Всего новостей: 2657549, выбрано 2 за 0.002 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Юдаева Ксения в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыФинансы, банкивсе
Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 31 мая 2016 > № 1799685 Ксения Юдаева

Ксения Юдаева: кредитный портфель банковской системы начал расти

Елена Гостева, редактор Банкир.Ру

В 2016 году банковский рынок страны начал оживать, и даже наблюдается рост кредитного портфеля. Но ЦБ будет жестко следить за тем, чтобы банки не вернулись к прежним практикам, которые и привели в прошлые годы к активному росту плохих долгов.

Основной проблемой банковского сектора до сих пор остается кредитный риск, поскольку банки начали в 2016 году увеличивать свою процентную маржу, и Банк России видит, что ставки по депозитам снижаются быстрее, чем по ставки кредитам. Об этом заявила на брифинге 31 мая 2016 года зампред Центробанка Ксения Юдаева. Она подчеркнула, что снижение ставок по кредитам и депозитам происходит даже без снижения ключевой ставки. Этот процесс является фактором перехода от структурного дефицита ликвидности к структурному профициту, о чем уже неоднократно заявлял Центробанк.

Качество кредитного портфеля снижается, как в розничном, так и в корпоративном сегменте. Доля кредитов четвертой и пятой категории качества в объеме задолженности предприятий выросла до 10,1% на 1 апреля 2016 года. Доля плохих кредитов физическим лицам выросла до 13,4%, сообщил зампред ЦБ.

Продолжается снижение кредитной активности по тем видам кредитования, для которых характерны высокие уровни кредитных рисков и на которые не распространяются меры государственной поддержки — строительство нежилых объектов недвижимости, оптовая и розничная торговля. При этом сомнения у ЦБ возникает практически каждый второй кредит, выданных в сфере строительства. Банки замещают кредиты данным отраслям на рублевые кредиты компаниям-экспортерам, сокращая предложение валютных кредитов.

Внутренние риски банковской системы таковы — на фоне снижения уже накопленных кредитных рисков, то есть уже вызревшей просрочки по кредитам, появляются риски накопления новых рисков, связанные с тем, что банки стали наращивать свои кредитные портфели. Частично рост портфелей связан с тем, что они растут с низкой базы, а также смягчением со стороны некоторых банков стандартов кредитования. ЦБ на макроуровне будет следить за стандартами кредитования, чтобы не допускать активного роста плохих долгов.

Положительным фактором стало повышение рентабельности капиталов банков, специализирующихся на розничном кредитовании — до 0,2% на 1 апреля 2016 года против минимального значения минус 10,8% на 1 июля 2015 года. При этом Юдаева отметила, что согласно Базельской методологии на рынке виден «некоторый бум» кредитования, но в реальности этого бума — то есть циклического роста кредитного портфеля — ЦБ не наблюдает. Ранние индикаторы кредитного риска указывают на ожидаемую нормализацию ситуации в сегменте необеспеченного потребительского кредитования в конце 2016 года в случае реализации базового сценария в экономике.

После периода повышенной волатильности начала 2016 года финансовые рынки немного успокоились, но не исключены новые всплески волатильности, связанные с изменением цены нефти. И тут Банк России особе место отводит Китаю. Ситуация в экономике Китая влияет через спрос на динамику цен на нефть и на металлы во всем мире.

Ужесточения политики ФРС США — тоже серьезный фактор, но его влияние на Россию ниже, чем для других стран из сектора развивающихся экономик, так как Россия существенно сократила свой валютный долг в 2015 году, в то время как Индия, например, его увеличила.

Решение правительства по бюджетной консолидации привело к накоплению банками ликвидности на своих балансах.

Банковский сектор спокойно осуществляет выплату внешнего долга, основная нагрузка по выплатам пришлась на 1 квартал 2016 года, отметила Юдаева.

У 30 банков накоплена очень высокая валютная ликвидность, и при этом объем спроса на валюту со стороны банков, привлекаемую от ЦБ снижается.

В апреле ускорился рост размещения рублевых корпоративных займов.

Кредитный риск — главная точка проблем для банковского сектора. Наиболее напряженная ситуация в кредитах, выданных банками в секторе недвижимости, строительства и торговли. Введены повышенные коэффициенты риска по требованию банков к предприятиям в иностранной валюте, а с 1 апреля 2016 года повышены значения обязательных резервов для обязательств банков перед организациями в иностранной валюте.

Причина падения прибыли банковского сектора в 2015 году — сокращение процентных доходов, выросшие процентные расходы банков стали значительным фактором снижения прибыли системы, и для многих банков размеры этих потерь сопоставимы с объемом кредитного риска.

Подверженность банков процентному риску остается даже по мере погашения вкладов с повышенными ставками, которые привлекались в 1 квартале 2015 года.

Позитивный фактор — переход к профициту ликвидности, но часть банков все же испытывает потребность в рефинансировании со стороны Банка России.

Банковской системе следует серьезное внимание уделять процессу совершенствования своего риск-менеджмента.

При этом Юдаева не стала уточнять, какие риски еще не реализовались и как они могут реализоваться в будущем. ЦБ опасается, что по мере стабилизации рынка банки могут вернуться к старым практикам, например, к выдаче валютных кредитов тем компаниям, которые не имеют валютной выручки. Поэтому ЦБ будет внимательно следить за тем, чтобы те риски, например, которые таит в себе валютное кредитование, больше не реализовались.

Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 31 мая 2016 > № 1799685 Ксения Юдаева


Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 3 декабря 2011 > № 463069 Ксения Юдаева

Задачи или лозунги?

Ксения Юдаева

Почему красивые слова не помогут превратить Россию в международный финансовый центр, а рубль — в резервную валюту

Американцы обычно говорят очень конкретно. Российская культура другая, у нас принято говорить красиво и непонятно. Видимо, считается, что это добавляет веса словам, делает говорящего более умным. Когда этим приемом пользуются политики, это приводит к постановке задач, не до конца понятных самому говорящему, не говоря уже об исполнителях. Характерный пример — превращение рубля в резервную валюту или построение в Москве международного финансового центра.

Начну с резервной валюты. С развала бреттон-вудской системы в 1973 году этот термин носит условный характер. Страны не обязаны держать резервы. Они могут иметь плавающий курс валюты, обеспеченный не валютными резервами, а внутренними государственными обязательствами. Другое дело, что по тем или иным причинам большинство стран имеет управляемый плавающий курс и валютные резервы у них есть. Резервы держат обычно в государственных или приближенных к ним по уровню риска облигациях.

Самый большой рынок облигаций, имеющих, по общему мнению, самый низкий риск, — рынок казначейских обязательств США. Именно поэтому валюта этой страны до сих пор удерживает статус резервной. Из этого примера ясно, какая валюта может стать резервной: та, в которой номинированы надежные активы (прежде всего госдолг). Поэтому получение рублем статуса резервной валюты не вопрос лоббирования в МВФ или другой международной организации. Это вопрос 1) развития рынка государственного долга, 2) прозрачности и предсказуемости госбюджета на стадии формирования и исполнения, в результате чего госдолг будет иметь высокий рейтинг, 3) инфляции ниже 5%, что обеспечивает предсказуемость реальных процентных ставок. Чтобы валюта стала резервной, нужны номинированные в ней инструменты, пользующиеся доверием инвесторов. В России и рынок инструментов неглубок, и доверие к ним очень низко.

То же самое с мировым финансовым центром. Из официальных документов непонятно, что именно имеется в виду под этим термином. Чтобы построить финансовый центр, пусть даже не мировой, а национальный, прежде всего надо иметь рыночную экономику. Потому как если все активы государственные, то непонятно, что будет торговаться на рынке. И активы должны управляться так, чтобы интересы менеджеров не противоречили интересам акционеров: менеджеры должны максимизировать акционерную стоимость. Компании должны быть прозрачны и предсказуемы. А еще нужен пул собственных институциональных инвесторов. На финансовом рынке сильны агломерационные эффекты: мировыми или региональными становятся прежде всего те рынки, где много и своих торгуемых инструментов, и своих инвесторов. Плюс нужны правовая среда и судебная система, хорошо приспособленные к потребностям бизнеса, в том числе такого сложного, как финансовый.

Все это необходимые условия. Есть еще достаточные, такие как наличие биржи с определенным уровнем технологий и правил, наличие разного рода комплементарных рынков — долговых, рынков акций и деривативов, — а также определенный уровень качества жизни, качества и безопасности инфраструктуры, в том числе телекоммуникационной.

Финансовый центр — это продолжение экономики. И серьезно говорить о мировом финансовом центре в государстве, где подавляющую часть экономики занимает государственная собственность, а влияние государства еще шире, стандарты раскрытия не отвечают мировым уровням, а права акционеров не считаются важными, можно лишь в том случае, если ставится задача изменить экономику и бюджетную политику. Иначе это всего лишь красивые слова и популистские лозунги.

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 3 декабря 2011 > № 463069 Ксения Юдаева


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter