Всего новостей: 2555030, выбрано 4 за 0.001 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Варданян Рубен в отраслях: Приватизация, инвестицииГосбюджет, налоги, ценыФинансы, банкивсе
Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 28 декабря 2017 > № 2440700 Рубен Варданян

Миллиардер Рубен Варданян: «Нам кажется иногда, что деньги решают все, но это иллюзия»

Рубен Варданян

социальный инвестор и предприниматель

К 100-летию Forbes бизнесмен рассказал, что думает о критериях оценки успеха и новой эпохе — талантизме

У меня был очень хороший знакомый, старый и мудрый человек. Как-то в 1990-е годы он сказал, что твою успешность следует оценивать по тому, какую сумму ты можешь взять в долг у своих друзей без подписания договора. Вообще критерии успеха бывают разные. Для кого-то признание одного человека или толпы важнее, чем возможность принимать решения, будучи невидимым. Кто-то предпочитает оценивать успех суммой денег, которая у него есть на счете. Для другого успех — это возможность пойти со своей семьей в парк, даже если придется пропустить важное совещание. Вообще говоря, любовь и страх — очень сильная движущая сила в нашей жизни, намного сильнее, чем деньги. На мой взгляд, это фундаментально базовая основа всего, что движет нами. С этой точки зрения деньги не могут считаться универсальным способом измерения, они, в конце концов, не могут измерить культуру, духовность и многие другие вещи. Нам кажется иногда, что деньги решают все, но это иллюзия.

Больше всего меня мотивируют любопытство и желание сделать невозможное возможным. Вообще важно постоянно пытаться менять среду вокруг себя. Какой у нас выбор? Либо мы можем как-то влиять на то, что происходит у нас, либо сказать себе: от нас ничего не зависит, нужно расслабиться и плыть по течению, спрятаться в пузырь, минимизировать свое общение с внешним миром. Я сторонник первого. Нужно жить полной жизнью и в каждодневном режиме пытаться хоть немножко, но менять мир в лучшую сторону, потому что по большому счету все, что мы оставляем нашим детям, — это не деньги, это не какие-то активы, это тот мир, в котором они будут жить. И от нас зависит, будут они жить в лучшем или худшем мире.

Для предпринимателя главное — не бояться. Предприниматель — это человек, который готов уйти из зоны комфорта, из зоны понимания в зону неизведанного. На самом деле он похож на эмигранта, который когда-то уезжал из Европы в Австралию, в Америку или в Россию. Или на ученого, который тоже попадает в зону неизведанного и готов экспериментировать. Во-вторых, предприниматель не боится упасть и умеет подняться. В-третьих, предприниматель очень любознателен. Такой человек должен открыто смотреть на то, что происходит вокруг, и видеть то, чего не видят другие. Наконец, он обязан быть хорошим евангелистом, уметь зажечь и повести за собой людей, чтобы создать то, чего раньше не было.

Мы живем в один из самых интересных периодов истории человечества. На наших глазах рождается новый технологический мир, от капитализма мы переходим к системе, которую я бы условно назвал талантизмом. В индустриальном обществе главнейшую роль играла концентрация капитала и ресурсов. И в этом плане роль государства, роль крупного капитала была ключевой для успеха. Все это уходит в прошлое. Ребята в гараже могут за $500 создать компанию, которая или сделает мир лучше, или уничтожит его. И это необязательно произойдет в Кремниевой долине — может, где-нибудь в Болгарии или Уганде. Неудивительно, что для многих людей уже не деньги являются главным. А например, возможность креативить, инновационность, возможность принимать интересные решения. В общем-то, и вход в бизнес стал намного менее дорогим. Поэтому борьба будет идти не за деньги, а за людей талантливых, умных, креативных.

Технологии позволят очень многое изменить. Убежден, что на смену сегодняшним профессиям придут другие, а это значит, что нужно учиться, учиться больше, дольше и все время, потому что мы же будем жить дольше. Уверен, что ключевой отраслью человечества ХХI века будет образование, а не нефтяная или какая-нибудь большая золотая отрасль. Именно образование будет главным двигателем изменений в мире. Наконец, важно помнить, мир стал глобальным, и это иллюзия, что можно построить мексиканскую, английскую стену или железный занавес. Примерно из 200 стран лишь 50–60 живут нормально. Если так будет продолжаться, то эмиграционные волны снесут Запад, да и Россию, как в свое время снесли Римскую империю.

И последнее. Мы живем в эпоху самого низкого доверия к институтам: международным, государственным, частным, религиозным. Но свято место пусто не бывает. Ясно, что вакуум рано или поздно будет заполнен или псевдопровидцами, или какими-то сектами, или новыми идеями, религиями. Люди, боясь будущего, будут бежать в прошлое, попытаются отгородить свое пространство или будут искать новых идолов. Мы будем жить в обществе, где человек остался один на один с этими проблемами, и плохо, если он не найдет опору в базовых человеческих ценностях, а будет опираться только на технологии. Мир состоит из двух составляющих. Об этом сказал еще Аристотель: это не только логика, но еще и риторика. Человек должен уметь не только делать, но и думать, переживать и сопереживать.

Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 28 декабря 2017 > № 2440700 Рубен Варданян


Россия > Приватизация, инвестиции. Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены > bfm.ru, 5 июня 2017 > № 2471780 Рубен Варданян

Рубен Варданян: «В XXI веке главный актив — не деньги, а человек»

«Человек без денег может создать компанию, которая потом будет стоить миллиарды», — уверен предприниматель. О перспективах инновационной экономики в России он рассказал Business FM на Петербургском экономическом форуме

В Северной столице завершился очередной Петербургский международный экономический форум. В выездной студии Business FM побывал предприниматель Рубен Варданян. С ним побеседовал главный редактор радиостанции Илья Копелевич.

У нас в студии Рубен Варданян, легендарная фигура российского рынка, который смотрел все время чуть-чуть вперед. Наверное, сейчас так же, потому что сегодня на форуме очень многие мои собеседники, отвечая на вопросы про экономику, постоянно обращались либо к психологии субъектов, либо вообще подчеркивали, что экономическое будущее лежит в гуманитарной сфере. Это говорит почти каждый, и это для меня новое в разговорах на форуме. А вы уже несколько лет как бросили заниматься финансами как таковыми, хотя, наверное, занимаетесь все равно, но основной фокус вашей деятельности теперь — образование. Значит, вы были правы, вы так думали раньше, и что вы думаете теперь, что дальше?

Рубен Варданян: Я как правильный отличник: если я какой-то урок выучил, я ему дальше пытаюсь следовать. В промышленной стране главное — это концентрация капитала. Ты концентрируешь капиталы, строишь большие заводы, и производственная площадка требует огромной концентрации денег, человеческих ресурсов и всего остального. В XXI веке всегда надо говорить: главный актив не деньги, а человек. Человек без денег, имея 500 долларов, может создать компанию, которая потом будет стоить миллиарды, и это все вообще не требует огромных вложений в инфраструктуру, заводы, трубопроводы и все остального. Но если это так, то автоматически получается, что гуманитарные ценности, образ жизни, философия становятся очень важны, потому что этот главный актив не машина, по крайней мере пока.

Я на секунду возражу. Это, может быть, так, если трубы и электричество уже есть, а вот если их нет, то не вырастет.

Рубен Варданян: Даже если их нет, всегда спрашиваешь, что является самым движущим. Есть известная фраза, что армия движется с той скоростью, с которой движется самый медленный полк, и общество движется точно так же, но при этом надо опираться на тех, кто приносит прорывные изменения. Например, Tesla: все равно в Америке производятся миллионы машин с водителем, бензиновым и газовым двигателями, но ты понимаешь, куда идет тренд. Тренд в одном: 2% людей в мире будут заниматься креативом, процентов 20 будут их обслуживать в том или ином формате и помогать, 80% непонятно чем будут заниматься, потому что их функции будут заменены роботами. И вот это новое общество формируется сейчас как лягушка, сидящая в теплой воде и не замечающая, что потихонечку начинается вариться. Мы приходим к моменту, когда уже становится очевидным для всех, что происходят не просто технологические изменения, а они уже влияют на социальные, гуманитарные, политические — на все сферы деятельности. Посмотрите, реалити-шоу помогло Трампу выиграть выборы. Вся традиционная система самой богатой страны оказалась не готова к тому, что человек, потратив в четыре раза меньше денег, чем Хиллари, выиграл выборы, в принципе не будучи представителем ни одной из партий. Мы находимся в периоде тектонических изменений, и эти тектонические изменения не только технологические, но и социально-психологические. Это разговор о том, что мы уйдем от чистого капитализма, когда главный элемент — это только прибыль, в социально измеряемые виды деятельности, которые будут на стыке между благотворительностью, филантропией, бизнесом, социальным влиянием, бизнес ради не просто бизнеса, очевидно, для сохранения мира как такового.

Вернемся назад на землю. Вам как суперпрофессионалу фондового рынка в прошлом не кажется все равно, что Tesla, Facebook, Snapchat безумно переоценены, и это пузырь, который может лопнуть? Сколько процентов автомобилей Tesla выпускает в Америке? Очень мало, а стоит столько же, сколько Ford.

Рубен Варданян: У нас есть более фундаментальная проблема: вся материально-техническая база мировой экономики — 65 трлн долларов, весь производный рынок — больше триллиона. На самом деле мы имеем...

Сплошной пузырь.

Рубен Варданян: Виртуальный. И поэтому биткоины, вся эта система изменений. Что измеряется чем? На самом деле изменения коснутся не только того, что производится, но как это измеряется. Условно говоря, измеряется это только прибылью или чем-то другим. Мы видим примеры Snapchat, Facebook, что измеряются уже недостаточно. Выяснилось, что GDP, рост ВВП, недостаточен для того, чтобы люди чувствовали себя счастливыми. В Америке рост ВВП, а люди идут и голосуют против той партии, которая обеспечила рост ВВП: потому что я не верю в свое будущее, потому что я знаю, что потеряю свою работу, и меня не волнует, что сегодня вроде бы, кажется, все хорошо. То есть мы видим изменения поведения и оценки того, что хорошо и плохо, во всех сферах, в том числе в сфере того, какой бизнес сколько должен стоить.

Не очень понятно, но, скорее, понятно, что пусть оно стоит так.

Рубен Варданян: Не в этом дело. Просто система измерения изменений...

Изменения стоят дороже, чем то, что существует.

Рубен Варданян: Да. Удачный пример — Amazon, это показывает, что это правда, и тот же Amazon сейчас стал двигателем.

Вы видите признаки роста, появления этой экономики в нашей стране?

Рубен Варданян: Конечно, а куда мы денемся. Прогресс нельзя остановить. Вопрос — какое место мы займем, какую часть будем обеспечивать.

Я имею в виду успешный, не то что мы где-то плетемся. Мы уже десяток лет ждем каких-то результатов от инновационной политики. Она ведь у нас провозглашена государством, но сколько нам ждать, чтобы увидеть ее зримые результаты, будут ли они?

Рубен Варданян: Во-первых, это очень нетипично, что инновациями занимается только государство.

В былое время это было типично. В былое время в государстве и занимались инновациями.

Рубен Варданян: Это была другая модель экономики, инквизиционная модель, когда концентрация ресурсов была в рамках одного института, который мог мобилизовать все и финансовые, и человеческие ресурсы и за счет этого сделать качественный скачок, но это другая модель. Есть четыре модели: эволюционная, революционная, реформационная и инквизиционная. Мы сейчас в эволюционной модели, не в инквизиционной, поэтому их нельзя сравнивать. Модель, которая была во времена Сталина, была инквизиционная. Она дала свой результат, но она требует бесконечного человеческого ресурса. Просто там цена была оплачена тем, что мы сейчас имеем население в России 150 миллионов вместо того, чтобы иметь 350 миллионов. Вот и вся цена, которая была заплачена за счет этого скачка.

А сейчас-то все нормально? Нам надо подождать, и посеянные семена взойдут?

Рубен Варданян: Срок ожидания может быть больше, потому что пять-десять лет для создания такой среды, где все будет расцветать и давать результат, это маленький срок.

Семена, на ваш взгляд, посеяны?

Рубен Варданян: Посеяны. В некоторых местах они дают больше. Например, в Татарстане точно посеяны, в некоторых регионах других России, в некоторых регионах видно, что есть попытки, в том же Ульяновске. Я не все регионы хорошо знаю, но я точно вижу некоторые регионы, где это происходит достаточно активно. В том же Сколково, Томске, Новосибирске, в некоторых точках они видны. Насколько они пробьются через асфальт, как трава, или они еще будут специально прополоты, будут нужны удобрения, которые помогут им вырасти — это два разных вопроса.

Так удобрения вносят. Знаете, как в сельском хозяйстве: удобрений сыпали много, а урожай маленький.

Рубен Варданян: Поэтому вопрос еще правильной эффективности — это очень важный вопрос. Надо понимать, что из десяти созданных компаний девять умирают. Мы даже к этому привыкнуть не можем, что такое вообще может быть. Прокуратура тут же придет и скажет: это точно мошенничество, деньги все увели непонятно куда. А у нас это нормальный процесс, когда из десяти новых компаний, создаваемых в венчурном бизнесе, в инновациях, девять будут неуспешными. Это все психологические изменения. На мой взгляд, мы идем к ситуации, когда эти 2-3% креативных людей будут выбирать, где жить. Хорошая новость, что они могут жить в любой точке, потому что сейчас уже не надо ехать в Силиконовую долину, чтобы быть успешным. Мы видим, как в Европе, Азии появляются центры, где можно создавать очень серьезные компании, не выезжая обязательно в самую развитую страну. Вторая хорошая новость в том, что изоляционизм, который возник и в Америке, и в Англии, привел к тому, что все меньше людей хотят туда уехать. Если мы будем правильно выстраивать политику сохранения своих лучших кадров и привлечения других, у нас есть шанс. Шанс есть всегда. Надо делать очень много усилий, и будет всегда неочевидно, что это получится с первого раза.

Илья Копелевич

Россия > Приватизация, инвестиции. Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены > bfm.ru, 5 июня 2017 > № 2471780 Рубен Варданян


Россия > Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 5 июня 2017 > № 2205062 Рубен Варданян

Рубен Варданян: «В XXI веке главный актив — не деньги, а человек»

«Человек без денег может создать компанию, которая потом будет стоить миллиарды», — уверен предприниматель. О перспективах инновационной экономики в России он рассказал Business FM на Петербургском экономическом форуме

В Северной столице завершился очередной Петербургский международный экономический форум. В выездной студии Business FM побывал предприниматель Рубен Варданян. С ним побеседовал главный редактор радиостанции Илья Копелевич.

У нас в студии Рубен Варданян, легендарная фигура российского рынка, который смотрел все время чуть-чуть вперед. Наверное, сейчас так же, потому что сегодня на форуме очень многие мои собеседники, отвечая на вопросы про экономику, постоянно обращались либо к психологии субъектов, либо вообще подчеркивали, что экономическое будущее лежит в гуманитарной сфере. Это говорит почти каждый, и это для меня новое в разговорах на форуме. А вы уже несколько лет как бросили заниматься финансами как таковыми, хотя, наверное, занимаетесь все равно, но основной фокус вашей деятельности теперь — образование. Значит, вы были правы, вы так думали раньше, и что вы думаете теперь, что дальше?

Рубен Варданян: Я как правильный отличник: если я какой-то урок выучил, я ему дальше пытаюсь следовать. В промышленной стране главное — это концентрация капитала. Ты концентрируешь капиталы, строишь большие заводы, и производственная площадка требует огромной концентрации денег, человеческих ресурсов и всего остального. В XXI веке всегда надо говорить: главный актив не деньги, а человек. Человек без денег, имея 500 долларов, может создать компанию, которая потом будет стоить миллиарды, и это все вообще не требует огромных вложений в инфраструктуру, заводы, трубопроводы и все остального. Но если это так, то автоматически получается, что гуманитарные ценности, образ жизни, философия становятся очень важны, потому что этот главный актив не машина, по крайней мере пока.

Я на секунду возражу. Это, может быть, так, если трубы и электричество уже есть, а вот если их нет, то не вырастет.

Рубен Варданян: Даже если их нет, всегда спрашиваешь, что является самым движущим. Есть известная фраза, что армия движется с той скоростью, с которой движется самый медленный полк, и общество движется точно так же, но при этом надо опираться на тех, кто приносит прорывные изменения. Например, Tesla: все равно в Америке производятся миллионы машин с водителем, бензиновым и газовым двигателями, но ты понимаешь, куда идет тренд. Тренд в одном: 2% людей в мире будут заниматься креативом, процентов 20 будут их обслуживать в том или ином формате и помогать, 80% непонятно чем будут заниматься, потому что их функции будут заменены роботами. И вот это новое общество формируется сейчас как лягушка, сидящая в теплой воде и не замечающая, что потихонечку начинается вариться. Мы приходим к моменту, когда уже становится очевидным для всех, что происходят не просто технологические изменения, а они уже влияют на социальные, гуманитарные, политические — на все сферы деятельности. Посмотрите, реалити-шоу помогло Трампу выиграть выборы. Вся традиционная система самой богатой страны оказалась не готова к тому, что человек, потратив в четыре раза меньше денег, чем Хиллари, выиграл выборы, в принципе не будучи представителем ни одной из партий. Мы находимся в периоде тектонических изменений, и эти тектонические изменения не только технологические, но и социально-психологические. Это разговор о том, что мы уйдем от чистого капитализма, когда главный элемент — это только прибыль, в социально измеряемые виды деятельности, которые будут на стыке между благотворительностью, филантропией, бизнесом, социальным влиянием, бизнес ради не просто бизнеса, очевидно, для сохранения мира как такового.

Вернемся назад на землю. Вам как суперпрофессионалу фондового рынка в прошлом не кажется все равно, что Tesla, Facebook, Snapchat безумно переоценены, и это пузырь, который может лопнуть? Сколько процентов автомобилей Tesla выпускает в Америке? Очень мало, а стоит столько же, сколько Ford.

Рубен Варданян: У нас есть более фундаментальная проблема: вся материально-техническая база мировой экономики — 65 трлн долларов, весь производный рынок — больше триллиона. На самом деле мы имеем...

Сплошной пузырь.

Рубен Варданян: Виртуальный. И поэтому биткоины, вся эта система изменений. Что измеряется чем? На самом деле изменения коснутся не только того, что производится, но как это измеряется. Условно говоря, измеряется это только прибылью или чем-то другим. Мы видим примеры Snapchat, Facebook, что измеряются уже недостаточно. Выяснилось, что GDP, рост ВВП, недостаточен для того, чтобы люди чувствовали себя счастливыми. В Америке рост ВВП, а люди идут и голосуют против той партии, которая обеспечила рост ВВП: потому что я не верю в свое будущее, потому что я знаю, что потеряю свою работу, и меня не волнует, что сегодня вроде бы, кажется, все хорошо. То есть мы видим изменения поведения и оценки того, что хорошо и плохо, во всех сферах, в том числе в сфере того, какой бизнес сколько должен стоить.

Не очень понятно, но, скорее, понятно, что пусть оно стоит так.

Рубен Варданян: Не в этом дело. Просто система измерения изменений...

Изменения стоят дороже, чем то, что существует.

Рубен Варданян: Да. Удачный пример — Amazon, это показывает, что это правда, и тот же Amazon сейчас стал двигателем.

Вы видите признаки роста, появления этой экономики в нашей стране?

Рубен Варданян: Конечно, а куда мы денемся. Прогресс нельзя остановить. Вопрос — какое место мы займем, какую часть будем обеспечивать.

Я имею в виду успешный, не то что мы где-то плетемся. Мы уже десяток лет ждем каких-то результатов от инновационной политики. Она ведь у нас провозглашена государством, но сколько нам ждать, чтобы увидеть ее зримые результаты, будут ли они?

Рубен Варданян: Во-первых, это очень нетипично, что инновациями занимается только государство.

В былое время это было типично. В былое время в государстве и занимались инновациями.

Рубен Варданян: Это была другая модель экономики, инквизиционная модель, когда концентрация ресурсов была в рамках одного института, который мог мобилизовать все и финансовые, и человеческие ресурсы и за счет этого сделать качественный скачок, но это другая модель. Есть четыре модели: эволюционная, революционная, реформационная и инквизиционная. Мы сейчас в эволюционной модели, не в инквизиционной, поэтому их нельзя сравнивать. Модель, которая была во времена Сталина, была инквизиционная. Она дала свой результат, но она требует бесконечного человеческого ресурса. Просто там цена была оплачена тем, что мы сейчас имеем население в России 150 миллионов вместо того, чтобы иметь 350 миллионов. Вот и вся цена, которая была заплачена за счет этого скачка.

А сейчас-то все нормально? Нам надо подождать, и посеянные семена взойдут?

Рубен Варданян: Срок ожидания может быть больше, потому что пять-десять лет для создания такой среды, где все будет расцветать и давать результат, это маленький срок.

Семена, на ваш взгляд, посеяны?

Рубен Варданян: Посеяны. В некоторых местах они дают больше. Например, в Татарстане точно посеяны, в некоторых регионах других России, в некоторых регионах видно, что есть попытки, в том же Ульяновске. Я не все регионы хорошо знаю, но я точно вижу некоторые регионы, где это происходит достаточно активно. В том же Сколково, Томске, Новосибирске, в некоторых точках они видны. Насколько они пробьются через асфальт, как трава, или они еще будут специально прополоты, будут нужны удобрения, которые помогут им вырасти — это два разных вопроса.

Так удобрения вносят. Знаете, как в сельском хозяйстве: удобрений сыпали много, а урожай маленький.

Рубен Варданян: Поэтому вопрос еще правильной эффективности — это очень важный вопрос. Надо понимать, что из десяти созданных компаний девять умирают. Мы даже к этому привыкнуть не можем, что такое вообще может быть. Прокуратура тут же придет и скажет: это точно мошенничество, деньги все увели непонятно куда. А у нас это нормальный процесс, когда из десяти новых компаний, создаваемых в венчурном бизнесе, в инновациях, девять будут неуспешными. Это все психологические изменения. На мой взгляд, мы идем к ситуации, когда эти 2-3% креативных людей будут выбирать, где жить. Хорошая новость, что они могут жить в любой точке, потому что сейчас уже не надо ехать в Силиконовую долину, чтобы быть успешным. Мы видим, как в Европе, Азии появляются центры, где можно создавать очень серьезные компании, не выезжая обязательно в самую развитую страну. Вторая хорошая новость в том, что изоляционизм, который возник и в Америке, и в Англии, привел к тому, что все меньше людей хотят туда уехать. Если мы будем правильно выстраивать политику сохранения своих лучших кадров и привлечения других, у нас есть шанс. Шанс есть всегда. Надо делать очень много усилий, и будет всегда неочевидно, что это получится с первого раза.

Илья Копелевич

Россия > Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 5 июня 2017 > № 2205062 Рубен Варданян


Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 25 мая 2017 > № 2185643 Рубен Варданян

Из рук в руки: владельцам капиталов нужно «думать о седьмом поколении» наследников по примеру ирокезов

Рубен Варданян

социальный инвестор и предприниматель

Каждый совет племени старейшины ирокезов начинали призывом: «Возьмемся за дело здесь и сейчас — с надеждой, что принятое нами решение одобрят члены нашего племени, наши потомки в седьмом поколении».Каждый совет племени старейшины ирокезов начинали призывом: «Возьмемся за дело здесь и сейчас — с надеждой, что принятое нами решение одобрят члены нашего племени, наши потомки в седьмом поколении». Robert Griffing

Попечитель бизнес-школы Сколково и глава инвестиционной компании «Варданян, Бройтман и партнеры» Рубен Варданян — об особенностях наследования бизнеса в России и проблеме первого поколения наследников

В этом году мы отмечаем столетие революции, которая лишила наших предков собственности. Мы отвыкли от того, чтобы чем-то владеть. Впервые за сто лет с 1917 года в России сформировалось поколение людей, имеющее возможность оставить следующему поколению значительные материальные блага. Вследствие изменения политического и экономического строя мы получили новую систему, важнейшим элементом которой вновь стала частная собственность. Огромное количество наших соотечественников стали владельцами рыночных активов, получив в собственность не только заводы, но и элементарно квартиры. Однако за 27 лет в нашей стране институт частной собственности не сформировался окончательно — ни в плане культуры и традиций преемственности, судебной системы, ни с точки зрения ощущения самих себя собственниками и понимания связанной с этим ответственности. Поэтому в ближайшие 10–20 лет нас ожидает серьезное переосмысление вопросов преемственности и наследования.

Почему этот процесс неизбежен? Потому что огромному количеству людей, которые стали собственниками в 1990-е, сегодня 50–70 лет. Я начинал свою карьеру в инвестбанкинге в 1991 году и был одним из самых молодых среди тех, кто пришел в бизнес в начале 1990-х. Как показывают исследования, человек начинает задумываться о смысле жизни и о том, что он оставит после себя, когда ему исполняется 65 лет, а значит, мы подошли к периоду, когда нам предстоит принимать серьезные решения, связанные с будущим своего бизнеса и наследия как такового.

В плане передачи благосостояния мы попали в общемировой тренд. В ближайшие десятилетия в Северной Америке «из рук в руки» перейдет около $30 трлн. Однако на Западе поколение преемников и наследников значительно старше нашего, активы передают 50–70-летним. Наши дети наследуют нам более молодыми. Готовы ли они к этому?

Передать не значит составить завещание и надеяться, что все произойдет именно так, как в нем написано. Передать — значит продумать, создать механизм для того, чтобы передача прошла максимально безболезненно, и долгие годы его последовательно реализовывать.

Исследование, которое мы проводили в Центре управления благосостоянием и филантропии бизнес-школы Сколково, позволило нам составить портрет владельцев капиталов в России. Сегодня от 100 000 до 150 000 российских семей владеют финансовыми активами объемом свыше $1 млн, они контролируют 25–35% благосостояния в стране. Средний возраст владельца капитала — 50–55 лет. У 63% участников нашего исследования члены семьи не вовлечены в бизнес, а у 71% нет механизмов обсуждения и принятия решений касательно семейного состояния и наследования. План преемственности бизнеса детально проработан лишь у трети крупных предпринимателей, а еще треть даже не обдумывала этот вопрос.

Сравнительно немного собственников рассматривают бизнес в качестве актива, который предстоит передать семье. Во многом это связано с тем, что у нас привыкли зарабатывать не на капитализации и дивидендах, а на денежном потоке. Кроме того, определенная доля крупных бизнесов и состояний формировалась на начальном этапе рыночных реформ, когда границы допустимого были размыты. Вполне вероятно, что некоторые нынешние владельцы либо не захотят передавать бизнесы с такой историей, либо не смогут. Еще одна сложность заключается в том, что крупный бизнес основан на неформальных договоренностях, которые не могут быть не только переданы, но зачастую даже и озвучены. Около четверти наших респондентов уже сейчас готовы продать свой бизнес, поэтому в ближайшее десятилетие мы ожидаем рост числа сделок M&A. В то же время возникает вопрос, кто станет покупателем этих бизнесов и есть ли вероятность, что из-за потери ключевого нематериального актива — текущего владельца и его системы связей — они будут продаваться с дисконтом.

Наследникам тоже непросто. Стремительное развитие технологий и достижения современной медицины приведут к тому, что люди станут жить дольше. Наши дети — первое поколение, которое может прожить до 90–100 лет. В этих условиях временные рамки для решения многих жизненных задач будут смещаться: зачем принимать решение о создании семьи в двадцать, когда у тебя в запасе есть еще 70–80 лет жизни? В связи с этим смещаются и временные рамки для решения вопросов преемственности. Наблюдается серьезный поколенческий разрыв. У поколения, сформировавшегося в других условиях, не будет предпосылок и, соответственно, готовности взять на себя ответственность за активы родителей. Сегодня у нас нет ни информационной среды, ни достаточного опыта разговора о богатстве и благосостоянии. Мы широко обсуждаем эти вопросы в «Академии преемников» бизнес-школы Сколково.

Семьям собственников следует научиться «думать о седьмом поколении» по примеру мудрых старейшин племени ирокезов, начинающих каждый совет племени призывом: «Возьмемся за дело здесь и сейчас — с надеждой, что принятое нами решение одобрят члены нашего племени, наши потомки в седьмом поколении».

Я не раз говорил о том, что главный актив XXI века — это человек, и это относится не только к бизнесу, но и к семье. В 2009 году мы в «Тройке Диалог» поддержали выпуск книги Джуди Мартел «Богатство семьи и его дилеммы». Автор утверждает, и я не могу с этим не согласиться, что самое важное богатство для длительного успеха семьи — ее человеческий и интеллектуальный капитал. Благосостоянию способствуют накопленные знания и опыт: вначале интеллектуальный капитал основателя семьи помогает ему накопить финансовый капитал, впоследствии человеческий капитал семьи развивается и приумножает интеллектуальный капитал. Этот цикл влечет за собой рост семьи и сохранение фамильного состояния.

Чтобы помочь владельцам активов определиться с выбором подходящей для них модели, мы создали компанию Phoenix Advisors («Феникс»), которая работает как с самими владельцами, так и с их преемниками и наследниками. Мы помогаем людям спокойно, в несколько этапов решить, что и как они оставят после себя, продумать и предусмотреть все сложные моменты, для которых порой очень непросто найти решение.

Вопросы, связанные с преемственностью благосостояния и бизнеса в целом, напрямую затрагивают экономическую устойчивость страны. Если через 20 лет в наших судах будут одновременно слушаться несколько тысяч споров между родственниками, большое количество активов не сможет работать, бизнесы не смогут развиваться. Мы в том числе хотим предотвратить возможный коллапс всей экономической системы.

Вопрос наследования касается не только денег и активов, то есть материально-технической части, но и нематериальной — памяти, которую оставит о себе владелец капитала. Именно в этой точке благотворительность может трансформироваться из эмоционального порыва в системную деятельность, дающую возможность оставить след. Два года назад мы создали компанию PHILIN («Филин. Инфраструктура благотворительности»), которая оказывает услуги по управлению благотворительными фондами. В то же время владельцы капиталов, желающие заниматься филантропией, могут использовать нашу инфраструктуру, чтобы не создавать с нуля все финансовые и операционные институты.

Процесс передачи требует серьезной подготовки, не только юридической и финансовой, но и философской. Мы в бизнес-школе Сколково анализируем культуру наследования, изучаем лучшие мировые практики, чтобы адаптировать существующие механизмы для России.

У людей, обладающих активами, выбор не такой уж большой.

Первый сценарий — «После меня хоть потоп, пусть наследники сами все решают».

Второй — продать бизнес и оставить наследникам деньги.

Третий — подготовить преемника, который унаследует бизнес, а остальные члены семьи будут только получать доходы.

Четвертый — выстроить структуру так, чтобы менеджмент решал вопросы, а наследники получали дивиденды.

Пятый — потратить все деньги при жизни, получить удовольствие от заработанного и предоставить детям возможность самим пробивать себе дорогу.

И, наконец, шестой — оставить большую часть на благотворительность.

И это тоже требует достаточно серьезной проработки, потому что, если завещание противоречит законодательству, действует законодательство, и наследники имеют право оспорить ваше решение. Наш главный посыл таков — любое решение имеет право быть, но для его реализации требуется длительная подготовка, не одна итерация переговоров и размышлений, потому что нет идеальной, единственно правильной модели, и многие вопросы, которые предстоит решать, — ценностные и философские.

Думать о передаче наследства у нас не принято, это считается плохой приметой, хотя на самом деле это часть культуры, которую мы должны внедрить в нашу повседневную жизнь. Имея возможность впервые за сто лет передать что-то следующему поколению, мы должны задуматься о том, как это сделать уже сейчас, чтобы не перекладывать решение и ответственность за него на плечи детей.

Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 25 мая 2017 > № 2185643 Рубен Варданян


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter