Всего новостей: 2550207, выбрано 12 за 0.001 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Эпплбаум Энн в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыАрмия, полициявсе
Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 18 июня 2018 > № 2646034 Энн Эпплбаум

Вот как Путин покупает себе влияние на Западе

Энн Эпплбаум | The Washington Post

В старые времена cоветская компартия стремилась скрыто подорвать западную демократию, но ее усилия не были масштабными, полагает обозреватель The Washington Post Энн Эпплбаум: "СССР не купался в деньгах и никогда не имел возможности делать своих сторонников богачами".

По мнению автора, теперь же Кремль, тайно стараясь оказывать политическое влияние и подрывать демократию, может апеллировать к инстинкту алчности и предлагать сделки с дружественными российскими бизнесменами.

"Таков фон любопытной истории о российском влиянии, которая на прошлой неделе стала известна в Британии благодаря недавнему обнародованию целого свода документов, в том числе электронных писем, в Observer и Sunday Times", - говорится в статье. (См. Обнажилось "золотое соединительное звено" между поборником "Брекзита" Арроном Бэнксом и Кремлем.)

Откуда взялись деньги, которые британский бизнесмен Аррон Бэнкс вложил в британскую партию UKIP, выступающую за "Брекзит", а также Leave.EU - одну из организаций, проводивших кампании за выход Британии из ЕС?

Бэнкс всегда утверждал, что деньги поступили от его страховой компании и "алмазных рудников" в Лесото. Автор замечает: "Теперь же складывается впечатление, что Бэнкс, женатый на дочери одного российского госчиновника, возможно, искал бизнес-рекомендации в более восточных областях. Как минимум один раз (он и его коллеги посещали российское посольство много раз) российский посол в Британии Александр Яковенко вызвался помочь ему инвестировать деньги в некие золотые рудники в Сибири".

"Бэнкс отрицает, что из этого предложения хоть что-нибудь вышло", - передает Эпплбаум, но она полагает, что новость о предложении - во-первых, "еще одно звено в цепочке общих интересов, которая связывает российское правительство, Бэнкса, кампанию за "Брекзит" и лидера UKIP Найджела Фараджа (а Фарадж, в свою очередь, имеет связи с Джулианом Ассанжем, Стивеном К. Бэнноном и Дональдом Трампом"), и во-вторых, "наглядный пример того, как работает современная кремлевская машина политического влияния, - легально, необязательно требуя расходов со стороны государства".

В статье также упоминается о бывшем канцлере Германии Герхарде Шредере и "пророссийской "Лиге севера", как называет автор эту итальянскую партию, ныне переименованную в "Лигу" и вошедшую в коалиционное правительство.

"Позвольте нам познакомить вас с некоторыми полезными знакомыми в сфере бизнеса", - похоже, это еще один из способов, которыми российское правительство привлекало внимание семьи Трампа, - пишет обозреватель. - Даже осенью 2015 года, когда президентская кампания уже набрала обороты, бизнесмен Феликс Сатер, уроженец России, пытался стать посредником при строительстве Trump Tower Moscow".

"Конечно, Trump Tower Moscow так и не была построена, а Бэнкс, видимо, не стал инвестировать в сибирские золотые рудники. Но все это обнажает образ действия российского правительства", - заключает автор. И отмечает: "То, что это легально, еще не означает, что это не коррупция".

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 18 июня 2018 > № 2646034 Энн Эпплбаум


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 9 апреля 2018 > № 2564058 Энн Эпплбаум

Это уже не только Россия

Энн Эпплбаум | The Washington Post

"Меня тревожит запоздалое рвение при разоблачении российских манипуляций, так как оно преуменьшает масштаб проблемы, которая вовсе не исчерпывается действиями русских", - пишет обозреватель The Washington Post Энн Эпплбаум.

Она описывает "онлайн-тактики россиян": использование подложных сайтов "для повышения доверия к экстремистским взглядам", выдумывание или искажение историй "с целью спровоцировать страх и усугубить социальные раздоры".

"Но все эти тактики, в большом масштабе впервые примененные россиянами, есть и в распоряжении других - и не только других авторитарных правителей. Они открыто и законно применяются и в западных демократиях", - пишет автор. По ее словам, правящая партия Венгрии в ходе недавней избирательной кампании "использовала ряд платформ для распространения целой серии видеозаписей, которые были фальсифицированы, вырваны из контекста или подправлены техническими способами".

"Ровно таким же образом действуют Fox News и те СМИ, которые дружественно относятся к Трампу. Как я уже писала, во время своей избирательной кампании 2016 года Дональд Трамп открыто пользовался российскими слоганами и версиями", - продолжает автор.

"Но в данный момент у него уже нет необходимости что-то у них заимствовать. Недавно The New York Times, проанализировав, как президент зациклился на "караване нелегальных мигрантов", перечислила, как первоначальный сюжет был намеренно приукрашен и искажен СМИ, которые мы в другой стране назвали бы "прорежимными", - говорится в статье. (Подразумевается история с "караваном", организованным, чтобы привлечь внимание к бедственному положению мигрантов и беженцев. Трамп в ответ направил Национальную гвардию для охраны границы США с Мексикой. - Прим. ред.).

Эпплбаум заключает, что "против дезинформационных кампаний недостаточно применять решения, сфокусированные исключительно на России".

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 9 апреля 2018 > № 2564058 Энн Эпплбаум


Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 апреля 2018 > № 2555958 Энн Эпплбаум

Энн Эпплбаум: Европа еще не осознала российскую угрозу

Миккель Андерссон, Berlingske, Дания

Путинская Россия использует социальные медиа, большие суммы денег, а также партии крайнего правого и крайне левого фланга в Европе, чтобы вызвать раскол и подорвать доверие к демократии, НАТО и ЕС. А ЕС все еще не в состоянии осознать угрозу и выработать свой ответ, считает американский журналист и писатель Энн Эпплбаум.

И как журналист, и как историк Энн Эпплбаум — фигура совершенно колоссальная. Она получила Пулитцеровскую премию за свою книгу о советских лагерях ГУЛАГа, написанную в 2004 году, а ее последнюю книгу — о голоде, искусственно созданном Сталиным на Украине в 30-е годы, «Красном голоде», только что вышедшую на датском — тоже хвалят практически все критики.

Поражает и журналистская карьера Эпплбаум. Она, в частности, была редактором The Economist, членом редколлегии Washington Post, а в последние годы как журналист и участник дебатов зарекомендовала себя резким и бескомпромиссным критиком того воздействия, которое Россия оказывает как на США, так и на Европу. Именно этому была посвящена беседа, когда корреспондент Berlingske встретился с Эпплбаум в Копенгагене в прошлое воскресенье.

Интервью состоялось через несколько дней после того, как британское правительство объявило, что подозревает Россию в попытке покушения на русских, живущих в изгнании в Англии. Энн Эпплбаум объясняет, что Западу не стоит думать, что путинский режим особо заботит то, что о нем думают.

«Цель Путина вовсе не состоит в том, чтобы его любили на Западе. Ему совершенно все равно, нравится ли нам их политическая система или нет, русским все более неинтересно заниматься каким-то видом дипломатии с Западом. Сейчас Путин готов нарушить почти все правила исключительно циничным способом», — заявляет она и говорит более подробно о том, как российские правительство, по ее мнению, попыталось повлиять на демократические процессы в Европе и США.

Синяя книга: Энн Эпплбаум

Родилась в 1987 году (так в оригинале статьи, на самом деле в 1964 — прим. ред.) в Вашингтоне.

Изучала литературу, историю и международную политику в Йельском университете в США и Лондонской школе экономики.

Работала редактором, журналистом и колумнистом, в частности, в «Экономист» (The Economist), «Спектатор» (The Spectator), «Дейли Телеграф» (Daily Telegraph), а также входила в редколлегию «Вашингтон пост» (Washington Post).

Несколько лет жила в Польше, в 1992 году вышла замуж за польского журналиста, политика, впоследствии министра иностранных дел Радослава Сикорского.

Автор нескольких книг, в частности, «ГУЛАГ: история» (2004 год), за которую была награждена Пулитцеровской премией. Последняя книга, написанная в 2017 году, «Красный голод», посвящена созданной Сталиным голодной катастрофе на Украине в 30-е годы.

«Излюбленная манера Путина — оказывать влияние через СМИ других стран и демократические системы этих стран. Мы знаем, что у России есть стратегия, направленная на поддержку партий повсюду в Европе, как правило, на крайнем правом фланге, но также иногда и на крайнем левом. Это происходит в виде как прямой экономической помощи, так и поддержки создания мнений в электронных СМИ. Иногда экономическая помощь бывает не прямой, например, в виде выгодных контрактов и инвестиционных возможностей, что, в частности, видно в отношениях с Партией свободы в Австрии», — говорит Эпплбаум и делает вывод:

«Ставится цель обеспечить мобилизацию против ЕС, против демократии и против Америки в Европе, чтобы свергнуть или, по крайней мере, подорвать западный альянс. И в этом Путин весьма преуспел».

По словам Эпплбаум, российская стратегия оказалась очень эффективной, потому что она пытается расширить уже существующие разломы в отдельных демократических странах.

«Очень сложно заставить европейские страны обратить внимание на угрозу, особенно потому что Россия не изобретает новые конфликты. Напротив, Россия поддерживает и углубляет конфликты существующие. Взгляните на Польшу: здесь Россия поддерживает правоэкстремистские националистические группы, которые являются активными противниками России. Цель заключается не в том, чтобы как-то посодействовать России или пророссийским организациям, но в том, чтобы вызвать раскол. Для них нынешняя партия „Право и справедливость" — просто идеальна, хотя она и утверждает, что является антироссийской», — говорит Эпплбаум и продолжает.

«Польша, ранее бывшая влиятельной страной в ЕС — например, она принимала участие в выработке позиции ЕС по отношению к конфликту на Украине — сейчас в представлении многих съежилась до сборища правых экстремистов, к которым прислушиваются очень немногие. С точки зрения Кремля, это почти оптимально».

Эпплбаум хорошо знает Польшу, поскольку долгое время здесь жила и замужем за бывшим министром иностранных дел страны Радославом Сикорским, который сейчас находится в оппозиции к нынешнему правительству. Но дестабилизирующее российское влияние она видит не только в Польше.

«Россия также совершенно явно поддерживает нынешнего чешского президента (Милоша Земана — прим. Berlingske), весьма скептически относящегося к ЕС. В Италии Россия поддерживает крайний правый фланг, так же как и „Движение пяти звезд", которое изначально относилось к России нейтрально и даже враждебно, но чей лидер, Беппе Грилло, по неизвестным причинам изменил мнение. Повсюду в Европе можно видеть, как русские стремятся оказывать влияние на партии, занимающиеся дестабилизацией».

Избрание Дональда Трампа президентом США также в значительной степени способствовало тому, что ЕС никак не реагирует (на происходящее), считает Эпплбаум.

«В США у нас есть президент, настроенный пророссийски и благодарный за то воздействие, которое русские оказали на выборы, что помогло ему одержать победу, к тому же, его основные инстинкты не демократические, а автократические. Кроме того, Трамп не испытывает никакой симпатии и никаких сантиментов по отношению к НАТО, он к ней равнодушен. Отсутствие американского лидерства затрудняет реакцию ЕС, и ЕС даже себе не признается в том, что Россия — проблема, точно так же, как у ЕС нет никакой общей стратегии по отношению к российскому влиянию и дезинформации».

Эпплбаум рассказывает, что она не так давно выступала перед Еврокомиссией и выдвинула ряд предложений по поводу того, что можно сделать, чтобы противостоять влиянию Путина. В беседе с Berlingske она подчеркивает такие меры, как поддержка существующих и создание новых СМИ на русском языке и гораздо более строгое соблюдение антикоррупционного законодательства.

Впрочем, она считает также, что можно сделать гораздо больше, чтобы противостоять влиянию анонимных пользователей социальных сетей, которые, по ее мнению, являются центральным орудием российских спецслужб как во время американских, так и различных европейских выборов.

«В Twitter, если ты журналист или политик, можешь получить „галочку" рядом со своим именем, что показывает, что твоя личность установлена. А почему все не могут получить такую же „галочку"? И, например, можно было бы предоставлять людям возможность видеть посты только тех, личность которых установлена. Одновременно те, кто хотел бы видеть „твиты" всех, в том числе и тех, кто остается анонимными, могут предпочесть это», — говорит она и добавляет, что вообще можно предоставить всем гражданам ЕС цифровую идентификацию, которую можно будет подтвердить. И люди смогут выбирать, станут ли они использовать ее в соцсетях. Эстонское правительство, например, уже ввело такую цифровую идентификацию.

Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 апреля 2018 > № 2555958 Энн Эпплбаум


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 26 февраля 2018 > № 2511430 Энн Эпплбаум

Америке не нужна Россия, чтобы разрушить демократию. Она сама может это сделать

Энн Эпплбаум | The Washington Post

Перечислив основные тактики, которые российское "Агентство интернет-исследований" использовало для насаждения влияния на американцев, обозреватель The Washington Post Энн Эпплбаум указывает, что те же самые тактики использовал Трамп.

"С самого начала штаб Трампа стремился использовать присущие социальным сетям разъединяющие свойства, чтобы добраться до тщательно выбранных групп с разными посланиями. В Южной Флориде кубинцы получили сердитые послания о кубинской политике президента Барака Обамы с предупреждением, что Хиллари Клинтон ее продолжит. Их гаитянские соседи получили истории о том, что Клинтон будто бы не помогла Гаити после землетрясения 2010 года. Это была попытка убедить их не голосовать. Между тем люди, которым не нравятся ни гаитянцы, ни кубинцы, снова и снова слышали, что Трамп отгородится стеной", - говорится в статье.

"Их методы и выражения так похожи, что непросто отделить российские фальшивые истории от американских фальшивых историй. Обе стороны сочиняли дикие сюжеты на основе украденных электронных писем, которые обеим помогали добиться одной и той же цели. Временами эти две стороны подходят еще ближе друг к другу. После года расследований никто не объяснил, почему Трамп в какой-то момент предвыборного лета 2016 года начал систематически использoвать истории и слоганы, зародившиеся на российском вебсайте Sputnik или даже показанные по российскому государственному телевидению, во время своих предвыборных выступлений перед толпами людей", - пишет Эпплбаум.

"Обама создал ИГИЛ*" и "Хиллари приведет к началу Третьей мировой войны". Знал ли Трамп, что использует истории, созданные российской пропагандой? Глядя на то, как часто штаб Трампа контактировал с широким спектром россиян, я нахожу невозможным считать, что он не знал. Но важно в данном случае другое: эти истории стали неразличимы", - говорится в статье.

"С правовой точки зрения, конечно, имеет значение, кто что от кого узнал во время американских выборов - и как. Национальная безопасность также требует, чтобы мы ответили на российское вмешательство в нашу демократию и другие демократии", - указывает журналистка. Тем не менее, "по самой своей природе социальные медиа делают возможными широкие кампании дезинформации: их алгоритмы способствуют глубокой поляризации, а обещания анонимности открывают двери для мошенничества", подчеркивает Эпплбаум.

*"Исламское государство" (ИГИЛ) - террористическая организация, запрещенная в РФ.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 26 февраля 2018 > № 2511430 Энн Эпплбаум


Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 14 февраля 2018 > № 2496487 Энн Эпплбаум

Российский диссидент виртуозно троллит путинский режим

Энн Эпплбаум | The Washington Post

Колумнистка The Washington Post Энн Эпплбаум в своей статье советует посмотреть последнее видео Алексея Навального "всем желающим получить представление об информационных войнах, которые могут ждать Америку в будущем".

"Это видео настолько вывело из себя Олега Дерипаску, олигарха и антигероя видео, что он только что убедил российский регулятор в области СМИ его заблокировать", - отмечает она.

По словам Эпплбаум, видео представляет собой "сочетание журналистского расследования и развлекательного видео, серьезное разоблачение коррупции, сдобренное мемами и шутками".

"Для Навального суть дела была в коррупции: сопровождая Дерипаску на его самолете и яхте, Приходько (а за кулисами он один из тех, кто в наибольшей мере отвечает за российскую внешнюю политику), по сути, принимал взятку. Но Навальный еще и много шутит, высмеивает литературные амбиции Рыбки и подкидывает несколько предположений "на благо конспирологам", - рассказывает Эпплбаум.

"У Дерипаски, отметил он, давние отношения с бывшим главой предвыборного штаба Трампа Полом Манафортом, который сейчас находится в центре расследования спецпрокурора Роберта Мюллера", - пишет колумнистка The Washington Post. Манафорт предлагал Дерипаске личные брифинги о ходе кампании, и Навальный предполагает, что они были в интересах Приходько и его начальника Владимира Путина. "И, возможно, на яхте они были насущной темой для разговора", - добавляет Эпплбаум.

"Помимо интригующих намеков о нашем коррумпированном политическом классе, видео Навального может преподать несколько уроков американцам насчет того, как справиться с правительством, которое отрицает, мутит воду и утверждает, по яркому выражению экс-советника Трампа Стивена Бэннона, что "настоящая оппозиция - это СМИ, а способ справиться с ними - затопить дерьмом", - отмечает автор статьи.

Колумнистка указывает на то, что на видео кликнули уже более четырех миллионов человек. "Острая смесь журналистского расследования, выслеживания в цифровом пространстве, шуток, мемов и вирусного маркетинга помогла россиянам пробиться через "дерьмо". Просто потому, что это забавно, она, возможно, привлекла людей, которые не слишком интересуются политикой. Изучите это как следует, потому что вскоре нечто подобное может понадобиться и нам", - заключает Эпплбаум.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 14 февраля 2018 > № 2496487 Энн Эпплбаум


Россия. Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 22 ноября 2017 > № 2440658 Энн Эпплбаум

Энн Эпплбаум: Путин хочет не реставрации империи, а восстановления советских позиций в мире

112.ua, Украина

Каковы опасения Владимира Путина в отношении Украины, нужна ли стране миротворческая миссия ООН и как стать лучшим государством — рассказала журналистка, историк и лауреат Пулитцеровской премии Энн Эпплбаум в эксклюзивном комментарии Элине Бекетовой и ее проекту 112 Insight International. В Киеве писательница по приглашению Национального университета «Киево-Могилянская академия». Эпплбаум презентовала свою книгу о Голодоморе в Украине «Красный голод. Война Сталина с Украиной». Как отметила журналистка — книга не только о Голодоморе, ведь она объясняет советскую политику в отношении Украины.

— Элина Бекетова: Спасибо за то, что присоединились к «112 Украина»! Мой первый вопрос будет про Польшу — Вы называете ее вторым домом. Что думаете о напряженности в отношениях между Украиной и Польшей, возникшей в последнее время из-за исторического прошлого. Почему это произошло, и как это прекратить?

— Энн Эпплбаум: Я думаю, что это один из самых глупых споров, которые сейчас происходят в Европе. Есть две страны, которые имеют общие интересы, они должны работать вместе и должны видеть, что у них есть много общего — это Польша и Украина. У вас есть параллельные отношения с Европой, с Россией, вы должны сотрудничать так, как вы это делали на протяжении 25 лет. В частности, за последние 5 лет Польша была страной, которая создала идею пути Украины в Европу, Ассоциации для Украины и была центром переговоров между Украиной и Европой в течение последнего десятилетия. И мысль о том, что у Украины может быть какой-то конфликт с Польшей, является чушью. Я знаю, что есть националисты и люди, которые из собственных побуждений, из политических соображений хотят произвести большое впечатление или доказать, что они защищают страну на мировой арене…

— Это причина, почему этот спор появился сейчас?

— Я думаю, что нет других хороших объяснений этому. В Польше нет движения против украинцев, нет прежнего гнева в отношении Украины. Если бы я могла посоветовать, то сказала бы: пожалуйста, давайте не делать из этого большую проблему, будем двигаться дальше, давайте обсудим все позитивные вещи, которые могут сблизить две страны. У вас очень много общего, очень важно, чтобы вы работали совместно в будущем.

— Говоря об Украине и России, на Ваш взгляд, Путин все-таки хочет восстановить Российскую империю, или он отказывается от этой идеи?

— Я не думаю, что он настолько заинтересован в Российской империи, сколько он заинтересован в возвращении советских позиций на мировой арене. Итак, давайте будем немного точнее. Я думаю, ему это интересно. И он пытается это сделать несколькими разными способами. И помните, что он работает с позиции слабости. Поскольку его страна с относительно небольшой экономикой, которую можно сравнить, пожалуй, с Италией, но совершенно точно не с ЕС или США. Используя более ограниченные инструменты, он старается сыграть свою роль на мировой арене, и он пытается это сделать посредством войны в Украине, посредством войны в Сирии. Это, пожалуй, его цель. Итак, если вы хотите назвать это возрождением империи… Так, нельзя сказать, что это Российская империя, но я думаю, что он хочет сыграть своеобразную суперроль в мире.

— Каково его самое большое опасение в Украине?

— Я думаю, что больше всего опасение Путина относительно Украины на самом деле является идеологическим. Посмотрите, если бы Украина стала демократической, успешной, процветающей, где соблюдаются нормы права, где борются с коррупцией, страной, которая интегрирована в остальную часть европейского континента, экономически и политически, тогда я думаю, что русские скажут: если Украина смогла это сделать, которая настолько близка нам, то почему бы нам не попробовать? Путин видит эту идею про демократическую Украину, европейскую Украину как идеологическую угрозу для себя.

— Как далеко Украина от того, чтобы быть демократической европейской страной, мы такой уже являемся?

— Еще не являетесь. Это процесс. Я не могу дать вам цифру или точное место на дорожной карте. Я надеюсь, вы будете продолжать двигаться в этом направлении.

— Как считаете, Украине нужна миротворческая миссия? Дискуссия уже давно идет. Украина хочет миротворцев на всей территории Донбасса, Россия — частично. Как найти компромисс?

— У меня такое впечатление, что Россия начинает понимать, что эта война в Украине является ошибкой, что это не хорошо для России, она уже не популярна там. Одна из причин, почему он сейчас ведет переговоры — об этом больше не говорят активно в России. И я думаю, что мы сейчас в начале очень длительного периода переговоров. Это очень хорошая новость, что у вас есть Курт Волкер, который симпатизирует вашему пути видения мира. И это очень удачно, чтобы такой человек был в американской администрации. У меня нет точной формулы компромисса, я не знаю, как это должно выглядеть, но я не думаю, что это уже невозможно. Думаю, мы сможем говорить об изменениях в ситуации в следующие год-два.

— Спасибо, что присоединились к нашему эфиру!

Беседу вела Элина Бекетова

Россия. Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 22 ноября 2017 > № 2440658 Энн Эпплбаум


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 7 ноября 2017 > № 2381058 Энн Эпплбаум

Спустя сто лет большевизм вернулся. И это должно нас встревожить

Энн Эпплбаум | The Washington Post

"До начала 1917 года - кануна русской революции - большинство людей, которых мир узнал под именем "большевики", мало чего достигли в своей жизни, - пишет обозреватель The Washington Post Энн Эпплбаум. - Они были периферийными фигурами даже в российском революционном подполье".

"Никто из них не сыграл крупной роли в Февральской революции, - говорится в статье. - Спустя семь месяцев большевики встали у руля".

На взгляд Эпплбаум, события 7 ноября 2017 года не были случайностью. "Ленин начал замышлять насильственный захват власти раньше, чем узнал об отречении царя", - поясняет автор. Ленин, находясь в Швейцарии, не мог ничего знать о новом правительстве, которое привела к власти Февральская революция. "Но этот человек, который посвятил большую часть предыдущих 20 лет борьбе с "буржуазной демократией" и резкой критике выборов и партий, уже знал, что хочет разгромить это правительство. Именно его экстремизм убедил правительство Германии, в то время воевавшей с Россией, помочь Ленину с осуществлением его планов", - говорится в статье.

"Итак, германское правительство пообещало Ленину финансирование, посадило его и еще 30 большевиков (среди которых были его жена Надежда Крупская и его любовница Инесса Арманд) в поезд и отправило их в революционный Петроград", - говорится в статье.

Эпплбаум пишет о деятельности Ленина в 1917 году: "Применив формулу, которую в последующие десятилетия имитировали и повторяли демагоги всего мира - в том числе нынешние демагоги, о которых я подробнее напишу ниже, - он и другие большевики предлагали беднякам упрощенные ответы на сложные вопросы".

По мнению автора статьи, в 1917 году сказки, рассказанные Лениным, Троцким и другими, "убедили фанатичное и преданное меньшинство, готовое убивать ради своего дела". И в политическом хаосе такого меньшинства оказалось достаточно.

На взгляд Эпплбаум, большевикам было несложно захватить власть, но удержать ее было сложнее. "В других странах социалисты употребляли маркистский термин "классовая борьба" как метафору; они имели в виду только соперничество классов, которое, возможно, проявлялось при голосовании или, в крайнем случае, в мелких уличных боях. Но большевики с самого начала всегда воображали настоящую войну между классами, сопровождаемую подлинным массовым насилием, которая должна была физически уничтожить аристократию и буржуазию, физически уничтожить их магазины и заводы, физически уничтожить школы, суды, прессу", - говорится в статье.

"Хаос был колоссальным. Но в России многие приняли это разрушение. Они уверяли, что "система" была такой коррумпированной, такой невосприимчивой к реформам или к исправлению, что ее пришлось разрушить", - пишет автор.

Переходя к сталинскому террору, автор пишет: "Спустя два десятилетия после октября 1917 года революция пожрала не только своих детей, но и своих основателей - людей, которыми двигала страсть к разрушению. Она создала не красивую новую цивилизацию, а сердитое, недовольное и озлобленное общество, которое разбазаривало свои ресурсы, строило уродливые, бесчеловечные города и ставило новые рекорды зверств и массовых убийств. Даже когда после смерти Сталина в 1953 году СССР стал менее жестоким, он оставался неискренним и нетерпимым, настаивая на видимости единства".

"После краха СССР в 1991 году, - продолжает Эпплбаум, - большевизм был так дискредитирован, что четверть века казалось, что большевистское мышление исчезло навеки. Но теперь внезапно, в год 100-летия революции, оно вернулось".

Выглядит оно не совсем так, как в 1917 году. В Испании и Греции марксисты создали мощные политические партии, нынешний лидер британских лейбористов Корбин - "из числа старых просоветских ультралевых", полагает автор.

"В США левые марксистского толка тоже сплотились на периферии Демократической партии (а иногда даже не на периферии), а также в университетах и колледжах, где они цензурируют, словно полиция, высказывания своих приверженцев, стараются не допустить, чтобы студенты знакомились с противоположными взглядами, и преподают мрачную, негативистскую версию американской истории, которая продуманно сеет сомнения в демократии и отбрасывает тени на все политические дебаты. Последователи этих новых "альтернативных левых" презрительно отвергают самый элементарный патриотизм и поддерживают противников Америки хоть в России, хоть на Ближнем Востоке. Как и в Великобритании, они не помнят прошлого своих идей и не видят связи между своим лексиконом и словами, которые употреблялись фанатиками в другую эпоху", - говорится в статье.

Но пока что "новые левые" не пришли к власти и не смогли устроить настоящую революцию, пишет автор. "В действительности самые влиятельные современные большевики - люди, которые, подобно Ленину и Троцкому, начинали путь на экстремистской периферии политической жизни и теперь занимают ответственные и по-настоящему влиятельные посты в нескольких западных странах, - порождены совершенно другой политической традицией", - говорится в статье.

"Дональд Трамп, Виктор Орбан, Найджел Фарадж, Марин Ле Пен и Ярослав Качиньский - их часто называют "ультраправыми" или "альтернативными правыми", но эти необольшевики имеют мало отношения к тем правым, которые участвуют в западной политической жизни со Второй мировой войны, и никак не связаны с существующими консервативными партиями", - полагает Эпплбаум. В послевоенный период все западные консерваторы - это приверженцы представительной демократии, религиозной толерантности, экономической интеграции и западного альянса.

"Напротив, необольшевики из числа новых правых или альтернативных правых не хотят сохранять или беречь то, что существует", - говорится в статье. По мнению автора, если Ленин и Троцкий предлагали ложную картину будущего, то эти политики рисуют ложную картину прошлого: "миры, состоящие из этнически-чистых или расово-чистых стран, старомодных заводов, традиционных иерархических отношений между мужчинами и женщинами и неприступных границ. Их враги - гомосексуалисты, расовые и религиозные меньшинства, защитники прав человека, пресса и суды".

"Они в чрезвычайной степени переняли у Ленина его отказ от компромиссов, его антидемократическое возвышение некоторых социальных слоев над другими, его злобные нападки на "нелегитимных" противников", - считает автор.

По мнению Эпплбаум, даже британская политическая жизнь "теперь пронизана ленинистским лексиконом".

Трамп однажды употребил в Twitter выражение "враг американского народа". По мнению автора, объявление политических противников "неамериканцами" и "элитистами", а прессы - "фейковыми новостями" - только первый шаг. "Если отнестись серьезно к некоторым словам этих экстремистов, то их эндшпиль - уничтожение существующего политического строя, в том числе, возможно, конституции США - был бы понятен большевикам". "Ленин, - сказал историку Рональду Рэдошу Стив Бэннон, бывший главный стратег администрации Трампа, - хотел разрушить государство, это и моя цель. Я хочу все обрушить и уничтожить весь сегодняшний истеблишмент".

Автор вопрошает, имея в виду Трампа: "А что дает президенту, который не набрал большинства голосов избирателей, право это делать? Тоже знакомое понятие - "народ". Это мистическое понятие, крайне далекое от реально существующего населения Америки, но поразительно похожее на ту "толпу", от имени которой Троцкий говорил в петроградском цирке". По мнению Эпплбаум, понятие "народ" довольно похоже на "диктатуру пролетариата", а также на то, что Марин Ле Пен подразумевает под "нацией", а польская партия "Право и справедливость" - под "сувереном".

"Как и их предшественники, необольшевики - тоже лжецы. Трамп лжет с патологической серьезностью по мелочам и по-крупному", - пишет автор. Ле Пен обвинена в том, что ее партия жульнически получила деньги у Европарламента. Партия "Право и справедливость" притворяется, что ее атаки на польскую конституцию - всего лишь "судебная реформа". Орбан скрыл подробности (вероятно, коррупционного характера) российских инвестиций в АЭС в Венгрии. По словам Эпплбаум, необольшевики создали свои "альтернативные СМИ", полагая, что "в прогнившем мире правдой можно жертвовать во имя "народа" или с целью ударить по "врагам народа"".

"И наконец, нечто самое болезненное: есть намеки, а иногда нечто большее, чем намеки, на то, что среди необольшевиков возрождается вера в очистительный потенциал насилия", - пишет автор. Эпплбаум поясняет: "В Европе ультраправые и ультралевые экстремисты всегда чувствовали вкус к идее насилия. Но теперь эта нигилистическая жажда катастрофы отчасти пришла в мейнстрим и даже добралась до Белого дома". Процитировав высказывания Трампа и Бэннона, автор заключает: "Готовьте оружие, потому что эти люди хотят, чтобы вы и ваши дети истекли кровью и умерли ради цивилизационного обновления".

"К счастью, мы живем не в Петрограде 1917 года", - продолжает журналистка. По ее мнению, западные государства пока не настолько слабы, как Российская империя в тот период. Вдобавок "во многих странах континентальной Европы демагог, подразделяющий страну на врагов и патриотов, возбуждает нелестные ассоциации и пробуждает неприятные воспоминания".

Эпплбаум замечает: "Пожалуй, неслучайно необольшевистский лексикон пока имеет беспрецедентный успех в Британии и США - двух странах, которые никогда не знали ужасов оккупации или недемократической революции, приведшей к диктатуре. Этим двум странам недостает иммунитета, который есть у многих европейцев".

Автор отмечает, что у англосаксонских стран есть свои сильные стороны в этой ситуации, и надеется, что американцы и британцы постепенно научатся распознавать ложь.

"Но благодушное спокойствие непростительно. Таков урок этого зловещего столетнего юбилея", - пишет автор. "Если система достаточно ослаблена, а оппозиция в достаточной мере расколется, если правящий режим в достаточной мере коррумпирован, а народ достаточно возмущен, экстремисты внезапно могут выйти в центр событий, где их никто не ждет. А потом потребуются, возможно, десятки лет, чтобы восполнить ущерб", - заключает Эпплбаум.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 7 ноября 2017 > № 2381058 Энн Эпплбаум


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 31 октября 2017 > № 2372458 Энн Эпплбаум

Россия научила Пола Манафорта всем своим грязным уловкам?

Энн Эпплбаум | The Washington Post

"Не исключено, что спустя много лет историки будут изучать обвинительные документы на Пола Манафорта, чтобы понять, каким способом была достигнута русификация американской общественной жизни", - пишет обозреватель The Washington Post Энн Эпплбаум.

Манафорт обвиняется в отмывании денег, жульничестве с налогами и предоставлении ложных сведений о его клиентуре. Параллельно он учил Трампа вести избирательную кампанию на "антиэлитарной" платформе. "Именно эту тактику Манафорт довел до совершенства в интересах России, действуя на Украине", - пишет журналистка.

Эпплбаум утверждает: в 2006 году Манафорт содействовал "выборам с "этнической нагрузкой", которые сталкивали лбами русскоязычных и украиноязычных при попытке помочь России сохранить влияние в этой стране", в 2008-м помогал проводить кампанию против вступления Украины в НАТО, а в 2010-м способствовал смене имиджа Януковича. "Янукович обвинил действующее правительство в коррупции, объявил, что результаты выборов будут "подтасованы", и, наконец, победил", - говорится в статье.

На взгляд автора, весь этот опыт пригодился Манафорту в 2016 году, поскольку та же тактика применялась Трампом. Эпплбаум находит предостережение для США и в других чертах Януковича: "Он был "антиэлитарным" кандидатом, который оказался намного более коррумпированным, чем существующая элита. Воспользовался служебным положением для личного обогащения. Старался разрушить украинскую конституцию - вначале исподволь, а затем открыто".

Эпплбаум делает вывод: "Часть политического класса и делового сословия США уже долгое время срастается идеологически и эстетически со своими постсоветскими коллегами. Использование компаний-прокладок и счетов в кипрских банках; чрезмерные траты на одежду и дома; глубоко циничная манипуляция межэтническими или межрасовыми раздорами ради победы на выборах - теперь такое поведение стало обычным для специфической группы сомнительных воротил на двух континентах. Если обвинительное заключение соответствует действительности, Манафорт - живое олицетворение этой российско-американской конвергенции. И разумеется, Трамп - ее апофеоз".

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 31 октября 2017 > № 2372458 Энн Эпплбаум


Россия. Украина > Армия, полиция > inopressa.ru, 23 октября 2017 > № 2360315 Энн Эпплбаум

Почему Путин хочет контролировать Украину? Спросите у Сталина

Энн Эпплбаум | The Washington Post

За рубежом усилия России установить контроль над Крымом и остальной частью востока Украины вызвали тревогу: впервые с 1945 года европейская граница была изменена силой. Однако в России это было совершенно здравым ходом событий, согласующимся почти с веком украинофобии, пишет журналистка и писательница Энн Эпплбаум в американской газете The Washington Post. "Глубоко в российском национальном сознании запечатлено представление об украинской жажде автономии, осознание непредсказуемости Украины - и старый страх, что украинские запросы могут распространиться на Россию", - отмечает автор.

"Российское беспокойство насчет Украины уходит своими корнями в самое начало Советского Союза в 1917 году, когда украинцы впервые попытались создать свое собственное государство, - говорится в статье. - После Гражданской войны, которая последовала за революциями в Москве и Киеве, украинские крестьяне - одновременно радикальные, левые и выступающие против большевиков - отвергли насаждение советского правления. Они вытеснили Красную армию и на какое-то время взяли верх. Но в анархии, что последовала за отступлением Красной армии, польские формирования, а также царистская Белая армия вновь вошли на Украину".

Как рассказывает журналистка, впоследствии большевики оправились, но были ошеломлены. "На протяжении многих лет они с одержимостью говорили о "жестоком уроке 1919 года", - пишет Эпплбаум. - Десятилетием позже, в 1932 году, у Сталина возникла причина вспомнить это урок. В том году в Советском Союзе в очередной раз царил беспорядок после катастрофического решения Сталина о коллективизации сельского хозяйства. С распространением голода он был встревожен сообщениями о том, что члены украинской КПСС отказывались помогать Москве в конфискации зерна у голодающих украинских крестьян".

Сталин провозгласил, что настало время сделать Украину "настоящей крепостью СССР, подлинно образцовой республикой". С этой целью требовалась более жесткая тактика, продолжает автор. "Эта более жесткая тактика включала внесение в черный список многих украинских городов и деревень, которым было запрещено получать промышленные товары и еду. Также она запрещала украинским крестьянам покидать республику и выставляла блокпосты между деревнями и городами, препятствуя внутренней миграции. Команды активистов прибыли в украинские деревни и конфисковали все съедобное, не только пшеницу, но и картошку, свеклу, тыкву, бобы, горох, сельскохозяйственных животных и даже домашних питомцев. Они обыскивали амбары и кладовые, разносили стены и печи в поисках еды. Результатом стала гуманитарная катастрофа: по крайней мере 5 млн человек погибли от голода в 1931-1934 годах в Советском Союзе. Среди них было примерно 4 млн из 31 млн украинцев, и они умерли не из-за нерадивости или неурожая, а потому что у них забрали еду".

"После голода Сталин дал старт новой волне террора, - говорится далее. - Украинские писатели, деятели искусства, историки и интеллектуалы - все, кто имел связь с националистскими правительствами или армиями 1917-1919 годов - были арестованы, отправлены в ГУЛАГ или казнены".

По словам журналистки, "его цель не была загадкой: он хотел сокрушить украинское национальное движение и убедиться в том, что Украина никогда вновь не взбунтуется против советского государства". "Сталин опасался, что, если бы Украина отвергла советскую идеологию и советскую систему, это могло бы привести к краху всего Советского Союза. (...) И если бы украинцы смогли создать более открытое, более толерантное государство или могли бы повернуться в сторону европейской культуры и ценностей, как того желали столь многие, то почему бы тогда многим русским не захотеть того же?" - поясняет Эпплбаум.

"Конечно, параллели не точны: Россия Путина - не Советский Союз Сталина, - отмечает автор. - И все же через 80 с лишним лет после голода и более чем через два десятилетия после развала СССР отношения между Россией и Украиной вернулись в исходную точку. Вновь российский лидер с одержимостью говорит о "потере" Украины. Вновь московский режим видит в украинском национальном движении экзистенциальную, внутреннюю угрозу. И вновь Москва приложила невероятные силы, чтобы предотвратить украинский вызов. Как и в 1932 году, постоянные разговоры о "войне" и "врагах" на Украине остаются полезными для российских лидеров, которые не могут объяснить отсутствие роста жизненных стандартов или оправдать свои собственные привилегии, богатство и власть".

Россия. Украина > Армия, полиция > inopressa.ru, 23 октября 2017 > № 2360315 Энн Эпплбаум


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 сентября 2017 > № 2305188 Энн Эпплбаум

Доказательства сговора Трампа и России будут найдены очень скоро

Энн Эплбаум (Anne Applebaum), The Washington Post, США

Теперь нам известны мотивы. Поддерживая Дональда Трампа, российский олигархический класс стремился не только дестабилизировать американскую политику, но и добиться отмены санкций — как тех, которые были введены после вторжения России на Украину, так и тех, которые связаны с Законом Магнитского и направлены против чиновников, виновных в нарушениях прав человека. Ища поддержки у России, Трамп стремился не только стать президентом, но и заработать: даже после старта своей предвыборной кампании Трамп надеялся заключить соглашение на реализацию очень выгодного проекта по строительству Трамп-тауэр в Москве.

Теперь нам известны не только мотивы, но и методы. Как нам только что продемонстрировало издание New York Times, в период предвыборной кампании профессиональные российские интернет-тролли, вероятнее всего работавшие в Санкт-Петербурге, создавали сотни фальшивых аккаунтов в Фейсбуке и Твиттере. Затем эти тролли публиковали там тысячи фейковых историй, мемов и слоганов, поддерживали антиклинтоновские хештеги и версии, а также размещали ссылки на DCLeaks — сайт, где публиковались электронные письма, украденные российскими хакерами у соратников Клинтон. Электронные письма, публиковавшиеся там, были совершенно банальными. Однако российские тролли утверждали, что в них содержатся «скрытые факты», намекали, что все это было частью тайной операции «Сорос», и убеждали людей переходить по ссылкам. Российские агенты уже пользовались этим методом прежде. Выборы на Украине и в Польше показали, что украденные материалы — любые украденные материалы — можно использовать для раздувания теорий заговора.

Нам известно, что случилось дальше. Фейковые истории, мемы и слоганы переместились из сети спонсируемых Россией «американских» аккаунтов в сети реальных американцев. Некоторые из них, такие как теория «пиццагейт», согласно которой влиятельные сторонники Хиллари Клинтон были связаны с тайной организацией педофилов, которой якобы управляли кампанией из одной вашингтонской пиццерии, привлекли к себе массу внимания. Другие, такие как теории о том, что Барак Обама основал «Исламское государство» (террористическая организация, запрещенная на территории РФ, — прим. ред.) или что поисковик Google настроен таким образом, чтобы помогать Клинтон, привлекли меньше внимания, но их стоит отметить по другой причине: их продвигали не только российские тролли, которые использовали рекламу, чтобы их распространять, но и российские новостные агентства, такие как Sputnik. А позже на эти теории открыто ссылался кандидат Трамп.

Но часть этой истории нам не известна. Как россияне, стоявшие за фейковыми «американскими» аккаунтами, узнавали, кто из реальных американцев поверит в теории заговора, распространяемые в Фейсбуке? Как они узнавали, кому нужно рассылать рекламу? Возможно, им просто повезло. Возможно, они по чистой случайности наткнулись на группы людей, которые охотно читали их теории заговора и передавали их дальше. Или же им кто-то в этом помог. Несомненно, у команды Трампа была такая информация: недавно один из членов предвыборного штаба Трампа, отвечавший за кампанию в сети, в интервью BBC похвастался их способностью находить восприимчивую аудиторию в Фейсбуке и других соцсетях.

Есть еще кое-что, чего мы не знаем. Почему Трамп стал использовать те же теории заговора, которые распространялись российскими СМИ и троллями? Возможно, это снова совпадение. Или здесь снова идет речь о координации действий. Сообщения, распространяемые российскими троллями, могли передаваться предвыборному штабу Трампа — или наоборот.

Я все еще считаю — и пишу об этом уже несколько месяцев — что симпатия Трампа к президенту России Владимиру Путину, циничному и жестокому диктатору, должна была сама по себе помешать ему заняться политикой в США. Ничто из того, что мы уже о нем знаем или скоро узнаем, не может сделать его более неподходящим кандидатом на должность президента США.

Но тем, кому нужно нечто большее, я могу сказать: знайте, что косвенные доказательства сговора его команды с Россией уже найдены. И прямые доказательства будут найдены очень и очень скоро.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 сентября 2017 > № 2305188 Энн Эпплбаум


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 27 марта 2017 > № 2117261 Энн Эпплбаум

Ключевые вопросы о России

Энн Эпплбаум | The Washington Post

"То, что российское правительство стремится оказывать влияние в западных странах, - вовсе не новость", - пишет обозреватель The Washington Post Энн Эпплбаум, упоминая о советской истории.

Сегодня, считает автор, "Россией руководят не "реформаторы", а очень богатые люди, которые считают, что западные институты и западные демократические идеалы - это угроза их власти и их наворованным деньгам. Они вернулись к своей прежней тактике, но включили в нее ряд нововведений".

Большинство "независимых" российских олигархов "зависимо от государства в плане сохранения своих денег, и, если поступит просьба, они направят эти деньги на выполнение воли государства. Однако многое из того, что они делают в интересах государства, внешне похоже на обычный бизнес: приобретение и продажа компаний, инвестиции в недвижимость, найм консультантов", - говорится в статье.

По утверждениям информагентства Associated Press, российский миллиардер Олег Дерипаска в 2005 году нанял американца Пола Манафорта. Это было сделано, чтобы Манафорт помог его компании, а также "повлиял на политику, деловую активность и журналистские материалы в США, Европе и бывших республиках СССР на благо правительству президента Путина", говорится в статье. Манафорт не отрицает, что работал на Дерипаску, но говорит, что не в интересах российского государства. Автор комментирует: "Формально он прав. На практике разницы нет".

"На практике Манафорт работал на российское государство еще в одной, как минимум, роли", - пишет автор, напоминая, что с 2007 по 2012 год Манафорт был советником Виктора Януковича. "Придя к власти, Янукович постарался сохранить коррупционные связи между российскими и украинскими олигархами", - отмечает Эпплбаум.

"Частный капитал россиян сыграл роль и в карьере Трампа", - считает автор. По данным информагентства Reuters, только во Флориде лица с российскими паспортами вложили не менее 98 млн долларов в семь "объектов недвижимости Трампа", как называет их Эпплбаум.

"Совсем как платежи Дерипаски Манафорту, "диспропорциальные" российские инвестиции в компании Трампа, которыми Трамп все еще владеет, не были взятками. В них не участвовал КГБ, они, вероятно, не предполагали никаких тайных платежей. Теперь встает вопрос, способна ли наша политическая система в принципе противостоять этой конкретной форме современной российской коррупции", - говорится в статье. По мнению обозревателя, Конгресс США или независимый следователь должен задаться вопросом, соответствовали ли эти действия принципам морали и не очевидно ли тут злоупотребление влиянием. На первый вопрос Эпплбаум сама отвечает: "Конечно, нет", а на второй: "Конечно, да".

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 27 марта 2017 > № 2117261 Энн Эпплбаум


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 марта 2017 > № 2093526 Энн Эпплбаум

«Путин не является законно избранным президентом»

Андреа Зайбель (Andrea Seibel), Die Welt, Германия

У нее как раз завершился первый день в авторитетной Лондонской школе экономики. На этой территории ведется большое строительство, и идти приходится по зигзагообразной дороге. Наконец я добралась до здания Turm 3. Ее бюро пропитано шармом тюремной камеры, более безрадостным была только каморка Херфрида Мюнклера (Herfried Münkler). Но дух силен. Лондонский свет падает сквозь мутные стекла. На пустых полках одна единственная книга — о Советском Союзе.

Die Welt: Вы публикуете страстные комментарии в газете Washington Post, и вы — историк. Ваша последняя книга посвящена «железному занавесу». А какой будет следующая?

Энн Эпплбаум: Книга об Украине под названием «Red Famine» (Красный голод). В ней описывается, как Сталин использовал голод и репрессии, чтобы уничтожить национальное движение на Украине и «советизировать» эту страну. Я стала работать над ней еще в 2010 году. Однако когда начались протесты на майдане, я занялась ими, а книгу отложила.

— Будет ли эта книга встречена с таким же вниманием, как «ГУЛАГ» и «Железный занавес»?

— Каждый, кто хочет понять европейскую политику, будет заниматься этой темой. Она поможет разобраться в сложных отношениях между Россией и Украиной. И она поможет понять Путина и что он хочет сделать с Россией.

— Тогда Украина переживала жестокие унижения, вспомним лишь «Bloodlands» автора Тимоти Снайдера (Timothy Snyder). Произойдет ли для Украины некоторое продвижение?

— Быть может, Путин порою был бы почти готов отказаться от Украины. Ведь он начал эту войну. Конфликт в Восточной Украине Россия использовала по внутриполитическим соображениям. В конечном счете, Путин не является законно избранным президентом. Он должен постоянно доказывать, что он у власти и почему. По его словам, одна из причин заключается в том, чтобы защитить Украину, а также Россию от фашистских и нацистских сил. Другая история — это борьба против исламизма. Конфликт на Украине перестал между тем быть популярным в России, так что он мог бы захотеть завершить его.

— А как обстоят дела с самой Украиной? Является ли она чем-то другим, чем просто несчастным обществом, которое слишком поздно проявило свою волю к свободе и которая безразлична для европейцев?

— О нет! За последние годы произошли огромные положительные изменения, и в каждом городе живут люди, которые имеют вполне четкое представление о будущем своей страны. Здесь срабатывает полезный либеральный патриотизм. Они хотят добиться перемен со своим собственным правительством. И не забывайте: Украина действительно является практически последней страной, которая настроена настолько проевропейски. Люди должны преодолеть не только советский период, они были также долгое время колониальной страной. Преодолеть это очень трудно. Но несчастной эта страна отнюдь не является.

— Станет ли Украина когда-либо частью Запада?

— Я не думаю, что там стремятся к членству в ЕС или в НАТО, хотят лишь торговых отношений и свободы передвижений. На большее большинство украинцев и не рассчитывает. Но и это уже «Запад» в смысле внутренней позиции и приверженности.

— Существует много спекуляций о дружественном отношении Дональда Трампа к России. Но можно ли действительно представить себе сближение обоих антагонистических моделей общества или даже союз?

— Каждый президент со времени Рональда Рейгана пытался построить особые отношения с Россией. И каждый из них потерпел в этом неудачу. Проблема проста — США и Россия по-разному смотрят на мир и не имеют общих ценностей. Мы, американцы, верим в то, что правительство существует для того, чтобы служить народу, гарантировать свободу и способствовать благосостоянию. А русские думают, что правительство для того, чтобы обогащалось руководство.

— Кто опаснее, Трамп или Путин?

Ну и вопросы у Вас! Мы еще не знаем опасен ли Трамп и насколько. С Путиным дело проще. У него не только имперские замашки, чтобы контролировать другие регионы. Ему нужна для своего собственного восприятия власти миссия разрушения ЕС, а с ним и НАТО. Идеи демократии, правового государства и прав человека являются для него кошмаром, что он и доказал. Для этого он использует методы кибервойны во всех европейских странах. По сравнению с этим воинственное военное обхождение с Украиной является необычным.

— Однако обоих сейчас связывает большее, чем в это отваживались верить.

Что объединяет Трампа и Путина, так это неспособность понять и оценить значение и силу западных ценностей. Трамп не обманывает и не предает Запад, он просто не заинтересован в нем. Его не трогает и не волнует то, какие союзные структуры и альянсы возникли 70 лет тому назад. Он первый президент со времени второй мировой войны, которому Европа действительно безразлична.

— Почему никто не смог представить себе такую фигуру, как он, которого историк Дэн Дайнер (Dan Diner) назвал «искусственной фигурой»?

— Он находится в некотором роде вне возможности представления. Но он избран демократическим путем, и он, это надо признать, еще пока не нанес реального ущерба демократии. Мы должны быть осторожными в слишком быстрых оценках в отношении него. Но ясно также, что в ХХ веке не было ни одного президента с аналогичным коррупционным потенциалом.

— До сих пор структуры реагировали прямо-таки образцово.

— Посмотрим. Америка не так централизована, как Европа. Президент не может контролировать полицию, также и ФБР имеет многие региональные бюро. И юстиция имеет обширную сеть. Она гигантская. Трамп не может также контролировать СМИ или конгресс. Но сможет ли тот сдерживать его? И здесь любой прогноз слишком преждевременен. Его поведение и его стиль еще недостаточны для процесса импичмента, о чем многие левые мечтали уже после четырех недель президентства.

— Итак вы признаете за ним «презумпцию невиновности»?

— Нет. Он будет плохим президентом. Меня сбивает с толку, что он говорит и как он это говорит. У меня нет иллюзий, но ведь было бы ненормально уже теперь утверждать, что в Америке больше нет никакой демократии. Об этом сейчас можно услышать от многих немцев. Это ерунда. Дональд Трамп просто не понимает демократию, а также нашу конституцию. Когда он говорил про судью, который отменил его запрет на въезды в страну, то было заметно, что он, пожалуй, в первый раз вообще подумал об этом. Сейчас он на собственном опыте узнает, что президент не обладает абсолютной властью и он также связан обязательствами и его контролируют. Для него все это целина. Но это хорошие уроки.

— Создается впечатление, что Брексит, который был шоком прошлого лета, сократился между тем до незначительных размеров.

— Его можно было бы просто забыть. Если бы не было разнообразного эхо, которое он вызвал. Трудно будет покинуть не только внутренний рынок, но и таможенный союз. Как вы думаете, что произойдет, если между Северной Ирландией и Республикой Ирландия вновь будут осуществлять пограничный контроль? Тереза Мэй действует не осторожно и не в интересах всех, а поддается влиянию воинственного меньшинства в своем кабинете. Проблема Брексита в том, что большинство его эффектов носят более долгосрочный и более деликатный характер. Не будет никакого краха. Изменения будут происходить постепенно.

— Не осталось ли здесь положительных мыслей, например, о том, что британское «нет» имело смысл, а ЕС необходимо радикальное новое начало?

— Это было бы фантастическим моментом для ЕС. Ведь пограничный вопрос является решающим вопросом в каждом обществе. Мы должны обеспечивать охрану внешних границ и создать морские патрули. «Крепость» для меня слишком жесткое понятие. Но, конечно же, Европа не может принять всех беженцев и дать себя дестабилизировать и разобщить. А охрана границ не является задачей одной единственной страны, а всех стран. Тогда в этих странах не будет недовольства.

— А если изберут Ле Пен, и она выйдет из ЕС?

— Тогда, вероятно, возникнет новое объединение под руководством Германии. Это было бы временем, чтобы все тщательно взвесить и посмотреть, кто с кем вообще может иметь дело.

— В любом случае возникает немецкий вопрос. Вновь.

— Я ненавижу, когда говорят: Германия должна для себя самой стать ведущей страной при новом осмыслении и новой структуризации ЕС.

— Почему вы это ненавидите?

— Я ненавижу, если на Германию возложат такую обузу — именно на страну, которая как раз этого не хочет.

— Что было самой большой ошибкой представительской демократии?

— А она совершила ошибку?

— Откуда тогда недовольство и недоверие населения, отчуждение от правительства? Партии являются устаревшими образованиями.

— Это другой вопрос. Старые структуры больше не работают, потому что они не воплощают истинные разделительные линии. Христианские демократы делали ставку на церковь, социал-демократы на профсоюзы. Обе структуры больше не важны.

— А что же тогда важно?

— Действительно, существует разница между «открытым» и «закрытым». У популизма на самом деле нет никакого большинства. В лучшем случае он достигает 25%. Ле Пен может получить даже 26%, поскольку другие партии слишком расколоты. Партия Качиньского никогда не имела более 25% и представляет 18% населения. Она выиграла, потому что остальные силы были раздроблены.

— «Мы народ, а кто вы?» — спросил Эрдоган.

— В Германии Вы еще не достигли этого кризисного момента. Ограничение популистов возможно лишь через новые альянсы. Но они должны ставить правильные вопросы, не такие, как налоги или справедливость. Каждый хочет справедливости, это прописная истина. Партийная система действительно должна постепенно осознать серьезность положения. Консерватизм центра должен сплотиться и мог бы просто победить. Это было бы легко в Польше и кстати также и в Нидерландах.

— А что мешает партиям центра придерживаться, скажем, ответственной этики?

Меня кое-что ужасно разочаровывает: я еще не так стара, но я помню о крушении коммунизма и почему он проиграл. И я помню о том, как люди поняли, что социализм попросту не функционирует. Все это произошло лишь 28 лет тому назад. Однако сегодня политики уже снова требуют национализации промышленности. Однако это не помогало и не помогает более бедным людям. Почему люди хотят вернуться к этим провалившимся лозунгам? Для меня это загадка. Торговля однозначно создает новые рабочие места, также и открытые границы. Таким образом возникает благосостояние, которое рождает чувство сопричастности. Однако что не удалось западным обществам, так это сокращение коррупции. В Лондоне целые кварталы принадлежат иностранцам, которые тем самым получают налоговые преимущества. А молодые люди не могут найти подходящую недорогую квартиру. Это действительно большая социальная проблема. Каждое правительство устранялось от того, чтобы найти решение. Вместо этого у нас Брексит!

— Также и невероятно высокая безработица среди молодежи во Франции не имеет ничего общего с экономическим либерализмом, а наоборот вызвана безуспешным чрезмерным государственным регулированием.

— Возвратимся к либеральному капитализму. Мы должны залатать дыры. Будем честными, что касается его слабостей. Олигархи должны платить налоги. Международный капитал по всему миру должен быть привлечен к ответственности. Нужно сильное государство, которое бы строило дороги и дома. В Швейцарии накапливают золотые слитки в бывших бункерах. Это абсурд.

— Есть ли партия или политик, которые производят на вас впечатление?

— Да, есть либеральные головы, которые знают, что мы живем в новую эпоху. В Испании, в Польше, а во Франции Макрон. Он создал новую партию, новое движение. Добьется ли он успеха? По крайней мере, он понял, что такое вакуум. В Великобритании намного тяжелее создать что-то новое. Об этом думают многие люди. Потому что в обеих партиях действуют меньшинства как захватчики заложников. А в центре огромное количество людей не чувствуют себя представленными. Отдадим свой голос этим людям.

— Итак, вы — не только пессимист?

— Я невероятно пессимистична! Я уже полтора года назад говорила о возможном конце либерального миропорядка. И Брексит я тоже предсказывала. Почему я не увидела, что придет Трамп? По крайней мере, я не верила в силу Клинтон. Как долго можно сопротивляться пессимизму, спрашиваю я сама себя? В США, в любом случае, произошло самое плохое из того, что могло произойти. А каковы ответы? Поэтому я и сижу здесь, в этом бюро и хочу говорить. Мы займемся дезинформацией и тем, как можно с ней бороться. Над этим я работаю уже несколько лет.

— Составьте быстро программу и помогите нам в предвыборной борьбе в Германии!

— Возможно, мы на самом деле сделаем немецкую программу. Я, конечно, думаю о России. Это что, глубоко прочувствованная вина, которая немцев делает такими русофилами или невосприимчивыми к очевидным опасностям? Нет, немцы боятся России. Ибо Россия причинила кое-что немцам. Особенно восточные немцы хорошо помнят об этом. В Германии находится огромное количество российских денег. Они вложены туда очень осторожно и постепенно, в учреждения, фирмы, вплоть до художественных выставок как несколько лет назад в DHM, которую спонсировал «Газпром». Я не хотела бы быть чрезмерно конспиративной, но Германия два десятилетия находится под прицелом российской дезинформации. В Германии это успешно удалось.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 марта 2017 > № 2093526 Энн Эпплбаум


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter