Всего новостей: 2550207, выбрано 4 за 0.007 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Калинин Александр в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыСМИ, ИТвсе
Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > gazeta.ru, 26 мая 2018 > № 2622199 Александр Калинин

«Крымский мост даст свободу товарам и работникам»

«Опора России»: программу льготного кредитования малого бизнеса нужно увеличить

Евгения Петрова

Вывести из теневого сектора миллионы россиян, занимающихся частным предпринимательством, можно, только создав для них удобный и выгодный правовой и налоговый режим. «Иначе самолет не полетит», говорит глава «Опоры России» Александр Калинин. О налоговых проблемах, пользе моста в Крым и том, чего ждать предпринимателям от программы реновации, он рассказал в интервью «Газете.Ru» в рамках ПМЭФ.

— Президент России Владимир Путин поставил задачу, чтобы в малом бизнесе к 2024 году были задействованы 25 млн человек. За счет чего можно достигнуть таких показателей?

— Это возможно, и мы точно это сделаем. Первый момент — кто может прийти? Конечно, самозанятые. Есть отдельное поручение президента, по которому уже в этом году должен быть создан правовой и налоговый режим для таких людей. Нужно, чтобы порядка 10 миллионов граждан, которые занимаются предпринимательской деятельностью, но никак не оформляют свои отношения с государством, сочли, что им выгодно это сделать.

Для этого необходимо, чтобы режим был прост и необременителен. И, как предполагает Минэкономразвития и наша организация, речь может идти о платежах, составляющих процент от поступающих денежных средств. Сейчас называется цифра 3-6%, куда будут входить отчисления в Пенсионный фонд России, Фонд обязательного медицинского страхования и Фонд соцстрахования.

Взамен человек получает статус и гарантии, что банки не будут блокировать его платежи, он может получать финансирование, может рассчитывать на меры господдержки, социальное и пенсионное обеспечение. Но, повторюсь, что это должно быть удобно и выгодно, иначе самолет не полетит.

— В сегодняшних экономических реалиях возможно ли создать условия для привлечения такого числа людей?

— Во-первых, эти люди фактически есть, и они занимаются малым или микро-бизнесом, просто не оформляют свои отношения. Второе — возьмем личные подсобные хозяйства. Это точно производители, они создают продукцию и как-то продают ее на рынках, на улицах за достаточно небольшую сумму, потому что нет доступа на рынки сбыта. Это еще порядка 2 миллионов человек. Они не могут пользоваться мерами поддержки, дешевыми кредитами.

Перед такими людьми точно нужно обнажить голову, они работают на земле, создают что-то своими руками, правда, не являются предпринимателями. Здесь нужно действовать через механизмы сельскохозяйственной кооперации, которые у нас не развиты.

Плюс, в России молодые люди интересуются, и порядка 40% хотели бы попробовать себя в малом бизнесе.

Но если в европейских странах 15% желающих пробуют себя в бизнесе, то у нас это меньше 10%, по-моему, где-то 7%. Это говорит о том, что молодежь хочет идти в малый бизнес, но их останавливает отсутствие квалификации, связей, уверенности.

Все это может дать то, если мы по примеру Чехии и Финляндии еще в школах начнем преподавать основы предпринимательской деятельности. Это все просто и не требует дополнительного финансирования.

— Вернемся к вопросу о налоге для самозанятых. Как вы уже сказали, в Минэкономразвития и Минфине предлагалось ввести налог на уровне 3-6%. Не даст ли такая нагрузка обратного эффекта, и теневая занятость еще больше будет расти?

— Дело в том, что эти люди уже сейчас и так находятся в темном секторе. Среди них, как правило, граждане, которые просто подрабатывают в свободное время: мастера, преподаватели, спортивные инструкторы, косметологи и другие специалисты. У них формируются свои пенсионные права, но они вынуждены искать дополнительный заработок. Они бы хотели зарабатывать больше, но нелегальный статус не дает это сделать.

Конечно, когда ты вышел уже на какой-то определенный уровень, доходы, открытие ИП — это не проблема. Но для тех людей, у которых нерегулярные доходы, а скорее подпитка от других доходов, это важно. Мы поддерживаем идею Минэка о специальной платформе — человек может просто скачать приложение, зарегистрироваться, работать, показывать свои доходы.

— Например, возьмем людей пенсионного возраста. Бабушка вяжет носки, продает их около метро. Она же не сможет зарегистрироваться, тем более платить налоги из своей пенсии в 10 тысяч рублей…

— В метро не все так грустно, люди зарабатывают хорошие деньги, даже криминализируют нашу экономику, потому что всегда есть смотрящий.

Другое дело, что тем, кто вяжет, им нужно давать возможность продавать изделия за счет создания рынков, например, выходного дня. Это важный вопрос в розничной торговле.

Мы надеемся, что тот закон, который завис сейчас в правительстве, о мобильной и нестационарной торговле будет принят. В том числе там прописываются процедуры, как могут те же бабушки получат возможность продавать свою продукцию не в метро, а на регулярных рынках с минимальной стоимостью оплаты торгового места.

Кроме того, мы давно предлагали сделать патенты без регистрации статуса индивидуального предпринимателя. Сумма патентного платежа небольшая, но она позволяет легально работать. Некоторые виды деятельность должны вестись без регистрации. Например, те же пенсионеры уже сформировали свои пенсионные права, и мы не должны заставлять их делать это второй раз.

— Представители малого бизнеса жалуются на налоговую нагрузку. Есть ли какие-то способы снизить ее в ближайшее время?

— Жалуется развитый малый бизнес с оборотом 800 миллионов рублей. Дело в том, что с прошлого года Федеральная налоговая служба (ФНС) начала преследовать за дробление бизнеса. Речь идет о случаях, когда у человека было несколько бизнесов, и он явно уже не мог работать по упрощенной системе налогообложения, но при этом дробил бизнес на родственников, контролировал через дочерние предприятия, пытаясь не платить по общей системе налогообложения. Налоговая стала объединять таких налогоплательщиков и начислять им прибыль.

Это тревожная тенденция — идут начисления по 200-300 миллионов рублей, многие банкротятся, возбуждаются уголовные дела. Предприниматели жалуются на это. У нас в «Опоре России» есть бюро по защите прав предпринимателей, мы такие кейсы рассматриваем. Мы говорим, что если вы считаете, что вас незаконно сделали единым налогоплательщиком, то идите сначала на досудебное регулирование, но если уже проиграли два суда, то, извините, суд встал на сторону ФНС.

Мы считаем, что должны быть внесены поправки в Налоговый кодекс или соответствующие инструкции, что все-таки понимается под дроблением бизнеса, потому что есть разные истории.

Например, когда одни и те же люди работают в разных фирмах, но, с другой стороны, есть такие ситуации, например, молокозавод и фирменный магазин, который много лет был на специальном налоговом режиме и акционеры отличаются. Но является ли это схемой? Мы сомневаемся. Тогда можно сказать, что тем же самым предприятием является ресторан, куда поставляется молокопродукты. Здесь нужно исходить из экономической целесообразности, поскольку можно наломать дров. Нам точно нужно разъяснение от ФНС, что такое «дробление».

— Открылся Крымский мост. Как это событие скажется на деловых отношениях полуострова? Нет ли угрозы, что туда рванут нелегальные мигранты и серый рынок труда на полуострове вырастит в разы? Как дела обстоят сейчас?

— В Крыму достаточно сильно ведется мониторинг нелегалов. Конечно, я видел, что там появилось много представителей Таджикистана, из других республик СНГ, но они не являются нелегалами, как правило, имеют разрешение на работу.

В целом Крым сейчас активно развивается. Уже порядка 200 тысяч россиян переехало туда с материка, и еще порядка 300 тысяч человек может переехать в ближайшие годы.

Конечно, крымский бизнес говорил о том, что он отрезан от тех условий ведения хозяйственной деятельности, которые есть на материковой части России. Крымский мост даст свободу передвижения товаров, больше товаров пойдет на полуостров с меньшими издержками, вырастет конкуренция.

С другой стороны, в Крыму остро стоит вопрос с трудовыми ресурсами в высокий туристический сезон. Теперь люди из густонаселенных территорий, например, Южного и Северо-Кавказского федеральных округов, смогут свободно перемещаться туда для работы, что повысит конкурентоспособность местных предприятий, увеличится поток и инвесторов. Логистика станет комфортнее и для крымских производителей. Во всех смыслах для бизнеса это большой плюс.

— Недавно заговорили о том, что в Крыму сложился дефицит кредитных ресурсов для малого бизнеса — действительно ли это так? Как решить проблему сегодня?

— Крымчане совершили рывок в развитии за последние три года, восприняли правовое регулирование, основы ведения материально-хозяйственной деятельности. Они говорят: «Мы российский бизнес, но качество и разнообразие финансовых инструментов у нас гораздо хуже, чем на материковой части России. Мы предприниматели и хотим иметь сервис не хуже, чем там». И они абсолютно правы. Сейчас этот рынок активно завоевывает банк РНКБ, они не хотят отдавать эту территорию.

— Но все-таки трудности есть?

— Да, трудности есть, и, прежде всего, в части процентных ставок кредитования. Для малого бизнеса это 13%, а на материке — в среднем 11%. Но там много программ льготного финансирования — на Крым прилично выделяется лимитов по ставке 6,5% в рамках российской программы льготного малого бизнеса.

Мы надеемся, что программа будет существенно увеличена. В этом году было выделено 1,6 миллиардов рублей, но это крайне мало. На программу нужно выделять по 20 миллиардов рублей в год. Единственное, нужно снизить кредитный порог, который сегодня составляет 1 миллион рублей.

— В ближайшие годы в Москве будет реализован проект по реновации жилого фонда. При этом в Госдуме уже есть инициатива провести реновацию по всей России. Как решается вопрос с городом по возмещению квадратных метров собственникам помещений в запланированных к сносу домах?

— Нам было обещано, что те предприниматели, которые имеют нежилые помещения в таких домах, имеют право получить точно такие же новые и той же площади. Доплата будет идти по тем же параметрам, которые применяются к получателям жилья. При этом если человеку место не подходит, то ему постараются предложить другое помещение или выплатить компенсацию, справедливость которой оценивает суд.

Бизнесу будет предложена адекватная квадратура, но здесь может быть разная проходимость новых помещений, удобство, кто-то не захочет поменять район. Поэтому историй будет много. Еще нам было обещано, что если помещение находилось в аренде у мэрии Москвы, то это право будет сохранено.

— Еще один вопрос, связанный с недвижимостью, касается размещения в многоквартирных домах хостелов. Депутаты Госдумы несколько лет выступают за запрет ночлежек в жилых домах, а премьер-министр Дмитрий Медведев недавно заявил, что законопроект может быть принят уже осенью. Как бизнес-сообщество воспринимает такую инициативу?

— Во-первых, это пока проект закона, и я думаю, что ряд скандальных норм будут убраны. Что значит запрет? Это касается новых или старых домов и хостелов? Например, в Санкт-Петербурге много хостелов в жилых домах, но здесь по-другому и нельзя. Во-вторых, в чем депутаты правы, это в том, что должны быть правила поведения постояльцев в таких помещениях, чтобы не ущемлялись права жителей. Третье — а нужно ли это запрещать и на каких этажах в будущем?

Я думаю, что мы должны бережно относиться к инвесторам, но при этом спрашивать за соблюдение норм гостиничного бизнеса. Но если проводить политику запрещать, то о каком инвестиционном климате мы говорим? Это неправильно.

— Но это же противоречит Гражданскому кодексу, по которому нельзя заниматься предпринимательской деятельностью в жилых помещениях?

— Должны быть правила, согласно которым такие помещения могут располагаться в жилых домах. Как это будет на практике? Мы будем отстаивать свою позицию. Я думаю, что точно к каким-то компромиссам мы придем. Нужно защитить права и жителей домов, и инвесторов.

— На этой неделе депутаты приняли закон о контрсанкциях. Не сулит ли такая депутатская инициатива каких-то серьезных проблем российскому бизнесу, в которых есть вероятность застрять на годы?

— Этот закон был качественно обсужден на площадке Госдумы. Вячеслав Володин (председатель Госдумы — «Газета.Ru») лично проводил совещание о возможности введения контрсанкций. По предложению бизнеса в проекте закона указано, что могут вводиться меры поддержки отдельным предприятиям и муниципалитетам. Закон получился рамочным.

И мы проговаривали, что если правительство или президент будут вводить какие-то ограничительные меры, будут проведены консультации с бизнесом. Мы получили заверение и на практике подтверждение, что мы не собираемся вводить зеркальные меры, мы должны это делать так, чтобы не навредить населению, ни бизнесу.

— Согласно опросу ВЦИОМ, 76% бизнесменов негативно оценили текущее состояние российской экономики. На ваш взгляд, все ли так плохо, и при каких условиях и когда все будут довольны?

— Конечно, ВЦИОМ говорит о том, что людей беспокоят некоторые вещи, в том числе изменения правил игры в налоговом администрировании, отсутствие дешевых денег, административное давление, давление силовых структур, рост издержек бизнеса, прежде всего тарифов. Это понятные раздражители, с которыми надо работать быстро. Рост должен перерасти в существенный подъем, и тогда мы добьемся улучшения качества жизни людей.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > gazeta.ru, 26 мая 2018 > № 2622199 Александр Калинин


Россия > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 20 сентября 2017 > № 2316637 Александр Калинин

Встреча с президентом общественной организации «ОПОРА России» Александром Калининым.

Состоялась встреча Владимира Путина с президентом Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «ОПОРА России» Александром Калининым.

Обсуждались вопросы, связанные с внедрением кассовых аппаратов, позволяющих в режиме реального времени передавать фискальные данные в налоговые органы, а также экономические последствия для малого и среднего бизнеса реализации инициативы по уравниванию МРОТ и прожиточного минимума.

* * *

В.Путин: Александр Сергеевич, прежде всего хочу поздравить Вас и всех ваших коллег с юбилеем одной из наиболее активно действующих организаций, которая занимается поддержкой малого, среднего предпринимательства в нашей стране.

Уже 15 лет прошло, за это время проделана очень большая работа Вами, Вашими коллегами в контакте с Правительством Российской Федерации, Администрацией Президента.

Вы принимаете непосредственное, прямое участие в подготовке проектов законов, подзаконных актов, других актов, которые так или иначе, напрямую либо косвенно влияют на деятельность бизнеса, прежде всего в данном случае на деятельность малого и среднего предпринимательства. Хотел бы поблагодарить Вас и Ваших коллег за такое активное, деятельное участие, совместную работу.

Знаю, что совсем недавно, на днях прошёл юбилейный форум, где тоже обсуждались конкретные вопросы, представляющие интерес для людей, которые занимаются предпринимательством. В этой связи пару вопросов хотел бы с Вами сегодня отдельно обсудить.

Первый касается внедрения новых кассовых аппаратов, которые позволяют в режиме реального времени онлайн передавать в налоговые органы фискальную информацию. Знаю, что высказывались различные соображения и опасения по этому поводу от представителей бизнеса в связи с тем, что этот переход не учитывает специфику отдельных направлений деятельности малого и среднего бизнеса. Этот переход уже начался, с середины следующего года предполагается сделать следующий большой шаг, он будет касаться, по-моему, почти двух миллионов предпринимателей. Давайте на эту тему поговорим, как Вы видите решение этого вопроса.

И второй вопрос заключается в том, что, тоже известно Вам наверняка, нами принято решение об уравнивании МРОТ, минимального размера оплаты труда, и прожиточного минимума. Это одно из фундаментальных решений, которые всё-таки, на мой взгляд, должны привести к тому, чтобы элементарные потребности человека не находились ниже заработка, который некоторые из наших граждан до сих пор продолжают получать.

Но в то же самое время это имеет и экономические последствия для представителей малого и среднего бизнеса, которые должны делать соответствующие отчисления в социальные фонды. Здесь тоже нужно быть очень внимательными, чтобы, делая одно доброе дело, не совершать ошибок по другим направлениям и не создавать трудности для предпринимательства, в данном случае, как я уже говорил, мелкого, среднего бизнеса и самозанятых граждан.

На эти темы предлагаю прежде всего поговорить, а потом по любым другим вопросам, которые Вы считаете важными. Пожалуйста.

А.Калинин: Владимир Владимирович, прежде всего я благодарю Вас за тёплые поздравления, которые Вы прислали на юбилей нашей организации. Они были зачитаны перед делегатами форума, а там было более тысячи человек со всей нашей страны. Представительство Правительства на форуме тоже было беспрецедентным: был первый вице-премьер [И.Шувалов] и глава Центробанка [Э.Набиуллина], министры ключевые. И, естественно, в рамках форума мы обсуждали и те проблемы, которые волнуют малый и микробизнес, о которых Вы говорите.

Во-первых, контрольно-кассовая техника. Вы знаете, что мы всегда стараемся в «ОПОРЕ» идти на гребне технологий, и, когда мы обсуждали внедрение этой кассовой техники, мы, прежде всего, увидели в контрольно-кассовой технике возможности для бизнеса. Ведь на самом деле получается, ты, находясь в офисе или дома, видишь через интернет, где у тебя сколько продаётся, какой продавец работает лучше или хуже, в какое время какой товар. Это действительно технология XXI века, и мы поддержали её внедрение.

Но мы справедливо также указывали на то, что темпы, заложенные в действующем законе, чреваты тем, что это невозможно будет выполнить и бизнесу, и самим производителям. К примеру, в этом году предпринимателям поставили 1,2 миллиона касс и 1,2 миллиона накопителей. А в следующем году нужно будет поставить три миллиона касс, три миллиона накопителей, и ещё 1,2 миллиона придёт с того года, который нужно менять. Соответственно это огромные риски и срывов поставок, и очередей. Да и такое количество предпринимателей просто по своим компетенциям не успеет к установке: по подготовке сотрудников и так далее.

Поэтому первое, что бы мы предложили, – раздвинуть сроки этого закона. К примеру, что-то оставить на 2018 год, причём не на 1 июля, а, может быть, чуть позже (как показал опыт этого года, это было всё равно сдвинуто на осень), второй этап – на 2019 год и третий этап – на 2020 год. Это первое, что бы мы предложили, общаясь с бизнесом.

Второе – у нас есть 20 категорий видов деятельности по действующему закону, по которым вообще не нужно эти кассы ставить. Мы считаем, что этот перечень нужно расширить существенным образом, прежде всего посмотреть тех, кто работает по патенту. Мы предложили на 40 видов деятельности ещё расширить, чтобы они не ставили эти кассы. Они на баланс, на прозрачность потоков не влияют.

И, наконец, третий вопрос. Было ваше поручение Государственной Думе, с тем чтобы индивидуальные предприниматели не за свой счёт эти кассы покупали, а за счёт бюджета фактически, то есть предоставление им налогового вычета. Таких очень много – почти три миллиона человек. Тогда эти люди справедливо получат технологию XXI века фактически бесплатно. То есть все сервисы будут созданы другими и государством. И мы, конечно, ждём от Государственной Думы в конце этого года принятия такого порядка, чтобы индивидуальные предприниматели могли свои расходы на кассу вычесть из тех налогов, которые они платят в местный, как правило, или в региональный бюджет.

Что касается второго вопроса, про МРОТ, Вы справедливо указываете, что он также волнует бизнес. Так получилось, что индивидуальные предприниматели платят страховые взносы в привязке к величине минимального размера оплаты труда. Была такая схема принята в своё время, она работала.

Но Вы справедливо заметили, что МРОТ очень низкий, и – действительно, в чём-то это помощь бедным слоям населения – мы также считаем, что он должен быть поднят, существенно и быстрыми темпами. Но тогда индивидуальные предприниматели становятся заложниками: вроде бы благосостояние мы начинаем поднимать за счёт поднятия МРОТ, а у них платежи резко увеличиваются. К примеру, если ничего не изменить, то платёж в следующем году вырастет на 17 процентов у индивидуальных предпринимателей при декларируемой инфляции где-то четыре [процента], а в следующем году – ещё на 22 процента.

Поэтому мы бы предложили, Владимир Владимирович, если Вы это поддержите, чтобы отвязать [страховые взносы] от МРОТ и, к примеру, перейти к баллу, который даёт социальная пенсия. Если это будет не МРОТ, а размер минимальной социальной пенсии (восемь с чем-то тысяч), тогда нагрузка вырастет, но незначительно – меньше чем на 10 процентов. И вместе с тем индивидуальный предприниматель уже будет платить столько, чтобы получить именно минимальную социальную пенсию как минимум. И это затрагивает тоже более трёх миллионов человек, то есть также вопрос большой социальной значимости.

В.Путин: Что касается кассовых аппаратов, то давайте мы так пока договоримся. Торговые предприятия должны перейти, как и договаривались, к середине следующего года. Не знаю, нужно ли сдвигать с 1 июля куда-то там подальше, – поработайте с Правительством, я такое поручение Правительству сформулирую. А остальные виды бизнеса, в зависимости, конечно, от этих видов, можно перенести на год.

А то, что Вы говорили по тому, чтобы расширить количество бизнесов, которые работают по патенту, которые не должны были бы устанавливать у себя эти новые кассовые аппараты, – давайте тоже отдельно обсудим. Я считаю, что это вполне вероятно, вполне можно сделать, надо только поконкретнее посчитать, но в целом это предложение вполне приемлемо и может быть реализовано.

По второму вопросу – приравнивание минимального размера оплаты труда к прожиточному минимуму. Я не случайно этот вопрос поднял, мы обязательно это сделаем, это наша задача, наши обязательства перед гражданами и из чисто моральных соображений: люди не могут получать зарплату меньше, чем прожиточный минимум, это просто невозможно. Мы жили в таких условиях, когда не было возможности решить эту задачу. Теперь, несмотря на все сложности, всё-таки экономика растёт, мы в этом смысле взрослеем, и возможности увеличиваются. Мы обязаны это сделать, и мы это сделаем.

Конечно, таким способом нужно делать, чтобы не навредить, в данном случае тем людям, которые сами зарабатывают, да и ещё, может, какие-то рабочие места создают. Поэтому это тоже возможно, Правительству тоже эту задачу обязательно сформулирую – доработаете с ними, имею в виду [предложение] оторвать прямую связь уплаты взносов от величины МРОТ; поработайте с Правительством, это можно сделать.

Если вернуться к первому вопросу, то налоговый вычет при внедрении новой кассовой техники тоже вполне возможен. Мы с Минфином это обсуждали, в целом они не возражают, надо только детали продумать, потому что в деталях, как мы знаем, всегда проблемы, но это решаемые задачи. Как до сих пор «ОПОРА России» работала с Правительством – надеюсь, эта тесная работа продолжится. Все эти решения могут быть найдены, они будут найдены, и чем раньше мы это сделаем, тем лучше.

А.Калинин: Владимир Владимирович, я благодарю Вас за то, что Вы верите в малый бизнес, и мы это чувствуем. Я уверен, что если в конструктиве работать и с Администрацией Президента, с Вами, с Правительством, то малый бизнес покажет темпы роста выше среднемировых.

В.Путин: Очень на это рассчитываю, удачи вам!

Россия > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 20 сентября 2017 > № 2316637 Александр Калинин


Россия. ЦФО > Приватизация, инвестиции > kremlin.ru, 20 января 2016 > № 1618620 Александр Калинин

Всероссийский предпринимательский форум «Малый бизнес – национальная идея?»

Владимир Путин принял участие в пленарном заседании Всероссийского предпринимательского форума «Малый бизнес – национальная идея?». На повестке дня – вопросы поддержки малого и среднего бизнеса, стимулирования роста предпринимательской активности.

Форум, организованный Общероссийской общественной организацией малого и среднего предпринимательства «ОПОРА России», проходит 19–20 января в Москве. В его рамках бизнесмены, представители профильных министерств и ведомств обсуждают, в частности, пути снижения административного давления на частные компании, меры по совершенствованию налогового законодательства и популяризации предпринимательства как вида деятельности.

* * *

В.Путин: Добрый день, дорогие друзья!

Прежде всего хотел бы вас поздравить с наступившим Новым годом, пожелать вам всего самого доброго, успехов. Мы все нуждаемся в ваших успехах: вы сами нуждаетесь в них, и страна вся нуждается.

Хотел бы отметить, что в самом названии вашего объединения заложен большой смысл. Действительно, мы всегда об этом говорим: малый и средний бизнес представляет из себя, должен представлять из себя действительно опору развития экономики нашей страны.

Два последних года были достаточно сложными для экономики, объективные трудности затронули практически все её сектора. Но нужно отметить, что в целом бизнес выстоял, в том числе и малый. Сейчас мы по ходу движения сюда, в зал, говорили с вашими коллегами: даже открываются некоторые дополнительные возможности, имея в виду курсовую разницу и некоторые возможности на рынках.

В первую очередь здесь в сферах услуг, торговли есть определённая положительная динамика. Так, число зарегистрированных коммерческих организаций в сфере малого бизнеса в течение 2015 года выросло на 2,9 процента, а индивидуальных предпринимателей – на 3,7 процента.

Скромный рост есть и по выручке. Например, у производственных предприятий малого бизнеса за январь – сентябрь 2015 года – плюс 8 процентов к аналогичному показателю 2014 года. В сфере оптовой торговли за указанный период – плюс 4,5 процента.

Конечно, нужно приложить все силы, чтобы в сфере малого предпринимательства стабильность сохранилась, чтобы временные ограничения – и экономические, и бюджетные – не стали преградой для притока в эту сферу как можно большего числа образованных, современно мыслящих и инициативных людей.

Мы, безусловно, продолжим формировать механизмы, которые позволят продолжить движение вперёд, такие, в частности, как Корпорация развития малого и среднего предпринимательства. На её базе сконцентрированы все инструменты поддержки бизнеса: финансирование, юридическая помощь, информационная, маркетинговая. И она должна стать для всех, кто занимается малым и средним бизнесом, своеобразным штабом решения возникающих вопросов и проблем.

Новые возможности для поддержки бизнеса есть и у регионов Российской Федерации. Приняты законы, дающие им право вводить налоговые каникулы для впервые зарегистрированных индивидуальных предпринимателей. И двухгодичная нулевая налоговая ставка – это большое подспорье для тех, кто открывает своё дело в сфере услуг, в производственной, социальной и научной областях.

Также у регионов есть право снижать с 6 до 1 процента ставки для работающих по упрощённой системе налогообложения. Такой возможностью воспользовались уже 39 регионов России. Налоговые каникулы введены в 81 субъекте Федерации.

При этом известно, что развитие малого и среднего бизнеса приоритетом считают далеко не во всех регионах России, к сожалению. На прошлой неделе на встрече с предпринимателями в рамках Агентства стратегических инициатив мы обсуждали тему создания в субъектах Федерации проектных офисов по распространению так называемых лучших практик ведения бизнеса. Такие практики определены на основе Национального рейтинга состояния инвестиционного климата в регионах.

Подобный перспективный подход позволит наладить – во всяком случае, я тоже на это надеюсь – взаимодействие власти и предпринимателей. И реализация ваших предложений, ваших идей может стать первым экзаменом для оценки работы этих офисов.

«ОПОРА России», представляющая интересы предпринимателей и имеющая разветвлённую сеть представительств по всей стране, должна, конечно, более активно проявлять себя прежде всего в регионах, действовать на территориях более настойчиво и результативно. Мы со своей стороны будем делать всё для того, чтобы эти ваши усилия поддержать. Потому что именно предприниматели, именно вы должны стать генераторами идей, которые бы соотносились с текущими условиями и помогали предпринимателям в решении их проблем.

Вместе с регионами и региональными командами необходимо определять направления, где бизнес наиболее востребован, создавать специальные программы обучения, добиваться конкретных результатов. Только тогда можно достичь здесь качественного прорыва.

Ваш форум работает уже второй день. Уверен, что вы сможете выдвинуть целый ряд полезных консолидированных предложений. Обещаю вам, что со своей стороны сделаю всё для того, чтобы и региональные власти, и правительственные структуры положительно на это отреагировали и воспользовались вашими предложениями, именно воспользовались. Потому что на экономическом направлении успех нам всем очень нужен, от него зависит всё остальное в жизни нашей страны: и решение социальных проблем, и внутриполитических, и наше позиционирование на международной арене.

Хочу пожелать вам успехов. Спасибо большое.

А.Калинин: Уважаемый Владимир Владимирович, мы рады приветствовать Вас сегодня на пленарном заседании форума «ОПОРЫ России» «Малый бизнес – национальная идея?».

Действительно, у малого бизнеса сегодня много ожиданий, много задумок. Вчера прошли 12 тематических круглых столов, мы обсуждали разные темы: это и стратегия развития малого бизнеса, и доступ к финансам, контроль и надзор, молодёжное, женское предпринимательство, налоговые режимы и многое другое. Сегодня утром состоялся финал Национальной премии «Бизнес-Успех», где были отобраны лучшие муниципальные практики поддержки предпринимательства, лучшие бизнес-проекты из всех восьми федеральных округов нашей большой страны.

Форум посетили более 1,5 тысячи участников более чем из 70 регионов Российской Федерации. И главным итогом форума должно стать формирование повестки экономического роста в сфере малого и среднего бизнеса.

Ещё на стадии подготовки мероприятия нам задавали вопрос: «Почему в названии форума вопросительный знак? Неужели вы не верите в то, что малый и средний бизнес является драйвером российской экономики?» У нас, «ОПОРЫ России», в этом сомнений нет. Но если мы действительно считаем малый и средний бизнес драйвером российской экономики, то нужно прилагать постоянные усилия, потому что ситуация на рынках меняется очень быстро, сам малый и средний бизнес очень быстро изменяется в новых экономических условиях, с ростом научно-технического прогресса. Поэтому, только прилагая совместные и постоянные усилия бизнеса и власти, мы сможем действительно сказать, что малый и средний бизнес оправдал чаяния россиян, поднялись в этом секторе зарплаты, увеличились обороты и увеличился российский средний класс.

Но, с другой стороны, почему мы поставили знак вопроса – у малого и среднего бизнеса достаточно много проблем ещё. С одной стороны, принимаются правильные решения, например создание государственной Корпорации по развитию малого и среднего предпринимательства. Регионам, как Вы уже сказали, предоставлено право вводить налоговые каникулы, снижать налоговые ставки, введён мораторий на плановые проверки малого бизнеса. И мы благодарим, Владимир Владимирович, Вас и Правительство Российской Федерации за эти решения.

Но, с другой стороны, клубок многолетних проблем в таких сферах, как контроль и надзор, декриминализация предпринимательской деятельности, доступ к финансовым ресурсам, инженерная инфраструктура, никак не может размотаться. Занятость в малом бизнесе стабилизировалась и не растёт уже несколько лет. В 2015 году инвестиции малого бизнеса сократились вместе со всей экономикой.

Однако, несмотря на то что малый и средний бизнес работают в основном в торговле, в общепите, в сфере услуг – в сфере, которая подверглась наибольшему сжатию, – действительно доля субъектов малого и среднего бизнеса в 2015 году увеличилась. Это говорит о том, что малый и средний бизнес, ввиду его гибкости, находит новые успешные бизнес-модели, адекватные сегодняшнему состоянию рынка.

Два последних года были достаточно сложными для экономики, объективные трудности затронули практически все её сектора. Но нужно отметить, что в целом бизнес выстоял, в том числе и малый.

В своей деятельности «ОПОРА России» руководствуется простой целью: необходимо увеличить вклад малого и среднего бизнеса в экономику страны. Но эту простую цель не всегда так же просто достигнуть, поэтому нужно искать новые пути, и это будет нашей ключевой задачей на ближайшую перспективу.

Что, с нашей точки зрения, нужно сделать в первую очередь, что главное: это создание новых рынков сбыта в сфере поставок на внутренний рынок, в сфере высоких технологий, в сфере экспорта, в сфере внутреннего туризма, в сфере социального предпринимательства. И, создавая совместными усилиями с государством новые рынки сбыта, мы очень быстро увидим экономический рост в сфере малого и среднего предпринимательства.

Как яркий этому пример – созданная по Вашему указу государственная Корпорация малого и среднего предпринимательства. Впервые в новейшей истории нашей страны создаётся ежегодный рынок закупок для малого и среднего бизнеса объёмом 3 триллиона рублей в год. И главное, что всё это контролируется, чтобы этот рынок достался именно малому и среднему бизнесу. Федеральная налоговая служба к августу создаст реестр субъектов малого и среднего предпринимательства, и тогда именно малый и средний бизнес получит доступ к этим огромным ресурсам.

Уже сегодня в проекте плана у Корпорации МСП 139 миллиардов рублей заказов. В три раза расширилась номенклатура закупок у малого и среднего бизнеса. В этом направлении идёт большая работа и коллектива госкорпорации, возглавляемой Александром Браверманом, со всеми, кстати, бизнес-объединениями. Мы активно участвуем в деятельности совета директоров государственной корпорации.

В марте этого года на площадке форума Общероссийского народного фронта «За честные закупки» мы даже планируем подвести некоторые первые итоги работы на этом огромном и интересном рынке. Буквально накануне мы подписали соглашение с «Российскими железными дорогами» о взаимодействии, и как раз речь шла о том, чтобы малый и средний бизнес получил без бюрократии, без проволочек доступ к закупкам такой огромной структуры, как « Краткая справка Российские железные дороги (ОАО «РЖД») Российские железные дороги».

Но предложение должно успевать за спросом, то есть, создав такой огромный спрос на услуги малого и среднего бизнеса, естественно, госкомпания рассчитывает, что и малый бизнес будет соответствовать этим вызовам. За короткий период малый бизнес должен обновить основные средства, повысить производительность труда с использованием как существующих инструментов, таких как Фонд развития промышленности, так и новых инструментов, которые ещё предстоит создать.

И здесь мы говорим о первой системной проблеме для малого и среднего бизнеса – это доступ к финансовым ресурсам. Сейчас кредиты для малого и среднего бизнеса достаточно дорогие, где–то в среднем 17 процентов годовых. Получить кредит очень сложно, к сожалению, скоринговые модели банков, которые раньше работали в экономике роста, часто просто отсекают малый и средний бизнес по той причине, что, согласно модели, если у тебя не растут обороты, значит, ты являешься не тем заёмщиком, которому можно давать деньги. Поэтому и банкам нужно пересмотреть свои бизнес-модели.

Кроме того, мы ведём системную работу с Центральным банком Российской Федерации по тому, где найти резервы, когда дешёвых денег нет, с деньгами вообще сложно, где найти те резервы, чтобы банкам было выгоднее кредитовать малый и средний бизнес. Мы говорим о нормах резервирования, о затратах банков по проведению транзакций.

Нужно приложить все силы, чтобы в сфере малого предпринимательства стабильность сохранилась, чтобы временные ограничения – и экономические, и бюджетные – не стали преградой для притока в эту сферу как можно большего числа образованных, современно мыслящих и инициативных людей.

Совсем недавно руководитель Центрального банка Эльвира Сахипзадовна [Набиуллина] анонсировала инициативу, которая вступила уже с 1 января в силу: нормы резервирования по кредитам, выданным малому и среднему бизнесу, уменьшены со 100 процентов до 75 процентов. Одна эта мера даст без всяких внешних вливаний банкам возможность использовать свой высвободившийся капитал на дополнительное кредитование малого и среднего бизнеса. А затем мы договорились шаг за шагом двигаться дальше. И главная наша цель – чтобы издержки банков по кредитованию малого и крупного бизнеса были сопоставимы, тогда экономические стимулы заставят банки кредитовать малый и средний бизнес.

А пока, к сожалению, по итогам 2015 года при росте кредитования в кредитном портфеле всей экономики в 5 процентов доля портфелей кредитов малого и среднего бизнеса снизилась, и существенно, и прежде всего у крупнейших банков, в том числе с контрольным пакетом государства.

В связи с этим, Владимир Владимирович, у нас есть предложение: поручить Правительству проработать вопрос об утверждении в банках с государственным участием, когда утверждаются коэффициенты для премирования руководящего состава банка, чтобы был коэффициент, который зависит от снижения или от роста доли выданных кредитов малому и среднему предпринимательству в общем портфеле банка.

В.Путин: Антон Германович [Силуанов] так криво заулыбался. А что? Вы же в банке не работаете.

А.Калинин: Вторая ключевая проблема, Владимир Владимирович, – это контрольная и надзорная деятельность. Мы хотим, чтобы была изменена концепция контроля и надзора. Главный принцип должен быть: контролёр как консультант, а проверка – как подарок.

О чём идёт речь? Сегодня по незначительным правонарушениям есть два варианта у органов контроля и надзора: выписать штраф либо сделать предупреждение. Так вот, поскольку все опасаются, что его потом обвинят в коррупции, все выписывают штрафы. Штрафы выросли за последние годы в разы. Если раньше средний штраф был 40 тысяч, сейчас – 100 тысяч и выше, ввели их кратность. Поэтому, может быть, вспомнить хорошие традиции советского времени, когда контроль тоже был, и был достаточно жёсткий, но контролёр приходил как консультант. Он выписывал предписание, давал время на устранение – два месяца, и если только это не было выполнено, тогда принимались уже меры другого порядка, в частности штраф.

И тогда вал, который сегодня есть по контролю и надзору, сам пошёл бы на убыль, потому что предприниматель не опасался бы прихода инспектора, а наоборот, поскольку в тысячах нормативно-правовых актов разобраться невозможно, он бы даже благодарил, что пришли и его поправили, дали предписание, как свет должен падать, какой шум должен быть в помещении, какие медицинские осмотры должны быть пройдены.

Такая концепция совершенно перевернула бы ситуацию, с головы на ногу поставила бы.

В.Путин: На одну?

А.Калинин: Если говорить о том, чтобы поставить эту ситуацию на вторую ногу, то мы благодарим Вас за то, что были приняты системные решения и на три года отменены плановые проверки. Но сейчас зато в арифметической прогрессии растут внеплановые проверки.

И что интересно, интернет-общество, в котором мы живём, сыграло, может быть, не очень хорошую шутку, потому что сегодня разрешены жалобы в режиме онлайн. Нам приводили примеры, когда поступает жалоба с подписью «Гельмут Коль» – из жизни ситуация. Тем не менее если эта жалоба зарегистрирована и там говорится о какой–то угрозе жизни и здоровью, то проверяющий орган должен прийти.

Мы считаем, что должны быть внесены изменения в закон о работе с жалобами граждан. Контрольные и надзорные органы – а у них такие полномочия есть – обязаны проводить идентификацию личности, которая обращается с соответствующей жалобой. Естественно, это должно быть конфиденциально. Тогда мы исключим таких псевдо-Колей, которые, в принципе, занимаются тем, что сводят счёты иногда, занимаются недобросовестной конкуренцией. Наш основной принцип – консультирование вместо штрафа – тогда действительно войдёт в повседневный обиход. Контрольные органы и бизнес будут уважать и ценить друг друга, потому что и те, и другие выполняют очень значимую социальную функцию.

Наконец, третья тема – это налоговое стимулирование. Мы также озабочены уходом предпринимателей «в тень», поскольку если предприниматель работает «в тени», он ещё и является недобросовестным конкурентом тем, кто работает «вбелую». Но тогда и налоговые режимы должны стимулировать работать «в белом» секторе экономики.

К примеру, с учётом сложившейся инфляции, с учётом поручений Государственного совета и антикризисного плана Российской Федерации мы предлагаем увеличить пороги применения упрощённой системы налогообложения. Сейчас он [на уровне] порядка 70 с чем–то миллионов, а поскольку в июле прошлого года критерий микробизнеса был установлен в 120 миллионов [рублей годовой выручки], то мы просим привести два нормативно-правовых акта Российской Федерации – Налоговый кодекс и закон о поддержке малого и среднего бизнеса – к одному знаменателю. Если это микробизнес в 120 миллионов, давайте тогда и в Налоговом кодексе будет по упрощённой системе налогообложения – также 120 миллионов. Кстати, Федеральная налоговая служба поддерживает нас в этом начинании, потому что инициатива по созданию, к примеру, интернет-касс автоматически приведёт к тому, что бизнес будет «обеляться», показывать больше оборотов. Дайте ему тогда и возможность показывать больше оборотов.

В.Путин: По обороту Вы имеете в виду?

А.Калинин: Да, по обороту.

Чтобы работать в специальном налоговом режиме, оборот должен быть меньше определённой суммы, сегодня это где–то 70 миллионов, хотя по критериям микробизнес сейчас – это 120 миллионов. Поэтому мы просим: дайте возможность работать в специальных налоговых режимах с оборотом в 120 миллионов рублей.

В.Путин: С оборотом или с выручкой?

А.Калинин: С выручкой, да.

В.Путин: С выручкой, потому что это важно.

«ОПОРА России» должна более активно проявлять себя в регионах, действовать на территориях более настойчиво и результативно. Именно вы должны стать генераторами идей, которые бы соотносились с текущими условиями и помогали предпринимателям в решении их проблем.

А.Калинин: Кроме того, не так давно был введён для субъектов малого и среднего бизнеса налог на имущество по кадастровой стоимости, раньше малый бизнес этого не платил. Поэтому мы предлагаем всё–таки, для совсем маленьких офисов, чтобы эти люди имели возможность вычета в 500 квадратных метров площади, чтобы именно с 500 квадратных метров этот налог не платить.

Такая схема работает в налоге на имущество по кадастровой стоимости для физических лиц, там этот вычет есть, по–моему, 50 квадратных метров. Мы просим это сделать для малого и среднего бизнеса. К примеру, Москва пошла по этому пути, правда, они поставили вычет – 300 квадратных метров. Но если не установить какой–то предел, то регионы постепенно начнут брать с совсем маленьких офисов, а там речь идёт о довольно серьёзных налогах, которые не зависят от оборота.

И наконец, третье, если касаться налогов, у нас давно ведётся дискуссия, уже два года, есть соответствующее поручение Государственного совета о создании специального налогового режима для самозанятых граждан. Достаточно большое количество населения нашей страны – а речь идёт о миллионах людей, которые сейчас никак не оформлены, не платят никаких налогов, не платят отчислений в Пенсионный фонд. Идея была в том, чтобы дать им очень простой и удобный режим: зарегистрировался как самозанятый – тут же тебе автоматически в налоговой инспекции открывают регистрацию. А когда твой патент, который ты купил на несколько месяцев, закончил своё существование, ты решил дальше не работать, – он закрылся, сама налоговая закрыла, никуда ходить не надо.

Но у нас немножко забуксовал вопрос в Правительстве по тому, какой должен быть платёж, должно это быть «одно окно» или всё–таки это должно быть два платежа. Если Вы дадите поручение всё–таки прийти к консенсусу по этому вопросу, я думаю, закон о самозанятых будет принят. Мы ждём, Владимир Владимирович, Вашей поддержки по согласованию позиций.

Вы сегодня затронули очень важную тему – создание региональных офисов по распространению и внедрению лучших управленческих решений. «ОПОРА России», как и все предпринимательские объединения, естественно, входит в комитет по национальному рейтингу инвестиционного климата. И мы видим, действительно, и по нашему опыту, и по опыту тех людей, которые сейчас находятся в зале из наших регионов, разительное отличие в инвестклимате. Буквально иногда бывает: регионы находятся рядом, в 100 километрах столицы друг от друга, а инвестиционный климат разительно разный.

Поэтому мы готовы подключиться совместно с нашим партнёром – Агентством стратегических инициатив – к внедрению лучших региональных практик через наши отделения по всей стране. Возможно, в регионах тоже региональным администрациям [следует] рассмотреть вопрос о привязке системы премирования или депремирования к тому, как развивается малый и средний бизнес на их территориях. Такой великий человек, как Ли Куан Ю, в своё время сделал это в Сингапуре, и это имело положительный эффект для экономического развития страны.

Вместе с региональными командами необходимо определять направления, где бизнес наиболее востребован, создавать специальные программы обучения, добиваться конкретных результатов.

Это далеко не полный перечень проблем, волнующих малый и средний бизнес и нуждающихся в решении. Говорят, что правильное решение – это то, которое делает тебя победителем. Мы очень хотим, чтобы малый бизнес в России всегда чувствовал себя победителем – над обстоятельствами, над своими недостатками и привычками. Чем больше в нашей стране успешных, верящих в собственные силы людей, тем эффективнее российская экономика.

Спасибо за внимание.

В.Путин: Александр Сергеевич [Калинин] много нам сформулировал «домашних заданий». Поскольку ещё выступающие намечены, чтобы не забыть всё, не запутаться, я постараюсь сразу, на что смогу, ответить.

Первое – по поводу сложностей с кредитованием, с высокими ставками. Я не буду сейчас вдаваться в детали, изображать из себя крупного экономиста или финансиста. Мы много раз на этот счёт дискутировали. Основные трудности понятны: не может быть низких ставок при определённой ситуации на рынках, в экономике, иначе мы просто с обратной стороны подберёмся к экономике, огреем её палкой так, что она уже не встанет. Нужно быть очень аккуратными, не разваливать макроэкономический фундамент, на котором в целом достаточно устойчиво, несмотря на все внешние риски и сложности, стоит наша экономика.

Тем не менее и Правительство, и Краткая справка Банк России (Центробанк) Банк России постоянно думают над тем, как в отдельных отраслях экономики создать наиболее благоприятные условия для такого фундаментального вида деятельности, как кредитование. Это одно только из направлений. Их там много, инструменты вам тоже всем хорошо известны – это поддержка экспорта, поддержка предпринимателей, которые начинают свою работу, и так далее. Целый большой инструментарий, и на это выделяются конкретные большие ресурсы. Всё это тоже должно иметь определённые ограничения, потому что просто так увеличивать денежную массу бесконечно и бесконтрольно очень опасно. Это может, как я уже сказал, привести к таким эффектам, которые на первый взгляд и не видны, но они обязательно наступят, если мы будем действовать неаккуратно.

Один из этих инструментов Вы уже упомянули – это снижение объёмов резервирования. Да, действительно ресурсы высвобождаются. Председатель Центрального банка здесь находится, давайте к ней обратимся тоже с просьбой, чтобы эти средства действительно направлялись в реальную экономику, в том числе и в малый и средний бизнес. Я понимаю, что здесь директивных указаний, наверное, будет недостаточно, да и неправильно это – давать директивные указания конкретным участникам финансового рынка, но тем не менее надо как–то выстроить эту систему. Если уж у них высвобождаются средства, то они должны быть использованы.

Кстати говоря, это не только наши проблемы, когда в определённых экономических ситуациях банки придерживают кредитование и оно не растёт так, как бы хотелось. Это связано с рисками, целый набор этих рисков банки должны оценить. Это и в других странах так. Возьмите кризис 2008–2009 годов: в некоторых парламентах западноевропейских стран обсуждались отдельно вопросы, как повлиять на банки, чтобы они давали деньги в реальную экономику. В парламентах вопросы ставили! Всё то же самое, ничего здесь нового нет. Но инструменты, конечно, должны быть найдены.

Давайте мы попросим Председателя Центрального банка, она мне потом доложит тоже о том, как идёт эта работа, как высвобождающиеся средства направляются в реальный сектор экономики, в том числе в малый и средний бизнес.

Кстати говоря, не вижу здесь ничего необычного, действительно, особенно это касается банков с госучастием. Мы же оцениваем деятельность регионов и выставляем оценки регионалам и региональным командам. И у банков с госучастием тоже можем вполне посмотреть, сколько они и в какие секторы экономики направляют своих ресурсов: только «Роснефти» и « Краткая справка Газпром Газпрому» дают или они работают с большим кругом клиентов, в том числе с малым и средним бизнесом. И в зависимости от этого оценивать их работу, в том числе это касается и премиальных. Через представителей государства в советах директоров, конечно, можно всё это сделать. Не вижу здесь ничего необычного, вполне возможно.

Теперь что касается контрольных и надзорных органов и их деятельности. Мы с юмором некоторые вещи воспринимали, о которых Александр Сергеевич говорил, но в принципе правильно, я тоже с этим согласен. Конечно, планы, наверное, какие–то существуют, сколько они должны «наколотить» этих штрафов, но не в этом смысл, смысл не фискальный в данном случае. Смысл в том, чтобы создать нормальные условия экономической деятельности. И конечно, оградить потребителя от злоупотреблений неправильно работающих предпринимательских структур. Это касается прежде всего здоровья населения, предоставления различных услуг и так далее.

Но я с Александром Сергеевичем полностью согласен: нужно наладить именно такой стиль работы, даже не просто стиль – должны быть такие нормы. И спасибо Вам, без всяких шуток, без всякой иронии, за то, что Вы напомнили эту практику, обязательно поговорим с коллегами на эту тему: действительно, предупреждение, а потом штраф – это правильно. В огромном море законодательных актов и в ещё большем океане подзаконных актов трудно разобраться даже самим проверяющим иногда, поэтому ничего запредельного нет в этом предложении.

Теперь что касается налога на имущество по кадастровой стоимости. Действительно, льготы предусмотрены законом, льготы должны вводиться регионами Российской Федерации, и такие льготы вводятся. Вы упомянули Москву, мэр здесь находится – они от 300 [квадратных] метров ввели, но в некоторых регионах – от 100, в принципе, от 100 до 300.

Во–первых, проблемы сохраняются с этим, я согласен. Во–вторых, есть проблемы, которые связаны с тем, что во многих регионах вообще никаких льгот не вводится. Можно подумать, конечно, о какой–то усреднённой норме, это, наверное, не так просто будет придумать, но подумать на этот счёт нужно и можно в качестве методической рекомендации на первом этапе такие решения предложить.

По патентам и «одному окну» – понятно, я много раз на этот счёт говорил, повторяться не буду, абсолютно согласен. И по поводу участия «ОПОРЫ России» в определении инвестклимата вместе с АСИ: конечно, нужно коллег привлечь. Кому, как не вам, это оценивать?

И хочу вернуться к проверочным мероприятиям. Полностью поддерживаю Александра Сергеевича по поводу того, что все жалобы, в том числе в интернете, конечно, должны быть индивидуальными. Это касается не только жалоб в области работы малого и среднего бизнеса. Вообще в целом, конечно, в интернете легко прятаться, хамить, обзываться и при этом заявлять свою какую–то крайнюю позицию. При этом ещё неизвестно, кто это делает. Но если у человека есть какая–то позиция, есть какие–то претензии – пусть он скажет, назовёт себя. Иначе это не претензия и не жалоба, это анонимка, и здесь только один проверяющий хорошо работал – Лаврентий Павлович Берия, с анонимками.

На экономическом направлении успех нам всем очень нужен, от него зависит всё остальное в жизни нашей страны: и решение социальных проблем, и внутриполитических, и наше позиционирование на международной арене.

Теперь по поводу налогового стимулирования – от оборота или от выручки. Мы действительно увеличили сумму оборота с 60 до 120 миллионов рублей. Можно ли учитывать при переходе на упрощёнку какой–то предел по выручке? Этот вопрос, насколько я понимаю, рассматривался в Правительстве, и решение принято не было по нескольким соображениям. Потому что, во–первых, есть опасность дробления, и, может быть, в этом случае удастся сократить только количество этих дроблений. Второе, что самое главное, – могут понести ущерб региональные бюджеты, потому что могут возникнуть выпадающие доходы.

Тем не менее эта тема не закрыта. Давайте мы подумаем и вместе с вами ещё раз посоветуемся, с привлечением, конечно, руководителей регионов Российской Федерации.

Спасибо.

А.Калинин: Спасибо, Владимир Владимирович.

Вы в своём Послании Федеральному Собранию затронули очень важную тему по декриминализации предпринимательской деятельности и привели известные теперь всей стране цифры: 200 тысяч уголовных дел было возбуждено в 2014 году в отношении предпринимателей, и только 30 процентов закончились обвинительным вердиктом, порядка 80 процентов предпринимателей потеряли при этом бизнес.

Я бы хотел по этой очень важной теме, которая беспокоит, действительно, предпринимателей всей страны, предоставить слово первому вице-президенту «ОПОРЫ России» Владиславу Корочкину.

В.Корочкин: Добрый день, Владимир Владимирович!

Да, действительно, вчера на круглых столах в обсуждении с предпринимателями оказалось, что эта тема волнует очень многих. И более того, можно сказать, что та излишняя криминализация практически любых хозяйственных рисков, которая у нас сегодня есть в Уголовном кодексе, стоит барьером для многих для начала своего дела. Они просто боятся случайно, непреднамеренно попасть под уголовное преследование. В связи с этим хочу обратить внимание на исполнение Вашего поручения по декриминализации этих самых деяний в сфере предпринимательства.

К сожалению, процесс перевода статей из Уголовного в Административный кодекс с принятием решения о том, что в области экономических преступлений нарушение определённого уровня только в случае повторного деяния считается преступлением, сегодня идёт ни шатко ни валко, к сожалению, он где–то зависает постоянно.

И одно из таких направлений декриминализации, как было уже обозначено раньше, – это увеличение порогов ущерба для отнесения деяний к совершённым в крупном и особо крупном размере. Увеличение этого порога, как предлагается, в полтора раза проблему не решает. Сегодня, когда огромное количество возбуждённых уголовных дел по первой части 159-й статьи, по общей части, получается, что ущерб в 250 тысяч рублей – это уже достаточно крупное уголовное преступление. При этом оно практически всегда, даже если совершено случайно, совершается группой лиц (это отягчающие обстоятельства): это директор, главный бухгалтер и, скорее всего, ещё водители или секретарь директора. В связи с этим мы просили бы рассмотреть возможность всё–таки увеличения этого порога кратно или хотя бы раз в пять.

Ещё одна проблема, которая тоже достаточно больна для многих предпринимателей, – это нарушение презумпции невиновности при комментариях представителей контрольных и правоохранительных органов в СМИ. Мы наблюдаем случаи, когда такой комментарий вызывает разрушение бизнеса. Поэтому мы бы просили запретить подобные комментарии до решения судов и ввести какую–то ответственность для тех, кто такие комментарии всё–таки делает.

И ещё такой важный момент, мне кажется, который наглядно продемонстрировал бы, что предпринимательство у нас в стране действительно является фундаментальной консервативной ценностью, – это удаление из Уголовного кодекса 171-й статьи: «Незаконное предпринимательство». Потому что гарантированное Конституцией право одновременно является уголовно преследуемым – как–то не совсем логично. Это бы явилось для многих ярким и чётким сигналом, что предпринимательство – это то, что сегодня стране действительно необходимо. Спасибо.

Все жалобы, в том числе в интернете, должны быть индивидуальными. Если у человека есть какие–то претензии – пусть он назовёт себя, иначе это не претензия и не жалоба, это анонимка.

В.Путин: Давайте начнём с того, чем Вы закончили. Конституция действительно провозглашает право заниматься предпринимательской деятельностью и целый набор свобод. А уголовный закон говорит о незаконном предпринимательстве. Закон не говорит о том, что всё предпринимательство незаконно. Уголовному преследованию подлежит незаконное предпринимательство.

Давайте с этим разберёмся, на этот вопрос у меня пока нет ответа. Потому что, если мы говорим о незаконном предпринимательстве, а вас здесь что–то беспокоит…

В.Корочкин: Статьи.

В.Путин: Конечно, статьи, но нужно понять юридическую технику, как это прописано. Ведь смысл этого закона – оградить всех присутствующих в этом зале от недобросовестной конкуренции. Если этот закон действует в обратную сторону и мешает предпринимательской деятельности, давайте тогда посмотрим на это. Я готов, считаю, что Вы правы, нужно посмотреть внимательно. Но в целом этот закон направлен на то, чтобы помочь тем законопослушным людям, работающим в сфере бизнеса, которые ничего не нарушают. Потому что всякая подпольная деятельность наносит ущерб тем, кто работает в рамках закона. Так что с этой точки зрения нужно будет оценить. Это первое.

Теперь по поводу увеличения порогов ущерба при отнесении к тяжёлым и особо тяжким преступлениям. 250 тысяч – надо посмотреть, что это за такая цифра. Если это в особо крупном размере – конечно, это ерунда. Надо просто взглянуть, что в законе написано, я по этим пороговым величинам не помню. Вы сказали, [увеличить] в пять раз – миллион 250…

В.Корочкин: Там просто общая [норма] для всех получается: и для физического лица, и для экономического субъекта.

В.Путин: Да, конечно, нужно дифференцировать, и если речь идёт о каком–то особо крупном размере, – конечно, это не 250 тысяч. Конечно, можно раз в пять увеличить, надо только внимательно с этим разобраться, что к чему, какие суммы к чему относятся, и вполне эти пороги можно увеличить. Здесь я полностью с Вами согласен. Прошу коллег подумать на эту тему.

А.Калинин: Спасибо, Владимир Владимирович, за комментарий. Мы верим в то, что малый и средний бизнес, если ему целенаправленно создавать…

В.Путин: Извините, пожалуйста. Ещё по поводу комментариев до решения судов. Это абсолютно правильно. В принципе это уже незаконно, любые комментарии до решения суда незаконны, потому что до решения суда человек считается невиновным. В законе и так это всё должно быть прописано, и прописано наверняка, нужно посмотреть на практику. Я поговорю обязательно с коллегами.

В.Корочкин: Нет санкций для тех, кто всё–таки нарушает.

В.Путин: То санкции надо убрать, то надо увеличить – вот и пойми вас. Посмотрим, но постановка вопроса правильная абсолютно. Давайте посмотрим, как с этим бороться.

А.Калинин: Владимир Владимирович, мы верим, что малый и средний бизнес может быстро перезагрузиться и продемонстрировать экономический рост, если целенаправленно заниматься такими ёмкими, глобальными рынками сбыта. И один из таких рынков (и сегодня уникальная ситуация) – это, конечно, российский экспорт.

Я вырос в маленьком городе, там 20 тысяч человек, но у нас было два предприятия: одно продавало экономайзеры в 50 стран мира, а другое – камни для часов в 80 стран мира. Была очень хорошая система, «Внешторг» называлась в своё время. Я бы хотел эту тему передать Андрею Коркунову (он действительно создал конфеты, которые экспортируются во многие страны мира), чтобы он задал вопросы именно в этой сфере деятельности.

А.Коркунов: Уважаемый Владимир Владимирович, имея опыт производства и продажи на экспорт продукции, я сегодня с уверенностью могу сказать, что достаточно большое количество малых и средних предприятий способны производить конкурентоспособную продукцию и отправлять её за рубеж, но необходима помощь.

Сегодня достаточно много делается для поддержки экспорта. Создан Российский экспортный центр, ЭКСАР туда входит, Росэксимбанк. Я знаю, что в рамках деятельности АСИ разрабатывается «дорожная карта» для поддержки экспорта. Но это всё больше сегодня ориентировано на поддержку крупных предприятий и средних, а небольшим предприятиям необходима помощь.

Что мы в этой связи предлагаем? Всю инфраструктуру поддержки российского экспорта консолидировать под Российский экспортный центр, в том числе включить туда региональные экспортные центры, которые были созданы ранее в рамках поддержки МСП. Это позволит, во–первых, повысить финансовую доступность для поддержки экспорта; получить информацию о проведении каких–то ярмарок, выставок; участвовать российским предприятиям малого бизнеса в организации совместных стендов под брендом «Сделано в России», поскольку это позволяет повысить привлекательность этих стендов и снизить определённые издержки; позволит снизить какие–то барьеры, при преодолении которых выходишь на импортные рынки.

Каждая страна – свои правила, для малого предприятия изучить их достаточно сложно, и здесь необходима, конечно, консультация и помощь. Я сам имею большой опыт участия в международных выставках, знаю, насколько это сложно, знаю, что если не знаешь правил игры, как проводить выставку, ты понесёшь достаточно большие финансовые издержки, что может навсегда у малого предприятия отбить охоту участвовать в международных выставках.

В связи с этим мы также предлагаем активизировать деятельность наших торговых представительств за рубежом, чтобы они оказывали помощь нашим предпринимателям в продвижении российских товаров на зарубежных рынках. И если сегодня говорим, что давайте оценивать банки с государственным участием по количеству выданных кредитов малому бизнесу, то давайте наши зарубежные торговые представительства оценим по количеству визиток предпринимателей, которым они дали консультации, оказали помощь в продвижении российских товаров.

За последнее время достаточно много технологий было ввезено в Россию, в том числе и субъектами малого бизнеса, которые позволяют делать, я ещё раз повторюсь, конкурентоспособную продукцию и выходить с ней на зарубежные рынки, но для этого нужна помощь.

В.Путин: Андрей Николаевич, у нас создан центр, Вы сейчас упомянули уже об этом, – создан центр поддержки экспорта. Конечно, нужно, чтобы он был единым, поддерживал и малый, и средний бизнес. Здесь проблем, по–моему, нет. Надо только организовать эту работу соответствующим образом.

А.Коркунов: Нужно подключить региональные структуры, которые работают с малым и средним бизнесом в регионах.

В.Путин: Да, так, чтобы они имели доступ к этому центру.

А.Коркунов: Да.

В.Путин: Давайте. Коллега слышит, Министр экономического развития здесь находится. Правильное предложение, мы проработаем.

По поводу торговых представительств: у них и так есть это поручение. Они должны поддерживать весь российский бизнес – и крупный, и малый, и средний. Как оценить эту работу? По количеству визиток, мне кажется, оценить невозможно. Они вам знаете, сколько визиток напечатают, – грузовиками будут возить. Поэтому нужны какие–то другие критерии, но они нужны, это правда. Нужно подумать. Торгпредства находятся тоже в ведении Министерства экономического развития сегодня, Алексей Валентинович [Улюкаев] слышит это. Продумайте, пожалуйста, потом Ваши предложения сформулируйте. Спасибо.

А.Калинин: Уважаемый Владимир Владимирович, спасибо Вам за то, что Вы нашли в своём графике время и посетили наш форум.

В.Путин: Выгоняет меня.

А.Калинин: Нет, если Вы останетесь с нами, будем только рады, конечно.

В.Путин: Спасибо вам большое. Я смотрю, здесь большое количество коллег моих из Правительства. Непонятно, кто в Давос поехал на лыжах кататься. С большим желанием раньше ездили, теперь не ездят. Видимо, денег не хватает на билеты.

А.Калинин: Экономят.

В.Путин: Экономят. Это хорошо, дома надо работать.

А я хочу пожелать вам, уже совершенно серьёзно, успехов. Хочу пожелать вам преодолеть те сложности, которые сегодня есть, и воспользоваться теми преимуществами, которые сегодня возникают.

Всего хорошего в новом году наступившем.

Россия. ЦФО > Приватизация, инвестиции > kremlin.ru, 20 января 2016 > № 1618620 Александр Калинин


Россия > Приватизация, инвестиции > kremlin.ru, 21 ноября 2014 > № 1231602 Александр Калинин

Встреча с президентом «ОПОРЫ России» Александром Калининым.

Владимир Путин встретился с главой общественного объединения предпринимателей «ОПОРА России» Александром Калининым. Обсуждалось развитие малого бизнеса в России, а также деятельность объединения.

В.ПУТИН: Александр Сергеевич, Вы возглавили уважаемую организацию – предпринимательское сообщество «ОПОРА России». Она и без того являлась достаточно активным и эффективным партнёром Правительства и некоторых наших структур, которые работают активно с Правительством, в деле создания благоприятного делового климата, подготовки нормативно-правовой базы, которая регулирует эту сферу деятельности. Я надеюсь, что у нас такие же отношения сохранятся и на ближайшую перспективу.

А.КАЛИНИН: Владимир Владимирович, благодарю Вас за возможность провести такую встречу. Действительно, коллеги доверили мне очень ответственный пост, и на этом посту, конечно, стоят новые, интересные задачи. Многое было сделано, много предстоит сделать.

Я бы хотел изложить взгляд на будущее развитие малого бизнеса России и в том числе на развитие на такой организации, действительно достаточно крупной, с историей, какой является сейчас «ОПОРА России».

Малый бизнес – во всех странах это локомотив экономики и путь реализации того творческого потенциала, который накоплен народами разных стран. Таким же он является и в России.

С 2000 года малый бизнес в России вырос более чем в два раза. Я помню по цифрам: если в 1999-м валовые региональные продукты оценивались в 9–11 процентов, то сейчас уже валовые региональные продукты, которые создают малый и средний бизнес в России, это уже 21–23 процента. По занятости: если в конце 1990-х годов это было где-то 14–17 процентов в малом и среднем бизнесе, то сегодня это уже 30, где-то 35 процентов. И самое главное, что это был большой путь на самом деле: изменились наши города, изменились те услуги и продукты, которые предоставляет малый бизнес.

Это, безусловно, во многом работа малого и среднего бизнеса, но и не меньше это работа государственной власти. То, что было создано за это время: это и условия для развития малого бизнеса, это и ликвидация очень многих барьеров, открытие новых рынков, общий экономический подъём, которым мы также воспользовались, как и вся экономика нашей страны, – они позволили вырасти в два раза.

Главной задачей «ОПОРЫ России» я вижу решение той задачи, которую Вы поставили в статье (газета «Ведомости») «Нам нужна новая экономика». Вы сказали, что новая экономика России – это экономика, где малый бизнес создаёт не менее половины рабочих мест. Причём это должны быть сектора интеллектуального, высокотехнологичного труда, работающего на глобальном рынке и экспортирующего свои товары и услуги. Мне кажется, что это и будет главной задачей «ОПОРЫ России» на ближайшее время. Такой резерв и такой потенциал роста для малого бизнеса, безусловно, есть. Во-первых, мы вдохновлены тем, что уже сделано. И я уверен, что к цифре 50 процентов занятости в экономике мы придём, причём в обозримом будущем.

Для достижения этих целей предлагается двигаться, во-первых, к созданию новых рынков сбыта для малого бизнеса; во-вторых, это создание механизмов финансирования капитала для малого бизнеса; в-третьих, конечно, недопущение создания каких-то новых административных барьеров на пути развития малого бизнеса – вот такие три направления.

К примеру, если взять создание новых рынков сбыта, мы прошли большой этап, была большая волна, когда эти рынки сбыта создавались за счёт большого подъёма. Сейчас международная экономика переживает некоторый спад, поэтому создание новых рынков сбыта возможно за счёт, скажем так, перераспределения некоторых рынков в пользу малого и среднего бизнеса. Как пример, принят прекрасный закон, 223-й, о закупках государственных корпораций и естественных монополий, великолепный закон. Им предусмотрено то, что будет выпущено постановление Правительства, которое создаёт преференции для малого и среднего бизнеса в сфере закупок, и ещё одно постановление Правительства, которое создаёт преференции отечественным производителям опять же в сфере закупок госкорпораций. Госкорпорации и естественные монополии у нас ежегодно закупают на 12 триллионов рублей. Если даже пойти по пути Федерального закона № 44 [«О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд»], а там квоты установлены в 15 процентов, то мы выходим на цифру 3 триллиона рублей в год, которые малый и средний бизнес может получить с этого рынка. Если ещё добавить к этому возможность преференций для отечественных производителей, то эта цифра может быть ещё больше. То есть механизм есть, он не требует никаких бюджетных затрат, а требует издания тех постановлений Правительства, которые прямо предусмотрены этим законом.

Есть сложность в том, что мы приняли определённые обязательства, когда вступили в ВТО, поэтому здесь, естественно, такое постановление должно быть аккуратным.

В.ПУТИН: При госзакупках это можно делать, это не противоречит нормам ВТО.

Надо со специалистами, конечно, ещё проговорить, но это вопрос чисто бюрократической волокиты и определённой позиции крупных компаний с госучастием, которые говорят, что им нужно выходить на более широкие рынки для того, чтобы удовлетворить свои высокотехнологичные потребности.

Это всё можно и нужно, конечно, тщательно продумать, проработать, но решение в конечном итоге должно быть принято в соответствии с действующим законом, это точно. Будем в этом направлении работать.

А.КАЛИНИН: Спасибо.

Россия > Приватизация, инвестиции > kremlin.ru, 21 ноября 2014 > № 1231602 Александр Калинин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter