Всего новостей: 2661877, выбрано 13 за 0.008 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Хлопонин Александр в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыНефть, газ, угольЭкологияОбразование, наукаЛеспромвсе
Россия. СФО. ДФО > Леспром > bumprom.ru, 23 марта 2017 > № 2692744 Александр Хлопонин

Александр Хлопонин выступил в Совете Федерации в рамках правительственного часа

Из стенограммы:

А.Хлопонин: Наша встреча проходит в самом начале весенней фазы лесопожарного сезона.

На сегодняшний день зафиксировано 13 лесных пожаров на площади 129 га в Приморье и Еврейской автономной области.

Наиболее горимыми регионами России традиционно являются Амурская и Иркутская области, Забайкальский и Красноярский края и Республика Бурятия. В 2016 году 86% площади лесных пожаров пришлось именно на эти регионы.

Предварительный прогноз Росгидромета по лесным пожарам на текущий год находится в параметрах среднепятилетних значений. Но природа по отдельным регионам может быть непредсказуемой, поэтому надо надеяться на лучшее, но быть готовыми качественно противостоять стихии.

Лесные ресурсы России – это почти 1,2 млрд га. Ежегодное выбытие лесов составляет 1,4 млн га, что составляет примерно 0,1%.

Так, в 2016 году:

- 1 млн га составили сплошные рубки лесных насаждений в целях заготовки древесины;

- 270 тыс. га погибло в результате лесных пожаров, от вредителей и болезней леса;

- 140 тыс. га составили рубки под инфраструктурные объекты.

При этом площадь лесовосстановления в 2016 году составила 841 тыс. га. Из них 20% – искусственное лесовосстановление, то есть непосредственная посадка лесных культур. Остальные 80% – естественное воспроизводство. И это нормальный показатель для стран с бореальными (таёжными) лесами (20–30%).

Таким образом, у нас нарушен баланс между выбытием и воспроизводством лесов. Безусловно, мы работаем над преодолением этой тенденции, о чём я расскажу далее в своём докладе.

Основные проблемы лесной отрасли: объём финансирования переданных регионам полномочий, кредиторская задолженность, недостаточная численность лесоохраны, нескоординированность действий органов власти, отсутствие синхронизации показателей федеральных и региональных программ, несбалансированность лесовосстановления. А также чрезвычайные ситуации и оперативное реагирование на них, как, например, в актуальном в настоящий момент случае с эпидемией сибирского шелкопряда.

Начну с наиболее болезненной темы – о финансировании полномочий.

Согласно Лесному кодексу большая часть полномочий в области лесных отношений, связанных с охраной, защитой, воспроизводством и использованием лесов, передана органам государственной власти субъектов Российской Федерации. За федеральным центром остались только функции по законотворчеству, распределению субвенций регионам на осуществление переданных полномочий, контроль, надзор, мониторинг и учёт лесных ресурсов.

В федеральном бюджете на 2017 год на развитие лесного хозяйства предусмотрены бюджетные ассигнования в объёме 27,5 млрд рублей, в том числе в виде субвенций субъектам РФ – 21,8 млрд рублей, в том числе резервный фонд нераспределённых субвенций – 1 млрд рублей (расходы Рослесхоза и подведомственных организаций – около 5,7 млрд рублей).

Из них большую часть средств – 12,2 млрд рублей – регионы направляют на зарплату и другие расходы по содержанию органов управления лесным хозяйством. Остальные средства это:

- 4,3 млрд рублей – профилактика и тушение пожаров в лесах;

- 2,2 млрд рублей – выполнение работ по воспроизводству лесов;

- 1,5 млрд рублей – лесоустройство и проектирование лесных участков;

- 400 млн рублей – защита лесов от вредителей и болезней.

Обращу ваше внимание: при общем секвестре по большинству отраслей на 10% сокращение объёма лесных субвенций в сравнении с 2016 годом составило около 1% (230 млн рублей).

Хочу также подчеркнуть: несмотря на все объективные трудности бюджетного процесса, Правительство последние пять лет сохраняет объём финансирования на охрану лесов от пожаров.

Вместе с тем от недостатка средств страдают другие сферы отрасли. Так, Государственной программой по развитию лесного хозяйства до 2020 года на 2017 год предусмотрено финансирование в объёме 32,76 млрд рублей (на 5,3 млрд рублей больше, чем в бюджете). Недофинансирование составляет 16%.

В 2016 году под руководством моего коллеги Дмитрия Козака Минфином была проведена работа по инвентаризации финансирования переданных регионам полномочий Российской Федерации. Был сделан вывод о недофинансировании переданных полномочий в области лесных отношений на 8,3 млрд рублей.

В результате Председателем Правительства поручено Минфину ликвидировать дефицит средств на финансовое обеспечение переданных полномочий РФ при формировании проекта федерального бюджета.

Это поручение должно быть исполнено в рамках работы над проектом федерального бюджета 2018 года.

Конечно, есть и другие оценки размеров недофинансирования, в том числе со стороны регионов.

В этой связи хочу сказать следующее. Мы должны чётко понимать, что и сколько стоит при ведении лесного хозяйства. Это одно из основных условий для определения требуемого уровня финансирования из федерального бюджета.

Поэтому мы прорабатываем вопрос об установлении на федеральном уровне нормативов затрат как на выполнение лесохозяйственных мероприятий, так и на содержание региональных органов исполнительной власти в области лесных отношений.

Увеличение объёма субвенций позволило бы решить проблему с ежегодно возникающей кредиторской задолженностью.

При этом хочу отметить, что в вопросе с кредиторской задолженностью есть положительная динамика. В целом за последние три года её размер удалось сократить в 3,5 раза (с 1 млрд рублей в 2014 году до 250 млн рублей в 2016 году). Вопрос о погашении задолженности по работам, связанным с тушением лесных пожаров прошлого года, будет рассмотрен в рамках корректировки параметров федерального бюджета в мае 2017 года.

Вторая проблема, о которой бы хотел сказать подробнее, – несогласованность показателей федеральных и региональных программ.

В настоящее время субъекты Российской Федерации утверждают собственные региональные программы по развитию лесного хозяйства. Заложенные в них показатели не стыкуются с показателями государственной программы.

Так, в региональной программе одного из наших традиционно горимых субъектов показатель доли крупных лесных пожаров в общем количестве лесных пожаров в прошлом году составил 26,3%, тогда как в государственной программе РФ этот показатель почти вдвое меньше и составляет 14,8%.

И подобных примеров с большим или меньшим разрывом достаточно. При такой несинхронизированной системе стратегического планирования мы вряд ли сможем достичь общероссийских показателей.

В настоящее время Правительством подготовлены изменения в госпрограмму, обязывающие субъекты РФ придерживаться показателей, установленных федеральным центром. Однако Федеральный закон №172 о стратегическом планировании не содержит подобных требований.

Прошу Федеральное Собрание поддержать внесение соответствующих поправок в данный закон (в части установления обязательного требования для субъектов Российской Федерации об обеспечении соответствия региональных программ государственным программам Российской Федерации в части целей, задач, индикаторов, рисков, а также финансовых показателей).

Третье – межведомственная координация при тушении пожаров. В этом направлении нами предприняты серьёзные шаги. В 2016 году по инициативе Правительства был принят 218-й Федеральный закон, предусматривающий создание штабов. Штабы будут обеспечивать координацию действий всех органов власти и организаций, задействованных при тушении лесных пожаров. Общую координацию будет осуществлять федеральный штаб через штабы в каждом федеральном округе. Штабы созданы 20 марта текущего года и уже приступают к работе.

Также с 1 марта 2017 года вступило в силу постановление Правительства, которое определяет круг лиц, ответственных за противопожарное состояние прилегающих к лесу земель. Не секрет, что зачастую лесные пожары начинаются из-за халатности и безответственности наших граждан и местных властей, которые забывают очистить прилегающие к лесу земли от сухой травянистой растительности, валежника, мусора и иных горючих материалов.

Теперь они обязаны привести в порядок прилегающую к лесу десятиметровую полосу, как только сойдёт снег, и следить за её состоянием до окончания пожароопасного периода. В противном случае собственников будут штрафовать.

Кроме того, Правительство внесло в конце прошлого года в Государственную Думу проект федерального закона, в котором чётко определены полномочия пожарных служб МЧС и субъектов по пожарному надзору на землях сельхозназначения, запаса и иных категорий.

Таким образом, в настоящий момент мы имеем как необходимую правовую базу, так и инструменты межведомственной координации для активных противопожарных мероприятий.

Четвёртое – численность лесоохраны. В настоящее время по поручению Президента федеральными органами власти прорабатывается вопрос по увеличению численности государственных лесных инспекторов до установленных нормативов.

Приведу пример. В нашем крупном лесном регионе – Красноярском крае – на 1 млн га приходится один лесной инспектор. Согласно государственной программе средняя численность лесных инспекторов к 2020 году на территории такой площади должна составить 44 человека.

Надо отметить, что с 2010 по 2015 год мы добились существенного роста фактической численности инспекторов. Этот показатель увеличен на 37% – с 14 тыс. до 19 тыс. человек. Наша задача привлечь в отрасль для обеспечения лесной охраны ещё 20 тыс. человек.

Планируем достигать данного показателя поэтапно в срок до 2025 года, что потребует свыше 10 млрд рублей.

Конечно, наряду со всем нашим видением проблем и выработкой мер по их решению нельзя не сказать о такой существенной проблеме, как человеческий фактор, при возникновении лесных пожаров. По статистике, до 70% пожаров возникает по вине человека. И сколько бы мы ни увеличивали численность инспекторов, ни ограничивали доступ людей в леса, решить проблему не удастся без изменения культуры поведения наших граждан.

План мероприятий Года экологии включает в себя просветительские акции и проекты, направленные на воспитание бережного отношения в природе. Конечно, эта работа не должна заканчиваться по завершении Года экологии. Уверен, что в наших субъектах она ведётся на постоянной основе, но очевидно, что с населением по этой теме нужно выстраивать более активный, адресный и детальный диалог.

Следующий вопрос касается сохранения и приумножения наших лесных богатств.

За 50 лет с того времени, как лесное хозяйство сформировалось в отдельную отрасль – а это начало 60-х годов прошлого века, – было обеспечено повышение лесистости страны на 5% (то есть площади территории России, покрытой лесом).

Сейчас ситуация обратная. Как я уже сказал в начале своего выступления, мы восстанавливаем лес меньше, чем рубим. С 2013 года лесистость наших территорий снизилась на 0,1% и составила 46,5%. При этом Государственной программой развития лесного хозяства на 2013–2020 годы показатель лесистости предусмотрен на уровне 46,6%.

Это означает, что мы уже не обеспечиваем исполнение одного из основных показателей государственной программы.

В связи с чем в текущем году мы поставили твёрдую задачу выйти на баланс один к одному между площадью сплошных рубок и лесовосстановления. При этом в соответствии с индикаторами государственной программы отношение площади искуственного лесовосстановления к площади вырубленных лесов должно с 2017 по 2020 год вырасти с 21 до 23,2%.

Одновременно Правительством прорабатывается проект федерального закона, предусматривающий "компенсационные" посадки леса. Также предусматриваются обязанности по воспроизводству лесов для всех лесопользователей, а не только тех, кто заготавливал древесину. Лица, вырубающие леса при создании различных объектов лесопользования, в том числе линейных объектов, будут обязаны провести мероприятия по лесовосстановлению (лесоразведению) либо выплатить в бюджет субъекта Российской Федерации, на территории которого были вырубки, денежные средства на компенсационное лесовосстановление.

Отдельно хотел бы коснуться темы эпидемии шелкопряда в ряде наших сибирских регионов: Красноярском крае, Томской, Кемеровской и Иркутской областях. Произошло стремительное и непрогнозируемое распространение очага вредителя, и, если не принять срочных мер по его ликвидации, потери лесных ресурсов могут быть катастрофическими!

Для этого требуется финансирование в размере 1349,5 млн рублей.

Дефицит финансирования необходимых мероприятий (закупка препарата, выполнение работ по авиа- и наземной обработке) составляет 650 млн рублей. В начале этого года Правительство по просьбе регионов активно подключилось к решению данного вопроса. Нами решено использовать средства резервного фонда Правительства. Проект соответствующего распоряжения направлен в Федеральное Собрание для рассмотрения на трёхсторонней комиссии. Уважаемые сенаторы, прошу вас поддержать этот документ.

Advis.ru

Россия. СФО. ДФО > Леспром > bumprom.ru, 23 марта 2017 > № 2692744 Александр Хлопонин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Экология > premier.gov.ru, 13 февраля 2017 > № 2070735 Дмитрий Козак, Александр Хлопонин

Совещание с вице-премьерами.

В повестке: о субсидиях регионам на формирование современной городской среды; об охране лесов от пожаров.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Хочу сообщить, что утвердил правила предоставления субсидий регионам на формирование современной городской среды. Тема благоустройства городской среды возникла некоторое время назад. Она довольно активно обсуждалась в ходе предвыборной кампании, в послании Президента содержатся поручения на эту тему. Тема очень важная, волнует огромное количество людей.

В этом году на эти цели из бюджета выделяется 20 млрд рублей. Создание комфортной среды – одно из приоритетных направлений нашей работы. Мы хотим, чтобы в наших городах и городских поселениях было удобное общественное пространство. Причём нужно развивать не только городскую среду в целом – современные парки, торговые улицы, красивые набережные, инфраструктуру, но и заниматься дворами и придомовыми территориями, которые находятся в непосредственной близости от людей, чтобы они были современными, благоустроенными, хорошо освещёнными, чтобы там были места для парковок личного транспорта. По решению жильцов – потому что такие вопросы всегда нужно решать совместно, это должна быть не только инициатива местных властей, органов местного самоуправления – там должны быть спортивные площадки, детские площадки, места для общего отдыха и досуга жителей микрорайона, ближайших домов.

Конечно, 20 млрд рублей – только старт этой работы. Более того, это полномочия, которые относятся к числу региональных и муниципальных. Но мы приняли решение выделить и федеральное финансирование, чтобы вся эта программа заработала и совместными усилиями навести там порядок. В том числе с использованием метода софинансирования, когда должны соединяться деньги федеральные, региональные, муниципальные и, в случае необходимости, деньги граждан, если они посчитают это целесообразным.

Дмитрий Николаевич (Козак), пожалуйста, расскажите подробнее, как эта работа будет вестись в регионах и муниципальных образованиях.

Д.Козак: Цель этого проекта – не просто в 2017 году выполнить на 30 млрд рублей работы по благоустройству с учётом уровня финансирования из региональных и муниципальных бюджетов. 2017 год должен стать годом запуска в масштабах всей страны постоянно действующего механизма обеспечения комфортной среды во всех местах постоянного проживания граждан нашей страны.

Почему мы с федерального уровня начали этим заниматься? Сегодня вопросы благоустройства, формирования архитектурно-планировочной структуры, архитектурного облика городских и сельских поселений являются вопросами местного значения, то есть зоной ответственности органов местного самоуправления. К их полномочиям относятся также озеленение на территории общего пользования, правовое урегулирование требований к содержанию и внешнему облику объектов недвижимости, земельных участков, которые находятся в частном владении. Но, к сожалению, в силу различных причин, в том числе финансовых проблем, эти задачи не всегда в приоритете у органов местного самоуправления.

В силу исторических причин институт частной собственности на землю и объекты недвижимости у нас относительно молодой. Поэтому принцип, что собственность обязывает, который был известен ещё Древнему Риму, древнеримскому праву, не является повсеместным правилом для всех собственников – ни для бизнеса, ни для многих граждан нашей страны. И из-за расплывчатого федерального регулирования по этим вопросам возникает много споров между органами местного самоуправления, гражданами, предпринимателями. Судебная практика обычно шла по пути защиты прав частной собственности, исходя из того, что эстетический вид, архитектурный облик зданий, земельных участков – это исключительно частное дело, хотя это и противоречит мировой практике. Очевидно, что внешний архитектурный облик зданий, сооружений – во всяком случае той части, которая обращена к общественному пространству, – представляет общественный интерес.

В силу этого было принято решение реализовать такой масштабный проект, запустить этот механизм. В настоящее время в соответствии с постановлением, которое было утверждено Правительством Российской Федерации, установлены условия получения субсидий из федерального бюджета, тех самых 20 млрд рублей, на условиях софинансирования из федерального бюджета муниципальных программ. Это сложный механизм, мы через два уровня бюджетной системы должны довести деньги до муниципальных образований и поселений и добиться выполнения тех условий, на которых предоставляются субсидии. В соответствии с этими условиями муниципалитеты, субъекты Российской Федерации должны организовать работу таким образом, чтобы все муниципалитеты с численностью жителей свыше тысячи человек утвердили пятилетние программы, которые должны предусматривать в период до 2022 года благоустройство всех территорий общего пользования, всего общественного пространства, а также дворовых территорий всех многоквартирных жилых домов.

Также органы местного самоуправления должны утвердить обновлённые актуализированные правила благоустройства. Нам ещё раз придётся, наверное, подправить федеральное законодательство, с тем чтобы более чётко определить полномочия органов местного самоуправления. Должны быть утверждены правила благоустройства, которые выдвигают прежде требования к частным собственникам объектов недвижимости, земельных участков по их надлежащему содержанию. В этот период (также согласно условиям предоставления этой субсидии) органы местного самоуправления должны заключить соглашения со всеми юридическими лицами – владельцами частной собственности, с тем чтобы те взяли на себя обязательства выполнить соответствующие правила благоустройства до 2020 года и благоустроить свои земельные участки, здания, сооружения, которыми они владеют.

Наконец, очень важно, что согласно условиям предоставления субсидий проекты благоустройства общественных пространств подлежат обязательному обсуждению с жителями прилегающих территорий, а также с юридическими лицами, заинтересованными в благоустройстве этих территорий.

Должны быть обсуждены и решения о проекте благоустройства. Проект благоустройства должен быть принят и утверждён только с учётом этого обсуждения. Кроме того, все дворовые территории подлежат включению в адресный перечень, который предусмотрен программой, исключительно по решению заинтересованных лиц – это собственники жилых помещений в многоквартирных домах и иные собственники (часто дворовые территории образуют не только многоквартирные дома, но и фабрики, заводы, другие общественные, деловые здания). Все должны принять участие в обсуждении проекта благоустройства дворовой территории, принять решение о выполнении при необходимости не только обязательных работ – это ремонт дворовых проездов, освещение, установка урн, скамеек, но и дополнительных работ: спортивные площадки, стоянки автомобилей, детские площадки.

Это те элементы благоустройства, которые могут быть созданы при долевом участии граждан, заинтересованных лиц и местных бюджетов. Этот процесс необходимо мониторить – как пойдёт реализация этой программы в 2017 году. Если это пойдёт эффективно, то в бюджете на 2018–2020 годы необходимо будет предусмотреть дополнительные средства, чтобы поддержать муниципалитеты в реализации этих задач.

Д.Медведев: Я считаю, что этот проект по дворам с точки зрения социальной значимости не менее важный и резонансный, чем, например, строительство детских садов или школ, потому что это и есть среда обитания. Люди каждый день приходят во двор, общаются, встречаются, гуляют, и поэтому нужно всё, что запланировано, сделать. Что же касается необходимости консультаций с общественностью, с самими жильцами, то это тоже очень важный элемент этой работы. Нужно, чтобы региональные руководители обязательно обращали на это внимание. Нам не нужна ситуация, когда что-то делают, а люди потом недовольны, говорят: мы и не хотели ничего подобного, взяли, деньги истратили, и никто этим не пользуется. Поэтому это должен быть постоянный процесс консультаций между региональными властями, органами местного самоуправления и представителями жильцов, самими жильцами, которые в этих домах живут. Эту работу нужно обязательно наладить.

И ещё один вопрос, он связан с охраной лесов от пожаров. Мною подписано два постановления, для того чтобы повысить управляемость ситуацией с пожарами, тем более что они для нашей страны не редкость, каждый год так или иначе это происходит.

Первый документ предусматривает создание координационных штабов по тушению. Формируется штаб на федеральном уровне, штабы в округах, куда входят уполномоченные структуры и заседания которых проводятся регулярно, не менее одного раза в неделю. И целый ряд других координационных структур устанавливается.

И второе постановление предусматривает единую форму сводного плана по такой работе, включая учёт имеющейся спецтехники. Как правило, самая сложная задача – быстро перебросить специальную технику из одного места в другое с учётом масштаба нашей страны, чтобы принять меры, пока бедствие ещё не приобрело межрегиональный характер.

Александр Геннадьевич (Хлопонин), как эти документы будут работать?

А.Хлопонин: На сегодняшний день подготовка к пожароопасному сезону уже началась и идёт полным ходом. Два постановления, которые Вы подписали, позволяют повысить эффективность тех мероприятий, которые мы проводим в части подготовки к тушению лесных пожаров.

На территории Российской Федерации около 1 млрд 184 млн га земель лесного фонда. По итогам 2016 года было 10,9 тыс. пожаров, которые затронули 2 млн 400 тыс. га лесов.

Первое постановление позволяет усилить координацию. Создаётся так называемый федеральный штаб на уровне федерального центра, а также федеральные штабы на уровне округов и региональные штабы.

У нас пожароопасный сезон начинается с апреля и заканчивается в октябре. В этот период штабы на уровне федерального центра и округов, а также регионов должны собираться на реже одного раза в неделю, а при необходимости и каждый день, в случае возникновения пожароопасной ситуации, и решать оперативные задачи по переброске техники и координации деятельности и региональных властей, и на уровне округов.

Самые пожароопасные территории по прошлому году были Сибирь и Дальний Восток, и, к сожалению, зачастую возникает ситуация, когда пожары перебрасываются с одного субъекта Российской Федерации на другой. Здесь требуется очень серьёзная координация и взаимодействие всех необходимых структур. Сегодня как минимум четыре федеральных ведомства в той или иной степени имеют полномочия в части тушения пожаров: Рослесхоз, МЧС, Министерство обороны и Минприроды. Создание таких штабов и оперативная координация по действиям позволит нам значительно улучшить систему взаимодействия и переброски техники.

Что касается второго постановления, оно очень важно с точки зрения установления единой формы сводных планов, или, как это ещё называется, паспортов готовности. Не каждый субъект в самостоятельном порядке будет принимать форму этого сводного плана и заполнять его как они считают нужным, а будет единая форма, установленная в электронном виде. Также мы будем чётко определять количество техники, необходимой для проведения оперативных мероприятий. Плюс к этому в текущем году мы будем устанавливать систему «ГЛОНАСС» на всю технику, которая будет задействована в мероприятиях по тушению пожаров. Это позволит нам ещё лучше работать в этот пожароопасный период, с апреля по октябрь.

С 1 марта 2017 года вступает в силу ещё одно постановление Правительства – об изменении правил пожарной безопасности и правил противопожарного режима. Мы фактически этим постановлением максимально расширили круг лиц, которые будут отвечать за противопожарное состояние прилегающих к лесу земель. В него вошли собственники, арендаторы, юридические и физические лица – все они будут нести ответственность за 10-метровую зону, прилегающую к лесам, и приведение её в соответствие с теми стандартами, которые будут установлены в том числе согласно этому сводному плану. Поэтому надеюсь, что это в значительной степени облегчит нашу работу в этом году.

Д.Медведев: Но никакие планы не заменят постоянной готовности. Надо, чтобы руководители регионов, руководители муниципальных образований чётко понимали, что и как делать при возникновении подобного рода ситуаций, от которых, естественно, никто не застрахован. Нужно, чтобы они все в тонусе были. Следите за этим.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Экология > premier.gov.ru, 13 февраля 2017 > № 2070735 Дмитрий Козак, Александр Хлопонин


Россия > Леспром > kremlin.ru, 26 июля 2016 > № 1837510 Александр Хлопонин

Рабочая встреча с Заместителем Председателя Правительства Александром Хлопониным.

В ходе встреча Владимира Путина с Заместителем Председателя Правительства Александром Хлопониным обсуждались вопросы сохранения и восстановления лесов в Российской Федерации.

В.Путин: Александр Геннадиевич, Вы знаете, что совсем недавно депутаты Государственной Думы приняли решения, направленные на сохранение лесов, на ужесточение мер охраны. По сути, это ответ на серьёзный запрос общества по защите природы. Что в этой сфере происходит сейчас и что Правительство намерено делать в ближайшее время для того, чтобы имплементировать этот закон? Какие подзаконные акты нужно принять? Что нужно сделать в самое ближайшее время?

А.Хлопонин: Владимир Владимирович, на основании поручений, которые Вами были даны по ужесточению ответственности и контроля за сохранностью лесов, особенно это касается национальных парков, заповедников, природоохранных территорий, как Вы сказали, Государственной Думой был принят соответствующий закон, плюс мы совместно с Народным фронтом осуществляем постоянный мониторинг за ситуацией в лесах. Я хотел бы Вам предоставить небольшую справку со слайдами о текущей ситуации, что мы на сегодняшний день имеем по нашему балансу.

Здесь у нас показана площадь Российской Федерации, это площадь земель лесного фонда, а зелёный – это показатель лесистости (это соотношение общей площади к количеству лесов).

У нас есть ряд регионов (они в левом углу) – это те, которые малолесистые: чуть больше 10 процентов леса; а есть достаточно лесистые регионы, в особенности эти четыре региона: Дальневосточный, Сибирский, Уральский и Северо-Запад.

Очень показательный следующий слайд, это как раз та ситуация, в которой мы на сегодняшний день находимся: здесь убытие, то есть это то количество лесов, которые мы теряем. К сожалению, с 2008 года, Владимир Владимирович, у нас площадь убытия стала опережать площадь восстановления лесов. И ситуация происходит за счёт чего? У нас к выбытию относятся, естественно, сплошные рубки, у нас к выбытию относятся пожары, а также деревья, которые погибают в связи с болезнями и вредителями. С 2008 года (зелёным здесь показано то, как мы занимаемся лесовосстановлением) впервые выбывает больше лесов, чем мы восстанавливаем. Действительно, это нас побуждает на очень серьёзные действия, перечень мероприятий, которые необходимо первоочередным способом сейчас принимать на уровне Правительства.

Следующий слайд показывает, как мы реально восстанавливаем леса. И вот здесь тёмным показано, что такое искусственное лесовосстановление, то, что фактически после вырубок мы высаживаем. Также показано естественное лесовосстановление. Это тоже работа, которая связана с прореживанием, облагораживаем, подготовкой территории. Тем не менее качество работ, которые сегодня ведутся по искусственному лесовосстановлению, крайне неудовлетворительное.

Ещё один вопрос, с которым мы сегодня столкнулись, – это так называемые безвозвратные потери. Мы с вами сегодня под строительство автомобильных дорог, линий электропередач, инфраструктурных объектов фактически изымаем леса и не восстанавливаем их вообще. И, к сожалению, это объём в 2015 году порядка 181 тысячи гектаров – объём лесов, которые выбыли.

Большинство обращений граждан, конечно же, на сегодняшний день касается крупных населённых пунктов и лесов вокруг крупных населённых пунктов. И нами был принят закон, который называется «Зелёный щит», мы занимаемся как раз сохранностью и защитой лесов.

В.Путин: 353-й?

А.Хлопонин: Да.

И последнее. Мы готовим дорожную карту по конкретным мероприятиям, которые Правительство должно предпринять в ближайшее время: это возложение безусловных обязанностей по воспроизводству лесов для всех лесопользователей – не только тех, которые занимаются заготовкой древесины, а всех, кто этим пользуется; установление квалификационных требований по восстановлению – к сожалению, мы рубим качественно высокую древесину, а восстанавливаем маленькие кустики, которые долго восстанавливаются.

Ещё одна тема, Владимир Владимирович: мы сейчас планируем подготовить Вам в Правительстве материалы по компенсационным лесам. То есть если ты вырубил сегодня [лес] под дорогу, то ты должен либо монетизировать и внести деньги в фонд для того, чтобы мы в другой части территории субъекта восстановили такое количество лесов, которое требуется, либо сам восстанавливай. Такие предложения будут подготовлены.

Я думаю, что мы до нового года всю дорожную карту и национальный план примем, утвердим и представим на согласование.

В.Путин: А что касается наделения Рослесхоза дополнительными надзорными функциями?

А.Хлопонин: К сожалению, мы сегодня имеем ряд случаев, особенно связанных с пожарами, профилактическими работами по пожарам, когда у нас в ряде субъектов Российской Федерации от лесохозяйственной деятельности в бюджет собираются значительные денежные средства, а на подготовку к пожаротушению, на профилактику тратится 5 процентов от этого.

Субъекты направляют деньги на другие цели. Целевых фондов у нас нет, как по дорогам, – деньги растворяются в региональных бюджетах. К сожалению, в таких регионах мы больше всего горим. Они оказываются неподготовленными к противопожарной обстановке. По этим регионам мы хотим полномочий и по надзору, и по изъятию этих функций обратно на уровень федерального бюджета в случае, если субъект не справляется со своими обязанностями.

В.Путин: Понятно.

Россия > Леспром > kremlin.ru, 26 июля 2016 > № 1837510 Александр Хлопонин


Россия > Экология > premier.gov.ru, 2 июня 2016 > № 1779124 Александр Хлопонин

Брифинг Александра Хлопонина по завершении заседания.

Стенограмма:

А.Хлопонин: В январе 2016 года был подписан Указ Президента Российской Федерации о проведении в 2017 году Года экологии. Задача важнейшая, которая на сегодняшний день является очень актуальной не только в Российской Федерации, но и во всём мире. На основании этого указа был создан оргкомитет, который возглавил Сергей Борисович Иванов. И буквально недавно было проведено первое заседание этого оргкомитета, где как раз рассматривались основные подходы к реализации Года экологии.

Также было дано поручение Правительству сформировать план мероприятий по проведению Года экологии. И сегодня Дмитрий Анатольевич Медведев, Председатель Правительства, этот план утвердил, подписал этот очень важный документ – План мероприятий по проведению Года экологии в 2017 году.

План мероприятий включает в себя большое количество подразделов, задач, к основным из которых относятся и вопросы, связанные с утилизацией твёрдых бытовых отходов. Действительно, проблемы уже назревшие, я бы сказал, перезревшие.

Вы знаете, что с 1 января 2017 года вступают в силу достаточно жёсткие правила по вторичной переработке, хранению, захоронению или утилизации твёрдых бытовых отходов. В соответствии с этим планом планируется начало строительства современных высокотехнологичных заводов по переработке твёрдых бытовых отходов.

Ещё одно из ключевых направлений – это вопросы, связанные с нашим водным хозяйством. Речь идёт об озёрах, реках, водоёмах, речь идёт, конечно, и о строительстве очистных сооружений, которые должны быть построены для того, чтобы наши водные ресурсы не впитывали загрязнения, которые сегодня попадают в них через стоки и так далее.

Особый подраздел в этом плане мероприятий касается нашего озера Байкал. Это важнейшая наша кладовая чистой воды, которой мы очень гордимся. Поэтому по озеру Байкал есть отдельная программа, которая и сегодня уже частично реализовывается, и будет реализовываться также в 2017 году.

Ещё одним важнейшим направлением является переход на современные доступные новейшие технологии. Речь идёт о модернизации наших промышленных предприятий, которые государство готово стимулировать, оказывать им всяческое содействие через меры государственной поддержки и которые будут переходить на современные технологии – экологически чистые, обеспечивающие и безопасность труда, и безопасность окружающей среды.

Очень важное место в плане отведено, безусловно, нашим лесам. Вы знаете, что и ОНФ, и многие эксперты говорят о том, что у нас, к сожалению, идёт выбывание наших лесов. Надо очень серьёзно поставить под контроль это направление. И не только пожары являются тут виновниками, но это и незаконные рубки, и бесхозные территории, на которые мы сегодня должны обратить особое внимание. Поэтому этому подразделу плана тоже уделяется большое внимание.

Несомненно, это и вопросы, связанные с нашей уникальной территорией Арктики, это то, о чём говорил Дмитрий Анатольевич Медведев. Предусмотрен целый набор, план мероприятий по сохранению нашей арктической экокультуры. По вопросу, связанному с очисткой Арктики, – эти средства тоже предусмотрены в программе.

Ещё одним очень важным направлением в пунктах этого плана является, безусловно, сохранение очень редких краснокнижных видов животных. И здесь у нас уже есть хороший опыт по воспроизводству и сохранению популяции нашего дальневосточного леопарда, амурского тигра, ряда других краснокнижных животных. Планируем в этом году и в следующем активизировать работу по переднеазиатскому леопарду, ряду других животных. Впервые, может быть, не только в Российской Федерации, но и вообще в мире будет выпуск переднеазиатского леопарда в дикую природу.

В целом могу сказать, что это не просто план мероприятий и слова, под этим лежат реальные финансовые ресурсы. Планируется израсходовать порядка 194 млрд рублей на реализацию этого плана. Пропорция инвестиций частных (имеются в виду компании, которые будут в этом участвовать) и федеральных – 85 на 15, то есть федеральный бюджет из 194 млрд потратит 15%, остальное – это средства частных инвесторов, компаний, которые принимают в этом активное участие.

Вопрос: Это на один год средства?

А.Хлопонин: Нет, программа не может быть на один год. Это то, что заложено в программах, и то, что планируется реализовывать через федеральный бюджет, через региональные бюджеты и деньги компаний. Но это не значит, что мы на этом остановимся, это только старт для развития всех этих проектов.

Вопрос: Александр Геннадиевич, расскажите, пожалуйста, как идёт работа по утверждению плана мероприятий по реализации Парижского соглашения по снижению выбросов газов.

А.Хлопонин: Мы находимся в графике, который был утверждён в соответствии с подписанным соглашением. На сегодняшний день мы уже приступили к обсуждению национального плана по его реализации. Я думаю, что к сентябрю этот план будет подготовлен, а дальше вынесен на обсуждение в Правительство, и будем работать.

Вопрос: Александр Геннадиевич, по экологии опять же вопрос. Скажите, пожалуйста, как вы относитесь к недавнему предложению Франции, госпожи Руаяль, отказаться от угольной генерации России?

А.Хлопонин: С точки зрения генераций на долю угля у нас приходится не больше 19%. Если говорить об эмитентах, крупнейших мировых эмитентах парниковых газов, то номер один, или самый крупный эмитент, – это Китай, это порядка 20–23% всех парниковых газов, которые выбрасываются. 13% – это Соединённые Штаты Америки, около 9% – это Европейский союз, около 6% – это Индия, и мы лишь на пятом месте с 5% эмиссии парниковых газов. В структуре этой эмиссии в нашей стране, например, на угольную генерацию приходится всего лишь 19%, а, например, в Китае на угольную эмиссию приходится 73%, в Германии – свыше 50%.

Поэтому здесь речь идёт не об угле (ещё раз говорю, для нас это не является столь страшной проблемой), а вообще в целом об эмиссии и вопросах, связанных действительно с изменением климата.

Ещё раз о позиции Российской Федерации: мы точно так же, как и все страны мира, озабочены этой темой и предпринимаем определённые действия, определённые шаги.

Спасибо большое.

Россия > Экология > premier.gov.ru, 2 июня 2016 > № 1779124 Александр Хлопонин


Франция. Россия. Весь мир > Экология > premier.gov.ru, 13 мая 2016 > № 1750507 Александр Хлопонин

Рабочая встреча Дмитрия Медведева с Александром Хлопониным.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Вы не так давно посетили Нью-Йорк в рамках той большой работы, которая велась международным сообществом по подготовке новых соглашений в области климата, защиты экологических стандартов на всей планете. У нас есть свои обязательства в этой сфере, в том числе основанные на общих международных подходах. Я изменил документ, который был ранее принят, – план мероприятий по сокращению объёма выбросов парниковых газов до уровня 75% объёма выбросов в 1990 году. Мы отталкиваемся, как известно, от 1990 года. Но здесь есть целый ряд изменений, касающихся того, как мы будем работать в свете тех обязательств, которые мы взяли на себя. Расскажите, пожалуйста, как будет организована эта работа.

А.Хлопонин: Дмитрий Анатольевич, тот документ, который Вы подписали сегодня, идёт в развитие климатической доктрины, принятой в нашей стране в 2009 году, и указа Президента, который был подписан в сентябре 2013 года, где было дано поручение как раз разработать план мероприятий.

Подписанный Вами сегодня документ вносит в тот план мероприятий два основных изменения.

Одно изменение касается разработки методики определения размеров выбросов не только прямых, но и косвенных, – то, чего у нас не было в предыдущих методиках. Также он предполагает разработку нового федерального закона, который регулировал бы выбросы в части, касающейся в том числе и квалификации самих парниковых газов. Хочу сказать, что по нашей классификации на сегодняшний день из семи парниковых газов к вредным относятся только три, а четыре не относятся. Например, двуокись углерода тоже не относится к вредным выбросам.

Д.Медведев: И сейчас мы эту классификацию будем менять. В результате этих изменений у нас будет более жёсткий, как я понимаю, контроль и за другими видами газов, которые ранее к этой классификации не относились, так?

А.Хлопонин: Безусловно, Дмитрий Анатольевич. В дополнение к этому мы определяем методику учёта поглощающей способности наших бореальных лесов (тех лесов, которые частично поглощают двуокись углерода).

Д.Медведев: А двуокись углерода у нас не относилась к числу опасных газов?

А.Хлопонин: По нашей классификации, по нашей методике – нет.

Д.Медведев: То есть СО2 считался совершенно допустимым?

А.Хлопонин: Да. Также, как Вы отметили, в соответствии с Вашим поручением я принимал участие в подписании Парижского соглашения об изменении климата от имени Российской Федерации на Генеральной Ассамблее ООН. В рамках этого соглашения мы взяли на себя три основных обязательства. Одно обязательство касается того, чтобы не только сократить объём выбросов до 75% уровня 1990 года. Мы более жёсткие обязательства на себя взяли: если 75% – к 2020 году, то к 2030 году уже 70%. Плюс мы взяли на себя обязательства совместно со всеми странами-участницами соглашения удерживать темпы прироста температуры в XXI веке не более 2%. Это достаточно жёсткое обязательство. И третье – участвовать в оказании содействия развивающимся странам в обеспечении их технологиями, а также участвовать в создании международного фонда, направленного на содействие развитию технологий в развивающихся странах. Хочу отметить, что Российская Федерация не является самым большим загрязнителем в мире. Из всех эмитентов атмосферы мы занимаем пятое место, а лидеры у нас в этом плане – Китай (больше 22%), Соединённые Штаты Америки (более 13%), Евросоюз (более 9%), Индия (более 5%), а мы – лишь только на пятом месте – более 4%. Поэтому взятые нами обязательства достаточно жёсткие, и я Ваше поручение выполнил.

Теперь нам предстоит этап ратификации данного соглашения. Для этого мы, во-первых, должны посмотреть, как наши коллеги будут его ратифицировать, на какие условия пойдут. И второе: мы должны разработать и принять два нормативных акта. Один акт касается национальной стратегии низкоуглеродного развития в нашей стране. И второй документ – национальный план адаптации к изменениям климата. Мы сейчас работаем над этими документами. У нас по Вашему поручению срок два года по первому документу, а национальный план адаптации мы должны до конца года Вам представить, это будет сделано.

Мы в ближайшее время планируем проведение совещания и с представителями общественных организаций, и с представителями бизнеса, потому что есть разные точки зрения. Мы проводили совещание в Кемеровской области, где есть определённые опасения у представителей угольной отрасли и металлургических компаний, которые опасаются таких жёстких регулирований. Поэтому мы хотим всесторонне взвесить эти подходы и Вам уже, Дмитрий Анатольевич, всю информацию доложить.

Д.Медведев: Так и нужно поступить. Надо прямо сказать, что экологическая проблематика, и в том числе вопросы изменения климата, может быть, лет 10–15 назад ещё не в такой степени волновала наших людей. Сейчас реально волнует, это те вопросы, которые нам всегда задают. «Что происходит у нас? Посмотрите на атмосферу, которая рядом с нашим городом, выбросы, которые предприятия делают, и так далее». То есть эта тема стала одной из центральных тем общественной повестки дня, и мы обязаны это учитывать при принятии решений, в том числе связанных с известными международными решениями по изменению климата. Но, с другой стороны, эти решения не должны поставить заслон нашему развитию, и это всегда выбор между необходимостью соблюдать экологические стандарты, а с другой стороны, дать возможность развиваться нашей промышленности.

Надеюсь, что вы таким образом организуете работу, чтобы подготовить сбалансированные решения.

Франция. Россия. Весь мир > Экология > premier.gov.ru, 13 мая 2016 > № 1750507 Александр Хлопонин


Россия. СФО. СЗФО > Экология > premier.gov.ru, 18 апреля 2016 > № 1731021 Александр Хлопонин

Совещание с вице-премьерами.

В повестке: о ситуации с весенними паводками.

Стенограмма:

Д.Медведев: Завтра Правительство в Государственной Думе отчитывается за 2015 год. Нужно подготовиться как следует. Тем более что год был непростым, масса решений принималась – сложных, важных. Есть и проблемы, есть и хорошие результаты. Сегодня ещё пройдёмся по некоторым темам.

Теперь один из вопросов, который в настоящий момент является также весьма актуальным. У нас начались весенние паводки. Страна большая. Они практически ежегодно случаются, наносят большой ущерб, мешают нормальной жизни. Сегодня тяжёлая обстановка складывается на территории шести регионов Сибирского, Уральского и Северо-Западного федеральных округов. На данный момент очень сложная ситуация в Вологодской области.

В других регионах ситуация пока относительно благополучная. Но паводок продолжается, местные власти должны быть готовы тому, чтобы отвечать на проблемы, готовы к любому развитию событий. Я имею в виду и готовность по линии чрезвычайных ситуаций, и по технике, и по профилактическим мероприятиям, которые вокруг населённых пунктов обычно проводятся, ну и, конечно, на всякий случай нужно иметь резерв денег. Особенно внимательно нужно следить за ситуацией в зонах риска. Они всем руководителям регионов известны, потому что всегда традиционно там есть места, которые больше подтапливает и на которые нужно обращать внимание.

Александр Геннадиевич (Хлопонин), вы этой темой занимаетесь. Какова была подготовительная работа, ну и что сейчас делается, чтобы людям помочь по сложившейся ситуации?

А.Хлопонин: Уважаемый Дмитрий Анатольевич, у нас действительно сложная ситуация сложилась в шести регионах России. Это Тюменская, Омская, Курганская, Вологодская, Свердловская и Томская области. В ряде районов введён режим чрезвычайной ситуации. Наиболее сложная ситуация в Вологодской области, где отмечается за последние полвека самый сильный паводок. В районе Великого Устюга образовались две ледяные пробки, каждая из которых по 20 км. На прошлой неделе уровень воды достигал отметки 964, хочу отметить, что критическая отметка – 960. Но на сегодняшний день, буквально утром я созванивался с территориями, уровень 915 см, то есть ниже критической отметки.

Работы организованы, силы и средства группировки МЧС и других организаций у нас в полном составе. В зоне подтопления находятся 1,35 тыс. домов, в которых проживают около 4,5 тыс. человек. Эвакуировано 330 человек, из них 120 человек находятся в пунктах временного размещения. Пострадавшим оказана вся необходимая помощь, включая еду, одежду, лекарства. Сейчас мы ведём расчёт по выплате компенсаций.

Вторая такая острая территория, за которой мы наблюдаем, – это Тюменская область. Подтоплено 590 домов, эвакуировано 1287 человек. Всем оказывается необходимая помощь. В пунктах временного размещения находятся 239 человек. Но в Тюменской области и в Омской уже начались выплаты компенсаций в размере 50 тыс. рублей.

Также паводок в Тюменской области затронул транспортную инфраструктуру. У нас подтоплено 11 мостов, нарушено сообщение с 13 населёнными пунктами. В области круглосуточно работает группировка МЧС – 120 человек, 155 единиц техники. Ситуация находится под пристальным контролем. Ещё раз хочу повторить, что сил и средств у нас достаточно на сегодняшний день. Субъекты работают достаточно эффективно и оперативно. Также у нас созданы комиссии по Росводресурсам, межведомственные рабочие группы. Они занимаются крупнейшими водохранилищами, которые традиционно принимают на себя удар паводковых вод. Также у нас Ростехнадзор сейчас находится, осуществляет проверку гидротехнических сооружений для пропуска паводковых вод.

В целом ситуация находится под контролем. 28 апреля у нас запланировано всероссийское селекторное совещание, на котором мы заслушаем отчёты о прохождении паводков и посмотрим другие регионы, которые могут оказаться в зоне риска в ближайший период времени. Спасибо.

Д.Медведев: Хорошо. Вы следите тогда вместе с Министерством по чрезвычайным ситуациям. Если необходимость возникает, откликайтесь на обращения губернаторов, потому что не всё они могут сами сделать. Действительно в ряде случаев приходится использовать и федеральные возможности, и федеральные ресурсы. Докладывайте, если что.

Россия. СФО. СЗФО > Экология > premier.gov.ru, 18 апреля 2016 > № 1731021 Александр Хлопонин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 25 декабря 2015 > № 1594919 Александр Хлопонин

Интервью Александра Хлопонина телеканалу «Россия 24».

Стенограмма:

Ю.Богданов: Александр Геннадьевич, здравствуйте!

А.Хлопонин: Здравствуйте!

Ю.Богданов: Давайте начнём с самой острой темы. Общественность взволнована, высказываются опасения, что в новом году мы можем почувствовать дефицит алкогольной продукции, причём даже в барах и ресторанах. Скажите, насколько оправданны такие опасения?

А.Хлопонин: Я бы сказал, что они вообще не оправданны и даже минимальных рисков под этим нет. Тем не менее, если это беспокоит людей – хотя я думаю, что прежде всего беспокоит рестораторов или тех, кто занимается продажей, реализацией алкогольной продукции, – я всё-таки ещё раз поясню, чтобы всем нашим гражданам и тем, кто участвует в этом бизнесе, было понятно.

Итак, если вы знаете, закон о ЕГАИС, системе электронного учёта товара, продукции, вступил в силу летом этого года. Это означало, что у всех участников этого рынка было полгода времени, чтобы подготовиться к введению этой электронной системы.

На первом этапе, начиная с января 2016 года, к этой системе должны быть подключены оптовики, оптовое звено. Я могу вам сообщить, что 90% всех участников этого рынка уже подключены или в том или ином виде уже протестировали эту систему, поэтому с точки зрения объёмов продукции и того, что сегодня есть на складах, проблем никаких нет.

Тем не менее мы проводили буквально месяц назад совещание с нашими оптовиками, где обсуждали, какие могут вдруг возникнуть проблемы. Это объёмы продукции, которая может накопиться на складах, и они не успеют её распечатывать, опять проверять. Мы договаривались, что даже и в этой ситуации мы дадим переходный период три месяца, для того чтобы можно было отработать, и раз в месяц будем общаться и сравнивать, обсуждать, какие у этой системы могут гипотетически возникнуть сбои, хотя мы таких тоже не видим.

С 1 июля 2016 года к этой системе должны подключиться розничные предприниматели, в число которых как раз и входят наши рестораны, торговые сети, вся наша розница. Но на сегодняшний момент розница должна всего лишь научиться принимать этот товар от оптовых складов. Фактически мы у них требуем учёта накладных. На самом деле и здесь ничего сложного нет, есть переходный период. И все спекуляции по поводу того, что это очень дорого стоит, что какие-то могут произойти сбои – мы не видим этих проблем.

Ю.Богданов: Дорого стоит оборудование, вы имеете в виду?

А.Хлопонин: Конечно.

Ю.Богданов: А сколько оно стоит на самом деле?

А.Хлопонин: С учётом того, что весь продукт (с точки зрения информационного продукта) отдаётся бесплатно и практически во всех торговых точках есть кассовые аппараты, адаптация этих кассовых аппаратов, закупка дополнительного набора инструментов, которые позволяют считывать эту марку, максимально может обойтись розничной точке в 35 тыс. рублей, это потолок. Может, для маленького магазинчика и маленького ресторанчика это дорого, но, ещё раз повторю, это ещё следующий этап. 35 тыс. рублей, по нашим оценкам, самая большая сумма расходов, которая может потребоваться. Если это колоссальная сеть, то чуть побольше, может, потому что там и аппаратов нужно больше и так далее.

Я не вижу на сегодняшний день никаких проблем, кроме спекуляций, которые могут возникнуть вокруг этой системы. На что я хочу обратить внимание? Основная задача этой системы – сделать так, чтобы на полку, в розничную сеть поступил легальный, качественный продукт, чтобы люди, покупая бутылку, употребляя спиртное, не боялись, что им подольют, не дай бог, суррогат или какую-то другую продукцию. Это не российское изобретение, это сделано во всём цивилизованном мире. К сожалению, мы, наверное, слишком долго к этому шли. Но, ещё раз повторяю, с 2006 года мы уже тестировали в той или иной степени эту информационную систему, пытались её каким-то образом реализовать, опробовать на участниках этого рынка.

Я хочу, чтобы вы тоже понимали, что в системе ЕГАИС участвует колоссальное количество предприятий. Это те, кто разливает спирт и производит спирт, те, кто занимается перевозкой этого спирта – транспортные компании, те, кто потом производит готовую продукцию, это оптовики и это, собственно говоря, розница, которая потом эту продукцию продаёт. Я вам больше скажу: мы понимаем, что страна большая, у нас есть отдалённые населённые пункты, и чтобы в маленьких населённых пунктах, где даже нет интернета, обеспечить введение ЕГАИС, мы сделали ещё один этап. Мы говорим сейчас о рознице только в крупных городах и крупных населённых пунктах. А далее мы будем помогать отдалённым населённым пунктам вводить эту систему у себя в обязательном порядке. Поэтому, ещё раз говорю, здесь главное – это люди, главное, чтобы люди не травились и не потребляли нелегальный, контрафактный или суррогатный продукт.

Ю.Богданов: Насколько остро стоит эта проблема? Каков оборот, по вашим оценкам, суррогатного алкоголя?

А.Хлопонин: Есть разные оценки. Его нельзя посчитать, потому что, если вы будете базироваться на какой-то международной статистике… Сегодня много разных агентств, которые рассказывают о том, каков объём потребления в России. Но ведь это не только потребление крепких спиртных напитков, это и вино, и всякие ликёро-водочные изделия и так далее.

По нашим оценкам, это около (я могу ошибиться) 15–30 млн декалитров. Это тот объём нелегального оборота, который существует. Я могу исходить из того, что в связи с тем, что рос акциз (за последние два года он очень резко вырос, ставка акциза), действительно мы за два года ощутили на себе сокращение объёма производства легальной продукции. Он сократился практически на 24% за два года, то есть фактически считайте, что этот поток продукции перешёл в теневой рынок.

Ю.Богданов: Но нелегальная продукция – не обязательно суррогатная?

А.Хлопонин: Давайте разделим эти вещи, чтобы было понятно.

Суррогат – это то, что вообще производится не по какой-либо технологии. Суррогат – это то, к сожалению, что сегодня разливают в красивые бутылки, но разливают метанол. Это смертельно опасно, это вообще не подлежит никакому употреблению.

А контрафакт – это то, что производят качественно (то есть это может быть и качественная продукция), но без уплаты акциза, это продукция, которая фактически находится в теневом обороте. Я сейчас как раз говорю о контрафакте, то есть о водке, которая в теневой оборот ушла. Про суррогат я вообще говорить не хочу, за это я бы ещё более жёсткие меры наказания и ответственности ввёл.

Ю.Богданов: Звучат предложения вообще вернуть госмонополию на спиртную продукцию, на производство алкогольных напитков.

А.Хлопонин: Вы знаете, разные страны по-разному подходили к этой задаче. Я тоже на самом деле сторонник. Я надеюсь, что мы будем в Правительстве принимать такие решения. Я вообще считаю, что нужно отталкиваться от контроля оборота спирта.

Я могу привести пример. У нас на территории Российской Федерации работает официально 44 лицензированных спиртовых завода общей мощностью около 48 млн декалитров (столько спирта производится). При этом 33 завода, которые стоят, современные, – это те заводы, которые были лишены лицензии в течение последних пяти лет. Это такая же мощность – около 47 млн декалитров. Мы видим с камер видеонаблюдения, с космической съёмки, что они продолжают работать втеневую. И мы ничего с этим не можем сделать, потому что мы официально не можем туда зайти, они ведь не работают. У них нет лицензии, они не работают, и у нас некому, условно говоря, пожаловаться, чтобы зайти туда с актом. То есть это серьёзные изменения в закон, которые надо срочно вносить.

У нас 25 предприятий, спиртзаводов, которые сегодня работают, регулируются другим законом (61-м, по-моему). Это спиртзаводы, которые производят как бы медицинский спирт. Хотя мы все забываем, что медицинский спирт – это тот же этиловый спирт, из которого производится и крепкая алкогольная продукция. Так вот у них абсолютно другая система регулирования, они работают по другой модели. Лицензированием занимается Минпромторг, лекарственные препараты производятся на других предприятиях. По разным оценкам, лишь 2% мощности этих спиртзаводов направляется на производство медикаментов. А всё остальное куда? И что это такое? Или кто-то мне расскажет, что если загружено 2%, то это эффективно работающее предприятие?

Мы смотрели немецкую модель. Немецкая модель немного другая. Там, условно говоря, даже если это твой спиртзавод, а рядом у тебя стоит цех по розливу крепких алкогольных продуктов, тебя заставляют провести забор и вентиль поставить, и весь отпуск этого спирта регулируется федеральными службами. Ты не можешь просто так себе отпустить такое-то количество спирта на производство. Поэтому монополия на продажу спирта, мне кажется, очень важное направление, которым государство должно заняться в следующем году и взять это под контроль.

Второй момент. ЕГАИС позволяет убрать самую большую заразу, которая сегодня существует, – двойную, дублирующую марку, или так называемую поддельную марку. Если ты поставил ЕГАИС, дошёл с ЕГАИС от производства спирта до розницы, у тебя сегодня невозможно продать эту нелегальную водку. Это самое главное – что мы выбьем ещё из оборота колоссальное количество нелегально произведённой продукции. Но это не значит, что мы абсолютно очистим рынок. Мы знаем нашу страну, мы знаем, как водкой торгуют таксисты, мы знаем, как водкой торгуют из-под полы. Но это уже задача наших правоохранительных органов.

Поэтому мы постепенно в этом направлении двигаемся. Я думаю, что мы очень серьёзно нарастим наш потенциал и усилим контроль за этим.

Ю.Богданов: Ещё один вопрос, связанный с регулированием алкогольного рынка. Вы предложили внести поправки в закон о торговле, чтобы дать право регионам самим устанавливать ограничения на продажу спиртных напитков – вплоть до возможности полного запрета. То есть подразумевается, что регионы смогут даже сухой закон вводить?

А.Хлопонин: Нет, я как раз категорический противник того, чтобы регионы у себя устанавливали в отдельности потребление спиртных напитков.

Речь идёт о предоставлении регионам права лицензирования оборота спиртосодержащих жидкостей. Сегодня в регионе можно прийти и увидеть, что на полке стоит водка, а рядом стоит, условно говоря, какой-нибудь стеклоочиститель или вообще непонятно какой продукт – продукт, который прямо на этой же полке, рядом, который разливается в водочные бутылки, стоит 100 рублей и не подпадает ни под какие акцизы. Но является спиртосодержащей жидкостью. Это может быть стеклоочиститель, это может быть какой-нибудь лосьон или что-то другое, но он стоит на водочной полке, и если водка стоит 185–200 рублей, то это стоит 45, 90, 100 рублей. И всем понятно, что если это стоит на этой полке, то оно не просто так там появилось.

Мы сейчас обсуждаем вопрос о праве лишения лицензии тех торговых точек или сетей, которые занимаются бесконтрольной продажей спиртосодержащих жидкостей и не попадают в сферу нашего регулирования.

Мы столкнулись с другой проблемой: у нас сегодня огромное количество торговых точек торгует вообще без лицензии на торговлю, потому что штраф, который они уплачивают в случае, если их поймали, несопоставимо низок в сравнении с тем оборотом, который проходит. И здесь, конечно, нужно делегировать больше компетенций регионам, чтобы они несли за это ответственность.

Ю.Богданов: Давайте про природопользование поговорим. Было сообщение, что правительственная комиссия проводит актуализацию всех лицензий на недропользование. Расскажите, зачем это нужно?

А.Хлопонин: Всё дело в том, что у нас на сегодняшний день выдано свыше 7 тыс. лицензий на участки недр федерального значения и так далее. Где-то 5 тыс. с лишним лицензий (я просто боюсь ошибиться в цифрах, слишком много) требуют реально сегодня актуализации. Это связано с двумя основными причинами. Первая причина связана с тем, что у нас есть часть лицензий, которые выдавались ещё во времена Советского Союза. И даже если посмотреть сегодня с точки зрения тех координат или тех нормативных документов, которые должны сопровождать лицензионные соглашения, они просто должны быть приведены в порядок. Поэтому первая и основная задача – это сделать лицензионные соглашения единообразными, чтобы те, кто участвует, вкладывает средства в добычу полезных ископаемых, были в равных условиях.

Вторая причина, в связи с которой поднимался вопрос об изменении или актуализации лицензий, связана с тем, что очень серьёзно изменилась экономическая ситуация в мире: это и ввод санкций, и усложнённый доступ к финансовым ресурсам. И здесь есть поручение Президента, чтобы тем инвесторам, тем предприятиям, которые вкладывали деньги в разработку месторождений, платили все соответствующие налоги и выполняли лицензионные соглашения, дать право раздвинуть сроки выполнения лицензионных соглашений. Но те инвесторы, которые не выполняют свои лицензионные соглашения, или каким-то образом пытаются уклониться от их выполнения, или являются должниками, – то в этом случае заключенные с ними соглашения, безусловно, не подлежат продлению или актуализации. Это вполне обоснованно, и сейчас проводится колоссальная работа. Я абсолютно убеждён, что Министерство природных ресурсов и Роснедра справятся с этим объёмом работ.

Ю.Богданов: Есть какие-то конкретные цифры? Сколько лицензий подтверждено?

А.Хлопонин: Я не хочу ошибиться в цифрах. Я назвал цифру 7 тыс., из которых 5 тыс. с лишним требуют актуализации. Это означает, что как минимум тысяча с лишним лицензий нормально работают, функционируют. 5 тыс. с лишним лицензий – их тоже надо разделить на углеводородное сырьё и твёрдые полезные ископаемые. Где-то 50/50 здесь пропорции, чуть больше в одну сторону или в другую. Где-то порядка 200 лицензий, которые выставлены на актуализацию, не прошли согласование. Свыше 2 тыс. – это те, которые уже прошли и актуализированы. Поэтому работа ведётся большая. Я думаю, что по графикам и срокам, которые запланированы, мы всё выполним.

Ю.Богданов: В связи с падением цен на нефть на второй план отошёл вопрос освоения арктического шельфа. Тем не менее, насколько я понимаю, дискуссия продолжается. Принято ли какое-то решение по допуску частных компаний?

А.Хлопонин: Вы знаете, вопрос по допуску частных компаний на шельф лежит, ещё раз говорю, не столько в плоскости, хотим мы кого-либо допускать, кроме государственных корпораций, компаний, на шельф или не хотим. Вопрос связан с тем, что вообще разработка месторождений на шельфе – очень дорогостоящее удовольствие, это раз. Сложные технологии добычи – это два. И третий, самый важный вопрос: очень высоки риски загрязнения и экологических проблем, которые могут возникать, это очень важный аспект этого вопроса. Поэтому на сегодняшний момент пока что принято решение (на сегодняшний момент, ещё раз говорю, это не значит, что это константа) о том, что мы отложили вопрос о допуске на шельф частных компаний.

Ю.Богданов: На какое время?

А.Хлопонин: Этот вопрос мы, может быть, будем поднимать в следующем году, это зависит от ситуации, от конъюнктуры – от ценовой конъюнктуры, от способности компаний, которые готовы прийти на шельф, в том числе брать на себя обязательства по экологическим вопросам, по экологическим процедурам, по страхованию рисков, которые могут возникнуть.

Ю.Богданов: К другим темам перейдём. Вы недавно говорили о том, что в России положено начало формированию современной и эффективной отрасли по обращению с отходами. Что вы имели в виду?

А.Хлопонин: Как бы мне хотелось, чтобы это было правдой! Мы сейчас с вами в самом-самом начале. То, что творится у нас с отходами, конечно, уже не устраивает никого. Идёт колоссальный объём обращений граждан по поводу несанкционированных свалок. Раньше люди ходили, брали воду из родника, приходили домой, получали удовольствие, сейчас уже дошло до отравлений водой из этих родников… Это всё процесс неконтролируемый. Несанкционированные свалки. Вообще отрасль как таковая не структурирована.

Поставлена задача Президентом создать отрасль, но отрасль не создаётся за один день, за один миг, поэтому первый этап создания отрасли – это закон, который с 1 января вступает в силу, закон об обращении с твёрдыми бытовыми отходами. Там разные есть задачи.

Ю.Богданов: В частности, лицензирование, насколько я знаю, вводится.

А.Хлопонин: Конечно. Для меня принципиально важно, например, в этом законе, что теперь есть непосредственная ответственность субъекта Российской Федерации за обращение с этими отходами и за создание этой отрасли.

Прежде всего субъект Российской Федерации должен сделать схему территориального планирования. Для понимания: у нас около 67 млн т этих отходов – это колоссальные объёмы.

Мировая практика показывает, что Европа или Америка условно от 70 до 80% этих отходов утилизируют на так называемых полигонах. Нам кажется, что вся Европа перерабатывает их на заводах. Это не так. От 70 до 80% (в зависимости от страны) – это всё равно полигоны. Но как эти полигоны созданы и организованы, какая роль уделяется экологии и утилизации непосредственно на полигонах, сортировке перед этими полигонами – это комплексная задача.

Итак, каждый субъект должен создать схему территориального планирования. После этого каждый субъект должен на конкурсной основе выставить своего оператора, который будет заниматься сбором, транспортировкой, а может, дальше и сортировкой и переработкой этих отходов. Дальше в эту цепочку надо увязать взаимоотношения между субъектами, потому что Москва, например, не в состоянии переработать все свои отходы, но частично будет вывозить. Московская область тоже не готова абы где и абы как принимать эти отходы, потому что есть своя схема территориального планирования, есть тоже частные полигоны, есть система контроля. В общем, колоссальный пласт вопросов нам предстоит ещё решить, начиная от нормативов, нормативной базы, правительственных актов, которые должны в том числе определить, что такое полигон, как он должен формироваться, на каких принципах, какие отходы или выбросы будут на этом полигоне, нормы, которые допускаются. В общем, мы только в самом начале пути.

У нас ещё 2016 год будет переходным, нам предстоит принять свыше 20 нормативных актов по разным направлениям, нам нужно обсуждать схемы терпланирования. Нам многое ещё предстоит утвердить и посмотреть, мы только в самом начале реализации этой задачи. Но я считаю, что это одна из самых важных задач у нас.

Ю.Богданов: Есть какие-то регионы или, может быть, города – лидеры в вопросах переработки? Или, наоборот, аутсайдеры?

А.Хлопонин: У нас есть Мурманская область, есть город Москва, есть, по-моему, Липецкая область (я могу тоже ошибиться), которые стараются, занимаются на своём уровне серьёзно переработкой или созданием правильных полигонов. Московская область опять-таки очень активна, большую работу проводит в этом плане.

Ещё раз говорю: пока что это не было проведено в рамках нормативов, задач, стандартов и так далее. Это нам предстоит ещё сделать. А потом, ещё раз вам говорю, если я вам общую массу назвал (67 млн), то сравните: Москва – около 10 млн, 20 млн – объём в Московской области, то есть всё остальное – не такие масштабы бедствия.

Ю.Богданов: Александр Геннадьевич, давайте поговорим о развитии Северного Кавказа. Это сфера, которую вы продолжаете активно курировать. Скажите (это один из самых острых вопросов), какая динамика по безработице и как в целом оцениваете экономическое развитие регионов?

А.Хлопонин: Во-первых, здесь надо сказать огромные слова благодарности нашим главам Северо-Кавказского федерального округа. Проделана большая работа. Может быть, сегодня цифры не так яркие звучат, но у нас не спад ВВП, у нас рост валового регионального продукта. Сельское хозяйство показывает рост 2,4%, другие отрасли показывают рост 3–5%. Это, конечно, не так много, но в условиях, когда у нас в Российской Федерации происходит сжатие экономики… Северный Кавказ как раз динамично развивается в этом плане, постепенно, планомерно выходим вверх. Сказать, что мы уже достигли больших результатов, – вряд ли.

Показатель безработицы у нас… Давайте посмотрим. Когда мы говорим о безработице, мы стараемся говорить не о безработице, а о занятости. У нас есть безусловные регионы-лидеры, где достаточно высокая занятость, безработица на самом деле небольшая, – это Ставропольский край, где очень высокая занятость и маленькая безработица, в Карачаево-Черкесии очень хорошие показатели, Кабардино-Балкария. Это всё показатели на уровне 3,4% безработицы. Мы в принципе даже лучше среднероссийских показателей идём на сегодняшний день.

Но, безусловно, есть у нас с вами Ингушетия, Чеченская Республика и Республика Дагестан.

Ю.Богданов: Кстати говоря, в Чеченской Республике удалось значительно сократить безработицу, судя по отчёту Рамзана Кадырова.

А.Хлопонин: Я не присутствовал на встрече Рамзана Кадырова с Президентом нашей страны, но могу сказать, что бывал много раз в республике, и каждый раз, когда приезжаю, я открываю какое-то предприятие. Могу сказать, что показатель 13%, может быть, покажется очень большим, но я хочу напомнить, что этот показатель ещё в 2010 году составлял около 43%.

Ю.Богданов: Динамика налицо.

А.Хлопонин: Динамика налицо. Это колоссальный вклад, республика проводит у себя работу, на своей территории. Поэтому, ещё раз говорю, те задачи, которые мы в рамках госпрограммы ставили перед собой… Мы постепенно выходим на них.

Ю.Богданов: В последнее время активно у нас говорят о развитии внутреннего туризма, и, несомненно, Северный Кавказ – это один из привлекательных регионов. Скажите, как вы видите развитие вот этой сферы и стоит ли начинать с введения курортного сбора, который вводится на Ставрополье?

А.Хлопонин: Да, конечно, это экспериментальная площадка, и, безусловно, надо очень серьёзно отнестись, посчитать, что такое курортный сбор, хотя во всех цивилизованных странах мира этот курортный сбор существует, потому что это как раз те средства, которые идут на благоустройство, на создание условий для развития, на облагораживание территории. Этот сбор существует. Стоит ли сейчас, когда у нас как раз возникла острая потребность во внутреннем туризме, когда львиная часть, большая часть нашего населения всё-таки всё больше выбирает внутренний туризм, ограничивать этот поток денежным сбором... Опять же, это баланс, который надо очень внимательно посчитать, потому что, с одной стороны, у нас ёмкости не хватает, то есть, грубо говоря, сегодня спрос уже опережает предложение, и это, может быть, и правильный манёвр с точки зрения сдерживания туриста. Но как бы его не вытолкнуть, как бы потом не потерять этого туриста. Поэтому мы считаем… Я сторонник экспериментальных площадок: посмотреть, как это работает и какие будут от этого последствия.

Туризм для Кавказа, безусловно, ключевая отрасль, и мы должны развивать не только горнолыжный туризм, потому что, во-первых, не все жители Северного Кавказа горнолыжники великие. У нас говорят: сапожник без сапог… Те, кто живёт в горах, не все катаются на лыжах. Поэтому нам нужно привлечь очень много туристов. У нас есть зоны горнолыжные, которые очень сильно развиты, исторически развиты – Домбай, Эльбрус. Это то, куда мы всегда исторически ездили. Поэтому Карачаево-Черкесия, Архыз, например, очень хорошо работают. А есть территории, условно, в Чеченской Республике, в Осетии, где потрясающие есть места для развития туризма, но нет своего туриста, даже исторически, который мог бы туда приехать, который понимал бы, о чём идёт речь. Поэтому мы постепенно все эти направления будем развивать.

Помимо этого туризма у нас есть ещё исторический туризм. У нас на самом деле, если мы только возьмём, посмотрим, какие у нас места, в том числе исторические, на Кавказе находятся… Это и аланские храмы, это и древние смотровые башни, и древние мечети… Это потрясающе. Огромное количество людей, паломников приезжают, чтобы только посмотреть на это. Это исторический туризм.

У нас есть оздоровительный туризм. Чего стоят Кавказские Минеральные Воды с точки зрения оздоровительного туризма. Ведь что может сравниться? Ведь никакой Баден-Баден, Карловы Вары не сравнятся на сегодняшний день по качеству, по масштабам с Кавказскими Минеральными Водами. Я вам больше того скажу: даже сегодня, если ничего мы не будем делать, у нас заполняемость отелей в год (я беру не в сезон пиковый, а в год) свыше 80%. Такой показатель вряд ли вы где найдёте. Тем не менее спрос на это есть, поэтому нужно действительно заниматься сервисом, нужно приводить в порядок инфраструктуру, нужно создавать условия для коммуникаций, чтобы интернет работал нормально, чтобы связь была хорошая, чтобы доступность была эффективная. Поэтому я считаю, что туризм – это ёмкая отрасль с точки зрения занятости в том числе. Это всегда для нас будет стратегическим направлением.

Ю.Богданов: Александр Геннадьевич, я благодарю вас за это подробное интересное интервью.

А.Хлопонин: Спасибо.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 25 декабря 2015 > № 1594919 Александр Хлопонин

Полная версия — платный доступ ?


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 5 октября 2015 > № 1508912 Александр Хлопонин

Встреча с вице-премьером Александром Хлопониным.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с Заместителем Председателя Правительства Александром Хлопониным. Обсуждалось социально-экономическое развитие Ингушетии, Дагестана и Чечни, ход исполнения поручений, данных Президентом по итогам поездки в Ингушетию. Отдельно вице-премьер информировал главу государства о праздновании 2000-летия основания города Дербент.

В.Путин: Начнём с Дербента. Как идут мероприятия [празднование 2000-летия основания города]?

А.Хлопонин: Я специально принёс Вам альбом показать. Огромные слова благодарности от жителей республики, Дербента, люди просят передать Вам тёплые слова.

Единственное, что все спрашивают, не является ли это «минутой славы», то есть всё сейчас сделали и забыли про нас? Я говорю: Президентом поручено программу разработать по городу.

Очень много реставрационных площадок, [крепость] Нарын-кала тоже привели полностью в порядок. [Культурно-исторический комплекс] «Домик Петра I» сделали с помощью наших инвесторов.

Просили Вам показать – то, что было, то, что сделали, как реконструировали, как сделали празднование: люди гуляют на улицах, настроение у всех хорошее.

В.Путин: Да, красиво. Молодцы.

А.Хлопонин: Владимир Владимирович, что касается Ваших поручений, данных во время рабочей поездки в Республику Ингушетия, хотел бы доложить следующее.

Прежде всего. Вами были обозначены очень серьезные проблемы: высокий уровень безработицы, младенческая смертность, трёхсменное школьное обучение (трёхсменные школы – это, конечно, тяжело). Хочу доложить, что по Вашему поручению мы переориентировали программу ФЦП «Юг России» на 2014–2016 год и до 2016 года введём 53 новых школы в этих регионах как раз для того, чтобы снять напряжение.

У нас три территории: Республика Дагестан, Чеченская Республика и Ингушетия, рождаемость высокая, а школ, к сожалению, не хватает или они в ужасном состоянии. Эту задачу мы в обязательном порядке решим.

Что касается младенческой смертности, в 2016 году у нас будет введён современный перинатальный центр: это где–то 130 коек, сто посещений в день. Объект сдадим, здание уже построено.

В 2015 году выделены средства на закупку оборудования – значительные суммы, и я думаю, что в следующем году – не думаю, а абсолютно ответственно заявляю – мы его запустим.

Также у нас полностью будут решены вопросы с запуском нового онкологического центра, его запускаем в 2016 году тоже в Республике Ингушетия.

Ваше поручение Правительству по поводу спортивного объекта, спортивного комплекса и стадиона на три с половиной тысячи зрителей, – эти социальные объекты мы будем развивать.

Вами была поставлена и другая очень важная задача – развитие экономики, создание новых рабочих мест. Поэтому мы сейчас полностью переориентируем ФЦП «Юг России» на 2017–2025 годы, где основной упор будет, конечно, делаться на инвестиционные проекты, на строительство объектов агропромышленной инфраструктуры, на строительство других знаковых объектов.

Сейчас в каждой республике прорабатывается перечень этих объектов, и мы, конечно, будем нацелены на создание новых рабочих мест. Думаю, что мы значительно изменим, переломим эту ситуацию к 2020 году.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 5 октября 2015 > № 1508912 Александр Хлопонин


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 29 июля 2015 > № 1444400 Александр Хлопонин

Брифинг Александра Хлопонина по завершении заседания.

Стенограмма:

Вопрос: Каковы итоги заседания комиссии?

А.Хлопонин: Сегодня правительственная комиссия была посвящена двум принципиальным вопросам. Первый вопрос – это импортозамещение. У нас в области промышленности есть около 30 якорных проектов, которые в высокой степени готовности, и в рамках сельского хозяйства – 39 проектов, которые сегодня поданы территориями для инвестирования и соинвестирования вместе с федеральным бюджетом. Все эти проекты находятся на рассмотрении, в высокой степени готовности.

Я думаю, что это действительно качественные проекты, которые могут быть реализованы. Часть проектов уже реализуется на Северном Кавказе. Это и огромное предприятие по хранению и переработке овощной продукции в Кабардино-Балкарии, это огромные тепличные хозяйства в Чеченской Республике, в Кабардино-Балкарии, в Ставропольском крае. Работают индустриальные парки достаточно эффективно – в Невинномысске сегодня один из лучших парков по сравнению с проектами по всей России.

Второй вопрос касался изменения государственной программы. Я хочу напомнить, что госпрограмма развития округа состоит из двух этапов. Первый этап заканчивается в 2016 году, и в значительной степени в связи с финансово-экономической ситуацией было принято решение направить до 2016 года инвестиции в строительство социальной инфраструктуры. Это очень важное направление. У нас, вы знаете, рождаемость достаточно высокая. Дети учатся, например в Дагестане, в четыре смены. Председателем Правительства была поставлена задача эту проблему решить. Мы планируем к 2016 году ввести около 15 объектов образования (это 15 школ: 2 в Ставропольском крае, 7 – в Чеченской Республике, 5 школ в Ингушетии). Кроме того, запланировано ввести около 15 объектов здравоохранения (это и ФАПы, и медицинские центры). Часть из них – это реконструкция, часть из них – это новые объекты. Поэтому около 27 млрд планируется потратить на эти проблемы в рамках программы до 2016 года, а вот с 2017 года…

Мы сегодня обсуждаем принципиально новые подходы к формированию инвестпрограммы. Мы говорим о том, что средства будут направляться исключительно на инвестиционные проекты, то есть на развитие, только те проекты, которые пройдут утверждение в рамках Правительства, Министерства экономики, Министерства по делам Северного Кавказа, которые реально имеют эффект отдачи, которые в том числе могут иметь и возвратный характер. Поэтому принято решение задействовать два института – это Корпорация развития Северного Кавказа и уже существующие «Курорты Северного Кавказа», которые достаточно эффективно работают. Развитие трёх основных курортов сейчас – это «Архыз», это «Эльбрус» и «Ведучи». Поэтому тут три проекта, которые сейчас будут ускорены, доведены до модельных проектов, а дальше будем реализовывать другие проекты, которые будут утверждены Правительством.

Все эти вопросы сегодня обсуждались. Есть и критические замечания, и предложения хорошие прозвучали со стороны Сбербанка, который имеет опыт построения институтов. Как раз дебюрократизация именно этой системы, формирование операционного офиса для популяризации этих проектов на Северном Кавказе, думаю, даст очень серьёзный толчок развитию проектов на Кавказе. Вот эти вопросы сегодня обсуждались. Соответствующие решения все приняты.

Вопрос: Можно уточнить: 27 млрд, вы сказали?

А.Хлопонин: Это до 2016 года. Около 27 млрд будет освоено.

Вопрос: Вы сейчас так эмоционально говорили с Министром финансов – Минфин на что-то деньги не хочет давать?

А.Хлопонин: Нет. Мы спорили принципиально. Есть две модели. Первая – Минфин говорит: мы не настолько богаты. Минфин прав, я прекрасно понимаю, что, собственно, с одной стороны, деньги у корпораций лежали на депозите, а не находились в федеральном бюджете. Просто у нас зачастую так бывает, и это согласованная с Минфином позиция, что строительство уже идёт. И под эти средства подписан аккредитив. По большому счёту весь смысл заключается в том, что OPEX (операционные расходы) компания содержит за счёт как раз процентов, которые на депозите, а по мере ввода в эксплуатацию объекта компания обязана под аккредитив эти средства отдать строителю. Поэтому ничего страшного в этом нет. Это нормальные споры, которые в Правительстве идут, дискуссии. По логике он абсолютно прав: мы не можем позволить себе сегодня из федерального бюджета отвлекать ресурсы и держать их в банке на депозите, то есть под развитие. Это просто другая совсем модель, она не имеет к этому никакого отношения.

Вопрос: Скажите, пожалуйста, сегодня был задержан глава Кизлярского района Дагестана. Хотелось бы узнать ваше мнение. Возможно, что некое присутствие криминала в местной власти задерживает развитие округа? Нет ли планов, возможно, просто взять и проверить местных руководителей на возможную причастность?

А.Хлопонин: Нереальная, по сути, задача. Идёт нормальная антикоррупционная работа в регионе, в республике, качественно работают правоохранительные органы. Перед законом равны все – и неважно, кто это: бизнесмен, предприниматель, чиновник, и даже любого уровня чиновник, губернатор, вице-премьер. У нас перед законом все равны. Никто никому должности не продавал, и никто никого не защищает. А если человек…

Вопрос: А говорят, что на Кавказе как раз…

А.Хлопонин: К сожалению, есть такие факты. По всем этим фактам возбуждаются уголовные дела. Они не только на Кавказе есть, они, такие факты, к сожалению, по всей России существуют. Мы просто привыкли, если что-то на Кавказе, из этого делать яркую картинку. Ещё раз говорю: к сожалению, такие факты присутствуют, мы их не скрываем, мы показываем. Вы знаете эти громкие уголовные дела – и по поводу мэра Махачкалы, и по Кизлярскому району. Есть и другие дела, которые находятся сегодня в фокусе внимания правоохранительной системы. Я считаю, что они начали эффективно работать.

Вопрос: А вот замечание ставропольского губернатора – инициатива по поводу возращения федеральных налогов с индустриальных парков. Дискуссия получила какое-то дальнейшее развитие?

А.Хлопонин: Конечно, получила.

Вопрос: Поручения, может быть?

А.Хлопонин: На то это и губернатор Ставропольского края. Он хочет вернуть и частично вложить деньги в развитие производства. Смысл в чём? Правительство, когда принимало решение, говорило: новые проекты, начиная с 2015 года. А губернатор Ставропольского края предлагает зачесть ему начиная с 2012 года проекты, которые реализовывались в Невинномысске. Он прав, он отстаивает интересы своего региона. Но, к сожалению, решение Правительства было нацелено на другое. Мы не можем задним числом сейчас рассчитывать и возвращать в бюджет. Зачем это делать? Если уж есть, действительно, интересные проекты, то давайте в рамках этой программы, которая предусматривается, смотреть проекты, которые они предлагают.

Спасибо.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 29 июля 2015 > № 1444400 Александр Хлопонин


Россия > Нефть, газ, уголь > kremlin.ru, 30 марта 2015 > № 1328689 Александр Хлопонин

Рабочая встреча с Заместителем Председателя Правительства Александром Хлопониным.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с Заместителем Председателя Правительства Александром Хлопониным. Вице-премьер информировал Президента о предварительных итогах работы Правительства по актуализации лицензионных соглашений.

В.ПУТИН: О лицензиях будем говорить, Александр Геннадиевич?

А.ХЛОПОНИН: Да.

В.ПУТИН: Пожалуйста.

А.ХЛОПОНИН: Уважаемый Владимир Владимирович, 12 февраля текущего года Вами было подписано поручение по актуализации лицензионных соглашений. Правительство приступило к выполнению Вашего поручения.

Проблема оказалась очень сложной и очень комплексной. На сегодняшний день у нас выдано 7775 лицензий, из которых 3329 лицензий на углеводородное сырьё и около четырёхсот сорока лицензий – на твёрдые полезные ископаемые. Все эти лицензии нам предстоит действительно проанализировать и актуализировать.

В ходе работы вскрылось три ключевых блока.

Первое. Это действительно те лицензионные соглашения, которые на сегодняшний день трудно выполнить в связи с изменившимися экономическими условиями на рынке и в связи с введением санкций, усложнением доступа к кредитным ресурсам.

В основном это в области углеводородного сырья, около 800 лицензий, над которыми надо оперативно работать, для того чтобы предприятия дальше могли развиваться, чтобы у них лицензии не отзывали.

Далее. Мы провели выборку из 600 лицензионных соглашений – просто брали подряд лицензионные соглашения, – из них 165 лицензий оказались вообще с техническими ошибками по координатам. То есть по большому счёту лицензии…

В.ПУТИН: Выданы с ошибками.

А.ХЛОПОНИН: Это технические ошибки, которые требуют серьёзного исправления. Мы приняли закон, который позволяет сегодня оперативно исправлять эти технические ошибки, а на самом деле диктует сегодня недропользователю возможность работать.

Но колоссальный пласт лицензий – это третье направление, – которые были выданы ещё до 90–го года. Это колоссальный пласт лицензий, которые приобретались предприятиями, они работают по старым принципам, которые вообще не соответствуют тем нормативным документам и актам, которые разработаны сегодня.

По этим трём направлениям все поручения даны, мы работаем, занимаемся актуализацией, срок Вами поставлен 31 декабря 2016 года. По антикризисным направлениям мы быстрее приступим, в этом году уже сделаем определённую работу, проведём и будем Вам докладывать раз в полгода.

Думаю, что мы справимся с этой задачей. Конечный итог – это приведение всех лицензий к единому стандарту, упрощение самих технических регламентов и наборов документов, которые нужно готовить по лицензиям. Думаю, что мы справимся с поставленной задачей.

В.ПУТИН: А когда эти новые стандарты, новые требования, когда они будут?

А.ХЛОПОНИН: У нас уже подготовлен порядок. В марте рассылаем нашим предприятиям технический порядок, то есть что необходимо будет представить при оформлении лицензии. В мае мы делаем первый промежуточный доклад.

Дмитрием Анатольевичем [Медведевым] поставлена задача до конца этого года уже точный набор всех лицензий, которые требуют актуализации, представить ему на утверждение. Мы всё выполним в полной мере.

В.ПУТИН: Что делать с теми, кто лицензии взял, но условия лицензий не исполняются и вообще, мягко говоря, ничего не делается?

А.ХЛОПОНИН: Тем, кто не выполняет лицензии, мы в соответствии опять-таки с Вашим поручением даём возможность в так называемый льготный период, очень короткий, заплатить те долги по лицензионному соглашению, которые они не выполнили. В случае если они не выполнят в короткий период времени, мы отзываем лицензии. Это опять тоже в соответствии с Вашим поручением.

Там есть пункт – актуализировать [лицензии] только для тех, кто соблюдает все существующие требования в лицензионных соглашениях, не имеет задолженности перед налоговыми органами, не имеет задолженности перед федеральным бюджетом и выполняет свои обязательства.

В.ПУТИН: Нужно только, чтобы нарушения, связанные с исполнением лицензий, подвергались объективному анализу и исключали то, что является причинами объективного характера, не связанными с деятельностью самого обладателя лицензии.

Потому что есть ведь вещи, которые от него не зависят, а он не может работать, потому что государство не предоставляет определённых условий для исполнения. Вот это обязательно нужно учесть.

А.ХЛОПОНИН: Обязательно учтём.

Россия > Нефть, газ, уголь > kremlin.ru, 30 марта 2015 > № 1328689 Александр Хлопонин


Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 29 декабря 2014 > № 1264935 Александр Хлопонин

Интервью Александра Хлопонина телеканалу «Россия 24».

Е.Гринчевская: Александр Геннадьевич, я предлагаю с места в карьер: цена на рубль, цена на нефть, санкции – как эта экономическая ситуация скажется на секторах экономики? Больше всего меня волнует, какие из этих секторов экономики готовы эту ситуацию себе на пользу использовать сегодня?

А.Хлопонин: Вы знаете, я бы по-другому сформулировал вопрос и, соответственно, ответ. Всё дело в том, что в целом наша экономика была готова к кризису достаточно серьёзно, и «подушка безопасности» у нас была очень большая в экономике. Обратите внимание, что впервые, наверное, за историю всех кризисов, которые мы проходили, против России используют абсолютно не рыночные инструменты. Ведь санкции как таковые – это же не экономический инструмент воздействия на экономику, санкции – это политический инструмент. И как быть готовыми к этим новым вызовам, к так называемым вызовам «мягкой силы» против российской экономики? – вот это принципиально важный вопрос, который сейчас предстоит Правительству очень серьёзно решать. Об этом говорят и Президент, и Председатель Правительства. Поэтому в целом, даже несмотря на то, что экономика показала в 2014 году незначительный рост – 0,7% ВВП, а ряд отраслей показали 3,5% роста (это агропромышленный комплекс, военно-промышленный комплекс), перед нами в следующем году стоит очень непростая задача по модернизации практически всех секторов экономики без исключения.

Е.Гринчевская: Но ведь о модернизации речь шла уже давно. Это же вызов не сегодняшнего дня, правда?

А.Хлопонин: Так это же здо?рово.

Е.Гринчевская: Я думаю, что мы должны были уже быть в некой готовности.

А.Хлопонин: Я считаю, что нет худа без добра. То есть по большому счёту, имея такую «подушку безопасности», как наша экономика имела, можно ещё несколько лет было сидеть и плавно, постепенно развивать, уходить от нефтяной иглы, переходить на модернизацию других секторов экономики. А сейчас выхода нет. Сейчас мы должны очень быстро перестраиваться, поэтому, я считаю, в этом плане это хорошо.

Е.Гринчевская: Я с вами абсолютно согласна. Северный Кавказ, который вы курируете, – многие эксперты говорят о том, что он может быть платформой для импортозамещения. Вы согласны с таким утверждением?

А.Хлопонин: Не только согласен, я думаю, что мы уже в следующем году покажем определённое движение вперёд в этом направлении. Скажем, что касается агропромышленного комплекса, то Северный Кавказ создал хорошие площадки: это Кабардино-Балкария, где достаточно серьёзно развивается садоводство и огромные гектары сегодня под яблоневыми садами, это Карачаево-Черкесия в области растениеводства, это Ставропольский край. Я думаю, что агропромышленный комплекс внесёт серьёзный вклад в экономику уже в следующем году.

Е.Гринчевская: То есть в 2015 году мы увидим этот эффект?

А.Хлопонин: Конечно!

Е.Гринчевская: Несколько программ – «Юг России», программа развития Ингушетии – все они должны поспособствовать реализации задуманного. Но есть информация о том (в конце года она пришла), что на 10% заморозят эти госпрограммы, которые направлены на поддержку. Это так или нет?

А.Хлопонин: Давайте так: до 2016 года первый этап программы развития Северного Кавказа в основном предусматривал развитие социальной инфраструктуры. И поставлена была задача Президентом нашей страны, чтобы как раз на этом этапе с учётом демографических проблем, высокой рождаемости уйти от трёхсменной системы образования в школах, строить детские сады, объекты здравоохранения. Поэтому до 2016 года основные инвестиции, которые вкладывались в рамках программы «Юг России», это были деньги на строительство объектов социальной инфраструктуры. А вот уже начиная с 2017 года мы как раз готовим инвестиционные площадки, которые будут направлены и на модернизацию нашей промышленности. Речь идёт прежде всего о военно-промышленном комплексе и ряде других предприятий в химической отрасли, которые могут получить серьёзное развитие на Кавказе.

Е.Гринчевская: Если мы говорим об инвестиционных площадках, имеется в виду привлечение частного бизнеса?

А.Хлопонин: Создание условий для привлечения частного бизнеса, конечно.

Е.Гринчевская: А на какие инвестиции мы рассчитываем – на свои, российские, или зарубежные?

А.Хлопонин: На свои, конечно.

Е.Гринчевская: А что мы можем предложить? Чем заинтересовать этих инвесторов?

А.Хлопонин: Опять же речь идёт ведь о другом. Мы говорим о том, что сегодня, скажем, горно-обогатительные комбинаты, которые стоят уже по 10 лет в Кабардино-Балкарии, Дагестан с инновационными площадками, предприятиями, такими как «Дагдизель» и ряд других предприятий, которые могут серьёзно развивать химическую промышленность, – мы говорим о том, что сегодня в отрасли ВПК, в которую вкладываются колоссальные деньги, могли бы как раз эти площадки Северного Кавказа использоваться именно в плане развития здесь, на территории Северного Кавказа. Логистика транспортная выгодная, социальная инфраструктура, вообще территория очень в этом плане благоприятная для развития этих проектов.

Е.Гринчевская: Когда мы говорим о благоприятности этой территории и об инвестплощадках, речь идёт о налогах, которые будут ниже, о снижении административных барьеров на пути бизнеса?

А.Хлопонин: Конечно! Ведь те задачи, которые поставил Президент по территориям опережающего развития, они же касаются не только Дальнего Востока или Сибири. Любые инновационные площадки должны быть поддержаны со стороны государства, и должны быть даны определённые преференции. Конечно, сегодня говорить о том, что все деньги пойдут из федерального бюджета, – это несерьёзно. Задача федерального бюджета – как раз создать условия за счёт стимулирования экономики.

Е.Гринчевская: Но если говорить про территорию опережающего развития на Дальнем Востоке, там в конце февраля – начале марта уже даже закон соответствующий в силу вступает. А если о Северном Кавказе говорить?

А.Хлопонин: Мы говорим о 2016–2017 годах.

Е.Гринчевская: То есть подобный закон тоже будет работать и вступит в силу?

А.Хлопонин: Конечно.

Е.Гринчевская: Расходование средств из госбюджета, на ваш взгляд, эффективное? Вы уже сказали, что основное количество средств пошло, конечно, на социальную инфраструктуру, потому что это первое, на что обратили внимание, и первое, с чего надо начинать. Тем не менее эффективно во всём остальном расходуются средства?

А.Хлопонин: Я считаю, что да. Во-первых, это не такие деньги, мы просто очень часто жили стереотипами, говорили… Помните, буквально ещё год назад эта истерика по поводу того, что хватит кормить Кавказ и так далее и тому подобное… Это всё несерьёзно, объём государственных инвестиций на Северный Кавказ, я вам скажу цифры, это 15 млрд за три года – это не такая катастрофическая сумма. Эффективно? Да, эффективно. Вы сегодня можете посмотреть уже реальные объекты, можно проехать по территории и «живыми» увидеть объекты, которые построены. Да, эффективно.

Е.Гринчевская: Мы накануне встречались со Львом Владимировичем Кузнецовым, он сказал, что есть, конечно, проблемы, которые нужно решить, когда мы затронули тему эффективности... И как раз сказал, что этот ваш тандем очень хорошо работает, получается друг с другом обговаривать все проблемы, и у него работы хватает, у министерства отдельного, и у вас как у заместителя нашего премьера.

А.Хлопонин: Скорее, вы можете сказать, что неэффективно – это то, что если раньше мы просто вбухивали деньги и по большому счёту только потом отлавливали какие-то проблемы, то сегодня мы, прежде чем вложить деньги…

Е.Гринчевская: Будете вместе просчитывать проекты, правильно?

А.Хлопонин: Конечно.

Е.Гринчевская: Вообще ваши полномочия широки, конечно, – вы ещё курируете Абхазию, Южную Осетию. В этом году Россия и Абхазия подписали договор о союзничестве, о стратегическом партнёрстве. О чём конкретно идёт речь?

А.Хлопонин: Речь прежде всего идёт о том, что принята принципиально новая программа социально-экономического развития Республики Абхазия. Порядка 9 млрд в течение трёх лет будет инвестировано в экономику. Если на предыдущих этапах мы в основном занимались восстановлением тех объектов, которые были разрушены в ходе вооружённых конфликтов, которые там происходили, то сегодня мы уже говорим о том, что нужно вкладывать деньги не только в социальные объекты, но и развивать экономику. Поэтому из этих 9 млрд с лишним значительные средства пойдут на энергетику, транспортную инфраструктуру, в агропромышленный комплекс, туризм, то есть это уже проекты, которые должны дать экономический эффект.

Е.Гринчевская: Мы тоже сможем опираться на эти регионы в нашей политике импортозамещения?

А.Хлопонин: Конечно, даже с точки зрения логистики… Краснодарский край имеет очень качественную логистику с Абхазией. Конечно, этим надо заниматься в первую очередь.

Е.Гринчевская: А много времени потребуется? Или, так как логистика, вы говорите, есть, можно и сократить эти сроки?

А.Хлопонин: Программа на три года рассчитана, я думаю, что уже к концу 2016 года мы выйдем на качественный результат.

Е.Гринчевская: То есть фактически через два года. Но если говорить и об импортозамещении, и о том, насколько в современных экономических условиях Россия вообще готова принимать все вызовы... Это правда, Александр Геннадиевич, что мы до сих пор не знаем, какое количество природных богатств есть в недрах нашей земли, и те карты, которые об этом говорят, ещё с советских времён остались? Я знаю, что и этими вопросами вы тоже занимаетесь.

А.Хлопонин: Действительно, такая колоссальная территория, как Россия… Говорить о том, что мы её всю изучили, – это несерьёзно. Безусловно, есть территории, которые изучены на 2–3% всего. Речь идёт о Крайнем Севере, Дальнем Востоке и Сибири. Чтобы изучить это, потребуются колоссальные ресурсы и очень много лет. Как говорят, мы такие бедные, потому что такие богатые. Мы действительно очень богатая страна и действительно обладаем колоссальными ресурсами. Просто как считать: если ресурсы или запасы считать по международным стандартам, по методике того, что имеет стоимость на рынке, – это одна история, а если считать по картам или по тем нашим наработкам, которые сегодня существуют в отрасли, то пока что это всего лишь ресурс. Ресурсов у нас предостаточно.

Е.Гринчевская: Действительно, проблема в том, что у нас есть ресурсы, но мы неэффективно их используем. Если говорить о том, чем уж точно богата наша страна, то это лес. И тем не менее лесная промышленность приносит 28 млрд долларов – всего 1% ВВП, а потенциал-то гораздо шире.

А.Хлопонин: Конечно.

Е.Гринчевская: Да ещё плюс есть господдержка лесной промышленности. В чём загвоздка тогда? Почему такой низкий эффект от большого потенциала?

А.Хлопонин: Загвоздка заключается в том, что лес – это не просто деревья, которые растут на какой-то территории, лес – это и здравоохранение, лес – это и домостроение, лес – это и транспорт, лес – это машиностроение. Мы очень длительный период времени как-то к лесу относились очень прохладно и всё время говорили, что для нас лес – это борьба с пожарами, для нас лес – это грибы, для нас лес – это, собственно говоря, воздух, климат, экология, а лес как, скажем, индустрия, как строительный материал, как лесоперерабатывающий комплекс как-то всегда был на втором плане, и мы жили такими стереотипами. А сегодня проблема заключается в том, что с таким отношением лес превращается в трудноизвлекаемый запас, потому что он уходит всё севернее и севернее, деловая древесина. Чтобы до неё добраться, нужно строить дороги, потому что всё время сплавлять по рекам – это уже достаточно затратно и накладно... Салфетки, медицинские халаты, памперсы, в конце концов, – это всё импорт, но это всё мы можем производить у себя. Возьмите оборудование в лесу: техника, материалы, пилы, заготовки – это всё импортное! Мы в лесу оказались на 98% зависимы от импорта!

Е.Гринчевская: Мы что пилы не можем сами делать?

А.Хлопонин: Мы не делаем этого, и в этом проблема. И те задачи, которые у нас поставлены, достаточно амбициозные, – в следующем году мы уже буквально в I квартале, в первые дни должны принять «дорожную карту» по лесу и должны начинать развивать домостроение. Нас очень долго обманывали, говорили, что железобетонные конструкции – это самое эффективное домостроение, которое только можно придумать. Это обман!

Е.Гринчевская: Ничего лучше дерева нет, история показывает.

А.Хлопонин: Абсолютно! Вспомните, раньше у нас и кухни, и оконные рамы, и двери…

Е.Гринчевская: Столы, мебель, всё было из дерева.

А.Хлопонин: На сегодняшний день мы классически подсели на импорт, обрадовались, всё можно купить в Финляндии.

Е.Гринчевская: Живём в пластике и каких-то других материалах...

А.Хлопонин: Живём в пластике, абсолютно правильно. Поэтому нужно очень резко перестраиваться, и задачи очень амбициозные стоят. Вы абсолютно правильно говорите: при расчётной лесосеке 600 млн кубов мы сегодня лишь 30% используем.

Е.Гринчевская: То есть леса у нас до сих пор много, мы просто не умеем им пользоваться?

А.Хлопонин: Конечно. Абсолютно.

Е.Гринчевская: А чтобы им пользоваться, только человеческие мозги нужны или ещё от чего-то мы здесь зависим?

А.Хлопонин: Принципиально перестроить модель подхода к этой отрасли.

Е.Гринчевская: Просто отношение изменить?

А.Хлопонин: Нет, вообще модель перестроить в этой отрасли. Лес – это кластер, лес – это не просто дерево… У нас в советское время было такое название «межотраслевой баланс» – это то, чем всегда занимались. На сегодняшний день в лесном комплексе, в лесопромышленном секторе, этого межотраслевого баланса нет вообще. И вот задача – в ближайшее время как раз создать, построить этот кластер. То есть, если, допустим, Сибирь очень богата древесиной, мы должны создать очень качественные условия, чтобы эту древесину, деловую древесину, мы добывали и отдавали: всё, что необходимо, перерабатывали на целлюлозно-бумажных комбинатах, которые должны эти отходы переработать там, на месте, а всё, что необходимо, поставлять условно в центральную часть, где мы должны развивать домостроение. Всё, что можно взять в лесу в плане полезных трав, – мы должны развивать медицинский кластер там же рядом, на месте, и производить лекарственные препараты, которые можно делать там непосредственно, и так далее. Поэтому кластерный подход – это та задача, которая стоит перед нами уже в 2015 году, и я думаю, что мы результаты уже получим в конце 2015-го – начале 2016 года.

Е.Гринчевская: То есть за год мы успеем и разработать эти методики эффективного пользования, и уже начать…

А.Хлопонин: Конечно. Ничего нового. Это забытое старое.

Е.Гринчевская: Когда мы говорим о лесе, у него есть две стороны: это и экономическая составляющая, и экологическая. Если продолжать про экологию, потому что действительно сферы, которые вы курируете, они такие обширные, очень разные... Почему мы до сих пор в 2014 году, в XXI веке, не можем эффективно перерабатывать бытовые отходы? Это же тоже очень большая проблема.

А.Хлопонин: Я думаю, что мы в этом году очень эффективно сработали. Вы знаете, что буквально на днях был принят закон в Государственной Думе в третьем чтении по твёрдым бытовым отходам, по утилизации… Очень большая была борьба вокруг этого закона в предыдущие пять лет, да и сейчас на самом деле. Это достаточно такая теневая отрасль экономики, которая всегда находилась в подполье, там вращаются значительные ресурсы.

Е.Гринчевская: С большими цифрами, мне кажется?

А.Хлопонин: С большими цифрами, очень большие ресурсы. По поручению Президента… Президент жёстко стукнул кулаком и сказал, что если вы наконец не преодолеете все ваши административные барьеры в принятии этого закона, то последуют, так сказать, очень серьёзные организационные выводы. Поэтому на всех уровнях очень большой пласт работы пришлось проделать – вместе с регионами, с муниципальными образованиями, с промышленными предприятиями. Мы наконец приняли этот закон, и я считаю, что уже следующий год, такой переходный год, 2015 год, позволит у нас выработать методику и создать региональных операторов, которые будут наконец заниматься действительно регулированием этих процессов, то есть сами субъекты включатся в эту работу. Мы действительно, я думаю, научимся администрировать этот так называемый утилизационный сбор, который должен пойти как раз целевым образом уже с 2016 года на развитие этих предприятий, которые будут заниматься сортировкой мусора, строительством мусороперерабатывающих заводов современных, технологичных, экологичных. Я думаю, что это серьёзно сдвинет с мёртвой точки это направление.

Е.Гринчевская: Дай бог. Но если говорить о теневом рынке, теневой рынок есть в том числе и в сфере оборота алкогольной продукции. На правительственной комиссии были приведены цифры: потери федерального бюджета составляют 30–50 млрд рублей в год как раз от теневого оборота алкогольной продукции.

А.Хлопонин: Это всё условно. Это Росстат приводит статистику по своим данным. Есть закон, сухой закон цифр. Вы знаете, что сегодня введена ЕГАИС в этом сегменте. Она, к сожалению, пока ещё не дошла до торговых сетей, но уже со следующего года в сетях эта система учёта будет установлена, мы уже будем абсолютно точно знать. Но сегодня предварительно мы говорим о том, что у нас продаётся на 20% больше алкоголя в сетях, чем произведено официально. Вот реальный объём – тот, который мы видим, – теневого оборота, а ещё есть оборот, который мы не видим. Вот здесь можно гадать, какой это объём на сегодняшний день – 38% или, скажем, 15%... Никто вам точно сказать не сможет.

Есть ряд факторов, которые повлияли на эту историю. Один из факторов – то, что водка преодолела психологический барьер на полке – стала 220 рублей, а люди оказались к этому не готовы. Спрос на продукт за эту цену достаточно «тяжёлый», поэтому предприятия на самом деле попытались уйти в тень, и теневой оборот очень большой, потому что действительно цена достаточно высокая. Эту проблему мы сейчас решаем. Странно получилось, что у нас в торговых сетях торговая наценка идёт в том числе на акциз, то есть на государственный сбор так называемый, что на самом деле нонсенсом является – торговая наценка должна быть не с государственного налога, а со стоимости продукта…

Е.Гринчевская: Это они сами придумали, торговые сети?

А.Хлопонин: Ну что значит «придумали»? Мы так позволили. Торговые сети абсолютно коммерческие и работают достаточно эффективно, поэтому то, что государство позволяет…

Е.Гринчевская: Мне кажется, нужны какие-то рекомендации тогда?

А.Хлопонин: Всё увидите, сейчас всё будет. Это одно направление. Второе – безусловно, мы сегодня создали правительственную комиссию по алкоголю, которая будет работать по двум ключевым задачам. Первая задача – декриминализация. Это весь вот этот так называемый нелегальный теневой рынок. Сегодня принято решение о том, что, действительно, если предприятие будет уличено в так называемом контрафакте или производстве нелегальной продукции, то всё оборудование будет изыматься и утилизироваться – то, чего не было до настоящего момента. Это очень жёсткий такой достаточно рычаг, который действительно встряхнёт это направление. Сегодня, ещё раз говорю, принято решение об установлении системы учёта и контроля в торговых сетях. Поэтому, ещё раз, два направления – декриминализация и нормальное функционирование этого рынка. Я надеюсь, что в следующем году будут уже совсем другие результаты.

Е.Гринчевская: Я надеюсь вместе с вами, Александр Геннадьевич. Я знаю, какое количество работы у вас в конце года. Следующий год, наверное, будет ещё более сложным, чем этот. Спасибо, что нашли время, приехали к нам. И я бы вам предложила поздравить наших зрителей – Новый год же.

А.Хлопонин: Я оптимист. Я вам честно могу сказать, я очень люблю свою страну. Я абсолютно убеждён, что наша страна все трудности, все проблемы преодолеет, поэтому я хочу действительно от всей души пожелать всем счастья в наступающем Новом году. Я предлагаю всем радоваться, рожать детей…

Е.Гринчевская: И меньше внимания обращать на курсы доллара и евро.

А.Хлопонин: Да, не поддаваться панике. Ещё раз повторяю: мы сами иногда создаём проблемы, сами себя пугаем, потом решаем. Всё у нас будет хорошо.

Е.Гринчевская: Александр Геннадьевич, благодарю вас.

А.Хлопонин: Спасибо.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 29 декабря 2014 > № 1264935 Александр Хлопонин

Полная версия — платный доступ ?


Россия. СКФО > Нефть, газ, уголь > premier.gov.ru, 12 декабря 2014 > № 1251141 Александр Хлопонин

Заседание Правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития Северо-Кавказского федерального округа.

Брифинг Александра Хлопонина.

Вопрос: В первой части совещания мы услышали вступительную речь премьера, где он озвучил проблемы, которые есть в ТЭКе Северного Кавказа, и в том числе затронул теневую часть этого бизнеса. Были ли приняты какие-то решения, даны поручения по итогам совещания?

А.Хлопонин: Давайте по порядку. Действительно, у нас эти проблемы в топливно-энергетическом комплексе накопились за последние 10 лет. Можно разные причины называть. Три года назад по поручению Дмитрия Анатольевича Медведева была создана специальная комиссия, которая как раз занимается проблемами декриминализации в топливно-энергетическом комплексе. Мы решили расширить эту комиссию, заниматься не только декриминализацией, но и по большому счёту вносить какие-то определённые предложения в систему, в структуру управления этим комплексом, для того чтобы все эти проблемы устранить.

Было отмечено в закрытой части заседания, что действительно за последний год ситуация изменилась и количество долгов снизилось в значительной степени, выстроились прямые отношения с поставщиками. Ситуация меняется, но не такими темпами, как бы нам хотелось.

Основные проблемы, которые были вскрыты, которые обсуждались в закрытой части. Прежде всего, если брать в целом топливно-энергетический комплекс, у нас упали объёмы добычи нефти (практически 92% к уровню прошлого года), у нас упали объёмы добычи газа (приблизительно тоже 93% к уровню прошлого года). Есть объективные, субъективные причины. На этом фоне у нас на Северном Кавказе глубинной переработки нефти практически нет, то есть те мини-НПЗ, которые сегодня работают, проводят только первичную переработку нефтепродуктов, и на самом деле качество очень низкое. Часть мини-НПЗ сегодня работает вообще в нелегальном пространстве, механизма лицензирования на сегодняшний день не существует, поэтому на самом деле это работа Ростехнадзора, Росприроднадзора позволила нам закрыть около 30 неэффективных мини-НПЗ на территории Северо-Кавказского округа. При этом давно были даны поручения о строительстве нефтеперерабатывающих заводов. Вы знаете, что у нас есть поручение по строительству нефтеперерабатывающего завода в Чеченской Республике. Этим проектом занимается «Роснефть», объём производства и переработки – около 1 млн т нефти, и на сегодняшний день идёт стадия проектирования. Мы надеемся, что в ближайшее время проект будет завершён и начнётся строительство этого завода в Грозном.

Второй завод сегодня строится в Махачкале. Но пока что, по проверке Росприроднадзора, глубина переработки достаточно невысокая (около 60%), оборудование требует значительной корректировки, и здесь тоже поставлена прямая задача – разобраться и доложить в ближайшее время о дальнейшем плане строительства нефтеперерабатывающего завода в Махачкале. И прозвучали, безусловно, предложения проработать Министерству энергетики вопросы лицензирования мини-перерабатывающих заводов – не только на территории Северного Кавказа, но и в целом по России.

Теперь, что касается долгов. Это отдельная часть вопросов, которые мы разбирали. Здесь выявлен ряд ключевых проблем, по которым надо усилить работу. Первое – у нас до сих пор очень большие проблемы в тарифообразовании. У нас на сегодняшний день тарифы реально не обоснованы, то есть занижены. И в связи с тем, что длительный период региональные энергетические компании не приводили эти тарифы к реально обоснованным, вот этот разрыв только нарастает. С этим надо что-то делать. У регионов нет денег, для того чтобы компенсировать выпадающие доходы у наших компаний. Соответственно, здесь надо принимать волевое решение: либо давать поручение Минфину совместно с другими министерствами проработать этот вопрос, либо дополнительно выделять субсидии регионам на компенсацию этих выпадающих доходов, либо субъектам привести эти тарифы в соответствие с реально обоснованными. Предложение тоже будет доложено Председателю Правительства в ближайшее время.

У нас, к сожалению, есть в этой системе «мёртвые души». Мы сделали проверку, об этом докладывала Служба судебных приставов: когда они прошли по реальным платежам, по плательщикам, выяснилось, что половина адресов – фиктивные, у нас на самом деле половина несуществующих плательщиков. Это очень большая проблема. И пришли к пониманию, что как таковой полноценной базы о плательщиках у нас на сегодня не существует. Поэтому тоже поставлена задача в ближайшее время со всеми федеральными заинтересованными структурами привести эту базу в соответствие.

У нас большая проблема в отсутствии приборов учёта. Мы говорили о том, что были поручения, в частности на прошлой комиссии, по разработке программы о финансировании установки приборов учёта. Она выполнена не в полном объёме. И были даны поручения привести её в соответствие, выполнить в полном объёме. Наличие приборов учёта позволит в значительной степени тоже улучшить платёжную дисциплину.

У нас выявлены факты наличия бесхозных сетей в территориях. Здесь дано прямое поручение республикам о том, чтобы привести это в порядок и либо поставить их на учёт, забрать в собственность региональную (муниципальную), либо передать на баланс наших компаний. Это тоже прописано в поручении, дано поручение в ближайшее время доложить Председателю Правительства о конкретных мероприятиях.

У нас по газу, действительно, на сегодняшний день объём неплатежей населения очень большой, составляет около 73%. Здесь тоже надо навести порядок, потому что те факторы, которые были обозначены, в полной мере как раз и говорят о том, что здесь надо проводить работу на местах.

В целом же, несмотря на вот этот пласт проблем, который обсуждался в закрытой части, констатировали о том, что действительно работа ведётся, и мы надеемся, что в следующем году она будет продолжена. Комиссия по декриминализации продолжит работу и в следующем году. Я надеюсь, что мы эту ситуацию потихоньку выровняем, то есть динамика у нас очень положительная.

Вопрос: Александр Геннадьевич, вы не могли бы пояснить: если брать энергетические компании, то будут ли для них отменены регулируемые договоры с 2015 года?

А.Хлопонин: Нет, этот вопрос сегодня не обсуждался. Что вы имеете в виду: регулируемые договоры?

Вопрос: Они ведь работают по двусторонним договорам сейчас?

А.Хлопонин: Да, это и будет продолжено.

Вопрос: А что касается порядка..?

А.Хлопонин: Да, принято решение о том, чтобы сохранить пока что этот порядок до 2018 года.

Вопрос: Террористическая проблема обсуждалась на совещании?

А.Хлопонин: Нет, сегодня касались вопроса исключительно декриминализации ТЭКа.

Вопрос: А присутствие Колокольцева, Ромодановского как-то проявило себя?

А.Хлопонин: Во-первых, это члены комиссии. Во-вторых, Колокольцев у нас Министр внутренних дел, он и возглавляет этот блок проблем, связанных с декриминализацией. Сегодня было сообщено по поводу количества возбуждённых уголовных дел, количества дел, доведённых до суда. Я же говорю: там работа продолжается и достаточно эффективно ведётся работа.

Спасибо большое.

Россия. СКФО > Нефть, газ, уголь > premier.gov.ru, 12 декабря 2014 > № 1251141 Александр Хлопонин


Россия. СКФО > Миграция, виза, туризм > kremlin.ru, 3 февраля 2012 > № 487064 Дмитрий Медведев, Александр Хлопонин

Рабочая встреча с Александром Хлопониным.

Дмитрий Медведев провёл рабочую встречу с Заместителем Председателя Правительства – полномочным представителем Президента в Северо-Кавказском федеральном округе Александром Хлопониным, в ходе которой обсуждались вопросы развития туристического кластера в Северо-Кавказском регионе.* * *

Д.МЕДВЕДЕВ: Александр Геннадиевич, мы в последние несколько лет как раз занимались вопросами развития Северного Кавказа, в том числе с упором на развитие туризма и других возможностей Кавказа как нашего региона. И для этого необходимо, конечно, чтобы была полноценная, современная нормативная база, помимо решений по финансированию и соответствующих проектов, которые принимаются на уровне Правительства. За последнее время мы эту базу подготовили и приняли целый ряд законов, а также подзаконных актов. Я, в свою очередь, несколько документов подписал в последние несколько дней на эту тему.

Расскажите подробнее, что сейчас делается и что ещё необходимо для того, чтобы эта идея получила своё практическое воплощение.

А.ХЛОПОНИН: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Проект о развитии туристического кластера, который непосредственно под Вашим руководством разрабатывается и сегодня реализуется на территории Северо-Кавказского округа, является одним из приоритетных, основных. Это связано с тем, что, во-первых, он затрагивает инфраструктуру практически всех регионов Северо-Кавказского округа, предполагает создание свыше 300 тысяч новых рабочих мест, что для региона является одним из основных вопросов на сегодняшний день. Объём инвестиций на территории тех особых зон, которые будут развиваться, – свыше 600 миллиардов рублей.

В соответствии с параметрами этого проекта планируется построить свыше 1100 километров горнолыжных трасс, около 227 единиц горнолыжных подъёмников, гостиничный комплекс вместимостью свыше 100 тысяч мест. Планируется ежедневная пропускная способность этого кластера свыше 175 тысяч, и годовой объём туристов – свыше 10 миллионов. Это очень серьёзный инфраструктурный проект, и он является одним из важнейших.

По оценкам экспертов, помимо 300 тысяч новых рабочих мест, косвенных рабочих мест, которые мы будем создавать через предприятия малого и среднего бизнеса различных форм собственности, через сельхозкооперацию, через поставки продуктов, через создание обслуживающей инфраструктуры, – ещё свыше 200 тысяч. Поэтому этот проект вовлечёт в свою инфраструктуру большое количество людей, создаст реальные предпосылки для развития занятости и будет решать проблемы безработицы.

Данный проект включает в себя создание шести особых экономических зон. Помимо этого проекта принято решение, опять-таки благодаря Вам, по развитию Прикаспийского прибрежного кластера на территории Республики Дагестан. И сейчас в соответствии с Вашим поручением разрабатывается проект концепции развития Кавказских Минеральных Вод как особо ценного объекта бальнеологического центра на территории Российской Федерации. Это важнейшее направление, мы сейчас над этим работаем, готовим проект концепции.

Что было сделано за этот период времени. Безусловно, создано шесть новых особых экономических зон. Сейчас подписано соглашение со всеми субъектами Российской Федерации, которые занимаются разработкой этого кластера, подписаны соглашения со всеми муниципальными образованиями. Сейчас идут технические вопросы, связанные с кадастровой оценкой земли, с учётом имущественного комплекса, который там находится. Мы планируем завершить эту работу в ближайшее время.Под Вашим контролем создана компания, акционерное общество «Курорты Северного Кавказа» с уставным капиталом 5 миллиардов 350 миллионов рублей, и в этом году в бюджете запланирована докапитализация этой компании до 12 миллиардов рублей. Компания будет заниматься управлением этого проекта на территории Северо-Кавказского федерального округа, Краснодарского края, Республики Адыгея. На сегодняшний день компанией «Курорты Северного Кавказа» подписано соглашение о создании совместного предприятия с французскими партнёрами, и планируется уже в феврале этого года регистрация этого совместного предприятия. Уставный капитал планируется около одного миллиарда евро, из которых 51 процент будет принадлежать российской стороне, 49 процентов будут принадлежать французским инвесторам.

Помимо этого в конце 2011 года был принят Федеральный закон №365 о внесении изменений в федеральные нормативные акты об особых экономических зонах. Этот Федеральный закон даёт дополнительные экономические преференции для резидентов – участников этих особых экономических зон. Какие это дополнительные преференции. Это льготы по налогу на прибыль, это льготы по налогу на имущество, это определённые преференции по страховым платежам и по упрощённой системе въезда иностранных граждан на территорию для участия в развитии и создании этого проекта. Это серьёзный стимул, это позволяет на сегодняшний день привлечь значительное количество инвесторов для реализации этого проекта.

Помимо этого сегодня Правительством принято решение по предоставлению правительственных гарантий в объёме 70 процентов от объёма инвестиций. В размере 100 миллиардов рублей эти деньги и гарантии также предусмотрены в федеральном бюджете. И мы планируем использовать этот эффективный механизм для развития этих зон.

Хотел бы сказать, что на сегодняшний день мы уже имеем соглашение и протокол о намерении с конкретными участниками этого проекта. Это и англо-германские фирмы, и корейские фирмы, которые готовы непосредственно заниматься развитием энергетического комплекса на территории; это и российские компании, такие как «Архыз-Синара», «Нафта-Москва», и ряд других компаний, которые уже подписали соглашения о намерениях и готовы участвовать и активно развивать этот проект.

Всё идёт в точности в соответствии с графиком по разработке этого проекта, который был предусмотрен, непосредственно находится на контроле, и мы Вам, безусловно, будем докладывать о каждом дополнительно принятом решении.

Дмитрий Анатольевич, есть ещё два вопроса, которым действительно, по нашим оценкам и по оценкам экспертов, надо уделить особое внимание. Это, во-первых, вопросы, связанные с кадровым обеспечением. Если мы говорим, что основная цель – это создание новых рабочих мест, нам бы хотелось, чтобы прежде всего эти высококвалифицированные рабочие места были заняты нашими ребятами, которые, собственно говоря, живут и проживают на территории округа. Для этого мы планируем сейчас подготовить специальную программу вместе с компанией «Курорты Северного Кавказа», в рамках которой мы бы создавали в республиках учреждения среднего профессионального образования по высшему стандарту, где бы ребята получали первоначальные навыки и высокопрофессиональную подготовку, чтобы потом уже быть вовлечёнными в проект туристического кластера.

Базовыми институтами, которые мы также планируем задействовать в разработке этого образовательного стандарта, являются Олимпийский университет, который сегодня в Сочи планируется к реализации, и под Вашим патронатом Северо-Кавказский федеральный университет для подготовки уже высококвалифицированных специалистов.

Вторым вопросом, который требует дополнительной проработки, и здесь тоже хотели бы обратиться к Вам, является вопрос, связанный с обеспечением безопасности на территории этих курортов, потому что вопросы такие существуют на сегодняшний день. Мы хотели бы обратиться к Вам с просьбой провести совещание на эту тему по курортам.

Д.МЕДВЕДЕВ: Хорошо. Для того чтобы жизнь на территории нашего Северного Кавказа была стабильной и не отличалась в худшую сторону от других частей нашей страны, необходимо, чтобы они развивались по нормальным и понятным современным законам. Именно поэтому эта идея была мною инициирована, и целый ряд законопроектов был принят, о которых Вы сказали, и эта работа сейчас продолжается на уровне Правительства.

Рассчитываю на то, что все предложения по инвестициям, которые существуют, будут осуществлены. Я рад тому, что наши иностранные партнёры доверяют нашим идеям и предложениям, потому что, что там скрывать, Северный Кавказ, в общем, достаточно долгое время воспринимался иностранцами как проблемная зона, в том числе по вопросам безопасности. Но если наши иностранные партнёры, как и российские инвесторы, готовы туда вкладывать деньги – это означает, что они доверяют тому, как развивается в настоящий момент Северо-Кавказский федеральный округ, в том числе и идее создания современных туристических зон.

В том, что касается кадров, я с Вами согласен. Прежде всего надо опираться на тех, кто живёт и работает, или как раз не работает, у кого отсутствует работа, в соответствующих территориях, республиках, краях, областях, которые расположены на территории Северо-Кавказского округа и Южного федерального округа. И именно на них должны быть ориентированы новые рабочие места. Но и они должны быть готовы к ним, к этим рабочим местам и к тем навыкам, которые требуются, для того чтобы участвовать в развитии современных туристических кластеров, современных горноклиматических курортов. Потому что это не просто там шашлыки жарить – это на самом деле достаточно серьёзные навыки, которые, в общем, используются практически во всех подобных курортах в мире.

Поэтому необходимо развивать возможности существующих университетов, если потребуется, создавать средние профессионально-технические учебные заведения и профессиональные учебные заведения, которые будут готовить работников именно для того, чтобы услуги в рамках этого туристического кластера, в рамках этой идеи по уровню приближались к мировому. В противном случае туда не поедут ни наши граждане, ни иностранные граждане тем более, а мы должны эту идею реализовать на высшем уровне.

И в целом я считаю, что это абсолютно правильное, позитивное направление, имея в виду то, что мы сейчас концентрируем внимание и силы на Сочи. Но Юг России, Северный Кавказ не замыкаются Сочи. Несмотря на то что это важный, очень крупный курорт, там Олимпиада будет проходить, у нас огромное количество других весьма интересных мест, куда нужно вкладывать и деньги, и силы, прилагать разум для того, чтобы там возникли современные курорты. Поэтому докладывайте мне о развитии ситуации. Что касается соответствующего совещания, то я готов его провести.

Спасибо.

Россия. СКФО > Миграция, виза, туризм > kremlin.ru, 3 февраля 2012 > № 487064 Дмитрий Медведев, Александр Хлопонин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter