностранных дел Мария Захарова заявила, что они пренебрегли официальными каналами, и добавила, что присутствие российских «гражданских инструкторов» в ЦАР ни для кого не было секретом. Однако это, вероятно, не совсем так. В местной прессе не раз появлялись сообщения о том, что в ЦАР находится гораздо больше россиян, а вовсе не 170, о которых говорит российский МИД. Более того, Россия не признавала наличие связей между «инструкторами» и концессиями на добычу природных ресурсов.

Эти концессии делают Россию претендентом на ресурсы, которыми долгое время интересовался Китай, присутствующий в ЦАР с 2007 года, когда одна китайская компания начала добывать там нефть. Пока Китаю везло меньше, нежели России, несмотря на то, что он списал многомиллиардный долг ЦАР и профинансировал программу по подготовке правительственных чиновников. В 2017 году проект по добыче нефти застопорился, а недавно Китаю не удалось договориться об исключении — подобном исключению, о котором договорилась Россия, чтобы отправить в ЦАР оружие. Франция — бывший колонизатор ЦАР — с большим подозрением относится к попыткам незападных стран закрепиться там.

Путинская Россия стремится вернуть себе то влияние, которое было у Советского Союза, посредством развивающегося мира, и ее деятельность в Африке не ограничивается ЦАР. Стоит обратить внимание на сообщения о концессиях, которые Россия получает в других странах, таких как Судан, Чад, Руанда и Габон. Деловая модель ЧВК «Вагнер» очень хорошо подходит для региона, где силовое присутствие может стать необходимым условием для успешного бизнеса и где попытки узнать, как этот бизнес работает, могут обернуться смертью.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Россия. ЦАР > Армия, полиция > inosmi.ru, 6 августа 2018 > № 2711623 Леонид Бершидский


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 26 июля 2018 > № 2687533 Леонид Бершидский

Российская версия встречи в Хельсинки скрывает неудобную правду

Леонид Бершидский | BloombergView

"Встреча президента США Дональда Трампа и его российского коллеги Владимира Путина в Хельсинки 16 июля уже должна была покрыться пылью, но, по мнению многих американцев, они не знают, что произошло. Трамп и его подчиненные утверждают, что ничего особого не произошло, но российские чиновники с тех пор намекают, что это не совсем так", - пишет колумнист Bloomberg View Леонид Бершидский.

Эта неясность делает многочисленные намеки российских официальных лиц на достигнутые на саммите "договоренности" еще более дразнящими, отмечает он.

Глава комитета по международным отношениям верхней палаты российского парламента Константин Косачев даже использовал более сильное слово - "соглашения" - наряду с "договоренностями", предположив, что их проведение в жизнь может быть под сомнением.

Все эти намеки предсказуемо вызвали нервную реакцию в США, пишет Бершидский.

"Хотя не была опубликована российская стенограмма, в которой бы описывались договоренности, просочившаяся информация о том, что обсуждалось, свидетельствует о том, что России и США особо нечего проводить в жизнь", - говорится в статье.

"Путин предложил провести референдум на Восточной Украине для определения ее статуса, но Трамп не мог на это пойти, потому что он - или, по крайней мере, его советники - знают, что Украина не согласится на такое решение, пока Россия не прекратит помогать сепаратистам в регионе и они не сложат оружие. Был поднят вопрос о Сирии, но и Путин, и Трамп уже достигли отдельных соглашений с израильским премьер-министром Биньямином Нетаньяху о недопущении иранских войск на границу с Израилем, и больше обе стороны не могли ни о чем договориться. Был упомянут контроль над вооружениями, и Путин и Трамп, как представляется, согласились с тем, что для продления существующих договоренностей, включая СНВ-III, нет серьезных препятствий, но любые конкретные решения по этому вопросу потребовали бы лучше подготовленных переговоров", - пишет автор.

"Причина, по которой ни Россия, ни США не оглашают подробности о своих договоренностях, состоит в том, что оглашать нечего. Россияне, начиная с Путина, как представляется, пудрят американцам мозги, дразнят их, доводя до паранойи. Как сказал Косачев, им ясно, что, даже если Трамп хотел бы прорыва, у него были фактически связаны руки. При таких обстоятельствах все, что они могут делать, это троллить американцев, включая Трампа, подчеркивая внутренние противоречия в Вашингтоне и заставляя президента выглядеть бессильным", - заключает Бершидский.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 26 июля 2018 > № 2687533 Леонид Бершидский


Россия. Македония. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 18 июля 2018 > № 2682008 Леонид Бершидский

Путин утратил влияние на Балканах

Леонид Бершидский | Bloomberg

Россия по большей части утратила свое влияние на Балканах: 9 из 12 стран региона входят в НАТО, и все балканские страны либо являются членами ЕС, либо хотят в него вступить. Но все же Кремль не сдается и ведет почти неприкрытую войну против сделки между Грецией и Македонией, пишет колумнист Bloomberg Леонид Бершидский.

Эта сделка позволяет устранить давний спор по поводу названия Македонии, которое препятствовало вступлению страны в НАТО и ЕС. По условиям компромисса, страна изменит свое официальное название на "Северную Македонию", а греческий регион по-прежнему будет называться Македонией.

"Сильное сопротивление сделке в обеих странах поощряется Россией. Греция на прошлой неделе заявила, что вышлет двух российских дипломатов и еще двум запретит въезд за попытки подкупить чиновников. Утверждается, что русские пытались повлиять на македонскую сделку, всколыхнув духовенство и националистические группы в северной Греции, где есть небольшое, но влиятельное русскоязычное сообщество", - пишет Бершидский.

Один из видных представителей этого сообщества, миллиардер Иван Саввиди, как утверждают, направил не менее 300 тыс. евро противникам сделки в Македонии, в том числе националистам-фанатам футбольного клуба "Вардар". "Проект по расследованию коррупции и организованной преступности" (OCCRP) - глобальная сеть журналистов и СМИ - ознакомился с документацией по платежам и подтвердил их достоверность с помощью некоторых из получателей. В Македонии полиция ведет расследование", - сообщает автор статьи.

В России Саввиди, этнический грек, был членом парламента от "Единой России", но в 2011 году переизбраться не смог. Он купил футбольный клуб "ПАОК" (Салоники) и переехал в Грецию, а в начале 2018 года продал свой бизнес в России - "Донской табак" - за 1,6 млрд долларов.

Согласно отчету OCCRP, у Саввиди все еще много связей с Россией. "Разрешение вывести активы из России, не говоря уже о том, чтобы сперва приобрести их, не дается безвозмездно в системе президента Владимира Путина, где состоятельные владельцы компаний держатся в заложниках и используются для продвижения правительственной политики", - комментирует Бершидский.

Удивляет, по мнению журналиста, то, почему Кремль продолжает вести проигрышную схватку за влияние. Россия никак не сможет помешать вступлению в ЕС стран бывшей Югославии, и только Сербия вряд ли вступит в НАТО, отмечает журналист.

"Россия тратит деньги, рискует скандалами и подрывает отношения со сравнительно дружественными европейскими государствами, такими как Греция, чтобы вызвать волнения маргинальных групп, хотя надежды на убедительную победу нет никакой", - полагает автор статьи.

"Это напоминает игру России в США и странах ЕС, - считает Бершидский. - Если Путин не может рассчитывать на крупную победу, проблемы ради самих проблем для него чего-то да стоят. Его противникам следует иметь это в виду: для Кремля разжигание внутренних противоречий является самоцелью".

Россия. Македония. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 18 июля 2018 > № 2682008 Леонид Бершидский


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 июля 2018 > № 2690000 Леонид Бершидский

Саммит Трампа и Путина: это будет пустое зрелище

У них масса общих интересов, однако вероятность сделки равна нулю

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Когда президент Дональд Трамп встретится с президентом Владимиром Путиным 16 июля, некоторые американцы будут испытывать серьезную тревогу: что если они заключат такую сделку, которая навредит американским интересам? Что если Путин для Трампа — это скорее куратор, чем иностранный коллега?

Им не стоит волноваться. Нет никаких сомнений в том, что Путин может манипулировать Трампом, но вовсе не как своим агентом, как полагают некоторые теоретики заговора. Даже если у Путина «есть что-то на Трампа», как некоторые полагают, он ничего не сможет добиться, обнародовав этот компромат — в результате Путин получит только еще более враждебно настроенную администрацию, с Трампом или без него во главе.

Тем не менее, Путин приедет хорошо подготовленным, имея четкую картину того, какие интересы могут объединять его с американским президентом, несмотря на то, что ни тому, ни другому сейчас не удастся добиться никаких конкретных результатов.

Вопрос, в котором между ними может быть больше всего взаимопонимания, — это Сирия. Трамп хочет вывести оттуда американские войска как можно быстрее, но при этом не отдав территорию иранским отрядам или проиранской Хезболла. Путин тоже хочет, чтобы американцы ушли, чтобы его клиент, президент Сирии Башар аль-Асад, мог контролировать больше территорий, включая богатые нефтью районы, на которых он сможет заработать деньги для восстановления своей страны.

Но Путин не хочет (или, возможно, не может) вытеснить из Сирии иранцев несмотря на то, что лидеры Израиля и Саудовской Аравии, сотрудничающие с Россией в некоторых сферах, просили его сделать это. Без поддержки иранцев режим Асада, вероятнее всего, падет, а Путин не хочет отправлять свои войска для того, чтобы его поддерживать. Помогая Асаду, Иран гарантирует, что в Сирии сохранятся российские военные базы. Кроме того, России нечего предложить Ирану в обмен на уход из Сирии.

Путин может поддержать предложение ограничить влияние Ирана в Сирии в обмен на уступки США по Украине — к примеру, в обмен на признание Крыма частью территории России (Трамп уже намекнул на то, что он, возможно, подумает над этим). Однако Путину известно, что Трамп не может официально признать легальность этого захвата территории без одобрения Конгресса. Путин также не ждет от США никаких уступок по востоку Украины, который стал еще одной причиной введения американских и европейских санкций против российских компаний и граждан. Спецпредставитель Трампа по вопросам Украины Курт Волкер (Kurt Volker) недавно сказал, что, с его точки зрения, Россия приготовилась к долгой борьбе.

Таким образом, вместо того, чтобы обсуждать жизнеспособное соглашение по Сирии, Путин, вероятно, пообещает Трампу какую-нибудь сделку, условия которой он не собирается выполнять — российский лидер уже несколько раз использовал эту тактику на переговорах с США по Сирии и на переговорах с Францией и Германией по Украине. Трамп любит объявлять о заключенных им сделках, а Путину есть что ему предложить в Сирии — возможно, новую версию зон деэскалации, где не будет иранских боевиков.

Еще одна сфера общих интересов — это подрыв Евросоюза, особенно позиций правительства канцлера Германии Ангелы Меркель. Для Трампа это вопрос победы в торговой войне и усмирения тех, кого он считает любителями жить за чужой счет. Для Путина это способ избавиться от санкций: Меркель остается одним из немногих убежденных сторонников антироссийских санкций, в то время как более консервативные правительства в Италии, Австрии и Венгрии предпочли бы отменить санкции и возобновить бизнес с Россией в обычном режиме.

Тем не менее, Трампу и Путину вряд ли удастся достичь консенсуса в вопросе ослабления позиций Меркель. Российский лидер хочет построить «Северный поток-2», который позволит сократить поставки российского газа через Украину. Трампа не волнуют украинцы, но он выступает против «Северного потока-2», потому что этот газопровод негативно скажется на объемах поставок сжиженного природного газа из США. Для Путина этот газопровод — не разменная монета, а ключевой элемент его энергетической стратегии.

Хотя Путина и Трампа объединяет неуважительное отношение к Европе, им не нужно договариваться о едином плане действий. Они оба могут продолжить поддерживать ультраправые политические силы внутри Евросоюза, не заключая при этом никакой сделки друг с другом: их нескоординированные действия наносят такой же ущерб, какой могли бы наносить совместные усилия.

Путин заинтересован в дальнейшей дезинтеграции альянса НАТО, который Трамп неоднократно высмеивал. Но визит американского президента в штаб-квартиру НАТО в Брюсселе на этой неделе показал, что он не собирается разрушать этот альянс. Хотя он громко потребовал, чтобы страны-члены увеличили расходы на свою оборону, он также подписал декларацию, подтверждающую приверженность союзников принципу взаимной обороны — и сдерживанию России. Вероятно, Трамп понимает, что, разрушив или ослабив НАТО, он не сможет увеличить свои очки на внутриполитической арене.

Главным приоритетом Путина, возможно, является снятие санкций, которые мешают российскому капиталу свободно перемещаться. Та экономическая система, которую он выстроил, требует доступа к внешним рынкам, и Кремль никогда не стеснялся покупать влияние на Западе. Существуют веские доказательства того, что бизнес Трампа в сфере недвижимости извлек выгоду из этого источника денег.

Но Путин понимает, что Трамп не может открыто добиваться отмены антироссийских санкций и что Конгресс, вероятнее всего, помешает ему это сделать. Все, на что может надеяться российский лидер, — это неофициальный меморандум, касающийся новых мер, включая санкции против европейских компаний, финансирующих «Северный поток-2».

У Трампа и Путина есть общие интересы и цели, однако им будет крайне трудно оформить их официально или даже просто облечь их в форму неофициальных договоренностей, которые обе стороны будут выполнять. В лучшем случае результатом этой встречи станет какое-нибудь расплывчатое соглашение об ограничении влияния Ирана в Сирии, которое Россия не сможет воплотить в реальность, в обмен на такое же расплывчатое, неофициальное обещание воздержаться от введения новых жестких санкций, которое Трамп не сможет выполнить.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 июля 2018 > № 2690000 Леонид Бершидский


Россия. Украина. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 11 июля 2018 > № 2670485 Леонид Бершидский

Россия должна признать, что использует наемников

Солдаты удачи больше не молчат о своей службе на Украине, в Сирии и других странах.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Кремль не смог скрыть использование наемников в ходе своих военных интервенций, потому что предоставляющие многих солдат по найму крайние националисты открыто обсуждают их роль. Благодаря этому и другим соображениям Россия, вероятно, в конечном итоге признает, что прибегает к помощи частных войск.

5-го июля Евгений Шабаев, крайне левый националистический активист и атаман московского казачьего общества, потребовал, чтобы бойцы частной военной компании, участвующие в операциях в Сирии, Центральноафриканской Республике, Судане, Йемене и Ливии были официально признаны ветеранами. На данный момент российское правительство не признает даже существование вышеозначенных компаний.

В заявлении, подписанном Шабаевым и двумя другими националистическими деятелями — отставным генералом Леонидом Ивашовым и отставным полковником Владимиром Петровым, — утверждалось, что «руководители частных военных компаний („Патриот", „Вагнер" и другие) получают государственные награды лично из рук президента России». Но даже несмотря на то, что Кремль обеспечивает компаниям выгодные коммерческие уступки в странах дислокации, их бойцы в случае боевых ранений от правительства никакой помощи не получают. Вместо этого, утверждается в заявлении, за ними следит полиция и внутренние контрразведывательные службы, а семьи погибших бойцов вынуждают молчать.

Шабаев, один из нескольких националистических активистов, сообщивших о гибели множества российских наемников в февральском столкновении с американскими войсками в Сирии, заявил, что ближайшее окружение президента Владимира Путина учреждает военные компании для личной выгоды, но для вооружения и обучения солдат использует ресурсы российской армии и правоохранительных органов.

Российские националисты представляют собой основной источник добровольцев для частных военных компаний и неофициальных подразделений, воюющих на востоке Украины под небрежным контролем Кремля. Многие националисты имеют боевой опыт или, по крайней мере, служили в армии; воюют они не только за деньги, но и из соображений поддержки политики России. Кремль это вполне устраивает: для военных авантюр ему нужно самоотверженное пушечное мясо. Единственная загвоздка в том, что националисты истинными поклонниками Путина не являются, считая его режим чересчур продажным и трусливым в плане защиты национальных интересов страны. Именно поэтому они не могут помалкивать о том, что делают в тех странах, где российских войск быть не должно.

У Кремля есть, конечно, еще один важный источник человеческих ресурсов для своих операций: военнослужащих отправляют в неофициальные театры военных действий на время «отпуска». Эти люди не склонны жаловаться, поскольку, будучи солдатами, имеют право на достойное медицинское обслуживание и другие льготы. Но они — как и семьи погибших в войнах — тоже необязательно станут держать язык за зубами.

После первоначального этапа отрицания на могилах убитых на Украине российских десантников появились надгробия с фотографиями в униформе и с указанием дат, однозначно указывающих на то, где именно они погибли. 4-го июля офицер Олег Леонтьев, которого судят за халатность, повлекшую за собой смерть военнослужащего, попросил снисхождения на том основании, что принимал участие в боевых действиях «на территории соседней страны, где нас якобы не было».

Российский опыт ведения войн с участием нерегулярных формирований и «находящихся в отпуске» военнослужащих показывает, что отрицание не имеет ничего общего с реальностью. Рано или поздно причастность к данному вопросу правительства всплывает на поверхность. И когда это происходит, все вовлеченные в конфликт российские силы сваливают, как правило, в одну кучу. США, например, предполагают, что все россияне в зоне боевых действий принадлежат российской армии, хотя официально американские военные заявлять подобное не станут.

В Сирии американские войска продолжают время от времени сталкиваться с силами, не поддающимся, по их словам, идентификации. В подобных случаях с целью исключения конфликтных ситуаций они обращаются к российскому военному командованию.

В интересах Путина было бы прекратить попытки хранить уже разоблаченные секреты и признать существование частных военных компаний. Недвусмысленное отделение их от официальных вооруженных формирований может принести пользу в контексте разрешения конфликтных ситуаций. Также это создало бы новую возможность правдоподобно отрицать свое участие — грань между частной инициативой и государственными интересами в тех областях, где данное различие носит малопонятный характер. Даже Америка свои частные военные компании скрывать не пытается.

6-го июля пресс-секретарь президента Путина Дмитрий Песков заявил, что в случае поступления в Кремль официального обращения о необходимости признания бойцов частных военных компаний ветеранами, он передаст его Министерству обороны «для проработки и выработки каких-то основополагающих подходов». До официального признания по-прежнему далеко, поскольку для подготовки новых правил необходимо будет внести изменения в российский закон, приписывающий наемному труду криминальный характер. Однако Кремль, как представляется, не настаивает на продолжении отрицания важной части своей военной стратегии.

Россия. Украина. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 11 июля 2018 > № 2670485 Леонид Бершидский


Россия. Турция > Финансы, банки > inosmi.ru, 28 июня 2018 > № 2656766 Леонид Бершидский

Почему Россия и Турция превратились в «золотых жуков»

Их стремление вывести свои средства из госдолга США и вложить их в этот драгоценный металл может стать предвестником более масштабного глобального сдвига.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

С декабря 2017 года Россия сократила объем своих активов, размещенных в американские ценные бумаги, более чем в два раза. Между тем она продолжает увеличивать долю золота в своих золотовалютных резервах. Это не только вполне закономерное поведение для страны, которой приходится иметь дело с непредсказуемой санкционной политикой США, но и проявление общей тенденции. Иностранные правительства и международные организации последовательно уменьшают объем своих вложений в американские ценные бумаги, а некоторые экономики в последние несколько лет агрессивно увеличивают долю золота в своих резервах.

С декабря 2017 года по апрель 2018 года Россия резко сократила объем своих вложений в американские ценные бумаги с 102,2 миллиарда долларов до 48,7 миллиарда долларов, хотя это и не стало серьезным ударом для США. По объему средств, размещенных в американские гособлигации, Россия уже давно уступает Китаю и Японии, а также Бразилии и некоторым европейским государствам. США, чей госдолг почти достиг 21,2 триллиона долларов, вполне могут позволить себе не обращать внимания на колебания в несколько десятков миллиардов долларов, вызванных действиями авторитарного государства, принимающего антикризисные меры и пытающегося избавиться от долларовой зависимости.

США могут и дальше утешать себя тем, что в абсолютном выражении объемы средств иностранных государств, вложенных в американские гособлигации, продолжают расти, и что доля доллара в официальных золотовалютных запасах стран снижается очень медленно. По данным Международного валютного фонда (МВФ), в четвертом квартале 2017 года доля американской валюты в этих запасах составила 62,7%, снизившись с 64,59% в 2014 году, но доля следующей сильнейшей валюты, евро, в этих запасах тоже уменьшилась с 21,57% до 20,15%. Это вряд ли можно назвать тектоническим сдвигом.

Тем не менее у США есть несколько причин испытывать волнение, когда речь заходит об их господстве в официальных золотовалютных запасах других стран. В относительном выражении правительства и центральные банки других стран демонстрируют все меньше заинтересованности в том, чтобы и дальше раздувать американский госдолг.

Очевидно, американский госдолг растет быстрее, нежели объемы глобальных золотовалютных резервов, и это отчасти объясняет ослабление роли иностранных государств в поддержании ликвидности американского госдолга.

С другой стороны, есть огромное множество гособлигаций, которые США готовы продать, но другие страны не торопятся увеличивать их долю в своих резервах. Доля ценных бумаг Казначейства США уменьшилась с 28,1% в 2008 году до 25,4% в настоящее время, в то время как доля золота, по данным Всемирного совета по золоту, за тот же период времени не изменилась и составляет примерно 11%. Так произошло отчасти благодаря усилиям нескольких эксцентричных авторитарных стран — так называемых золотых жуков. Кроме России, в этот список можно включить Белоруссию, Казахстан и с недавних пор Турцию, чей президент Реджеп Тайип Эрдоган считает, что Запад стремится наказать Турцию за ее политику, направленную на укрепление суверенитета.

За последние пять лет на долю России, Казахстана и Турции пришлось 50% объемов покупок золота центральными банками. Но крупные европейские экономики, которые долгое время держали большую часть своих запасов в золоте, в основном старались сохранить свои доли на прежнем уровне вместо того, чтобы вкладывать средства в долларовые активы. Еврозона, включая Европейский центробанк (ЕЦБ), держит 55% своих запасов в золоте — так же, как и в 2008 году.

В последнее время совокупный спрос на золото несколько снизился. В первом квартале 2018 года он снизился на 7% по сравнению с аналогичным периодом 2017 года из-за спада в частном инвестиционном спросе (за прошедший год цена на золото тоже снизилась). Однако за первые три месяца 2018 года центральные банки, в первую очередь центральные банки государств — золотых жуков, купили 116,5 тонны золота. Это самые большие объемы золота, купленные за первые кварталы начиная с 2014 года, и это на 42% больше по сравнению с первым кварталом 2017 года.

Что касается Турции и России, то их решение сократить доли западных валют в своих резервах, очевидно, носит стратегический характер. Как и Россия, Турция недавно резко сократила долю своих средств, вложенных в американский госдолг: с октября 2017 года она уменьшилась на 38% до 38,2 миллиарда долларов.

Причина, по которой другие страны не поступают так же, несмотря на свое беспокойство в связи с экономической политикой президента Дональда Трампа, его торговыми войнами, его изоляционистской риторикой и относительной слабостью доллара, заключается в том, что золото сейчас демонстрирует еще более слабые показатели, чем американская валюта. Как написал Брэдли Джоунс (Bradley Jones) в своем рабочем докладе для МВФ, управляющие золотовалютными резервами сейчас все чаще ведут себя как частные инвесторы, которые стремятся получить наибольшую выгоду.

Это значит, что идеологически или геополитически мотивированный переход на золото не будет рассматриваться большинством из них, пока золото не укрепит свои позиции — возможно, в ответ на рост инфляции, которому инвесторы традиционно препятствовали посредством покупки золота.

Пока управляющие золотовалютными резервами предпочитают вкладывать средства в недолларовые активы. С момента победы Трампа на президентских выборах в США доли всех резервных валют, за исключением доллара, в золотовалютных запасах выросли, хотя и незначительно. Пока это достаточно робкая тенденция, однако американским политикам не стоит заблуждаться. Господство США в международных золотовалютных резервах сохранялось в течение почти целого столетия (до доллара пальма первенства принадлежала фунту стерлингу, а еще раньше — французскому франку), однако в исторической перспективе это относительно короткий период времени.

Не стоит надеяться на то, что мир продолжит покупать американские гособлигации, независимо от политики США и от меняющегося восприятия политической и экономической мощи Америки. Тот факт, что Россия и Турция переключились на золото, может стать предвестником более масштабного глобального сдвига.

Россия. Турция > Финансы, банки > inosmi.ru, 28 июня 2018 > № 2656766 Леонид Бершидский


Россия > Финансы, банки > inosmi.ru, 8 июня 2018 > № 2639853 Леонид Бершидский

Постепенная национализация российских банков

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Центробанк России сообщает, что доля государства в банковском секторе не увеличилась, хотя на протяжении всего прошлого года он захватывал и закрывал частные банки. Российская банковская система в настоящий момент движется в направлении практически полной национализации, и Центральный банк России руководит этим процессом.

В основе заявления Центробанка об изменениях в банковском секторе в 2017 году лежит одна хитрость, касающаяся отчетности. Центробанк проанализировал банки по характеру собственности, но при этом вывел кредитные организации, находящиеся под внешним управлением, в отдельную категорию, которой прежде не существовало. Хотя сам Центробанк и государственное Агентство по страхованию вкладов получили контроль над некоторыми из этих финансовых институтов, якобы находящихся в тяжелом положении, они не были включены в число банков, принадлежащих правительству. Именно это и позволяет Центробанку утверждать, что государственная доля в банковском секторе увеличилась крайне незначительно — до 58,5% с 58,3% в 2016 году.

На самом же деле оказавшиеся в трудном финансовом положении банки, попавшие под государственный контроль — в 2017 году в их числе оказались пять учреждений из первой двадцатки крупнейших по величине активов российских банков — должны быть добавлены к списку кредитных организаций, принадлежащих государству. В таком случае доля государства в банковском секторе должна быть увеличена до 70,7% — это самая высокая доля в постсоветской истории России.

В прошлом году в контролируемых государством банках, включая банки, нуждавшиеся в помощи, находилось почти 55% частных вкладов, и на их долю приходилось 78% всех займов, выданных компаниям вне банковского сектора, а также 72% займов, выданных частным лицам. Если говорить о крупных странах, то такие уровни можно наблюдать только в Китае и Индии, где в банковских системах с самого начала господствовало государство. В России была иная ситуация: российская банковская система была создана в 1990-х годах таким образом, чтобы способствовать конкуренции и свободному участию в ней иностранных и частных банков.

Согласно материалам рабочего документа Всемирного банка, который был опубликован в январе, по нынешнему уровню национализации банков Россия выделяется среди других капиталистических экономик, несмотря на глобальную волну национализаций, прокатившуюся в период глобального банковского кризиса.

В этом документе Роберт Калл (Robert Cull), Мария Соледад Мартинес Периа (Maria Soledad Martinez Peria) и Жан Верье (Jeanne Verrier) написали следующее:

В целом мало что указывает на то, что государственное владение банками обеспечивает какими-либо существенными преимуществами (в сравнении с другими формами собственности) сам банковский сектор, экономику или пользователей банковских услуг, особенно в развивающихся странах. Хотя в последнее время стали появляться свидетельства того, что государственные банки могут помочь в стабилизации роста кредитования в периоды кризиса, в целом они оказывают негативное влияние на конкуренцию и показатели банковского сектора, а их успехи в расширении доступа к кредитам являются в лучшем случае смешанными.

Это одна из причин, по которой Центробанк России не хочет афишировать факт сокращения числа частных банков. Другая причина, возможно, заключается в том, что в прошлом году во время своей ежегодной пресс-конференции президент Владимир Путин сказал, что в банковском секторе национализация не проводится. «Это не так, — сказал он, отметив, что в России насчитывается более 500 банков. — Если он [Центробанк] что-то и забирает даже под себя — с целью последующей приватизации».

Звучит вполне логично. По данным Центрального банка России, в прошлом году вливания капитала в ослабевшие банки, перешедшие в государственное управление, стали главным источником дополнительной ликвидности для российской банковской системы. Возможно, однажды эти деньги будут возвращены новыми частными владельцами этих рекапитализированных банков. Однако в реальности уже очень давно ни один крупный российский банк не переходил в руки к частному покупателю. На рынке присутствуют только контролируемые государством субъекты. Ожидается, что в течение следующих нескольких дней государственный банк ВТБ объявит о покупке банка «Возрождение», занимающего 40-е место среди российских банков по величине активов. Центробанк заставляет его основного акционера Дмитрия Ананьева продать банк. Прежде Ананьев был владельцем одного из крупнейших российских банков, оказавшихся в тяжелом положении — «Промсвязьбанка». В прошлом году, когда регулятор получил контроль над этим банком, Ананьев уехал из России, вероятно, чтобы избежать новых проблем.

В то же время Центральный банк России предупреждает оставшиеся частные банки о том, что они могут столкнуться с трудностями. В отчете за 2017 год содержатся общие результаты стресс-теста, призванного проверить готовность российских банков к падению мировых цен на нефть до $25 за баррель (сейчас нефть марки Brent стоит $76 за баррель) и к снижению ВВП России на 3,9%. Проверка показала, что в таких условиях 127 кредитных организаций из 561 столкнутся с кризисом ликвидности. На их долю приходится 40,9% российских банковских активов. Среди них, вероятнее всего, окажутся не только банки, находящиеся под внешним управлением, но и те финансовые институты, которые до сих пор находятся в частных руках. Как показал стресс-тест, Центробанк считает, что они окажутся под угрозой в случае экономического спада.

В определенном смысле национализация делает российскую банковскую систему более защищенной. Довольно трудно представить себе, что правительство или Центробанк позволят какому-нибудь государственному банку обанкротиться. В то же время чиновникам Центробанка удобнее управлять банками, нежели пытаться регулировать их деятельность. Таким образом они могут уменьшить вероятность крахов крупных банков, способных спровоцировать гнев Путина.

Однако для российского нефинансового сектора эта продолжающаяся национализация банков будет означать увеличение зависимости от государства, которое монополизирует кредитные ресурсы.

Путин поставил довольно амбициозные экономические цели на свой четвертый президентский срок: рост российской экономики должен превысить уровень роста глобальной экономики, уровень бедности в России должен уменьшиться наполовину, Россия должна занять пятое место в списке крупнейших экономик мира (в прошлом году Россия была 11-й). Но контролируемая государством банковская система вряд ли будет способствовать достижению хотя бы одной из этих целей. Если только внезапно не появятся инвесторы, готовые купить те банки, которые сейчас находятся в процессе реструктуризации, национализация банковского сектора приведет к замедлению роста и внесет вклад в формирование такого климата, в котором единственным значимым игроком будет государство.

Россия > Финансы, банки > inosmi.ru, 8 июня 2018 > № 2639853 Леонид Бершидский


Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 июня 2018 > № 2633167 Леонид Бершидский

Путин стóит России возможностей в Европе

Ослабление влияния Трампа создает вакуум, который вполне мог бы заполнить восточный сосед ЕС.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Презрительное отношение президента Дональда Трампа к европейским союзникам США создало уникальную возможность для выстраивания более теплых отношений между Евросоюзом и Россией. Препятствие всего одно: Владимир Путин.

После окончания холодной войны Европа крепко ухватилась за США, в особенности за их военную мощь. В последнее время, однако, связи эти все чаще сопровождаются отрицательными аспектами, в том числе давлением с целью участия в сомнительных американских военных авантюрах на Ближнем Востоке и настоятельные требования Трампа касаемо европейской платы за защиту. Администрация Трампа дала европейцам все основания сомневаться в приверженности президента альянсам и международным правилам, когда он поочередно вышел из ряда скрупулезно выстроенных договоренностей. Осознание Соединенными Штатами своей новой роли на континенте недавно продемонстрировал посол в Германии Ричард Гренелл, заявивший о своем желании «расширить возможности» правых сил в Европе.

Канцлер Германии Ангела Меркель призвала европейцев взять свою судьбу в собственные руки, но говорить об этом гораздо проще, чем претворить в жизнь, ведь ЕС не в состоянии обеспечивать свою безопасность, а США имеют мощное влияние на его финансовую систему.

Но представьте на секунду, что Россия является демократической страной под управлением либерального правительства, которое придерживается одних и тех же сделок с Европой, таких как соглашение по иранской ядерной программе и правила ВТО (если вам нужен конкретный образ, представьте в президентском кресле Алексея Навального или Бориса Немцова). Такая Россия по-прежнему оставалась бы грозной военной державой, но при этом обладала бы быстрорастущей, конкурентоспособной экономикой, сумевшей трансформировать свои природные богатства в инновации. Эта фантастическая Россия — которая, разумеется, не вторгалась бы в соседние страны, — предложила бы свою кандидатуру в качестве более надежного партнера для Европы, чем США. Европейцам не терпелось бы заключить взаимовыгодную сделку, предоставив России доступ к огромному рынку ЕС в обмен на сотрудничество в области безопасности, скажем, в создании единой европейской армии. Появились бы даже сферы непосредственного взаимодействия, поскольку некоторые восточноевропейские армии продолжают использовать российскую технику.

Постепенно появилась бы альтернатива капризной американской гегемонии. Новая сверхдержава проявила бы конкурентоспособность в области экономики (ЕС с Россией станут контролировать около 27% совокупного ВВП «Большой двадцатки», а США — 28%), военной мощи, природных богатств и технологий (профессиональная компетенция России в области цифровых технологий станет использоваться в мирных целях, а не для взлома сетей противников). Для ЕС Россия превратилась бы в гораздо более закономерного партнера, нежели Китай, стремящийся активизировать сотрудничество с Европой из-за создающего угрозу поведения Трампа.

Путин осознает историческую возможность. На прошедшем недавно Петербургском международном экономическом форуме, где присутствовала группа глав государств, которыми пренебрег Трамп, в разговоре с президентом Франции Эммануэлем Макроном Путин полушутя заявил: «Европа зависит от Соединенных Штатов в сфере безопасности. Но на этот счет не надо переживать — мы поможем. Мы обеспечим безопасность».

В ходе данного 4 июня интервью австрийскому телеканалу ORF Путин изо всех сил старался заверить европейцев в том, что не намерен дестабилизировать ЕС, хотя бы потому, что 40% своих международных резервов Россия держит в евро: «Мы заинтересованы в том, чтобы Евросоюз был единым и процветающим, потому что Евросоюз — наш крупнейший торгово-экономический партнёр. И чем больше проблем внутри Евросоюза, тем больше рисков и неопределённостей для нас самих».

Но Путин не в состоянии предоставить альтернативу США по одной лишь причине: он — жестокосердный и лукавый авторитарный правитель. Именно поэтому Макрон и остался недоволен его колкостью, заявив, что Франция может защитить себя сама и что у нее есть обязательства перед европейскими союзниками. И именно поэтому болтовня Путина не произвела никакого впечатления на представителя австрийского телеканала Армина Вольфа. Журналист продолжил расспрашивать его об Украине, поддержке режима Асада в Сирии и подавлении оппозиции внутри самой России.

Проявления Путиным агрессии, присущая ему изворотливость, труднообъяснимое благосостояние его друзей и явно бедственное положение политических оппонентов абсолютно исключают сближение России с Европой. «И сторонники жесткого курса, и благосклонные к России члены ЕС в большинстве случаев приравнивают диалог и взаимодействие к компромиссу и даже политике умиротворения», — написали в недавнем докладе эстонского Международного центра обороны и безопасности Андраш Рач и Кристи Райк.

Считается, что в задабривании Путина позора больше, чем в задабривании Трампа. Одна из причин заключается в том, что ожидание завершения президентского срока последнего представляется лучшим вариантом по сравнению с ожиданием перехода России к постпутинской эпохе с последующим равнением на европейские ценности. Есть вероятность, что следующий президент США будет немногим лучше Трампа. С другой стороны, нет ясности в том, сдаст ли Путин власть по окончании нынешнего срока в 2024 году. В интервью с Вольфом однозначного ответа на этот вопрос он не дал.

Россия и Европа являются естественными союзниками по целому ряду географических, экономических, культурных и военных соображений. Это широко признавалось в ходе недолгого эксперимента России со свободой в 1990-х, даже несмотря на то, что у европейских лидеров не было особых причин искать альтернативы США и втягивать обнищалую Россию в орбиту ЕС.

Из всех злодеяний, в которых история обвинит Путина, наиболее дискредитирующим истинные интересы России признано будет, скорее всего, это. Даже если после его ухода Россия сменит курс, возможность союза с Европой может не представиться в течение длительного времени.

Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 июня 2018 > № 2633167 Леонид Бершидский


Украина. Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 1 июня 2018 > № 2627157 Леонид Бершидский

Инсценированное убийство подрывает доверие к Украине

Леонид Бершидский | Bloomberg

Новость о том, что смерть Аркадия Бабченко была сфабрикована, поднимает вопрос: что позволительно, а что нет в современной гибридной войне? - пишет колумнист Bloomberg Леонид Бершидский.

СБУ объявила, что уловка была призвана предотвратить убийство писателя-диссидента. Потенциальный киллер, нанятый российской разведкой украинец, по-видимому, сотрудничал с СБУ и позволил снять на видео передачу аванса. Совершить убийство он не пытался, передает Бершидский.

Бабченко рассказал журналисту в чате в Facebook Messenger: "Это было на сто процентов реалистично, так чтобы организатор ничего не заподозрил, не ушел в тень и не нанял потом нового киллера - на этот раз кого-то, кто неизвестен властям. Тогда бы меня точно замочили".

Эта версия не совсем логична, считает автор статьи. Он пишет: "Во-первых, если украинская контрразведка уже следила за организатором, нанявшим киллера, то непонятно, какие доказательства она должна была получить, инсценируя убийство. Почему украинским властям нужно было лгать СМИ? Не могли они арестовать подозреваемого и без сложного плана?"

Бабченко дал такое объяснение: "Они хотели, чтобы преступление было совершено и доказательства были стопроцентные. И хотели шума, конечно. Это им на руку, как я понимаю".

"Версия о "совершенном преступлении" не выдерживает критики, потому что на самом деле никакого преступления не было. Версия о "шуме" более убедительна, но выдает некоторую наивность со стороны СБУ", - комментирует Бершидский.

Западные журналисты не обрадовались тому, что их разыграли, отмечается в статье. Шон Уолкер из The Guardian написал в Twitter: "В будущем буду осторожнее. Я уже научился не доверять информации украинских властей о войне в Донбассе, но полагал, что что-то вроде такого официального подтверждения - это надежно".

Проправительственные украинские комментаторы сделали вид, что не понимают последствий. По их логике, страна, подвергающаяся "гибридной атаке", вправе отвечать тем же, говорится в статье. Однако в результате жертва нападения оказывается на том же нравственном уровне, что и нападающий, подчеркивает Бершидский.

Зрелищное возвращение Бабченко с того света подорвет веру мировых СМИ в любые предоставленные Украиной доказательства того, что убийство заказали российские силы, считает журналист. На вопрос, думал ли Бабченко о вопросе доверия и понимал ли, как режим Путина может использовать историю с его "воскрешением", тот ответил: "Я не спрашивал СБУ, что и почему они хотят сделать. И мне *** [наплевать], как этим можно воспользоваться. Я хотел жить, и я жив. Для меня этого достаточно".

Участие в операции СБУ не подрывает репутацию Бабченко, полагает Бершидский. "Но украинское правительство и его дилетантские правоохранительные органы оказали себе медвежью услугу в большей степени, чем они осознают. Этот инцидент - еще один шаг к изменению образа Украины в глазах мировой общественности от идеалистической проевропейской демократии к типичному постсоветскому бардаку", - полагает журналист.

Украина. Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 1 июня 2018 > № 2627157 Леонид Бершидский


США. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 мая 2018 > № 2617017 Леонид Бершидский

Что информатор ФБР может рассказать нам о скандале вокруг связей Трампа и России

Профессор, работавший на ФБР в 2016 году, знает, что чрезмерные упрощения могут обернуться внешнеполитическими катастрофами

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Стефану Халперу (Stefan Halper), который, как теперь стало известно, был информатором ФБР, внедренным в предвыборный штаб Дональда Трампа, чтобы собрать данные о предполагаемом сговоре команды Трампа и России, вряд ли понравилась бы та политизированная махина, в которую превратилось расследование связей Трампа и Москвы. Некоторые его научные труды были посвящены подобным эпизодам в американской истории, когда то, что он называл «рациональным центром», терпело неудачу, а масштабные, простые, но ошибочные идеи брали верх.

Теперь же мир узнал Халпера как человека, которому Федеральное бюро расследований тайно получило наладить контакты с советниками Трампа, чтобы узнавать у них информацию о связях предвыборного штаба с Россией. До начала текущего скандала, в рамках которого республиканцы и демократы горячо спорят о легитимности его миссии и о последствиях такого запоздалого разоблачения, Халпер — профессор политологии, работавший на несколько республиканских администраций, — был в основном известен как критик современной внешней политики США. Поддержав Джорджа Буша-младшего в самом начале его президентства, Халпер был разочарован решением президента отправить американских военных в Ирак. Позже он публично призывал не питать иллюзий, что по мере экономического роста Китай будет превращаться в демократию — в эпоху Обамы эта идея была довольно популярной. По словам Халпера, Китай представляет собой одну из версий авторитарной модели, которая может успешно конкурировать с американскими ценностями и мировоззрением.

Неудивительно, что Халпер согласился принять участие в операции, призванной сорвать предположительные попытки России перетянуть на свою сторону кандидата в президенты США. В 2010 году в своей книге «Пекинский консенсус» (The Beijing Consensus), которая была опубликована в тот момент, когда администрация Обамы пыталась «перезагрузить» отношения с Россией, Халпер выразил глубоко скептическое отношение к идее о восстановлении российско-американских связей — и сегодня его точку зрения разделяет гораздо больше людей.

«На международной арене соперничество между США, Россией, Китаем, Европой, Индией и Ираном порождает новые угрозы региональных конфликтов, — написал Халпер. — После краха коммунизма новое противостояние между западным либерализмом и великими восточными автократиями России и Китая повторно ввело идеологию в геополитику». Халпер предложил отказаться от фантазий о «смирной» России, минимизировать сознательные вызовы российским интересам и, если уж на то пошло, выстраивать с ней отношения на основе соглашений — вполне реалистичная платформа, которая не пользовалась популярностью у американских неоконсерваторов и у администрации Обамы, считавшей себя защитницей либеральных ценностей.

Халпер сознательно высказывал свои идеи с позиций представителя центристской элиты — экспертного сообщества, которое на протяжении большей части периода после окончания Второй мировой войны, считало себя вправе определять внешнюю политику США на том основании, что о ней ему было известно гораздо больше, нежели всем остальным. В книге 2007 года под названием «Молчание рационального центра» (The Silence of the Rational Center), которую Халпер написал в соавторстве с Джонатаном Кларком (Jonathan Clarke), он подробно проанализировал три эпизода, которые, по его мнению, ломали парадигму. Он назвал их «институциональными провалами»:

После окончания Второй мировой войны Большие идеи трижды захватывали политический дискурс и оттесняли политических экспертов на второй план: в период Красной угрозы в самом начале холодной войны, в период вмешательства во Вьетнамскую войну со всеми теми разговорами о демократии и домино, и в самом начале войны в Ираке. Каждый раз основополагающие концепции, уходящие корнями в Большие идеи, превращали сложные внешнеполитические вызовы в универсальные апокалиптические угрозы самому существованию нации. Профессионалы и эксперты в соответствующих областях отстранялись от дебатов в тех случаях, когда они не соглашались с патриотическим консенсусом, а ведущие институты и издания, которые могли бы выступить против такого упрощения, либо молчали, либо становились эхо-камерой для господствовавшего нарратива.

«Упрощение», с точки зрения Халпера (а на самом деле чрезмерное упрощение), было популистской магией, стоящей за всеми тремя эпизодами, когда идеология брала верх над профессиональной компетенцией. «Красная угроза» Джозефа Маккарти (Joseph McCarthy), идея о том, что достижения коммунистов во Вьетнаме приведут к распространению коммунистической идеологии на другие страны, и позиционирование Саддама Хусейна в качестве источника серьезной террористической угрозы — все они обладают этой чертой.

В том, что республиканцы называют попыткой поймать команду Трампа в ловушку, а демократы считают совершенно легитимной контрразведывательной операцией, призванной расстроить планы враждебной державы, и заключается возникший в результате этой операции скандал Трамп-Россия, который по иронии судьбы можно добавить к списку Халпера в качестве четвертого «институционного провала».

Как и в случае с тремя эпизодами, описанными в книге Халпера, политикой США сейчас движет упрощенная идея существования практически экзистенциальной угрозы, исходящей от субъекта под названием «Россия» или «Путин». Тот факт, что в силу «патриотического консенсуса» многие ведущие СМИ и множество представителей экспертного сообщества сегодня служат эхо-камерой для этого нарратива, делает анализ Халпера применимым к текущему эпизоду политической лихорадки.

Пока неясно, смог ли Халпер достичь тех целей, которые перед ним поставило ФБР, и завершил ли он начатую работу. Однако в «Молчании рационального центра» он и Кларк дают вполне разумные советы, каким образом США могут пережить этот эпизод, как они это сделали с тремя предыдущими эпизодами. «Нельзя выстраивать политику и национальную безопасность вокруг разведки, — написали они. — Это просто еще один способ гарантировать дальнейший кошмар».

Поскольку Халпер долгое время сотрудничал с разведкой, он знает, о чем говорит. И чтение его научных трудов в гораздо большей степени поможет занять разумную позицию, нежели споры о его работе на разведку в 2016 году.

США. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 мая 2018 > № 2617017 Леонид Бершидский


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 мая 2018 > № 2610663 Леонид Бершидский

Вопрос «кто потерял Россию?» — не только повод поговорить на отвлеченные темы

Ответ на него мог бы помочь Соединенным Штатам избежать отчуждения других стран.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Сегодня Россия для американцев — тема из разряда большого футбола. Их мало заботят нюансы — на это сетуют многие опытные эксперты по России, о которых Кит Гессен (Keith Gessen) написал превосходную статью, опубликованную в журнале «Нью-Йорк Таймс» неделю назад. Однако важно понять возможные причины этой неприятной фазы в отношениях США и России.

На прошлой неделе в Нью-Йорке прошла важная дискуссия с участием Майкла Макфола, который при президенте Бараке Обаме два года служил послом в России, и Стивена Коэна, почетного профессора российских исследований в Принстоне и Нью-Йоркском университете. С американской точки зрения не самый очевидный выбор оппонентов: оба сочувствуют левому крылу неоконсерватизма, которое призывает к наказанию России и ее изоляции. Однако в символическом спектре дебатов о том, «кто потерял Россию», Коэн и Макфол выступают на противоположных полюсах.

Коэн в достаточной мере далек от американского мейнстрима, чтобы не употреблять в своей речи слово «русофобия», к которому с завидной регулярностью прибегает российский МИД и пропагандистские каналы Москвы. Он не сторонник президента Владимира Путина, но считает, что США и Россия должны быть союзниками. Он смело предлагает закрыть тему вмешательства России в выборы 2016 года, называя его «переходом проезжей части в неположенном месте», и утверждает, что расследование связей Трампа с Россией ограничивает возможности президента США разрядить ситуацию, которая может стать современным эквивалентом Карибского кризиса 1962 года.

Макфол считает вмешательство России в выборы 2016 года серьезным вопросом, по сути нарушением суверенитета США. Он поддерживает санкции против России и жесткую линию в отношении Путина. Как ученый Макфол специализируется на переходе от авторитаризма к демократии. Давний сторонник прозападной постсоветской России, он злится на Путина за прекращение начатой трансформации страны. Эти чувства взаимны: Макфолу запрещен въезд в Россию.

Обоим оппонентам свойственно глубокое понимание сложности России, неплохой уровень владения языком, который позволяет им улавливать оттенки смысла, и желание взаимодействовать с Россией каким-то конструктивным способом. Однако в своем поиске этих конструктивных форм они расходятся в прямо противоположных направлениях. И, возможно, самое значимое отличие, проявившееся в ходе дебатов в Колумбийском университете, касается хроники спада в отношениях между США и Россией.

По версии Коэна, американкая политика в отношении России с последних дней Советского Союза не претерпела никаких изменений и носит самонадеянный, эксплуататорский характер. США и западные союзники пообещали последнему советскому лидеру Михаилу Горбачеву не расширять Организацию Североатлантического договора, но все равно поступили по-своему. США вмешались в президентские выборы 1996 года, помогли Борису Ельцину одержать победу, а потом стали его притеснять.

Соединенные Штаты не признали ранних шагов Путина навстречу, ничем не отблагодарили его за военное сотрудничество в Афганистане. Вместо этого Джордж Буш объявил о выходе США из Договора о противоракетной обороне 1972 года, который был «краеугольным камнем российской политики ядерной безопасности». Кроме того американцы поддержали противников России, например, президента Грузии Михаила Саакашвили.

«Факты свидетельствуют о том, что агрессивной позиции придерживалась Америка, а не Россия», — сказал Коэн.

Макфолу не потребовалось оспаривать весь этот длинный перечень обманов и случаев неприязни. В своей недавно вышедшей книге «От холодной войны к горячему миру» он вспоминает тот период, когда было предпринято большинство этих шагов:

«Был Путин за или против Милошевича? Допустил бы Путин расширение НАТО? Как бы он отреагировал на решение президента Джорджа Буша выйти из Договора о противоракетной обороне? На каждый из этих вопросов можно ответить: да какая разница? Путин едва ли мог хоть немного повлиять на какой-то из этих вопросов. Россия была слабой, в этом заключался главный аргумент; с Россией больше не считались».

Поэтому Макфол противопоставил аргументам Коэна так называемую «перезагрузку» двусторонних отношений во время президентства Дмитрия Медведева, когда США и Россия договорились о сети поставок для войск в Афганистане в обход Пакистана, когда был подписан новый договор о сокращении стратегических наступательных вооружений и Россия — впервые в истории Совета Безопасности ООН — не заблокировала военную интервенцию под руководством США, операцию против Ливии 2011 года. К тому моменту стороны уже успели обменяться всеми реальными и предполагаемыми оскорблениями: в 2007 году Путин произнес свою агрессивную мюнхенскую речь, началась и закончилась война в Грузии — и тем не менее, стратегическое сотрудничество по-прежнему было возможным!

Макфол приписывает нынешний «горячий мир» цепочке событий, которые вызвали мощную реакцию в уме Путина, получившего кэгэбэшную выучку: сначала арабская весна 2011 года (которой, как утверждает Макфол, работавший в то время в Совете национальной безопасности, США никак не способствовали). Затем в том же году протесты в Москве против фальсифицированных парламентских выборов. Макфол понял, о чем думал Путин, когда в 2012 году его — с его опытом в «деле продвижения демократии» — отправили в Москву в качестве нового посла. Это назначение Кремль расценил как очередную попытку смены режима.

Если верить Макфолу, самым большим препятствием для возрождения более продуктивных отношений из пепла 1990-х годов была личность самого Путина. Медведев, более молодой, более заинтересованный в поддержании контактов с другими странами лидер, возможно, не стал бы союзником США, но по крайней мере двусторонние отношения не выстраивались бы по принципу «кто кого».

Самое поразительное в этой дискуссии то, что ни один из вариантов рабочих взаимоотношений с Россией, предложенных Коэном или Макфолом, не может быть реализован в обозримом будущем. С точки зрения Коэна, партнерство между странами должно основываться на позициях невмешательства США в дела ближайших соседей России (по его словам, такие страны, как Грузия и Украина, не должны стремиться к членству в НАТО) и на российской поддержке интересов безопасности США. Это утопия, поскольку американские и российские политики смотрят на вещи совершенно противоположным образом. Между тем компромиссный подход и поиск взаимовыгодных решений, которые предлагает Макфол, кажется, возможны только с уходом Путина. Но со времен неудавшейся «перезагрузки» много воды утекло, и сегодня взаимное недоверие носит настолько тотальный характер, что избавиться от него поможет лишь смена поколений.

Для русских любое обсуждение того, что пошло не так в отношениях США и России, в значительной степени относится к разряду теоретизирования, поскольку Путин пробудет у власти еще шесть лет, и есть большая вероятность того, что его преемник, кем бы он ни был, сохранит недоверие к намерениям США. Но я считаю, что эта дискуссия все-таки может быть полезна американцам, которым необходимо понять, каким образом не допустить отчуждения союзников в Европе и во всем мире.

Будучи единственной в мире сверхдержавой, США могут выбирать между укреплением доверия, созданием врагов и целым рядом вариантов между этими полюсами. Спор Коэна и Макфола действительно касается поисков сбалансированного решения, и он актуален не только для России. Китай, Европейский союз и его ведущие державы, Саудовская Аравия и Иран — для всех этих стран необходимы стратегии выстраивания отношений, чтобы избежать катастрофических ошибок, и чтобы экспертам не приходилось спорить над пролитым молоком.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 мая 2018 > № 2610663 Леонид Бершидский


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 мая 2018 > № 2603249 Леонид Бершидский

Что в действительности означает фраза «близкие к Путину олигархи»

Некоторые богатые россияне близки к президенту так же, как заложники к тому, кто их захватил

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Благодаря адвокату Сторми Дэниелса Майклу Авентати, клише «близкий к Владимиру Путину российский олигарх» (или «тесно связанный с Путиным») снова возвращается. Внимание: близость многих богатых россиян к Путину — это совсем не то, что кажется. В пример можно привести Виктора Вексельберга, чье имя упоминал Авенатти.

Последняя история адвоката Трампа Майкла Коэна, якобы принимавшего платежи от компаний, ищущих понимания администрации, должна основываться на своем собственном содержании, а не на тонкой «связи с Путиным». Российские иерархии не прямолинейны.

В прошлом месяце «Нью Йорк Таймс» (The New York Times) опубликовала материал, в котором утверждалось, что адвокат Наталья Весельницкая, которая в июне 2016 года познакомилась с официальными лицами кампании Трампа, имела «тесные связи с Кремлем». В этой статье процитирована электронная переписка Весельницкой с Сергеем Бочкаревым, чья должность — это не указано в публикации — «заместитель руководителя управления по надзору за расследованием особо важных дел» Генпрокуратуры России. Между Бочкаревым и генеральным прокурором России существует два уровня иерархии, представителей которых можно было бы считать кремлевскими инсайдерами. Заявив, что связь с ним (подтвержденная бизнес-письмом, начинающимся с совершенно официального адреса) — это ссылка на источник в Кремле, то же самое, что назвать заместителя главы отдела ФБР представителем Белого Дома.

Случай с олигархами и их «близостью к Путину» менее очевиден. Любое обсуждение этого вопроса должно начинаться с определения термина «олигарх», который, когда он широко распространился в России в середине 1990-х годов, относился к группе людей, которые преуспели в захвате государственной собственности. Причина, по которой элита эпохи Путина отвергает этот термин, заключается в том, что государство, по сути, захватило их активы, не конфисковывая их.

Это стало очевидным, когда Михаил Ходорковский, тогдашний богатейший человек России, был арестован в 2003 году — якобы за уклонение от уплаты налогов. Но большинство людей понимало, что в действительности его преступление заключалось в финансировании политической оппозиции Путину и попытках вмешаться в процесс выработки государственной политики. Он проведет десять лет в тюрьме; другим «олигархам» 1990-х годов, приватизировавшим огромное и дряхлое промышленное богатство Советского Союза, пришлось решить: склонить перед Путиным голову или пойти на риск и встать на путь Ходорковского.

Вексельберг, который основал холдинг «Ренова» в 1990 году и провел следующее десятилетие, собирая портфель приватизированных промышленных активов, был среди тех, кто выбрал лояльность Кремлю и сделал все возможное, чтобы публично заявить об этом. В начале 2004 года он потратил $100 миллионов на покупку и возвращение в Россию принадлежащей семье Форбс коллекции императорских яиц работы Фаберже, одного из самых знаковых царских сокровищ.

Это продемонстрировало Кремлю, что его состояние, влиятельность и умение вести дела пригодятся, когда потребуется дополнительная бюджетная поддержка. Ему много раз приходилось раскошеливаться — сумма в $40 миллионов собственных средств, которые он потратил на восстановление дворца в Санкт-Петербурге, где сегодня находится коллекция Фаберже, далека от размера самого большого взноса, который его просили сделать.

В 2010 году, во время президентства Дмитрия Медведева, Вексельберг принял предложение стать председателем фонда «Сколково», медведевского проекта по созданию российской Кремниевой долины под Москвой. Позже в том же году Путин попросил его построить гостиничный кластер в Сочи для своего любимого проекта, зимних Олимпийских игр 2014 года. Он не мог отказаться, хотя у него были опасения по поводу этого, и он сказал, что ему не предложили ничего взамен. Вклад Вексельберга в создание ореола славы путинского режима не купил ему иммунитета от хищных силовиков Путина. В 2013 году Генеральная прокуратура обвинила нескольких работников фонда «Сколково» в коррупции. Дело, которое заставило миллиардера яростно защищать проект, затянулось до конца 2015 года. В 2016 году два старших менеджера «Реновы» были задержаны по обвинениям в коррупции, не связанным со «Сколково». Их судебный процесс все еще не завершен, и Вексельберг вступился за них, выдвинув в этом году их кандидатуры для избрания в совет директоров одной из его крупных компаний.

Уголовные дела против подчиненных используются Кремлем как форма захвата заложников. Это широко практиковалось и в случае с Ходорковским. Возможно, помня о том, насколько опасно положение миллиардера в Москве, Вексельберг поработал над тем, чтобы свести к минимуму свои контакты с Россией. Сегодня, по данным «Блумберг Биллионаирес» (Bloomberg Billionaires), около 79% его активов не привязаны к стране, где ему приходится быть олигархом. Но пока он сохраняет значительные деловые интересы в России, он находится на крючке, выполняя приказы Путина; эта опасность постоянно висит над ним в виде уголовных дел против его окружения.

Это не значит, что сегодня олигархов не существует — просто это не те люди, которые определялись термином в 1990-х годах. Миллиардеров из той эпохи используют в качестве денежных коров, когда возникает такая необходимость. Доступ к рычагам власти имеет другая группа — близкие друзья Путина со времен его работы в КГБ и мэрии Петербурга. Недавняя успешная операция главы «Роснефти» Игоря Сечина по устранению и заключению в тюрьму главы Минэкономразвития Алексея Улюкаева является примером того, как это работает, когда интерес Путина к мелочному управлению ослабевает.

В недавнем треде в «Твиттер» (Twitter) Юлия Йоффе, которая сегодня является одним из наиболее информированных в США комментаторов из числа пишущих о России, отметила, что понятие «олигарх, близкий к Владимиру Путину», является «бессмысленной фразой», поскольку олигархи, которые не являются давними путинскими друзьями, должны «играть по правилам, чтобы сохранить свои деньги». Йоффе добавила, что Путин играет для них роль «торговца блэкджеком».

В российской системе, однако, всегда побеждает власть. Даже самый богатый владелец бизнеса служит удовольствию президента. Это не игра, а оскорбительные отношения с элементами взаимозависимости. После того, как Вексельберг в прошлом месяце попал под санкции США, он, как сообщается, попросил большой пакет мер по исправлению положения, включая российские санкции против своих западных конкурентов.

Для американцев важно понять, что не все члены списка богатых россиян в «Форбс Россия» являются олигархами, и что, хотя все эти люди по необходимости имеют связи с Кремлем, во многих случаях эти связи неправильно определять словом «близко». Существуют вынужденные связи, болезненные связи, те, которые служат определенной цели и связаны с прошлыми отношениями. В системе, где никаких официальных обещаний никогда не было, эти связи могут быть благословением или проклятием — или и тем, и другим.

Скандал о связах Трампа с Россией слишком сильно зависит от инсинуаций на тему «близости к Путину» различных персонажей. Это поверхностно и бессмысленно. Судебное дело против Трампа и людей из его команды может быть основано только на конкретных доказательствах нарушений, а не на такого рода неосведомленном обобщении.

Мнение автора не обязательно отражает мнение редакции либо Bloomberg LP и ее владельцев.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 мая 2018 > № 2603249 Леонид Бершидский


Россия > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 8 мая 2018 > № 2597917 Леонид Бершидский

Путин 4.0 предлагает почти то же самое

Теперь, когда Владимир Путин вступил в должность президента в четвертый раз, повторное назначение Дмитрия Медведева на пост премьер-министра убивает всякую надежду на перемены в экономической политике

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Последние несколько лет президент России Владимир Путин часто удивлял обозревателей на Западе, но, если речь заходит об управлении Россией, он не любит сюрпризы. Теперь, когда он вступил в должность президента в четвертый раз, его решение снова назначить премьер-министром Дмитрия Медведева должно положить конец всем надеждам на значимые перемены в экономической политике, даже если бывший министр финансов Алексей Кудрин — главная надежда российских «системных либералов» — получит место в Кремле.

Третий президентский срок Путина оказался достаточно бурным. Евросоюз заставил государственного гиганта «Газпром» пересмотреть условия его ключевых европейских контрактов и снизить цены. Агрессия России на Украине повлекла за собой введение санкций. Между тем Медведев провел эти шесть лет, руководя всем «из-за угла» и избегая любых решений, которые требовали бы мужества или прозорливости (если, конечно, не принимать во внимание плохо продуманные контрсанкции против европейских продуктов питания). Между тем глава Центробанка России Эльвира Набиуллина брала на себя ответственность за самые важные экономические шаги, совершенные с 2012 по 2018 год, включая решение отпустить курс рубля в свободное плавание, подавление темпов инфляции и чистку банковской системы, которая обернулась ее фактической национализацией.

Если кто-то в правительстве и помогал Набиуллиной выполнять ее тяжелую работу, то это был министр финансов Антон Силуанов, бывший заместитель Кудрина. Его экономность в процессе планирования бюджета и его попытки переместить государственные займы на внутренний рынок помогли России продемонстрировать ее устойчивость на фоне неблагоприятных обстоятельств.

Тем не менее, Набиуллина и Силуанов, которые, вероятнее всего, сохранят за собой свои должности, в основном занимались ликвидацией негативных последствий. Российская окостеневшая система, в которой господствуют несколько государственных компаний и которая зависит от госзакупок, нуждается в более дальновидных и решительных действиях, чтобы увеличить ее жалкие темпы роста — по прогнозам «Блумберг» (Bloomberg), в 2018 году он составит 1,8%, что в половину меньше прогнозируемого глобального роста.

Кудрин — единственный человек в путинском лагере, который продемонстрировал такую прозорливость. В конце апреля его Центр стратегических разработок создал сайт, посвященный стратегии развития страны на следующий президентский срок Путина, который завершится в 2024 году. Главная идея заключается в том, чтобы инвестировать больше средств в российский человеческий капитал посредством акцента на образовании, здравоохранении, поддержке предпринимательства и исследовательских грантах. Реализация предложения по созданию единой цифровой платформы для государства позволит сократить число чиновников на треть. Россия сможет быстро уменьшить свою зависимость от сырья, переключившись на бизнес в сфере инноваций и экспорт услуг.

Проблема программы Кудрина заключается в том, что в ней не учитываются особенности той автократической, глубоко коррумпированной, неэффективной системы, которую Путин создал за 18 лет у власти. Как будто она может внезапно исчезнуть, а на ее место придет искусственный интеллект. Мечтательный характер этого плана очень напоминает саудовское «Видение 2030» — сверхамбициозную программу трансформации этого нефтяного королевства, составленную кронпринцем Мохаммедом ибн Салманом.

Ожидается, что Кудрин будет вознагражден за свои мечтания какой-нибудь высокой должностью — вероятнее всего, должностью заместителя главы администрации президента Путина. Поскольку повторное назначение Медведева было делом решенным, мало кто предполагал, что Кудрин войдет в состав кабинета. Его отношения с Медведевым были весьма натянутыми с 2011 года, когда нынешний премьер-министр и тогдашний президент Медведев публично потребовал отставки Кудрина в связи с разногласиями в вопросе военных расходов. (Кудрин считал, что расходы были слишком высокими, и теперь уже понятно, почему Путин в том споре встал на сторону Медведева.)

Став высокопоставленным членом администрации Путина, Кудрин получит независимость от кабинета Медведева и доступ к президенту. «Системные либералы» увидели в инаугурационной речи Путина повод для надежды на то, что президент, возможно, будет хотя бы иногда к нему прислушиваться. Пользуясь формулировками из плана Кудрина, Путин сказал:

«Нам нужны прорывы во всех сферах жизни. Глубоко убежден, такой рывок способно обеспечить только свободное общество, которое воспринимает все новое и все передовое и отторгает несправедливость, косность, дремучее охранительство и бюрократическую мертвечину — все то, что сковывает людей, мешает им в полной мере раскрыться, реализовать себя».

Это не обещание либерализации, а скорее намек на то, что риторика станет более либеральной теперь, когда Россия уже закрепила свою антизападную внешнеполитическую позицию и приоритеты безопасности. Кудрин, который в течение предыдущего президентского срока Путина не управлял ничем, кроме аналитического центра, может помочь продвигать эту новую риторику как внутри страны, так и на международной арене.

Проблема заключается в том, что в рамках российской системы только Путин способен управлять российской экономикой из Кремля. Кабинет, центробанк и руководители государственных компаний держат в своих руках рычаги. И, если Кудрин станет своеобразным теневым премьер-министром, не имеющим никаких реальных полномочий, Медведев неизбежно будет видеть в нем соперника и помеху, которую необходимо нейтрализовать. Сонный премьер-министр, возможно, и не является провидцем, но он хорошо умеет использовать систему в своих интересах.

Таким образом, в начале четвертого президентского срока Путина от экономической политики России не стоит ожидать каких-то сюрпризов.

Путин действительно хочет увидеть прорыв, и об этом свидетельствует его первый указ, который он подписал в день своей инаугурации. В нем говорится о необходимости к 2024 года наполовину уменьшить уровень бедности, увеличить среднюю продолжительность жизни с 72,5 до 78 лет и сделать Россию одной из пяти крупнейших экономик мира (по данным Международного валютного фонда, сегодня она занимает 11 место). Но он хочет увидеть такой прорыв, который не потребует от него никаких реальных перемен. Если эти мечты не сбудутся, ничего страшного, потому что перемены, которые могут подорвать основы его власти, гораздо опаснее для него, чем очередное маловыразительное повторение статус-кво.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 8 мая 2018 > № 2597917 Леонид Бершидский


Россия. США > Металлургия, горнодобыча > inosmi.ru, 25 апреля 2018 > № 2581808 Леонид Бершидский

Случай с Русалом — это провал американских санкций

Есть способы нанести удар по таинственным путинских дружкам, не причиняя при этом ущерб ведущим российским компаниям.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Ослабление американских санкций против российского производителя алюминия компании «Русал» подает как минимум два важных сигнала инвесторам и официальной Москве. Во-первых, администрация Трампа слабо понимает последствия своих действий и начинает осознавать их только потом. Во-вторых, она не хочет вводить санкции, которые нанесут большой побочный ущерб за пределами России.

Такие особенности американской санкционной политики являются одновременно благодеянием и проклятием для России и ее президента Владимира Путина. Действия методом проб и ошибок означают, что удар может получить любой человек (а также его компания) в любое время, особенно если такой человек имел несчастье появиться в российском списке «Форбс», который американское Министерство финансов использовало в качестве главного реестра подпадающих под санкции «олигархов».

Но Соединенные Штаты не хотят причинять ущерб «партнерам и союзникам», чьи интересы министр финансов Стивен Мнучин назвал главной причиной своего отказа от жестких санкций против Русала. А это подает очень четкий сигнал российским компаниям и российскому государству: международная экономическая экспансия является эффективным методом отбить охоту к санкциям. Это важно знать как в стратегическом, так и в тактическом смысле.

Санкции против главного акционера Русала Олега Дерипаски и его активов стали первой по-настоящему эффективной мерой американского воздействия на Россию. Запретив, по сути дела, Русалу проводить операции в американских долларах, а следовательно, и экспортировать алюминий в США, администрация Трампа вынудила второго в мире производителя алюминия искать новые рынки для продаваемого в США металла, который в прошлом году обеспечил компании 14,4% прибыли. Удар этот казался случайным, нанесенным наобум. Было непонятно, почему именно Дерипаска стал жертвой столь сурового наказания. Это обстоятельство напугало инвесторов, и российские акции упали повсеместно.

Я по-прежнему уверен, что Дерипаску выбрали из-за того, что его компания делает алюминий. Ведь Трамп решил ввести импортные пошлины на алюминий, дабы возродить производство внутри страны. Возможность убить двух зайцев одной палкой — наказать Россию и убрать с американского алюминиевого рынка крупного иностранного игрока — наверняка показалась Трампу слишком хорошей, чтобы ее упустить. Но похоже, никто в Министерстве финансов не задумался о последствиях такого шага для мирового рынка алюминия, на котором Русал включен в цепочки добавленной стоимости.

Цены на алюминий подскочили (что очень плохо для американских покупателей), австралийско-британская компания «Рио Тинто» была вынуждена срочно искать новых покупателей для своего глинозема (сырье для производства алюминия), а завод Русала в Ирландии столкнулся с угрозой закрытия. А это в свою очередь создало опасность потери рабочих мест и дефицита глинозема по всей Европе. Об этих проблемах сообщили в Министерство финансов, и сердце Мнучина, по всей видимости, смягчилось. «Американское правительство не намерено наказывать трудолюбивых людей, которые работают на Русал и его дочерние предприятия», — заявил он. Проблема американского правительства, добавил министр, сводится лишь к самому Дерипаске.

Согласно новому пакету санкций против Русала, компания получает дополнительно шесть месяцев вплоть до 23 октября, чтобы свернуть свою деятельность в США. Но Мнучин однозначно указал на то, что если Дерипаска выведет инвестиционный капитал Русала, компанию могут исключить из санкционного списка. Партнеры Русала до сих пор напуганы и работают с ним по чрезвычайному плану, но по крайней мере, сейчас необходимость в таких планах ослабнет. Это нашло свое отражение и в ценах на алюминий, которые опустились столь же резко, как и поднялись после первого объявления о введении санкций.

Это хорошая новость для «Норильского никеля», которым частично владеет Дерипаска и еще один россиянин Владимир Потанин, сколотившие состояния на приватизации в 1990-е годы. «Норильский никель» является крупнейшим в мире поставщиком никеля и палладия, а еще он входит в первую мировую десятку производителей меди. Ему теперь не о чем беспокоиться. Если санкции будут введены против «Норникеля», последствия на рынке возникнут еще более разрушительные, чем в случае с Русалом.

США также вряд ли ударят санкциями по российским нефтегазовым компаниям, которые играют важную роль на мировом энергетическом рынке, и по российским производителям стали. Правительство России тоже может вздохнуть с облегчением. Его государственный долг, которому Standard & Poor's в феврале присвоило инвестиционный рейтинг, и который в основном скупили институциональные инвесторы, тоже защищен от санкций.

Но здесь есть загвоздка для российских миллиардеров и для государства. США, по сути дела, присвоили себе право решать, кто должен, а кто не должен владеть российскими компаниями. Теперь Дерипаска и правительство заинтересованы в том, чтобы найти и проверить решение этой проблемы. Смягчатся ли США, если Дерипаска продаст часть своей доли российскому государственному банку? Или вопрос можно решить путем номинальной продажи акций доверенным лицам? Или Дерипаске следует просто воспользоваться имеющимся запасом времени и переориентировать свою компанию, полностью отказавшись от американского рынка и американской банковской системы, и дерзко решив работать только в Азии?

Что-то говорит мне, что компания и российское правительство попытаются разработать такую схему, которая удовлетворит США, но не лишит Дерипаску его активов. Если такая схема будет найдена, то и другие воспользуются ею в качестве меры предосторожности.

В любом случае попытка США ввести кусающиеся санкции явно оказалась безуспешной. Она показала, что удар по интегрированным на глобальных рынках компаниям может привести к непреднамеренным последствиям с неожиданными жертвами.

Но есть очевидная альтернатива, о которой США всерьез не задумывались. Бывший владелец ведущей российской нефтяной компании и один из самых последовательных противников путинского режима Михаил Ходорковский изложил ее 22 апреля в статье в «Уолл-Стрит Джорнал». «Настоящий враг Запада, а также враг российского народа — это группа примерно из 100 ключевых фигур, получающих выгоду от путинского режима, многие из которых занимают посты в Федеральной службе безопасности и в президентской администрации», — написал Ходорковский. Он отметил, что Запад должен ввести санкции против этих людей, многие из которых «начинали свою карьеру в мире организованной преступности Санкт-Петербурга».

Это явно не те олигархи, которые обогатились при путинском предшественнике Борисе Ельцине. Это настоящие близкие дружки и ставленники Путина, знакомые с ним по КГБ и по работе в мэрии Санкт-Петербурга. Это люди, оказывающие самое большое тайное влияние на российскую систему правосудия и на правоохранительные органы, способные отнимать компании у их владельцев, фальсифицирующие крупные государственные тендеры. Это «новая знать» путинской эпохи.

США уже ввели санкции против некоторых близких друзей Путина, знакомых ему с самого начала его карьеры. Среди них руководитель «Роснефти» Игорь Сечин, миллиардер Геннадий Тимченко и три члена исключительно богатой семьи Ротенбергов. Неважно, являются они или нет членами той группы, которую описывает Ходорковский. Его предложение заключается не в том, чтобы нанести удар по немногочисленным сказочно богатым личностям, о близости которых к Путину всем хорошо известно. Речь идет о терпеливой следственной работе с целью выяснить имена тысяч таинственных людей, которые обогащаются на путинском режиме, найти их активы и счета на Западе, заморозить их, прежде чем они успеют отреагировать, и проинформировать общество о связях этих людей с Путиным и с его ближним кругом. Это вызовет волнения по всей России, но не на важных глобальных рынках.

Ленивые формулировки, которыми пользуется Министерство финансов против Дерипаски («Его обвиняют в том, что он создавал угрозу жизни своих конкурентов по бизнесу, незаконно прослушивал одного государственного чиновника и принимал участие в рэкете и вымогательстве»), указывают лишь на недостаток знаний и компетентности. Ссылки на такие обвинения любой может найти в интернете. Неужели это максимум из того, что может сделать американское правительство? Но если последовать совету Ходорковского, это серьезно напугает очень многих людей в Кремле и за кремлевскими стенами.

Большая часть денег из того триллиона долларов, что ушел из России на Запад после распада Советского Союза, принадлежит не «олигархам» старой школы. Это коррумпированные чиновники и малоизвестные клиенты правящего режима перевели данные деньги за рубеж. Запад до сих пор почти ничего не делает для того, чтобы выследить это богатство и его владельцев. Он ведет поиски на солнце, а не в тени, где скрываются настоящие преступники и их состояния. Произошедшее с Русалом показывает, что такой подход имеет массу изъянов.

Содержание статьи может не отражать точку зрения редакции, компании Bloomberg LP и ее собственников.

Россия. США > Металлургия, горнодобыча > inosmi.ru, 25 апреля 2018 > № 2581808 Леонид Бершидский


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 апреля 2018 > № 2573356 Леонид Бершидский

Санкционное противостояние заставляет Россию наказывать россиян

Те меры, которые предложил российский парламент, нанесут ущерб скорее крупным российским компаниям и обычным гражданам, нежели Америке.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

США и Россия отложили момент принятия решений касательно введения санкций друг против друга, но логика их неуклонно ухудшающихся отношений подсказывает, что новые санкции неизбежны. Сейчас трудно спрогнозировать, до чего США могут дойти и кто больше всего пострадает от последствий. Между тем реакция Кремля не вызывает никаких сомнений: он сознательно навредит россиянам больше, чем американцам.

Кто бы ни предложил запретить объединенной компании «РУСАЛ» — алюминиевой компании, принадлежащей российскому миллиардеру Олегу Дерипаске, — работать в США, вероятнее всего, он не учел возможные последствия такого шага. К примеру, как такое решение повлияет на цепочку поставок в глобальной алюминиевой индустрии? Или на австралийско-британскую компанию «Рио Тинто» (Rio Tinto), которая прежде продавала сырье РУСАЛу? Или на рабочих глиноземного завода РУСАЛа, расположенного рядом с Лимериком, Ирландия? И это только сопутствующий ущерб.

С другой стороны, потенциальные российские контрсанкции, изложенные в законопроекте, который поддержало большинство российских законодателей, начиная со спикера, включают в себя такие меры, которые могут нанести вред миллионам россиян. Но депутаты сознательно не обращают на это внимание.

Этот законопроект — который вступит в силу в том случае, если президент издаст специальный указ — разработан таким образом, чтобы «ударить под дых американцам», как сказал Михаил Емельянов, один из многочисленных сторонников принятия этого закона.

Предложенные меры включают.

• Запрет на импорт продуктов питания, лекарственных препаратов, алкоголя и табака.

• Прекращение работы деловых предприятий атомной и космической отраслей, в которых американским гражданам и компаниям принадлежит более 25%.

• Запрет на сотрудничество с американскими юридическими, аудиторскими и консалтинговыми фирмами для российских предприятий, связанных с правительством.

• Аннулирование защиты товарных знаков американских компаний.

• Повышение комиссии для американских авиалиний, чьи самолеты пересекают российскую воздушную границу.

• Ограничения на прием на работу американских специалистов и менеджеров высшего звена в российские компании.

Все эти меры, как говорится в законопроекте, могут быть приняты и против других «недружественных» стран.

Запрет на импорт алкогольной и табачной продукции будет не слишком болезненным. За первые девять месяцев 2017 года Россия импортировала американские товары на общую сумму в девять миллиардов долларов, и только 4% от этой суммы пришлись на продукты питания и алкогольную продукцию. Россия спокойно обойдется без них, хотя некоторые ценители, возможно, будут скучать по своему бурбону и винам из Долины Напа. Хотя американская табачная компания «Филип Моррис» (Philip Morris International) является лидером на российском табачном рынке, за первые девять месяцев прошлого года Россия импортировала из США свежие листья табака на сумму в 57 миллионов долларов. США поставляют в Россию гораздо меньше такой продукции, нежели, скажем, Бразилия, и производители сигарет с легкостью найдут себе новых поставщиков сырья в Африке, Азии или Латинской Америке.

Но ситуация с лекарственными препаратами иная. В 2017 году на долю американских компаний приходилось 13% российского импорта медикаментов. В законопроекте о контрсанкциях говорится, что ограничения могут быть введены только на те препараты, которые невозможно заменить препаратами местного производства или препаратами, импортируемыми из дружественных стран — эта задача усложняется еще больше в силу высокого качества американских лекарственных средств. Но если власти реализуют этот запрет, немногим более половины импорта — на сумму примерно в 45 миллиардов рублей (731 миллион долларов) — будет потеряно.

Такая сумма — это примерная прибыль компании «Пфайзер» (Pfizer) за пять дней. Но это станет огромной проблемой для российских пациентов. Иногда неамериканские компании производят аналоги американских препаратов в недостаточном количестве — в первую очередь это касается детских форм определенных препаратов. В других случаях разница в качестве может оказать существенное влияние на эффективность лечения.

На вопрос о том, как российским пациентам нужно реагировать на запрет на импорт фармацевтической продукции, вице-спикер Госдумы Петр Толстой ответил шуткой: «Сплюньте их, и заварите кору дуба».

Перспектива запрета на сотрудничество в космической области привела к резкому падению акций «ВСМПО-Ависма», российской компании, которая поставляет титановые сплавы компании «Боинг». Хотя решение отложить принятие решения по этому законопроекту о контрсанкциях до 15 мая немного исправило ситуацию, по сравнению с началом апреля их стоимость упала на 5%. На Северную Америку приходится более 30% продаж этой компании. Но, если сотрудничество с США в космической отрасли прекратится, последствия могут оказаться намного хуже, чем резкое уменьшение объемов продаж компании «ВСМПО-Ависма» и удар по 20 тысячам ее сотрудников и рабочих. «Боинг» попытается найти других поставщиков, а американское правительство может в ответ ввести запрет на экспорт запчастей для самолетов «Боинг», которые используют российские авиакомпании.

Подобным же образом запрет на экспорт российских ракетных двигателей, которые США продолжают закупать, тоже больше всего навредит россиянам. Американская аэрокосмическая индустрия найдет им замену (кроме того, крупнейший производитель космической техники «Спэйс-Экс» (SpaceX) не использует двигатели российского производства), а Россия потеряет свои продажи.

Запрет на специалистов и менеджеров — в 2016 году разрешение на работу в России имели около тысячи американцев — причинит заметный ущерб России. То же самое касается и запрета на услуги американских аудиторских и консалтинговых фирм. Американцы работают в России только потому, что их компании не могут найти россиян, которые могли бы занять определенные должности. А российские государственные компании прибегают к услугам иностранных аудиторов, консультантов, юристов и рейтинговых агентств не потому, что им нравится платить этим специалистам высокие гонорары: это необходимо делать, чтобы среди прочего иметь возможность брать в аренду и покупать активы за рубежом.

В определенном смысле санкции — это всегда бумеранг. Страна не может навредить своим торговым партнерам, не навредив себе. Но каждый раз сильнее страдает именно более слабая сторона. Вряд ли стоит говорить о том, что по сравнению с США Россия в экономическом смысле является этой самой более слабой стороной. Выдвигая такой проект контрсанкций, она не просто стреляет себе в ногу, а выпускает по пуле в каждый ее палец. Можно только надеяться, что президент Владимир Путин не захочет реализовывать этот проект на практике так же, как его коллега Дональд Трамп не хотел вводить те санкции, на которых Конгресс настаивал в прошлом году.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 апреля 2018 > № 2573356 Леонид Бершидский


Россия. Сирия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 апреля 2018 > № 2568233 Леонид Бершидский

Трамп и Путин: турнир двух мачо

«Российская» линия администрации Трампа вовсе не стала враждебной в одночасье из-за Сирии. Давайте признаем, они с самого начала вели себя как «ястребы».

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Майк Помпео (Mike Pompeo), избранный в госсекретари лично президентом Дональдом Трампом, заявил, что «мягкой политике» по отношению к России «пришел конец». Слово «пришел» вызывает некоторое недоумение.

Ошибочная риторика, распространяющаяся по всей Америке, гласит, будто жесткую позицию по России Трамп занял лишь недавно. На самом же деле, достаточно одного взгляда на долгий список враждебных заявлений и поступков его администрации против путинской России, чтобы ее опровергнуть.

Начать можно с выдвижений таких «ястребов» как представитель США при ООН Никки Хейли (Nikki Haley) и директор ЦРУ Помпео. Затем перейти к первому ракетному удару США по военной базе путинского союзника в Сирии Башара Асада в апреле 2017. В августе неожиданно закрылись три дипломатических представительства России в США — шаг, охарактеризованный Москвой как «откровенно враждебный». В декабре было принято решение о поставке на Украину смертоносных вооружений. В феврале были атакованы российские наемники в Сирии, что привело к летальным исходам. Гленн Гринвальд (Glenn Greenwald), который, как и я, давно опровергает любые утверждения, будто Трамп — «российская марионетка», в своей колонке в «Интерсепт» (The Intercept), привел слегка иной список антикремлевских действий его администрации.

Почитай «Твиттер» Трампа, выходит, что у него семь пятниц на неделе. За одну только среду он сперва угрожал России «прекрасными, новыми и «умными» ракетами», а потом заявил, что американо-российским отношениям вовсе не обязательно быть настолько плохими, как сейчас. Американцам давно пора привыкнуть к тому, как мало веса Трамп вкладывает в свои слова. Он, подобно заядлому пользователю соцсетей, давит больше на эмоции и четко излагать мысли не склонен.

Его «Твит» про ракеты как бы говорит «Ах, как я зол!», а дальнейшие, кажущиеся примирительными сообщения — «Ну вот, я расстроился». В случае с Трампом куда важнее его поступки или даже сделки. И вот тут уже его никак нельзя назвать пророссийским президентом — им он не был с самого начала, вопреки голословным утверждениям, будто Кремль имеет над ним тайную власть.

Недавние же шаги — крупнейшая за всю историю высылка российских дипломатов в ответ на отравление бывшего российского двойного агента, жесточайшие за всю историю санкции против российского миллиардера и алюминиевого магната Олега Дерипаски, вереница антироссийских карьерных назначений (перевод Помпео в госдепартамент и повышение Джона Болтона до уровня национального советника по безопасности) — лишь продолжают эту цепочку. Это лишь эскалация, а никак не смена политического курса.

Помпео заявил, что «мягкая» российская политика времен Обамы закончилась с избранием Трампа. И в самом деле: Обама ото всех враждебных шагов, предпринятых Трампом, последовательно воздерживался. Разве что тоже выдвигал «ястребов» на ключевые посты, но ни к чему, кроме разочарования, это не привело. То «сейчас», о котором говорит Помпео, началось гораздо раньше, с самого прихода Трампа.

Антикремлевскую риторику трамповского президентства нередко приписывают республиканскому истеблишменту и наущению «опытных советчиков» из его администрации. Но, как отметил мой коллега по «Блумбергу» и выдающийся трамповед Тим О'Брайен (Tim O'Brien), Трамп редко когда сам спрашивает советов и еще реже прислушивается к тем из них, что дадены по собственному почину. Поэтому его российская политика никак не продиктована снаружи.

Президент США хочет громких побед. Однако добиваться их втихую он не собирается. Он требует, чтобы их ему поднесли на блюде, потому что человеку, наделенному высшей властью, они полагаются по статусу. Путин как-то назвал Трампа «ярким» и «талантливым». Это неверно перевели как «выдающийся», и с тех самых пор Трамп полагал, что Путин как политик окажется куда более податлив. «Хорошее начало положено, — заявил Трамп еще во время своей президентской кампании, — он уже признал, что Трамп — гений».

Однако подарков и легких побед от Путина ждать не пришлось. Если ему и была интересна победа Трампа, то сугубо ради смуты в правящих кругах США. И он тоже всегда ведет переговоры с позиции силы, даже если эта сила напускная и по сути всего лишь камуфляж.

Для Трампа и бизнес, и политика — это турнир самцов. Это особенно бросилось в глаза, когда он во время своей кампании всеми силами утверждал свое превосходство над соперниками. Он отпускал снисходительные комментарии, давал им унизительные клички и всячески заострял внимание на их якобы недостатке мужественности. Таким же образом он повел себя с северокорейским лидером Ким Чен-Ыном. То же самое он сейчас пытается провернуть и с Путиным. «Российская экономика нуждается в нашей помощи, и она бы не составила нам особого труда» — «твитнул» Трамп в среду, намереваясь задеть одной этой фразой.

Мачизм Трампа удачно вписывается в воинственную линию республиканцев по отношению к России. Трамп ей подпевает более чем охотно. И вовсе не из-за расследования под руководством спецпрокурора Роберта Мюллера (Robert Mueller). До сих пор на сговор с Россией следователи не обнаружили ни единого намека, но Трамп прекрасно понимает, что расследование никуда не денется, сколько ни бомби Сирию и ни высылай дипломатов. Трамп пыжится доказать, что 400-килограммовая горилла и альфа-самец здесь он, а не Путин.

Логика самцового противостояния такова, что оно неизбежно выливается в драку, если, конечно, одна из сторон не решит уступить. У Путина же талант затягивать те конфликты, которые он не может выиграть тотчас же. Он будет раздувать враждебность, чтобы не прослыть «подстреленной уткой», ведь по конституции, ему остался последний срок на посту российского президента. Кроме того, это противостояние может помочь его давнишней мечте вернуть домой часть утекшего за границу капитала. Его преимущество в том, что он автоматически пересидит Трампа, если того не переизберут в 2020.

Сейчас США и России больше чем когда бы то ни было со времен распада Советского Союза нужно сесть и договориться о правилах своего единоборства. Тлеющее выяснение отношений двух самцов неизбежно приведет лишь к новым столкновениям. Будущее зависит от того, есть ли в командных пунктах Москвы и Вашингтона по-настоящему взрослые люди. И еще — скоординировали ли США и союзники свои действия против Асада с российскими военными, подобно тому, как было сделано в прошлом году? Будем надеяться, что да.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции или владельцев «Блумберга».

Россия. Сирия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 апреля 2018 > № 2568233 Леонид Бершидский


Россия. Великобритания. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 марта 2018 > № 2554381 Леонид Бершидский

Антикремлевская перекличка в Европе оказалась слабой

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

В российском пропагандистском повествовании об отравлении бывшего двойного агента Сергея Скрипаля и его дочери Юлии в Британии есть один серьезный изъян. Его авторы исходят из того, что западные страны хотят сговориться между собой и накинуться на Россию, наказав ее вне зависимости от того, есть или нет доказательства причастности Москвы к покушению на убийство. В действительности же ответ Запада на этот инцидент показывает, что европейские страны очень не хотят идти на эскалацию напряженности в отношениях с Россией.

Объявленное в понедельник решение о выдворении дипломатов стало по сути дела перекличкой врагов России, дав нам редкую возможность оценить то, как за закрытыми дверями проходят дискуссии европейских лидеров о наказании Кремля. Обычно в результате таких дискуссий появляются лишь жесткие заявления, а утечки информации не дают полного представления о том, кто сомневался, а кто с готовностью поддержал очередную серию санкций. Но теперь картина полная. Можно составить довольно реалистичную шкалу враждебности по отношению к России, если поделить число дипломатов, высланных каждой из стран ЕС, на их товарооборот с этой страной.

Естественно, самую жесткую позицию заняла Британия, на чьей территории была осуществлена эта смертоносная химическая атака. Лидеры других стран выразили солидарность с Британией на саммите ЕС, состоявшемся в конце прошлой недели, но никто из них не захотел высылать такое большое количество дипломатов, как Британия. Максимум, что позволили себе другие страны ЕС, это выдворение четверых человек. Так поступили Германия, Польша и Франция. Но учитывая довольно тесные деловые связи этих стран с Россией, это вряд ли можно назвать большой цифрой. Ирландия, которая не хочет настраивать против себя Британию во время болезненных переговоров о границе, Хорватия, а также традиционно антироссийские страны Прибалтики Литва и Эстония присоединились к общей кампании выдворений (несомненно, Россия ответит на это сообразно).

Затем идет Чехия. Но это особый случай, потому что в поиске виновных Москва сделала предположение, что примененный против Скрипалей нервно-паралитический газ был произведен в бывшей Чехословакии. «Русские перешли черту, назвав Чехию возможной страной происхождения отравляющего вещества „Новичок"», — написал в Твиттере премьер-министр Андрей Бабиш, объявляя о высылке троих россиян. Российское Министерство иностранных дел может приписать это собственной бестактности. Если бы не этот дикий промах, Бабиш не стал бы демонстрировать такое недовольство, поскольку его союзник президент Милош Земан дружелюбно относится к России.

Другие страны на этой поверке отреагировали не более чем символическими жестами, за исключением, конечно же, США, которые решили выслать 60 человек. Одного-единственного взгляда на огромное, похожее на крепость российское посольство в Берлине достаточно, чтобы понять: четыре высылаемых Германией дипломата не дотягивают и до одного процента от общего количеств работающих там российских сотрудников и по отношению к объему товарооборота. Может, Меркель и помогла Терезе Мэй на саммите, чтобы та не почувствовала себя отверженной. Но на ситуацию со Скрипалем она отреагировала скорее сдержанно, чем воодушевленно. А решение Нидерландов депортировать двоих россиян показывает, что эта торговая нация высоко ценит тот бизнес, которым она очень активно занимается с Россией. Здесь уместно сказать, что эта страна стала корпоративным домом для ряда крупнейших российских компаний.

А 10 стран ЕС вообще не выслали никого. У них не очень крупные экономики, а у таких государств, как Мальта, Люксембург и Кипр, есть весомое оправдание для отказа от выдворений. У них в посольствах в Москве работает мало народа, и неизбежные ответные действия России серьезно ослабят их представительство. Но такие страны, как Австрия, Бельгия, Болгария и Греция, могли себе позволить некую демонстрацию солидарности. Однако они решили, что с них хватит подписи под жестким заявлением на саммите, в соответствии с которым Европейский совет «согласен с оценкой правительства Соединенного Королевства о том, что Российская Федерация с большой долей вероятности виновна, и что другого правдоподобного объяснения не существует».

«Будучи нейтральной страной, мы не станем высылать дипломатов, — написал в Твиттере канцлер Австрии Себастьян Курц (Sebastian Kurz). — Более того, мы хотим заняться наведением мостов между Востоком и Западом, держа открытыми каналы переговоров с Россией». Конечно же, нейтралитет не удержал Финляндию и Швецию от выдворения дипломатов. Но Австрийская народная партия Курца создала коалицию с крайне правой Австрийской партией свободы, а у той есть соглашение о сотрудничестве с партией Владимира Путина «Единая Россия». Если итальянским популистам (все они в той или иной степени пророссийские, а у «Лиги Севера» Маттео Сальвинии даже есть соглашение с «Единой Россией») удастся сформировать работоспособное правительство, выдворение двух дипломатов из Италии станет последним ответом этой страны на отравление Скрипаля.

Болгария и Греция, со своей стороны, решили ничего не делать до тех пор, пока им не предъявят убедительные доказательства причастности России к отравлению бывшего российского агента. «Пока есть высокая степень вероятности, но никаких доказательств, мы не можем принимать решение по этому вопросу», — сказал на прошлой неделе болгарский премьер-министр Бойко Борисов.

Ситуация складывается парадоксальная. Явное нежелание решительно и весомо выступить против России свидетельствует о том, что европейские лидеры не намерены вести охоту на Путина. Они не хотят верить, что Россия отравила Скрипалей; они просто вынуждены принять наиболее очевидное объяснение этой химической атаки: что это была наглая российская операция с целью наказать предателя и проверить реакцию Запада на очередное вопиющее нарушение писаных и неписаных правил. Европейские лидеры — люди прагматичные. А нежелание вступать в конфронтацию с Путиным исключает серьезные ответные действия. ЕС должен единогласно проголосовать за санкции, а такого единогласия просто нет.

Европейцы могут пойти на дальнейшие действия в связи с делом Скрипаля лишь в том случае, если появятся новые доказательства прямой причастности Кремля. Но неопровержимые улики, могущие стать сенсацией для европейских СМИ, вряд ли появятся, по крайней мере, в ближайшее время. Пока Путин может расслабиться, хотя печатный станок российских версий все равно будет работать в полную силу.

Содержание статьи может не отражать точку зрения редакции, компании «Блумберг» и ее собственников.

Россия. Великобритания. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 марта 2018 > № 2554381 Леонид Бершидский


Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 16 марта 2018 > № 2541823 Леонид Бершидский

У Путина есть проблема с химическим оружием

Леонид Бершидский | BloombergView

"Российский президент Владимир Путин безразлично пожимал плечами в ответ на критику его аннексии Крыма, на санкции за его вмешательство на Украине и нападки за российское вмешательство в выборы в США. Но отмахнуться от возмущения, которое вызвало на международной арене применение химического вещества в государстве, входящем в НАТО, будет гораздо труднее", - пишет обозреватель Bloomberg View Леонид Бершидский.

По мнению автора, американские и европейские должностные лица не особенно переживают за Украину. Вашингтону оказалось трудно заручиться содействием европейцев, принимая меры в ответ на вмешательство в выборы. Но нарушение Конвенции о химическом оружии, подписанной 192 государствами, чревато гораздо более серьезными санкциями, чем те, которым Россия подверглась до сих пор.

Пересказав аргументы о непричастности России к отравлению Сергея Скрипаля и его дочери Юлии - выступление российского полпреда Небензи в СБ ООН в среду, автор заявляет, что доводы слабые.

"Утверждения Небензи о веществе "Новичок" тщательно сформулированы так, чтобы отрицать то, чего британская сторона не утверждает", - пишет Бершидский. Разработки проводились в СССР, а не в РФ, программа называлась "Фолиант". "Но это не исключает возможности того, что Россия сохранила как запасы, так и производство этих химических веществ", - пишет он.

"Требования Небензи рассматривать этот инцидент в рамках Конвенции о химическом оружии и силами ОЗХО - еще одна причина считать его аргумент неосновательным", - пишет автор. Химик Вил Мирзаянов написал в своей книге "Государственные тайны" ("State Secrets"), что "вещества (класса "Новичок". - Прим. ред.) A-230, A-232, а также их прекурсоры и бинарные компоненты не включены в список контролируемых соединений в Конвенции".

Если хранение или производство этих веществ не запрещено Конвенцией, России формально "нечего бояться или скрывать", сказал Небензя. Но Бершидский сомневается, что в данном случае международное сообщество предпочтет опираться на букву, а не на дух документа, призванного запретить все химическое оружие массового поражения.

"Остается финальный элемент доводов Небензи - то, что у западных стран, вероятно, были возможности для производства химиката, примененного против Скрипаля, а Россия ничего не выиграла бы от его применения. По-моему, это трудно обосновать. Покушения на людей, которых российская разведка считает предателями (будь то Скрипаль или Александр Литвиненко, в 2006 году отравленный в Великобритании полонием), призваны донести мысль, что предатели нигде не находятся в безопасности. На президентских выборах столь решительные действия могут только помочь Путину: его ключевой электорат одобряет такие демонстрации силы и коварства. Но выборы в любом случае не являются ни свободными, ни справедливыми, так что нет резонов заводить об этом речь. Что касается ЧМ по футболу, отменять его уже поздно, и Англия ничего не предприняла для отзыва своей команды с чемпионата", - пишет автор.

"Великобритания определенно не заинтересована в том, чтобы применять нервно-паралитическое вещество на собственной территории просто чтобы досадить России", - говорится в статье.

Бершидский делает вывод: Запад не будет вести войну из-за дела Скрипаля, но ужесточение санкций внезапно стало возможным.

Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 16 марта 2018 > № 2541823 Леонид Бершидский


Россия. Великобритания > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 марта 2018 > № 2536431 Леонид Бершидский

Путин пока не боится, а зря

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Незамедлительный ответ британского премьер-министра Терезы Мэй на попытку отравления российского двойного агента Сергея Скрипаля в Солсбери не впечатлит никого в Кремле. Однако Мэй изложила многообещающую линию нападения на режим Владимира Путина, рассказав о международных усилиях, призванных наказать Россию за имеющийся у нее тайный арсенал химического оружия.

Мэй объявила о выдворении 23 российских дипломатов, «опознанных как тайные офицеры разведки». Это самая крупная высылка с 1971 года, когда Британию пришлось покинуть 90 россиянам. Но Кремль был готов к этому символическому в основном шагу, и уже в ближайшее время может объявить о симметричном ответе. Это повлечет за собой лишь возможное сокращение туристических и пассажирских потоков между Россией и Соединенным Королевством, как это было в прошлом году после взаимной высылки россиян и американцев.

Никто в Москве не будет лить слез и из-за другого заявления Мэй: о разрыве отношений на высоком уровне между двумя странами. Как саркастически написал в среду в Твиттере лидер российской оппозиции Алексей Навальный, «члены британской королевской семьи не приедут на открытие чемпионата мира по футболу. Путин плачет от горя и прекращает убивать людей».

Позже Навальный удалил этот твит и еще один, где говорится, что хотя 23 российских дипломата будут высланы, 23 российских олигарха «станут по-прежнему наслаждаться жизнью в Лондоне». Возможно, он решил, что слишком резко выразился по поводу Мэй. Но придумать ответ на отравление Скрипаля — это нелегкая задача. Более суровое наказание, чем санкции против России за вторжение в Крым, вряд ли будут оправданными. Но если Британия сейчас даст такой же слабый ответ, как и после убийства на ее территории другого русского Александра Литвиненко, то это вызовет политические неприятности. В этом смысле выдворение дипломатов стало правильным сигналом, ведь после случая с Литвиненко Лондон выслал только четверых россиян.

Мэй никак не может объявить самую эффективную и симметричную меру устрашения в ответ на жестокие действия России, какой является проведение аналогичной операции на российской территории. Ей приходится обходиться завуалированными угрозами. «Конечно, есть и другие меры, которые мы готовы применить в любой момент, если столкнемся с дальнейшими провокациями со стороны России», — сказала она. Это может быть все, что угодно, начиная с кибератак и кончая операциями спецслужб. Но Кремль в любом случае ждет этого, ведь российское руководство уже долгие годы страдает от паранойи по поводу западного вмешательства. Для него это в порядке вещей, как со Скрипалем, так и без него.

Несмотря на шумные угрозы применить меры в отношении российских состояний сомнительного происхождения в Британии и против враждебно настроенных россиян в целом, у Лондона по всей видимости нет плана масштабных репрессий против российских денег, циркулирующих по лондонской кровеносной системе. «Но тем, кто хочет причинить нам вред, я скажу просто: вам здесь не рады», — сказала Мэй. Это столь же эффективно, как и те объявления, которые я видел несколько лет назад в Стратфорде-апон-Эйвоне, где говорилось, что нельзя кормить канадских гусей, потому что им здесь не рады (в отличие от местных лебедей). Гусям на это было наплевать.

Мэй также ничего не сказала об экономических санкциях против России, скажем, об ограничении импорта энергоресурсов из этой страны (Британия в последнее время в больших количествах покупает российский сжиженный газ), или об отключении России от платежной системы SWIFT, через которую осуществляются переводы денег. Такие меры нанесут ущерб самой Британии, и против них выступят другие европейские страны, не желающие нести новые экономические убытки из-за санкций против Путина.

Но было бы неверно с пренебрежением относиться к ответным мерам, называя их слабыми и неэффективными. НАТО в среду выступила с заявлением по поводу атаки на Скрипаля и его дочь Юлию, назвав ее «первым случаем агрессивного применения нервно-паралитического отравляющего вещества на территории альянса с момента его создания». Наверное, этого недостаточно, чтобы ввести в действие положение статьи 5 устава НАТО о совместной обороне, как это было после терактов 11 сентября. Но это начало того, что может вылиться в самое мощное наступление на международное положение и авторитет России после захвата Путиным Крыма.

Западные страны, и в частности США, уже осудили Путина за то, что он не выполнил свое обещание помочь в уничтожении запасов химического оружия, имеющихся у режима президента Асада. Асада в последние годы неоднократно обвиняли в осуществлении химических нападений, а Россию на различных форумах называли его сообщницей. Теперь России могут предъявить требование раскрыть информацию о том химическом оружии, которое она очевидно хранит сама. Об этом еще в начале 1990-х годов предупреждал разоблачитель Вил Мирзаянов, рассказавший о программе бинарного химического оружия «Новичок».

Мирзаянов в своей книге «Государственные секреты» написал, что семейство нервно-паралитических отравляющих веществ «Новичок» разрабатывали с тем, чтобы не было никаких нарушений договоров об уничтожении химического оружия. Его основой является обычный пестицид, который превращается в смертельный яд только тогда, когда вступает в реакцию с другим веществом. Теперь, когда отравляющее вещество «Новичок» применили для отравления Скрипаля, Россия подвергнется мощному давлению, и от нее будут требовать раскрыть данные о своем арсенале.

Официальная Москва наверняка будет утверждать, что последнее химическое оружие она уничтожила в прошлом году. Она может также воспользоваться тактикой, разработанной в Сирии, заявив, что это была операция под чужим флагом (не исключено, что она обвинит Украину, о чем уже заговорили некоторые комментаторы на российском государственном телевидении). Но такая линия защиты будет все менее убедительной по мере продвижения британского расследования, особенно если следователи с большой долей вероятности установят, что «Новичок» мог быть применен только теми людьми, которые связаны с российским государством. Ни одна страна не станет смотреть сквозь пальцы на применение химического оружия, каковы бы ни были экономические последствия жесткого санкционного режима.

Наверное, путинский Кремль проигнорирует первые предупреждения и будет продолжать свою рискованную политику. Но он быстро поймет, что это ошибка, если миру будут предъявлены доказательства применения российского химического оружия на чужой территории.

Содержание статьи может не отражать точку зрения редакции, компании Bloomberg LP и ее владельцев.

Россия. Великобритания > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 марта 2018 > № 2536431 Леонид Бершидский


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 марта 2018 > № 2554430 Леонид Бершидский

Именно США «доят» Европу, а не наоборот

Поскольку именно США извлекают основную выгоду из трансатлантических деловых отношений, им стоит отказаться от идеи введения тарифов на импорт из Европы

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Планы президента США Дональда Трампа по началу торговой войны официально не направлены против Европы, однако сам Трамп, по всей видимости, полагает, что направлены. Во вторник, 6 марта, он заявил, что «Евросоюз особенно жестко обошелся с США», и теперь бизнес с ним стал для США «почти невозможным». Проверять слова Трампа на соответствие фактам бессмысленно, но стоит отметить, что сейчас США стоят на грани того, чтобы отравить свой любимый колодец без всяких видимых причин.

Ходят слухи о том, что Канаду и Мексику, возможно, обойдут тарифы Трампа на алюминий и сталь. Если так случится, тарифы на сталь нанесут больше всего ущерба Бразилии, Южной Корее и России, на долю которых приходится 32% американского импорта стали. На долю Германии, которая является крупнейшим европейским экспортером в США, приходится всего 3%. Введение тарифов на импорт алюминия ударит по России, Объединенным Арабским Эмиратам и Китаю. Производство алюминия очень энергоемко, поэтому Европа, где энергия довольно дорогая, не является крупным производителем. Однако Европа публично жалуется на планы Трампа и уже подготовила умышленно оскорбительный ответ, пригрозив ввести тарифы на джинсы Levi's, мотоциклы Harley Davidson, бурбон, а теперь и на арахисовое масло, клюкву и апельсиновый сок. «Мы тоже можем делать глупости», — сказал глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер (Jean-Claude Juncker), комментируя планы.

В экономическом смысле эта война не имеет отношения к Европе. Но в политическом смысле европейцам нравится, когда Евросоюз дает отпор американскому задире. Именно недоверчивое отношение европейской публики к стремлению США доминировать в отношениях в конечном итоге и поставило крест на Трансатлантическом торговом и инвестиционном партнерстве, хотя лидеры по обе стороны Атлантики, включая президента Барака Обаму и канцлера Германии Ангелу Меркель, поддержали его. Чиновники Евросоюза ухватились за редкую возможность повоевать в популярной войне, а их медиа-кампания пропитана насквозь плохо сдерживаемой яростью и хитростью отвергнутого супруга.

США стоило бы вычеркнуть Европу из списка стран, на которые будут распространяться их тарифы, и положить конец этому скандалу. В противном случае они рискуют испортить лучшие экономические отношения, которые когда-либо у них были. В среду, 7 марта, Американская торговая палата в Евросоюзе опубликовала свой очередной ежегодный доклад «Трансатлантическая экономика», в котором говорится об экономическом симбиозе, формирующем базу современной глобальной экономики, и отмечается, что общий объем продаж европейских филиалов американских компаний и американских филиалов европейских компаний составляет 5,5 триллионов долларов. «В конечном итоге, — говорится в докладе, — именно партнерство США и Евросоюза управляет и задает вектор глобальной торговле, инвестициям и денежным потокам, поскольку в мире нет больше такой крупной коммерческой артерии, как инвестиционная артерия, связывающая США и Европу».

Это более подходящее описание того, что сейчас происходит, нежели заявление Трампа о «практически невозможном» бизнесе — как объемы продаж зарубежных филиалов являются более приемлемым показателем отношений, нежели противоречивые показатели торговли. Они указывают на то, насколько комфортными являются эти рынки для ведения бизнеса другу друга.

Перевес сейчас на стороне США. Объемы производства американских компаний в ЕС — в 2016 году они достигли 720 миллиардов долларов — существенно превышают объемы производства европейских компаний в США — 584 миллиарда долларов. Между тем европейцы тратят больше средств на научные разработки в США, нежели американцы в Европе — 41 миллиард долларов против 31,3 миллиарда долларов в 2015 году. Основываясь на этих важных показателях можно говорить о том, что США извлекают больше выгоды из этих отношений. Даже дисбаланс в торговле в основном объясняется деятельностью американских компаний: почти 60% американского импорта из ЕС — это импорт «связанным сторонам», то есть эта продукция производится американскими компаниями. В случае со странами Азиатско-Тихоокеанского региона эта доля составляет всего 40%.

Даже Трампу должно быть понятно, что торговля — это только часть деловых отношений. С точки зрения европейцев, эти отношения ассиметричны в пользу США, особенно когда речь заходит о налоговых махинациях международных компаний. Благодаря им отчисления за право пользования интеллектуальной собственностью, поступающие от Ирландии — в основном от американских технологических компаний — достигли 23% от объемов производства этой страны с 2010 по 2015 год. Если кого-то и оставляют в дураках, так Европу, а вовсе не США.

Пока торговая война еще не началась: Трамп играет на своих сторонников, а чиновники Евросоюза — на европейскую аудиторию, относящуюся к Трампу с недоверием. Но если такая война начнется, степень враждебности резко вырастет. У Европы есть средства для того, чтобы причинить вред американским международным компаниям, даже если сейчас она пока этого не делает. Если Трампа заботят основы американской экономики, ему стоит ценить мягкость Евросоюза — и оставить Европу в покое.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 марта 2018 > № 2554430 Леонид Бершидский


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 марта 2018 > № 2554264 Леонид Бершидский

Статья российского миллиардера была попыткой выпустить пар

Стремление Олега Дерипаски добиться расположения Вашингтона привело его к Полу Манафорту, что только усугубило ситуацию

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Не каждый день российский миллиардер публикует свою статью на консервативном американском сайте Daily Caller. И, если речь идет о таком старающемся держаться в тени миллиардере, как Олег Дерипаска, можно говорить о том, что сейчас происходит нечто экстраординарное. Сыграв злополучную роль в скандале «Трамп-Россия», он уже сыт по горло происходящим, однако он, по всей видимости, не знает, как он может себя защитить.

Представители Дерипаски, чье состояние достигает 7,9 миллиарда долларов, если верить данным из списка миллиардеров по версии Bloomberg, должно быть, выбрали издание Daily Caller за его глубоко скептического отношения к расследованию специального прокурора Роберта Мюллера (Robert Mueller). В колонке Дерипаски это расследование и окружающий его нарратив сравниваются с сатирическим фильмом «Плутовство», в котором помощники американского президента выдумывают несуществующую войну, чтобы укрепить его позиции. Большая часть статьи представляет собой критику и оскорбления в адрес американского «глубинного государства» и в частности Виктории Нуланд (Victoria Nuland), которая прежде отвечала за российскую политику в Госдепартаменте США. По словам Дерипаски, он лично слышал на февральской Мюнхенской конференции по безопасности, что она и группа американских сенаторов являются «приверженцами глубинного государства», стремящимися заверить аудиторию в преемственности американской политики. Как пишет Дерипаска, «глубинное государство» раскручивает российский нарратив, чтобы «создать призрак», который послужит интересам военно-промышленного комплекса, нуждающегося в более значительных финансовых вливаниях.

Почему Дерипаска решил опубликовать эту статью? Он никогда прежде не писал колонки комментатора, а его немногочисленные интервью были совершенно бесцветными и ничем не примечательными. Он — человек дела, а не идеи, он — победитель так называемых алюминиевых войн 1990-х годов — жестокой борьбы, заполнившей целые кладбища в Сибири. Однажды, когда ему еще не было 30 и он был управляющим на крупном алюминиевом заводе в Саяногорске, он на своем автомобиле в одиночку преследовал колонную грузовиков, нагруженных металлом, который был украден с его завода.

Подсказкой в этом вопросе может послужить следующий отрывок из колонки Дерипаски: «К несчастью, я лично знаком с этой группой. Прежде чем они занялись реализацией своих нынешних масштабных амбиций по изменению результатов президентских выборов в США, они в течение двух десятилетий грубо нападали из тени на меня и других».

Из-за своих прошлых грубых корпоративных вмешательств Дерипаска, который в 2000-х годах потратил сотни миллионов долларов на выплату компенсаций своим бывшим партнерам, стал нежеланным гостем в США. Он потратил массу усилий на то, чтобы добиться выдачи визы и чтобы вести там бизнес. В попытке закрепиться в США он платил одному вашингтонскому лоббисту за другим, привлекая самые разные фирмы различной партийной принадлежности.

Он заплатил юридической фирме Боба Доула (Bob Dole) Alston & Bird, которая выбила ему визу. Прошел год, и Дерипаска снова лишился права находиться в США. Он также заплатил связанному с демократами лоббисту Адаму Вальдману (Adam Waldman), который, очевидно, поддерживал контакт с сенатором Марком Уорнером (Mark Warner) и бывшим британским шпионом Кристофером Стилом (Christopher Steele) сыгравшим ключевую роль в формировании нарратива Трамп-Россия.

Но его главной ошибкой стала работа с Полом Манафортом (Paul Manafort), супер-лоббистом и бывшим главой предвыборного штаба Дональда Трампа. Дерипаска профинансировал провалившиеся инвестиционные планы Манафорта на Украине, а взамен получил приглашение к сенатору Джону Маккейну (John McCain). В результате ничего не вышло, что уже могло бы стать для Дерипаски довольно большим разочарованием. Однако негативные последствия этих контактов продолжили преследовать его, поскольку он оказался втянутым в скандал вокруг связей Трампа с Россией. (Дерипаска даже подал иск на Associated Press за статью, в которой говорилось о его связях с Манафортом, но проиграл, потому что, по мнению судьи, никто не обвинял его в совершении каких-либо преступлений.)

Скандал вокруг связей Трампа и России нанес Дерипаске болезненный удар в феврале. Российский борец с коррупцией Алексей Навальный нашел в Инстаграме аккаунт девушки из эскорта, заявившей, что она провела время на яхте с Дерипаской, который женат, и российским вице-премьером. Среди прочего она записала на аудио короткий разговор, в ходе которого мужчина, очень похожий на Дерипаску, обвиняет Нуланд в резком охлаждении в отношениях между США и Россией. Недавно эта девушка — ее зовут Анастасия Вашукевич — была задержана в Таиланде за работу без соответствующего разрешения, и она публично попросила США предоставить ей убежище, предложив взамен передать важную информацию, касающуюся связей Трампа с Россией.

Дерипаска зол и расстроен. Его удивительная жизнь, начавшаяся в деревне на юге России и забрасывавшая его в самые суровые регионы России, во дворцы, на французские виллы и яхты, научила его тому, что нельзя быть слабаком. Но американский истеблишмент неоднократно обводил его вокруг пальца. Он забрал его деньги и продолжил относиться к нему с пренебрежением. Более того, теперь американский истеблишмент марает его имя в этой липкой грязи скандала Трамп-Россия, которую, возможно, не получится смыть до конца дней.

Это сюжет, достойный романа Тома Вулфа (Tom Wolfe). Поскольку мне доводилось сталкиваться с агрессивной тактикой Дерипаски в период моей работы редактором в Москве, я никогда не был его поклонником. С другой стороны, я не думаю, что вашингтонские инсайдеры, которые берут его деньги и ничего не дают взамен, чем-то лучше российских полицейских, которые вымогают взятки, никак не отрабатывая полученные деньги. Коррумпированная российская система служила Дерипаске, суды и правоохранительные органы выполняли его распоряжения. Однако хитросплетения американской коррупции оказались для него непостижимыми. Дерипаска ничего не сможет изменить, публикуя теории заговора в Daily Caller, но так он, по крайней мере, сможет немного выпустить пар и выразить свою досаду.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 марта 2018 > № 2554264 Леонид Бершидский


Россия. Великобритания > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 9 марта 2018 > № 2554298 Леонид Бершидский

Правила шпионской игры больше не ясны

Некоторые подозревают, что за попыткой отравить бывшего шпиона стоит Кремль. Если это так, то мы наблюдаем начало новой и опасной эпохи

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

В среду, 7 марта, британская полиция подтвердила, что бывшего полковника российской разведки Серея Скрипаля и его дочь, которые в настоящий момент борются за жизнь, отравили веществом нервнопаралитического действия. Полиция не сообщила, что это было за вещество. Кроме того, знать, чем отравили отца и дочь — это не то же самое, что знать, кто это сделал. Возможно, еще слишком рано говорить о том, что Россия «объявила войну», как уже сделали некоторые. Однако это покушение ставит перед нами несколько очень серьезных вопросов.

По вполне понятным причинам самой популярной теорией в британских СМИ на данный момент является версия о том, что бывшего полковника военной разведки и его дочь Юлию отравили российские агенты. Это никого не удивило бы. То, что российская разведка вернулась к практике казни предателей, хорошо известно с того времени, когда в 2006 году Александр Литвиненко скончался в Лондоне от отравления полонием. Если ситуация, в которую попал Скрипаль, является частью этой практики, то в ней поражают две вещи, потому они указывают на то, что Россия нарушила неписанные правила шпионских игр, из которых она неоднократно извлекала немалую выгоду. Во-первых, Скрипаль был «вне игры» после суда, тюремного заключения и передачи Великобритании, и, во-вторых, вместе с ним жертвой оказалась и его дочь.

В 2010 году Скрипаль стал одним из четырех человек, которые прибыли на Запад в рамках широко освещаемого обмена шпионами, когда США передали России 10 российских «спящих агентов». В эпоху холодной войны между западными странами и Советским Союзом с его сателлитами произошло несколько десятков обменов шпионов, но эпизод 2010 года стал первым эпизодом в путинскую эпоху, о котором было публично объявлено.

Никого из отправленных на Запад в рамках обмена шпионами никогда не убивали. Возможность обмена — это своеобразный бонус, который делает шпионскую деятельность в пользу иностранного государства относительно перспективной. Те деньги, которые шпион получает, или то моральное удовлетворение, которое он испытывает, работая против ненавистного режима, не могут компенсировать те огромные риски, на которые идет шпион. И даже обещание, что страна, на которую он работает, позаботится о нем, ничего не меняет, если ему приходится постоянно оглядываться до конца своих дней. Между тем обмен был гарантией мирной жизни на пенсии. Если это больше не так, это повышает ставки для шпионов, и делает обмен бессмысленным.

После того как Путин и главы его разведывательных агентств возобновили практику обмена шпионами, зачем им нужно было отказываться от нее, приказав ликвидировать бывшего шпиона, который отсидел в российской тюрьме часть срока и которого затем отправили в Соединенное Королевство? Одна из версий заключается в том, что Скрипаль, возможно, продолжал работать на британскую разведку уже после обмена шпионами. Но, поскольку российское правительство теперь не может ничего признать, не спровоцировав серьезную конфронтацию с Соединенным Королевством, мы, вероятно, никогда не узнаем, что именно произошло. По этой же причине неписанные правила обменов шпионами до сих пор вызывают сомнения, если говорить о западных разведывательных агентствах.

Далее вопрос с дочерью Скрипаля, Юлией. В советскую и российскую практику никогда не входило атаковать родственников предателей. Даже в случае с сыном Льва Троцкого, Львом Седовым, мы не можем с полной уверенностью говорить о политическом убийстве. Также нам не известно ни об одном случае «сопутствующего ущерба», нанесенного семьям предателей. Советский и российский подход к возмездию всегда был крайне прагматичным и как правило не включал в себя элементы вендетты. Все это является вескими причинами для того, чтобы скептически относиться к преобладающей версии, пока не будут обнародованы факты, ее подтверждающие.

Тем не менее, это не мешает опытным аналитикам делать предварительные выводы. Старший научный сотрудник Института международных отношений в Праге Марк Галеотти, который долгое время изучал российское разведывательное сообщество, написал о «нарушении прежнего этикета шпионажа». Он также отметил, что ФСБ ведет все более активную деятельность за пределами России и что эта служба вряд ли ограничивает себя какими-то прежними правилами, потому что даже внутри России она зачастую не признает никаких правил. Была ли атака санкционирована Кремлем или же она отражает новую культуру спецслужб, это покушение на убийство посылает четкий сигнал всем русским, которые работают или работали на западные разведывательные агентства: никакие договоренности не позволят им перестать постоянно опасливо оглядываться в ожидании нападения.

Это сильный сигнал, и его оборотная сторона состоит в том, что всем тем, кто тайно работает на Россию, тоже стоит ожидать более жесткого обращения, если не яда в напитках или нападения на родственников. Стал бы Кремль рисковать такими ответными мерами — и почти неизбежной реакцией Великобритании — просто ради того, чтобы убрать отставного шпиона? Если нет, то Кремлю следовало бы надеяться на то, что в ближайшее время возникнет иная версия произошедшего и что виновные будут наказаны.

И все же ответ может быть положительным — по тем же причинам, по которым Путин недавно посвятил ключевую речь запугиванию США целой коллекцией нового ядерного супероружия. Цель Путина, о которой он заявил, заключается в том, чтобы заставить Запад услышать его и вынудить его к начать переговоры с Россией по вопросам безопасности. Демонстрация того, что правил игры в нынешней итерации холодной войны не существует (во многих областях, а не только в шпионской игре), могла быть одним из способов попытаться инициировать дискуссию. Когда речь шла о глобальной цели, путинская Россия и ее предшественник не колеблясь ставили под угрозу жизни тех, кто хранил им верность.

Однако, как и ядерные угрозы, такие демонстрации беззакония, скорее всего, будут иметь негативные последствия. Проблема Путина заключается не в том, что он недостаточно грозен — он грозен. Дело в том, что готовность Кремля и его фрилансеров отбросить правила усиливает впечатление ненадежности режима Путина и делает переговоры с ним бессмысленными.

Если улики укажут на то, что за этим покушением стоит российское государство, будет довольно трудно представить себе полностью симметричный ответ, который удержит Кремль от подобного поведения в будущем, — такой ответ, который бы не увеличил опасность, исходящую от режима Путина, всегда готового рисковать.

Будем надеяться, в ближайшее время все прояснится. А пока лучшее, что может сделать Запад, — попытаться обезопасить себя от подобных атак в будущем. Для этого нужно усилить защиту врагов Путина, особенно тех, которых режим может счесть предателями. Также необходимо пристально следить за поведением официальных представителей Москвы и по возможности ослабить ее неформальное влияние. Возможно, для того потребуется обратить внимание на многочисленные русские сообщества, такие как, к примеру, лондонское сообщество. Но даже это может стать непосильной задачей: их численность слишком велика, а службы безопасности слишком заняты борьбой с экстремизмом и терроризмом. К каким бы выводам ни пришли следователи, адекватный ответ на это покушение станет гораздо более сложной задачей.

Россия. Великобритания > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 9 марта 2018 > № 2554298 Леонид Бершидский


Великобритания. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 8 марта 2018 > № 2521179 Леонид Бершидский

Правила шпионской игры больше не ясны

Леонид Бершидский | Bloomberg

Британские следователи близки к тому, чтобы узнать, что стало причиной отравления бывшего российского шпиона Сергея Скрипаля и его дочери в Великобритании, но это вовсе не означает, что они имеют представление о том, кто это сделал, пишет обозреватель Bloomberg View Леонид Бершидский.

"Впрочем, вполне понятно, что самой популярной теорией в британских СМИ на данный момент является отравление отставного полковника военной разведки и его дочери российскими шпионами", - отмечает автор, напоминая, что "российская разведка давно вернулась к казни предателей".

"Если ситуация со Скрипалем является частью этой практики, то в ней сильно удивляют две вещи. Получается, что Россия нарушила неписаные правила шпионской игры, от которых она неоднократно выигрывала: во-первых, Скрипаль был "вне игры" после суда, тюремного заключения и передачи Великобритании, и, во-вторых, его дочь очевидно стала жертвой вместе с ним", - рассуждает журналист.

Никого из отправленных на Запад в рамках обмена шпионами никогда не убивали. Обмен был гарантией мирной жизни на пенсии. Если это больше не так, это повышает ставки для шпионов - и делает обмен бессмысленным, полагает Бершидский.

Затем вопрос с дочерью Скрипаля, Юлией. В советскую и российскую практику никогда не входило атаковать родственников предателей, говорится в статье.

"Была ли атака санкционирована Кремлем или же она отражает новую культуру спецслужб, покушение на убийство посылает явный сигнал русским, которые работают или работали на западные разведывательные агентства: они не смогут заключить никакого соглашения, позволяющего им перестать постоянно опасливо оглядываться в ожидании нападения", - делает вывод автор.

"Это сильный сигнал, и его оборотная сторона состоит в том, что все, тайно работающие на Россию, также могут ожидать более жесткого обращения, если и не яда в напитках или нападения на родственников. Стал бы Кремль рисковать такими ответными мерами - и почти неизбежной реакцией Великобритании - просто ради того, чтобы убрать отставного шпиона?" - задается вопросом Бершидский.

"И все же ответ может быть положительным - по тем же причинам, по которым Путин недавно посвятил большую речь запугиванию США целой коллекцией нового ядерного супероружия. Цель Путина, о которой он заявил, - быть услышанным Западом и вынудить его к переговорам по вопросам безопасности. Демонстрация того, что правил игры в нынешней итерации холодной войны не существует (во многих областях, не только в шпионской игре), могла быть одним из способов попытаться инициировать дискуссию", - предполагает журналист.

"Однако, как и ядерные угрозы, такие демонстрации беззакония, скорее всего, будут иметь неприятные последствия. Проблема Путина заключается не в том, что он недостаточно угрожает. Дело в том, что готовность Кремля и его фрилансеров отбросить правила усиливает впечатление ненадежности режима Путина и делает переговоры с ним бессмысленными", - пишет Бершидский.

Великобритания. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 8 марта 2018 > № 2521179 Леонид Бершидский


Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 4 марта 2018 > № 2522183 Леонид Бершидский

Почему Путин бряцает супероружием

Он хочет добиться уважения, однако в конечном итоге он получит гонку вооружений, в которой Россия не сможет победить

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

В неожиданном обзоре нового стратегического оружия, который президент России Владимир Путин включил в свое ежегодное послание Федеральному Собранию, смешались хорошо известные факты, касающиеся достижений России в области технологий, и настоящие откровения. Однако технические детали, вероятно, не так важны, как тот сигнал, который Путин хотел отправить США: цена неядерной войны остается слишком высокой.

Путин сделал особый акцент на том, что российское ядерное оружие способно с легкостью преодолевать американскую систему ПРО, и в скором времени возможности России в этом смысле расширятся еще больше. Оружие, способное нести ядерный заряд, которое российский лидер прорекламировал при помощи соответствующих видеороликов, варьируется от уже хорошо знакомых и готовых к применению систем до сомнительных и пока еще непроверенных.

Ракетный комплекс с тяжелой межконтинентальной ракетой РС-28 «Сармат», вероятно, способен обойти существующие американские системы противоракетной обороны, но только потому, что они недостаточно эффективны. Гиперзвуковой планирующий крылатый блок «Авангард» способен обходить различные системы обороны благодаря тому, что он летит в верхних слоях атмосферы со сверхзвуковой скоростью. Он может развивать скорость до 20 Мах, «идя к цели как метеорит, как горящий шар, как огненный шар», сказал Путин. И обе эти системы уже готовы или почти готовы к развертыванию.

Затем Путин рассказал о беспилотной подводной лодке — стратегической ядерной торпеде «Статус-6» — которую гораздо сложнее отследить, нежели обычную подводную лодку. Но эта торпеда не стала для американцев новостью — о ней даже было упомянуто в новом Обзоре состава и количества ядерного оружия. «Обычно США не рассекречивают информацию о том, что еще не развернуто», — говорит Майкл Кофман (Michael Kofman), военный аналитик и научный сотрудник Института Кеннана в Вашингтоне.

Но в своем обращении Путин представил три вида вооружений, о который ранее ничего не было известно. Ими оказались ракета воздушного базирования «Кинжал», похожая на ракеты наземного базирования «Искандер»; лазерные комплексы наземного базирования; летящая на малой высоте крылатая ракета с атомной силовой установкой, которая предположительно способна обходить как холмы, так и системы ПРО. Но эти новости вызвали у экспертов некоторое недоверие: атомный двигатель является слишком тяжелым, и его трудно установить на ракету. Таким образом, из этих трех видов оружия только «Кинжал» кажется наиболее близким к принятию на вооружение.

По словам Кофмана, в своем выступлении Путин не упомянул о двух новых видах оружия, которые ранее вызвали оживление в экспертном сообществе, а именно о противокорабельной сверхзвуковой ракете «Циркон» и межконтинентальной баллистической ракете РС-26 «Рубеж». «Это вызывает тревогу: российское оружие надолго пропадает из новостей, и это свидетельствует о том, что они добиваются прогресса», — объяснил Кофман.

Рассказы Путина о множестве молодых ученых, которые оставили в прошлом пережитки советской эпохи и занимаются разработкой технологий нового поколения, можно назвать правдой только отчасти. В таких межконтинентальных баллистических ракетах, как «Сармат», нет ничего особенно нового, а ракеты и торпеды с атомной силовой установкой разрабатывались и в Советском Союзе, и в США уже в 1950-х и 1960-х годах. Но в то время подобные технологии были чрезвычайно дорогостоящими. Путин прав в том, что только современные технологические достижения сделали такое оружие возможным.

Эксперты могут спорить о том, не преувеличил ли Путин степень неуязвимости нового российского оружия перед американскими системами ПРО, особенно теми, которые до сих пор находятся на стадии разработки. Американские чиновники уже заявили о том, что США готовы ко всему тому, что Путин может им противопоставить. Проблема подобных споров заключается в том, что они оживляют жуткую реальность ядерной войны между США и Россией — они обеспечивают симметричность плохо завуалированным угрозам Путина.

Между тем природа этих угроз гораздо важнее степени правдивости заявлений Путина о силе его нового супероружия. Будет ошибкой считать эту часть его ежегодного обращения к Федеральному Собранию частью его предвыборной кампании накануне голосования 18 марта. «Победа» Путина на этих фальшивых выборах ни у кого не вызывает сомнений, поэтому ему вовсе не обязательно предлагать россиянам такие «ядерные» аргументы. Кроме того, он уже долгое время занимается внешней политикой гораздо охотнее, чем внутренней. Этот его сигнал направлен исключительно на США, которые в своих недавно обнародованных документах оживили идею соперничества между сверхдержавами. Вот что по этому поводу говорит Кофман:

США повсюду заявляют о том, что мы вернем себе господствующие позиции и будем вести переговоры только с позиции силы. [Министр обороны США Джеймс] Мэттис (James Mattis) бросил вызов, и Путин принял его, сказав: спасибо, я принимаю ваш вызов, и вот вам мой ответ на вашу Стратегию национальной безопасности и Обзор состава и количества ядерного оружия.

Путин и его генералы отлично понимают, что они не смогут одержать победу в неядерной войне против США. Разумеется, российскую армию будет не так легко победить, как горстку российских наемников, разгромленных в феврале в Дейр-эз-Зоре, но эта битва все равно не будет равной: США обладают ценным опытом, высококлассной военной техникой и численным превосходством. Поэтому Путин делает акцент на росте качества своих ядерных средств сдерживания.

Путин показывает зубы, находясь в слабой позиции, чтобы США поняли, что их сила не будет иметь никакого значения в том случае, если они выступят против него. Однако США вряд ли воспримут его сигнал так, как он рассчитывает: Америка захочет сохранить за собой позицию силы, и поэтому она скорее пустится в новую гонку вооружений, чем сядет за стол переговоров, чтобы обсудить новый режим контроля над вооружениями и соглашение о разделе сфер влияния.

Новое оружие — это подарок Путина американским генералам: теперь они смогут демонстрировать его во время обсуждений бюджета, как ранее в этом году сделал сэр Николас Картер (Nicholas Carter), глава Генштаба Соединенного Королевства, с российским видеороликом 2013 года. Они получат больше денег на войну, которую Путин вовсе не намеревается вести, — и его просьба относиться к России, как к равной, которую он несколько раз повторил в своем обращении, вероятнее всего, снова будет проигнорирована.

Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 4 марта 2018 > № 2522183 Леонид Бершидский


Россия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 2 марта 2018 > № 2516990 Леонид Бершидский

Путину нужно современное оружие, а не современная Россия

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

В четверг, 1 марта, президент России Владимир Путин четко расставил свои приоритеты на следующий шестилетний президентский срок: о новом стратегическом оружии России он говорил почти так же долго, как и обо всей внутренней политике вместе взятой.

В повестке Путина все еще остаются реваншизм и конфронтация. В то же время создается впечатление, будто он считает, что внутренние проблемы России каким-то образом разрешатся сами, если он поставит перед собой достаточно амбициозные цели. И это — вне зависимости от нового вооружения — может привести к настоящей катастрофе.

Двухчасовая речь Путина должна была одновременно выполнить функции и ежегодного обращения к Федеральному собранию, и основной части его предвыборной кампании перед выборами 18 марта. Несмотря на новаторскую подачу материала с мелькающей на гигантских экранах инфографикой, в первом часе речи не прозвучало ничего особенно нового и знаменательного. Российский лидер, находящийся у власти уже 18 лет, может позволить себе роскошь сравнить нынешние показатели благосостояния граждан в России с аналогичными в 2000 и 2001 годах, и он, не скупясь, их использовал, хвастаясь, что россияне взяли около одного миллиона ипотечных кредитов по сравнению с 4 тысячами в 2001 году, а также что теперь за уровнем бедности живут 20 миллионов россиян вместо 42 миллионов в 2000 году. Путин ни разу не упомянул нефтяной бум, благодаря которому стали возможны эти улучшения.

Путин признал, что некоторые из амбициозных целей, которые он ставил перед выборами 2012 года — например, повышение производительности труда на 50% или кардинальное снижение уровня бедности — не были достигнуты, но утверждал, что никакого прогресса не случилось бы, если бы он не поднял планку. Далее он поставил новые цели, обещая, что в России вдвое увеличатся расходы на здравоохранение в абсолютном выражении и достигнут 4% ВВП, а также на 40% будут увеличены расходы на стимулирование рождаемости. Вдвое увеличатся расходы на строительство дорог, будут модернизированы региональные аэропорты, чтобы людям не приходилось ездить из одного региона в другой через Москву. Оптоволоконные сети обеспечат быстрый интернет по всей России к 2024 году.

Правительство будет полностью переведено на цифровую основу.

Было озвучено множество обязательств по расходам. Путин не объяснил, как они будут финансироваться и не обещал провести никаких структурных реформ, которые могли бы раскрыть скрытые экономические ресурсы. Он лишь упомянул «новые условия налогообложения», которые придется создать правительству, не задерживая темпов экономического роста. Сергей Алексашенко, бывший заместитель председателя российского Центробанка, теперь выступающий с резкой критикой Путина, суммировал эту часть президентской речи в паре твитах:

1. Выборы? Какие выборы?! Всё ясно, работать пора

2. Всё хорошее в стране случилось из-за меня

3. Проблемы есть, знаю, решать их будем, заливая деньгами. Где взять деньги?— мелкий вопрос, не будем обсуждать

4. Есть тяжёлые проблемы, знаю. Это бюрократы плохо работают! У, я им покажу!

Однако Путин со всей очевидностью взбодрился во второй части своего обращения, которая была полностью посвящена военному возрождению России и приукрашена компьютерными видео в стиле видеоигр 1990-х годов.

Они были предназначены для демонстрации нового вооружения, которое, как Путин убеждал свою аудиторию, прошло успешные испытания, а некоторые виды готовятся к серийному производству.

Среди них было несколько разновидностей ракет, включая тяжелую баллистическую ракету «Сармат» и новые типы крылатых ракет, каждая из которых способна, по словам Путина, обойти американские системы противоракетной обороны. Крылатые ракеты обладают неограниченным радиусом действия благодаря ядерным двигателям, и на видеозаписях продемонстрировалось, как они лавируют на территориях, покрытых американскими противоракетными комплексами.

Аудитория радостно отреагировала, когда траектории ракет сошлись где-то в Западном полушарии. Путин также похвастался подводными дронами с ядерными двигателями, способными передвигаться быстрее и гораздо дальше любых современных торпед. Ни у одного государства нет подобного оружия сегодня, сказал он, и все оно произведено при помощи новых постсоветских технологий.

Эта часть речи содержала трехчастное послание западным, главным образом, американским лидерам:

1. «Мы никогда не переставали быть крупнейшей ядерной державой, но нас никто не слушал. Послушайте сейчас!» (Эту реплику аудитория встретила, аплодируя стоя).

2. Если вы думали, что Россия обречена на пожизненное отставание после распада Советского Союза, то ваши расчеты не оправдались: «Сдерживание России не удалось».

3. Система противоракетной обороны США и расширение инфраструктуры НАТО до российских границ «неэффективны и являются бесполезным финансовым бременем».

«Это не блеф», — утверждал Путин. Это заявление, которое, как я надеюсь, никогда не будет проверено на деле.

Некоторые союзники Путина были в восторге от угрожающей части его речи. Маргарита Симоньян, глава пропагандистского канала RT, написала в Твиттере: «Если бы президент США озвучил такое послание, его поддержало бы 99,9 прц населения и уж точно поголовно весь истеблишмент. А у нас в комментах полно нытья и возмущения — на хрена нам это оружие, что за агрессивное послание и проч. Да валите уже, в самом деле».

Я склонен, однако, согласиться с другим москвичом, который, как и я, теперь живет за границей, — галеристом Маратом Гельманом, написавшим в Фейсбуке: «Я реально начал бояться за страну. Это не просто наркокартель с ядерной кнопкой. Это не просто новый виток гонки вооружений. Это какое-то безумие».

Проблема заключается не столько в современном вооружении — такой большой стране, как Россия, нужна военная мощь — сколько в том, что именно надо защищать с помощью этого оружия. Без внятного видения будущего и привлекательной модели для подражания, в отсутствие мягкой власти, о которой стоило бы говорить, и экономической модели, которая могла бы обеспечить устойчивый рост и удержала бы людей от бедности, бряцание ракет в воздухе является страшным, но пустым звуком. В контексте фарсовых выборов с заранее предрешенным результатом растущая военная мощь России подразумевает более надежную защиту для безответственного, репрессивного режима, которому не приходится выполнять ни одно из данных обещаний. Это сила без надежды и смысла.

Увлеченность Путина новыми игрушками можно легко понять. Но в его озорном предложении о том, чтобы слушатели придумали для некоторых из них названия («Володя», — немедленно предложила Симоньян, используя уменьшительную форму имени Путина), скрывается более символичный смысл, чем тот, что вложил в него президент. «Сармат», «Кинжал» и любые новые названия, придуманные «патриотами» для оружия, наталкивают на вопрос: неужели это единственные международно признаваемые бренды, которые способна произвести на свет современная Россия? Если нет, то почему же я не могу вспомнить ни одного другого?

Модернизация вооружения может происходить, если модернизируется и вся остальная страна, освобождаясь от отличительных черт бандитского государства. Это гораздо более сложная задача, о необходимости решения которой Путину прекрасно известно. Просто она его не слишком воодушевляет, поэтому Россию ждут очередные шесть лет демонстрации мускулов и стагнации.

Россия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 2 марта 2018 > № 2516990 Леонид Бершидский


Аргентина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 28 февраля 2018 > № 2517131 Леонид Бершидский

«Кокаиновое дело» — это очередное свидетельство слабости Путина

Неудачная попытка переправить кокаин из Аргентины в Москву помогает закрепить за Россией репутацию бандитского государства.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Ошеломляющие сообщения СМИ о сумках с кокаином, обнаруженных на территории российского посольства в Буэнос-Айресе, доказывают, что та терпимость, которую режим президента России Владимира Путина демонстрировал в отношении разного рода незаконной деятельности его служителей, уже превысила все мыслимые границы. Режиму необходимо найти способ справиться с этой проблемой, в противном случае к нему начнут относиться как к криминальной организации.

Официальный ответ Министерства иностранных дел России вызывает больше вопросов, нежели дает ответов. Около 18 месяцев назад некто (МИД не сообщает, кто именно) обнаружил в жилом школьном комплексе посольства сумки, в которых было почти 400 килограммов кокаина. Как сообщили аргентинские источники, посол России Виктор Коронелли сообщил о находке в полицию. Предположительно, эти сумки принадлежали бывшему сотруднику технического состава учреждения, командировка которого к тому времени уже закончилась. После этого российские и аргентинские чиновники провели совместную операцию, кульминация которой наступила в декабре 2017 года, когда сумки с мукой и датчиками GPS внутри, были отправлены в Москву, чтобы выявить получателя. В результате были задержаны три человека — бывший сотрудник посольства и два человека, попытавшихся забрать груз.

Но у этой версии есть ряд недостатков. Российский экономист Максим Миронов, который живет в Буэнос-Айресе и дети которого посещают упомянутую выше школу, выразил сомнения в том, что 12 больших сумок можно было пронести на территорию школы так, чтобы служба безопасности этого не заметила. Также непонятно, почему российский бизнесмен Андрей Ковальчук попытался забрать груз по поручению бывшего сотрудника посольства, предложив доставить его в Москву на частном самолете.

Ковальчук, с которым удалось побеседовать репортерам частного российского информационного агентства, заявил, что в сумках были коньяк, сигары и элитный кофе, которые он купил, чтобы переправить в Москву. Ковальчук, который, по некоторым сообщениям, работал в департаменте безопасности МИД России, попытался воспользоваться дипломатическими каналами, чтобы избежать пошлин, которыми облагаются предметы роскоши, которые он привозил из разных стран. По непонятным причинам Ковальчук до сих пор находится на свободе.

Что интересно, российское издание РБК отследило номер самолета, которым мука была доставлена в Москву — этот номер виден на одной из фотографий, опубликованных аргентинскими властями — и выяснило, что он принадлежит специальному летному отряду «Россия», который отвечает за перелеты высокопоставленных российских чиновников. «Россией» управляет департамент обслуживания администрации президента, который сразу же заявил, что его самолеты не были задействованы в этом деле, хотя самолет с таким номером и вправду был в Буэнос-Айресе в декабре 2017 года.

Искаженные интерпретации и опровержения — это хорошо знакомая тактика, как, собственно, и сама схема действий. Россияне, особенно сотрудники служб безопасности, имеющие доступ к полезной правительственной инфраструктуре, используют этот доступ для того, чтобы заработать. И, по всей видимости, на это у них есть неофициальное разрешение сверху.

Евгений Пригожин, который контролирует «ЧВК Вагнера» — по сути армию наемников, которая воюет в разных странах по поручению российского правительства, а также выполняет для него коммерческие задания — по всей видимости, активно пользуется сложившейся схемой. Издание «Вашингтон Пост» недавно опубликовало статью, авторы которой ссылаются на перехваченные разговоры Пригожина с одним сирийским министром, которому россиянин обещает предоставить бойцов группы Вагнера для выполнения операции 7 февраля по захвату месторождений нефти, удерживаемых курдами.

Как сообщает издание, Пригожин также сказал, что у него есть разрешение на выполнение этой миссии от одного российского министра. «Вашингтон Пост» также подчеркнула, что, если верить расшифровке, сирийский собеседник Пригожина обещает ему заплатить за его услугу. Если эти данные верны, получается, что Пригожин получает от Москвы разрешение на реализацию своих коммерческих миссий, которые являются незаконными — российские законы запрещают гражданам участие в войнах на территории иностранных государств в качестве наемников.

Некоторые российские хакеры — это тоже пример такого рода поведения. В январе 2017 года несколько программистов, работавших на или в тесном сотрудничестве с ФСБ, были арестованы в Москве по подозрению в измене. Одним из них стал майор Дмитрий Докучаев, который был известным хакером, прежде чем ФСБ заставила его работать на себя. Очевидно, ему разрешили продолжить реализацию его личных прибыльных проектов, включая те проекты, которые стали возможными благодаря краже 500 миллионов аккаунтов «Яху» (Yahoo) — за это преступление он разыскивается в США. История Докучаева, по всей видимости, является еще одним примером того, как слуги Кремля получают неофициальные разрешения на «подработку» на стороне.

Вероятно, подобные люди могут быть очень полезными для государства (по крайней мере, в том, как Путин понимает его цели). Ими руководит стремление к такому богатству, которое государство не может им дать официальными способами. Однако их ошибки сводят на нет всю ту пользу, которую они, возможно, приносят государству. Частная армия Пригожина потерпела болезненное поражение, потеряв десятки людей во время атаки 7 февраля и поставив Кремль в чрезвычайно неудобное положение, в котором он не может выступить в защиту своих граждан — и представители националистических кругов, несомненно, это заметили.

Хакеры, получившие индульгенцию от государства, часто заходят слишком далеко, о чем свидетельствуют дела о государственной измене. Что касается сумок с кокаином, их однозначно нельзя назвать той рекламой, которой добивалось Министерство иностранных дел России — даже если учесть, что оно помогало в выявлении виновных.

В конечном итоге вся эта незаконная «подработка» на стороне создает впечатление, что между деятельностью российских служб безопасности «в дневное время» и их деятельностью «по ночам» нет почти никакой связи. Помогают ли они президенту Башару Асаду с захватом нефтяных месторождений, потому что это отвечает интересам России или потому что кто-то хочет — или кому-то просто позволили — заработать на стороне? Работают ли российские хакеры с какой-то политической целью или с целью личного обогащения? Провозят ли они кокаин ради подработки или потому что Кремль — это наркокартель, который возит министров и контрабанду наркотиков на одних и тех же самолетах?

Их поведение наводит на мысль о том, что все, что они делают, так или иначе разрешено самим Путиным, и многие часто говорят об этом, даже не удосуживаясь проверить, насколько президент России ко всему этому причастен — как получилось в истории с допинговым скандалом, в результате которого множество российских звезд спорта не попали на Игры в Пхенчхане.

Внутри России почти всегда было трудно провести четкую линию между «подработкой» полиции и разведывательных служб и их официальной работой. Однако теперь их незаконная «подработка» становится все более заметной на международной арене, и отчасти это объясняется тем, что своими агрессивными действиями Путин привлекает к России слишком много негативного внимания. Это серьезная проблема: Путин хочет, чтобы его считали принципиальным противником Запада, а вовсе не главой гигантской преступной организации. Если он не сумеет укротить жадность представителей своего аппарата безопасности, который активно пользуется своими невероятными полномочиями, тогда, возможно, он больше не сможет контролировать ситуацию после того, как переизберется в президенты в четвертый раз.

Аргентина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 28 февраля 2018 > № 2517131 Леонид Бершидский


Россия > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 21 февраля 2018 > № 2505379 Леонид Бершидский

Путину необходимо найти способ увеличить доходы россиян

В условиях экономики, в которой доминирует государство, только правительство может помочь увеличить доходы граждан

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Предстоящие президентские выборы в России являются настолько формальными, что президент Владимир Путин даже оказался сниматься в собственных предвыборных роликах. Однако он все же решил позаботиться о том, чтобы реальные доходы населения — по крайней мере, согласно официальной статистике — не снижались. И Федеральная служба государственной статистики сделала все, чтобы этого не произошло.

В понедельник, 19 февраля, Росстат сообщил, что в январе 2018 года реальные располагаемые денежные доходы россиян нисколько не изменились по сравнению с январем 2017 года. Чтобы получить такой результат, Росстату пришлось не учитывать единовременную денежную выплату пенсионерам в размере 5 тысяч рублей, сделанную в январе 2017 года — «в целях сопоставимости», как объяснила служба. Однако все это не помешает Путину заявить, что снижение доходов россиян удалось остановить.

Снижение доходов россиян станет главной проблемой начала четвертого президентского срока Путина. После двух лет рецессии в 2017 году экономический рост возобновился, как и рост розничного товарооборота, однако это скорее объясняется ростом готовности россиян брать потребительские кредиты (после падения на 35% в 2015 году). В номинальном выражении в 2017 году объемы потребительских кредитов вернулись на уровень 2014 года.

Путин и его правительство делают особый акцент на том, что им удалось справиться с инфляцией, которая в прошлом году составила всего 2,5%. Необычайно низкие темпы роста цен позволили Центробанку России снизить свою ключевую ставку до 7,5%, что сделало кредиты более доступными. Однако реальные располагаемые денежные доходы уменьшились на 1,7%, хотя Министерство экономики прогнозировало рост на 0,2%. У российских компаний нет никаких причин для того, чтобы поднимать зарплаты: их совокупный чистый доход уменьшился на 4% по сравнению с прошлым годом.

В условиях экономики, которую все больше контролирует государство — недавние новости о том, что ВТБ Банк покупает акции сети розничных магазинов «Магнит», — это лишь один из примеров, иллюстрирующих эту тенденцию — увеличение государственных расходов является самым надежным способом повысить реальные доходы населения. Однако в 2017 году дефицит бюджета России составил 1,7%, а в этом году, по прогнозам Bloomberg, он составит 1,3%: рост мировых цен на нефть не смог полностью компенсировать сокращение доходов государства. В ближайшем будущем у российского правительства не получится существенно увеличить доходы граждан, не спровоцировав рост долга.

Bloomberg сообщает, что именно такое увеличение в настоящий момент предлагают экономический советник Путина Андрей Белоусов — давний сторонник активного денежного стимулирования — а также более консервативные вице-премьер Игорь Шувалов и министр экономики Максим Орешкин. По неподтвержденным данным, им хотелось бы, чтобы в течение следующего президентского срока Путина соотношение государственного долга и ВВП увеличилось до 16% с нынешних 12,5%. Идея заключается в том, чтобы стимулировать рост через всплеск потребительского кредитования, что позволит собрать 15 триллионов рублей для инвестиций в инфраструктуру, включая строительство автомобильных и железных дорог.

Нет ничего особенно страшного в том, чтобы немного увеличить долг, особенно если российские облигации возвращаются на инвестиционный уровень в этом году — вполне реальная перспектива, учитывая отсутствие новых санкций США, которые могли бы сделать российские ценные бумаги недоступными для многих инвесторов. И даже если не рассматривать расширение иностранных займов, внутренний рынок вполне способен поглотить гораздо больше относительно высокодоходных долговых обязательства правительства. По сравнению с уровнем Европы и США, долг России невелик, поэтому эта страна может позволить себе немного его увеличить.

Однако Путин, по всей видимости, инстинктивно противится долгам. Когда он пришел к власти в 2000 году, соотношение долга к ВВП в России превышало 50%. Путин последовательно реализовывал стратегию, направленную на уменьшение долга, и к 2008 году это соотношение сократилось до 7,4%. Оно снова начало расти из-за глобального финансового кризиса и достигло своего максимума в 2015 году на фоне рецессии, но с тех пор оно опять уменьшилось. Склонность Путина к разумному, консервативному управлению финансами, нашедшая отражение в заметном улучшении внешнего финансового положения России в 2017 году — увеличение золотовалютных резервов на 11,7 миллиардов долларов и увеличение чистых иностранных инвестиций на 48,9 миллиарда долларов — противоречит другому его сильному инстинкту — инстинкту, который толкает его к увеличению присутствия государства в экономике.

Именно этот внутренний конфликт Путину придется разрешить в течение своего следующего шестилетнего президентского срока. Щедрое финансирование инфраструктурных проектов может стать наградой для бизнесменов, особенно для друзей Путина, за их терпеливое отношение к весьма экономически некомфортной позиции Путина на геополитической арене. Нет никаких сомнений в том, что экономика России в этом нуждается: государственные инвестиции в инфраструктуру сократились до 2% ВВП примерно с 4% в 2012 году, а по прогнозу Global Infrastructure Outlook, «инвестиционный разрыв» России — разница между тем, что тратится на дороги, аэропорты, телекоммуникации, водоснабжение и энергоснабжение, и тем, в чем страна действительно нуждается — к 2040 году составит 727 миллиардов долларов.

Это также может помочь остановить падение реальных доходов населения, которое подпитывает апатию россиян и в последнее время даже открытое недовольство под антикоррупционными флагами. Но Путин, хорошо знающий ту систему, которую он подстроил, сомневается в эффективности существенного повышения расходов. А если оно подпитывается резким ростом долга, Путин будет испытывать неуверенность, передавая власть своему преемнику, что конституция обязывает его сделать в 2024 году. Стабильность его режима основана на разумном управлении государственными финансами, а в них уже появились плохо скрываемые дыры, такие как сомнительные активы государственного банка развития ВЭБ. Путин знает, что официальные данные помогут немного замять эти потенциальные проблемы, и он не хочет их усугублять.

Некоторые подсказки касательно планов Путина могут прозвучать в его ежегодном обращении к парламенту, с которым он, вероятнее всего, выступит в конце февраля, сделав его ключевой речью своей несуществующей предвыборной кампании. Даже если мнения избирателей никто не спрашивает, их интересы нельзя полностью игнорировать. Вопрос заключается в том, сможет ли Путин им помочь, не уменьшив при этом степень своего контроля над экономикой.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 21 февраля 2018 > № 2505379 Леонид Бершидский


Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 16 февраля 2018 > № 2502300 Леонид Бершидский

Геостратеги, дайте России и Китаю отдохнуть

Леонид Бершидский | BloombergView

"В последние годы на Западе в дискуссиях кругов, занимающихся вопросами безопасности, преобладало беспокойство из-за возрождающейся России, - пишет колумнист BloombergView Леонид Бершидский. - Но судя по "Мюнхенскому докладу по вопросам безопасности" этого года, который по традиции задает повестку престижной конференции в баварском городе (она начинается в пятницу), фокус внимания постепенно смещается в сторону Китая". Однако, по словам автора статьи, Западу следует больше внимания уделять внутренним проблемам.

"Авторы доклада обнаружили, что Россия с ее экономикой размером с испанскую, проблемой международной конкурентоспособности и серьезной нехваткой "мягкой силы" не может до бесконечности оставаться осью дебатов по вопросам безопасности. По сравнению с двумя предыдущими докладами более заметную роль начинает играть Китай", - отмечает журналист.

Бершидский приводит цитату из доклада: "В то время как Иран и даже Россия не предлагают другим странам привлекательную модель, Китай все активнее преподносил свое сочетание автократического правления и капитализма в качестве заманчивой альтернативы западной модели и умело занял место, освобожденное США".

Все другие вопросы кажутся более незначительными, но все же в докладе есть глава, посвященная экологической безопасности, пишет Бершидский. В ней указывается, что загрязнение окружающей среды убивает в 15 раз больше людей, чем все войны и вооруженные конфликты вместе взятые. Есть глава об Африке, где ежегодно 20 млн молодых людей выходят на рынок труда, но заняться им особо нечем.

"Готов поспорить, что этим проблемам на конференции будет уделено меньше времени и уж точно меньше внимания со стороны СМИ, чем "более сексуальным" вопросам конкуренции великих держав и нового миропорядка. Но они, в некотором смысле, более реальны и важны, чем геополитические конструкции", - подчеркивает автор статьи. В любой западной стране обычных людей больше беспокоят "наводнения, ураганы и миграционные кризисы, чем в высшей степени теоретическая вероятность нападения России или наращивание Китаем сил в Южно-Китайском море".

Значение Китая и России в жизни европейцев и американцев сравнительно мало, если только кто-то не желает использовать их в качестве вопросов, способных объединить общество, разобщенное из-за более существенных проблем, указывает колумнист Bloomberg. "Но этот метод - создание образа нависшей внешней угрозы, когда есть мало предложений по решению внутренних проблем - очень в духе России (а когда нужно, и Китая)", - подчеркивает Бершидский.

Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 16 февраля 2018 > № 2502300 Леонид Бершидский


Россия. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 16 февраля 2018 > № 2502243 Леонид Бершидский

Путин пытается не смешивать свои войны

Тех людей, которые погибли в Сирии, называют наемниками, а не героями. Согласятся ли с этим россияне?

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Поздним вечером 7 февраля и ранним утром 8 февраля американские силы в Сирии, судя по всему, убили самое большое количество русских с момента окончания холодной войны — более 200 солдат. Однако в данном случае не будет никаких международных последствий, и никто из россиян не получит посмертно награды, как Роман Филипов, боевой пилот, сбитый в небе над Сирией ранее в этом году — он вступил в бой с боевиками, которые пытались взять его в плен, а затем подорвал себя гранатой.

Причина того, что даже точное число убитых никогда не будет официально подтверждено, состоит в том, что эти россияне были наемниками, а не официальными военнослужащими, а их задача, вероятно, не имела ничего общего с геополитическими целями России в Сирии. Они пытались захватить нефтеперерабатывающий завод на нефтегазовом месторождении Аль-Исба в нефтеносной провинции Дэйр-эз-Зор, которое ранее обеспечивало большую часть доходов «Исламского государства» (запрещенная в России организация — прим. ред.) в Сирии.

В заявлении по поводу этого инцидента российское Министерство обороны назвало их «членами сирийского ополчения», которые участвовали в проведении «операции против спящих ячеек Исламского государства». Поэтому вполне вероятно, что они выполняли задачи коммерческого характера в интересах режима сирийского президента Башара Асада, которому нужен доступ в нефти для восстановления контролируемых им территорий — вероятно, в обмен на долю в нефтяном бизнесе.

Сегодня россияне вовлечены в две войны. Одна ведется регулярными войсками за геополитические приоритеты Кремля. В другой участвуют наемники, которые пытаются получить коммерческую прибыль. Разделительная линия между этими войнами не столь расплывчатая, как это может показаться. Однако время от времени они немного пересекаются.

Сирийская кампания предоставила на данный момент самый ясный пример того, как это работает. Существуют официальные российские вооруженные силы, которые уже заявили о своей победе и хвастаются полученным ими боевым опытом. Их цель состояла в том, чтобы спасти режим Асада, потеряв при этом как можно меньше российских солдат (пока сообщалось о гибели всего 44 российских военнослужащих), обеспечить расширенное присутствие России на Ближнем Востоке, а также сделать страну важным игроком при разрешении многочисленных кризисов в этом регионе.

Помимо этого, существует частная военная компания Вагнера, базирующаяся на юге России. Она набирает в свои ряды физически крепких мужчин, часто из числа бывших военных, которые могут использоваться непосредственно на земле, но наличие связей с которыми при необходимости можно отрицать. Оплата их работы часто может превышать те деньги, которые получают военнослужащие регулярной армии, однако они не обладают самым современным оружием и не могут рассчитывать на официальную поддержку государства, которая предоставляется регулярным частям.

Вознаграждение может выплачиваться российским правительством, а также в результате реализации таких побочных проектов, как захват нефтяных объектов для Асада.

Регулярные подразделения и члены частной армии Вагнера должны воевать на одной стороне — это помогает продвигать вперед геополитическую повестку. Однако степень координации между ними часто бывает низкой. В Сирии, если говорить обо всех намерениях и целях, Вагнер работает на Асада, а не на Россию («Члены сирийского ополчения»). Разделительная линия между этими двумя войнами проходит там как в случае поражения, так и в случае победы. Во время попытки захвата нефтеперерабатывающего завода победу праздновал бы только Асад.

Причина того, что информация о потерях Вагнера просочилась и получает теперь подтверждение из многочисленных источников, состоит в том, что многие люди, воюющие в Сирии, были задействованы раньше на востоке Украины. Вот почему Игорь Гиркин, бывший командующий вооруженными силами так называемой Донецкой Народной Республики, получает сообщения о гибели своих товарищей. И поэтому любители, проводящие расследование и следящие за российским участием в украинском конфликте — такие как Группа по расследованию вооруженных конфликтов (Conflict Intelligence Team) или украинская организация «Миротворец» — подтверждают фамилии некоторых убитых людей.

Ситуация на востоке Украины похожа на ситуацию в Сирии, однако там больше пересечений между российскими регулярными и нерегулярными войсками. Кремль имеет ясные геополитические интересы в этом районе — дестабилизация Украины, — однако они не могут открыто обсуждаться. Президент Владимир Путин был весьма осторожен в своем единственном комментарии по этому вопросу, а произошло это во время пресс-конференции в 2015 году. «Мы никогда не говорили, что там нет людей, которые занимаются там решением определенных вопросов, в том числе в военной сфере. Но это не значит, что там присутствуют регулярные войска», — сказал он.

Россия никогда не подтверждала то, что она направляла регулярные войска в ключевые моменты войны на востоке Украины, хотя эти операции хорошо задокументированы. Там присутствуют люди Вагнера, а также другие члены нерегулярных формирований из числа местных жителей, которые воюют, исходя из своих националистических убеждений, с одной стороны, а также в расчете на долю при дележе полезных ископаемых этого региона.

Как и в Сирии, геополитические интересы Кремля и коммерческие интересы нерегулярных частей не совпадают на 100%. Однако члены нерегулярных формирований не могут сделать чего-то в ущерб повестке Путина, не получив за это серьезного наказания.

Повышенная роль наемников в российских конфликтах связана не только с тем, что от связей с ними можно отказаться. По сути, подобные формирования являются продолжением культуры «фрилансеров» или «внештатных сотрудников», которая процветает в путинской России в правоохранительных органах — спецслужбы используют бандитов, а также нанимают «черных хакеров» (black-hat hackers) для выполнения специфических заданий, обещающих получение побочной прибыли. Однако для официального Кремля — для стороны, которая ведет геополитические войны — возможность отрицать свою причастность является наиболее важным вопросом. Однако в случае с инцидентом в Дэйр-эз-Зоре сделать это крайне сложно по причине большего количества погибших.

Этот случай показывает, что вовлечение в конфликты нерегулярных российских формирований, способных оказать помощь в реализации повестки Путина, может оказаться рискованным делом. Григорий Явлинский, либерал, участвующий в российских мнимых президентских выборах, требует, чтобы Путин сообщил о погибших российских гражданах. Еще более важно то, что новости о похоронах и скорбящих семьях будут распространяться в социальных сетях — и многих россиян не будет волновать частный статус этих бойцов. Они будут, как это делает Гиркин и его националистические союзники, привлекать внимание общества к неспособности Путина дать достойный ответ на жестокое убийство российских граждан, организованное Соединенными Штатами — страной, которая сегодня в России считается самым главным врагом.

Кроме того, возвращающиеся наемники будут рассказывать истории о безразличии официальных инстанций — я сомневаюсь, что они полностью понимают то, насколько слабыми являются связи между ними и регулярными российскими военными. На самом деле, им, вероятно, приятно думать, что они принимают участие в той войне, которую ведет Россия, а не какая-то частная фирма. Хотя это всего лишь иллюзия, она будет способствовать медленному росту недовольства по поводу режима, который разделяет людей, выполняющих для него грязную работу, на представителей первого и второго класса. По сути, это еще один пример того, как пекущийся только о своих интересах путинский режим обманывает ожидания простых россиян.

Высказанные в этой статье взгляды не обязательно отражают мнение реакционной коллегии, компании «Блумберг Эл-Пи» или ее владельцев.

Россия. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 16 февраля 2018 > № 2502243 Леонид Бершидский


США. Россия > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 8 февраля 2018 > № 2491766 Леонид Бершидский

Как Илон Маск обошел космическую программу России

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Ни в одной стране запуск сверхтяжелой ракеты-носителя Falcon Heavy, произведенный во вторник компанией SpaceX, не вызвал такого резонанса, как в России. Частная американская компания продолжает совершать технические подвиги, от которых российская космическая промышленность отказалась: сначала SpaceX начала многократно использовать ракеты, а теперь успешно запустила ракету, оснащенную 27 двигателями.

СССР пытался сделать нечто подобное в 1960-х и начале 1970-х годов. Сергей Королев, конструктор ракетно-космической техники, который запустил первый спутник и первого человека в космос, начал разработку того, что позже получило известность как Н-1, сверхтяжелая ракета-носитель с 30-двигателями, которая была способна доставить 75-тонную космическую станцию на орбиту, а возможно, и на Луну, Марс и Венеру. Проект была закончен после смерти Королева в 1966 году, и испытательные пуски Н-1 проводили четыре раза. Все пуски были неудачными, во многом из-за сложностей, связанных с одновременной работой такого количества двигателей.

А сегодня компания SpaceX успешно справилась с аналогичной задачей, и хотя пока неясно, кто будет заключать контракт на обслуживание Falcon Heavy, у основателя SpaceX Илона Маска теперь есть самая мощная в мире ракета-носитель: она может доставить на орбиту до 64 тонн груза. Планы России по созданию такой ракеты, способной совершить полет на Луну или на Марс, пока еще не завершены и, конечно, не финансируются в полном объеме, хотя глава российского космического агентства «Роскосмос» Игорь Комаров пообещал осуществить первый запуск в 2028 году. Вероятно, даже у Китая будет сверхтяжелая ракета-носитель раньше, чем у России. Но именно успех «выскочки» Маска вызывает чувство жгучей обиды. Ведь за «Роскосмосом» стоит государство со всей его властью и возможностями. Но надо же — этот шоумен, выглядящий как мальчишка, запускает свою Tesla Roadster в космос. Из динамиков автомобиля во всю мощь звучит голос Дэвида Боуи. А на экране приборной панели светится цитата из «Путеводителя для путешествующих по галактике автостопом» Дугласа Адамса: «Не паникуй!»

Не помогли и плоские шутки — событие от этого не становится менее горьким и обидным. Когда больно, русские смеются. И после запуска появилось множество русских мемов, авторы которых, ерничая (храбро), признали поражение, предлагая варианты того, что могла бы Россия запустить в космос вместо автомобиля Tesla Roadster.

Но подтекст у всего этого серьезный. Виталий Егоров, представитель частной космической компании «Даурия Аэроспейс», которая производит российские спутники и сотрудничает с «Роскосмосом», с горечью написал в Facebook:

«На самом деле Маск не сделал ничего фантастического. Такое делал Королев, делал Глушко. Такое делали советские люди, и могут сделать русские. Но сейчас мы смотрим на это со стороны, как на что-то фантастическое. У меня неоднократно спрашивали различные люди: „Можем ли мы повторить успех SpaceX?″. Технически можем. В конечном счете, посадка ступени или сверхтяжелая ракета — это математическая задача. Математики у нас не перевелись! У нас перевелись мечтатели. Чтобы знать, как лететь, и куда лететь, нужно знать, зачем лететь».

У Маска, с его природным умением показать товар лицом или протолкнуть идею и с надоевшими культурными ориентирами, есть мечта, о которой он рассказал в своем докладе, опубликованном в прошлом году: колонизировать Марс. В докладе Маск признается, что даже разбогател ради этой мечты.

В России действительно нет мечтателя, который мог бы с ним сравниться. В России есть Дмитрий Рогозин, вице-премьер и националист, отвечающий за оборонную и аэрокосмическую промышленность, который устроил публичную ссору с руководством «Роскосмоса» после последнего неудачного запуска ракеты в ноябре. Чиновники «Роскосмоса» арендовали бизнес-джет Gulfstream и полетели на Дальний Восток на запуск космического аппарата с нового космодрома «Восточный», но ракета «Союз» с 18 спутниками на борту сгорела в атмосфере. Позже Рогозин обвинил «Роскосмос» в том, что настройки разгонного блока «Фрегат» были выставлены в расчете на пуск с другого космодрома. «Один портной шьет карман, другой — лацкан, а костюмчик не получился», — возмущался Рогозин. «Роскосмос» опроверг слова о допущенной ошибке. Но после серии уголовных расследований в российской аэрокосмической отрасли (во время которых были выявлены случаи использования дешевых компонентов, что недопустимо при строительстве ракет) не исключаются даже самые нелепые объяснения.

После распада Советского Союза российская космическая программа осуществлялась на прагматической основе — для зарабатывания денег. Используя проверенные временем технологии, Россия захватила лидерство на рынке коммерческих запусков. Но настойчивость и изобретательность специалистов SpaceX, а также успех компании в снижении затрат за счет повторного использования ракет, сделали ее в прошлом году вероятным лидером рынка и, возможно, даже прибыльным. Вне всякого сомнения, ракета Falcon 9 по количеству удачных запусков стала самой лучшей в мире.

«Роскосмос» признал, что компания SpaceX представляет угрозу, к которой он многие годы относился с презрением и которую игнорировал. Сейчас российская корпорация работает над снижением стоимости запуска на 20% процентов и повторным использованием компонентов ракет. Но на данный момент лучшей в этой области является компания Маска, и догнать ее будет нелегко.

Многие россияне, которые завидуют успеху Маска, подчеркивают, что он не достиг бы всего этого без государственной поддержки — технической помощи от НАСА, а также многомиллиардных правительственных субсидий. Но остальные компании аэрокосмической отрасли США тоже получают значительную финансовую поддержку от государства, что можно сказать и о космических программах европейских стран, Китая, Японии и Индии. Наверное, Егоров видит эту разницу. Никакая государственная поддержка не смогла бы обеспечить компании SpaceX успеха и лидирующих позиций в той степени, в какой это стало возможным благодаря личной страсти и энтузиазму этого неуклюжего, всех раздражающего чудака-умника, который читает научную-фантастику и ездит на электромобиле Tesla Roadster. В производственно-технической сфере мечта, возможно, не играет столь серьезной роли, как государственные соображения, которыми руководствуются Рогозин и Комаров. Но поднимать некоторые тяжелые объекты в космос она, мечта, несомненно, помогает.

США. Россия > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 8 февраля 2018 > № 2491766 Леонид Бершидский


Сирия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 5 февраля 2018 > № 2488343 Леонид Бершидский

Путин хочет, чтобы переговоры по Сирии продолжались вечно

Это единственный способ, каким Россия может обеспечить себе долгосрочное военное присутствие на Ближнем Востоке.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Группа сирийской оппозиции, которая на этой неделе прибыла на российский курорт Сочи, чтобы принять участие в конференции по мирному урегулированию, увидев логотип конгресса — флаг правительства президента Башара Аль-Асада, развевающийся между крыльями голубя — развернулась и полетела обратно в Анкару, даже не пройдя паспортный контроль. Это наверняка пришлось по душе русским, которые на самом деле не горели желанием принимать у себя противников Асада.

Таков самый недавний пример игры, которую Россия ведет в Сирии: она не заинтересована в каком бы то ни было разрешении конфликта, даже если и подыгрывает мирному процессу.

Официальная позиция России заключается в том, чтобы отстаивать территориальную целостность Сирии и поддерживать выдвинутое Организацией Объединенных Наций политическое решение прекратить гражданскую войну в стране. Организованный в Сочи «Конгресс национального диалога Сирии» якобы служил этим целям. Но Россия знала заранее, что признаваемые ООН участники переговоров со стороны сирийской оппозиции не приедут, и организаторы сделали все возможное, чтобы отвадить каждого, кто намеревался высказаться против Асада. Это им удалось не вполне — так, во время открытия конференции предпринимались попытки сорвать выступление министра иностранных дел Сергея Лаврова — но в целом мероприятие позволило делегатам, поддерживающим Асада, неплохо поесть и запастись сувенирами.

На самом деле Сочи были нужны России, чтобы устроить представление для Специального посланника ООН по Сирии Стеффана де Мистуры, который изначально беспокоился, что Россия, Турция и Иран — три страны-инициатора конгресса — попытаются предложить альтернативу официальным переговорам по Сирии, которые проходили в Женеве. Сочинский конгресс официально решил поручить процесс переговоров по новой конституции новому комитету в Женеве, представляющему все стороны конфликта. Де Мистура был, по крайней мере с виду, удовлетворен и поблагодарил делегатов и организаторов за поддержку процесса под руководством ООН. С его стороны было бы контрпродуктивным отказаться от заверений сторонников Асада в том, что они открыты для посредничества.

Но де Мистура, вероятно, не удивится, если вопрос с новым комитетом сразу же зайдет в тупик. Российское правительство расстилает красную ковровую дорожку для сторонников Асада не потому, что хочет направить их Женеву. Скорее, оно хочет, чтобы они чувствовали себя ценными долгосрочными союзниками.

В июле 2017 года российский парламент ратифицировал соглашение с правительством Асада, разрешающее России сохранить за собой военно-воздушную базу в Хмеймиме на срок не менее 49 лет с последующими продлениями каждые 25 лет. Аналогичная сделка была также заключена в отношении военно-морской базы в Тартусе, которая была не более чем скромным объектом снабжения, но за время сирийской войны успела значительно разрастись и продолжает расширяться. Президент России Владимир Путин явно сожалеет о своих прежних шагах по сокращению военного присутствия России за рубежом, и две сирийские базы ценны для него как единственные опорные пункты России на Ближнем Востоке.

Однако Путину едва ли удастся сохранить эти базы, если будет реализован план, подобный тому, что был предложен США, Великобританией, Францией, Саудовской Аравией и Иорданией, представители которых встретились с признанными ООН сирийскими повстанцами в Вене на прошлой неделе. Идея этого плана состоит в том, чтобы передать большую часть полномочий Асада парламенту и регионам. Между тем у этих переговорщиков мало причин для того, чтобы признать действительными соглашения Асада с Кремлем. На самом деле, никто, кроме Асада и его лоялистов, не питает особого интереса к сохранению этих договоренностей. И единственный способ для Асада и его верноподданных удержать сильную власть в своих руках заключается в том, чтобы оставить Сирию разделенной на территории, в военном отношении фактически подконтрольные вмешивающимся иностранным державам.

Что бы российские чиновники, включая Путина, ни говорили о политическом решении, в действительности они хотят, чтобы переговоры по сирийской конституции продолжались еще 49 лет, а потом еще 25.

Соединенные Штаты находятся в совершенно ином положении в Сирии, где расположен двухтысячный контингент американских войск. Хотя его присутствие там характеризуется как бессрочное и сосредоточенное на исходящей от Ирана «стратегической угрозе», а также противодействии террористическим группам, у США уже есть достаточно баз на Ближнем Востоке. Политическое решение в Сирии, особенно в рамках венских договоренностей, ослабит эти угрозы. США может быть достаточно того, чтобы сохранять присутствие в соседнем Ираке.

Точно так же Турция участвует в сирийских делах лишь до тех пор, пока тамошний хаос представляет угрозу для ее границ. Но турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган, похоже, не верит в прочное политическое решение и высоко ценит согласие России на его действия против сирийских курдов.

Фактическая раздробленность и полузамороженный конфликт (в котором, как и в Восточной Украине, каждый день будут погибать люди, но никаких крупных военных действий идти не будет) являются единственным жизнеспособным вариантом для России, лучшим вариантом для Ирана, поскольку он сохранит влияние над Асадом, вторым приемлемым сценарием для Турции и по сути ненужной помехой для США. Но поскольку Россия вряд ли поверит Западу с его гарантиями сохранить российские базы на неопределенный срок в рамках любых альтернативных договоренностей, ни один из этих вариантов не осуществим.

Эта ситуация не оставляет выбора де Мистуре. Ему придется принимать участие в организуемых Россией цирковых шоу в то время, как сторонники Асада будут заводить дальнейшие переговоры в тупик.

Сирия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 5 февраля 2018 > № 2488343 Леонид Бершидский


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 17 января 2018 > № 2470678 Леонид Бершидский

Настоящая оппозиция Путину — это коллективное безразличие

У Путина нет официальной оппозиции, но явка избирателей станет ключевым моментом для его популярности.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

До президентских выборов в России остается всего два месяца, однако единственная в стране независимая социологическая служба Левада-Центр отказывается публиковать данные, имеющие отношение к выборам. Поскольку центр получает финансирование из-за рубежа, он занесен в категорию «иностранных агентов», что лишает его права участвовать в избирательном процессе. Но это не имеет особого значения. Поскольку никто не сомневается в том, кто одержит победу, это мероприятие имеет смысл только как состязание между двумя кандидатами — Владимиром Путиным и Кем Угодно. А такую ситуацию очень непросто отразить в традиционных опросах общественного мнения.

Похоже, Путин не ощущает необходимости в проведении предвыборной кампании. Его предвыборный вебсайт носит формальный и поверхностный характер, как будто Путин борется за место в городском совете. Запустили его совсем недавно, и там даже нет никакой предвыборной программы и обещаний, а есть лишь весьма сомнительные заявления о том, как при Путине улучшилась жизнь в России («Практически прекратилась незаконная рубка леса», «Российские вузы вошли в топ-50 университетов БРИКС»). Сайт также сообщает, что путинскому штабу понадобилась всего неделя, чтобы собрать на 30% больше тех 300 тысяч подписей граждан, которые необходимы, чтобы включить его в список кандидатов. Такого не смог добиться ни один кандидат — только президент. Со всех концов страны поступают сообщения о том, как студентов заставляют собирать подписи, как от рабочих на предприятиях требуют, чтобы они расписывались в подписных листах (штаб даже отверг подписи, собранные на двух заводах в уральском городе Кургане).

Поскольку Путин совершенно очевидно уверен в том, что добьется желаемого результата (он хочет, чтобы за него проголосовало подавляющее большинство, но не очень близко к 100%, так как в этом случае его поднимут на смех), мотивация людей, предположительно конкурирующих с ним, является интересным материалом для психологов. Кандидат от коммунистов Павел Грудинин, который не состоит в коммунистической партии, но является богатым предпринимателем из сферы сельского хозяйства, говорит, что решил участвовать в кампании, чтобы все россияне жили так же, как его высокооплачиваемые работники (это больше похоже на рекламу его бизнеса, нежели на что-то другое). Телеведущая Ксения Собчак называет себя «кандидатом против всех» и утверждает, что голосование за нее является лучшим способом выразить недовольство нелиберальными методами государственного управления Кремля. Либерал старой школы Григорий Явлинский, принимавший участие в двух из шести президентских выборов в России и показавший лучший результат в 7,3% (в 1996 году), написал эмоциональную статью в антипутинской «Новой газете», в которой он намекает на собственное мученичество и заявляет, что борется за свою версию правды о путинском режиме, а также за правильный курс для России.

Всем этим кандидатам предоставлен доступ к жестко контролируемым государственным и пропутинским частным СМИ, и разрешено выступать с легкой антипутинской риторикой. С точки зрения Кремля, все они сражаются в путинском углу ринга против единственной угрозы его легитимности, которую можно назвать голосованием за Кого Угодно. Отчасти такое голосование является протестом, а отчасти признаком безразличия.

В сентябре 2016 года, когда проходили парламентские выборы, явка россиян составила менее 48%. Это был рекордно низкий результат. Если нечто подобное произойдет на президентских выборах, Путин не будет выглядеть как победитель — вне зависимости от результатов голосования.

Есть признаки того, что в марте явка будет низкой как никогда. В декабре Левада-Центр прогнозировал 52-54%, а авторитетный независимый аналитический фонд «Петербургская политика» в этом месяце спрогнозировал явку в 52%. Для Москвы и Санкт-Петербурга он предсказал явку существенно ниже 40%. Это будет настоящая катастрофа для Кремля: даже на выборы 2004 года, которые стали самыми скучными за всю историю, поскольку ни один политический тяжеловес не осмелился тягаться с Путиным, пришло 64,3% зарегистрированных избирателей.

Понимая, что ослабить позиции Путина и поставить его в неловкое положение можно только низкой явкой, Алексей Навальный (это единственный политик, ведущий бескомпромиссную общенациональную кампанию без доступа к СМИ и без содействия местных властей) решил встать на сторону Кого Угодно. Навальному не дали зарегистрироваться в качестве кандидата по причине сфабрикованной судимости, которую наверняка отменит Европейский суд по правам человека, как он сделал с предыдущими приговорами, вынесенными Навальному и его брату. Но до выборов он не успеет это сделать. Так что сейчас Навальный призывает к «забастовке избирателей», убеждая людей бойкотировать выборы.

Навальный — это единственный соперник Путина, которого он воспринимает всерьез. Он упорно отказывается называть его по имени, а когда на встрече с группой подобострастных редакторов ему был задан вопрос о Навальном, президент заявил, что тот является предпочтительным кандидатом для «администрации США и руководства других стран». Это своего рода комплимент, так как Путин буквально зациклился на отражении западной угрозы. Поэтому решение Навального бороться за бойкот выборов является важным фактором для Кремля. Весь его механизм настроен на то, чтобы привлечь как можно больше избирателей на участки для голосования.

Кремлевские руководители дают указания чиновникам на местах превратить день выборов в праздник с концертами, ярмарками и спортивными мероприятиями. Местным администрациям не советуют добиваться повышения явки силой, так как Путину важно увидеть реальное участие и заинтересованность. Появились и некоторые новшества, стимулирующие явку избирателей. Выйдет специальная версия популярного приложения знакомств Mamba, которая поможет людям в поиске партнеров в день выборов. Кремль также объявил о проведении конкурса селфи.

Согласно утечкам информации из штаба Путина, цель заключается в том, чтобы обеспечить участие 70% избирателей. Государственная организация по изучению общественного мнения ВЦИОМ уже сообщила о том, что 67% респондентов «определенно» решили голосовать.

Как показывают независимые эксперты по выборам, математически «избирательная забастовка» Навального увеличит долю голосов за Путина. Но это будет лишь не имеющая никакого значения цифра. Прежде всего надо следить за показателями явки. Если проголосуют 52% россиян, это будет 52% голосов, отданных за путинскую систему в ее разных обличьях. А 48% в этом случае проголосуют за самодостаточность и за чуму на все путинские дома. Только так Россия сегодня может проголосовать за перемены. Если процент воздержавшихся, то есть, поддержавших Кого Угодно, будет достаточно высок, заметно выше, чем на предыдущих выборах, то последний срок Путина может превратиться в переходный период к иному будущему — может быть, даже к более либеральному.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 17 января 2018 > № 2470678 Леонид Бершидский


США. Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 января 2018 > № 2455327 Леонид Бершидский

Что стоит и чего не стоит делать в процессе борьбы с вмешательством России

В своем масштабном докладе сенатор Бен Кардин предлагает выступить с решительным ответом на вмешательство России в дела западных стран. Но далеко не все его рекомендации являются разумными

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Влиятельный член сенатского комитета по международным делам Бен Кардин (Ben Cardin) представил 200-страничный доклад под названием «Ассиметричная атака Путина на демократию в России и Европе». Этот доклад представляет собой ценный источник информации о том, что в настоящее время Вашингтон думает о вмешательстве России и о способах противодействия ему. Однако далеко не все рекомендации, приведенные в этом докладе, можно назвать разумными.

Всеобщее подозрительное отношение — это та цена, которую режим президента России Владимира Путина платит за агрессивную риторику и за прошлое Путина в структурах КГБ. Эта советская служба безопасности вмешивалась во все проекты и начинания, которые имели отношение к внешнему миру, и, по мнению многих экспертов, при Путине эта практика возродилась и расцвела пышным цветом. Поэтому неудивительно, что в своем докладе Кардин аргументировал общепринятое мнение о том, что Кремль контролирует и использует ради достижения политических целей любые средства, от культурного обмена до манипулирования настроениями толпы.

Местами этот доклад, подготовленный сотрудниками аппарата сенатского комитета по международным делам, кажется довольно неуклюжим. Его авторы ссылаются исключительно на англоязычные источники и допускают грубые ошибки — к примеру, называют Норвегию членом Евросоюза. Более глубокое понимание этой запутанной ситуации, особенно когда речь заходит о денежных потоках, могло бы стать основой для более правдивой картины конфликта между стремлением Кремля использовать отток капитала в качестве рычага влияния, медленной интеграцией России в Европу посредством того же самого оттока капитала и циничным недоверием, с которым российское деловое сообщество относится к Путину и его антизападной политике. Более глубокое понимание ситуации также заставило бы экспертов подчеркнуть, что, хотя «деньги, перечисляемые в принадлежащие государству российские энергетические компании, используются для финансирования военных кампаний Кремля за рубежом, а также публичной и тайной деятельности, направленной на подрыв демократических институтов и социального единства в Европе и США», эти же самые деньги также используются для финансирования систем здравоохранения и образования в зависимой от нефти России, а также для оплаты транзита российских энергоресурсов через Украину, что является одним из важнейших источников дохода этой страны.

Однако более глубокое понимание нюансов, возможно, не соответствует задачам этого доклада. Вне всяких сомнений, Россия открыто и тайно пытается защитить и распространить свое влияние посредством множества каналов, и зачастую это влияние носит антизападный характер. «С точки зрения Путина и Кремля правда — это не объективный факт; правда — это то, что помогает продвигать интересы нынешнего режима», — отмечают авторы этого доклада, и, надо признать, совершенно справедливо. — Сегодня в эту категорию попадает все то, что позволяет лишить западные демократии легитимности и отвлечь внимание от действий российского правительства».

В докладе попытки России проецировать влияние были неоднократно названы «ассиметричными». Суть этого определения объясняется цитатой высказывания бывшего президента Эстонии Тоомаса Ильвеса (Toomas Hendrik Ilves): «Мы не можем поступать с ними так, как они поступают с нами… Либеральные демократии, характеризующиеся наличием свободной прессы, свободными и честными выборами, находятся в ассиметрично неблагоприятном положении… Инструменты их демократии и свободы слова могут быть использованы против них». Этой западной либеральной традицией необходимо дорожить, и авторы доклада, несомненно, это понимают: они высоко оценивают действия шведов, которые предпочли сделать ставку на повышение уровня медийной грамотности, а не на финансирование контрпропаганды. Однако некоторые рекомендации авторов доклада, по всей видимости, направлены на закрепление дисбаланса.

По их мнению, США необходимо увеличить расходы на противодействие российским операциям влияния в Европе и Евразии «до как минимум 250 миллионов долларов в течение двух следующих лет». Эти деньги необходимо потратить в первую очередь на противодействие российской пропаганде и на поддержку демократических институтов, особенно в тех странах, где эти институты неустойчивы, то есть в Венгрии, Сербии и Болгарии.

Это можно назвать наименее полезной рекомендацией в докладе комитета. Основанием для увеличения расходов послужило то, что Россия ежегодно тратит миллионы долларов на продвижение своей точки зрения за рубежом и что определить точную сумму этих расходов крайне трудно из-за присутствия в них крупного квази-частного компонента. Тем европейским странам, в которых Россия потерпела неудачу в реализации своих стратегий, удалось нейтрализовать их не посредством дополнительных расходов, а благодаря вере в их цивилизующие традиции: к примеру, в Германии партии договорились не использовать ботов и наемных троллей в соцсетях, чтобы бороться друг против друга. И, если шведская программа по повышению медийной грамотности сработает, шведы перестанут прислушиваться к финансируемой американским правительством контрпропаганде и к финансируемой российским правительством пропаганде. Возможно, это также будет способствовать росту антиамериканских настроений, которые во многих европейских странах не менее сильны, чем антироссийские настроения.

Еще одна рекомендация, которая выглядит не особенно разумной, заключается в том, чтобы американское правительство начало присваивать статус врага тем странам, которые вмешиваются в дела США — «государственный субъект гибридной угрозы» — с целью создать систему эскалации санкций в ответ на кибератаки и другие «ассиметричные» действия. Однако это всего лишь ораторский прием, который не поможет достичь никаких целей теперь, когда российско-американские отношения достигли самой низкой точки.

Авторы доклада также предлагают приложить дополнительные усилия для того, чтобы уменьшить зависимость Европы от российских энергоресурсов — США уже занимаются этим, пытаясь продавать больше своего сжиженного природного газа. Эта часть доклада является совершенно неактуальной: за последние несколько лет Евросоюз существенно сократил возможности России в использовании экспорта энергоресурсов в качестве политического рычага, заставив Россию действовать в условиях регулируемого, конкурентного рынка. Российский экспортер газа компания «Газпром» приняла эти правила игры под угрозой астрономических штрафов. В этой области Европа уже доказала, что ей не нужна помощь США.

Однако это вовсе не значит, что в докладе Кардина нет полезных рекомендаций. Его авторы решительно заявляют о необходимости выявлять грязные и связанные с Кремлем российские деньги, поступающие на Запад, и предотвращать их использование в политических кампаниях. В докладе также говорится о необходимости укрепить системы киберзащиты западных стран и о том, что Западу необходимо обратить пристальное внимание на Украину, поскольку она является тестовой площадкой для вредоносных действий Кремля в киберпространстве.

Авторы доклада также призывают усилить контроль над социальными сетями — не только в смысле обеспечения прозрачности политической рекламы, которая оказалась в самом центре дебатов в Конгрессе, но и в том, чтобы заставить эти компании «блокировать вредоносные неаутентичные и/или автоматизированные аккаунты», которые используются для распространения фейковых новостей. Ужесточение норм, направленных против ботов и троллей, не только существенно затруднят работу российских фабрик троллей, но и, возможно, помогут превратить медийный рынок, где социальные сети активно соперничают с профессиональными новостными организациями, в более однородную конкурентную среду.

Как отметил Марк Галеотти (Mark Galeotti), эксперт по России, на которого авторы доклада постоянно ссылаются, «нам необходимо в целом повышать нашу жизнестойкость. Проблема заключается не только в России. Это проблема современности». Лучшими рекомендациями этого доклада стали рекомендации о повышении сопротивляемости кибератакам, коррупции, незаконному финансированию политических кампаний и медийной неграмотности, которая ставит под угрозу основы демократии. Энергичные действия в этом направлении навредят путинскому режиму в гораздо большей степени, чем контрпропаганда, ответные санкции и агрессивная риторика. Такие действия обеспечат поражение этого режима — поражение, которое он уже потерпел в Западной Европе в 2017 году.

США. Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 января 2018 > № 2455327 Леонид Бершидский


Россия. Мальта > Приватизация, инвестиции. Миграция, виза, туризм. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 января 2018 > № 2458587 Леонид Бершидский

Почему русские выбирают Мальту, а не Путина

Неоднозначная схема продажи паспортов оказалась чрезвычайно соблазнительной для деловой элиты.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Несмотря на усиление враждебности между Россией и Западом, президенту Владимиру Путину явно не удалось убедить российское деловое сообщество, что оно должно стать более патриотичным. В списке новых граждан Мальты, опубликованном правительством этого островного государства, достаточно много хорошо известных российских фамилий, чтобы Кремль осознал весьма неприятный для него факт: российскую элиту не очень-то привлекает путинский проект осажденной крепости.

На Мальте действует так называемая «программа для индивидуальных инвесторов», позволяющая иностранцам по сути дела покупать гражданство Евросоюза за 650 тысяч евро, которые выплачиваются государству, плюс 150 тысяч евро инвестиций в государственные ценные бумаги. Кроме того, необходимо купить собственность на острове или заключить контракт длительной аренды жилья, а также заплатить за финансово-юридическую экспертизу. Это предложение весьма благожелательно по отношению к семьям: жены и дети платят не более 50 тысяч долларов на каждого. Ни одна друга страна ЕС не предлагает таких условий.

В 2014 году эту схему осудил Европарламент, заявивший, что «гражданство ЕС нельзя продавать ни за какую цену». Он неоднократно возвращался к этому вопросу. Однако мальтийское правительство не уступает. Паспорт этой страны дает его владельцу возможность без визы посещать 160 с лишним государств, а также жить, работать и заниматься бизнесом в любой стране Евросоюза. Поэтому спрос на мальтийские паспорта высок, и в 2016 году Мальте удалось перейти от бюджетного дефицита к профициту. В том году страна получила от продажи гражданства 163,5 миллиона евро.

Мальта отказывается публиковать отдельный список приобретателей паспортов, но в своей официальной газете называет всех новых граждан по именам и фамилиям независимо от того, как они получили свой статус. В списке за 2016 год, например, фигурирует саудовский шейх, арестованный недавно в ходе чисток, пакистанские магнаты и один азербайджанский банкир. Кроме того, в него вошли десятки россиян.

Самый известный и, пожалуй, самый состоятельный из них — Аркадий Волож, основавший крупнейший в России поисковик «Яндекс» и службу вызова такси. В сентябре прошлого года Путин побывал в штаб-квартире «Яндекса» и узнал о достижениях компании в области создания искусственного интеллекта. Не все сотрудники фирмы были рады встрече с президентом (одному даже запретили появляться в офисе после того, как он сообщил в социальных сетях, что плюнет на Путина), однако Волож в письме своему персоналу заявил, что он считает этот визит чрезвычайно важным для рекламы компании. В целом «Яндекс» неплохо сотрудничает с Кремлем, а глава крупнейшего в России государственного банка «Сбербанк» Герман Греф с 2014 года входит в состав его совета директоров. Однако Волож, будучи ключевой фигурой в российском секторе информационных технологий, явно не чувствует себя в безопасности. Мальтийское гражданство он получил для всех членов своей семьи.

Среди новых граждан Мальты также есть несколько ведущих московских торговцев недвижимостью и девелоперов, соучредитель «Лаборатории Касперского», глава крупнейшей в России золотодобывающей компании, руководитель одной из ведущих энергетических фирм, один из главных в стране собственников сельскохозяйственных земель, учредители ведущей сети магазинов спортивных товаров, а также владелец крупной частной компании по производству водки. Все это — элита российского бизнеса.

Эти люди не эмигрируют, а их деловые интересы в России не позволяют им открыто выражать нелояльность по отношению к Кремлю. Но они не желают складывать все свои яйца в путинскую корзину, что постоянно вызывает у него раздражение.

В 2014 году, когда США и ЕС ввели против России санкции из-за ее действий на Украине, Кремль предложил бизнесменам «амнистию капитала», чтобы они могли вернуть в страну хотя бы часть из того триллиона долларов, который был вывезен после распада Советского Союза. Однако в рамках амнистии, срок которой истек в 2016 году, лишь 2 500 человек задекларировали свои зарубежные активы. Поскольку США могли подвергнуть санкциям неизвестное количество близких к Путину российских олигархов, президент удвоил свои усилия. Во время декабрьской встречи с ведущими бизнесменами он предложил желающим «вернуться домой» инвесторам особые государственные облигации.

Но многим мальтийский паспорт кажется более надежным вкладом капитала. У людей из мальтийского списка мало оснований опасаться санкций, поскольку они не входят в ближайшее окружение Путина и не являются крупными государственными подрядчиками. Но им стоит подумать о путях отхода на тот случай, если кто-то из этого окружения или из грозной правоохранительной машины Путина начнет действовать против них. Путин ничего не может с этим поделать: в построенной им системе даже он сам не в состоянии в полной мере сдержать алчность своих друзей и подручных.

Как отметил однажды по поводу осторожных российских бизнесменов бывший заместитель путинской администрации Владислав Сурков, ныне занимающийся Украиной, «даже называя многих этих людей „офшорной аристократией", отнюдь не нужно считать их врагами: все эти графы Бермудские и князья острова Мэн — наши граждане, у которых есть масса причин так себя вести». Эти причины не может отменить даже Путин со своими патриотическими выступлениями в стране и на международной арене. У Путина также нет возможностей для экспроприации богатства у неискренне лояльных капиталистов. Его система основана на сотрудничестве с ними и на их капиталовложениях, и он также хочет пользоваться их влиянием на Западе.

Спрятанные за границей российские миллиарды являются, пожалуй, ярчайшим свидетельством внутренней слабости путинской системы. Его терпят и даже боятся, но ему не очень-то доверяют. Будь мальтийские паспорта дешевле, русские потопили бы этот остров, встав в длинную очередь за ними.

Россия. Мальта > Приватизация, инвестиции. Миграция, виза, туризм. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 января 2018 > № 2458587 Леонид Бершидский


США. Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 января 2018 > № 2450553 Леонид Бершидский

Путину никакие Вульфы не помеха. И это не комплимент

Провокационная книга Майкла Вульфа не смогла бы выйти в Москве. По этой причине американцы должны ценить свою страну.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Читая книгу Майкла Вульфа (Michael Wolff) «Огонь и ярость» (Fire and Fury), которая стала на прошлой неделе литературной сенсацией и темой для многочисленных разговоров, я составил себе однозначное впечатление: американцам необычайно повезло. Попытайтесь представить себе русского Вульфа, который пишет о российском президенте Владимире Путине.

Весьма спорным остается вопрос о том, какую степень доступа к Белому дому имел Вульф. Содержание книги отнюдь не указывает на то, что он был туда вхож или эффективно использовал такой доступ. Но то, как Вульф описывает в своей книге алгоритм действий Белого дома, мгновенно породит зависть у любого, кто намеревается написать аналогичную книгу о путинской администрации. Он занял нечто вроде постоянного места на диване в Западном крыле и сидел там в качестве незваного гостя, не только наблюдая за происходящим, но и взяв 200 интервью у высокопоставленных сотрудников администрации. Вульф написал, что гостей Западного крыла Белого дома иногда бросали на полпути, и им «приходилось самим отыскивать дорогу в лабиринте власти западного мира». Правда, это был очень маленький лабиринт, расположенный на двух этажах тесного здания.

В отличие от Белого дома, то, что мы называем «Кремлем», не ограничивается стенами средневековой крепости на берегу Москвы-реки. Самые важные управления президентской администрации находятся не только в Первом корпусе Кремля, но и неподалеку от него на Старой площади, где раньше размещался Центральный комитет советской коммунистической партии. Огромный комплекс-муравейник на Старой площади спроектирован таким образом, чтобы посетители смогли попасть только туда, куда им положено. А охрана в Первом корпусе Кремля сопровождает гостя даже в туалет.

В отличие от Белого дома, там нет схем этажей. А наблюдать за приходящими и уходящими или перехватывать чиновников в нужный момент невозможно даже в кремлевской приемной Путина, поскольку значительная часть работы проводится по закрытой телефонной связи или в одной из официальных путинских резиденций. Главная резиденция расположена в подмосковном Ново-Огарево, где Путин проводит гораздо больше времени, чем в своем кремлевском кабинете.

И дело не только в степени доступа. Незаметному наблюдателю пришлось бы присутствовать в нескольких местах одновременно или, по крайней мере, там, где в данный момент находится Путин (это позволило бы наблюдателю лично увидеть некоторых высокопоставленных руководителей вместо того, чтобы пытаться выслеживать их в стенах Кремля или на Старой площади). Но сделать это очень и очень сложно: в отличие от американской администрации, Кремль не публикует даже приблизительный график работы президента.

Как выяснил Оливер Стоун во время подготовки своего фильма «Интервью с Путиным», результатом доступа к российскому лидеру могут стать гигабайты скучного, насыщенного пропагандой и мало что разоблачающего видеоматериала. Это похоже на черный ящик, если смотреть на него снаружи. Последними, кто получил хотя бы немного полезный и результативный доступ к Путину, была группа журналистов, которым разрешили написать книгу интервью «От первого лица». Опубликована она была во время первой президентской кампании Путина в 2000 году. Она до сих пор является лучшим источником и материалом о характере Путина и периоде его становления. Путина больше нельзя застать врасплох, нельзя спровоцировать, если он сам этого не хочет. Его можно разозлить на публике только тогда, когда эта злость тонко просчитана. Пробыв у власти 18 лет, он уже не снимает маску, чувствуя себя в ней вполне комфортно.

Пожалуй, самым близким произведением к «Огню и ярости» можно назвать книгу Михаила Зыгаря «Вся кремлевская рать. Краткая история современной России», опубликованную на русском языке в 2015 году. Она охватывает гораздо более обширный период времени, нежели книга Вульфа (с 1999 по 2015 год). Однако Зыгарь заявляет, что он взял интервью лишь у нескольких десятков бывших и действующих руководителей, работавших в тесном контакте с Путиным. Между произведением Зыгаря и книгой Вульфа есть немало весьма примечательных сходств.

Подобно Вульфу, Зыгарь пишет, что его рассказ — «о человеке, который неожиданно стал царем». Он заявляет, что подчиненным Путина приходится гадать, чего на самом деле хочет их босс. Но нарисованная им картина — это не хаос, не комичная некомпетентность. Это образ коллективного разума, подобного пчелиному улью.

Принято считать, что все решения в России принимает только один человек — Владимир Путин. Это правдиво лишь отчасти. Все решения действительно принимает Путин, но Путин — не один человек. Это огромный коллективный разум. Десятки, даже сотни людей ежедневно угадывают, какие решения должен принять Владимир Путин. Сам Владимир Путин все время угадывает, какие решения он должен принять, чтобы быть популярным, чтобы быть понятым и одобренным огромным коллективным Владимиром Путиным.

Зыгарь представляет Путина в качестве руководителя, который реагирует на события, но не в качестве стратега. Однако «коллективный Путин» создает впечатление прочности, системы с сильными корнями и работающим разумом. Этим объясняется то, почему у Зыгаря не возникло особых проблем за его попытку развеять мифы о Путине. Близкие к Путину люди, как и он сам, хорошо научились раскручивать каждую историю в нужную сторону, причем даже те, которые на первый взгляд кажутся нейтральными или даже негативными.

По большей части книга Вульфа строится на его беседах со Стивом Бэнноном, который в первые месяцы президентства Трампа занимал в Белом доме должность его доверенного идеолога. Сегодня, конечно же, между Трампом и Бэнноном возникла публичная ссора, и Бэннон приносит не очень искренние извинения. С Путиным такую ситуацию даже невозможно представить. Непосредственным российским эквивалентом Бэннона является философ русского империализма Александр Дугин. У них очень много общего — вплоть до внешней неопрятности и эрудированного многословия. Порой Кремль приближает к себе Дугина и его последователей или использует их, но самого Дугина никогда не пускают во властные структуры. Кремль держит его и ему подобных людей на расстоянии, как бы демонстрируя свой мейнстримовский нейтралитет и проявляя весьма прагматичную осторожность в отношениях с фанатиками.

Есть два человека, которые публично утверждали, что оказывали сильное влияние на кремлевскую политику, а потом выступили против Путина. Это ныне покойный Борис Березовский и политический стратег Глеб Павловский. Но они начали говорить о своих разногласиях с Путиным лишь после ссоры с российским правителем и утраты былой власти и влияния. Это обстоятельство подорвало их авторитет и доверие к их высказываниям. А Бэннон откровенничал и нес околесицу, еще находясь в Белом доме Трампа. Находящимся внутри путинской системы русским есть что терять, и из-за этого они тщательно фильтруют свои слова.

В книге Вульфа Трамп представлен как совершенно некомпетентный руководитель, его аппарат выставлен мятежным и неспособным делать содержательную работу, междоусобица в Белом доме кажется комичной, а администрация — недостойной высокой обязанности руководить такой страной как США. В этих обстоятельствах стоит задуматься о том, что Вульфы в Кремле невозможны. Будучи россиянином, я страшно завидую тому, что Трамп чрезвычайно уязвим, что его аппаратчики очень взвинчены и недовольны, и не скрывают этого, и что репортер может все это увидеть и услышать непосредственно в коридорах власти — а потом рассказать всему миру безо всякой цензуры и контроля. Столь прекрасная в своем хаосе страна как США (а истинная демократия не бывает упорядоченной) способна выдержать вульгарную комедию на вершине власти, поскольку она прозрачна для общества, а такие люди как Вульф могут писать обо всем без утайки.

Содержание статьи может не отражать точку зрения редакции, компании «Блумберг» (Bloomberg LP) и ее владельцев.

США. Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 января 2018 > № 2450553 Леонид Бершидский


Россия. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 6 января 2018 > № 2446163 Леонид Бершидский

Цели Путина в Сирии не ограничивались спасением Асада

Как рассказал в своем интервью глава генштаба ВС России, Москва воспользовалась сирийским конфликтом, чтобы испытать оружие и получить боевой опыт

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Министерство обороны России отрицает достоверность сообщения ведущей московской газеты о том, что семь российских военных самолетов были уничтожены в результате атаки на авиабазу Хмеймим в Сирии, совершенной радикальными исламистами 31 декабря. По данным министерства, в результате той атаки погибли двое российских военнослужащих. Очевидно, для России боевые действия в Сирии еще не окончены, несмотря на взаимные поздравления президента России Владимира Путина и его сирийского союзника Башара аль-Асада.

Между тем недавно генерал Валерий Герасимов, глава генштаба вооруженных сил РФ, дал интервью, в котором он подробно рассказал о сирийской операции России, раскрыв ее военные приоритеты в Сирии и ее убежденность в том, что любой конфликт, в котором она принимает участие, — это опосредованная война против США. И эта война не закончится даже тогда, когда в Сирии будет восстановлен мир.

В своем интервью, которое он дал прокремлевскому изданию «Комсомольская правда», Герасимов объяснил, на чем было основано заявление Путина о победе над ИГИЛ (запрещена в РФ, ред.). Разумеется, оно противоречит заявлениям американского президента Дональда Трампа, который настаивает на том, что победа принадлежит США, и заявлениям бывшего министра обороны США Эша Картера (Ash Carter), который в своих мемуарах написал, что Россия стала просто «спойлером» в победной стратегии, разработанной Картером.

Хотя ни Россия, ни США не могут претендовать на полноценную победу, нынешняя карта Сирии указывает на то, что российская версия является более правдоподобной: в настоящий момент режим Асада контролирует большую часть территории страны — потрясающее достижение, учитывая то, что летом 2015 года его войска контролировали всего 10% территорий страны.

И Россия, и США следовали примерно одинаковым стратегиям: они не стали вводить свои сухопутные войска на территорию Сирии, переложив ответственность за ведение боевых действий на местные силы. «Окончательное поражение требовало, чтобы мы позволили местным силам отвоевать территории у ИГИЛ и удержать их, а не пытались сделать всю работу за них, — написал Картер. — Это значило, что американские военные должны были взять на себя подготовку, вооружение, обеспечение и зачастую сопровождение повстанческих сил». Это принесло США лишь частичный успех — в том смысле, что это помогло курдским боевикам, которые теперь контролируют северные и северо-восточные территории Сирии.

Между тем, по словам Герасимова, Россия сосредоточилась на том, чтобы оказать поддержку деморализованной, истощенной сирийской армии: «Мы им помогли, отремонтировали технику на месте… Сегодня сирийская армия способна выполнять задачи по защите своей территории».

И Россия, и США настаивали на том, что в Сирии они боролись против ИГИЛ и не преследовали никаких политических целей. Однако американские чиновники уже долгое время говорят о том, что российские самолеты гораздо чаще бомбили позиции антиасадовских группировок, а вовсе не позиции террористов ИГИЛ. В своем интервью Герасимов опровергает эти заявления, приводя конкретные цифры:

Вот посмотрите, количество ударов международной коалиции все это время составляло 8-10 в день. Наша авиация довольно незначительными силами наносила 60-70 ударов ежедневно по боевикам, по инфраструктуре, по их базам. А в периоды наивысшего напряжения — порядка 120-140 ударов в сутки. Только такими методами можно было сломать хребет международному терроризму на территории Сирии. А 8-10 ударов в день… Ну видимо цели у коалиции были другие. Цель-то ими в основном ставилась — борьба с Асадом, а не с ИГИЛ.

Однако на самом деле было бы гораздо справедливее сказать, что и Россия, и США преследовали в Сирии множество целей. На финальном этапе конфликта для США стало гораздо важнее разгромить ИГИЛ, нежели сместить Асада, поскольку терроризм снова стал одной из главных тем на американской внутриполитической арене из-за терактов в Европе и США. Что касается России, то оказание помощи сирийскому диктатору с целью сохранить в его лице надежного союзника на Ближнем Востоке, а также разгром ИГИЛ оказались скорее второстепенными целями по сравнению с необходимостью проверить в бою недавно реформированную российскую армию, получившую новое оружие. Интервью Герасимова отчетливо указывает на стремление российского руководства испытать в этом конфликте как можно больше оружия и людей.

По словам Герасимова, прежде России выпал всего один шанс перебросить свои войска на территорию другого государства, которое не граничит с ней — это случилось в 1962 году на Кубе — поэтому Москве было крайне важно проверить свои возможности. По словам генерала, через сирийскую военную кампанию прошло около 48 тысяч военнослужащих. «Самое-то главное — обкатать командиров, офицеров, — добавил Герасимов. — Командующие войсками округов — все там побывали, и в течение длительного времени. Все командовали группировкой».

Это объясняет, почему Россия так часто меняла командующих сирийской операцией: с сентября 2015 по конец 2017 года этой военной операцией командовали пять генералов. По словам Герасимова, командные структуры 90% российских дивизий и более половины полков и бригад тоже получили боевой опыт. Офицеры отправлялись в Сирию на срок в три месяца, и Герасимов высоко оценил качество их работы.

«Это значит, что вся система боевой подготовки войск и органов управления работает, люди готовы к выполнению задач, а там они на практике это показывают», — сказал он.

Россия также сумела испытать более 200 видов оружия, которое недавно поступило на вооружение в российскую армию или скоро поступит. Разработчики оружия тоже ездили в Сирию, чтобы посмотреть, как их оружие показывает себя на поле боя. Среди прочего сирийский конфликт предоставил России чрезвычайно удобную возможность испытать в боевых условиях свои беспилотники — по словам Герасимова, ежедневно в воздухе находилось до 60 дронов.

«Сейчас абсолютное большинство этих недостатков устранено, — сказал Герасимов. — То, что мы проверили технику и оружие в боевых условиях — это огромное дело. Теперь мы уверены в своем оружии».

Однако Герасимов не упоминает о том, что в Сирии Россия также испытала бойцов частной военной компании «Вагнер», которая обеспечила крайне необходимую поддержку наземных войск Асада и, согласно результатам независимого исследования, понесла больше всего потерь. Эти наемники не получили приглашение в Кремль для вручения медалей за сирийскую операцию, однако они являются главной опорой современной военной стратегии России и огромным подспорьем в предотвращении негативных политических последствий, которые обычно сопровождают серьезные людские потери на поле боя.

Есть еще одна причина, по которой испытательный аспект этой кампании оказался таким важным для России: российские военные убеждены, что они ведут борьбу с Западом. На церемонии вручения наград в Кремле майор Максим Маколкин — летчик, получивший Орден Мужества — с гордостью сказал Путину: «Встречаясь в воздухе с нашими партнерами по западной коалиции, мы всегда оказывались у них на хвосте, что означает победу в реальном бою».

В своем интервью Герасимов подробно описал незначительный инцидент с участием американского и двух российских самолетов, который произошел в зоне разграничения действия авиации российских ВКС и международной коалиции. Он обвинил США в нежелании сотрудничать с Россией даже ради ускорения разгрома ИГИЛ — в своих мемуарах Картер открыто подтвердил это его заявление.

Герасимов обвинил США в том, что теперь они используют базы на территории Сирии для того, чтобы «перекрашивать» бывших боевиков ИГИЛ в антиасадовских повстанцев, чтобы «дестабилизировать ситуацию». И одной из причин, по которой Россия сохраняет свое военное присутствие в Сирии, несмотря на заявления Путина о выводе войск, является необходимость противостоять этой «дестабилизации». Все военные решения, которые Россия сегодня принимает, принимаются с оглядкой на ее плохо скрываемый конфликт с США. Точно так же Кремль и российские генералы рассматривают конфликт на востоке Украины, в котором скоро может появиться американское и — по большому счету — сирийское оружие.

Россия. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 6 января 2018 > № 2446163 Леонид Бершидский


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter