Всего новостей: 2661877, выбрано 8 за 0.013 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Гудков Дмитрий в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыСМИ, ИТОбразование, наукавсе
Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 4 сентября 2018 > № 2746373 Дмитрий Гудков

Дмитрий Гудков: Явка на выборах 9 сентября будет очень низкой

Накануне Единого дня голосования «Сноб» поговорил с оппозиционером Дмитрием Гудковым и выяснил, чем нынешние выборы отличаются от многих предыдущих и почему агитация не повысит явку

Сноб. На выборах, которые пройдут в Единый день голосования, 9 сентября, практически не ожидается никакой политической борьбы. Означает ли это, что и следить за происходящим нет смысла?

Следить однозначно надо. Эти выборы покажут, как повлияла пенсионная реформа на расклад сил. Ударит ли эта ситуация по «Единой России», ослабнут ли ее позиции на местах, и кто выиграет от этого — коммунисты или ЛДПР. То есть с политтехнологической стороны наблюдать за итогами голосования будет очень интересно. Но с другой стороны, все парламентские партии управляются администрацией президента. И если кто-то в регионах будет проявлять повышенную активность, этого кандидата либо исключат из парламентской оппозиции, либо как-то попросят успокоиться. С Грудининым ведь так и произошло. Изначально он был неплохим потенциальным кандидатом в президенты, но его быстро поставили на место, ударив по бизнесу и исключив возможность дальнейшей политической карьеры.

Сноб. То есть вы не исключаете возможность протестного голосования, связанного прежде всего с пенсионной реформой?

Посмотрим. Мне кажется, такое может быть. Проблема в том, что в регионах до выборов допускают очень мало независимых кандидатов. По-настоящему независимых претендентов сняли, поэтому и голосовать не за кого. Я думаю, что явка будет очень низкой. Возможно и падение рейтингов «Единой России», но это не принципиально, потому что какая разница, кого выберут — единоросса, коммуниста или представителя ЛДПР. Все равно они все будут подконтрольны Кремлю. Это все та же «Единая Россия», только вид сбоку.

Сноб. В 2013 году на выборах в мэры Москвы от оппозиции был представлен Алексей Навальный. В этот раз подобных кандидатов нет ни в столице, ни в регионах. Почему?

Потому что их не пускают на выборы. Госдума принимает разные законы, которые устанавливают муниципальные и прочие фильтры. Пройти их можно лишь с разрешения власти. Чтобы участвовать в выборах мэра Москвы, нужно было собрать подписи 110 депутатов. Причем эти депутаты должны представлять три четверти районов города. Естественно, при таком раскладе большинство у «партии власти». А еще в конце прошлого года глава московских «единороссов» Андрей Метельский призвал однопартийцев не давать ни одного голоса «либералам-белоленточникам». По сути, мэр Собянин сам решал, кто будет его соперником на выборах.

Сноб. Как в таких условиях добиться того, чтобы оппозиционных кандидатов было больше?

Надо участвовать в выборах там, где это возможно. Например, в московскую думу. Там нет никакого фильтра, поэтому мы готовимся активно бороться за представительство в Мосгордуме.

Сноб. У оппозиции есть шанс хотя бы на муниципальных выборах?

Конечно. В Щербинке и Внуково, в Новой Москве — точно есть. Я надеюсь, что оппозиции удастся там победить.

Сноб. Как вы думаете, какой процент явки будет по городам? В малых городах она больше, чем в мегаполисах?

Явка в регионах всегда больше, потому что там людей заставляют идти на выборы. В Москве это сделать сложнее.

Сноб. На выборах 2013 года явка в Москве составила 32%. По прогнозам ВЦИОМ, явка на нынешних выборах будет такой же. Почему не увеличивается число голосующих?

ВЦИОМ сам не уверен, что так будет. Я тоже сомневаюсь, думаю, что явка на этот раз не превысит 26%. В 2013 году процент проголосовавших был обеспечен в основном за счет представителей оппозиции. Сейчас для власти важна явка, а не результат. Везде реклама, ролики — сплошная агитация. Но даже это не обеспечит большого количества избирателей на участках. Конкуренции нет, и это действительно проблема, потому что всем нынешним кандидатам избиратели просто не верят.

Сноб. Нынешние выборы — самые масштабные за последние пять лет. Может ли на них решиться судьба маленьких партий, которые не сумеют провести своих кандидатов в местные органы власти?

Сейчас в России около 70 маленьких партий. Многие из них в самое ближайшее время уйдут с политической сцены, в том числе, благодаря этим выборам. Но в этом нет ничего удивительного. В стране есть четыре парламентские партии. Все они умирающие, за исключением разве что КПРФ. Но кроме них есть и настоящие оппозиционные партии — незарегистрированная партия Навального, «Яблоко», «Партия перемен», которая тоже до конца не зарегистрирована. Большинство других партий — это просто спойлеры.

Беседовала Анастасия Степанова

Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 4 сентября 2018 > № 2746373 Дмитрий Гудков


Россия > Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 15 марта 2018 > № 2531114 Дмитрий Гудков

Полишинель раскрывает секрет

Дмитрий Гудков

Что случилось?

Дмитрий Гудков и Ксения Собчак создают политическую партию. Об этом Гудков впервые рассказывает в комментарии «Снобу»

Да, теперь у нас — и у вас — есть своя партия. Мы с Ксенией Собчак пока условно называем ее «Партия перемен» (к лучшему), но это не самое главное. Главное сейчас — объяснить причины и следствия. Зачем нам (вам) это нужно, что будет дальше и чем сердце успокоится.

Давайте по пунктам.

1. О регистрации партии. Мы делаем ее на базе «Гражданской инициативы» Андрея Нечаева. Почему не с нуля? Потому что у ГИ есть лицензия. А новой оппозиционной партии в современной России эту самую лицензию получить нереально. У меня все эти дни крутится в голове аналогия с царской Россией (можно подумать, у нас другая). Тогда Некрасов, лишенный «Современника», выкупил новый журнал — «Отечественные записки». Не основал новый, а именно взял уже существующий, потому что у него была лицензия. Новый же журнал опять-таки было зарегистрировать невозможно.

2. Почему именно на базе «Гражданской инициативы»? Так сложилось естественным образом. С Андреем Нечаевым мы сотрудничали еще на региональных кампаниях 2015 года, а сейчас он решил «дать дорогу молодым», использовав свой политический ресурс. Мой друг Дмитрий Некрасов (тоже Некрасов. Совпадение? Не думаю!) входит в совет ГИ и, предварительно, будет главой исполкома обновленной партии. Наконец, Ксению в президенты выдвинула именно эта партия. Все эти события происходили одно за другим, так что мое участие в новой партии в последнее время стало их естественным развитием.

3. При этом сама партия будет переформатирована и ее существование наполнится новым смыслом — пока это обещание, за его воплощением вы сами сможете следить в ближайшее время. Но ключевое — это не про вождей, а про всех нас. Довольно уже «национальных лидеров».

4. Почему не «Яблоко»? Я постоянно говорю о том, что хотел бы объединения оппозиции. Но с Григорием Явлинским у меня (вернее, у него) не получается поговорить с октября. Сигналы приходят достаточно ясные, чтобы я не питал иллюзий: на равных коалиция «Дмитрий Гудков — “Яблоко”» невозможна. Внутрипартийных интриг же мне хватило еще в «Справедливой России»: повторять этот опыт я не собираюсь. (Кто пропустил — наши взаимоотношения с «Яблоком» я описывал в телеграме.) Это не отменяет того очевидного факта, что мы стоим на сходных позициях и что две партии — наша и «Яблоко» — смогут работать вместе, добиваясь ключевых целей: прекращения войн, ухода Путина, снятия санкций и так далее.

5. Почему Собчак? Ксению я знаю еще с 2011 года, с Болотной. Она отличный политический журналист(-ка), успешный предприниматель(-ница) и не изменяла своим взглядам за эти годы. Конечно, к президентским выборам можно относиться по-разному (мы все понимаем их опереточность в нынешних условиях), но то, как она использовала их, взламывая эту систему изнутри, одна ее поездка в Чечню стоит многого. Да и мужское плечо Ксении в политике не помешает — назвать окружающих ее «кандидатов в президенты» типа Жириновского мужчинами у меня не получается. Наконец, мы оба — представители одного, пока еще молодого поколения. И не хотим, чтобы оно так и состарилось, глядя на дряхлеющего диктатора.

Мы не собираемся быть «конструктивной оппозицией»: ее время, если и было, давно прошло. Мы — антипутинская партия. И вы знаете, что эта партия никуда не пропадет, как это случилось с проектами Михаила Прохорова. Я уже доказал, что не намерен сдаваться — но для борьбы нужны новые, более сильные инструменты. А то, кто на каких баррикадах стоял в 93 году (возможно, 1793-и), пусть обсуждает «думская оппозиция».

Конечно, мы не ограничимся лозунгами «накрасим губы трупу», то есть «проведем скромные экономические реформы в авторитарной стране». Наша задача — изменить ее кардинально, чтобы здесь стало можно свободно дышать — а без этого никакая экономика невозможна.

Отвечу и еще на один вопрос: почему мы объявляем о партии именно сейчас, за три дня до выборов. Потому что пользуемся медийным моментом. Сейчас даже Первый канал не сможет об этом промолчать, выборы, хоть и опереточные, но приковывают внимание к политике. Так что здесь — политический расчет.

И наконец, главное.

Мы ждем в партии всех тех, кто разделяет демократические взгляды. Мы не хотим повторять ошибки прежних объединений, выступая «оппозиционным пылесосом». Мы ищем людей именно наших взглядов — и поможем им стать политиками на основе нашего «убера». Сейчас пройдут выборы мэра Москвы (на которых я надеюсь стать объединенным кандидатом), потом в Питере — муниципальные выборы и выборы губернатора, затем — Мосгордума и Госдума (не говоря о региональных кампаниях в ближайшие годы). Все это время мы будем искать и поддерживать новых людей — вас, которые хотят изменить страну к лучшему. Не к Сталину, не к «России для русских», а к открытости миру и свободе.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 15 марта 2018 > № 2531114 Дмитрий Гудков


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 20 февраля 2018 > № 2505267 Дмитрий Гудков

Дмитрий Гудков: "Российские элиты не хотят конфликта с Западом"

Игнасио Ортега | La Vanguardia

"Среди российской элиты существует консенсус о том, что нельзя вступать в конфликт с Западом и развязывать войну санкций. Нужно отменить эмбарго и быть частью мировой экономики", - сказал во вторник российский оппозиционер Дмитрий Гудков в интервью информагентству EFE, которое публикует La Vanguardia. Журналист Игнасио Ортега отмечает: "Гудков предостерегает: в случае, если Путин будет переизбран на президентских выборах 18 марта, "следующие 6 лет будут бурными", и уже существует "явный раскол в элите, хотя он пока не обнажился".

"Результаты президентских выборов покажут, как россияне смотрят на победу Путина: как на легитимное сохранение власти или как на фарс, который подорвет доверие к политической системе. Полагаю, что второй вариант возобладает", - предположил Гудков.

"Соответственно, он считает, что Путину придется покинуть Кремль, поскольку элиты стареют, а в российском обществе все больше востребованы перемены", - пишет издание.

"Переходный политический период в России будет неспешным, но мы оказались в точке невозврата. Россияне хотят перемен, но Путин не ассоциируется с переменами. Людям страшно, так как они думают, что это будут перемены к худшему, но реформ они хотят. И в какой-то момент эта жажда конвертируется в политизированную массу", - сказал Гудков.

"Он напоминает, что "все" новые политические лидеры "находятся в рядах оппозиции" - от Алексея Навального до Ксении Собчак или Ильи Яшина", - говорится в статье.

По словам автора, Гудков считает позитивным выдвижение Собчак на президентских выборах, так как она может стать "соединительным звеном" между элитой и молодежью. Он отрицает, что кандидатура Собчак - это кремлевский проект, направленный на дискредитацию оппозиции.

Гудков считает, что первой целью оппозиции должны быть выборы мэра Москвы. Даже если оппозиция наберет лишь 20% голосов, Гудков предлагает создать партию, чтобы на выборах 2021 года пройти в Думу.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 20 февраля 2018 > № 2505267 Дмитрий Гудков


Россия. ПФО > Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 2 февраля 2018 > № 2488129 Дмитрий Гудков

Не живите в лесу, не войте по-волчьи

Дмитрий Гудков

Бывшего губернатора Кировской области Никиту Белых приговорили к восьми годам колонии строгого режима по обвинению в коррупции. Бывший депутат Госдумы Дмитрий Гудков считает, что сотрудничество с властью постороннего для системы человека по-другому закончиться не могло

Никита Белых — живой человек. От нас хотят, чтобы мы думали и говорили о нем в прошедшем времени — был живым, потому что восемь лет колонии для больного… Но он — живой. И живым был всегда: когда я однажды написал в твиттере, что приехал в Киров, то сразу получил там же приглашение: «Заходи». Мелочь, но показательная.

Или женитьба в тюрьме: мне трудно представить, чтобы за Сечиным или Бортниковым женщины пошли в тюрьму. Мертвецы во власти первым делом избавляются от живых, хоть чем-то выделяющихся на общем пыльном сером фоне. Пишешь стихи (пусть даже плохие), придумываешь необычные музеи, просто общаешься с людьми не в кабинете, а в Сети — и ты уже кандидат на вылет. А не понял — на срок. Или на смерть.

Я не хочу говорить сейчас об экономике, о тонкостях регионального управления: на фоне практически смертельного приговора эти рассуждения неуместны. Уверен, найдутся те, кого не остановит пушкинское «милость к падшим призывал», но пусть это будет на их совести. Можно быть самым незаметным человеком (а уж незаметным Белых не назовешь), но такой страшный политический приговор превращает в мученика. Или в борца. И все эти примеры мы знаем, знает их любой, даже совсем не интересующийся политикой россиянин.

Не нужно надеяться, что волки скушают друг друга до полного исчезновения: чего-чего, а их в тамбовских лесах нашей необъятной родины всегда водилось в избытке

Но: нельзя играть с шулерами. Нельзя играть с дьяволом в кости. Нельзя становиться в один ряд с этой властью. Потому что вариантов конца — а он неизбежно настает — только два: или ты сам становишься шулером, или шулером они объявляют тебя.

И конечно, сейчас доедают чужих. Тех, кто пытался притвориться, мимикрировать. Тех, кто хотел что-то изменить, съели уже давно. Наступает пятый срок — время внутривидовой борьбы, острых клыков и длинных когтей.

Помните? «Вдруг оба генерала взглянули друг на друга: в глазах их светился зловещий огонь, зубы стучали, из груди вылетало глухое рычание. Они начали медленно подползать друг к другу и в одно мгновение ока остервенились. Полетели клочья, раздался визг и оханье; генерал, который был учителем каллиграфии, откусил у своего товарища орден и немедленно проглотил».

Салтыков-Щедрин ничуть не хуже Оруэлла.

Только не нужно надеяться, что волки скушают друг друга до полного исчезновения: чего-чего, а их в тамбовских лесах нашей необъятной родины всегда водилось в избытке. Указать волкам их место сможем только мы сами. Главное — не пытаться, живя с ними, выть по-волчьи.

И дай бог, чтобы все неправосудно осужденные смогли дождаться новых времен.

Россия. ПФО > Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 2 февраля 2018 > № 2488129 Дмитрий Гудков


Россия > Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 26 января 2018 > № 2472756 Дмитрий Гудков

Это не борьба с Путиным, это борьба с прошлым

Дмитрий Гудков

Отличительный признак геронтократа — не его возраст и не возраст его окружения. Просто он живет в прошлом, и ему кажется, что мир одряхлел вместе с ним. В этом состоит сейчас любой громкий конфликт нашем в обществе: геронтократия борется с молодостью

На момент безвременной кончины Леониду Ильичу Брежневу было всего 75 лет. Это не мешает всему миру говорить о советской геронтократии, хотя, казалось бы, в современном мире для многих политиков это вовсе не возраст. Тем не менее обидное слово приклеилось к развитому социализму, да и нам пора освежить в памяти его значение.

Геронтократия — это вовсе не возраст, не власть пенсионеров. Человек может быть сколь угодно пожилым, но иметь ясный ум, «интересоваться интересным» и жить с таким размахом, что позавидуют многие молодые. Мы же имеем дело с состоянием души, когда ты еще в самом расцвете сил (65 лет, к примеру, не возраст), вполне спортивен, рукопожатием, как сообщает твой пресс-секретарь, ломаешь руку — но при этом родился, вырос и умер в безнадежно ушедшем прошлом. Тебе уютно году в 83-м, и ты знать не желаешь, что мир с тех пор не раз и не два перелистнул календарь.

Помните, как молодой и прогрессивный лидер купился на развод с американским видео, выданным ему за «наших в Сирии»? Это видео ему показывали с чужого телефона и из чужих же рук — потому что своего нет. Не обучен. Не хочет. В 83-м никаких смартфонов не было: даже обычный кнопочный, а не дисковый телефон уже казался футуризмом, что уж говорить о тогдашних ЭВМ размером со шкаф.

Впрочем, пусть бы наша геронтократия жила в своем уютном вчера. Но проблема в том, что она не только геронто-, но и -кратия. То есть, захватив в стране власть, она пытается отправить во вчера и нас: там ей все понятно, в отличие от сегодняшнего дня.

Продлеваются полномочия главы КС Валерия Зорькина — а ему ведь 74 года, и вместо Конституции он давно уже думает о душе, на полном серьезе сообщает миру, что близок конец света

Не удержусь от цитаты: «Молодежи в отделе Вечной Молодости не было, и эти старики, страдающие тысячелетним склерозом, постоянно забывали гасить за собой свет. Впрочем, я подозреваю, что дело здесь было не только в склерозе. Многие из них до сих пор боялись, что их ударит током. Они все еще называли электричку чугункой». Казалось бы, когда написан «Понедельник начинается в субботу» — а актуальности совсем не потерял.

Посмотрите, что происходит: продлеваются полномочия главы КС Валерия Зорькина — а ему ведь 74 года, и вместо Конституции он давно уже думает о душе, на полном серьезе сообщает миру, что приходят последние времена и в целом близок конец света. Перед Апокалипсисом трепещет и пожизненный Патриарх (он-то ни в какую отставку не уйдет, не чета западным коллегам): призывает сплотиться и не допустить второго пришествия Христа.

Это отличительный признак геронтократа: он живет в прошлом, и ему кажется, что мир одряхлел вместе с ним. Государство — это он, отсюда и вся эта придонная религиозная муть, поднявшаяся в последние годы, и рассуждения о морали с нравственностью. Вон, в Думе который год пытаются протащить закон о нравственной цензуре на телевидении и в кино. А знаете почему? Потому что Ларошфуко уже все написал: «Cтарики потому так любят давать хорошие советы, что уже не способны подавать дурные примеры». Впрочем, французский острослов сам добавил уточнение: «Старые безумцы еще безумнее молодых». Так что «хорошими» их советы можно назвать лишь с их же точки зрения.

Их первая реакция на любое проявление жизни — запрет. Неважно чего, лишь бы остановить изменения, наступающее будущее, эту страшную, вторгшуюся в их жизнь чугунку

Каждый год царствия этих геронтократов лишь усиливает опустынивание страны. Политика, экономика, общественная жизнь — все покрывается сыплющимся из них песком. «Стабильность», она же смерть — их слово. А внешнеполитическая горячка — ностальгия по старым годам, когда страна в едином порыве боролась за Луиса Корвалана и читала гневные отповеди «Правды» американским империалистам. Ведь неслучайно риторика нынешнего МИДа — калька с советской.

Конечно, нынешние политические пенсионеры не могут выстроить свое прошлое заново: время, как и фарш, невозможно провернуть назад. Но вот затормозить, подморозить они стараются изо всех сил. Отсюда и первая реакция на любое проявление жизни — запрет. Неважно чего, лишь бы остановить изменения, наступающее будущее, эту страшную, вторгшуюся в их жизнь чугунку.

Поэтому их так оскорбляет та же «Смерть Сталина» — предвестник их ухода, хотя сами они давно уже мертвы, несмотря порой на сравнительно юный возраст. Отсюда и возрождение охранки, пусть ее даже перебрендировали под Центр «Э» (управление МВД по противодействию экстремизму. — Прим. ред.), и попытки до смерти зарегулировать все, от НКО до криптовалют. Геронтократам не нужно идти вперед: для этого нет ни сил, ни желания. Даже (я не оскорблю сейчас чувства верующих?) победобесие последних лет проистекает отсюда же: гордятся прошлым те, у кого нет будущего, остальным не до того.

Но даже если геронтократы пытаются что-то делать, то безнадежно отстают уже на старте. Знаете, у Хейердала было очень точное наблюдение: в XIX веке расстояния между делениями на часах были больше. Метафору, конечно, не нужно понимать буквально, но она прекрасно передает ощущение времени: раньше все можно было делать не торопясь, а сейчас важна каждая минута.

Любое промедление становится катастрофическим на фоне темпов современного мира. Но даже это понять «правители» не способны, пока им не принесут распечатку

И пока Россия десятилетиями разрабатывает какую-нибудь «Ангару», Маск за несколько лет разворачивает полноценную космическую программу. Пока Медведеву год за годом дарят один и тот же перелицованный китайский телефон («Это наш русский айфон!»), у настоящих айфонов сменилось уже 10 поколений. Пока некоторые члены кооператива «Озеро» почивают на отжатых трубах, в США тянут из земли сланцевую нефть. И так во всем. Ведь даже если у нас во власти и появляется «политическая молодежь», то вся она назначена «старшими товарищами», тщательно отобрана ими по идеологической близости к 1983 году. Отсюда, например, постоянные попытки Минкомсвязи с его подававшим надежды «юным» министром запретить интернет. Вслед за разделением властей исчезло и разделение возрастов.

Любое промедление становится катастрофическим на фоне темпов современного мира. Но даже это понять «правители» не способны, пока им не принесут распечатку.

Кстати, о распечатках. Один знакомый депутат недавно на полном серьезе не понимал, адрес какой «телеграммы» я ему пытаюсь дать: ее же отправляют с почты, о чем вообще речь? Недавно он только-только освоил электронную почту — я не стал расстраивать его объяснением, что и она по нынешним сверхскоростным временам уже становится уходящей натурой.

А ведь именно эти люди пытаются регулировать интернет, ищут «образ будущего», повернувшись лицом в свое уютное прошлое — туда, где и Ленин такой молодой, и юный Октябрь впереди.

А вывод у меня сегодня очень простой. Мы боремся уже не с конкретным Путиным (хотя он, конечно, и олицетворение всей этой свалки истории, куда нас занесло). Мы боремся с прошлым. И практически любой громкий конфликт в обществе сводится сейчас к этому: прошлое против будущего, геронтократия против молодости. Впрочем, у нас есть главный союзник — время. Вот только ждать оно не любит и может просто-напросто уйти.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 26 января 2018 > № 2472756 Дмитрий Гудков


Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 12 января 2018 > № 2461543 Дмитрий Гудков

Восемнадцать плюс. Почему государство хочет думать за граждан

Дмитрий Гудков

Государственная дума приняла в первом чтении законопроект, который позволит признавать физических лиц СМИ и иностранными агентами. Таковыми могут признать граждан, распространяющих информацию для неограниченного круга лиц — в первую очередь под этим определением подразумеваются блогеры. Депутат Госдумы VI (предыдущего) созыва Дмитрий Гудков — о том, откуда берутся такие законопроекты

«Из всех плодов наилучшие приносит хорошее воспитание»

(Козьма Прутков)

Вот это глупое требование Петра Толстого, чтобы мы «маркировали информационную продукцию иностранных агентов в соцсетях», — оно же не только глупое, не только злое, но показательное. Просто вспомним широкий контекст.

За последние годы как-то взяло и стало нормой, что в рекламе звучит «ноль плюс», книги «восемнадцать плюс» продаются в пленке, а фильмы выходят «для шестнадцати и старше». Мы сначала смеялись, а потом привыкли.

Или те же СМИ с их заунывным ИГИЛом, который строжайше запрещен в Российской Федерации: речекряк — а въелся в мозг.

Что нужно, чтобы люди доверяли ярлыку? Их нужно отучить думать самостоятельно. Мир — черно-белый. А где тут черное, где тут белое — нам напишут на табличке

Не забудем и о прочих ярлыках, щедро раздаваемых государством: вот сейчас, например, Минздрав на полном серьезе собирается помечать полезные продукты зеленым цветом, а вредные — красным. Тьма примеров, таких, о которых мы раньше, в «лихие 90-е», и подумать не могли.

Жили как-то своим умом, без оглядки на дядю, на чиновника, читали на свой страх, смотрели на свой риск, ели что ни попадя, ездили куда захотим, если, конечно, денег хватало. А потом настала стабильность — и все, шалишь, государство подумало за тебя, сынок.

Отсюда и все эти иностранные агенты: государство ведь не просто хочет унизить условный «Мемориал», не просто его закрыть — ему еще нужно убедить нас, что там сидят страшные-страшные засланцы. А для этого на них нужно повесить ярлык. Но с ярлыком напрямую связано и наше к нему доверие.

А что нужно, чтобы люди доверяли ярлыку? Их нужно отучить думать самостоятельно. Мир — черно-белый. А где тут черное, где тут белое — нам напишут на табличке.

Хотя каждому любителю бульварной литературы известно, что даже у серого как минимум 50 оттенков. Но у нас все четко, не надо вот этих полутонов, вы это прекратите.

Самое неприятное, что поколение, выросшее при Путине, под знаком этих ярлыков, всерьез им верит. Когда живешь в окружении сплошных табличек «сюда нельзя, никуда нельзя», начинаешь их читать, и кажется, что мир на самом деле такой, как там написано. Пятнадцатилетние подростки всерьез спрашивают в магазине: «А мне можно купить эту книгу, ведь она “16+”?»

Нам, детям 90-х, повезло, что не нашлось патриархов или цензоров, которые бы объясняли, что куда и как: они тогда отвлеклись на борьбу за место под солнцем

И они далеко не из худших, просто критическое мышление, прививка недоверия (ничуть не менее важная, чем от какого-нибудь полиомиелита) не была им сделана, а у людей в большинстве случаев критичность в организме сама не вырабатывается. Это нам, детям 90-х, повезло, что не нашлось патриархов или цензоров, которые бы объясняли, что куда и как: они тогда отвлеклись на борьбу за место под солнцем. А потом укоренились, выросли, мы их проморгали, и стало поздно.

Так что далеко не случаен Петр Толстой. С глупой инициативой, но не случайной.

Не менее закономерна и спикер верхней палаты «парламента» (пора уже, наконец, брать его в кавычки), по чьему доносу отправили на переплавку, то есть перепроверку учебник истории. Там вот эти, очкастые, не так написали про Крым. Он, оказывается, не в родную гавань отправился, а поплыл в другую сторону от украинской революции. Вот! Революция! Слово сказано — страшное слово!

Запретить, не допустить. Смешно? Конечно, смешно. Но это для нас. А Валентина Ивановна понимает все лучше и зрит в самый корень. «Революция» — она ведь такой же ярлык, как и «иностранный агент». И нельзя, ни в коем случае нельзя, чтобы где-то поблизости он висел. Потому что уж на это нового поколения хватит — перевесить при случае. Символическое, почти магическое мышление вполне себе работает.

Требования вымарать здесь, отцензурировать там — все на благо детей, все ради них, цветов жизни

И я ведь помню, как все начиналось: первые, еще конца 90-х, робкие вскрики о нравственности. Требования вымарать здесь, отцензурировать там — все на благо детей, все ради них, цветов жизни. И первые блокировки интернета — тоже им на пользу. Блокировки эти ведь такое же магическое действие. Обходятся в два счета, но ведь обойти нужно еще захотеть. А человек, с младых ногтей привыкший верить ярлыкам, увидит знак «кирпич» — и не пойдет.

Просто за деревьями не видно леса, а за кирпичами, развешанными там и тут, не видно, что нас загоняют за флажки, на единственную предусмотренную дорогу. В ее конце ловчие ямы, но лучше не смотреть: написано ведь «стабильность» — значит, стабильность.

И вы, кстати, напрасно можете подумать, как все это ловко и незаметно было сделано: ничего нового не произошло. Вспомним классику русской бюрократии, вдохновенного Козьму Пруткова: «Если на клетке слона прочтешь надпись “буйвол” — не верь глазам своим». Он ведь все знал, все предрек. И трактат «О введении единомыслия в России» — это по нему сейчас строят наше великое будущее, правда, разительно похожее на прошлое, но тут опять же вопрос таблички.

Мы сами не заметили, как нас развернули назад. Адам с Евой склеили целлулоидное яблоко, предъявили его на входе в пыльный советский рай, примотали колючей проволокой обратно на яблоньку и как о страшном сне забыли думать о каком-то там различении добра и зла.

Начальству виднее.

Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 12 января 2018 > № 2461543 Дмитрий Гудков


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 февраля 2016 > № 1641145 Дмитрий Гудков

Интервью с оппозиционным российским депутатом

Единственный оппозиционный депутат в Госдуме предупреждает, что Путин «столь же популярен, как и Горбачев незадолго до своей отставки».

Хавьер Колас (Xavier Colás), El Mundo, Испания

Депутат Госдумы Дмитрий Гудков борется в одиночку. После его исключения из партии «Справедливая Россия» он представляет в Госдуме единственную реально оппозиционную силу. Главными вопросами, на которые он обращает внимание, это Сирия, Украина, отсутствие реформ, а также развития авторитарных тенденций в стране.

El Mundo: Что изменилось в России, когда год назад убили оппозиционного лидера Бориса Немцова?

Дмитрий Гудков: Тот день изменил атмосферу в нашей стране. Сейчас мы уже другая страна. Монополия власти, которой обладало государство, не была использована. Я знаю, что убийство было совершено не по приказу Путина, он был очень возмущен, когда узнал о случившемся. Я также знаю, что российские правоохранительные органы, в том числе ФСБ, действительно стараются раскрыть это преступление. Но пока им это сделать не удалось, поскольку они столкнулись с противодействием влиятельной группы лиц. Так разрушается монополия власти. И это опасно не только для оппозиции, но и для правящего класса тоже. Вчера убили Немцова, а завтра могут убить кого-нибудь из руководства. Потому что при дележе пирога кому-то обязательно кусок не достается: можно потерять бизнес, а, возможно, и саму жизнь. Расследование вовсе не застопорилось, завтра все может возобновиться.

- Кто мешает ходу расследования?

- Приближенные чеченского лидера Рамзана Кадырова. Я знаю, что по этому вопросу решения не принято, и идут споры по поводу того вести ли расследование до конца или нет. Многие представители власти заинтересованы в том, чтобы найти убийцу. Кадыров и его окружение ведут свою кампанию и выступают с обвинениями в адрес оппозиции. И это признак того, что у него возникли проблемы с Путиным. Их отношения охладились после убийства Немцова. Кадыров пытается заявить о своей преданности Путину и показать свою власть остальному руководству, поскольку у него возникли проблемы с органами правопорядка. Решения еще не принято, но его могут ввести в состав российского правительства, чтобы таким образом ослабить его влияние в Чечне.

- Существует еще одна острая проблема: как России выйти из кризиса?

— Невозможно проводить экономические реформы без политических. Необходимо улучшить условия для ведения бизнеса, обеспечить юридическую защиту собственности.

- Эти задачи наконец-то поставили?

— Не то чтобы среди руководства существовала разница во взглядах по этому вопросу, но мне известно, что значительное число депутатов от «Единой России» не поддерживают эту политику.

- Какую роль сейчас играет бывший министр финансов Алексей Кудрин?

— Кудрин очень близок к Путину и продолжает обладать немалым влиянием. У него есть выход на президента. Я знаю, что он пытается убедить Путина провести экономические реформы, и Путин к нему прислушивается. Но у него немало противников. В руководстве идет борьба между либералами и силовиками.

- Своевременно ли Путин решил изменить курс?

— Нынешний кризис только начинается и он более острый, чем в 1998 году. Сейчас речь идет о прошлом, а не о будущем: наша экономика зависит от нефти и газа. В 1998 году были возможности развития рынков, но сейчас это невозможно без политических и экономических реформ. Если Путин и его люди примут решение провести реформы и пойти на переговоры с оппозицией, то появится возможность изменить ситуацию. В противном случае единственной альтернативой станет диктатура.

- Но рейтинг популярности Путина по-прежнему выше, чем у кого-либо.

— Сам Путин не очень верит в этот рейтинг. В 1988 году рейтинг Горбачева составлял 56%. А в 1989 году, когда до распада СССР оставался всего год, его популярность равнялась 52%. При опросах одна четверть населения не говорит правду, потому что боится. Думаю, что в действительности Путин пользуется сейчас такой же поддержкой населения, как Горбачев в 80-е годы.

- Будет ли Путин выставлять свою кандидатуру?

— Да. И наверняка выиграет. Своим высоким рейтингом он обязан в том числе пропаганде и цензуре. По мнению одного из экспертов «Левада-Центра», Путина активно поддерживают 10-15% населения, а еще 10-15% активно выступают против проводимого им курса. Остальные его не поддерживают, но одобряют. Сейчас идет сражение между тем, что говорит холодильник и тем, что вещают по телевизору. Мы знаем, что исторически в России в спорах всегда побеждает холодильник.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 февраля 2016 > № 1641145 Дмитрий Гудков


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 27 ноября 2015 > № 1564995 Дмитрий Гудков

Последний российский реформатор: человек из "поколения нулевых", который говорит правду в путинском парламенте

Анна Немцова | The Daily Beast

По-видимому, 35-летний Дмитрий Гудков - единственный независимый политик, который остался в российском парламенте, пишет в The Daily Beast журналистка Анна Немцова.

"Его мнения - храбрые и твердые, красноречивые, но крайне непопулярные. Гудков называет вмешательство России на Украине и в Сирии позорными авантюрами, он также говорит, что поправки к законам разрушительно подействуют на российскую экономику, особенно на зарубежные инвестиции, которые в нынешнем году уже упали на 12%", - отмечает автор.

"Ни один инвестор не приедет в эту страну, не уважающую международные законы и конвенции, - сказал Гудков в интервью журналу на прошлой неделе. - Россия на пороге глубокого кризиса. 24 ракеты, запущенные с Каспия по Сирии, стоили миллионы долларов, что эквивалентно годовому бюджету провинциального российского города".

Гудков настроен оптимистично, отмечает автор. "Собственно, в стенах парламента у меня немало сторонников, которые осознают последствия для будущего России и беспокоятся, - сказал Гудков в интервью. - Есть еще несколько депутатов, которые уважают меня, разделяют мои либеральные взгляды, даже в "Единой России"; и, хотя никому из них не хочется высказывать свои взгляды публично, каждый настоящий либерал в России трудится над проталкиванием реформ внутри государственной системы".

Немцова замечает: возражения против официальной линии Кремля опасны, особенно после убийства Бориса Немцова. Кроме того, "паршивых овец" осуждают, объявляя плохими патриотами, "предателями" или "изменниками".

"Гудков уверяет, что подлинные предатели - это коррумпированные чиновники, которые воруют у российского народа миллиарды в форме взяток и откатов, а также разрабатывают законы, которые вредят инвестиционному климату в России", - пишет издание. Гудков сурово критикует и расследует коррупцию, отмечает автор.

Гудков знает, что скажет Путину, если представится шанс. "Я объяснил бы, что необходимы реформы, что молодое поколение России думает, что нам следует быть вместе с ЕС, что для привлечения инвестиций следует создавать институты и что у него, Путина, есть исторический шанс радикально реформировать Россию - новый лидер никогда не осмелится так рискнуть", - говорит он.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 27 ноября 2015 > № 1564995 Дмитрий Гудков


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter