Всего новостей: 2572918, выбрано 2 за 0.005 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Черемных Константин в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Черемных Константин в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Россия. США. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 27 июня 2018 > № 2674277 Константин Черемных

Большая сделка

Константин Черемных о деталях и смысловых разрывах в мировой политике

Илья Титов Константин Черемных

"ЗАВТРА". Константин Анатольевич, каков скрытый политический контекст последних событий и как обстоит дело с его освещением в основных мировых и российских СМИ?

Константин ЧЕРЕМНЫХ. В картине, представленной нашими СМИ, не хватает деталей. Но дело не только в них, а в общих смысловых разрывах, влияющих на принятие решений. С точки зрения наших СМИ это выглядит так, словно их заставили Богу молиться, а они лоб разбили.

Например, недавно в нашем эфире поздно ночью выступал глава Центра национальных интересов Дмитрий Саймс, который озвучил два месседжа: «следует включить либералов в состав правительства» и «накануне ракетного удара по Сирии Макрон шантажировал Трампа тем, что Франция первой нанесет удар в случае колебаний США». Второй месседж подтвердился французскими СМИ, где Макрон хвастался тем, что именно он втолковал Трампу необходимость остаться в Сирии.

"ЗАВТРА". Спустя неделю состоялся визит Макрона в США. Как его интерпретировали?

Константин ЧЕРЕМНЫХ. Его интерпретировали очень многие, даже люди, казалось бы, далекие от политики. Ведущий юмористическую рубрику в New Yorker Энди Боровиц вдруг разразился панегириком в отношении Макрона и того, что он якобы знает английский лучше Трампа. Куда больше было комментариев по сути визита – медиа-мейнстрим вел себя таким образом, словно именно Макрон был носителем той самой конечной истины, которую пришлось втолковывать Трампу. И когда в наших прогосударственных СМИ Макрон выставляется как положительный герой, у меня возникает ощущение недоговоренности. А упоминается он в связи с торговой войной, набирающей обороты, а также в связи с геополитическими процессами на Ближнем Востоке, связанными с Ираном и Палестиной. Нельзя не признать, что Иран многим обязан именно Макрону – когда в январе в Иране были волнения, иранский президент Хасан Рухани звонил именно французскому президенту, после чего Макрон заявил, что Франция уважает роль Корпуса стражей исламской революции (КСИР), являющегося частью вооруженных сил Ирана, в борьбе с исламскими военными формированиями.

"ЗАВТРА". И это был решающий момент в ходе тех волнений?

Константин ЧЕРЕМНЫХ. Да, это заявление Макрона послужило оценкой деятельности иранских силовых структур в момент, когда ими принималось решение о подавлении оппозиции 3 января. В обращении Тегерана именно к Парижу присутствует естественная логика, связанная как раз с ролью Парижа в ядерной сделке Запада с Ираном, разрываемой сейчас США. Неслучайно после открытия возможностей для привлечения инвестиций западных корпораций в иранскую экономику, французские оказались впереди.

И когда Макрон приезжает в Австралию и говорит, что Франция хотела бы оказаться в центре индо-тихоокеанской оси, то это геополитический подход. А когда он выступает на конгрессе солнечной энергетики в Бомбее, то к геополитическому интересу прибавляется идеологическая подоплека. Он одновременно лоббировал и солнечную электростанцию для одной фирмы, и ядерную – для другой. И когда какое-то решение принималось в пользу Ирана, за этим чаще всего стояли нефтяники и поставщики автомобильной промышленности.

Рассмотрим еще один эпизод, который в головах наших обозревателей выступает предметом большого смущения и расхождения противоположных мыслей в одной голове. Речь идет о приезде израильского премьер-министра Биньямина Нетаньяху в Москву в начале мая. Это стало признаком того, что Израиль и США уже решили, что делать с Сирией и как смещать Асада, причем ключевым партнером в этом альянсе служит не США, а именно Израиль, управляющий всем процессом. Я ожидал от наших центральных каналов внятной реакции, но ее, как и важных деталей и уместных параллелей, не прозвучало. Кроме одного эпизода. В «Вестях в 23.00» арабский политолог Ахмад Хаж Али сказал, что есть много разговоров о «Большой сделке» США с арабским миром, и эта сделка держится на трех опорах – Трамп, Нетаньяху и наследный саудовский принц и фактически правитель страны Мохаммед бин Салман. Но все эти три опоры являются ненадежными и неустойчивыми. Любая из них может рухнуть. Против Трампа ведется расследование о его связях с Россией. Против Нетаньяху ведется аж четыре расследования антикоррупционного толка. Принц Салман только что настроил против себя очень серьезную группу собственных родственников. Это говорит о ненадежности всех проектов в рамках игры США на Ближнем востоке. Эта ненадежность дает шанс альтернативным силам и позициям. Судя по словам Хаж Али, все не совсем так, как представляется нашими специалистами.

"ЗАВТРА". Так как же обстоит дело в реальности?

Константин ЧЕРЕМНЫХ. С одной стороны, есть Китай, где давно решаются вопросы, связанные с США. С другой стороны, многие говорят об усилении влияния Израиля. Но можно ли говорить о том, что эта страна намного сильнее, чем раньше, если она потеряла такого важного союзника в регионе, как Турция? Когда говорят о влиянии фракции неоконсерваторов внутри США, упоминают причисляемого к ним Джона Болтона, советника по национальной безопасности, во многом определяющего вектор внешней политики США. И это влияние неоконсерваторов всегда измерялось во внешнеполитическом контексте именно наличием союза Турции и Израиля.

Помимо того, еще недавно Израиль претендовал на временное членство в Совете безопасности ООН. К этому прилагались большие усилия, Нетаньяху вел переговоры со множеством стран Африки, Азии, Латинской Америки. Но он был вынужден отказаться от этого проекта.

"ЗАВТРА". Да, не похоже на рост влияния.

Константин ЧЕРЕМНЫХ. Именно. И наконец, «Большая сделка», о которой говорил Хаж Али. С кем эта сделка? Куда поехал Трамп в начале своего срока, чтобы поменять внешнеполитическую повестку Обамы на свою собственную и на новых условиях и принципах договориться с лидерами разных стран? Поездка состояла из трех визитов – в Эр-Рияд, в Иерусалим и в Ватикан. При этом с самого начала ему предлагали исходить из логики истории религий – начать с поездки в Иерусалим, потом посетить Ватикан и завершить все Эр-Риядом. Тем не менее, он счел нужным начать свой визит именно с Саудовской Аравии, при этом, после посещения Эр-Рияда половина его команды поехала обратно в Вашингтон, а в Иерусалим поехала в два раза меньшая делегация.

Еще пример. Последнее беспокойство палестинцев было номинально связано с переездом посольства США в Иерусалим. Трамп туда не поехал, не тот масштаб. А когда Трамп будет заключать сделку с принцем Салманом, поедет ли он лично в Эр-Рияд? Я думаю, что поедет.

Говоря же о «Большой сделке», следует упомянуть, что пункты, касающиеся Палестины и Израиля, второстепенны, а основная часть договоренностей касается строительства суперсовременного города и передачи эксклюзивных ядерных технологий.

"ЗАВТРА". Где же будут строить этот супергород?

Константин ЧЕРЕМНЫХ. На границе Саудовской Аравии, Египта и Иордании. Это проект, допускающий решение проблемы палестинских беженцев.

Что же касается Иерусалима, то речь в сделке не только о том, что большая часть Иерусалима становится столицей Израиля. Она включает в себя объединение четырех населенных пунктов в Восточном Иерусалиме – Абу-Диса, Джабаль-Муккабара, Эйсарии и Шуафата – и создание там столицы Палестины. Когда же речь идет о Старом городе, предполагается, что древний Иерусалим будет передан под международную юрисдикцию. То есть, святость мест для мусульман – проблема решаемая и совершенно отдельная от переезда послов из одного офиса в другой.

"ЗАВТРА". Разве для Израиля владение Храмовой горой не является таким же принципиальным вопросом?

Константин ЧЕРЕМНЫХ. Является, но по тем утечкам об условиях сделки, что просочились в арабскую прессу, можно сделать вывод, что древняя часть города, включающая в себя Стену Плача и мечеть Аль-Акса, переходит под международную юрисдикцию.

В истерии мирового медиа-мейнстрима все ситуации, будь то о переезде посольства, будь то о пересмотре иранской сделки, выглядят так, словно они свалились с неба прямо сейчас, хотя все это обсуждалось очень и очень давно, еще со времен президентской кампании, то есть было время все осмыслить и обдумать. Но дело в том, что та часть американской прессы, которая составляет мейнстрим, занимает позицию не в пользу Трампа.

"ЗАВТРА". Как всегда.

Константин ЧЕРЕМНЫХ. Да, поэтому, когда говорится о том, что Америка и Израиль договорились, возникает вопрос: «А какая Америка?». И более того, какой Израиль? Потому что те четыре коррупционных уголовных дела против Нетаньяху – это лишь маленькая деталь огромной кампании против него внутри Израиля. К сожалению, стало штампом то, что в нашем эфире Израиль часто воспринимается как нечто целое и неделимое, в то время, как на самом деле внутри того же Израиля существуют как пророссийские, так и антироссийские группы.

Если же говорить о шкале ценностей, где Израиль тоже часто приводится в пример как заведомо консервативное общество, то это тем более неправильно, ведь духовная и ценностная стороны жизни существуют за пределами официозных СМИ Израиля. За примером далеко ходить не надо – не так давно в одном из этих самых СМИ приводился рассказ о рекорде, мол, на Храмовую гору поднялась тысяча иудеев. Но за неделю до этого в том же самом Иерусалиме на гей-парад вышло двадцать две тысячи человек. Следует понимать, что общество изменилось и правящей коалиции приходится адаптироваться к этим изменениям. Израиль празднует победу на Евровидении, а дама, которая заняла там первое место, недавно была приглашена в Москву на некий фестиваль, но отказалась поехать по той причине, что у нее в этот день гей-парад.

"ЗАВТРА". Еще она особенно подчеркивала, что это Москва, столица гомофобной России.

Константин ЧЕРЕМНЫХ. Да, хотя ее визит мог бы быть преподнесен как победа этого самого сообщества. Но это все касается ценностного раскола в израильском обществе, который более-менее известен нашей аудитории. А вот то, что происходит в Палестине, до нас не доходит. И вещи, которые мы сейчас слышим об этой стране, сродни тому, что мы слышали о ней в каком-нибудь 1981 году. На самом деле, там тоже очень многое изменилось, особенно в период, когда нам было не до Палестины, в 90-е. А там работали те же люди и те же структуры, что и в Израиле. И если сравнить количество общественных организаций на тысячу человек в Палестине с другими странами, то вровень Палестина идет разве что с Киргизией, то есть их количество огромно – и местных, и западных, и работающих с арабско-еврейской аудиторией. Более того, существует лояльная Нетаньяху организация Им Тирцу.

"ЗАВТРА". Что это за организация?

Константин ЧЕРЕМНЫХ. Это союз консервативных юристов. Они прямо обвиняют одну из американских организаций, она называется New Israel Fund, не только в устроении мероприятий в пользу палестинцев и санкций против Израиля, но и в организации палестинского «Великого марша возвращения» на границе сектора Газа весной этого года. Но я бы не торопился тыкать в них пальцем, поскольку New Israel Fund работает и финансирует множество НПО, часто эту организацию связывают с Соросом, но на самом деле, это другие люди. Руководит всем этим Дэниел Сокач, бывший исполнительный директор Еврейского прогрессивного альянса в США и Еврейской организации Сан-Франциско, причем ценностное направление этих организаций понятно, в этом же направлении шли 22 тысячи человек по Иерусалиму. Еще один человек в руководстве этого фонда – Дэвид Сэпперстайн, при Обаме бывший в Госдепе ответственным за международную религиозную свободу, а кроме того – один из руководителей организации объединенных церквей, проекта «Всемирный религиозный парламент».

Недавно одну из еврейских школ в Иерусалиме изрисовали надписями. Конечно, там была и «Свободу Палестине!», и «Биби (Нетаньяху) в печку!», но это довольно стандартные лозунги протеста. Но присутствовала там и надпись: «Бога нет».

"ЗАВТРА". Значит, стояли за этим вовсе не радетели за священную Аль-Аксу?

Константин ЧЕРЕМНЫХ. Верно. Если смотреть на образную сторону «Великого марша возвращения», то мы увидим огромное количество сжигаемых покрышек между протестующими палестинцами и военнослужащими Израиля и подожженных воздушных змеев. Параллели с Евромайданом видны невооруженным глазом. Более того, протестующие носят маски Гая Фокса, что никак не тянет на специфику арабских протестов, а отдает вполне себе европейским колоритом. Или такой эпизод этого марша, как Hack Antifa (Взломать Антифа) – атака на государственные и частные израильские ресурсы с кражей данных. Совершенно ясно, что для подобных операций нужны большие деньги и большой период для подготовки. Так же, как и события в Киеве, происходящее в Палестине готовилось заранее - это проект в духе профессора Джина Шарпа, инженера «цветных революций».

"ЗАВТРА". Который как раз не так давно умер.

Константин ЧЕРЕМНЫХ. Да, но дело его живет, организации, основанные им, продолжают существовать. Если говорить о его главном труде, где были перечислены 198 методов ненасильственной борьбы, большая часть которых является нарушением международного права, то можно вспомнить, что первый перевод этой книги был сделан на каренский язык (карены - это племя в Мьянме), а второй перевод был сделан на арабский язык и именно в рамках палестинского проекта, где задействован с израильской стороны раввин Эверетт Гендлер, которого называют «первым экологическим раввином».

Интересно, что некоторые рецепты из труда Шарпа применяются сейчас и в Соединенных Штатах. Среди 198 пунктов есть метод номер 158, который звучит как «Добровольное придание себя стихии (самоутопление или самосожжение)». Буквально с интервалом в неделю два случая самосожжения произошли в США. Не в странах-мишенях, а именно в США. Причем и некий Тодд Браснер, который поджег себя в башне Трампа, где жил, так и другой персонаж совершили это ради экологического протеста. Причем следует отметить, что Дэвид Бакер, второй протестующий, был юристом, защищавшим права ЛГБТ, но сжег он себя именно во имя экологии и против Трампа, якобы порывающегося уничтожить окружающую среду. Это все детали картины, которые мне кажутся существенными. Любая из цветных революций имела своих героев, которые должны были выдвигаться на передний план и захватывать власть в стране, где осуществляется переворот.

"ЗАВТРА". Под кого же делается то, что происходит в Палестине?

Константин ЧЕРЕМНЫХ. Два года назад, когда впервые говорилось о проекте ненасильственного сопротивления, то упоминался вполне определенный человек. Этот человек – Марван Баргути. Он сидит в тюрьме, сидит давно. Именно в связи с этим во множестве статей в американском и европейском медиа-мейнстриме его называют «палестинским Манделой», постоянно проводя параллели между апартеидом и политикой Израиля.

Учитывая то, что 83-летний глава Палестины Махмуд Аббас находится далеко не в лучшем состоянии здоровья, недавно его выводили из комы, то следует вопрос: есть ли другие претенденты на роль лидера? Оказывается, есть. Называются еще две фамилии предполагаемых наследников Махмуда Аббаса. Это Джибриль Раджуб и Мохаммед Дохлан.

Интересно, что если фамилия Раджуб пишется иногда через английское «u», а иногда через французское «ou», то фамилия Баргути по непонятной мне причине пишется всегда по-французски. Депутаты Европарламента, которые приезжают к нему, тоже всегда французы, правда в последний раз их не пустил израильский министр внутренних дел Арье Дери, но теперь против него тоже начато антикоррупционное расследование, так что это вопрос решаемый.

Господин Раджуб - это тот человек, которого хотел бы видеть своим преемником сам Махмуд Аббас, но Дохлан гораздо более популярен, он был британской ставкой, ставкой команды Тони Блэра. Блэр и Дохлан имели свой плацдарм на Ближнем Востоке, конкретно в ОАЭ. По удивительному совпадению именно те, кто с ними работал, оказались в последние два месяца среди мишеней спецпрокурора Роберта Мюллера, ведущего расследование о связях Трампа с Россией. Предлогом было, конечно же, «русское дело»: якобы один из этих персонажей, бизнесмен Джордж Надер, встречался с представителем России на Сейшельских островах и с представителями правящей семьи ОАЭ. Второй мишенью был Томас Баррак, председатель инаугурационного комитета Трампа, тоже занимавшийся ближневосточными темами и налаживавший связи между Трампом и теми, с кем ему нужно было общаться в Саудовской Аравии, а «Большая сделка» затрагивает и Саудовскую Аравию, и ОАЭ, и Египет.

"ЗАВТРА". Это было сильным ударом по Дохлану?

Константин ЧЕРЕМНЫХ. Да, ведь до совсем недавних пор считалось, что Дохлан имеет серьезные шансы возглавить объединенную Палестину. Эти планы были связаны с экономическими проектами – разработкой Ближневосточного шельфа, добычей нефти и газа в месторождении Левиафан и на месторождениях у берегов сектора Газа с последующим экспортом в Турцию. Эти планы и подверглись демонтажу после того, как из-за сливов по поводу содержания «Большой сделки» случилось отчуждение Турции, а компания Royal Dutch Shell просто-напросто поджала хвост и ушла.

Ровно после этого руководитель Газы, Исмаил Хания провел телефонные переговоры с руководством Катара и министерством иностранных дел Ирана. Просьба Хании заключалась в том, чтоб на грядущей на тот момент российско-иранско-турецкой встрече в Анкаре была поднята палестинская тема. Объективно у Хании другого выхода и не было – если все эти проекты, связанные с Дохланом, рушатся, то нужно искать другую опору. Другой вопрос в том, как Хания будет взаимодействовать со стихией, возникшей в Газе. Эта тема была бы достойна экспертного обсуждения, но ее никто не обсуждает. Зато говорят о том, что в Британии нехорошей Терезе Мэй противостоит такой позитивный персонаж, как Джереми Корбин и руководимая им Лейбористская партия. Вообще, строго говоря, лейбористы расколоты пополам.

"ЗАВТРА". Пополам ли? Похоже, что Корбин и его сторонники в меньшинстве как радикальный элемент.

Константин ЧЕРЕМНЫХ. Это меньшинство – меньшинство внутри конкретно корбинской структуры, где произошел конфликт. Та часть, которая была лояльна Блэру, была им потеряна. Если смотреть на общеевропейскую картину, то кажется, будто тренд на консерватизм дает о себе знать, как, например, победа Орбана в Венгрии, являющаяся еще и поражением Сороса, вынужденного перебазировать свой институт, работавший в Будапеште 30 лет. Однако Сорос нашел новое место реализации – Британию. Его актив – член Палаты общин нигерийского происхождения Чука Умунна. Он возглавил структуру под названием «Grassroots coordinating group» – координационная группа организаций, работающих снизу, и находящуюся в ее рамках агитационную кампанию «Best for Britain» (Лучшее для Британии), которая выступает за избавление от власти консерваторов и отмену брексита с помощью еще одного референдума. При этом в российском вопросе Чука занимает позицию поддержки Мэй, расходясь с Корбиным. Сам же Корбин сейчас пожинает плоды конфликта в своей внутрипартийной группе.

"ЗАВТРА". С чем связан этот конфликт?

Константин ЧЕРЕМНЫХ. Конфликт этот начался после того, как Корбин появился в компании, показавшейся его соратникам слишком радикальной. Это была компания еврейской организации антисионистов, проще говоря, противников государства Израиль. Обычно, когда в СМИ речь заходит об антисионистах, вспоминают ультраконсерваторов, но в этот раз все иначе, это совершенно противоположный случай. Это тот же яркий "радужный" почерк, что был виден в организации «Великого марша возвращения».

Например, все в той же сфере существует такая организация, как «Квир Пурим Кабаре». Квир – понятие из сферы ЛГБТ, а Пурим – еврейский праздник. На сайте у них написано, что они собираются для обсуждения вопросов феминизма и ЛГБТ в контексте иудаизма. Авторитет для них представляют Лев Троцкий, икона фем-движения Эмма Голдман и Жак Деррида.

Казалось бы, мало ли маргиналов? Но об их значимости говорят близкие связи с руководством лейбористов и пиар на портале OpenDemocracy, где обычно рекламируются страны и сообщества, являющиеся предметом и средством осуществления очередной цветной революции. По этому порталу можно предугадывать место проведения следующей "Арабской весны".

Что же касается самой "Арабской весны", то операция, подготовленная два года назад и недавно начатая в Палестине – затравка перед рядом других подобных операций в других странах региона. Для этих целей работает новая организация со старыми людьми – «Институт Тахрир», а «Тахрир» значит «свобода». Организацию основал Ларри Даймонд, тот самый человек, который руководит «лабораторией освобождения» в Стэнфорде. Со времен "Арабской весны" в руководствах этих организаций, как и в руководстве New Israel Fund, ничего не изменилось, другое дело, что появились другие формы и поменялись стратегии и методы – теперь они применяются не только в странах-мишенях, но и внутри США.

"ЗАВТРА". То есть США сами стали страной-мишенью?

Константин ЧЕРЕМНЫХ. Дело в том, что США – не единый механизм. Часто говорят, что недовольство либеральной прессы, которое она испытывает по отношению к республиканской администрации – совершенно типичная вещь, мол, подобное уже было и при Никсоне, и при Рейгане, и при обоих Бушах. Может это и так, но я не помню, чтоб при Буше-старшем на здании, которое принадлежало ему, прожектором высвечивалась надпись «Место преступления». Или что существовала бы фирма, занимающаяся продажей огромных статуй голого Буша-младшего. Этого не было тогда, но это есть сейчас. Это возвращает нас к разговору об Израиле – и Израиль, и Америка как единые государства есть только на географической карте. А внутри Америки есть множество всего – есть американец Трамп и есть американец Джон Керри, демократ и бывший госсекретарь, который 24 января заявил, что Трамп не досидит до конца года, а вот зато он, Керри, пойдет в президенты. Именно поэтому он призвал палестинцев подождать, не принимать предложений администрации Трампа и не идти на уступки. Об этих планах Керри рассказывал палестинскому активисту Хусейну Ага, а происходило это в Лондоне. Деятельность Керри сместилась на внешнюю политику и развивалась в иранском направлении, чтобы пресечь любые попытки внести изменения в иранскую сделку. Что же касается внутренних планов Керри и других демократов, то самым опасным конкурентом для старой гвардии демократов – Байдена и Керри, единодушных во всем – был глава Facebook Марк Цукерберг – единственный персонаж с хоть какой-нибудь харизмой. Как мы знаем, из Цукерберга сделали мальчика для битья.

"ЗАВТРА". Во многом это сделал он сам своим нелепым поведением на слушаниях в Сенате.

Константин ЧЕРЕМНЫХ. Из него сначала сделали мальчика для битья, а уже потом он пришел в Сенат. Более того, его поход в Сенат совпал по времени с ударом по Сирии и скандалом вокруг обысков, устроенных ФБР у Майкла Коэна, личного юриста Трампа. ФБР якобы нашло там подтверждение всех грязных слухов, окружавших Трампа – от встречи с порноактрисой до визита в Россию и использования услуг каких-то проституток.

"ЗАВТРА". Все по Кристоферу Стилу, автору скандального «Досье Стила»?

Константин ЧЕРЕМНЫХ. Да, только теперь это не только Кристофер Стил, но и Джеймс Коми, бывший директор ФБР, который очень вовремя опубликовал эти слухи в своей книге.

Все это в той или иной степени появлялось в нашем медиапространстве, но самое странное, что я совершенно не слышал в наших СМИ о ситуации с Полом Райаном, спикером Палаты представителей.

"ЗАВТРА". А что с ним случилось?

Константин ЧЕРЕМНЫХ. А он вдруг взял и заявил, что переизбираться не будет. Фактически, он сворачивает свои полномочия с января. Это удар в спину для Республиканской партии. И говорится это в тот же самый день, когда производится обыск у Коэна, то есть создается иллюзия возможности импичмента и других подобных вещей.

Райан был кандидатом в вице-президенты в 2012 году, когда на высший пост страны претендовал Митт Ромни, а на республиканской конвенции в 2016 году, когда еще не было ясно, кто станет кандидатом от республиканцев, Райан был своего рода запасным кандидатом на тот случай, если Трамп не наберет необходимого числа голосов делегатов республиканского съезда. Видно, что амбиции у человека есть. Уже прямым тестом говорят, что Райан уходит именно из-за этих амбиций. Разговоры об этом ходили еще в прошлом году, тогда же звучало такое название, как Висконсинский клан. Висконсин – штат, от которого Райан был выдвинут в Палату представителей. На самом деле, если присмотреться, то центр у этого клана не в Висконсине, а в штате Колорадо. Ну а Висконсин был подтянут еще и потому, что его губернатор Скотт Уокер – один из устроителей этого клана и участник предвыборной кампании, не дошедший до праймериз из-за слабого результата на дебатах. Колорадский клан -– сложная структура, весьма циничная и не придающая значения партийной принадлежности тех, кто в конечном итоге приходит к власти. В этой структуре главенствующее положение занимает миллиардер Ларри Майзель, основной конкурент игорного магната Шелдона Адельсона, спонсора Нетаньяху и Трампа.

"ЗАВТРА". И республиканцев вообще.

Константин ЧЕРЕМНЫХ. Да. И он же возил Скотта Уокера в Израиль, когда результаты выборов и формирования коалиции были не вполне понятны. И ключевая фигура клана в Израиле – Нир Баркат, это мэр Иерусалима. При этом Майзель знакомил с ним не только республиканца Уокера, но и демократа Джона Хикенлупера, губернатора Колорадо, который тоже собирался, но не решился участвовать в выборах 2016 года. Майзель оставил след в Иерусалиме - огромное и уродливое здание Центра толерантности на месте арабско-христианского кладбища. При этом Баркат уходит с должности мэра ради поста в Кнессете. Чем это можно объяснить?

"ЗАВТРА". Внутриклановыми делами?

Константин ЧЕРЕМНЫХ. Да, можно любить или не любить клановый подход, но некоторые события просто нельзя объяснить иначе.

В завершение хочу сказать, что многое из того, что считается аксиомой нашими СМИ, неверно. Например, выбор между Израилем и Ираном – совершенно ложная навязанная дилемма.

Верным будет сказать, что в мире наряду с геополитической битвой происходит битва ценностная, и в некоторых местах эти битвы пересекаются.

Россия. США. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 27 июня 2018 > № 2674277 Константин Черемных


Россия. США. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 8 мая 2018 > № 2616272 Дмитрий Перетолчин, Константин Черемных

Наотмашь…

Константин Черемных — о сценариях мировой политики

"ЗАВТРА". Константин Анатольевич, в апреле мы чуть не задели "крылом" третью мировую…

Константин ЧЕРЕМНЫХ. Нам всё время кажется, что то, что происходит в мире, сосредоточено вокруг нас. Но если говорить о случае, когда мир был ближе всего к третьей мировой войне, то это было в январе, когда некий гражданин Гавайских островов объявил тревогу, решив, что по островам производится ракетный удар.

"ЗАВТРА". А есть ли какой-то общий принцип, объединяющий многие события последнего времени?

Константин ЧЕРЕМНЫХ. Сначала замечу, что сегодня то, что говорится вслух политическими фигурами, — это одно, а то, что происходит на самом деле, — это другое.

Если говорить об общем принципе или методе… Думаю, что он есть, и, более того, он описан. В 2014-2015 гг. Йоэль Регев, выступая в Ельцин Центре, в Перми и т. д., излагал собственную теорию мировой революции, хотя и в завуалированных философской фразеологией оборотах. Тогда ещё ни Брексита не произошло, ни Трампа не избрали, и обычные информационные технологии ещё использовались в политических играх. Например, "Фейсбук" и его владелец Марк Цукерберг были тогда в полном "авторитете".

А Регев уже говорил о том, что период, когда социальные сети используются для собирания активистов и масс, заканчивается. Новый метод, о котором он говорил от имени некоего субъекта, а не только от себя, он назвал коинцидентальным (англ. “coincidence” — "совпадение").

Главный сквозной термин у него — "удар прямой наводкой", который должен наноситься в момент сочетания обстоятельств, делающих врага и его потенциальных союзников наиболее беспомощными.

"ЗАВТРА". Я думаю, что такие условия можно создавать.

Константин ЧЕРЕМНЫХ. Да, и ещё я хочу пояснить, что Регев — это человек, который имеет три образования: Московский литературный институт, Иерусалимский университет и Католический университет в Лёвене. Он начинал с Ницше, потом перешёл к чтению французских философов и психологов, особенно тех, кто одновременно ставил фильмы и высказывался как общественный деятель.

И когда Регев говорит о каком-то "ударе", то, на самом деле, речь идёт о режиссёрской постановке. Он отталкивается от мысли, высказанной известным левым французским философом Бадью, — о расхождении между фактом и новостью. Ещё раз повторяю, на тот момент понятия “fakenews” в обиходе не было!

"ЗАВТРА". Но был Ги Дебор с "обществом спектакля".

Константин ЧЕРЕМНЫХ. Да, это определённая традиция. Регев этой традицией заинтересовался. Любопытно, что, говоря о том, что нужно сделать, чтобы достичь эффекта, он после сложной витиеватой фразы вдруг даёт чёткую формулировку, например: если вы хотите поразить вожака стаи, вам нужно знать, где он находится в данный момент. А дальше опять — сугубо специфический философский язык, например, такой термин, как "поднятие искр святости" — каббалистический термин, причём изложенный нетрадиционно: обычно говорят "собирание искр".

Но основной посыл Регева состоит в том, как достичь разъединения или раскола в стане врага.

И то, что мы видим сейчас, действительно, очень напоминает то, о чём он говорит. Первый "удар прямой наводкой" на глобальной политической сцене — это "вброс" 10 января 2017 года так называемой папки Стила — доклада бывшего агента британской разведки Кристофера Стила о "глубоких связях" Трампа с Россией. Почему? Не только потому, что это касалось очень крупной фигуры и могло касаться, например, и пересмотра результатов выборов в США. Там была очень сложная юридическая ситуация, когда президент уже избран, а инаугурация ещё не произошла, а тут "вброшено" что-то и не понятно, какой орган должен решать: Конгресс, Верховный суд? То есть момент был очень точно выбран, и все обстоятельства, сложные для Трампа и его людей, были просчитаны буквально до одного дня.

В этой и других историях заметно образование мета-групп из представителей разведки и прессы. Там могут быть, конечно, какие-то чиновники из правительства, но это мелкие люди. А люди, которые действительно в курсе и управляют процессом, — это разведка и СМИ. То, что "записано" в новости, становится поводом для событий, которые могут касаться миллионов людей. Например, введение санкций против какой-то страны на основании новости о событии, которого в реальности могло не быть.

"ЗАВТРА". С чего мы и начали — что до мировой войны дело чуть не довели.

А мы можем этот метод рассмотреть на примере громких отставок в США — госсекретаря Тиллерсона и советника по национальной безопасности Макмастера?

Константин ЧЕРЕМНЫХ. Есть одно событие как раз из той самой серии "ударов прямой наводкой".

22 февраля человек по фамилии Кеттерфилд, которого Тиллерсон назначил заниматься очень чувствительными вопросами между Турцией и Ираком, между Ливаном и Израилем, в частности, пограничным вопросом, в том числе шельфа, вдруг возвращается оттуда, поскольку ему там говорят, что мы с вами не хотим иметь дело.

Почему? В этот день, 22 февраля, ливанская газета "Аль-Ахбар" опубликовала распечатку неких тайных переговоров, похищенных из электронной почты одного из их участников, англичанина. Первоначально это было опубликовано в маленьком швейцарском издании. Его главный редактор, малоизвестный персонаж, этот текст "рассовывал" каким-то делегатам Конференции по безопасности, открывшейся в Мюнхене 16 февраля. Результатом этого "рассовывания" стало появление этого текста в арабских странах.

В тексте говорилось о том, что существует некая узкая группа под названием "Малая группа по Сирии", о которой ничего официально не сообщается. В неё входят сам этот человек, англичанин, а также помощник госсекретаря США и люди из Франции, Саудовской Аравии и Иордании. В узком кругу они обсуждают, на какие части делить Сирию, и как этот план тихонько подсунуть Стаффану Де Мистуре, да ещё его материально "простимулировать", короче — дать взятку.

"ЗАВТРА". Стаффан Де Мистура — это представитель ООН в Сирии?

Константин ЧЕРЕМНЫХ. Да. И эта группа хочет перетянуть переговорный процесс, который происходит в Астане или в Сочи, в Женеву. Там ещё цитируется некий спор по этому поводу и говорится о том, что Турцию, Германию и Египет мы приглашать не будем. Причём с Турцией объясняется, что там есть "курдский вопрос", а мы решили так поделить Сирию, что вот здесь будут курды, здесь будут алавиты, пока временно с Асадом, и этим мы как бы учитываем интересы русских; и будет ещё подконтрольное американцам арабское ополчение. А Турции там не будет. Но француз возражал против этого плана.

И всё это "вбрасывается" как раз после того, как Тиллерсон вёл переговоры с турками и вроде бы договорился о том, что они выводят часть войск из Африна, что-то передают курдам и так далее.

В результате "вброса" этот процесс через два дня закончился. Весьма уместно предположить, что не просто турецкие спецслужбы, а любой рядовой турок, открыв газету, всё это увидел, и дальше уже было принято решение не доверять ни Тиллерсону, ни его представителю, Кеттерфилду.

Интересно, что Кеттерфилд был протеже Кондолизы Райс. А сама Кондолиза Райс буквально в тех же самых числах занималась подбором кандидатуры на пост Макмастера. Она предлагала человека по имени Стивен Бигун. Это вице-президент Ford, представляющий интересы бизнеса, в том числе в нескольких американо-российских структурах.

В то же время Райс предлагала спецпрокурору Мюллеру, который занимается расследованием связей Трампа с Россией, свернуть этот RussiaGate в интересах американского реноме, престижа и т. д. И тут протеже этой дамы, Кеттерфилд, оказывается в такой неприятной истории!

"ЗАВТРА". С подоплёкой увольнения Тиллерсона кое-что прояснилось. А что с Макмастером?

Константин ЧЕРЕМНЫХ. Были две причины для того, чтобы убрать генерала Макмастера. С одной стороны, он что-то пытался сделать в Иране, но из этого получился один смех. С другой стороны, он очень сильно "толкался локтями", когда продвигал свои кадры, и очень обидел некоторых людей, например, Сионистскую организацию в Америке, миллиардера Адельсона, и вообще правую ортодоксальную часть. Например, он убрал с поста директора по разведке СНБ Коэна-Ватника только потому, что тот был человеком Флинна — предшественника Макмастера на посту советника по национальной безопасности.

Речь идёт о процессах, которые происходили в августе перед оглашением Афганской доктрины. Тогда была большая перепалка между двумя группами влияния. И это был момент, когда Адельсон защищал, не прямым образом, Стива Бэннона, поскольку тогда одной из главных мишеней Макмастера был Стив Бэннон — бывший главный стратег Белого дома.

"ЗАВТРА". Да, я думаю, его ещё помнят…

Константин ЧЕРЕМНЫХ. Да. Сказался и традиционный для консерваторов и их спонсоров настрой на то, чтобы Израиль и Турция были в дружественных отношениях. Макмастер этому как раз мешал. По совокупности обстоятельств они добивались его отставки и в то же время предлагали на его место своего человека, даму по имени Сафра Кац, которая представляла компанию Oracle.

В итоге ни то, ни другое предложение принято не было. О предложении Кондолизы Райс я уже сказал: оно оказалось сомнительным, в том числе в связи с делом Скрипаля, поскольку уж слишком Стивен Бигун связан с Россией. С другой стороны, к Райс возникли вопросы в связи с её протеже Кеттерфилдом — из-за публикации, о которой мы говорили. И в итоге появился Болтон.

"ЗАВТРА". Компромиссная фигура?

Константин ЧЕРЕМНЫХ. Да. Думаю, что здесь сказалось еще тайваньское лобби и стоящий за ним Lockheed, поскольку Lockheed заинтересован в выходе на Тайвань со своими истребителями-бомбардировщиками F-35. И это вполне уложилось в ту торговую войну, которая была адресована в первую очередь Китаю, хотя и другим тоже.

"ЗАВТРА". А теперь хотелось бы перейти к Терезе Мэй и к Скрипалю.

Константин ЧЕРЕМНЫХ. Тереза Мэй оказалась в сложной ситуации. Опять приходится упоминать Францию, но это факт: человек, который возглавлял и возглавляет группу по Брекситу в Еврокомиссии — это француз Мишель Барнье. Причём он не просто делегирован Францией, он ещё имеет собственные амбиции на пост председателя Еврокомиссии, поэтому для него важен некий результат.

За неделю до того, как произошло что-то странное со Скрипалём, Барнье "выкатил" документ, из которого следовало, что если бы на него согласилась Тереза Мэй, то Северная Ирландия после Брексита оставалась бы как бы в составе Британии, но с другой стороны — в составе Таможенного союза Евросоюза. На что Мэй заявила публично, что ни один премьер Британии никогда на это не согласится.

В это время на неё происходило давление изнутри — и слева, и справа, где обозначилась фигура Джейкоба Рис-Могга, более харизматичного, в отличие от Мэй, человека Консервативной партии.

Итак, предстоял саммит Евросоюза, на котором Мэй должна была либо сдаться, либо хлопнуть дверью. Хлопнуть дверью — это значит Брексит без договора, после чего Евросоюз может действовать вообще как угодно. То есть вокруг неё смыкались стены. И тут произошла ситуация со Скрипалями, которая тоже поначалу начала играть против неё. Если посмотреть медиа-мейнстрим типа леволиберальной газеты Guardian, то первые несколько дней после этого события критика была направлена против Мэй, а не против России.

"ЗАВТРА". Я обратил внимание на это, я даже говорил: не американцы ли вообще стоят за этой историей с самого начала?

Константин ЧЕРЕМНЫХ. Да, это была очень распространённая мысль. И к вопросу о мета-группах: на портале The Hill ещё в феврале, задолго до всей этой ситуации, писали, что не бывает агента КГБ, который не был бы связан с КГБ до конца жизни; и с британской МИ-6 — то же самое. Тогда имелся в виду Кристофер Стил, автор той самой "папки" о связях Трампа с Россией. Но там был очень интересный вывод о том, что Стил был нужен изначально как "инструмент", который помог бы Хиллари Клинтон пройти в Белый дом, но после этого она бы зависела всё время своего правления от той, вероятно, британской группы, которая Стилу эту "папку" подсунула.

Странно, что не звучит на наших телеканалах имя Алекса Янгера, главы МИ-6 — той самой службы, которой Скрипаль и был завербован. Что бы этот человек ни делал до сих пор, соответствовало скорее позиции газеты Guardian, чем Консервативной партии. Он играет и в собственные игры. Он раньше работал в Афганистане, и у него был заместителем Чарльз Гарретт, который потом стал послом Великобритании в Македонии. И события в Македонии, которые происходили с 2015 года, начались с того, что этот господин стал там раскручивать ситуацию. В общем, то, что приписывали Соросу, на самом деле, происходило в офисе…

"ЗАВТРА". В офисе Гарретта?

Константин ЧЕРЕМНЫХ. Да. Можно ещё отметить мета-группу, связанную с Атлантическим советом, — это люди, которые работали в основном у Маккейна. Эта группа приводила к власти и поддерживала Саакашвили в Грузии, поддерживала Филата в Молдове и так далее. В последнее время они продолжали заниматься Балканами, причём то, что они там делали, касалось не только российских интересов, но и турецких в равной степени.

Профессор Иван Крастев, живущий в Софии и печатающийся на Западе, по этому поводу писал, что есть опасность, что вслед за Сирией Россия и Турция начнут делить Балканы, и этого допустить ни в коем случае нельзя.

Возвращаясь к Британии… У нас достаточно много говорили про Cambridge Аnalytica. Это зарегистрированная в Великобритании компания, основным спонсором которой был американец Роберт Мерсер — тот самый, который был спонсором изначально Стива Бэннона и его группы. А эта группа, когда она ещё работала не на Трампа, а на Теда Круза, занималась, в смысле медиа-подготовки и политтехнологий, кампанией Брексита. По этому поводу ещё в прошлом году начался скандал, который стал частью RussiaGate, то есть идеи о том, что Россия сама этот Брексит придумала и через этих людей "протащила".

Эта тема в разных вариациях продолжает звучать в Штатах в контексте Цукерберга и его "Фейсбука", который оказался "пришпилен" к делу Cambridge Аnalytica. И она выходит на совершенно другой уровень, связанный с постановкой задачи в идеологическом масштабе. Получается, что Cambridge Аnalytica — это часть конгломерата, работавшего на правых, на Трампа и, одновременно, на Брексит; и всё, что они делают, они делают для того, чтобы Владимир Владимирович Путин обрушил цивилизацию в Европе.

"ЗАВТРА". Атлантическую цивилизацию.

Константин ЧЕРЕМНЫХ. Да. Не дал прийти к власти правильным демократическим политикам в США, повредил меньшинствам, дикой природе Америки и так далее.

Любопытно, что Бен Шапиро, автор газеты Daily Wire, пишет: а разве не та же самая Guardian хвасталась в 2012-м, что когда Барак Обама шёл на выборы, то у него, благодаря замечательной компании Facebook, были возможности узнать о каждом человеке — данные о его семье и так далее.

"ЗАВТРА". И тогда это было хорошо!

Константин ЧЕРЕМНЫХ. Просто замечательно! Дальше он пишет, что в США разрешён "левый расизм". То есть такой сомнительной фигуре, как Луис Фаррахан (негр-мусульманин), можно даже говорить плохо про Израиль. А какому-нибудь белому республиканцу нельзя сказать и десятой доли того. Шапиро пишет, что происходит переворот в политтехнологии, какая-то другая эра наступает.

"ЗАВТРА". А как всё это можно проследить на примере "дела Скрипаля"?

Константин ЧЕРЕМНЫХ. То, что Великобритания оказалась в таком уязвимом положении из-за Брексита, совпало с очень неприятным событием и для Великобритании, и для команды Трампа. Дело в том, что Трамп потерял ту "галочку", которая могла бы действительно войти в его…

"ЗАВТРА". Список хороших дел?

Константин ЧЕРЕМНЫХ. Да, то, что каждый президент США делает. Для Трампа это был мир в Афганистане, то есть примирение с талибами. 14 февраля талибы прислали письмо, и вроде бы что-то такое намечалось, оставалась только одна проблема — решить вопрос с губернатором Балха (северной провинции Афганистана). На этот пост был претендент от Британии. В Афганистане много таких фигур, британских назначенцев — министров с британским образованием и так далее. Британия получила бы там очень большие преимущества, поскольку она занимались организацией этих переговоров с талибами. Но всё провалилось, и не просто из-за действующего губернатора Балха, Мухаммади Нура, лидера афганских таджиков, но и из-за дальнейшего, всё больше расширявшегося конгломерата вокруг него. В итоге Терезе Мэй не удалось провести на место губернатора своего человека. И талибы отказались вести переговоры.

То есть Мэй столкнулась не только с Евросоюзом и внутренней оппозицией, но и оказалась в ситуации, когда она что-то пообещала Трампу и оскандалилась.

Более того, стало очевидным, что команда Байдена и Керри и руководство МИ-6 и их люди в Атлантическом совете действуют вместе. Вплоть до того, что главный специалист по Афганистану в Атлантическом совете Джавид Ахмад написал специальную статью в поддержку вышеназванного губернатора, с которого и началось постепенное обваливание попытки англичан помочь Трампу получить заветную "галочку".

Эту "галочку" Трамп не получает. Но он получает много других "галочек". Северная Корея вынужденно пошла на уступки. Почему? Потому что Китай согласился пойти на уступки, чтобы избежать каких-то неприятных вещей, вплоть до конкретной ситуации с пошлинами на автомобили.

Теперь Европа. Как Евросоюзу удалось отсрочить введение тарифов? Госпожа Вестагер, еврокомиссар по вопросам конкуренции, одобрила приобретение компании Monsanto компанией Bayer. Это серьёзный удар по Франции. Приободрилась Германия, приободрилась и та часть американской политологической общественности, которая была заинтересована в том, чтобы работать именно с Германией. Более того, Германия будет работать теперь и с Турцией; и постарается там выступить в эксклюзивном качестве, которого Британии достичь не удалось. То есть роль Германии после этой сделки повысилась.

"ЗАВТРА". Получается, у Трампа уже три "галочки"?

Константин ЧЕРЕМНЫХ. Да, а с Россией не получается. Россия не идёт навстречу. А чтобы "галочка" была, очень бы хотелось, чтобы Россия что-то сделала. И есть одна важная деталь: прошла информация, что Макрон заявил в разговоре с Трампом — если Трамп сам не начнёт, то начнёт Макрон…

"ЗАВТРА". Наносить удары по Сирии?

Константин ЧЕРЕМНЫХ. Да. И надо иметь в виду, что Сирия — бывшая подмандатная территория Франции. И интерес к этой территории у Франции был, есть и будет. И поэтому в том "вбросе", о котором я говорил и который для Тиллерсона оказался одной из проблем, не зря фигурировало особое мнение французов. Позднее автор этого "слива", швейцарский француз, написал о том, что главное, чего они хотят — это не допустить Pax Russica, то есть "мира по-российски".

И второй момент, который мне показался очень интересным: он сослался на человека по имени Пьер Жокс. Это левый автор, с одной стороны, с другой стороны — пророссийский; но ссылка на Пьера Жокса — это ссылка не только на соцпартию, это ещё и масонская ссылка, это человек из ложи Великого Востока.

И если вернуться сейчас к господину Регеву и его любви к французам, французской режиссуре, французской левой общественности…

"ЗАВТРА". Творческой среде, типичной для Франции…

Константин ЧЕРЕМНЫХ. …И присутствию в ложах людей из творческой элиты, творческой богемы. Поэтому, когда мы говорим о том, к кому или к чему, к какому центру ближе всего нынешний субъект самых интересных интриг, мишенями которых становятся самые большие политики мира, самые крупные системы отношений мира…

"ЗАВТРА". Франция?

Константин ЧЕРЕМНЫХ. Да, находится во Франции… Это не значит, что я говорю про президента Макрона или про французскую нефтегазовую компанию Total, я говорю про определённую сеть, определённую систему. Если говорить о людях, близких к ней, часто упоминают Аттали как человека этой системы. Он высказывался очень негативно не просто о Трампе — а обо всей англо-саксонской цивилизации. Была очень интересная статья в январе на эту тему — что они не выучили своих уроков и по-прежнему считают себя…

"ЗАВТРА". Пупами земли?

Константин ЧЕРЕМНЫХ. Да. Могу процитировать: "Англо-саксы среди других недостатков, усвоенных с прежних времён, когда они были всемогущими, сохранили заблуждение веры в свою безнаказанность". Буквально так Аттали пишет.

Есть геополитические претензии стран, которые вынашивают военные. Есть претензии, которые вынашивают политики. А есть претензии групповые, отчасти и этническо-групповые. Обратите внимание, что после победы Макрона в истеблишменте зазвучала положительная оценка такого события 1870 года, как "Декрет Кремьё". Это был декрет о признании сефардов, живущих в Алжире, гражданами Франции.

"ЗАВТРА". Аттали оттуда как раз!

Константин ЧЕРЕМНЫХ. Да, из алжирской сефардской семьи. И оттуда не только Аттали. Оттуда большая часть наиболее активного окружения Макрона, значительная часть членов клуба Le Cercle и так далее. Это старая история, связанная с Миттераном.

"ЗАВТРА". И вроде бы не тайна, что Миттеран тоже был членом масонской ложи.

Константин ЧЕРЕМНЫХ. Да, и использование каббалистических образов — это очень симптоматичный момент.

"ЗАВТРА". Подытоживая, отметим, что то, о чём рассказывал Регев, пересекается с таким понятием, как “smart power”. Раньше мы говорили о soft power — информационном воздействии; а теперь всё, по сути, происходит по режиссёрскому сценарию: вы заранее задумываете ход, реакцию на этот ход, контрход и последующие события.

Второй момент — некие каббалистические вещи. Это следующий слой противостояния, которое происходит. Ведь оно находится уже не на уровне коммерческих интересов, о которых можно договориться, и даже не на уровне геополитических, потому что и об этом можно договориться! Но это такое экзистенциональное противостояние, где одни черпают смыслы и ещё что-то из каббалы, а наша сторона черпает смыслы из христианской традиции. Это очень серьёзный момент, на самом деле.

Как в этой новой ситуации, ситуации smart power, правильно вести себя в условиях информационной войны?

Константин ЧЕРЕМНЫХ. Прежде всего, не надо делать лишних вещей. Я не понимаю, что нам дают, например, какие-то добрые слова в адрес лидера лейбористов Джереми Корбина. Если он сказал что-то миротворческое — конечно, это замечательно, но, на мой взгляд, с миротворцами нужно быть как можно осторожнее. Вот я привёл пример с франко-швейцарской публикацией-"вбросом". Эта левая среда, не только французская, вообще левая среда европейская, имеет двойное дно.

Прежде чем иметь дело с каким-то пацифистом, который сразу же готов услужить, когда возникла ситуация, близкая к войне, надо понять, что за этим стоит и действительно ли добра хочет этот персонаж? Либо его цель относится совершенно не к нам, а к каким-нибудь "перестановочкам" в другом месте, в других кабинетах, которые нам абсолютно не нужны.

"ЗАВТРА". Да, у них есть чёткий режиссёрский сценарий, которому следуют, а у нас сценария и контрсценария нет, их никто не продумывает и не просчитывает, хотя в каких-то структурах это, по идее, должно было бы делаться.

Дмитрий Перетолчин Константин Черемных

Россия. США. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 8 мая 2018 > № 2616272 Дмитрий Перетолчин, Константин Черемных


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter