Всего новостей: 2555036, выбрано 1 за 0.003 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Швецова Людмила в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыСМИ, ИТОбразование, наукаАрмия, полициявсе
Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > rosbalt.ru, 16 августа 2011 > № 387805 Людмила Швецова

Москвички выходят замуж на два года позже, чем остальные россиянки. Детей рожают не раньше 24. И в целом куда больше интересуются материальными, нежели семейными ценностями. Власти опасаются, как бы эта тенденция не стала нормой. Однако до анонсируемого демографического кризиса, как уточнила в интервью «Росбалту» заместитель мэра столицы по вопросам социальной политики Людмила Швецова, время еще есть — если принять меры.

— Людмила Ивановна, по визуальным ощущениям, в Москве начался долгожданный «беби-бум». Так ли это, по данным статистики?

— Ощущения не обманывают. Сейчас, действительно, наблюдается всплеск рождаемости. Так, если в 1996-м в Москве родилось около 67,5 тыс. детишек, то в прошлом году – 123,6 тыс. Видите: почти двукратное увеличение.

— А чем его объяснить?

— Очень хорошо сработал «материнский капитал».

Но серьезный рост рождаемости был зафиксирован после проведения в столице Года ребенка и Года семьи. Именно тогда мы немало сделали для того, чтобы поддержать семьи, во-первых, материально (эта помощь была очень существенной) и, во-вторых, психологически.

Помимо 15 основных видов помощи, установленных на федеральном уровне, московские семьи получают еще 67 — за счет средств городского бюджета. Москва – единственный регион, в котором статус многодетной семьи продлен до исполнения 16 лет (если учится, то — 18-ти) младшему, а не старшему ребенку. После этой поправки число многодетных семей сразу выросло более чем в два раза: в 2008-м их было 26,4 тыс., а сегодня – 69,5 тыс. Причем эта динамика объясняется не только пересчетом данных: больших семей на самом деле стало больше.

Мы стали говорить о том, о чем раньше молчали, полагая, что и без слов ясно, как важно сохранять крепкие семьи, дарить жизнь новым людям. Мы, например, учредили конкурс на звание лучшего предприятия для работающих мам. Сейчас в нем участвуют более 600 организаций. Причем это не маленькие фирмы, а крупные промышленные предприятия, фабрики, заводы, торговые центры, банки. У каждого из них — своя методика поддержки материнства и детства.

Кто-то разрешает мамам в конце недели уйти на два часа пораньше, чтобы побыть с малышом, кто-то прибавляет два дня к отпуску, кто-то в каникулярное время предоставляет родителям возможность провести время с детьми, кто-то выплачивает дополнительные пособия. Есть еще одна нестандартная инициатива: к примеру, собирают перед учебным годом «корпоративных» детей и дарят им подарки – ранцы, канцелярские принадлежности, книжки. Но самое главное – замечают, что любой сотрудник не просто подчиненный, а, помимо этого, — отец или мать или даже бабушка или дедушка. В некоторых компаниях появилась традиция вывешивать фотографии детей работников. Это создает особую обстановку — теплую, семейную, дружную.

Более того, мужчины, как выяснилось, считают статус многодетного отца модным. Мы провели большое исследование (около 10 тыс. человек) среди молодых москвичей. Спрашивали, хотят ли они иметь детей, если хотят, то почему, или почему не хотят. Так вот женщины, как правило, отвечали, что хотят (и первого, и второго, и третьего), потому что детей любят, потому что дети сплачивают семью и супругов. А для мужчин в приоритете оказалась престижность большой семьи. Они, конечно, говорили и о любви к малышам, и об укреплении брака, но в первую очередь отмечали именно статус многодетности.

И мне кажется, что популяризируя семью и семейственность, мы сумели повлиять на общественное мнение. Телевидение – это обычно несчастные муж или жена, постоянные любовные треугольники и брошенные дети. Это оставляет определенный отпечаток в сознании. Нужен был противовес. Им стали известные люди, которые рассказывали о своих семьях, о том, что они для них значат и как им удалось добиться благополучия. Я думаю, это хороший стимул.

— Но ведь проблемы карьеры, достатка, жилья и прочего даже после выступлений образцовых супругов никуда не уходят.

- Это так. К сожалению, тенденция такова, что в Москве, в городе, достаточно сложном для жизни, молодые женщины становятся все более и более прагматичными. И для многих из них встает вопрос: семья или карьера? Например, замуж наши девушки выходят на два-три года позже, чем в среднем по России. Первенца рожают не в 20-22, а в 24-25. А некоторые – еще позже. Гораздо позже.

Почему? Потому что молодая девочка (особенно если она получила высшее образование), естественно, сначала думает о том, чтобы закрепиться в профессии. А прибавляя сюда житейские трудности (скажем, отсутствие своего жилья, недоступность детских садов), девочка делает выбор в пользу карьеры. И вот этот выбор в итоге сулит неприятную перспективу для всех нас.

Год-два мы, конечно, можем не волноваться: пока планка рождаемости, которой мы достигли, держится и даже растет. Но женщин фертильного возраста становится меньше. За последние 15 лет, согласно общероссийской статистике, число молодых женщин детородного возраста сократилось вдвое. Если так пойдет и дальше, то к 2020 году тех, кто реально готов продолжать род, будет совсем мало. Убыль по роженицам может составить до ста тыс. человек за десятилетие. Поэтому, чтобы мы остались нацией, чтобы нас было столько, сколько того требует необъятная страна, в которой мы живем, надо стимулировать рост рождаемости. Речь идет, как минимум, о двух детях у одной пары. Хотя желательно – три и больше. Причем поддерживать нужно не только многодетных и молодых, но и, скажем, женщин, которые решаются на материнство в достаточно зрелом возрасте.

Я понимаю, что призывы родить – это утопия. Что бы в них ни говорилось, решение принимают двое. Или даже одна. Но государство должно создать условия, которые приведут человека к такому решению и избавят потенциальную маму от дилеммы «карьера-ребенок».

— Что для этого нужно?

— Нужно создать условия для возвращения женщины на работу после отпуска по уходу за ребенком. Нужно продлить выплаты родителям пособий по уходу за ребенком до трех лет. Сегодня женщина только первые полтора года после рождения ребенка получает 40% от своего бывшего заработка (но не более, уточняет закон, чем установленная норма – и это тоже, кстати, вопрос, который требует осмысления), а остальные полтора года – всего-навсего 50 рублей. Ну разве можно, особенно если ты одна, вытянуть на них ребенка?!

Эти полтора года мама должна, по крайней мере, иметь возможность работать дистантно – так, чтобы это время учитывалось при подсчете стажа и выплате пенсии. А труд женщин, которые воспитывают пять и больше детей, я убеждена, необходимо приравнять к производственному. Это не менее важно для государства и общества, чем ее работа по специальности.

Еще нужно повысить ответственность работодателей. Выше я рассказывала о частных инициативах – это хорошо, но, мне кажется, надо стимулировать заинтересованность бизнеса в сотрудницах с детьми. Скажем, снижением налоговых ставок либо какими-то иными способами. Ведь вопрос рождаемости – не просто социальный или экономический. Это вопрос существования нации в целом. И мы должны его понимать именно в таком ключе. Иначе, кроме мигрантов, работать будет некому.

— А как сегодня обстоит дело с ведомственными детскими садиками? Некоторые предприятия, которым удалось сохранить на балансе эти непрофильные площади, потихоньку берутся за реконструкцию. Много ли таких в Москве?

— Дело в том, что содержать непрофильные структуры предприятиям невыгодно, поскольку условия для существования любого из них все-таки диктует экономика. Хорошо, когда они передают помещения городу, а город организует в них государственные детские сады. В то же время, действительно, есть ряд организаций, которые оставляют сады за собой. Это в первую очередь социально ориентированные предприятия, с преимущественно женским коллективом, которые кровно заинтересованы в том, чтобы работницы не разбегались, тем более работницы квалифицированные. Если такой садик нормально функционирует, без нарушений, то государство (и, в частности, московское правительство) его владельцев поддерживает.

Но, к сожалению, таких примеров становится все меньше. Зато появляются другие. Решать проблему нехватки мест в дошкольных учреждениях нам очень помогает частный сектор. Коммерческие и некоммерческие организации арендуют у города площади (или даже берут в безвозмездное пользование) и за счет собственных средств открывают группы краткосрочного пребывания. Они не затратны для бюджета, но в то же время комфортны для детей и их работающих родителей. Думаю, с такой формой во многом связано будущее.

— А идея общественников относительно того, чтобы закладывать площади под небольшие садики еще при проектировании новых домов, в Москве не прижилась?

— При планировании новых районов обычно закладываются самостоятельные здания детских садов. Детсад на первом этаже дома не слишком комфортен как для самих детей, так и для взрослых жильцов: малыши все-таки не молчат, им пообщаться надо. Более того, есть СанПиНы, которые нельзя нарушать и которые во многом огранивают возможности для приспособления помещений.

И все-таки там, где уже сложилась массовая застройка, где невозможно возвести отдельно стоящий детский сад, но где, однако, велика потребность в дошкольных местах, соответствующие площади, естественно, выделяются. В городе уже есть удачные примеры. Например, жители молодежного дома в Люблино скоординировались и открыли собственный садик. Мамы выделили из своих рядов педагогический коллектив, оформили все документы и теперь учат своих же детей. Для прогулок они используют детскую площадку у дома. Он огорожен забором и находится в зоне вневедомственной охраны. Поэтому там это приемлемо. Вообще же каждый конкретный случай рассматривать нужно индивидуально.

Детство (как и материнство) – слишком деликатная тема: шаблоны могут только навредить.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > rosbalt.ru, 16 августа 2011 > № 387805 Людмила Швецова


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter