Всего новостей: 2555031, выбрано 9 за 0.007 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Волков Михаил в отраслях: ТранспортФинансы, банкивсе
Волков Михаил в отраслях: ТранспортФинансы, банкивсе
Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bfm.ru, 27 февраля 2018 > № 2514438 Михаил Волков

Глава «Ингосстраха»: в прошлом году мы укрепили нашу финансовую устойчивость

О том, как оформить каско через мобильное приложение, что происходило на страховом рынке в прошлом году и что его ожидает в текущем, Business FM рассказал глава «Ингосстраха» Михаил Волков

Как вы оцениваете итоги прошлого года для рынка и для компании, какие у вас ожидания от 2018 года?

Михаил Волков: Мы закончили 2017 год прибыльно, укрепили нашу финансовую устойчивость. Прибыль оказалась меньше, чем была в 2015 и 2016 годах, но это было совершенно ожидаемо на фоне стабилизации экономики, это нормальная ситуация. Все достаточно неплохо, стабильно, за одним большим исключением. Мы все время возвращаемся к теме ОСАГО, и здесь пока ничего не изменилось. Мы надеемся, что после расчетов по результатам 2017 года, которые РСА и Центральный банк должны завершить в ближайшее время, возобновится диалог на тему дорожной карты, которая должна привести к либерализации тарифа. Мы очень надеемся, что на горизонте 2-3 лет мы полностью перейдем к либерализации тарифа, когда страховщик сможет самостоятельно устанавливать тариф в рамках согласованной системы, не будет такой жесткой тарификации, которая существует сегодня.

При либерализации, о которой вы говорите, каковы пессимистические прогнозы для потребителя?

Михаил Волков: Большого роста я не ожидаю, но будет большая дифференциация. У нас сегодня есть регионы, в которых очевидно занижен территориальный коэффициент, то есть каким-то регионам придется платить больше, и произойдет большая дифференциация между теми, кто хорошо и плохо ездит. У нас сегодня те, кто ездит хорошо, переплачивают за тех, кто ездит плохо. Тем, кто попадает в аварии, к сожалению, придется платить больше. Тем, кто ездит аккуратно и в аварии не попадает, скорее всего, будут платить меньше.

2017 год запомнился чередой серьезных передряг в банковской сфере, и когда вы говорите о финансовой устойчивости, нельзя не отметить, что «Ингосстрах» сотрудничал с банками из так называемого «московского кольца». Их судьба как-то отразилась на компании?

Михаил Волков: Для нас эта ситуация была очень печальной. В течение года мы постоянно и ежедневно мониторили то, что происходит, вынуждены были снижать свои размещения в этих банках, потому что видели неустойчивость ситуации. Сейчас, когда по сути уже все произошло, могу сказать, что мы не потеряли деньги в связи с этой ситуацией, и те деньги, которые сейчас там размещены, не несут риска для нашей финансовой устойчивости. С другой стороны, эти банки — наши стратегические партнеры. Мы вместе с ними развиваем страховой рынок, продаем наши продукты. С этой точки зрения ничего не изменилось, мы с ними как работали, так и продолжаем работать, несмотря на те изменения, которые с ними произошли. И это, скорее, положительный фактор.

Какие прогнозы на старте 2018 года делает «Ингосстрах» по рынку и по своему бизнесу?

Михаил Волков: Я надеюсь, что рынок будет продолжать развиваться вместе с экономикой. Как мы видим по результатам 2017 года, продажи новых автомобилей увеличиваются, это хороший и для экономики, и для бизнеса показатель.

Это было ожидаемым или это сюрприз?

Михаил Волков: Результаты, наверное, чуть лучше, чем были ожидания. Мы ожидаем, что такой тренд сохранится, продажи будут расти, при этом мы думаем, что рынок каско не будет расти пропорционально. Потому что все знают, что на фоне попыток немного сэкономить на полисах каско, многие наши клиенты начинают покупать продукты с франшизой. Это сокращает объем рынка, но все равно мы надеемся, что будет положительное развитие.

Каско вы относите к точке роста на 2018 год. Что еще может дать импульс для роста рынка в этом году?

Михаил Волков: Мы очень надеемся, что будет принято законодательство, мотивирующее развитие страхования квартир и домов, и мы в «Ингосстрахе» тоже много делаем для того, чтобы наш портфель рос в этом направлении. Продолжается рост страхования жизни, хотя на фоне очень бурного роста, который происходил в последние несколько лет, я ожидаю, что рост будет, но не такими высокими темпами. Вместе с экономикой рынок будет не сильно, но все же расти.

Тренд последнего времени по всему финансовому сектору — это цифровизация бизнеса. Мобильные приложения, все в один клик, отсутствие необходимости обращаться в офис — в банковской сфере это ярко видно. Насколько это развито в страховом секторе и, в частности, что делает в этом плане компания «Ингосстрах»?

Михаил Волков: В страховом секторе это пока развито чуть меньше, но мы действительно много делаем в этом направлении. У нас в стратегии записано, что одно из наших основных направлений развития — это развитие цифровых технологий. 2017 год, на мой взгляд, был революционным для «Ингосстраха». В середине года мы запустили принципиально новый сайт, а в конце года — новое мобильное приложение, которое, по нашим оценкам и по оценкам экспертов, является одним из лучших и в России, и на международном рынке. С его помощью намного удобнее, намного быстрее и намного комфортнее купить полис. А следующий релиз, который мы выпустим, позволит урегулировать убытки, не обращаясь в офис. Уже сегодня появилась уникальная для российского страхового рынка функция — самоосмотр. Автомобиль можно будет застраховать по каско, не приезжая в офис, просто сделав несколько фотографий документов и своего автомобиля, связавшись с нашим оператором с помощью видеозвонка, показав ему автомобиль, оплатив полис и получив его по электронной почте.

А как компания страхуется от таких рисков, как, например, стоят рядом два внедорожника очень дорогих: мой и моего друга. Мой битый, а его — целый. Мы номера поменяли, ваш специалист осмотрел машину, поменяли обратно, и я через день у вас?

Михаил Волков: VIN вы не поменяете, мы попросим продемонстрировать VIN, есть много разных технологий, которые позволят нам бороться с мошенничеством. На своем личном примере могу показать, насколько это удобно — приобретать полис онлайн, в частности, полис для выезжающих за рубеж. Я лично, загрузив это приложение как зарегистрированный пользователь, купил полис ВЗР за 20 секунд. Мне самому было очень приятно и очень удобно.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bfm.ru, 27 февраля 2018 > № 2514438 Михаил Волков


Россия > Финансы, банки > bfm.ru, 17 ноября 2017 > № 2395873 Михаил Волков

«Ингосстраху» — 70 лет.

О том, с какими достижениями и успехами лидер российской страховой индустрии подходит к юбилею, Business FM рассказал глава «Ингосстраха» Михаил Волков.

«Ингосстраху» — 70 лет. К сожалению, формат нашего интервью не позволяет нам рассказать подробно о всей истории компании, но давайте тезисно отметим, с чем «Ингосстрах» подошел к этому юбилею.

Михаил Волков: За 70 лет вместе со страной пережито несколько эпох. И сегодня «Ингосстрах» один из лидеров российской страховой индустрии, один из самых финансово устойчивых игроков на этом рынке. Для страховой компании это самое важное. И, конечно, мы уверены в том, что делаем все, что только можно, для обеспечения надежности и устойчивости наших клиентов. Наши клиенты опять-таки — это самое дорогое, самое важное, что у нас есть. А пару лет назад мы сформулировали миссию компании, в которой звучат слова «Мы делаем мир лучше». Нам кажется, что наш бизнес позволяет этого добиваться. На протяжении всех 70 лет мы не только прислушивались к потребностям наших клиентов и пытались максимально их реализовывать, но и занимали проактивную позицию, мы обучали, рассказывали нашим клиентам, как правильно управлять рисками. Например, для корпоративных клиентов у нас есть специальное подразделение консультантов, они выезжают на предприятия и дают свои рекомендации о том, как правильно управлять рисками, как правильно страховать риски. Тем самым через наш бизнес мы стараемся сделать мир лучше.

В этом году «Ингосстрах» представил новую стратегию. Расскажите, пожалуйста, что в ней нового. И почему вообще возникла необходимость вносить какие-то коррективы?

Михаил Волков: Мир стремительно меняется. Сегодня стратегия любой компании должна постоянно обновляться. Это не та классическая стратегия, которая пишется на многих сотнях страниц, а потом ложится куда-то на полку. Это некий стратегический диалог, в котором мы сейчас постоянно находимся. Мы постоянно обновляем свои цели и задачи. И, конечно, в сегодняшних реалиях цифровое будущее всем очевидно. В нашей стратегии к таким классическим вещам, как эффективность производства, эффективность ведения деятельности, прибавился очень большой блок, связанный с дигитализацией.

Большинство тех проектов, которые сегодня реализуются в компании и позволяют нам оставаться лидерами на этом рынке, связаны с цифровыми технологиями. Зайдите ради интереса на наш сайт — мы уверены в том, что это один из самых интересных и профессионально организованных сайтов не только в России, но и в мире среди страховых компаний.

Блокчейн?

Михаил Волков: Блокчейн — красивое слово, которое, как мы теперь знаем, может увеличить капитализацию компании просто за счет самого названия. Конечно, мы эти слова тоже обсуждаем, мы очень серьезно думаем, как правильно применить эти технологии. Один блокчейн нам не поможет, это я точно вам могу сказать. Серьезность взаимоотношений с клиентами для нас намного важнее, чем красивые слова, тем не менее всеми современными технологиями, которые сегодня существуют на рынке, в «Ингосстрахе» мы уже пользуемся и будем их внедрять дальше.

Наличие стратегии подразумевает наличие прогнозов по развитию рынка в целом. Каким рынок в ближайшие пять лет видит «Ингосстрах»?

Михаил Волков: Конечно, ведь мы заложники макроэкономики. Сегодня не самый лучший период для российского страхового рынка. У нас очередной кризис, связанный со сферой ОСАГО.

Недавно в прессе промелькнула фраза про десятикратное увеличение тарифов по ОСАГО. Насколько эта цифра вообще адекватна?

Михаил Волков: Десятикратным увеличением точно пугать никого не надо. То, что тарифы сегодня в среднем занижены, это тоже всем очевидно. К сожалению, сегодня те, кто хорошо ездит, переплачивают, те, кто ездит плохо, недоплачивают. Понятно, что в этом есть некая социальная забота о гражданах, но я думаю, что все будет идти к большей справедливости для каждого индивидуально. На пути к либерализации тарифов постепенно, а именно это сейчас обсуждается, мы сможем давать более справедливые тарифы для каждого индивидуально. И те, кто хорошо водит, будут платить меньше, те, кто часто попадает в аварии, они должны платить больше.

А если ОСАГО, если уже можно так выражаться, вечная проблема страхового рынка? Все страховщики жалуются на то, что этот рынок едва ли не убыточен, а многие говорят, что убыточен.

Михаил Волков: Он однозначно убыточен на сегодня.

Зачем страховые компании остаются в этом бизнесе, если рынок убыточен, и почему вы продолжаете этим заниматься и не сдаете лицензию по этому виду страхования?

Михаил Волков: Потому что мы уверены, что выйдем из этого кризиса. И это произойдет в ближайшее время.

Выйдем из кризиса с чем? Что тянет вверх? Какие есть точки роста на страховом рынке сегодня?

Михаил Волков: Более или менее хорошо развивается страхование жизни. Продолжает развиваться инвестиционное страхование жизни. Если говорить о совсем новых видах страхования, то, конечно, и в корпоративных видах бизнеса, и в розничном мы все больше и больше задумываемся о новых продуктах, связанных с киберрисками, которые сейчас реализуются и активизируются постоянно.

А спрос есть? К вам уже приходят и просят: «Застрахуйте, пожалуйста, от кибератаки»?

Михаил Волков: Спрос есть. Он пока что неявно выраженный. В начале интервью я говорил о том, что по ряду вопросов мы занимаем проактивную позицию. Мы рассказываем нашим клиентам о том, какие риски у них есть, о которых они, может быть, еще не знают, тем самым тоже стараясь делать мир лучше.

Планы «Ингосстраха» на ближайший год. Какие-то целевые показатели, которых вы намерены достичь.

Михаил Волков: Вы знаете, ничего экстраординарного. Как я и говорил, рынок сейчас развивается спокойными темпами. Мы планируем продолжать находиться среди лидеров рынка по объемам, ну и, конечно, наращивать свою финансовую устойчивость.

Ну и в ваш день рождения, в ваш юбилей чего бы вы пожелали своим партнерам и клиентам?

Михаил Волков: Как страховщики, конечно, мы желаем спокойствия, уверенности, надежности, здоровья, что очень немаловажно. Обо всем остальном позаботится «Ингосстрах».

Россия > Финансы, банки > bfm.ru, 17 ноября 2017 > № 2395873 Михаил Волков


Россия > Финансы, банки > bfm.ru, 2 июня 2017 > № 2205063 Михаил Волков

Михаил Волков: «Рынок будет продолжать развиваться в рамках модульного страхования»

О том, какие выплаты страховщики будут производить, возмещая ущерб от недавнего урагана в Москве, как будет развиваться КАСКО и за счет чего можно оптимизировать стоимость полиса, рассказал генеральный директор «Ингосстраха» Михаил Волков

В последнее время КАСКО стало не так востребовано, как раньше, потому что многие просто не могут его себе позволить. Как выглядит ситуация с такими людьми после недавнего урагана в Москве?

Михаил Волков: Всегда, когда происходят стихийные бедствия, мы, в первую очередь, выражаем соболезнования родственникам погибших. К сожалению, мы — страховщики, а не волшебники и можем возместить понесенный ущерб только деньгами. В связи с этим у нас был показательный случай: дерево на стоянке упало на четыре машины, две из них были застрахованы, а две — нет. В итоге, в то время как кто-то получит полную стоимость утраченного имущества, кто-то будет копить на новые автомобили. При этом понятно, что через несколько лет после кризиса у людей не самая лучшая финансовая ситуация, поэтому легко восстановить автомобиль получится не у всех. Чем сложнее и длительнее кризис, тем важнее защищать свое имущество и страховать машины по КАСКО и дома, которые также сильно пострадали из-за стихии. Те, кто был застрахован, получат выплаты. После этого урагана мы уже будем выплачивать более 90 миллионов рублей тем, чье имущество пострадало, причем эта цифра может сильно увеличиться.

Кризис внес коррективы во все страховые программы. Что за это время произошло с КАСКО?

Михаил Волков: Прошлый год для нас был необычным: объем ОСАГО превысил объем КАСКО на рынке в целом, и проблемы ОСАГО нас все время преследуют и влияют на все остальное. С КАСКО тоже не все благополучно, потому что продажи автомобилей сокращаются: у нас объем продаж снижался в течение двух лет. Первые оптимистические нотки появились только в апреле. Для нас понятно, что чем больше машин продается, тем больше объектов для страхования и тем больше этот рынок. В деньгах при этом рынок снижается, потому что снижается средняя цена полиса. Если раньше большинство людей старались покупать полное премиальное КАСКО, то сейчас даже те, кто может себе это позволить, выбирают модульные программы, применяют большую франшизу, поэтому полис становится в два раза дешевле.

Будет ли происходить возврат к традициям 2013 года?

Михаил Волков: Возврата к прошлому не будет, и наш опыт показывает, что прямого возврата обычно не происходит. Рынок будет продолжать развиваться в рамках модульного страхования, когда люди будут сами выбирать себе риски, от которых они хотят застраховаться. У них будет все больше и больше информации об этом, электронное страхование будет помогать. Даже наш сайт сейчас принципиально отличается от того, что было несколько лет назад, а через пару месяцев он опять модифицируется. Мы будем знать о наших клиентах достаточно много: мы будем знать то, что они ожидают от нас получить, и давать персонифицированное предложение. Сайт будет для каждого входящего разным, в зависимости от того, какую машину он хочет застраховать и какой бюджет может потратить. Мы применяем методики, которые уже давно на Западе применяются, когда вы можете сами объявить свой бюджет, а в его рамках мы предложим оптимальную программу.

Что происходит по другим видам страхования, ведь бизнес частично страдает от обязательных страхований, хотя иногда все же пользуется страховкой.

Михаил Волков: В корпоративных видах страхования всегда есть прямая зависимость от экономической ситуации. Если она сейчас начнет улучшаться, то для страхового бизнеса это будет полезно, появится больше объектов для страхования. С розничным страхованием то же самое. Предприятия накапливают опыт, получают больше информации о страховых продуктах и формируют страховые пакеты под свои нужды, переставая страховать все подряд. С помощью нашего инженерного центра, который занимается риск-аудитом предприятий, компании выявляют свои основные риски, чтобы не тратить слишком большие бюджеты на страхование того, от чего не нужно страховаться.

Крупные компании очень недовольны системой страхования опасных промышленных объектов, спрашивая о том, где же выплаты по этому виду страхования, притом, что платятся огромные деньги.

Михаил Волков: Со своей стороны позволю себе не согласиться. Да, на сегодняшний день статистика говорит о том, что на коротком периоде времени выплат меньше, чем мы собираем премий, это правда, но это очень долгосрочные виды страхования. И не дай Бог повторения таких историй, что произошла на Саяно-Шушенской ГЭС. Один такой страховой случай может стоить десятилетней премии всего рынка. Страховые случаи происходят с определенной периодичностью, поэтому страховые компании должны накапливать резервы для того, чтобы спокойно производить выплаты если произойдет что- то подобное.

Россия > Финансы, банки > bfm.ru, 2 июня 2017 > № 2205063 Михаил Волков


Россия > Финансы, банки. Транспорт. СМИ, ИТ > bfm.ru, 2 марта 2017 > № 2109328 Михаил Волков

Страховой рынок России: есть ли поводы для оптимизма?

Как действует электронное ОСАГО, почему законопроект о возмещении ущерба в натуральной форме может так и не заработать, рассказал глава «Ингосстраха» Михаил Волков

Генеральный директор компании «Ингосстрах» Михаил Волков рассказал об итогах 2016 года и прогнозах на 2017-й.

Михаил Юрьевич, мы с вами беседуем довольно часто, и каждый раз, когда я прошу сделать какой-то прогноз, вас сложно обвинить в излишнем оптимизме. Вот начало 2017 года, изменилось ли что-либо?

Михаил Волков: Будем последовательными, оптимизма не прибавилось, несмотря на то, что «Ингосстрах» 2016 год закончил очень хорошо, большого оптимизма, если смотреть вперед, у нас нет. Несколько слов про 2016 год. «Ингосстрах» продолжает наращивать свою финансовую устойчивость. То, что мы получили порядка 14 млрд рублей прибыли за прошлый год, привело к тому, что за последние три года мы удвоили свои чистые активы, а это один из самых важных показателей для страховой компании. Наши клиенты могут нам доверять, мы совершенно точно ответим по всем нашим обязательствам. К вопросу о будущем. Конечно, мы больше всего следим за тем, что происходит в сфере ОСАГО. Рынок ОСАГО стал определяющим не только в розничных линиях бизнеса, но и в целом для всего страхового рынка. И те надежды и опасения, которые связаны с ОСАГО, во много определяют дальнейшее развитие. По 2016 году, к сожалению, мы уже получили очень большой убыток в этом виде страхования. Сейчас, в момент обсуждения законопроекта, многие говорят: ну в целом же рынок прибыльный. Я, честно говоря, не очень понимаю, откуда рынок может быть прибыльным при условии того, что у нас показатели лучше, чем в среднем по рынку, мы несем убытки, а рынок я уже сейчас оцениваю как глубоко убыточный.

Самый простой вопрос, который приходит на ум. Я часто слышу, когда люди возмущаются, они говорят: если страховым компаниям не выгодно заниматься ОСАГО, уйдите с этого рынка. Зачем вы там остаетесь, если все так плохо?

Михаил Волков: Дело в том, что ОСАГО носит определенную социальную составляющую сейчас. Наверное, представить себе, что весь рынок уйдет, неправильно. Надо говорить о том, что нужно изменить, чтобы эту ситуацию исправить. И, конечно, все наши надежды были связаны с новыми поправками к законодательству по переходу на натуральное возмещение, что привело бы к тому, что мы убираем из нашей экосистемы недобросовестных посредников, автоюристов, антистраховщиков. Мы понимаем, что натуральная форма возмещения отчасти привела бы к росту убыточности, потому что мы стали бы выплачивать возмещение без учета износа, но мы бы убрали все то неестественное, что в этой системе происходит.

На каком этапе сейчас обсуждение этого законопроекта, как скоро он может быть принят, как вы оцениваете шансы того, что он вступит в силу?

Михаил Волков: Мы ожидали, что этот законопроект вступит в силу с 1 марта, сейчас очевидно, что это невозможно. По плану этот вопрос вынесен на заседание Госдумы на 10 марта. Проблема в том, что, как и в прошлые разы, ситуация, на мой взгляд, сейчас выходит из-под контроля, потому что огромное количество поправок, и благую идею засыпают всякими разными изменениями, которые непредсказуемы, их нельзя просчитать. По нашему однозначному ощущению, в сумме своей, если закон примут в том виде, в котором сейчас эти поправки обсуждаются, это будет иметь негативный эффект для страховой отрасли. И тогда да, действительно, может быть, многие уже задумаются о том, чтобы сдавать лицензии.

Эти поправки вносят отдельные депутаты, кто делают, по вашим оценкам, закон хуже? Советуются ли с вами парламентарии?

Михаил Волков: Вы знаете, вносят разные группы людей, не буду сейчас перечислять. Но эти поправки аккумулировались, по крайней мере, на сегодняшний день в какой-то документ, плохо читаемый, много поправок, которые противоречат друг другу. С нами, как нам казалось, логично было бы консультироваться. РСА принимает участие в этих обсуждениях, но наш голос далеко не всегда слышен. И те предостережения, которые мы на этих обсуждениях озвучиваем, их не всегда, к сожалению, слышно.

Что касается серьезных изменений, которые уже вступили в силу, это я говорю об электронном ОСАГО, можно сейчас уже подводить какой-то промежуточный итог? Как стартовала эта программа по обязательному предоставлению электронных полисов ОСАГО, что видит рынок?

Михаил Волков: Большинство страховых компаний организовали такую услугу у себя на сайтах. Конечно, как только происходят такие существенные изменения, там много шероховатостей, много из того, что нужно додумать, доделать, докрутить, но то, что стартовало, точно стартовало. И по той отчетности, которую мы ежедневно получаем, уже на сегодняшний день электронных полисов всего по рынку продано больше, чем за целый 2016 год. Другое дело, что не может нас не пугать — большинство этих полисов продается именно в тех самых «токсичных» регионах, где убыточность, по нашим цифрам, а я еще раз подчеркну, у нас положение лучше, чем в среднем по рынку, ситуация сильно зашкаливает за 100% убыточности. Есть регионы, где и 150%, и 160% убыточности. В общем, ситуацию пока что делает только хуже.

Что касается остальных видов страхования, какие итоги 2016 года и перспективы на 2017 по рынку и по компании «Ингосстрах», в частности?

Михаил Волков: С гордостью могу сказать, что все виды бизнеса у нас были прибыльными за 2016 год.

Кроме ОСАГО.

Михаил Волков: Правильно, кроме ОСАГО. Медицина вышла в небольшой, но плюс. Мы растем в этом сегменте чуть медленнее рынка, что меня пока что беспокоит. Но я надеюсь, что в 2017 году мы выйдем на нормальные темпы и будем расти хотя бы вместе с рынком. Это всегда проще делать, когда у тебя уже хороший старт прибыльного бизнеса. По корпоративу больших изменений я не вижу. Действительно, экономика находится не в самом лучшем состоянии, всегда говорил о том, что страхование является производной от макроэкономики: что у нас в макроэкономике — то же самое происходит в страховании. Мы делаем очень много интересных проектов не только в розничном, но и в корпоративном страховании. Надеемся, что получим определенные конкурентные преимущества, тут, скорее, будет конкурентная борьба между лидерами рынка. Розница — тут, наверное, та же самая ситуация. Рынок КАСКО снижается вместе с продажами автомобилей, пока что тенденция не переломлена. За январь и февраль машин продается меньше, чем в 2016 году. И все ожидания, что спрос на новые автомобили восстановится, пока что не оправдал себя. «Ингосстрах» продал в 2016 году авто-КАСКО чуть больше, чем в 2015-м. Там новые продукты, продукты с франшизы продолжают все больше превалировать, и конкурентная борьба за хороших клиентов обостряется, это нормальная рыночная ситуация, которая в итоге приводит к правильному, справедливому тарифу для всех наших клиентов.

Иван Медведев

Россия > Финансы, банки. Транспорт. СМИ, ИТ > bfm.ru, 2 марта 2017 > № 2109328 Михаил Волков


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ. Транспорт > bfm.ru, 14 ноября 2016 > № 1986406 Михаил Волков

Глава «Ингосстраха»: «Будущее страховых услуг — в цифровых технологиях»

«Причем «цифра» — это не самоцель, а это комфорт для нашего клиента», — уточнил генеральный директор компании Михаил Волков в интервью Business FM

Генеральный директор страховой компании «Ингосстрах» Михаил Волков в интервью обозревателю Business FM Ивану Медведеву рассказал о преодолении кризиса, успехах компании на рынке и будущем автострахования — электронных полисах ОСАГО и ценах на КАСКО.

Недавно стали известны поправки, которые Минфин разработал к закону об ОСАГО. Там предлагается штрафовать страховщиков за просрочки в выплатах и много чего другого. Как вам кажется, какие из этих поправок здравые, какие могут только помешать рынку, и насколько вероятно вообще их принятие?

Михаил Волков: На мой взгляд, самое важное — это стабильность работающей системы. Мы все время вспоминаем 2013 год, когда система находилась в состоянии кризиса, и мы с большим трудом совместными усилиями вытащили ОСАГО из этого кризиса. Очень большую роль сыграл Центральный банк. Сейчас мои самые большие опасения в том, что будут приниматься какие-то поправки, которые приведут к дальнейшей дестабилизации системы, которые не просчитаны и непонятно к чему приведут, потому что многие из тех идей — а кроме как идеями я это не могу назвать — плохо предсказуемы и имеют плохо просчитываемые результаты. В нашей совместной работе Российского союза автостраховщиков (РСА) с Центральным банком, как мне кажется, мы друг друга слышим, и если предполагаются какие-то изменения, то примерно понятно, на что они направлены и к чему приведут. Последние несколько вбросов пугают именно своей непросчитываемостью.

На каком мы сейчас положении в целом по рынку страхования в России по итогам девяти месяцев 2016 года, и с какими показателями к концу года идет «Ингосстрах»?

Михаил Волков: «Ингосстрах» продолжает развиваться. Мы всегда говорили об ожидаемой консолидации рынка. Мы на своем примере видим, что клиенты продолжают обращаться в стабильные и надежные компании. По МСФО (Международные стандарты финансовой отчетности — Business FM) мы за девять месяцев выросли на 25% — это для нас очень хороший показатель при условии, что рынок такими темпами, конечно же, не растет. Мы продолжаем оставаться одной из самых финансово устойчивых компаний на рынке. Наши собственные средства по результатам девяти месяцев приблизились к 50 млрд — это один из лучших показателей на рынке. Для клиентов страховой компании финансовая устойчивость — это, наверное, один из самых важных показателей.

За счет чего вы растете? Что тянет вниз, а что является драйвером роста?

Михаил Волков: Как раз в розничном страховании, как раз в ОСАГО мы растем быстрее всего. Мы это делали осознанно. Если бы мы были абсолютно вольны в своем выборе, мы бы росли в ОСАГО немножко по-другому и акцентировали свое внимание на тех регионах, которые нам более интересны, более стабильны, и не стали бы расти теми темпами, которыми мы вынуждены расти в убыточных регионах. Это некая социальная ответственность. Мы ожидаем, что по году группа соберет порядка 100 млрд рублей — это просто круглая красивая цифра. Мы с этой цифрой, скорее всего, будем третьими по объему на рынке. Позиция на рынке — это не самоцель, но она отражает нашу значимость, и та цифра, которую я называл — 50 млрд рублей собственных средств, это цифра, которая подтверждает нашу надежность для наших клиентов.

А что происходит с ДМС (дополнительное медицинское страхование — Business FM)?

Михаил Волков: В ДМС все более или менее стабильно. Мы прирастаем не очень быстро. Надо отметить, что те кризисные явления, которые очень жестко ударили по прошлому-позапрошлому годам, сейчас более или менее выравниваются. Те, кто хотел отказаться от ДМС, уже отказались. Те, кто ДМС оставил, отрегулировали свои бюджеты. Нет взрывного роста, но и падения тоже нет. К нам возвращается ряд ключевых клиентов, которые уходили на более дешевые предложения, может быть, не всегда очень профессиональных наших конкурентов. Есть ряд клиентов, которые к нам возвращаются, это всегда приятно.

Если вернуться к ОСАГО, в этом году, можно сказать прямо, была паника, когда заговорили о том, что будут введены новые полисы. Что-то изменилось, или все прошло так, что никто и не заметил?

Михаил Волков: Волноваться должны были по этому поводу мошенники, которые изготавливали поддельные полисы. Для честного гражданина нет абсолютно никакого повода волноваться. Это была техническая процедура. Наверное, принципиальным образом ситуация может измениться, когда будет введен электронный полис ОСАГО, а это планируется сделать с 1 января. Но мы, конечно же, возвращаясь к вопросу законодательных инициатив, увязываем это с изменениями законодательства и считаем, что правильным для рынка будет введение натуральной формы возмещения, причем по выбору страховщика. Дата запуска этого законопроекта должна совпадать — и вроде бы Центральный банк с нами здесь согласен — с введением электронного полиса ОСАГО. Если это будет синхронизировано, то будет хорошо. На сегодняшний день мы не продаем электронные полисы в чистом виде — можно заказать, и вам доставят на какой-то адрес. Но когда это будет введено в обязательном виде, мы тоже будем оказывать такую услугу. Мы продолжаем очень активную работу над актуализацией нашей стратегии, и в рамках новой версии стратегии очень много внимания уделяется, конечно, цифровым технологиям. Мы видим, что будущее и финансовых, и страховых услуг — в «цифре», причем «цифра» — это не самоцель, а это комфорт для нашего клиента.

С точки зрения применения на практике, если клиент, допустим, согласился с тем, что электронный полис — это хорошо, у него нет вопросов, то у конкретного сотрудника ГИБДД эти вопросы смогут возникнуть.

Михаил Волков: Именно поэтому мы и не бежим впереди паровоза и не запускаем электронные полисы ОСАГО в добровольном виде сейчас, потому что мы понимаем, что есть проблемы технического плана и, к сожалению, возможность для мошеннических действий, и для клиентов тоже потенциально могут быть технические сбои. Но я надеюсь, что к тому моменту, когда все-таки будет принято окончательное решение запустить — мы надеемся на поддержку Центрального банка и РСА — эти проблемы будут максимально решены, насколько это возможно.

Чего ждать от следующего года тем немногим, кто еще страхует машины по КАСКО? Цены будут расти, падать, оставаться на том же уровне?

Михаил Волков: Мы лидеры этого рынка. Наши клиенты продолжают страховаться по КАСКО. Наверное, сам продукт видоизменился. Если раньше мы не знали, как придумать, как продать клиенту франшизу, то теперь клиенты ее просят сами, потому что, в общем-то, это дешевле. Сейчас у нас намного более удобные модульные продукты: можно страховать или не страховать колеса, страховать или не страховать окна и так далее. Клиент сам выбирает тот объем риска, который хочет застраховать. Нельзя говорить, что цена повышается или понижается. Мы работаем над тем, чтобы запустить индивидуальный тариф для каждого клиента в соответствии с его риск-профилем. Поэтому, скорее, цена будет зависеть от того, как вы водите машину, какой у вас риск-профиль, но если говорить в среднем по больнице, сейчас тарифы немного будут снижаться.

Иван Медведев

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ. Транспорт > bfm.ru, 14 ноября 2016 > № 1986406 Михаил Волков


Россия > Финансы, банки > bfm.ru, 1 марта 2016 > № 1675106 Михаил Волков

Глава «Ингосстраха»: жизнь заставила людей выбирать страховые продукты с франшизой

Михаил Волков поделился прогнозами развития рынка страхования в 2016 году и рассказал, как его компания завершила 2015 год

Глава страховой компании «Ингосстрах» Михаил Волков в интервью обозревателю Business FM Ивану Медведеву рассказал о влиянии политики Центрального банка на рынок страхования, о перспективах его развития и о планах по замене полисов ОСАГО.

Не секрет, что ЦБ активно занимается зачисткой рынка, в том числе и по страхованию, то есть то же самое, что ЦБ уже делает несколько лет на банковском рынке, в прошлом году началось еще и на рынке страхования. По-моему, 61 компания ушла с рынка за 2015 год. Если говорить о начале 2016 года, как активность ЦБ в этом направлении развивается и как рынок относится к такой активной позиции ЦБ?

Михаил Волков: К счастью, мы тоже наблюдаем за этим немножко со стороны. К «Ингосстраху» вопросов нет, потому что у нас очень неплохие результаты работы за 2015 год. Я думаю, что у нас один из самых сильных балансов, то есть, говоря нормальным, нефинансовым языком, сегодня мы являемся одним из самых финансово устойчивых страховщиков на российском рынке. Поэтому вопросы, которые вы задаете, нас касаются косвенно. Мы действительно тоже наблюдаем за тем, как отзываются лицензии, точно так же проводим параллели с банковским рынком. Но еще буквально десять лет назад компаний было более тысячи. Сейчас их осталось примерно 300. Центральный банк делает заявления о том, что 130 компаний, совсем мелких, вообще находятся в «красной» зоне и, скорее всего, в ближайшее время лишатся лицензии. Про них особенно сказать нечего, потому что это менее 2% сегодняшнего рынка и, если честно, они особенно страхованием и не занимались. Важно сказать, что экономика масштаба играет очень большую роль. Если компания меньше, чем отдел «Ингосстраха», наверное, ей очень сложно инвестировать такие деньги, которые мы инвестируем в развитие проектов, в улучшение нашей работы. Экономика масштаба играет существенную роль. Намного больше меня беспокоит то, что, опять-таки по заявлению Центрального банка, к 14 из 22 системно значимых компаний — а мы понимаем, что это, видимо, самые крупные — есть существенные вопросы. Как они эти вопросы будут решать, будут ли они уходить с рынка или смогут все-таки выжить и эти вопросы решить — от этого, конечно, будет зависеть весь страховой рынок. Особенно это важно, потому что на сегодняшний день нет хорошего проработанного механизма ухода крупного страховщика с рынка. Очевидно, что если компания занимается обязательным страхованием, есть компенсационные фонды, как по ОСАГО, то по добровольным видам таких механизмов на сегодняшний день никто не гарантирует, и страхователь, ошибившись с выбором страховой компании, в конечном итоге может остаться без страховой выплаты. Скажу еще два слова о другом влиянии Центрального банка. Центральный банк не только предъявляет претензии, не только пишет предписания страховым компаниям, он еще регулирует определенные сферы деятельности страховых компаний. Например, сейчас очень активно обсуждается внедрение нового плана счетов, переход на международные стандарты финансовой отчетности. Точно так же не все те, кто сегодня есть на рынке, смогут это реализовать. Я надеюсь, что все крупные компании, конечно же, реализуют. Мы в «Ингосстрахе» ведем международный учет уже более 10 лет, поэтому даже нам будет сложно это сделать, но мы это совершенно точно сделаем.

Если говорить не только о влиянии активности ЦБ, но и о других факторах, которые будут влиять и уже влияют в 2016 году на рынок страхования, каковы основные тренды, к чему мы, по вашим прогнозам, придем к концу года?

Михаил Волков: Конечно, самое большое влияние оказывает макроэкономика. И то, что на сегодняшний день прогнозы достаточно пессимистические, расстраивает. Это значит, что меньше объектов для страхования, меньше желания у и розничных, и у корпоративных клиентов тратить деньги на страхование. Хотя, с другой стороны, хочу обратить внимание на то, что как раз в кризис, наверное, стоит вспоминать и больше задумываться о страховании, потому что, если вы теряете ваше единственное имущество и в кризис не можете восстановить, то с использованием метода страхования это сделать намного проще. Наверное, сейчас сложно говорить о каких-то новых видах страхования. Похоже, таких точек развития, как новые виды страхования, не будет. Если говорить про розницу, все очень сильно будет зависеть от продаж новых автомобилей. И мы вводим много новых продуктов. Это касается и таких продуктов-«конструкторов», когда можно выборочно застраховать отдельный элемент автомобиля или, например, только угон, только тоталь. И мы очень много делаем в сфере цифровых технологий. Мы надеемся, что и нашим клиентам, и партнерам будет комфортнее, удобнее с нами работать. Мы будем предоставлять новые цифровые услуги в комфортном, понятном формате в первую очередь для клиентов.

Новость, которая недавно просто взбудоражила весь рынок, да и граждане очень сильно озаботились этим вопросом, когда вдруг Российский союз автостраховщиков (РСА) заявил о том, что этим летом нужно будет одномоментно поменять все полисы ОСАГО. Потом выяснилось, что делать этого вроде будет не нужно. Что это было и надо ли будет все-таки менять полис?

Михаил Волков: То, что на руках у населения, по оценкам экспертов, находится несколько миллионов поддельных полисов, конечно же, это очень плохо, поэтому с любым мошенничеством нужно жестко бороться. Я всегда за это выступал и буду выступать. Другое дело, что одномоментной замены, как мы теперь понимаем, производиться не будет. Видимо, будет нормальная, плановая замена бланков.

То есть когда срок действия полиса подходит к концу, уже тогда человек меняет, получает новый?

Михаил Волков: Это наше текущее понимание. Понятно, что РСА может принять какие-то другие решения, но это наше текущее понимание.

Если уж мы заговорили о моторном страховании, я не могу не спросить про КАСКО. Правда ли, что КАСКО, как все его привыкли понимать — страхуем сразу все, полное КАСКО — такого продукта, по большому счету, больше нет, что этот продукт стоит столько, что люди перестали его выбирать и страхуются либо по технологии «Умное КАСКО», либо по франшизе?

Михаил Волков: Конечно же, есть полное страхование. Тем, кто хочет за него заплатить, и тем, кто хочет полностью застраховать автомобиль, мы такой продукт предлагаем. Понимая, что в момент кризиса бюджеты меняются, мы разработали и внедрили много других продуктов. Если несколько лет назад мы активно продвигали франшизу, а она плохо продвигалась, то сейчас жизнь людей заставила: многие ее сами спрашивают, и более 60% нашего портфеля на сегодняшний день — это продукты с франшизой.

Ну и об итогах 2015 года. В двух словах о том, как «Ингосстрах» закончил 2015 год.

Михаил Волков: На фоне сложной макроэкономической ситуации мы в целом выросли и в доле на рынке, и в абсолютных цифрах. Прирост по «Ингосстраху» составил примерно 12%, по группе компании «Инго» — 15%. Мы эти деньги реинвестируем в развитие. С гордостью могу сказать, что 2015 год мы закончили неплохо, и у нас есть все необходимые ресурсы для того, чтобы активно и устойчиво развиваться и дальше.

Иван Медведев

Россия > Финансы, банки > bfm.ru, 1 марта 2016 > № 1675106 Михаил Волков


Египет. Россия > Транспорт. Финансы, банки > bfm.ru, 12 ноября 2015 > № 1555840 Михаил Волков

Глава «Ингосстраха»: Причина катастрофы A321 не повлияет на выплаты

Глава страховой компании «Ингосстрах» Михаил Волков рассказал о процедуре выдачи страховых выплат семьям погибших в катастрофе над Синайским полуостровом, о спекуляциях и о том, как выяснение причины катастрофы может отразиться на сумме выплат

Страховка Airbus А321 компании «Когалымавиа» покрывала все риски, в том числе возможность теракта. Родственники погибших уже получают первые выплаты. Риск по КАСКО был перестрахован на международном рынке. Тем не менее сама авиакатастрофа может оказаться сложнейшим страховым случаем в российской истории, заявил в интервью обозревателю Business FM Ивану Медведеву генеральный директор компании «Ингосстрах» Михаил Волков.

Как сейчас обстоят дела с выплатами?

Михаил Волков: Во-первых, мы выражаем свои соболезнования всем родственникам погибших. Мы несем полную ответственность перед родственниками, с ними ведется постоянная работа. У нас в первый же день, как только мы узнали об этой трагедии, был создан штаб, в который входят сотрудники и головного офиса, и сотрудники петербургского офиса. Мы полностью всем все выплачиваем. К сожалению, ведется масса достаточно негативных обсуждений, где нас в чем-то обвиняют — в затягивании, в бюрократизации. Данный страховой случай очень сложный. У погибших потенциально может быть несколько родственников, несколько выгодоприобретателей. Выгодоприобретатель — это термин по законодательству. На сегодняшний день мы пользуемся 67-ФЗ — обязательное страхование гражданской ответственности перевозчика за причинение вреда жизни, здоровью и имуществу пассажиров (ОСГОПП). Мы не имеем права платить быстрее, чем можем по закону, мы не имеем права платить без документов. В 67-ФЗ очень четко сформулировано, какие документы мы должны получить от родственников погибших, и те временные рамки, в которых мы это должны делать.

Сколько этих документов? Появлялись различные цифры, вплоть до 17 документов в каждом случае. Какой порядок обращения в страховую компанию «Ингосстрах», сколько нужно документов с собой иметь?

Михаил Волков: Никакого обязательного списка из 17 документов нет и не было. Список из трех документов, плюс один из нескольких, и действительно был дан перечень этих нескольких документов. Как я уже говорил, каждая ситуация абсолютно индивидуальна: для кого-то нужно свидетельство о рождении, кому-то нужна справка 2-НДФЛ, кому-то нужно свидетельство о браке и так далее. Каждый родственник погибшего сегодня знает, что ему нужно предоставить в компанию. На сегодняшний день мы приняли решение платить 100 тысяч рублей с опережением графика. Мы прекрасно понимаем, что семьям погибших потенциально нужны расходы на какие-то немедленные нужды. На сегодня мы уже получили 200 заявлений на выплату этих 100 тысяч рублей, которые идут по упрощенной процедуре. По сути мы платим первому обратившемуся родственнику, не дожидаясь, когда все выгодоприобретатели к нам обратятся. Из них 160 родственников уже получили выплаты по 100 тысяч рублей. На сегодняшний день к нам уже поступило 27 заявлений на выплату 2 млн рублей.

Это тот максимум, который положен?

Михаил Волков: Это сумма по 67-ФЗ, сколько мы должны платить по ОСГОПП. С этими родственниками также ведется работа, они знают, какие документы им нужно принести.

Какой максимальный срок закон отводит на получение компенсаций?

Михаил Волков: По 67-ФЗ у нас 30 дней на сбор этих заявлений и дальше 30 дней на выплату. Мы делаем все возможное, чтобы делать выплаты максимально быстрыми. Проблема, специфика ситуации, которая связана с конкретно этим страховым случаем, заключается в том, что есть целые семьи погибших, когда очень сложно определить, кто будет выгодоприобретателем. И есть большое количество случаев, когда выгодоприобретателей несколько, и мы не можем заплатить первому, потому что их потенциально может быть несколько, а мы о них просто на сегодняшний день не знаем. Если бы у нас был список и мы бы совершенно точно знали, кому нужно заплатить, мы бы это сделали прямо завтра. Именно поэтому мы сейчас связываемся с различными ведомствами и службами с просьбой оказать максимальную помощь, чтобы мы сами собрали списки выгодоприобретателей, родственников погибших, и смогли определить, кому нужно платить. В тех ситуациях, когда мы с уверенностью всех претендентов на эту выплату, мы им будем платить максимально быстро, ничего не затягивая. Еще раз хочу подчеркнуть, что родственники погибших это все знают. Все спекуляции, которые сейчас происходят в СМИ, на мой взгляд, подогреваются не теми, кто мог бы предъявлять претензии, а юристами, посредниками, которые пытаются на этом заработать.

Имеет ли значение для компании «Ингосстрах» причина катастрофы — был ли это теракт, какая-то поломка или результат халатности и некачественного обслуживания самолета?

Михаил Волков: Для нас, конечно, это имеет значение, но это никаким образом не скажется на тех выплатах, которые мы будем совершать. Определенная специфика зависит и от того, какая причина будет названа Межведомственной комиссией. Это наше внутреннее урегулирование, но для клиента разницы никакой нет: мы в любом случае — а случай имеет все признаки страхового — будем нести ответственность в полном объеме.

Если выяснится, что самолет развалился в воздухе из-за того, что его не должным образом обслуживала сама компания, даже в этом случае компания получит деньги от «Ингосстраха»?

Михаил Волков: Это вопрос, который касается непосредственно нас с компанией — эксплуатантом этого транспортного средства. Если будут найдены виновные или еще что-то, могут будут регрессы, но в любом случае гибель самого самолета — к сожалению, достаточно стандартный страховой случай. Есть международная практика по этому вопросу, мы его будем урегулировать в соответствии с тем договором, который у нас заключен с компанией Metrojet.

Вопрос по поводу перестрахования этого риска. Конкретно этот борт и ответственность перед третьими лицами — это все было на балансе «Ингосстраха», или большая часть была перестрахована?

Михаил Волков: Наверное, это не самый важный вопрос для тех, кто получает эти выплаты. Выплаты будут сделаны в любом случае, а это больше нас касается — как это перестраховано и как финансовый результат скажется на нашей деятельности. Большая часть этого риска перестрахована на международных западных рынках, перестрахована абсолютно профессионально, поэтому тут проблем мы пока что не предвидим.

Иван Медведев

Египет. Россия > Транспорт. Финансы, банки > bfm.ru, 12 ноября 2015 > № 1555840 Михаил Волков


Россия > Финансы, банки > bfm.ru, 27 октября 2015 > № 1536233 Михаил Волков

Глава «Ингосстраха»: Рынок стагнирует, но узкие направления развиваются

Гендиректор компании «Ингосстрах» Михаил Волков рассказал о рынке перестрахования в сегодняшней экономической ситуации, недостатках проекта национальной перестраховочной компании и о перспективах развития этой сферы

Генеральный директор СПАО «Ингосстрах» Михаил Волков ответил на вопросы обозревателя Business FM Ивана Медведева о российском рынке перестрахования — о рисках, суммах и о сотрудничестве с иностранными партнерами в условиях санкций. Он также раскритиковал условия, на которых планируется деятельность национальной перестраховочной компании, и поделился надеждой на улучшение макроэкономической ситуации и, соответственно, рынка страхования. По его словам, «Ингосстрах» — надежная компания, и это позволяет ей расти в некоторых направлениях, в которых показатели остальных компаний в кризисных условиях снижаются.

Тема сегодняшней беседы — рынок перестрахования. Для начала — в двух словах о самом этом рынке. Какие риски, как правило, чаще всего идут на перестрахование?

Михаил Волков: Чем крупнее риск, тем правильнее его перестраховать. В этом заключается вся суть корпоративного страхования. Любая страховая компания никогда весь крупный риск на себе не удерживает. Есть такое понятие — собственное удержание. В зависимости от финансового состояния, от валюты баланса, компании рассчитывают, сколько они могут удержать от каждого индивидуального риска на своем балансе, и какие суммы передавать дальше в перестрахование.

Есть какой-то конкретный порог, например, сумма, выше которой дальше точно должно быть перестрахование?

Михаил Волков: Формула очень сложная. Это комплексный расчет, актуарная оценка. Если очень грубо говорить, то в примерно 10% от капитала — это то, что максимально может быть оставлено на собственное удержание. Обычно эта цифра даже меньше.

Как повлияла на рынок перестрахования ситуация политическая, экономическая, санкции и так далее?

Михаил Волков: Сейчас на фоне санкций мы вынуждены были примерно оценить, какая емкость есть на российском рынке. Если говорить очень примерные цифры, то около 10 млрд рублей — это то, что может по одному риску удерживать на себе вообще весь российский страховой рынок. У нас есть индивидуальные риски, которые существенно это превышают. У нас есть риски порядка миллиарда долларов. По текущему курсу это может быть 60-70 млрд рублей. Обычно это касается каких-то спецвидов страхования — морских, космических, авиационных. Они исторически всегда распределяются между разными странами, между разными емкостями разных страховых компаний.

Сложнее стало сотрудничать с партнерами за рубежом?

Михаил Волков: Раньше у нас никогда не было проблем, особенно если мы говорим про «Ингосстрах». Нас помнят в «Ллойде» — лондонском центре мирового перестрахования — еще со времен Советского Союза, относятся к нам с большим уважением. У нас никогда не было никаких проблем с перестрахованием за рубежом. А сейчас, конечно, проблемы существуют. Они касаются только напрямую тех клиентов, которые находятся под прямыми санкциями. По всем остальным вопросам у нас как не было проблем, так и нет.

А у вас много таких клиентов, которые находятся непосредственно в санкционных списках?

Михаил Волков: Да, такие клиенты в России есть, и как раз именно поэтому в случае, если все остается как сейчас, нам нужно создавать какие-то дополнительные емкости. Очень много сейчас говорится о создании национальной перестраховочной компании. Мы занимаем немного другую позицию. Если честно, мы не поддерживаем ее в том формате, который сейчас обсуждается.

Правильно ли я понимаю, что речь идет о предложении передавать 10% всех подлежащих перестрахованию рисков в России вот этой национальной перестраховочной компании?

Михаил Волков: Да, и мы против этой «десятины». Декларируется, что она создается для решения вопросов с санкционными рисками, а теперь вроде бы как надо передавать 10% от всего перестрахования. Сегодня 10, завтра скажут 20 или 30, и мы дойдем до белорусского варианта, где все 100% рисков страны сходятся в одной перестраховочной компании и только частично потом перестраховываются на международном рынке. Мы считаем, что это неправильный путь, он не решает тех задач, которые декларируются, а отрицательных потенциальных эффектов может быть много.

В эту национальную перестраховочную компанию нужно передавать в обязательном порядке, или страховая компания может выбирать, где ей перестраховываться — в нашем общем котле или за рубежом?

Михаил Волков: В том все и дело, что ответов на эти вопросы нет. Пока что, наверное, это на уровне спекуляций. Если это будет обязательная передача 10%, мы считаем, что это неправильно. Путь монополизации, огосударствления данной сферы всегда ведет к снижению конкуренции, а мы за конкуренцию, за рыночные механизмы. На наш взгляд, единственное решение данного вопроса — использование системы гарантий правительства.

Подводя промежуточные итоги 2015 года, что вы можете выделить, какие знаковые события уже успели произойти в этом году для рынка и для компании «Ингосстрах» в частности?

Михаил Волков: Год очень непростой, очень разнонаправленные движения по разным видам страхования. В целом пока что мы видим только результаты за полгода по рынку: рынок вырос на 2% — это, по сути, стагнация, около нуля. Два года назад мы росли примерно на 10%, 3-4 года рынок рос ежегодно примерно на 20%. Сейчас идет стагнация, и это понятно: экономический спад, грузов меньше, машин продается меньше, экономической активности меньше, объектов для страхования естественным образом меньше. При этом для крупных компаний, для профессиональных компаний мы видим активную стадию консолидации рынка. Если один из важнейших рынков для нас, например, КАСКО, в целом сужается на фоне снижения в 30 с лишним процентов объема продаж автомобилей, «Ингосстрах» в этом виде растет. А это значит, что наши потенциальные страхователи начинают выбирать более надежные компании, к которым мы себя относим. Рынок ОСАГО вырос естественным путем. Мы все прекрасно понимаем, что были повышены тарифы. В штуках он практически не растет, но повышение тарифов, которое произошло в конце прошлого — начале этого года, спасло систему ОСАГО. Сейчас, конечно, решены далеко не все вопросы, но мы понимаем, что работать в этой системе можно.

Компании по крайней мере стали выдавать полисы, потому что в регионах с этим действительно были большие проблемы.

Михаил Волков: Вы абсолютно правы. И мы очень внимательно за этим следим. Количество жалоб, поступающих в Центральный банк на страховые компании, по статистике существенным образом сейчас уменьшается. Компании понимают, что в этом виде страхования работать можно. Еще раз говорю, далеко не все вопросы решены. Мы на заседании Российского союза автостраховщиков обсуждали 21 вопрос, связанный с работой системы ОСАГО. Но они все не носят того накала, который был год назад. Сейчас это вопросы тонкой настройки, решения технических вопросов.

Видите ли вы точки роста?

Михаил Волков: К сожалению, не смогу оптимистично закончить. Нет точек роста на сегодняшний день. В каком-то обозримом периоде времени, пока экономика пребывает в том состоянии, в котором она сейчас находится, к сожалению, ожидать развития страховой отрасли тоже невозможно, хотя есть какие-то узкие направления, в которых мы надеемся на развитие. Это и страхование жилья, будет меняться рынок моторного страхования, КАСКО и ОСАГО будут видоизменяться. Изменений много. В целом большого позитива не вижу, но очень надеемся, что макроэкономика будет улучшаться, тогда и у нас все будет получше.

Россия > Финансы, банки > bfm.ru, 27 октября 2015 > № 1536233 Михаил Волков


Россия > Финансы, банки > bfm.ru, 23 мая 2014 > № 1106158 Михаил Волков

МИХАИЛ ВОЛКОВ: "МЫ НЕ СПОНСИРУЕМ ОДНИ БИЗНЕСЫ ЗА СЧЕТ ДРУГИХ"

О ситуации на рынке страхования и о запусках "Протонов" в интервью Business FM рассказал генеральный директор ОСАО "Ингосстрах" Михаил Волков

Михаил Юрьевич, Вы на посту гендиректора компании "Ингосстрах" с апреля месяца и, к сожалению, приходится констатировать, что одна из первых новостей не очень хорошая. Упал очередной "Протон", этот запуск был застрахован в компании "Ингосстрах" почти на 8 млрд рублей. Скажите, пожалуйста, насколько это серьезный удар по компании, если вообще это будет признано страховым случаем?

Интервент: Данная ситуация обладает всеми признаками страхового случая. На сегодняшний день окончательного решения нет, работает межведомственная комиссия, об этом очень много сейчас говорят, пишут с точки зрения того, какой это экономический эффект имеет для клиента и для нас как для страховой компании. Я хочу обратить внимание на следующее. Конечно, любое происшествие такого рода - это существенный ущерб. 7,8 млрд рублей, потенциально, если это будет признано страховым случаем - это будет крупнейшая выплата на сегодняшний день в космическом страховании в России. "Ингосстрах" занимается космическим страхованием на протяжении почти 30 лет, с середины 80-х годов прошлого века. В "Ингосстрахе" было застраховано более 200 космических проектов. Мы осуществляли порядка 10 выплат по космическим убыткам. Некоторые из них были рекордными, можно вспомнить убыток 1998 года, убыток 2011 года который тоже был рекордным на тот момент - в размере 7,5 млрд рублей. Все такие крупные риски однозначно у нас перестрахованы на западных перестраховочных рынках. Основными участниками являются синдикаты Lloyd's. У нас также задействованы другие перестраховщики из Европы и Азии. Если этот случай будет признан страховым, ни у нас, ни у клиента никаких проблем с выплатой не будет. Для нашей финансовой устойчивости никаких рисков нет. Конечно, это оказывает негативный результат в частях собственного удержания компании, которые составляют всего несколько процентов от общей страховой суммы. То есть это однозначно не критическое для нас событие, а некое такое рутинное, сложное, тяжелое, отчасти, могу сказать, это интересная работа, это то, чем мы занимаемся - страхование.

Но, тем не менее, выводы делать нужно, и логичный вопрос возникает, что будет с тарифами? Ведь уже вошла в народ фраза: кажется что-то пошло не так, и, кажется, что-то идет не так уже далеко не первый раз.

Интервент: "Протоны", действительно, последнее время отличаются негативной тенденцией. Конечно, результат будет - повышение тарифов на будущие запуски. Это стандартная ситуация. Существует единый мировой перестраховочный рынок для таких крупных рисков как этот, и тарифы зависят от предыдущей статистики. Скорее всего, тарифы на запуски будущих "Протонов" в какой-то мере повысятся. Насколько, мне достаточно сложно предположить, наверное, это десятки процентов. Но точно я не могу сказать, мы увидим это по результату попытки следующих размещений.

Речь только о "Протонах" или о каких-то других запусках тоже, возможно?

Интервент: Скорее всего, основное повышение пойдет по "Протонам", по другим, может быть, но не в такой явной форме. Что очень важно сказать, на нашего клиента данная ситуация в ближайшее время точно негативно не отразится, потому что мы страхуем программу по нескольким запускам. Ближайшие несколько запусков уже застрахованы в рамках этой программы, они уже перестрахованы на западных перестраховочных рынках. Поэтому я могу констатировать, что если бы клиент не был застрахован вообще или был бы застрахован не в такой профессиональной компании как "Ингосстрах", которая умеет работать с такими убытками, тогда, конечно, проблема была бы намного больше. С финансовой точки зрения, клиент не пострадает, полностью будет убыток покрыт, если случай будет признан страховым.

По "Протонам" пуски станут с точки зрения страхования дороже, по другим запускам, возможно, дороже, если я правильно Вас понял. Что касается остального бизнеса компании "Ингосстрах" ОСАГО, КАСКО убыток все-таки серьезный, если он будет убытком?

Интервент: Мы не спонсируем одни бизнесы за счет других. Конечно же, никакого влияния на розничное страхование этот убыток не окажет, тем более, что, как я и говорил, он на наш собственный финансовый результат такого существенного влияния не окажет.

Ну и раз уж мы о финансовых результатах, вышла отчетность за первый квартал и с апреля месяца Вы возглавляете компанию "Ингосстрах". Ну, если так можно выразиться, что Вам досталось, и каковы перспективы по компании в частности, и по рынку страхования российскому на ближайшую перспективу?

Интервент: Много говорится о том, что сейчас происходит на рынке страхования. Одним простым словом охарактеризую - кризис. В первую очередь, это связано, конечно же, с розничным страхованием, с тем, что в целом отрасль на сегодняшний день, насколько мы знаем, убыточна. К сожалению, должен констатировать, что за 2013 год у компании "Ингосстрах" по МСФО был убыток. На сегодняшний день, получив отчетность за первый квартал, мы видим, что тенденция, мы надеемся, изменена. За первый квартал - у нас прибыль более 400 млн рублей, тогда как за первый квартал 2013 года был убыток более 300 млн рублей. По первому кварталу сложно судить и прогнозировать, как компания сработает в течение года, но мы надеемся, что тенденция переломлена и те активные действия по изменению ситуации, которые менеджмент компании предпринимал в течение 2013 года, как раз сейчас привели к этим результатам. "Ингосстрах" является одной из самых финансово устойчивых компаний на рынке. У нас один из самых высоких показателей чистых активов среди всех страховых компаний. Размеры страховых резервов у "Ингосстраха" также одни из самых больших на рынке. Непропорционально, нелогично был занижен показатель - уставный капитал. На сегодняшний день уставный капитал "Ингосстраха" 2,5 млрд рублей, что конечно же, не соответствует тому положению, которое "Ингосстрах" в реальности занимает на страховом рынке. Мы вышли с предложением увеличить уставный капитал в 7 раз, до 17,5 млрд рублей, мы это будем делать за счет накопленной прибыли предыдущих лет. Надеемся, что акционеры примут это решение, и технически уставный капитал будет в ближайшее время увеличен.

Что касается российского рынка страхования в целом, каковы перспективы? Вы говорите о кризисе, в какой фазе находимся? Это дно или будет еще хуже, или перспективы более радужные?

Интервент: Фаза острая, очень многое будет зависеть от того, как будет меняться ситуация в сфере ОСАГО, с точки зрения принятия того закона, который сейчас находится на рассмотрении, от того, как будут меняться тарифы на ОСАГО. Если все то, что мы обсуждаем, будет принято в том формате, который сейчас есть, ситуация на какой-то период улучшится. Если мы говорим о долгосрочной перспективе, конечно, рынок ОСАГО должен меняться существенно. В любом бизнесе должна быть экономическая целесообразность. Для того, чтобы экономическая целесообразность появилась, каждый игрок должен сам, в соответствии со своим профессионализмом уметь устанавливать корректные тарифы. То, что мы сейчас видим в КАСКО-страховании, где мы можем применять те тарифы, те знания, которые у нас есть для того, чтобы профессионально работать на этом рынке

Россия > Финансы, банки > bfm.ru, 23 мая 2014 > № 1106158 Михаил Волков


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter