Всего новостей: 2554706, выбрано 10 за 0.012 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Хуснуллин Марат в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаТранспортГосбюджет, налоги, ценыНедвижимость, строительствовсе
Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 4 августа 2017 > № 2270071 Марат Хуснуллин

С московским размахом.

Столичному стройкомплексу удается сохранять высокие темпы жилищного и дорожного строительства.

Москва традиционно является лидером в области строительства — и по объемам, и по технологиям, и даже по «идеологическим» подходам. В столице уже давно и успешно ведется комплексное освоение территорий, застраиваются и развиваются бывшие промышленные зоны, внедряются электронные услуги в сфере регулирования строительной деятельности. А в этом году Москва произвела настоящую сенсацию, запустив амбициозную программу реновации старого жилого фонда, в которую включены свыше четырех тысяч зданий первого периода индустриального домостроения. В преддверии Дня строителя заместитель мэра Москвы по вопросам градостроительной политики и строительства Марат ХУСНУЛЛИН в интервью «СГ» рассказал о достижениях, проблемах и планах столичного стройкомплекса.

«СГ»: Марат Шакирзянович, в 2016 году в Москве построено свыше 3 млн кв. м, но это меньше, чем в 2015-м. В чем причина спада?

Марат Хуснуллин: Я бы не назвал это спадом. По итогам 2016 года мы ввели почти 3,5 млн кв. м жилья, что выше наших плановых ожиданий. И надо помнить, что 2015 год стал рекордным по вводу жилья в столице за весь период после 2008 года — 3,8 млн кв. м. К тому же у нас практически удвоился ввод апартаментов, которые юридически статуса жилья не имеют, но по сути таковым являются. Сегодня апартаменты считаются отдельно от жилья, хотя это нелогично. И мы сейчас как раз готовим поправки в законодательство, которые бы позволили уравнять апартаменты и жилье в статусе. Это важно, так как мы делаем ставку именно на развитие в Москве арендного жилья, в соответствии с мировой практикой. Так вот, если суммировать показатели ввода «чистого» жилья и апартаментов, то у нас не спад, а рост. Плюс будет принята программа реновации жилого фонда, в рамках которой город будет активно строить жилье. Таким образом, объемы будут расти. Потенциал уже выданных девелоперам разрешений на строительство, а также городской программы реновации позволит в ближайшие 15 лет ежегодно вводить в эксплуатацию в Москве по 4-4,5 млн кв. м жилья и апартаментов.

«СГ»: Вы произнесли слово «реновация»… Сегодня это, наверное, самая обсуждаемая тема в Москве, да и не только. Как принималось это решение? Кто стал его инициатором?

М.Х.: Идея этой программы родилась не на пустом месте, не в виде циркуляра сверху, а из желания самих москвичей. Напомню, что реновацией ветхого жилого фонда город занимается уже 18 лет. Первая программа сноса пятиэтажек — это 1722 дома, или 6,3 млн кв. м жилья. На сегодняшний день программа эта выполнена более чем на 96%, и многие москвичи смогли улучшить свои жилищные условия. Но по мере завершения этой программы жители «хрущевок», что в программу не вошли, все чаще стали обращаться к нам с вопросами, а почему их не переселяют? Только за последние полгода мы получили более 300 тысяч таких обращений! Поэтому мы пошли навстречу горожанам.

«СГ»: Скажите, программа реновации — все-таки социальная или коммерческая? Будет ли в ее рамках строиться жилье для переселенцев и жилье на продажу?

М.Х.: Программа чисто социальная! Перед городом не стоит задачи заработать прибыль. Цель — улучшить жилищные условия москвичей, создать абсолютно новую городскую среду обитания. И главные бенефициары программы — это сами москвичи. Что касается жилья на продажу, мы предполагаем, что Фонд реновации жилья, который будет создан, сможет зарабатывать на продаже жилья. Но при этом все заработанное он снова будет возвращать в программу и на эти деньги строить следующие дома для переселенцев. Таким образом, фонд как самоокупаемая структура сможет вести строительство независимо от того, будут в бюджете деньги или нет. Сейчас, поскольку бюджет принимается на три года, мы видим, что ежегодно сможем выделять примерно по 90-100 млрд рублей на реализацию программы. Чтобы предвосхитить дальнейшие вопросы относительно возможного участия частного бизнеса, напомню, что предыдущая программа как раз и затормозилась в свое время из-за того, что значительная часть кварталов под реконструкцию была отдана на откуп частным инвесторам. Когда рынок был высокий, они активно работали. Когда рынок стал падать, они бросили сложные кварталы, и после 2010 года городу пришлось их достраивать за свой счет. Чтобы такого больше не произошло, мы и приняли решение заниматься этой программой сами, без участия частных инвесторов.

«СГ»: А не планирует город выкупать у частных компаний готовое жилье для переселения людей из пятиэтажек?

М.Х.: Не планировали и не планируем. Вопрос элементарно простой. Мы с учетом всех «наворотов» по благоустройству территории имеем цену от 85 тыс. за кв. м, а у застройщика цена — 150 тыс. за кв. м. Это невыгодно. Да и как мы можем брать квартиры, построенные совершенно под другие цели и задачи? Это невозможно. По коммерческим ценам город ничего покупать не собирается.

«СГ»: Когда, по вашим оценкам, первые переселенцы смогут переехать в новые дома?

М.Х.: Я думаю, что до конца года мы уже сможем подготовить дома для переселения. У города есть строящиеся дома и уже построенные по другим программам. Хочу это подчеркнуть: речь идет о квартирах, уже сегодня находящихся на балансе города. Часть их — в ведении Департамента городского имущества, а часть, порядка 3,6 тыс. квартир общей площадью почти 203 тыс. кв. м — на балансе казенного предприятия «Управление гражданского строительства». Квартиры, принадлежащие УГС, расположены в жилых комплексах на территории семи административных округов Москвы — Северного, Северо-Восточного, Юго-Восточного, Южного, Восточного, Западного и Центрального.

«СГ»: Где будут строиться дома для жителей пятиэтажек?

М.Х.: Мы проделали гигантскую работу, буквально прочесали весь город, нашли все потенциально возможные участки. На сегодняшний день есть примерно 300 площадок с потенциалом строительства 4,5 млн кв. м. Конечно, не все они свободны, где-то даже потребуется изменить градостроительное решение, но мы на 25% всей программы реновации уже имеем земельные участки. Этого достаточно, чтобы «поднять волну», то есть начать строить и волнами переселять людей. Площадки есть практически во всех районах, где жители проголосовали за снос домов и переселение. То есть они не сконцентрированы в одном месте, а равномерно распределены по городу. И мы уверенно заявляем, что все, кто примет участие в программе реновации, останутся жить в своих районах, причем 90% жителей — в своем квартале.

«СГ»: В каких районах, прежде всего, планируется начать строительство?

М.Х.: Строить будем в тех кварталах, где большинство жителей домов проголосовало за реновацию, и где есть стартовые площадки. Расселение и последующий снос планируем начать одновременно во всех районах, где находятся дома, которые будут в программу включены. Если будем сносить и строить сначала в одном районе, потом в другом, и за двадцать лет не управимся. Поэтому стартовать будем одновременно во всех районах, где расположены пятиэтажки, предназначенные для расселения и сноса.

«СГ»: Кто будет вести программу?

М.Х.: Строительством новых домов будет заниматься Фонд реновации жилья. Это будет полностью подконтрольная городу структура, по сути — государственная. Счета фонда будут находиться в Федеральном казначействе, и каждая копейка будет контролироваться. Глава фонда будет назначаться правительством Москвы. А непосредственно строить будут подрядные строительные организации, которые выиграют конкурсы на строительство. Конкурсы мы объявим, как только программа будет принята. Принять участие в конкурсе на строительство кварталов в рамках программы реновации в качестве подрядчиков смогут все строительные компании, которые работают в Москве. Более того, нам придется привлекать строительные мощности и со стороны, так как своих строителей может не хватить. Мы подсчитали, что на объектах будут задействованы не менее 100 тыс. человек. Помимо этого, включим в рабочий процесс 15 тыс. проектировщиков.

«СГ»: Примут ли участие в программе реновации столичные домостроительные комбинаты (ДСК)?

М.Х.: Да, некоторые из них уже изъявили желание участвовать в программе реновации жилого фонда. Мощностей для этого у них достаточно. Напомню, что некоторое время назад город утвердил требования, касающиеся архитектурно-градостроительных решений многоквартирных жилых зданий, проектируемых и строящихся за счет бюджета. В связи с этим возникла необходимость модернизации производства на ДСК. На сегодняшний день девять из десяти ДСК Москвы полностью перешли на строительство новых домов и способны обеспечить город двумя миллионами квадратных метров недвижимости в год. Дома модернизированных серий отличаются архитектурной выразительностью, интересной цветовой гаммой, имеют разную этажность. Кроме того, эти дома энергоэффективные. Они полностью соответствуют требованиям по теплоизоляции. Первые этажи в таких домах предназначены исключительно для выполнения общественных функций. Как вы знаете, дома с жилыми первыми этажами город больше не строит. Дома, построенные по новым стандартам, уже можно увидеть в районе Выхино-Жулебино (серия КУБ-2,5), в Некрасовке, ставшей своеобразной экспериментальной площадкой (серии «ДОМРИК» и «ДОМНАД», спроектированные ОАО «ДСК-1»). Всего же в городе сегодня на стадии строительства находится около ста домов, возводимых по новым стандартам. А когда стартует программа реновации, их станет еще больше.

«СГ»: Однако Москва — это не только жилье, но и социальные объекты, и большие объемы коммерческой недвижимости. Чем столица может «похвастаться» в этой области?

М.Х.: Вы правы. Перед нами вовсе не стоит задача застроить весь город жильем, мы развиваем территории комплексно. Это значит, что рядом с жилыми домами возводится и «социалка», и коммерческая недвижимость для создания рабочих мест. Объемы ввода в строй коммерческой недвижимости нас радуют. По офисам мы в этом году стали «расти», тогда как в предыдущие два года наблюдался спад. Сегодня мы стараемся концентрировать объекты коммерческой недвижимости вокруг транспортных узлов. Отличные перспективы у МЦК, где на станциях будут возведены транспортно-пересадочные узлы, в составе которых будет строиться и торговая, и офисная недвижимость. Инвесторы уже активно интересуются этими территориями. Только по предварительным подсчетам, потенциал строительства коммерческих площадей в этих зонах — свыше 750 тыс. кв. м. Активно стали строиться офисы в Новой Москве. Яркий пример — деловой центр «Румянцево», там, кстати, и метро, и реконструированная трасса.

«СГ»: Кстати, метро в Москве в последние годы строится ударными темпами. И один из главных проектов — Третий пересадочный контур. Как идет его строительство?

М.Х.: Строительство Третьего пересадочного контура — это самый масштабный проект за всю более чем 80-летнюю историю московского метростроения. Его протяженность — 64 км. ТПК может стать самой длинной в мире кольцевой линией метро. Он свяжет между собой периферийные районы Москвы и позволит разгрузить центральные участки радиальных веток на 20-25%. На ТПК будет 32 станции. Возводить второе кольцо мы начали с западной части, там строится Солнцевский радиус. На северо-западном участке ТПК — от «Делового центра» до «Петровского парка» — в ближайшие месяцы будет запущено пассажирское движение. А на востоке активно строится участок, который пересечет строящуюся Кожуховскую линию в районе станции «Нижегородская». Оттуда по контуру «поднимаемся» на северо-восток и север. У нас уже началась проходка тоннелей между станциями «Авиамоторная» и «Рубцовская», а также приступили к строительству от «Нижней Масловки» до «Стромынки». Таким образом, образуется верхний полукруг ТПК. Думаю, что готов он будет в 2018 году. А полностью строительство Третьего пересадочного контура мы намерены завершить в 2020-2021 годах.

«СГ»: А как обстоят дела с наземными дорогами?

М.Х.: С 2011 по 2016 годы в Москве построено и реконструировано 527 км дорог, общая протяженность улично-дорожной сети столицы увеличилась на 12,5%. И в дальнейшем у нас задача — строить и вводить не менее 100 км дорог в год. В планах на этот год — 103 км. Самым же главным показателем эффективной работы по развитию транспортной системы города мы считаем улучшение ситуации на дорогах. По данным исследования компании TomTom, загруженность дорог в городе по сравнению с прошлым годом снизилась на 6%. Это один из лучших результатов среди исследуемых 174 мегаполисов. В итоге Москва покинула ТОП-10 самых загруженных городов мира и переместилась с 1-го места на 13-е. Считаем это настоящей градостроительной победой.

«СГ»: В заключение важный для москвичей вопрос — о строительстве социальных объектов…

М.Х.: Строительство объектов социальной инфраструктуры в Москве остается одним из приоритетов. Только в прошлом году в городе появилось 32 новых объекта образования, включая 22 детских сада и 10 школ. Было построено 5 объектов здравоохранения. Особенно много объектов социальной инфраструктуры вводится в рамках комплексного развития территорий в Новой Москве. Среди них школа-гигант в Коммунарке, которая фактически уже построена. Площадь здания — 26 тыс. кв. м, там смогут учиться 1775 детей в одну смену. А самая крупная школа, рассчитанная на 2100 учащихся, появится на юго-востоке Москвы — в Некрасовке. И темпов строительства мы сбавлять не намерены. В этом году планируем ввести за счет города и привлеченных средств инвесторов еще 45 новых детских садов и школ и 25 объектов здравоохранения. Причем, и мы считаем это очень важным, детские сады, школы, поликлиники строятся в рамках комплексного освоения территорий — в шаговой доступности от мест проживания горожан. Это еще один шаг в построении удобного и комфортного для людей города.

Перед нами вовсе не стоит задача застроить весь город жильем, мы ведь развиваем территории комплексно. Это значит, что рядом с жилыми домами возводится «социалка», коммерческая недвижимость для создания рабочих мест»

Справочно

В 2017 году в Москве планируется ввести в строй 7-8 млн кв. м недвижимости, примерно половина этого объема придется на жилье. 85-86% жилья строится частными инвесторами. Это говорит о том, что ситуация в данном сегменте устойчивая, квартиры покупаются, девелоперы продолжают строить. Порядка 15% объемов жилищного строительства придется на городские стройки. В этом году для переселенцев из ветхого жилого фонда и решения городских задач, включая обеспечение жильем льготных категорий граждан и очередников, будет построено 975,5 тыс. кв. м жилой недвижимости. Это 51 жилой дом на 10703 квартиры — существенно больше, чем в прошлом году, когда город ввел 32 дома площадью 652,57 тыс. кв. м.

Автор: Сергей НИКОЛАЕВ

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 4 августа 2017 > № 2270071 Марат Хуснуллин


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > mos.ru, 26 июня 2017 > № 2227208 Марат Хуснуллин

Марат Хуснуллин: Программу реновации полностью сформируем до конца года

Заместитель Мэра Москвы по вопросам градостроительной политики и строительства Марат Хуснуллин рассказал о том, какие земельные участки выбрали для новых домов реновации, как организуют снос старых пятиэтажек и когда начнут предлагать первые квартиры переселенцам.

В ближайшие годы в Москве начнется масштабное обновление жилого фонда или его реновация. Панельные хрущевки, отживающие свой век, уйдут в прошлое. Вместо них планируют возвести новые дома, а кварталы с новостройками спроектировать с обеспечением максимального комфорта для горожан. Заместитель Мэра Москвы по вопросам градостроительной политики и строительства Марат Хуснуллин рассказал, когда начнутся первые переселения, чего ждать от новых кварталов горожанам и как будут контролировать качество новостроек, возводимых по программе реновации в Москве.

— Марат Шакирзянович, расскажите, как выбирают стартовые площадки для строительства новых домов по программе реновации?

— Мы подбираем стартовые площадки для нового строительства в тех кварталах, где запланирован снос пятиэтажек по программе реновации. К тому же у города уже есть готовые квартиры, есть дома, уже строящиеся под социальные программы, а есть просто свободные площадки, где можно начать строительство.

Кроме того, под стартовые дома планируем отдавать участки с неэффективно используемой городской недвижимостью. Например, в жилом районе находится база одного из наших предприятий. Эту базу можно перенести, а на ее месте построить жилой дом. Жители и сами нам подсказывают, где у них в районе есть свободные площадки для строительства. И даже готовы потерпеть неудобства и подождать, только бы их новый дом был именно в выбранном месте.

— Сколько уже найдено земельных участков и в каких районах они расположены?

— У города уже есть примерно 300 участков, на которых можно построить 4,5 миллиона квадратных метров жилья. Нам удалось найти площадки практически во всех районах, где жители проголосовали за снос домов и переселение. Эти участки несколько раз осматривали наши специалисты. И я с уверенностью могу сказать, что все, кто примет участие в программе реновации, точно будут жить в своих районах.

Правительство Москвы гарантирует предоставление новых квартир в том же районе, включая районы Центрального административного округа (в Зеленограде и ТиНАО — в пределах административного округа). Это новая гарантия, которой не было прежде в программе расселения и сноса пятиэтажек сносимых серий.

— А когда появятся первые дома для переселения?

— Думаю, что первые варианты квартир для переселения из пятиэтажек мы сможем предложить уже в конце года. У города есть дома для таких нужд — как готовые, так и строящиеся. Если жители будут за то, чтобы переехать в эти дома, то мы сможем предлагать там квартиры.

У нас есть и дома, куда уже сейчас можно переселять людей. Речь идет о квартирах, находящихся на балансе города. Часть их — в ведении Департамента городского имущества, а часть — порядка 3,6 тысячи квартир общей площадью почти 203 тысячи квадратных метров — на балансе казенного предприятия «Управление гражданского строительства».

Квартиры, принадлежащие Управлению гражданского строительства, расположены в жилых комплексах на территории семи административных округов Москвы: Северного, Северо-Восточного, Юго-Восточного, Южного, Восточного, Западного и Центрального.

— Сколько времени понадобится на снос одного дома? Будут предпринимать какие-то меры для снижения шума?

— Снос самого строения в среднем занимает от нескольких часов до нескольких дней. После этого еще около 7–10 дней необходимо для вывоза строительного мусора. Ночью шумные строительные работы производиться не будут. Это четкое правило, которое город соблюдает. Сносить дома планируется днем.

— И как много будет такого мусора? У города могут возникнуть проблемы с его вывозом?

— По предварительным оценкам, снос столичных домов в рамках программы реновации приведет к образованию 52,8 миллиона тонн строительных отходов. После появления окончательного списка «реновационных» пятиэтажек (по итогам голосования о включении домов в программу реновации) эта цифра может измениться.

Проблем с вывозом всего этого мусора у столицы не будет. Сегодня в Москве и Московской области насчитывается более 20 объектов приемки отходов строительства и сноса. Это дробилки, мусоросортировочные комплексы, пункты приема металлолома и другие предприятия. Их совокупные мощности позволят в полной мере обеспечить утилизацию. При этом существенную часть строительного мусора направят на переработку. Например, планируем организовать централизованную приемку черного металла в аккредитованных пунктах, а также использовать железобетонный бой для вторичного применения при изготовлении строительных материалов.

— Марат Шакирзянович, вы рассказали, как быстро старые дома смогут сносить. А как скоро новые дома будут строить и отразится ли масштабная стройка на соседях?

— Мы приложим максимальные усилия, чтобы процесс строительства нового жилья протекал для горожан с минимальным дискомфортом. При этом надо понимать, что невозможно делать качественный ремонт в квартире так, чтоб не было ни шумно, ни пыльно, ни чуть-чуть громко. Но мы готовы очень напряженно работать, для того чтобы красивое жилье как можно быстрее создавать и минимизировать дискомфорт для жителей. Тем более у нас появится возможность сократить сроки строительства.

Чтобы построить здание площадью 20 тысяч квадратных метров, требуется от полутора до двух лет. Но от идеи до сдачи дома проходит больше четырех лет. Почему? За это время надо пройти 112 различных административных процедур, 66 из которых регламентируются разными федеральными законами. Если в два раза уменьшить количество согласований, на треть можно сократить время возведения дома. И новый федеральный закон, принятый Госдумой, как раз позволит нам это сделать.

— По вашему прогнозу, когда произойдет переселение из старых пятиэтажек в новые дома, построенные в рамках программы реновации? И когда ожидается пик массового переселения?

— Нам понадобится несколько месяцев, чтобы составить продуманную программу, в которой мы точно скажем людям, в какой дом они смогут переехать, какая там транспортная инфраструктура, сколько школ и детских садов рядом, на какое количество машино-мест рассчитаны парковки. Первые переселения людей из пятиэтажек в дома, построенные именно по программе реновации, запустим в течение двух-трех лет. Далее масштаб будет нарастать. Пик придется, думаю, через 8–10 лет лет действия программы реновации.

— Когда будут рассмотрены первые архитектурные проекты новостроек в рамках реновации? Кто прислал свои проекты на конкурс?

— В конце мая стартовал прием заявок на первый конкурс архитектурно-градостроительных концепций экспериментальных площадок для программы реновации. До 10 июля принимаем только предложения об участии в квалификационном отборе. Заявки присылают архитектурные и проектные бюро из России и других стран. Главным условием является опыт разработки градостроительной документации не менее чем для одного квартала. Для зарубежных компаний дополнительно требуется иметь офис в Москве. Такие коллективы лучше знают площадки, землю и особенности столичных территорий. Мы видим очень высокий интерес профессионалов к этому конкурсу. К нам уже поступило несколько десятков заявок.

Те, кто пройдет квалификационный отбор для участия в основном этапе конкурса, должны будут подтвердить базовые показатели организации (число работников, год основания, финансовая отчетность, наличие сертификатов, наград и выигранных конкурсов), а также опыт и квалификацию сотрудников в реализации проектов со схожими требованиями. Оценивать будут и качество портфолио каждого из участников.

Затем компаниям предложат разработать архитектурно-градостроительные концепции пяти экспериментальных площадок под новое строительство на месте снесенных пятиэтажек. Соответствующие кварталы отберут в разных округах Москвы. После этого будет сформировано техническое задание на разработку концепции для каждой из площадок. Итоги первого конкурса подведут ориентировочно в течение ближайших двух-трех месяцев.

Что мы хотим увидеть в итоге? Каждый московский район индивидуален и отличается от других рельефом, историей, окружением, транспортной доступностью и другими особенностями. Они могут быть разными и запоминающимися, но старая пятиэтажная застройка убивает эту индивидуальность. К сожалению, это безликие городские территории. Наша задача — вернуть лица районам Москвы.

Конкурс даст нам новые архитектурные решения, которые можно будет эффективно использовать при создании кварталов.

— Расскажите, какие строительные и отделочные материалы будут использовать при строительстве новых домов? Они качественны, долговечны, безопасны?

— Упор сделан на монолитное домостроение, 70 процентов домов будут монолитными. А 30 процентов — панельные многоэтажки, но только модернизированных серий. Практически все московские домостроительные комбинаты полностью усовершенствовали производство, прошли необходимые процедуры тестирования качества и экспертизу. Каждый проект будет индивидуальным, с учетом особенностей того или иного квартала.

В отделке квартир планируем использовать российские качественные отделочные материалы. В тех случаях, когда это невозможно, — импортные. Стандарты отделки будут утверждены постановлением Правительства.

— А кто будет контролировать качество работ?

— Конечно же, проекты строительства проверит Москомэкспертиза. Но мы создаем отдельное подразделение для контроля за качеством домов программы реновации. Если будут недоделки, станем наказывать подрядчиков и все исправлять за их счет. Проверки будут жесткими. Принято решение дополнительно профинансировать ГБУ «Центр экспертиз, исследований и испытаний в строительстве» (ЦЭИИС), выделить 136 миллионов рублей. Эти деньги направят на оснащение центра специализированным оборудованием и создание в его структуре подразделения, которое будет заниматься экспертизой качества жилищного строительства.

Сейчас в центре можно проводить 306 видов испытаний, у нас есть 660 единиц оборудования. Этого было достаточно, чтобы проверять жилые дома и другие объекты, которые сдавали раньше, без отделки. Все квартиры в рамках реновации будут с отделкой. Поэтому нам необходимо усилить количество оборудования именно для проверки отделочных материалов и шумоизоляционного оборудования.

— У некоторых горожан возникли вопросы по поводу оплаты коммунальных платежей. В проектах показаны просторные коридоры, широкие холлы мест общего пользования в подъездах. Не будет ли разорительной плата за отопление, освещение, уборку этих территорий?

— Особое внимание уделим вопросам энергосбережения в новых жилых домах. Специалисты уже разрабатывают перечень материалов, которые используют для повышения энергоэффективности новых зданий. Это и панели, и энергооборудование, и кабели, и окна, и стены — словом, все, вплоть до лампочек. За счет современных технологий у дома будет другая теплопроводность и затраты на коммунальные услуги снизятся. К тому же в старых домах не всегда есть возможность установить счетчики, а вот в новых они будут устанавливаться заранее — и внутридомовые, и внутриквартирные. Это тоже важно для экономии затрат на коммунальные услуги.

Сейчас во многих кварталах, которые планируют включить в программу реновации, часто происходят прорывы сетей. Большинство коммуникаций там находятся в аварийном состоянии. А это значит, что нет надежности энергоснабжения, водоснабжения и газоснабжения. Коммуникации в любом случае пришлось бы менять. Только теперь это произойдет за счет программы реновации.

— В Москве разрабатывают региональные нормы градостроительного проектирования. Как вы считаете, когда они будут приняты? Новостройки по программе реновации станут возводить с учетом этих нормативов?

— Планируемый срок принятия постановления Правительства Москвы по новым региональным нормам градостроительного проектирования — третий квартал этого года, то есть уже совсем скоро. В отличие от действующих нормативов новые региональные нормы градостроительного проектирования позволят обеспечить более эффективное использование земельных ресурсов микрорайонов.

В них впервые закреплено разграничение территорий жилых кварталов на публичные и приватные. Приведу простой пример. Улица, сквер, площадь — это публичные территории, там можно встретить случайных прохожих. А двор конкретного дома — это приватная территория для жителей этого дома и их соседей. Двор должен отличаться от улицы и своей планировкой, и благоустройством. Эта территория не может быть проходной. По региональным нормативам московский двор — это тихое уютное место, с зеленью и площадками для отдыха. Также в новых нормативах прописаны стандарты создания упорядоченных проездов для автомобилей, организации паркингов в районах жилой застройки. Все это нужно, чтобы избежать образования хаотичных парковок во дворах.

В основу технического задания архитектурно-градостроительного конкурса на застройку пяти пилотных кварталов программы реновации уже заложены эти принципы комфортной среды. Так что нормативы будут опробованы в проектах до принятия постановления Правительства Москвы. А дальнейшее проектирование не только отдельных домов, но и районов реновации будет вестись, конечно же, в соответствии с принятыми региональными нормами.

— А каким будет благоустройство территорий во дворах новых домов? Многие москвичи опасаются, что вместо зеленых двориков их ждут каменные джунгли. Будут ли там зелень, детские площадки, места для парковки авто, спортивные площадки?

— Программа реновации даст возможность не только построить людям новые современные дома для проживания, но и создать абсолютно новую полноценную комплексную городскую среду — комфортную, привлекательную, проницаемую, открытую и дружелюбную. Каменные джунгли, как справедливо прозвали спальные районы Москвы, возводили десятки лет. Теперь они должны уйти в прошлое.

Для каждого квартала будет разработан индивидуальный проект, учитывающий особенности местности, традиции, масштабы, окружающую застройку. Но основные стандарты комфорта и благоустройства будут едиными для всех.

В новых кварталах пространство поделят на жилые и общественные зоны. К примеру, выходя во двор, жители станут попадать в зону спокойствия и комфорта, с минимумом посторонних людей и машин. Входы в магазины на первых этажах, естественно, расположат с улицы.

Никаких проходных дворов не останется. Мы предусмотрим удобные пешеходные проходы от жилых домов к метро и автобусным остановкам. Чтобы жителям не пришлось прокладывать народные тропы через газоны. По нашим предварительным подсчетам, из-за перепланировки территорий и освобождения места после сноса пятиэтажек в районах Москвы вдвое увеличится количество мест для парковки.

— А деревьев во дворах не станет меньше из-за реновации?

— Застройка пятиэтажками районов Москвы в советское время была очень неоднородная и неорганизованная. В результате этого внутри кварталов появились странные и неиспользуемые пространства, так называемые белые пятна. Там стихийно растут деревья. Мы предлагаем на этих же участках разбить скверы, проложить дорожки и установить лавочки. Но это вовсе не означает, что все старые деревья вырубят. Зелени станет больше. Задача планировщиков — максимально бережно относиться к существующим зеленым насаждениям и при этом находить места для дополнительной высадки деревьев и кустарников.

Вместо пустырей и промзон вокруг кварталов программы реновации появятся новые скверы и парки. Везде, где возможно, ситуация с озеленением и благоустройством будет улучшена, а значит, улучшится и экология.

— Марат Шакирзянович, в Москве уже принят городской закон о реновации и закон «О дополнительных гарантиях собственникам жилья», федеральный закон о реновации принят в третьем чтении Госдумой и ждет утверждения президентом. С учетом того что нормативно-правовая база программы практически сформирована, когда будет полностью сформирована сама программа?

— Программу, думаю, сформируем до конца этого года. Мы сможем подготовить план по сносу старых домов, их расселению и строительству нового жилья на три года вперед. Напомню, что на первый год реализации программы Мэром уже принято решение о выделении из городского бюджета 96 миллиардов рублей. Нам важно понимать общую картину и действовать по плану, а не бессистемно. Жители домов, которые войдут в программу по итогам голосования, будут знать, когда состоится переселение, на какую площадку и в какой дом кто поедет. График и порядок переселения обязательно появятся в публичном доступе.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > mos.ru, 26 июня 2017 > № 2227208 Марат Хуснуллин


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroi.mos.ru, 27 марта 2017 > № 2116774 Марат Хуснуллин

Марат Хуснуллин: «Чтобы сотворить чудо, надо порвать все жилы»

Сергей Собянин почти за год до очередных выборов мэра Москвы инициировал крупнейшую в истории российской столицы реновацию жилого фонда. На этот проект может потребоваться 3,5 трлн руб., что эквивалентно почти двухгодичному объему доходов городского бюджета.

Но такой масштаб напугал большую часть москвичей, которые до сих пор не понимают, каким образом будет реализовываться программа и не лишаться ли они своих метров. В интервью “Ъ” глава стройкомплекса и вице-мэр Москвы Марат Хуснуллин заявил, что власти будут учитывать мнение всех жителей.

— Когда, по вашему мнению, Госдума может в окончательном чтении принять закон, регулирующий процесс реновации ветхого жилья в Москве?

— Мы рассчитываем, что к лету до завершения весенней парламентской сессии депутаты утвердят законопроект. Соответственно, со стороны московского правительства будут приняты подзаконные акты, позволяющие ускорить процесс реновации жилого фонда.

— Выходит, что процесс будет запущен уже этим летом?

— Со списком территорий, которые могут быть в качестве пилотного проекта вовлечены в процесс реновации, определимся где-то к осени.

— Может, уже есть адресный перечень домов, который вы готовы обнародовать?

— Список только готовится, никакой конкретики пока нет.

— Есть ли понимание, в каких округах города может стартовать программа переселения жителей из старого жилого фонда?

— Это будут все округа. Минимальный объем расселения запланирован в Центральном административном округе, поскольку в этой части города не так много устаревшего жилья (по имеющейся в распоряжении у “Ъ” презентации, подготовленной мэрией для депутатов Госдумы, в ЦАО общая площадь хрущевок составляет около 700 тыс. кв. м, самый большой объем на востоке столицы — 5,7 млн кв. м, далее следует юго-восток — 3,8 млн кв. м и север — 3,45 млн кв. м.— “Ъ”). В Москве создан оперативный штаб, который лично возглавил Сергей Собянин. Он уже дал поручение подыскать стартовые площадки для запуска программы. Мэр поставил перед нами задачу: расселение возможно только при условии, что жители сами захотят улучшить свои жилищные условия.

Есть важные моменты предстоящей программы реновации. Во-первых, площадь новой квартиры будет не меньше той, что была в старой, более того, общая площадь, по оценкам экспертов, может увеличиться примерно на 20–30% за счет новых нормативов по нежилым помещениям — санузел, кухня. Во-вторых, количество комнат также уменьшено не будет. Далее: переезд жителей будет в тот же или соседний район проживания. Ситуации, при которых жителям придется переехать в другой округ, исключены. Новые кварталы будут создаваться по новым стандартам благоустройства: парки, центры отдыха, спортивная и культурная инфраструктура. Предоставление нового жилья коснется не только собственников, но и нанимателей: в соответствии с федеральным законодательством они смогут получить квартиры по договору социального найма. Более того, у них будет возможность оформить новые квартиры сразу в собственность.

— Откуда тогда в интернете списки стартовых домов, которые запланированы к сносу в ближайшие годы?

— Еще раз повторюсь: никаких списков стартовых домов не существует, параметры программы находятся исключительно в стадии разработки. Но поскольку мы изначально заявили о хрущевках, то есть о домах, построенных в определенные годы, то заинтересованным сторонам составить подобные списки и распространять их теперь для своих целей было не так уж сложно. Так что не пытайтесь обсуждать домыслы.

— Тема со сносом пятиэтажек оказалась резонансной. Более того, уже создаются инициативные группы, собирающие подписи под петиции против сноса пятиэтажек...

— Мы хотим создать понятный и прозрачный механизм учета общественного мнения, и в программу реновации войдут только те кварталы, жители которых ее поддержат. Не думаю, что противников окажется больше, чем сторонников. Москвичи очень грамотные, прагматичные люди, умеют считать. Ведь полученная недвижимость будет совершенно другого качества, других потребительских свойств. Мы уверены, что принятие соответствующего закона реально улучшит и благосостояние, и условия проживания москвичей, причем не только в тех кварталах, где будут вестись работы, но и в граничащих с ними.

— Программа реновации жилья запускается в преддверии нового политического цикла, связанного с предстоящими президентскими выборами и выборами мэра Москвы. Критика процесса переселения граждан как социального аспекта прекрасно ложится в канву политических платформ оппонентов того же нынешнего состава московского правительства…

— Это обычное явление, с которым работает власть. Всегда кто-нибудь критикует. Конечно, найдутся и те, кто выскажется против. Это абсолютно нормально — в таком большом мегаполисе, как Москва, априори не могут быть довольны все и всем. У нас в Москве есть сложившаяся практика переселения из ветхого жилья. По опыту мы видим, что более 90% жителей аварийных домов согласны переезжать сразу, поскольку получают квартиры улучшенной планировки с большей площадью и совершенно другого качества. А около 5–7% жителей оттягивают процесс, перебирают варианты в поиске более выгодных для себя условий, пытаются так или иначе противиться переселению, мотивируя свои действия тем, что их не устраивает, скажем, квартирография нового жилья либо район переселения им не подходит. Но и эта часть горожан, как мы не раз уже убеждались и убеждаемся, способна к диалогу. Категорически не согласны с переселением только 1–2% жителей домов. И они, прекрасно понимая, что остались последними в доме, занимаются шантажом, выторговывая квартиру большей площади, чем им положено. В этих случаях мы обращаемся в суд, который, как показывает опыт, чаще принимает решение в пользу переселения.

— Предположим, 50% жителей аварийного дома выскажется за, другая половина — против. Как вы будет выходить из этой ситуации?

— Напомню, речь идет не о сносе каких-то отдельных аварийных домов, а о поквартальном переселении. Если будут паритетные результаты голосования, значит, эти дома сноситься не будут. Те люди, которые проголосуют против, не смогут воспользоваться программой. При этом аварийные дома — это отдельная программа: если жилье признается непригодным, граждане в любом случае подлежат переселению.

— Каким образом москвичи будут голосовать за переселение?

— Сейчас как раз разрабатывается формат, который позволит проводить нам репрезентативный опрос жителей. Мы представим его в ближайшее время.

— Вы не опасаетесь, что в центре города могут возникнуть скандалы, поскольку в этом округе власти предусматривают переселение жителей в другой район?

— Жители ЦАО останутся в своем округе — это важный аспект, на котором я хочу акцентировать внимание. Проблема в том, что в Центральном округе найти свободные площадки под дома для переселения сложнее, чем в других округах. Но жизнь показала, что даже когда мы в пределах ЦАО переселяем людей из района в район, то особых вопросов не возникает.

— Предположим, тот или иной дом, признанный аварийным, находится в пешей доступности от метро (независимо от округа), а вы предлагаете жителям переселиться в квартал, находящийся в двух-трех остановках от метро. Капитализация квартиры сразу же снижается. Не боитесь скандалов по этому поводу?

— У аварийных домов не может быть понятия «капитализация», это жилье в принципе непригодно для жизни. Еще раз приведу наш опыт прежних расселений: 98% горожан по факту были удовлетворены теми условиями, что мы им предложили. И здесь то же самое: мы найдем то, что нужно для жителей, найдем компромиссное решение, я в этом даже не сомневаюсь. Мэром поставлена задача по повышению стандарта качества строительства домов и благоустройства. На практике процесс должен выглядеть так: москвичи, согласившиеся переехать в новое жилье, получают ключи от квартир, полностью готовых к заселению. Достаточно будет только мебель завести.

— Судя по законопроекту, сноситься будут не только дома так называемого первого периода индустриального домостроения, но и многоквартирные дома, которые попадают в границы подлежащей реновации территории. Получается, что в Москве может попасть под снос любой дом?

— Поскольку снос изначально планируется поквартальным, в зону реновации действительно могут войти объекты, не подпадающие под исходные параметры самой программы.

— Не приведет ли новая программа реновации жилья к возврату точечной застройки в городе?

— Это абсолютно исключено. Принципиальная позиция властей города — переселять жителей в новые кварталы, обеспеченные всей необходимой инфраструктурой — социальной, транспортной. Кроме того, новые стандарты строительства подразумевают и совершенно иную конфигурацию кварталов. Так, первые этажи в новых домах будут нежилыми и станут выполнять общественные функции — там будут располагаться медцентры, аптеки, магазины бытовые службы. Будет сформирована и удобная транспортная инфраструктура: уже сейчас мы стараемся концентрировать новую недвижимость вокруг транспортных магистралей, чтобы обеспечить шаговую доступность.

Чтобы создать совершенно новое качество среды проживания, каждый квартал мы тщательно изучим с учетом комплексной застройки. Более того, есть поручение мэра изучить все территории, прилегающие к кварталам реновации, на предмет создания там дополнительных парков. Если где-то есть территории, где можно сформировать рекреационные зоны и парки, но они не вошли пока в существующую в Москве соответствующую целевую программу, мы вовлечем их в этот процесс и дополнительно профинансируем. Кстати, каждый квартал перед началом стройки будет разработан в 3D-модели. И каждый москвич сможет увидеть, где именно он станет проживать, что будет находиться рядом, как улучшится городская среда и т. д. Сейчас мы оперативно дорабатываем программу по градостроительному проектированию, чтобы по всем кварталам создать единую систему.

— Почему именно сейчас было решено запускать программу реновации?

— Реновацией в Москве занимаются уже в общей сложности 25 лет. И к настоящему времени многие дома пришли в состояние, когда дальше их ремонтировать не имеет смысла. Это мы поняли, когда приступили к программе комплексного капремонта. Например, у тебя балкон уже сгнил, потому что его построили 60 лет назад, и его нельзя заменить. А балкон — неотъемлемая часть квартиры. Или, например, коммуникации вмонтированы в бетонные стены, их замена физически невозможна. В этом случае надо делать новую систему отопления, а это приведет к уменьшению площади квартиры. К тому же без отселения жителей ремонтировать такие дома нельзя, и куда этих жителей тогда отселять? Когда мы все это проанализировали, то поняли, что за годы, в течение которых реализовывалась программа, ситуация настолько поменялась, что многие дома уже не имеет смысла подвергать капитальному ремонту: эффективнее их сносить и строить новые. Кроме того, за последние годы существенно изменилось и законодательство. К тому же массовое старение жилого фонда, которое через какое-то время станет аварийным, рано или поздно могло бы привести к безальтернативной ситуации: встал бы вопрос, что жителей срочно необходимо переселять в любой район, и тогда выбора бы уже не было.

— Из презентации, которую мэр предоставил депутатам Госдумы, следует, что под снос может пойти около 25 млн кв. м жилья, на что ориентировочно потребуется 3,5 трлн руб. Каков будет механизм финансирования программы?

— На первом этапе программы реновации жилого фонда Москвы финансирование преимущественно будет идти из городского бюджета. Потому что сначала нужно отработать все вопросы и сложные моменты, весь механизм, исключить возможные ошибки. Москва уже решила выделить на реализацию программы 300 млрд руб.— по 100 млрд руб. ежегодно. Мы точно знаем, что потенциал программы почти 8 тыс. домов — это все пересчитано и проверено, и сейчас обследуем состояние каждого дома. Сколько всего потребуется построить, будет зависеть индивидуально от каждого квартала.

Мэр нас собирает еженедельно, и нам приходится решать те проблемы, которые могли бы тормозить процесс реновации. Например, подсчитываем, хватит ли производственных мощностей, анализируем состояние инженерных сетей. Или вот еще вопрос: мы сейчас выдаем ежегодно по 50 проектов планировок территорий, а после запуска программы реновации потребуется утверждать до 200 проектов. Как физически это успеть сделать? Но мы понимаем: чтобы сотворить чудо, надо, как говорится, порвать все жилы.

— Каким будет механизм реализации пилотных проектов? Зачем потребовалось создание специального Фонда реновации?

— В России есть уже подобная практика, и она положительно себя зарекомендовала. Есть, например, Агентство ипотечного жилищного кредитования (АИЖК), благодаря которому эффективно работает программа ипотеки. Создан Фонд реформирования ЖКХ, который также доказал свою эффективность. Вот по аналогии с ним и решено создать в Москве специальный фонд, который планируется наделить функциями оператора программы реновации. Для реализации таких крупных проектов, как реновация жилого фонда, обязательно нужно иметь сконцентрированное ядро с финансовыми, административными и организационными полномочиями. Поручить заниматься этой программой при такой ее масштабности отдельным чиновникам не имеет смысла. Должна быть специальная структура, которая займется исключительно этой программой и будет специализироваться на ней. Понятно, что это будет 100% государственный фонд, гарантией которому служит бюджет города.

— Звучала информация, что в программе реновации будут задействованы принадлежащие городу казенное предприятие «Управление гражданского строительства» (УГС) и «Мосинжпроект»…

— Сегодня УГС — это вполне состоявшая структура, которая занимается строительством жилья, и, кстати, очень успешно. Я не исключаю, что часть сотрудников УГС может перейти в Фонд реновации. Что касается «Мосинжпроекта», то эта компания задействована только в части строительства объектов в рамках транспортно-пересадочных узлов (ТПУ). Поэтому эта компания не будет оператором программы реновации, но в каких-то проектах примет участие, если в тех или иных кварталах, попадающих под реновацию, необходимо предусмотреть увязку со строящимися рядом ТПУ или иными объектами транспортной инфраструктуры.

— Вы сказали, что на первом этапе будут задействованы средства городского бюджета. Возможно ли в будущем привлечение в программу инвесторов?

— Такую возможность нельзя исключать. Я хочу сказать, что сейчас мы решаем уравнение с большим количеством неизвестных. По мере того как у нас будут найдены эти неизвестные, будет найдена и формула этого уравнения. Будет закон в полном объеме принят — будет одна схема развития. Будет принят в усеченном варианте — значит, будет другая схема развития.

— То есть возможен ли возврат к практике заключения между городом и девелоперами инвестиционных контрактов?

— Пока об этом рано думать, так как первая волна переселения все-таки будет профинансирована за счет бюджета.

— Будет ли город покупать производственные мощности и цементные заводы для реализации программы реновации?

— Я считаю, это нецелесообразно.

— Возможно ли участие АИЖК как оператора федеральных земель в программе реновации?

— Если мы сможем с АИЖК договориться по каким-то земельным участкам для развития программы реновации, то это будет отличный опыт.

— Возможен ли в рамках реновации жилого фонда в Москве запуск программы льготного ипотечного кредитования? Не исключено, что некоторым горожанам захочется улучшить свои жилищные условия за счет покупки дополнительных площадей.

— Мы такие варианты сейчас рассматриваем, но механизм пока не проработан. Я считаю, желательно такой механизм найти.

— И последний вопрос, волнующий девелоперов. Не убьет ли программа реновации коммерческий рынок жилья?

— Считаю, что рынку опасаться нечего, потому что программа реновации запускается для людей, которые на сегодняшний день живут в ветхом жилье. Это не должно существенно повлиять на спрос, формируемый на девелоперском рынке. Участие строительных компаний в программе — как подрядчиков, так и инвесторов по отдельным проектам — придаст рынку большую динамику развития.

Интервью взял Халиль Аминов

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroi.mos.ru, 27 марта 2017 > № 2116774 Марат Хуснуллин


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > stroi.mos.ru, 1 августа 2016 > № 1844304 Марат Хуснуллин

Марат Хуснуллин: к осени стадион ЦСКА будет готов к открытию.

На севере Москвы завершено строительство нового стадиона футбольного клуба ЦСКА. Уже в ближайшие месяцы здесь начнутся матчи чемпионата России по футболу и Лиги Чемпионов УЕФА. О том, каким станет стадион одной из старейших столичных команд, рассказал заместитель мэра Москвы по вопросам градостроительной политики и строительства Марат Хуснуллин.

- Марат Шакирзянович, расскажите о работах на стадионе ЦСКА?

- ЦСКА долго ждал свою арену, и на протяжении многих лет команда вынуждена была играть на чужих полях. Но сейчас я могу сказать, что строительные работы фактически завершены, ведется наладка оборудования и его тестирование. Более того объект уже прошел проверку Мосгосстройнадзора и оформляются документы необходимые для ввода стадиона в эксплуатацию. В течение августа все подготовительные работы к открытию стадиона будут завершены.

- Каким будет новый стадион?

- Новый стадион вмещает 30 тысяч зрителей, в том числе 127 VIP-лож с панорамным видом на поле. Площадь футбольного комплекса армейцев составляет 171,7 тысячи квадратных метров. Стадион полностью соответствует стандартам ФИФА. Во время Чемпионата мира по футболу-2018 на домашней арене красно-синих будут тренироваться команды-участницы мундиаля.

Но это не просто стадион, а настоящий современный спортивный комплекс, в составе которого откроется офисный центр, детско-юношеская спортивная школа, музей, гостиница для команды гостей, рестораны и кафе, фирменный магазин атрибутики, медицинский центр и парковка.

- Насколько удобно будет болельщикам добираться к стадиону?

- Вопросу транспортной доступности уделялось особое внимание. Рядом со стадионом откроется одноименная станция метро. Строительная готовность станции «ЦСКА» Третьего пересадочного контура составляет около 70%. Станция должна быть открыта в конце этого года в составе первого участка ТПК от станции «Деловой центр» до станции «Петровский парк».

Хочу подчеркнуть, что станцию оформят в традиционных для армейцев сине-красных цветах с использованием символики клуба. Несмотря на типовое проектное решение самой станции, новый объект городской подземки получит яркое оформление: на фоне темных колонн и светлого пола разместят световые панели, на которых будут запечатлены сюжеты из жизни спортклуба.

Согласно проекту потолок над платформой будет украшен сюжетами из жизни спортклуба. По бокам расположатся футболисты, хоккеисты и легкоатлеты. Ближе к середине потолка над пассажирами «проплывут» цветастые парусники и «пролетят» оранжево-синие парашютисты. Центральную часть посвятят достижениям борцов и баскетболистов. Пассажиры увидят всего пять сюжетов.

Кроме этого, проект предусматривает и благоустройство прилегающей территории. Территория вокруг станции будет украшена скульптурами и ростовыми буквами. Над ее оформлением работает Студия военных художников имени Грекова. Крупные буквы «ЦСКА», расположенные вблизи входа в метро, привлекут внимание не только пассажиров метро и болельщиков, но и туристов.

- Расскажите, что будет расположено рядом со станцией и стадионом?

- Между стадионом ЦСКА, одноименной станицей метро, Ходынским полем и строящейся станцией Московского центрального кольца (МЦК) «Новопесчаная», планируется создать единую пешеходную зону. Мэром Москвы Сергеем Собяниным одобрен этот проект и под него будут выделены средства.

На базе железнодорожной платформы МЦК «Новопесчаная» уже ведется строительство транспортно-пересадочного узла, который объединит пассажиропоток станции метро «ЦСКА», остановки МЦК и маршрутов наземного общественного транспорта.

- Марат Шакирзянович, в Москве в последние годы активно ведется строительство спортивных объектов. Расскажите, на каких еще стадионах идет строительство?

- Безусловно, спортивной жемчужиной Москвы станет реконструируемый стадион «Лужники», который после окончания работ станет одной из лучших спортивных арен мира. Сейчас на стадионе ведется монтаж инженерных систем, установка оборудования, а также подготовка футбольного поля к посеву травы. Изначально завершить работы по реконструкции планировалось в 2017 году, однако мы идем с опережением, и уже к концу этого года основной объем работ на стадионе будет завершен.

Еще одной площадкой мирового первенства станет стадион «Спартака» в Тушино. Арена зарекомендовала себя очень хорошо и получила высокие оценки от представителей ФИФА.

Помимо двух базовых стадионов ЧМ-2018 - «Лужники» и «Спартак», в Москве построят 11 тренировочных полей, из них девять до конца этого года будут готовы.

Кроме этого, активно ведется реконструкция стадиона «Динамо». Инвестор обещает завершить все работы осенью 2017 года. После реконструкции он объединит под одной крышей малую и большую спортивные арены, а также досугово-развлекательный комплекс. Стадион рассчитан более чем на 26 тысяч мест. Малая спортивная арена будет иметь три конфигурации: хоккейную, баскетбольную и концертную. Смена конфигурации будет занимать лишь несколько часов.

К 2018 году ряд крупных футбольных стадионов будут построены и реконструированы в Москве в рамках подготовки к чемпионату мира по футболу, что сделает российскую столицу мировым лидером по обеспеченности такими объектами. В целом же за последние 5 лет в Москве фактически удвоены объемы ввода новых спортивных объектов.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > stroi.mos.ru, 1 августа 2016 > № 1844304 Марат Хуснуллин


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > bfm.ru, 7 июля 2016 > № 1818460 Марат Хуснуллин

Марат Хуснуллин: «Только тот город, который постоянно строится и обновляется, продолжает жить»

«Москва же не собирается умирать, поэтому она будет развиваться и строиться», — добавил заместитель мэра Москвы по вопросам градостроительной политики и строительства в интервью Business FM на Московском урбанистическом форуме

Сколько квадратных метров нужно строить и ремонтировать, чтобы город не старел? Что делать с ветшающими зданиями в стиле конструктивизма — сносить или реставрировать? Как улучшить транспортную ситуацию в столице и как запуск Малого кольца Московской железной дороги изменит жизнь горожан? На эти и другие вопросы заместитель мэра по вопросам градостроительной политики и строительства Марат Хуснуллин ответил в интервью главному редактору Business FM Илье Копелевичу на прошедшем недавно Московском урбанистическом форуме.

Реконструкцию Тверской улицы и центра мы оставим в стороне — это не часть задач строительного комплекса. В дискуссиях на форуме, когда обозревали объем строек в Москве, звучала мысль о том, в городе меняется так много и так быстро — новые дороги, Малое кольцо Московской железной дороги, комплексы, например, ЗИЛ, что не пора ли просто притормозить? Это вопрос не конкретный, а идейный, эстетический.

Марат Хуснуллин: Это вопрос больше физический. Как только что-то останавливается, оно начинает умирать. Мы же не хотим умирать, не хотим стагнировать. Есть очень простые цифры: в городе на сегодняшний день 450 млн квадратных метров недвижимости, 60% из которых находятся в состоянии, близком к ветхому. Мы готовы жить в ветхих домах, которые через десять лет станут аварийными? Можем остановиться. Практически 60% недвижимости Москвы имеет износ более чем на 40% — это ветхое жилье.

Стадия ветхости наступает после 50%?

Марат Хуснуллин: Все, что от 40% до 70%, — ветхое, выше 70% — аварийное. То есть в городе надо заменить, грубо говоря, 40% недвижимости. Давайте ничего делать не будем, давайте будем ждать, когда город медленно состарится и начнет рушиться.

Заменить 40% недвижимости в какой срок? Сколько она еще может эксплуатироваться безаварийно?

Марат Хуснуллин: Есть очень простой показатель, причем он считается математически: мы берем объем имеющейся в городе недвижимости и делим его на средний процент износа. Процент износа по каждому зданию у нас есть на основании паспортов бюро технической инвентаризации (БТИ). Чтобы нам не стареть, нужно в год строить 8-10 млн квадратных метров новой недвижимости и порядка 4 млн квадратных метров делать капитальный ремонт. Если мы показатель в 12-14 млн квадратных метров недвижимости в год не выдерживаем, мы просто стареем.

А сейчас какие показатели по итогам года?

Марат Хуснуллин: Мы за прошлый год ввели 9 млн 100 квадратных метров недвижимости и более 4 млн делали капитальный ремонт — цифры, близкие к тому, чтобы не стареть. Это я говорю про недвижимость в целом. Вы посмотрите наши промзоны: это же все самортизированная, уже ненужная недвижимость, зачем ее держать? Посмотрите наши дома несносимых серий — они морально и физически устарели.

Давайте уточним, что такое «несносимые серии». Это сталинский ампир?

Марат Хуснуллин: Нет, несносимые серии — это панельные дома, которые не попали в первую волну домов, которые сейчас мы снесли и закончили программу уже на 93%. Это тоже панельные дома, которые строились в эти же годы и которые не соответствуют сегодняшним потребительским качествам ни по теплу, ни по вентиляции, ни по шумоизоляции. Что, мы ничего с ними делать не будем? Будем ждать, когда они разрушатся? Через 10-15 лет начнут.

Я к слову «несносимый» отношусь как непрофессионал. Расскажите, какие дома в Москве реально несносимые?

Марат Хуснуллин: Это, на самом деле, чисто московский сленг. В свое время, когда была утверждена программа панельных домов, была специально определена серия, которая сносится, и серия, которая не сносится. Это те дома, которые были построены домостроительными комбинатами примерно 50-60 лет назад.

Это термин. Расскажите для всех, чтобы было понятно. Кирпичные-то дома у нас, слава Богу, еще постоят, они в порядке.

Марат Хуснуллин: В Москве, кстати, много кирпичных домов с деревянными перекрытиями, которые сегодня уже не соответствуют безопасному проживанию. Он, может быть, и кирпичный, но если у него деревянные перекрытия и он находится в ветхом состоянии, его тоже надо либо капитально ремонтировать, либо сносить.

А из того, что мы сейчас строим, те типы застройки, которые используются, на какие сроки рассчитаны?

Марат Хуснуллин: В среднем срок службы недвижимости закладывается на 100 лет.

Включая панельные, или только кирпич, монолит?

Марат Хуснуллин: Панельные — где-то на уровне 70 лет, кирпич, монолит — на уровне 100 лет. Кстати, есть еще один важный момент. Я говорю про недвижимость, но кроме нее у нас колоссальный объем инженерных коммуникаций, которые надо менять. Если ими не занимаешься, они просто обветшают. Когда мы видим ветхий или некрасивый дом, понятно, это плохо, а когда у нас коммуникация становится ветхой, то мы вообще не получаем услуги. Если произойдет авария на ветхой коммуникации, то может не быть тепла, воды, канализации. Это же постоянно нужно обновлять. Жители, может, это не так видят. Они, конечно, видят, что у нас разрыты улицы.

Разрытых улиц, видимо, очень много. Мы не всегда понимаем, в связи с чем они разрыты — для украшения или для борьбы с ветхостью.

Марат Хуснуллин: Мы же меняем тысячи километров подземных коммуникаций, тысячи. Мы за прошлый год только по программе Департамента строительства поменяли порядка восьми тысяч километров различных подземных коммуникаций, начиная от небольших труб, заканчивая коллекторами в полтора метра диаметром. Это же тоже работа, которую невозможно остановить. Следующий вопрос — транспортная инфраструктура. Мы в городе дорогами обеспечены в три-пять раз меньше, чем любой европейский мегаполис, поэтому не строить дороги, не реконструировать их мы не можем. У нас есть часть дорог, где мы не можем строить новые, поэтому мы их реконструируем, повышая их пропускную способность, а где можем построить новую — строим новую. Этот процесс вечный: сейчас мы закончим основные тяжелые стройки по дорогам, но потом у нас будет увеличена работа по поперечным связкам между районами. Это уже не будут такие крупные магистрали, но мы будем делать максимальное количество связок для того, чтобы повысить проницаемость территорий. Только тот город, который постоянно строится, обновляется, продолжает жить. Когда он перестает развиваться, он начинает умирать. Кстати, очень много примеров умирающих городов в Америке, Европе, особенно небольших городов. Очень плохие примеры так называемых моногородов в России, когда небольшой город ориентирован на одно предприятие, нет никакого развития, и город начинает умирать. Москва же не собирается умирать, поэтому она будет развиваться и строиться.

Я теперь коснусь самой острой темы, которую обсуждает культурное сообщество. Давайте еще раз проясним вашу позицию по поводу зданий, принадлежащих к постройкам в стиле конструктивизма.

Марат Хуснуллин: Давайте подойдем сначала к этому вопросу с точки зрения закона. В России очень жестко прописан закон по сохранению исторического наследия, и мы его выполняем. Если здание является памятником, его сносить нельзя. Если здание не признано памятником, неважно, в каком стиле оно построено. Если оно не является памятником, то город, если это городская собственность, или владелец здания на свое усмотрение имеет право делать все, что можно по Градостроительному кодексу. Градостроительный кодекс — это тоже закон. Мы действуем в рамках закона — это раз. Что касается конструктивизма, это вопрос исключительно вкуса. Кому-то нравится конструктивизм, кому-то нравится классика. Мне, например, нравится классика, но это не значит, что я плохо отношусь к конструктивизму. Я считаю, что те дома конструктивизма, которые в Москве есть и которые действительно интересно отреставрированы, если в них можно жить, должны остаться, тем более если они являются памятниками. В жилых зданиях в стиле конструктивизма общий туалет на этаже, деревянные перекрытия, которые уже становятся небезопасными. Жители говорят: вы нас переселите, мы здесь не хотим жить.

Переселить — это одно, а ликвидировать строение как таковое — другое. По-разному же можно использовать здание. Хотя его внутренняя архитектура тоже является важной составляющей частью этого стиля.

Марат Хуснуллин: Я задам очень простой вопрос: а кто за это будет платить? Кто будет платить за сохранение здания? Если это памятник, это обязанность государства и собственника. А если это не памятник? Например, у вас есть машина ГАЗ-21 «Волга», она ваша собственность. У вас нет денег ее содержать и негде хранить. Вы хотите сдать ее на металлолом. А я вам говорю, мне ваша «Волга» нравится, вы ее оставьте. А вы мне говорите, это моя «Волга», моя собственность, что хочу, то с ней и делаю. Если мне позволяет финансовое состояние, я ее поставлю в гараже и буду на нее любоваться или приведу ее в порядок и буду на ней ездить. А если не позволяет, я ее сдам на металлолом.

Сколько всего в Москве зданий в стиле конструктивизма, отнесенных к памятникам, и сколько не отнесенных?

Марат Хуснуллин: Я на память эту цифру не помню, этим занимается Департамент культурного наследия, но я знаю, что у нас в общей сложности есть 32 отдельных здания и района, которые подходят под понятие «конструктивизм».

А вас процитировали, что три-два памятника.

Марат Хуснуллин: Хотя по моему личному мнению, строить сегодня жилье так, как жилые дома в стиле конструктивизма, нельзя.

Это важное уточнение, что это ваше личное мнение, но далеко не градостроительное решение.

Марат Хуснуллин: А я не могу лично принять ни одного градостроительного решения, я подчеркиваю это. Например, дом Мельникова — тоже памятник, тоже, кстати, конструктивизм — мне очень нравится. Я считаю, что это действительно памятник в очень интересном месте. Он официально памятник, но находится в плохом состоянии. Мы попросили одного из наших крупных девелоперов, мецената господина Гордеева, компания ПИК, привести его в порядок. Он сейчас за свои деньги приводит его в порядок, работы будут закончены уже вот-вот, и все увидят, что действительно можно конструктивизм привести в порядок, сохранить. Но это памятник. Кстати, подчеркну еще один очень важный момент: у нас же есть Генеральный план, на котором публично обсуждалось — все население принимало участие — развитие того или иного района. Те здания, которые там построены, можно сегодня снести и построить новые в определенных темпах.

Малое кольцо Московской железной дороги (МКЖД), один из самых масштабных проектов, близится к завершению. Все ли будет в срок, и как изменится наш транспортный поток после завершения этого грандиозного объекта, на который в этом году тратят денег больше, чем на Байкало-Амурскую магистраль (БАМ)?

Марат Хуснуллин: На БАМ суммарная сумма больше, просто мы быстрее развернули работы. МКЖД — это наземное метро, 54 километра, 31 пересадка. Это наземное метро, которое кардинально поменяет схему маршрутов во всем городе. Оно поменяет пересадки, маршруты движения наземного транспорта, очень сильно добавит пешую доступность для большого количества жителей. По мере развития этой территории, по мере того, что будут дополнительные пересадки, что вокруг будут застраиваться новые микрорайоны, создаваться новые рабочие места, роль МКЖД из года в год будет расти.

Там же как раз огромное количество промзон.

Марат Хуснуллин: Да, она в основном проходит по территории промзон. Сегодня запуск этого проекта даст в конечном итоге новую жизнь целому ряду депрессивных районов, и это главное градостроительное решение. Первое — это, конечно, транспорт, а второе — то, что мы сегодня, строя вокруг МКЖД недвижимость, тем самым улучшаем пешую доступность для работающих людей, проживающих рядом с транспортной магистралью. Очень важно, чтобы люди жили, работали и отдыхали в пешей доступности от транспортной магистрали, чтобы, когда им было надо, они могли куда нужно поехать.

С какой частотой будет поезд ходить?

Марат Хуснуллин: Пока шесть минут.

Есть уверенность в том, что москвичи быстро привыкнут и начнут пользоваться?

Марат Хуснуллин: Опыт таких проектов показывает, что на привыкание уходят два-три года.

Илья Копелевич

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > bfm.ru, 7 июля 2016 > № 1818460 Марат Хуснуллин


Россия. Весь мир. ЦФО > Недвижимость, строительство > bfm.ru, 19 октября 2015 > № 1523824 Марат Хуснуллин

Хуснуллин: Москва по динамике развития опережает Лондон и Нью-Йорк

Заместитель мэра Москвы в интервью Business FM рассказал, какое событие мирового масштаба ждет москвичей, а также стоит ли надеяться на появление дополнительных парковок в центре города

По темпам развития Москва может дать фору таким мегаполисам, как Лондон и Нью-Йорк. Российская столица ставит рекорды по вводу в эксплуатацию линий метро и строительству жилья. Как продвигается масштабная стройка Москвы, в интервью главному редактору Business FM Илье Копелевичу рассказал заместитель мэра Москвы Марат Хуснуллин.

Первый вопрос будет связан с урбанистическим форумом. Он проходит в дни, когда городская администрация отмечает свое пятилетие. Я знаю, что вышел отчет PriceWaterhouse по крупнейшим городам мира по темпам развития, мы его еще не знаем. Какое место в Москве уделено, какие показатели у нас по сравнению с другими мегаполисами?

Марат Хуснуллин: Мы действительно уже который год подряд заказываем PriceWaterhouse работу по сравнению городов мира. Речь идет о градостроительном развитии. В него входят 12 городов мира. Это отдельные исследования, мы смотрим, какая динамика происходит за прошедший год. А в этом году мы заказали исследование — сравнение Москвы с Нью-Йорком и Лондоном, потому что считается: в мире есть два таких мегаполиса, очень удобных для жизни, признанные лидерами. И мы сравнили по всему набору не только градостроительных показателей, но и качественных. И, сделав анализ этой работы, я могу сказать, что мы для себя достаточно интересные обнаружили данные, что по динамике развития мы значительно опережаем и Лондон, и Нью-Йорк.

Что это значит — динамика развития, в чем она измеряется?

Марат Хуснуллин: Динамика развития говорит о том, что мы транспортной инфраструктуры строим в разы больше, чем они, значительно. Что вообще касается транспортной инфраструктуры у нас — при руководстве Сергея Семеновича Собянина было принято решение все наши силы и средства бросить на развитие именно транспортной инфраструктуры, потому что это проблема номер один, мы дали просто колоссальную динамику, мы построили колоссальное количество дорог, метро, железных дорог.

А если по насыщенности сравнить, это довольно зримо — размер строек в Москве, по поводу этого москвичам не надо рассказывать, они повсюду его наблюдают?

Марат Хуснуллин: Относительно насыщенности очень просто говорится: у нас обеспеченность сегодня автомобильными дорогами в пять раз ниже, чем в Нью-Йорке. Значит, насыщенность рельсовым транспортом пока ниже, но, если мы выполним все планы, а мы их выполним по железным дорогам и по метро, то мы по метро их перегоним уже в 2018 году, а по железным дорогам с ними сравняемся. Поэтому у нас очень хорошая динамика. По количеству искусственных сооружений — у нас колоссальное количество мостов, развязок, эстакад строится. Если посмотреть по количеству жилья, мы значительно больше строим. Если посмотреть по динамике прироста туристов, у нас темпы прироста значительно выше, почти в два раза.

У нас база, может быть, не в 10 раз ниже, а, может быть, во все 20…

Марат Хуснуллин: Подождите, вы зря Москву так обижаете. Если сравнивать наши базовые показатели, мы значительно ниже по улично-дорожной сети, и мы их никогда не догоним.

Нет, я про туристов говорю.

Марат Хуснуллин: Что касается туристов, вы знаете, у нас не такая большая разница. Нельзя сказать, что мы прямо в разы отличаемся, то есть не на порядок и не в разы, у нас достаточно сопоставимые показатели, ниже, но мы двигаемся. Мы двигаемся, и мы считаем, что у нас это такая точка роста. У нас очень интересный показатель оказался по озелененности территории. То, что построено в городе 400 парков, это дало такой колоссальный рост посещения парков, что мы сегодня по количеству зеленых парков значительно выше. У нас 51% территории сегодня — зеленые насаждения, притом, что у коллег 38 и 41, соответственно.

А чистота воздуха?

Марат Хуснуллин: Чистота воздуха у нас не хуже, чем в Нью-Йорке, но несколько хуже, чем в Лондоне. И потом я хочу еще подчеркнуть, что в Лондоне и Нью-Йорке живет по 7 миллионов жителей с небольшим, а у нас живет 12 миллионов. Поэтому тут тоже надо понимать, что и переуплотненность у нас выше, чем в Лондоне.

Теперь к самой главной теме. Я как москвич и все мои знакомые — мы прекрасно понимаем, что живем в период и материальной, и моральной трансформации. Мы понимаем, что на автомобилях все хуже и тяжелее, к общественному транспорту обратно привыкаем с большим трудом, и если сравнивать с такими городами, как Лондон, Париж, Нью-Йорк, я в Лондоне тоже жил, там все в центр ездят на метро, это правда, давным-давно, еще в 1993 году это было. Метро там гораздо хуже, чем наше, но количество станций в центре на порядок больше, поэтому пешая доступность от станции метро удобна. Хотя чтобы там влезть в вагон было — я по опыту 1993 года рассказываю: все «белые воротнички» ничего, мяли свои пиджачки и рассыпались по своим замечательным офисам. Мы переживаем эту пока что трансформацию, пока на метро пересесть нам сложно. Хотя мы знаем, что именно стройка метро — это главная масштабная стройка. Она не так видна глазами, происходит под землей, по сравнению со строительством новых дорог. Как кризис сказался на этих планах?

Марат Хуснуллин: Я сначала все-таки хочу сказать про метро. Вот, смотрите, что мы делаем с ним. Мы поставили себе задачу метро увеличить на 50%. У нас было 300 км, а будет более 450-ти. Я говорю про подземное метро. Плюс 54 километра — Малое кольцо железной дороги, которое мы запустим уже в следующем году. Фактически у нас метро будет 400 с лишним километров. Это означает, что нагрузка на 1 квадратный метр метро значительно снизится, и в метро можно будет комфортно ездить даже в часы пик. Соответственно, можно будет уже пересесть тем, кто может, кому необходимо, с машин на метро, а те, кто не хотят пересесть, смогут ездить, соответственно, раз освободятся дороги, на такси или на личном транспорте, или на общественном наземном транспорте — это раз. Второе, что касается объемов строительства метро: две недели назад мэр принял очень серьезное, непростое решение. Он утвердил на ближайшие три года адресную инвестиционную программу. Мэр подтвердил полное финансирование на 2015 год, утвердил 2016-й, 2017-й, 2018-й и переходящие остатки на 2019-й. То есть у нас полноценная пятилетка в планировании. Это означает, что на все объекты проектирования строительства у нас открыты титулы. Мы по всем проектам работаем. Мы за последние пять лет ввели 34 километра метро, это более 10% уже от существующего, у нас было меньше 300 километров пять лет назад. Мы уже ввели более 10%...

Но 40 еще впереди...

Марат Хуснуллин: Но самое главное, что мы 60 километров и 35 станций строим. Вы правильно сказали — их не видно, люди это не видят. Но, начиная с 2016-2017 года, мы будем выдавать по 20 с лишним километров каждый год. Никогда за всю историю Москва столько не строила, и сегодня, могу сказать, единовременно пуск 20 километров метро — на это способны только китайцы. Ни один европейский, американский город… 20 километров метро или 54 километра МКЖД мы пустим одновременно. Это событие мирового масштаба.

Про стоимость мы с вами разговаривали полтора года назад. И вы рассказали, что в процессе этой масштабной стройки среднюю стоимость километра метро под вашим руководством удалось снизить. Вы тогда говорили, что в прошлые времена, до Собянина, средняя стоимость была 6 млрд рублей на километр.

Марат Хуснуллин: Даже выше — 6 800, у нас есть документы за 2009 год.

Вы вышли на среднюю стоимость 3,5-5 млрд. Полтора года прошло, уже все это близко к реализации, удалось сохранить эти финансовые показатели?

Марат Хуснуллин: Конечно, удалось сохранить. Если бы мы сегодня не занимались этим вопросом, то сегодня бы метро у нас стоило 10 млрд за километр, а мы строим 5-6, то есть с учетом инфляции, с учетом удорожания материалов, нам все равно удается удерживать показатели, рост стоимости метро у нас ниже инфляции. Мы все равно сдерживаем. Конечно, мы в этом году посмотрели и понимаем, что заработная плата у нас в метро — 40 тысяч рублей средняя. В забое люди работают, 60 метров под землей, и зарплата у них — 40 тысяч рублей. Мы приняли решение поднять немножко заработную плату. Но, даже подняв заработную плату, у нас в целом стоимость метро увеличится только на 3%. То есть мы абсолютно объективно эти цены выдерживаем. Конечно, повлияла импортная составляющая, здесь мы никуда не уйдем, у нас где-то примерно около 30%.

Это как раз к разговору о влиянии кризиса, в частности, девальвации.

Марат Хуснуллин: Здесь абсолютно объективно. Если импортные материалы стали стоить дороже на эту стоимость, стоимость метро увеличится.

А какая доля?

Марат Хуснуллин: До 30%, если посчитать все: прямые импортные материалы, плюс доля импортных составляющих у российских производителей, то есть около 30%. Но мы пересмотрели локально все наши сметы, потратили год. Ведь мы, как только начался кризис, год занимаемся пересмотром всех технических решений.

Импортозамещение происходит?

Марат Хуснуллин: Конечно. Мы занимаемся импортозамещением, мы занимаемся пересмотром проектных решений, мы занимаемся пересмотром различных составляющих, комплектующих.

Но это все затормозило и проектные работы, и стройку?

Марат Хуснуллин: Это, безусловно, притормозило. Конечно, темпы от этого у нас снизились, потому что мы работали по одной технологии, а сейчас меняем технологии, перепроектируем, новые экспертизы делаем, заново заходим. Конечно, это дало определенное торможение. Например, мы отказались от всех украинских поставщиков, они исторически были нашими. Сегодня Украина для нас — это иностранцы.

Вы могли бы привести конкретные примеры?

Марат Хуснуллин: Чугунные тюбинги — основной производитель «Днепромаш». Он поставлял 80% чугунных тюбингов, соотношение цена-качество было самое лучшее. Мы полностью отказались.

Это чисто экономическое решение?

Марат Хуснуллин: Чисто экономическое. Во-первых, там заводы перестали толком работать, во-вторых, они стали срывать графики.

«Днепромаш» — это Днепропетровск, я так понимаю, это не Донбасс.

Марат Хуснуллин: Все равно возникли проблемы с таможней, с границей, с оформлением документов, с еще целой кучей мероприятий, поэтому мы вынуждены были пересмотреть с ними сотрудничество и поменять их на российских, но цена повысилась. Российские производители не имели такого количества пресс-форм, не имели такого опыта, и сегодня мы вынуждены покупать российские тюбинги на 20% дороже.

Какие-то российские технологические решения появились взамен импортных?

Марат Хуснуллин: Мы очень серьезно проработали новую систему вентиляции, вообще ее запатентовали, рассмотрели на научно-техническом совете, мы ушли от ряда импортных комплектующих, ряда импортных вентиляторов, поменяв их на российские, изменив технологии проектирования и строительства, что даст нам на новых линиях определенную экономию.

Главная проблема была в том, что москвичи не видят этого глазами, стройка настолько масштабная, что одних московских мощностей не хватало, собирали строителей, всех, кто может строить метро, со всей страны, в том числе речь шла и о приглашении каких-то иностранных строителей. И очень интересная была тема год назад, что, может быть, китайцы часть метро будут строить, затем все заглохло. С расчетами, в какой валюте рассчитываться с ними? Чем история с китайцами закончилась?

Марат Хуснуллин: У нас самая большая проблема даже не в китайцах. Мы очень тесно наладили сотрудничество с испанскими проектировщиками, потому что в Мадриде было построено 180 километров метро. И там очень хороший опыт.

Высвободились люди?

Марат Хуснуллин: Там освободились люди, мы их пригласили на работу, они были конкурентоспособны до того курса евро, до определенного уровня, но сейчас неконкурентоспособны, поэтому мы вынуждены пересматривать. Нам даже не столько строителей не хватает, нам не хватает проектировщиков. У нас сегодня работают 5 тысяч проектировщиков, а должно работать 7 тысяч, поэтому этот дефицит тоже влияет на сроки. Поэтому мы начали отрабатывать тему с китайцами. С китайцами мы очень глубоко и далеко продвинулись, более того, китайская компания CRCC открыла филиал в Москве. Они с нами отработали все технические задания, все проектные решения, сейчас мы готовим с ними проектную документацию уже на уровне стадии ТЭО, обсуждаем что должно быть построено. Вот эта разница колебаний в валюте, причем как у нас, так и у них, несколько нашу работу притормозила, но я думаю, что мы с ними выйдем на практическую работу.

Может быть, это была чисто журналистская засветка, что не могли договориться, в какой валюте рассчитываться: в долларах, в юанях, в рублях. Или дело не в этом?

Марат Хуснуллин: Это вопрос рисков. Мы просто не хотим, чтобы мы начали стройку, и оказалось, что у нас конечная цена в рублях будет дороже, чем мы строим сейчас. Риски только в этом. А то, что китайцы придут и построят, у меня вообще никаких сомнений нет, они сегодня занимают первое место в мире по строительству метрополитена, хотя по эксплуатации метрополитена мы — номер один в мире как были, так и остаемся. Пока лучше нас эксплуатировать метро в мире никто не может.

Теперь смежная тема, но очень важная для всех, кто ездят на машинах. В центре парковочного пространства стало намного меньше. Понимаю, что это не ваша тема, а Ликсутова, но я лично как водитель, который все-таки пользуется машиной, очень заинтересован в присутствии парковочного пространства на улицах, особенно в центре. Мы с вами полтора года назад говорили, и вы соглашались, что экономически эффективный способ — это паркинги-этажерки. Тогда выясняли, что нет экономических условий для их строительства, нет доступного кредита, не сходятся концы с концами. Я не вижу, чтобы что-то изменилось. Вот есть у нас гостиница «Москва», она построила большой паркинг.

Марат Хуснуллин: И всегда, кстати, пустующий.

Они, может быть, очень большие. А в огромных секторах Бульварного кольца я бы заплатил деньги, на полтора-два часа поставить спокойно машину не на улице, а на платном паркинге, но их просто нет.

Марат Хуснуллин: В центральной части города есть одна из самых главных проблем — отсутствие площадок для паркингов. Жители категорически против, чтобы рядом с их домами что-то строили. Это первая самая серьезная проблема. Мы, где можно, пытаемся делать. Но, во-первых, мы все-таки во всех проектах, которые строим, требуем обязательного наличия подземного паркинга, но в целом я хочу сказать, что мы вообще строительство в центре будем ограничивать. И сказать, что у нас добавятся капитальные паркинги в центре, я не могу, я не буду обманывать, их не добавится. Более того, мы ведем политику по закрытию дворов, чтобы дворы не стали такими стихийными паркингами, как у многих сейчас происходит, и многие жители охотно на это идут. Кто-то за свои деньги ставит эти шлагбаумы, где-то город будет в этом участвовать. И где мы сможем технологически построить паркинги, там строить будем. Где не сможем, значит, не получится.

А в центре надо рассчитывать на свои ноги?

Марат Хуснуллин: На ноги и на общественный транспорт.

И на широкий тротуар?

Марат Хуснуллин: И на широкие тротуары.

Теперь вопрос о строительстве как таковом. Мы знаем, что кризис — это, прежде всего, сворачивание строительства на 30-40%. Что у нас в Москве сейчас, какие цифры, какие планы, ожидания?

Марат Хуснуллин: Пока мы идем по инерции на накопленных объемах, мы пока не падаем. В этом году мы сдадим около 9 млн квадратных метров жилья.

Это очень большая цифра. Я не большой специалист в этом, но мне кажется, когда-то 3 млн считалось хорошо.

Марат Хуснуллин: Вообще, по мировым понятиям, это очень много, если не брать китайцев.

А по нашим меркам, мне кажется, в начале 2000-х была цифра 3-5 млн.

Марат Хуснуллин: Разговор идет о жилой недвижимости или об общей? Мы говорим сейчас об общей недвижимости. Мы где-то около 3,5 сдаем жилья, все остальное — не жилье, потому что наша задача — создать в городе как можно больше рабочих мест, потому что рабочие места — это налоги, это наши социальные гарантии, поэтому у нас весь акцент сделан именно не на жилье, мы стимулируем строительство нежилых помещений, а жилых — по мере того, как получается. Мы не ограничиваем, если получается строить жилье, то строим. Я хочу сказать, что влияние кризиса будет. Я думаю, что мы в 2016 году по вводу упадем. По моим оценкам, упадем не меньше чем на 1 млн квадратных метров.

Это 10%, это не катастрофа.

Марат Хуснуллин: Может быть, даже 2%, потому что у нас большой задел — 42 млн квадратных метров — выдано разрешений на строительство. Но я смотрю последние месяцы, вот мы вводим каждый месяц почти по миллиону, а разрешений по миллиону не выдаем. Так как стройка — это инерционный процесс, поэтому, видимо, повлияет все-таки в 2016-2017 году. 2015 год мы пройдем без проблем.

А реализация этих 9 млн — это тоже очень важный момент, потому что не будет реализации, будут банкроты, и не будут достроены следующие.

Марат Хуснуллин: Жилье эконом-класса продается по цене 100-110 тысяч, продается хорошо. Ограничений особо нет, жилье элитного уровня, бизнес-уровня остановилось, полностью встала продажа офисов.

Вы говорите, что как раз большая часть — это рабочие места. Чего больше: офисы или промышленные площадки?

Марат Хуснуллин: Конечно, офисы.

Офисы, и они как раз тормозят очень сильно.

Марат Хуснуллин: Я объясню, в чем дело. Мы последние три года были мировыми лидерами по вводу офисов класса «А». Мы простимулировали строительство офисов в городе, за счет этого произошло определенное насыщение. Если бы не было сложной экономической ситуации, они бы были все заполнены. Ситуация экономическая сложная, в первую очередь она ударила по офисному строительству. У нас сегодня около 30% свободных площадей. Но в этом есть и плюсы, и минусы. Для девелоперов, для наших коллег это большой минус, а для бизнеса в целом это большой плюс, потому что цена на офисы резко снизилась: и аренда, и продажная цена. Это повышает конкурентоспособность других предприятий, не связанных с девелопментом.

Импортозамещение в строительном комплексе в каких-то цифрах выражается?

Марат Хуснуллин: Пока говорить о цифрах очень сложно, потому что времени еще прошло очень мало. Импортозамещение производства стройматериалов — это капиталоемкая отрасль, она за один год не поменяется. У нас сместился акцент закупки материалов, мы много покупали в Европе, больше сейчас стали ориентироваться на Азию, то есть это не импортозамещение как таковое, а смена поставщиков, но тоже привело к снижению цен, потому что были исторические поставщики европейские, сейчас стали покупать у азиатских дешевле. Во-вторых, конечно, пошло и замещение. Вот я смотрю, уже много появляется обращений различных предприятий, которые говорят, что если бы у нас был гарантированный заказ, мы бы модернизировали свое производство. Поэтому определенный сдвиг есть, но в цифрах его будем считать, думаю, через пару лет.

Илья Копелевич

Россия. Весь мир. ЦФО > Недвижимость, строительство > bfm.ru, 19 октября 2015 > № 1523824 Марат Хуснуллин


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > mos.ru, 4 августа 2015 > № 1494074 Марат Хуснуллин

Заседание Президиума Правительства Москвы

Сергей Собянин: Добрый день, уважаемые коллеги! Приступаем к работе. В ближайшее воскресенье отмечаем День строителя. Москва является городом, который динамично развивается, и московские строители известны как качеством, так и скоростью строительства, московский строительный комплекс — один из крупнейших в мире. За последние пять лет нам удалось в 2,5 раза увеличить объёмы транспортного строительства, построено 400 километров дорог, более 100 эстакад, тоннелей, мостов, а также большой объём объектов социальной недвижимости — за это время введено 250 школ и детских дошкольных учреждений. Несмотря на кризисное время, мы сохраняем объёмы строительства, в частности, количество введённого жилья в этом году уже больше, чем в предыдущие годы.

Марат Шакирзянович (заместитель Мэра Москвы в Правительстве по вопросам градостроительной политики и строительства Марат Хуснуллин), доложите, пожалуйста, как обстоят дела в строительном комплексе.

Марат Хуснуллин: Уважаемый Сергей Семёнович! Уважаемые коллеги! Пожалуй, главный итог нашей работы за семь месяцев — это оценка ввода недвижимости и объектов транспортной инфраструктуры. Могу сказать, что, несмотря на сложную экономическую ситуацию, мы в режиме штаба по антикризисным мероприятиям занимаемся вводом недвижимости. В результате мы имеем уже на сегодняшний день 400 объектов совокупной площадью 4,66 миллиона квадратных метров, более двух миллионов квадратных метров жилья. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года рост ввода жилья составил 11 процентов, а в целом недвижимости мы построили на 12 тысяч квадратных метров больше, чем в прошлом году. Хочу сказать, что это самый высокий показатель ввода жилья за последние пять лет за аналогичный период.

Также хотел бы сказать, что всего Москва за прошедшие пять лет построила 41,5 миллиона квадратных метров жилья, что на два миллиона больше, чем за аналогичные пять лет, с 2006 по 2010 год. То есть мы сохранили динамику и даже увеличили, но при этом я хотел бы отметить, что мы кардинально поменяли географию строительства, практически ушли от точечной застройки, и сегодня половина ввода недвижимости у нас происходит на территориях развития — это ТиНАО и промышленные зоны. То есть соблюдается принцип полицентризма, которого мы придерживаемся в новой градостроительной политике, — сегодня он полностью себя оправдывает.

В рамках жилищного строительства за счёт городского бюджета за семь месяцев построено 256 тысяч квадратных метров жилья, что на 7,4 процента больше, чем за семь месяцев 2014 года. По программе сноса ветхого жилья: снесено 42 пятиэтажки площадью 140 тысяч квадратных метров, в прошлом году было за это время снесено домов общей площадью 33 тысячи квадратных метров. Ну и самое главное, что три тысячи семей в этом году уже получили новые квартиры по программе сноса — в прошлом году за этот период было 2,5 тысячи. Таким образом, сегодня программа переселения из ветхого аварийного жилья выполнена на 90 процентов.

Важно отметить, что в результате налаженной эффективной работы по контролю за выполнением законодательства о долевом участии граждан в строительстве жилья по сравнению с предыдущим годом (семь месяцев прошлого года) увеличилось число застройщиков, работающих по договорам долевого участия, с 136 до 160, строящихся объектов по долевому участию — с 397 до 418, договоров долевого участия — с 51 тысячи до 59 тысяч. И самое главное хочу сказать, что жители являются главными инвесторами: на сегодняшний день, по итогам этого года, уже проинвестировано по договорам долевого участия 530 миллиардов рублей, что почти на 100 миллиардов больше, чем за аналогичный период прошлого года.

Сергей Собянин: Мы понимаем, что долевое строительство — это и зона риска, мы должны внимательно следить, как выполняются договоры долевого участия, контролировать застройщиков через такую систему, которая была создана, и своевременно принимать меры, чтобы не росло количество обманутых дольщиков.

Марат Хуснуллин: Совершенно верно, Сергей Семёнович. Мы по Вашему поручению создали штаб совместно с правоохранительными органами, количество проверок по договорам долевого участия увеличилось в разы. Мы понимаем, что это наша самая большая угроза, которой мы серьёзно занимаемся. Обеспечить высокие темпы строительства удалось благодаря принятию градостроительных решений.

На Градостроительно-земельной комиссии за семь месяцев 2015 года приняты решения, позволяющие строить и реализовывать проекты в общей сложности на 20 миллионах квадратных метров недвижимости. В то же время хочу отметить, что мы почти на четыре миллиона квадратных метров недвижимости отменили ранее принятые решения, которые либо имеют последствия — протесты жителей, либо серьёзно ухудшали транспортную ситуацию. Поэтому мы работаем как по увеличению градостроительной деятельности, так и прекращаем те контракты, которые городу не нужны.

Утверждено 40 проектов планировок — это в разы больше, чем в прошлом году. 36 проектов у нас находится в работе. Выдано 2186 ГПЗУ — на 535, или почти на двадцать с лишним процентов, больше, чем в прошлом году. Надо отметить, что, несмотря на сложную ситуацию, разрешений на строительство в этом году выдано почти на четыре миллиона квадратных метров, или на 17 процентов, больше, чем за аналогичный период прошлого года.

Все эти объёмы строительства стали возможными только благодаря работе по улучшению транспортной инфраструктуры. Могу отметить, что по метро проведены работы по обеспечению ввода в третьем квартале 2015 года станций «Котельники», «Технопарк», «Румянцево» и «Саларьево». Таким образом, в этом году метро впервые придёт на территорию Новой Москвы.

Разработаны и утверждены трассировки Третьего пересадочного контура и новой линии в ТиНАО от «Улицы Новаторов» до Коммунарки. Ведутся работы, и в следующем году планируется ввести в эксплуатацию первый участок Третьего пересадочного контура от станции «Деловой центр» до станции «Петровский парк». Всего на сегодняшний день строится 60 километров метро и 35 станций. 35 тысяч строителей работают в круглосуточном режиме. Хочу отметить, что за последние пять лет мы уже построили 34 километра метро и 18 станций, что в полтора раза больше, чем за пятилетку с 2006 по 2010 год.

Очень серьёзный объём работ ведётся на Московской железной дороге. Ведётся серьёзная скоординированная работа по выполнению поставленной задачи завершения строительных работ в 2015 году на МКЖД и запуска полноценного движения в 2016 году. По факту в Москве появится ещё одно кольцо полноценного наземного лёгкого метро. У нас будет 31 остановочный пункт, кольцо будет интегрировано в сеть Московского метрополитена — 12 пересечений с метро, два — на Третьем пересадочном контуре, шесть пересечений с радиальными направлениями железной дороги и также пересечение с новыми и существующими Северо-Восточной, Северо-Западной хордами и другими городскими магистралями.

Надо отметить, что уже построено искусственных сооружений на 77 процентов. Уложено 138 километров железнодорожных путей, выполнено более 50 процентов опор контактной сети.

Кроме МКЖД, у нас находится в стадии проектирования и строительства 118 километров радиальных направлений железных дорог. Мы об этом как-то мало говорим, но это масштабнейший проект, по которому сегодня на 30 километрах ведётся проектирование и строительство. Этот проект подразумевает под собой ещё порядка 90 искусственных сооружений — мостов, переходов, разворотов, эстакад. То есть это колоссальная работа. Должен отметить, что в рамках этой работы город взял на себя обязательство по строительству и реконструкции семи железнодорожных путепроводов. Три из семи уже построены и сданы, оставшиеся четыре сдадим до конца года. Работы ведутся в плановом режиме, даже с определённым опережением.

Хочу отметить особенно большую и сложную работу по освобождению площадок. Сегодня в рамках реализации этой программы было освобождено почти 3200 гаражей. Мы начали освобождать территорию, занимаемую гаражами под строительство транспортно-пересадочных узлов. И здесь могу сказать, Сергей Семёнович, что если бы не принятое Вами решение о компенсации всем владельцам гаражей утраченного имущества, то эту задачу не удалось бы решить. Хотел бы отметить здесь хорошую, слаженную работу префектур, железнодорожников и нашего Строительного комплекса. То есть мы эту работу наладили, она поставлена на поток, и сегодня мы полным ходом готовим площадки уже для следующего этапа — для проектирования и строительства транспортно-пересадочных узлов. Из 21 транспортно-пересадочного узла на 16 мы приступили сегодня к работе. То есть работа в режиме штаба идёт, и мы надеемся, что в 2016 году большая часть будет завершена. Оставшиеся объекты закончим в 2017 году.

Сергей Собянин: Когда пройдут конкурсы по другим транспортно-пересадочным узлам?

Марат Хуснуллин: Сергей Семёнович, у нас первые конкурсы будут в сентябре по двум инвесторам, по двум площадкам. Плюс до конца года планируем ещё порядка 10 площадок выставить на конкурс. Это наша прямая зона ответственности, также ведём плановую работу: объекты проектируются, строятся. Эта работа налажена.

Следующий серьёзный блок вопросов. Хотел бы доложить по транспортному строительству автомобильных магистралей. За прошедшие семь месяцев построено 43,5 километра дорог, в том числе 38 магистралей, 23 искусственных сооружения из 26, планируемых в этом году. До конца года планируем построить 90 километров дорог, 10 километров выделенных полос, 50 заездных карманов и 12 пешеходных переходов. В этом году завершены такие знаковые объекты, как последний этап реконструкции Варшавского шоссе, участок от МКАД до Щербинки — долгострой. Четвёртый этап реконструкции Можайского шоссе завершён; частично открыто движение по эстакаде МКАД на пересечении с Ленинским проспектом. В этом году мы полностью планируем закончить эту развязку; канальное пересечение МКАД с Дмитровским шоссе; открыта центральная автодорога, соединяющая посёлок Коммунарка (ТиНАО) с районом Южное Бутово. Третья по счёту поперечная дорожная связка в Новой Москве.

В этом году до конца года мы планируем завершить работу по реконструкции шоссе Энтузиастов, Рязанского проспекта до границ с Московской областью. Сдадим — он уже построен — Алабяно-Балтийский тоннель, один из таких московских долгостроев. И до конца года будет завершена реконструкция Большой Академической улицы от улицы Приорова до Дмитровского шоссе с дополнительным Михалковским тоннелем.

За пять лет построено порядка 400 километров дорог — это больше чем 10 процентов от всех дорог магистральных и межрайонных, которые находятся в Москве. Это в 2,5 раза больше, чем за предыдущие годы. Возведено 112 искусственных сооружений — это почти в три раза больше, чем за предыдущие годы. Построено 139 пешеходных переходов для улучшения пешей доступности — это тоже в несколько раз больше, чем в предыдущую пятилетку. И самое главное, что 350 километров выделенных полос, 350 заездных карманов, 14 крупных, технически сложных транспортных объектов построено за эти годы, из них девять на МКАД. То есть мы практически полностью завершили все сложные развязки на МКАД и реконструкцию.

Хочу отметить, что сроки строительства сокращены в полтора-два раза. Это стало возможным благодаря тому, что мы применили вахтовый метод строительства — двухсменную работу, мы работаем в круглосуточном режиме. Порядка 20 тысяч человек трудятся на объектах дорожно-транспортного строительства.

Я хотел поблагодарить жителей города за терпение, потому что мы работаем круглосуточно, но зато строим в два раза быстрее. При этом стоимость строительства снижена на 25 — 30 процентов по всем этим объектам.

В реализации программы развития метро и улично-дорожной сети за семь месяцев текущего года снято почти 1700 обременений, а всего за пять лет в общей сложности — 16 тысяч обременений, то есть 16 тысяч площадок освободили для дорожно-транспортного строительства.

Важным элементом в строительстве дорожно-транспортной инфраструктуры является развитие парковочного пространства. Мы пересмотрели подходы, у Вас в штабе утвердили новые подходы к нормированию парковочного пространства. При этом за пять лет в городе был создан почти один миллион новых парковочных мест, из них 220 тысяч в капитальном исполнении. С начала года уже семь тысяч парковочных в капитальном исполнении были сданы.

Главным результатом нашей работы по дорожному строительству и развитию общественного транспорта и комплексной работы по улучшению транспортного обеспечения Москвы стало улучшение ситуации на дорогах. Мы уже об этом не раз говорили, что сегодня Москва с первого места по пробкам перешла на четвертую позицию. И мы чётко понимаем, что при дальнейшей работе эти позиции можем сохранить и даже улучшить.

Надо отметить, что всё это стало возможным благодаря тому, что адресная инвестиционная программа на 70 процентов сегодня тратится на объекты транспортно-дорожной инфраструктуры. И то последнее решение, которое в штабе Вами, Сергей Семёнович, было принято, позволит строителям планомерно и чётко работать. И в результате порядка ещё 400 километров дорог планируем построить за этот период. Спасибо Вам за это огромное.

Хотелось бы отдельно сказать о Новой Москве. Прошло почти три года с момента присоединения новых территорий, а это уже вопрос полицентризма, вопрос сохранения наших инвестиций. Нам нужно, чтобы инвестиции не уходили, а оставались на территории города. И вот сегодня уже, подводя итоги, во-первых, семи месяцев, потом года, можно сказать, что на территории Новой Москвы введено 1,3 миллиона квадратных метров недвижимости, или 28 процентов от всего ввода, который в городе есть. Введено порядка четырёх новых школ, ведётся работа по реконструкции Калужского шоссе, осуществляется подготовка к проектированию второго этапа для соединения с ЦКАД — уже идет подготовка. И в этом году мы понимаем, что будет введено не менее 2,3 миллиона квадратных метров недвижимости, в том числе 1,6 миллиона квадратных метров жилой, детские садики. И в этом году планируем создать 27 тысяч рабочих мест.

Но главным итогом трёхлетия стало то, что на территории Новой Москвы создано 80 тысяч рабочих мест, построено семь миллионов квадратных метров недвижимости, 15 детских садиков, четыре школы, шесть поликлиник, а три автодороги создали условия для движения общественного транспорта по выделенной полосе.

В рамках социальной инфраструктуры за семь месяцев этого года построено восемь детских садиков, четыре школы, девять объектов здравоохранения, два ФОКа. До конца года мы планируем ещё сдать 74 объекта социальной сферы.

Я хочу сказать, что, несмотря на те объёмы строительства, которые у нас идут по транспортной инфраструктуре, мы всё-таки все социальные обязательства в городе сохраняем. Причём у нас достигнут положительный результат — примерно 30 процентов всей социальной инфраструктуры сегодня строится за счёт инвесторов, тех, которые занимаются комплексным развитием территории.

По знаковым объектам. Хотелось бы отметить, что безусловным уже успехом, крупнейшим проектом является «ЗИЛ», который под Вашим руководством был запущен, Сергей Семёнович, и в результате мы уже не просто рассказывали про ЗИЛ. На его — вставить территории построили мощнейший суперсовременный ледовый дворец «Парк легенд», в который вложено восемь миллиардов частных инвестиций. Это мирового уровня проект: три льда под одной крышей, он уже функционирует. До конца года — максимум в начале следующего, будет построен центр синхронного плавания, это тоже было Ваше решение. И последний чемпионат мира по водным видам спорта в Казани показал, что наши синхронисты уверенно занимают призовые места, и мы всю базу для них готовим, чтобы и дальше этот результат поддержать.

Открыт в рекордно короткие сроки технопарк МФТИ. За год было построено 30 тысяч квадратных метров и дан старт новому развитию целой зоны в виде технопарков. Завершена работа по «Геликон-опере» — это будет один из лучших московских театров. Закончены работы в училище имени Гнесиных, которое по количеству выпускников с мировым именем и по оснащённости сегодня стало мировым лидером. Сегодня, я надеюсь, Сергей Семёнович, Вы откроете крупнейший в Европе центр океанографии и морской биологии на территории ВДНХ. Введены новый корпус Высшей школы экономики. Знаменитый детский магазин на Лубянке («Детский мир») после реставрации введён. И может, не самый лучший пример, но незавершёнка, долгострой в Оружейном переулке, площадью 170 тысяч квадратных метров — эта высотка тоже введена, эти 170 тысяч квадратных метров построены.

Также у нас продолжаются работы по Большой спортивной арене «Лужников»: мы перешли экватор, более половины строительно-монтажных работ закончено в «Лужниках», и планируем завершить в 2016 году.

Продолжение ЗИЛа, Сергей Семёнович, началось с проектирования и строительства детского парка развлечений в Нагатинской пойме. Это уже освобождение территории, проектирование, в штабном режиме занимаемся этой площадкой и надеемся, что у города появится свой детский парк. Приняты все решения, начато активное строительство парка «Зарядье», включая филармонию, сам парк, то есть работы развёрнуты уже полномасштабно и идут в круглосуточном режиме. Ну и наверное, один из самых знаковых проектов, Сергей Семёнович, — утвержденная Вами концепция развития Москвы-реки. Мы приступили к проектированию строительства на набережных около Москвы-реки. Проект Краснопресненской набережной — уже работы ведутся в этом направлении.

Хотелось бы несколько слов сказать про ценообразование. С начала года на 400 миллиардов рублей была проведена экспертиза проектно-сметной документации, достигнутая экономия — 71 миллиард, это почти 18 процентов. Важную работу ведёт строительный надзор, проверок у нас на девять процентов стало больше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, нарушений выявлено на 12 процентов меньше, что говорит о том, что качество строительных работ повысилось. Взысканий наложено больше, то есть более жёсткие меры принимаются к нарушителям на строительных площадках. Приведены в соответствующий нормативный порядок по Вашему поручению в штабном режиме, вместе с городским штабом, с комплексом городского хозяйства 1,5 тысячи строительных площадок.

Ну и наверное, один из серьёзных итогов, Сергей Семёнович, — у нас в этом году пока случаи травматизма и гибели людей на стройке на 33 процента ниже по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Это тоже говорит о большой системной работе.

Хочу сказать, что в этом году мы проделали огромную работу по переводу всех услуг в сфере градостроительства и строительства в электронный вид. С управлением, Мэрией колоссальная работа проведена. Могу сказать, что из всех мегаполисов мира только два-три, включая Сингапур, имеют сегодня такие услуги, поэтому мы полностью перешли в электронный вид, тем самым значительно сократив сроки при получении услуг, сократили коррупционную составляющую, сократили затраты на ведение строительства. То есть это огромное положительное нововведение, которое очень позитивно оценивается всем инвестиционно-строительным сообществом.

Благодаря этому и наш рейтинг по Doing Business — на 30 позиций мы перешли, с 92-й на 62-ю, по Всемирному банку мы улучшили свои позиции. Если будут нас объективно оценивать, а не политизировано, то наши позиции ещё значительно улучшатся. И в целом надо сказать, что по национальному рейтингу инвестиционного климата субъектов Российской Федерации мы занимаем стабильное место по регионам с комфортными условиями для ведения бизнеса. В рамках строительства удовлетворённость действиями государственных и муниципальных органов, уполномоченных на выдачу разрешений на строительство, составляет 4,5 балла из пяти возможных, то есть мы, в принципе полностью удовлетворены.

В заключение своего доклада хочу сказать, Сергей Семёнович, что всё это стало возможным благодаря той системной работе, которую Вы ведёте: Вы еженедельно проводите штаб, в ежедневном режиме этими вопросами занимаетесь, в которых задействованы все наши коллеги, все члены Правительства. Я хотел бы сказать огромные слова благодарности своим коллегам за слаженную и оперативную работу: Комплексу городского хозяйства, Комплексу экономических и имущественных отношений, Департаменту транспорта, Департаменту природопользования и охраны окружающей среды, Департаменту культурного наследия, всем нашим правоохранительным органам, потому что они с нами тоже системно работают.

И хотел бы поздравить всех с наступающим праздником, потому что стройкой занимаются все, каждый на своём месте. И, пользуясь случаем, Сергей Семёнович, хотел всех пригласить 8 августа на празднование Дня строителя. Оно будет проходить в «Лужниках», будет открыт доступ на стройку, то есть все желающие могут посмотреть, как идёт строительство в «Лужниках».

Сергей Собянин: Всем желающим только строить не давайте.

Марат Хуснуллин: Нет, Сергей Семёнович, мы всё оградили, чтобы люди по стройке не разбрелись. Защищённый и ограниченный вход, но для всех желающих. В 11.00 начинаются спортивные мероприятия, кто из департаментов хочет принять участие, выставить свои команды — пожалуйста, приглашаем. По любым видам спорта у нас спартакиады проходят: футбол, волейбол, баскетбол, перетягивание каната. В 12.00 мы хотим провести рабочую коллегию, рассмотреть, какие работы заканчиваются до конца года. И в 14.00, Сергей Семёнович, попросил бы Вас, мы хотим подвести итоги конкурса на лучший реализованный проект, поблагодарить особо отличившихся, наградить Вашими наградами.

Доклад закончен, спасибо за внимание.

Сергей Собянин: Хотел бы поздравить ещё раз строителей с праздником. Спасибо.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > mos.ru, 4 августа 2015 > № 1494074 Марат Хуснуллин


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > regnum.ru, 3 апреля 2014 > № 1051218 Марат Хуснуллин

О МОСКОВСКОМ СТРОИТЕЛЬСТВЕ, ПЕШЕХОДАХ И ПРОМЗОНАХ: ИНТЕРВЬЮ МАРАТА ХУСНУЛЛИНА ИА REGNUM

Московские власти решили продолжить обустройство пешеходных зон в столице, а в административных округах будут созданы пешеходные зоны районного значения. Также появятся новые маршруты для велосипедистов. В плане на 2014 год и реорганизация промзон, благодаря которой Москва надеется создать новые рабочие места рядом с жильем на периферии города. Об этом в интервью ИА REGNUM заявил заместитель мэра Москвы по вопросам градостроительной политики и строительства Марат Хуснуллин. Он также рассказал о планах по застройке Рижского железнодорожного двора, реконструкции Ленинского проспекта и строительства Северо-западной хорды и других вопросах, на которых предстоит сосредоточиться стройкомплексу столицы.

ИА REGNUM: Марат Шакирзянович, в прошлом году в Москве открылось несколько пешеходных зон, которые облагородили облик центра столицы. Планируется ли создание новых переходных улиц или расширение тротуаров (как, например, на Большой Дмитровке) в текущем году ?

Действительно, в 2013 году была проделана серьезная работа, благоустроено 30 пешеходных зон. Реализованы проекты по созданию пешеходных улиц, например, Никольской, проведен капитальный ремонт фасадов домов на основных центральных улицах города, сформированы пешеходные зоны на ряде центральных улиц, в том числе на Большой Дмитровке, также большая пешеходная зона организована на Крымской набережной около Центрального Дома Художника. В 2014 году планируется благоустроить 27 пешеходных зон. Один из маршрутов пройдет по переулкам Хамовников от площади Гагарина до площади Европы. Кроме того, будут благоустроены улицы Пятницкая, Забелина, Маросейка, Покровка, а также Триумфальная площадь и площадь Революции. В основном это будут маршруты, ведущие к станциям метро, которыми ежедневно пользуются миллионы москвичей, и очень важно, чтобы они были приведены в порядок, освещены и благоустроены. Кроме того, в столице в этом году будут открыты несколько десятков новых велосипедных маршрутов.

ИА REGNUM: Это все в центре столицы, а как же спальные районы ?

В административных округах города Москвы будут созданы пешеходные зоны районного значения. По предложениям москвичей в программу создания столичных зеленых зон в качестве первоочередных включено свыше 50 "народных парков" - новых скверов, местоположение которых префектуры определяют совместно с жителями. Это либо уже существующие места отдыха горожан, которые благоустроят за счет бюджета и инвесторов, либо бесхозные территории. Планируется, что в каждом округе Москвы должно появиться по три-четыре пешеходных маршрута, а всего в 2013-2015 гг. их число превысит 120.

ИА REGNUM: Недавно было объявлено о планах московского правительства по застройке Рижского железнодорожного двора жилыми и инфраструктурными объектами. Какие еще промышленные зоны будут рекультивированы в ближайшее время и каким образом ?

Территории промышленных зон составляют более 17% площади "старой" Москвы, это более 18 тыс.га. Благодаря реорганизации промзон Москва создаст новые рабочие места рядом с жильем на периферии города. Это позволит уменьшить маятниковую миграцию и сократить пробки. Реновация промзон также даст возможность обеспечить горожан дополнительными жилыми площадями, объектами соцкультбыта, дорогами и парковками.

В качестве пилотного проекта выбрана территория Юго-Восточного производственного сектора, включающего территории производственных зон Грайвороново, Южный порт, Волгоградский проспект, Карачарово, Соколиная гора, Прожектор, Серп и Молот, Курская.

В конце 2013 года правительством Москвы утверждены проекты планировки производственных территорий ЗИЛа в Южном административном округе, территории, включающей промышленную зону "Нагатинский затон", и двух промышленных зон в границах производственной зоны Южный порт в Юго-Восточном административном округе.

Объявлен конкурс на поиск инвестора для реновации промзоны ЗИЛа. Это огромный и стратегически важный для города проект. Его реализация позволит отработать механизмы привлечения инвесторов для реновации других промышленных зон города. Реорганизация промзоны ЗИЛ даст городу 45 тысяч рабочих мест и позволит предоставить жилье около 30 тысячам москвичей. Предусмотрено строительство недвижимости общей площадью 4,5 млн кв. метров. При этом 3,8 млн кв. метров будет составлять наземная часть возводимых объектов.

Что касается территории Рижского железнодорожного двора, площадь которого составляет около 16 га, то здесь будет создан целый район с жилыми домами, поликлиникой, школой, административно-деловыми комплексами, гостиницами, логистическими центрами, детскими садами. В общей появится 4,5 тысячи рабочих мест, то есть на 3700 больше, чем есть сейчас на этой территории. Почти 4 га займут озелененные площади общего пользования.

ИА REGNUM: Какова судьба проектов реконструкции Ленинского проспекта и строительства Северо-западной хорды, которые бурно обсуждались в прошлом году и получили неоднозначную оценку экспертов и общественности ?

Проект реконструкции Ленинского проспекта прошел публичные слушания, просчитан математической моделью, но его реализация отложена до окончания строительства ветки метро на присоединенные территории, окончательные решения будут приняты после 2014 года. Реконструкцию Ленинского проспекта нельзя оценивать в отрыве от окружающей транспортной инфраструктуры, ее необходимо рассматривать вместе с развитием Киевского и Калужского шоссе, МКАД и Киевского направления железной дороги.

Северо-Западная хорда это поперечное направление, соединяющее Ярославское и Сколковское шоссе. Она формируется на базе существующих улиц - проезда Серебрякова, Березовой аллеи, Сигнального проезда, Б. Академической, Балтийской, Алабяна, Народного Ополчения, Нижние Мневники, Ярцевской, Кубинка, Боженко и Сколковского шоссе. Реализация этого проекта позволит создать диагональную связь между северо-восточными и юго-западными районами столицы, снизить транспортную нагрузку на центральную часть города, МКАД и Третье транспортное кольцо в северо-западном секторе города. В результате мы рассчитываем увеличить скорость на основных магистралях и сократить потери времени участников движения в Москве и пригороде на 6,6%. В работе уже находится ряд объектов, таких, как улицы Народного ополчения и Б.Академическая, южный участок хорды в районе Сколково. Эти объекты предусмотрены финансированием в Адресной инвестиционной программе города Москвы до 2016 года.

ИА REGNUM: В 2014 году стройкомплекс Москвы планирует провести инструментальную проверку 12 тысяч объектов строительства. По какой причине было принято это решение, и какие методы будут использованы? Какие объекты подвергнутся проверке? Какие санкции ждут нарушителей СНиПов ?

Это не совсем так: речь идет о 12 тысячах работ, а не объектов. Одна работа - это испытание, измерение, экспертиза строительных конструкций или материалов на соответствие требованиям проекта или нормативного документа (проект, тех. регламент, СНиП, ГОСТ). На одном объекте выполняется комплекс испытаний, измерений, исследований и экспертиз в зависимости от требований проектной документации.

Инструментальный контроль при строительстве зданий и сооружений - это основа безопасности и качества при их дальнейшей эксплуатации. Он позволяет оценить основные характеристики материалов и конструкций, которые невозможно установить визуальным методом и на основании исполнительной документации.

Проводимый в настоящее время контроль со стороны подрядчика или заказчика зачастую формален, а иногда представляемые ими результаты контроля и вовсе не соответствует действительности. В рамках этой работы контролем объектов займется Государственное бюджетное учреждение города Москвы "Центр экспертиз, исследований и испытаний в строительстве" (ГБУ "ЦЭИИС"), это будет выборочный инструментальный контроль, инспекционный контроль основных параметров зданий и сооружений, позволяющий сделать вывод об установленной подрядчиком или заказчиком на конкретном объекте системе контроля качества. В настоящее время в Москве порядка 1000 поднадзорных объектов капитального строительства различного назначения. При выполнении Центром работ в основном используются неразрушающие методы контроля качества, позволяющие с достаточной точностью определить контролируемые параметры.

Проверке подвергаются все объекты капитального строительства, на которых осуществляется государственный строительный надзор, вне зависимости от назначения. Штрафные санкции применяются в соответствии с КОАП РФ. Самое главное это своевременно на ранней стадии производства работ выявить нарушение и добиться его устранения, потому что технологически чем раньше выявлено нарушение, тем менее затратно его можно устранить.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > regnum.ru, 3 апреля 2014 > № 1051218 Марат Хуснуллин


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > itogi.ru, 2 декабря 2013 > № 954607 Марат Хуснуллин

Мастер планов

Марат Хуснуллин: «В центре у нас очень много старых домов в плохом состоянии. Что-то можно снести и построить заново»

В последние три года в Москве прокладывались в основном дороги да развязки, а вот громких девелоперских проектов, коих при Лужкове было не счесть, мы не слышали. Этой осенью будто прорвало: выбрали проект на освоение Зарядья, объявили конкурс на лучшую концепцию развития территории завода «Серп и Молот», в планах — ЗИЛ... Мэрия настроена по-боевому. Настолько, что решилась переписать девелоперские «святцы» — столичный Генплан. Что нам стоит дом построить? Об этом «Итоги» расспросили заместителя мэра в правительстве Москвы по вопросам градостроительной политики и строительства Марата Хуснуллина.

— Марат Шакирзянович, в мэрии кипит работа над перекройкой Генплана Москвы, принятого около четырех лет назад. Чем прежний-то был плох?

— Каждый город — это живой механизм, и он проходит определенные этапы эволюции. И задача властей — хотя бы с горизонтом в двадцать лет понимать, каков будет следующий этап развития. Наша задача — попытаться просчитать Москву не только на ближайшие 5 лет, не до 2020 года, а лет на 20—25.

Каждый Генеральный план соответствовал своему времени, у каждого были свои плюсы и минусы. К примеру, Генплан 1935 года предполагал строительство трех хордовых магистралей, которые пересекали бы весь город. Конечно, тогда никто даже представить себе не мог, что в городе будет 4,5 миллиона автомобилей. Поэтому для того времени эта идея была, безусловно, передовой. В следующих Генпланах было предусмотрено строительство новых колец. Но для Москвы сегодня при таком количестве автотранспорта в дополнение к кольцам необходимо наращивание поперечных связей. Поэтому мы сейчас достраиваем хорды. При этом понятно, что организовать транспортную структуру города квадратно-гнездовым методом, как, скажем, в Нью-Йорке, который у нас часто любят приводить в пример, в исторической Москве невозможно. Это абсолютно разные города! А вот на новых территориях стараемся проектировать кварталы и создавать сетку дорог так, чтобы обойтись без колец.

Мы сейчас внимательно изучаем, как работают мировые мегаполисы. И надо сказать, что понятие «генеральный план» как таковой есть только у нас и в Китае. Крупные китайские города сегодня развиваются тоже по генеральному плану, их градостроительная политика похожа на ту, которая была в Советском Союзе. У нас Генплан — это градостроительный документ, закон, где прописаны функциональные зоны, дороги, транспорт. Еще есть план социально-экономического развития, прогнозирующий экономический эффект всех градостроительных решений. И мы четко сформулировали: Генплан — это закон, а мастер-план — идеология развития города. И в новом варианте Генплана мастер-план будет составной частью.

— В Генплане 2010 года было предусмотрено строительство более 200 миллионов квадратных метров в черте Москвы. Вы заявили, что строить в городе больше не будете. А жить-то где?

— Тот Генплан хотел добавить 50 процентов недвижимости в существующей, «старой» Москве. Но где взять землю под застройку? Что-то можно найти в промзонах, что-то перестроить, но существующая транспортная система такую нагрузку не выдержит. Центр у нас и так переуплотнен. Поэтому три года назад мэром Москвы были приняты решения изменить вектор градостроительной политики города. Все инвестпроекты мы пересмотрели в том числе с точки зрения минимизации строительства в центре, сохранения исторического наследия, уменьшения нагрузки на транспортную и социальную инфраструктуру. Например, ранее были приняты решения о сносе в центре 200 памятников, и мэр Москвы отменил их. Надо понимать, что за каждым этим решением стоял инвестпроект, и для города это значило сложные судебные разбирательства.

Теперь решено запустить в центре механизм реновации существующих объектов недвижимости, в некоторых случаях с небольшим увеличением высотности, условно где-то на 10 процентов. Если дом — не памятник, то надо дать инвестору привести его в порядок и надстроить, например, мансарду, чтобы его коммерческий интерес был удовлетворен. Так мы сможем привести в порядок имеющуюся недвижимость, а ведь в центре у нас очень много старых домов в плохом состоянии. Что-то можно снести и построить заново. Но каждый такой объект — это принятие коллегиального, всесторонне рассмотренного решения на заседании градостроительно-земельной комиссии.

В то же время город должен развиваться, ему нужен приток инвестиций, чтобы выполнять все свои социальные обязательства. А недвижимость, строительство — это стабильный источник поступлений в бюджет города. Поэтому я считаю, что решение о развитии Москвы на новой территории — это наш главный потенциал развития.

— То есть жителям предлагают перебираться за МКАД? И что они там будут делать?

— Давайте заглянем в недавнюю историю и разберемся. Раньше была такая тенденция развития города — жилье строили близко к промзонам, которые были расположены на окраинах. И люди жили рядом с местами приложения труда. Например, такие жилые кварталы были у завода Хруничева, «МИГа», «Сухого». Была такая политика. Потом в силу различных экономических обстоятельств некоторые предприятия стали неконкурентоспособны, перестали развиваться, обанкротились, а жилье продолжали строить на окраинах — так называемые спальные районы, в то время как рабочие места сконцентрировались в центре. В итоге получился центростремительный поток — утром люди едут в центр на работу, вечером обратно. Плюс наслоилась колоссальная миграция, и все это нужно сейчас исправлять. В новом Генплане мы создаем точки роста на периферии города. На новых территориях их уже определено двенадцать. Молжаниново, Рублево-Архангельское, Сколково. Эти проекты дадут рабочие места. Дальше — Румянцево на Киевском шоссе: там сейчас взрыв инвестиционной активности, 200 тысяч квадратных метров офисов сдают в этом году. Следующей точкой будет Внуково — 100—140 тысяч рабочих мест. Столь же мощным центром станет Коммунарка, там планируем создать 100—150 тысяч рабочих мест.

Вообще мы рассчитываем, что на новой территории будет создано до миллиона рабочих мест. С учетом того, что там сейчас проживает около полутора миллионов жителей, это серьезный задел. Мы создаем новые центры притяжения: строим новую дорожную инфраструктуру, метро, трассы, железные дороги.

— Тогда почему острота транспортной проблемы не снижается, хотя денег тратится очень много?

— По автомобилизации на душу населения Москва перешла показатели Генерального плана — должны были к 2020 году достигнуть планки в 380 автомобилей на 1000 жителей, а мы его уже достигли. Хорошо это или плохо? С точки зрения дорожно-транспортной инфраструктуры это катастрофа. Но с точки зрения богатства населения, уровня доходов — надо радоваться, что люди могут покупать себе машины. В год прибавляется до пяти процентов автомобилей, а число жителей увеличивается не более чем на 0,8 процента. Город не может выдержать такого количества автомобилей. И считать, что мы перекроем эту проблему строительством дорог, неверно. Даже если все бросим и направим все силы на эти дорожные проекты, не сможем приращивать сеть более чем на пять процентов в год. Потому что надо решать задачу в комплексе — заниматься общественным транспортом, строить транспортно-пересадочные узлы, развивать метро и железную дорогу.

— Вы считаете железные дороги панацеей?

— То, что в Москве такое большое количество железных дорог, всегда считалось негативным градостроительным фактом. Мол, они разрезают город, мешают связанности районов… Я же считаю, что это очень хорошо. Ведь если задействовать эти дороги, то у нас появятся транспортные коридоры с большими объемами перевозок. На базе железных дорог можно создавать новое наземное метро с протяженностью линий в 200 километров, с включением в эту схему Малого кольца железной дороги и вылетных магистралей.

Но вот что хочу подчеркнуть: если бы мы сейчас приняли решение строить железные дороги с нуля, мы этого никогда бы не реализовали. Москва — один из самых плотных по застройке городов мира, и сделать в таких условиях эффективную транспортную инфраструктуру — сверхсложная задача. Даже чтобы построить 160 километров новых линий метро и 79 станций, мы в прямом смысле слова ищем клочки, где можно сделать выходы из метро.

— Вы сами когда последний раз в метро спускались?

— Регулярно. Когда мы строили линию Выхино — Жулебино, я туда три-четыре раза в неделю ездил, и почти все время на метро. И при объезде дальних объектов стараюсь ехать на метро, потому что это просто быстрее. Могу точно сказать, что в мире есть мало мегаполисов, где с дальних окраин можно до центра добраться за 30—35 минут. За полчаса не с каждой окраины Лондона доедешь до центра, как у нас, а ведь там высокоорганизованный транспорт.

На строительстве метро сейчас у нас задействовано 35 тысяч строителей, а это больше, чем в Советском Союзе. Пригласили украинцев, белорусов, азербайджанцев и так далее — собрали всех оставшихся специалистов. Даже испанцев привлекли. В Мадриде была в свое время масштабная программа — там построили почти 200 километров метро за 12 лет.

— С не меньшим энтузиазмом вы развиваете пешеходные зоны. Не боитесь окончательно поставить город в пробки?

— Пешеходные зоны делают центр города удобным и уютным. Это мировая практика. В центре Москвы уже есть пешеходные маршруты с удобной инфраструктурой, возможностью прогуляться, посидеть на скамейке, зайти в кафе. Но пешеходные зоны — это тоже непростые решения. Мы организуем их в тех местах, где они целесообразны и удобны для людей. Здесь же еще важен и экономический расчет: во что это обойдется. Мы смотрим соотношение: сколько машин проезжает, сколько мы потеряем трафика, сколько нужно вложить денег в создание пешеходной зоны. Если соотношение разумное, то отдаем улицу пешеходам, нет — отказываемся.

Кроме того, у Москвы есть колоссальное преимущество — у нас 30 процентов территории даже в старых границах занято лесами и парками. И их надо благоустроить. Взять например, Гайд-парк в Лондоне или парки в городах Китая. Там люди гуляют, занимаются спортом, общаются. А у нас есть парки в достаточно запущенном состоянии. Например, парк «Лосиный остров». Попробуйте зайти в глубь парка. Там сейчас ни дорожек нет, ни освещения. Вообще в мировых мегаполисах парки таких площадей, как в Москве, это редкость. По озелененности с нами сравнится только Ванкувер.

— Набережные Москвы-реки длиной 180 километров выглядят не слишком презентабельно. Расчеты показывают, что приведение их в порядок влетит городу в миллиарды рублей. Игра стоит свеч?

— Это самый крупный проект в мире. И высокозатратный. Он включает в себя еще и свыше 10 тысяч гектаров примыкающих к Москве-реке территорий. Сейчас идет сбор и анализ исходных данных. Мы все подробно изучаем, работаем с отдельными участками. Сейчас рассматриваем территорию, примыкающую к заводу ЗИЛ, Нагатинский затон и нагатинский парк. Речь идет о береговой полосе протяженностью где-то порядка 10 километров. Уже понятно, где пойдет автомобильная дорога, как будут развиваться предприятия. Это первая часть большой работы.

Мы хотим, чтобы набережная была пешеходной. Но у нас есть ограничения застройки. Скажем, больше чем на половине территории ЗИЛа мы сможем отвести автомобильную дорогу от реки, тем самым сохранив набережную пешеходной. Где-то это невозможно. Поэтому проект предполагает тонкий, фактически вручную настраиваемый механизм реализации, учитывающий множество факторов — застройку, финансовую стоимость решений, наличие земли, инженерных коммуникаций. Ограничений очень много. Но интерес к проекту огромный.

Скорее всего, мы будем проводить международный конкурс проектов благоустройства набережной Москвы-реки, в котором, безусловно, захотят принять участие мировые архитекторы.

— Вы активно привечаете иностранцев. Даже проект-победитель парка «Зарядье» сделала американская компания. Своим архитекторам веры нет? Или вам по душе что-то такое, чего наши делать не умеют, — хай-тек, лофт?

— Я все-таки люблю классику. Хотя считаю, что в облике каждого мегаполиса должна присутствовать разная архитектура, на разные вкусы. Мне очень нравится Санкт-Петербург. Старая часть Москвы обладает очень интересной архитектурой, но надо признаться, что в России наряду с отечественными архитекторами всегда работали приглашенные зодчие — иностранцы.

Это вообще мировая практика, заведенная еще много веков назад. Поэтому не надо бояться, стоит обращаться к лучшим мировым архитекторам. Да, мы будем приглашать звезд. Но и сами отставать не собираемся. Во всех конкурсах есть наши бюро.

Кстати, что касается «Зарядья», мы проводили конкурс на идею. Участвовали международные команды, и по итогам конкурса разрыв между победителями Diller Scofidio и командой ТПО «Резерв», занявшей второе место, был минимальным, и итоговый проект будет учитывать многие предложения российской команды.

— А кто будет переделывать «Лужники»? Тоже иностранцы?

— Имя победителя конкурса на проектирование и проведение работ по реконструкции мы узнаем уже в середине декабря. Стадион «Лужники» — это один из символов Москвы, один из лучших спортивных и рекреационных городских объектов. Поэтому в рамках разработанной концепции реконструкции стадиона принято решение внешний вид БСА «Лужники» сохранить. Облик входных групп, где продавались билеты на матчи, остается неизменным. До 81 тысячи увеличится количество посадочных мест в соответствии с требованиями ФИФА. Будет улучшена обзорность, созданы места для маломобильных групп населения.

В «Лужниках» должен появиться современный стадион, который будет работать на город и после чемпионата мира. Любые объекты надо делать с заделом на будущее — тогда город, что называется, станет работать на тех, кто в нем живет. Это и есть наша градостроительная политика.

Жанна Локоткова

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > itogi.ru, 2 декабря 2013 > № 954607 Марат Хуснуллин


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroi.mos.ru, 2 февраля 2012 > № 488875 Марат Хуснуллин

Заместитель мэра Москвы по градостроительной политике и строительству Марат Хуснуллин 2 февраля провел встречу с профсоюзным активом строительной отрасли. В своем обращении он уделил особое внимание вопросу техники безопасноcти при производстве работ.

«Терять людей на стройках - это преступление. Преступление руководителей строительных компаний и властей», - сказал заммэра. «Если западная компания потеряет человека, ее рейтинг и капитализация за год падают на несколько процентов. А с учетом, что она стоит несколько миллиардов долларов, для нее это серьезные деньги», - подчеркнул Хуснуллин. «Мы у себя почему-то считаем это десятым делом - смотреть за техникой безопасности», - констатировал он.

Да, это требует затрат на обучение, обеспечение рабочих спецодеждой, подготовку стройплощадок, но экономить на этом нельзя.

К тому же, при сегодняшней рентабельности строительства, это экономия на копейках, уверен Хуснуллин.

«За нарушение техники безопасности и качества следует беспощадно наказывать рублем», - обратился заместитель мэра к Валерию Лаптеву, председателю горкома профсоюзов отрасли, и Анатолию Зайко, председателю Мосгосстройнадзора.

В ходе встречи, Марат Хуснуллин ответил и, пожалуй, на самый животрепещущий вопрос: будут ли организации стройкомплекса Москвы обеспечены работой? Ведь от этого зависит многое: сохранность рабочих мест, достойный уровень заработной платы, социальный пакет, а в целом - благополучие семей столичных строителей.

«Мы приняли трехлетнюю программу, - рассказал Хуснуллин. - У нас работа, гарантированная, на перспективу видна. Более того, она уже подтверждена проектно-сметной документацией».

Еще один важный вопрос для отрасли - нехватка квалифицированных кадров. К сожалению, как сообщил Валерий Лаптев, из отраслевых вузов работать на стройку приходят лишь десять процентов выпускников, а из профессиональных учебных заведений и того меньше - всего восемь процентов.

Проблема эта не новая. Но четких путей ее решения до сих пор не разработано.

Вместе с тем, сегодня Хуснуллин обозначил важную задачу - переквалифицировать имеющиеся в отраслевых организациях кадры под транспортное строительство. Нехватка специалистов в этой области стала очевидной с началом интенсификации строительства метрополитена и дорожно-мостовых объектов. А ведь в ближайшие годы именно развитие транспортной инфраструктуры будет приоритетным.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroi.mos.ru, 2 февраля 2012 > № 488875 Марат Хуснуллин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter