Всего новостей: 2661876, выбрано 29 за 0.025 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Катырин Сергей в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмНедвижимость, строительствоАгропромвсе
Россия > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > newizv.ru, 16 ноября 2018 > № 2794380 Сергей Катырин

Сергей Катырин: "С «цифрой» бизнес быстрее"

О цифровой экономике и цифровом суверенитете, о роли частного бизнеса в технологическом перевооружении и предикативной модели управления, рассказал "Новым известиям" президент Торгово-промышленной палаты РФ Сергей Катырин.

- Сергей Николаевич, по вашему мнению, какие факторы повлияли на появление «цифровой» темы в стране?

- Сама жизнь подтолкнула к этому. Во-первых, быстрое развитие и внедрение соответствующих технологий в наши дни. Кстати, передовиками по их внедрению стали банки, которые начали развивать онлайн-обслуживание и наполнять его все новыми функциями. Далее появилось то, к чему мы уже привыкли: порталы госуслуг, Федеральной налоговой службы, а также возможность пользоваться тысячами электронных коммерческих услуг.

Иными словами, общество фактически самостоятельно сформировало запрос на построение единой «цифровой экосистемы». Параллельно государство и бизнес также осознали необходимость ее создания в условиях существования больших объемов информации.

Во-вторых, изменилась экономическая модель нашего развития: мы, наконец, осознали необходимость переориентации экономики на развитие несырьевых отраслей, что сейчас и делается. Замечу при этом, что качественной такая переориентация будет лишь при разработке и внедрении новых технологий. Становится понятным, каким должен быть следующий шаг, чтобы удержаться в тренде: надо всю экономику делать цифровой, изменять скорость обмена информацией и принятия решений, а также внедрять механизмы предикативной, то есть прогностической, модели управления.

Именно это будет определять лидерство стран в экономическом развитии, и мы, естественно, не можем здесь оставаться на обочине.

И наконец, третье: известно, что одним из признаков полноценного сильного государства является его суверенитет. В ХХI веке следует говорить в том числе и о цифровом суверенитете.

- В стране принята программа «Цифровая экономика Российской Федерации». Какие направления, по Вашему мнению, здесь ключевые?

- Программа включает в себя такие направления: кадры и образование; информационная инфраструктура; информационная безопасность; научно-технологический задел; нормативное регулирование; региональная политика.

Фактически, речь идет о создании комплексной экосистемы, о которой я уже упомянул. В сущности, здесь ключевыми являются все направления. Более того, я не исключаю, что по ходу реализации программы будут появляться еще и новые, которые сформируются из практической необходимости.

Эксперты ТПП РФ из нашего Совета по развитию информационных технологий и цифровой экономики особо выделяют такие направления: «кадры и образование», «информационную инфраструктуру и безопасность», «нормативное регулирование».

- Вы упомянули о Совете ТПП РФ по информационным технологиям и цифровой экономике.

- Совет создан для участия Палаты России в формировании позиции бизнес-сообщества по всей «цифровой повестке». Речь, в первую очередь, идет об экспертизе проектов нормативных правовых актов, подготовке предложений по корректировке действующего законодательства, консолидации мнения предпринимателей IT-сферы по вопросам развития отрасли. Взаимодействуем с Министерством цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ, Минэкономразвития РФ, Роскомнадзором, чтобы ключевые решения принимались с учетом мнения предпринимательского сообщества.

Сейчас задача ТПП РФ – сформировать у предпринимателей, прежде всего у малого бизнеса, четкое понимание того, что такое «цифровое предприятие». После этого ответить на вопросы, которые задают нам коллеги: является ли мое предприятие цифровым? И если мое предприятие не цифровое, то как и зачем его следует сделать таковым и сколько это стоит?

Нужно понимать, что цифровизация – это инструмент для оптимизации бизнес-процессов с чёткими задачами, причем эти задачи имеют отраслевые различия.

Мы как раз сейчас разрабатываем соответствующий образовательный курс.

- А с IT-сектором и их проектами вы работаете?

- В каждом регионе существуют IT - компании, стартапы, которые либо уже занимают свою нишу, либо ищут необходимые ресурсы для запуска проекта.

Именно с ними мы и работаем. Вникаем в их специфику, направленность, суть их решений и идей. Почти любой IT-проект регионального уровня, если он интересный, может быть масштабирован. Главное – применить правильный инструментарий.

Мы готовы аккумулировать данные о таких компаниях, проектах, продвигать их решения в заинтересованных федеральных органах власти, отраслевых институтах развития.

Мы понимаем, что кроме поиска и продвижения проектов, необходимо развивать инфраструктуру поддержки IT - бизнеса. Финансовая поддержка, бизнес-инкубаторы, отраслевые кластеры – то, что действительно способствует его развитию.

IT-кластеры, с государственным участием, как и абсолютно частные, создаются во многих регионах России, и это хороший инструмент развития и поддержки собственных региональных проектов.

- Последний вопрос: по вашему мнению, что государству следует предложить предпринимателям в сфере IT?

- Необходимо развивать систему бизнес-инкубаторов и технопарков, где предпринимателям будет обеспечен доступ к высокотехнологичному оборудованию, современным аппаратным комплексам. Но сегодня такая инфраструктура сосредоточена прежде всего в региональных центрах, поэтому «на местах», чтобы сохранить кадры, надо переходить с регионального на муниципальный уровень.

Нужны финансовые инструменты. Нынешние механизмы поддержки такие, как предоставление микрозаймов и поручительства гарантийных организаций, работают для предпринимателей реального сектора экономики, которые имеют, скажем так, вполне материальные залоги. В IT-секторе очень часто не могут предоставить такие залоги. Поэтому тут необходима работа с ЦБ России, Минэкономразвития РФ, Минсвязи РФ, чтобы обеспечить финансирование под залог нематериальных активов.

Риски, тем не менее, в таких проектах достаточно велики. Поэтому надо говорить не только о том, чтобы снять регуляторные ограничения, но и в целом о совершенствовании нормативно-правовой базы в области интеллектуальной собственности.

А для бизнеса, который осуществляет цифровое перевооружение, необходим комплекс финансовых субсидий на компенсацию понесенных затрат или займов под льготный процент на такое перевооружение.

Отдельная тема – подготовка кадров для цифровой экономики. В рамках программы «Цифровая экономика» предусмотрены значительные средства на образовательные проекты, что правильно. Но мы предлагаем сосредоточится также повышении квалификации сотрудников действующих предприятий. Это необходимо делать. Можно, например, предусмотреть государственную поддержку тем компаниям, которые размещают заказ на подготовку и повышение квалификации штатных специалистов в IT – сфере.

Россия > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > newizv.ru, 16 ноября 2018 > № 2794380 Сергей Катырин


Россия > Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > newizv.ru, 9 ноября 2018 > № 2786261 Сергей Катырин

Сергей Катырин:"Экспертиза ТПП РФ затронет 1800 законопроектов"

Законодатели давно бы уже заточили бизнес в башню из слоновой кости в своей неравной борьбе "за все хорошее", если бы не работало сито под названием «оценка регулирующего воздействия» (ОРВ). Эксперты ТПП РФ подсчитали: всего в этом году через него они «просеют» порядка 1800 законопроектов.

ОРВ позволяет оценить, как проект нормативного акта воздействует на бизнес, не ухудшит ли он, вольно или невольно, условия функционирования компаний, не создаст ли дополнительных трудностей и барьеров, - пояснил президент ТПП РФ Сергей Катырин.

Это касается не только предпринимателей. Если что-то упустить, пропустить, не исправить, то бизнес, естественно, понесет издержки, которые потом включит в себестоимость продукции, а далее по цепочке это обернется для конечного потребителя ростом цен или ухудшением качества товара.

- Когда система ОРВ заработала и сколько законов уже прошло через нее?

- Работу по оценке возможного регулирующего воздействия на бизнес предлагаемых к принятию законопроектов система ТПП страны, а это 180 региональных и муниципальных палат, ведет с 2011 года. В первый год работы мы рассмотрели меньше пятисот проектов, а в январе-сентябре нынешнего наши эксперты проанализировали уже более 1330. По оценкам, до конца года дойдем примерно до 1800. Всего же за это время мы изучили регулирующее воздействие порядка десяти тысяч федеральных законопроектов.

- И что это дает?

- После анализа каждого законопроекта мы отправляем замечания в ведомства, разрабатывавшие документы, чтобы они учли мнение бизнеса и внесли соответствующие изменения.

- Учитывают?

- Учитывают, хотя, естественно, не всегда. Тогда идем дальше, доказываем свое, и нередко все заканчивается отрицательным отзывом на проект уже на уровне Минэкономразвития РФ. Доля учтенных замечаний из предложенных нами в этом году превышает 80 процентов. Считаю это неплохим показателем.

- А бывает так, что серьезные, по вашему мнению, замечания не учитываются, но закон все же принимается? И если бывает, то что вы потом делаете?

- Конечно, бывает. Но мы стараемся рук не опускать. Ведем мониторинг применения таких законов, анализируем все нюансы, чтобы уже с цифрами в руках доказывать свою правоту. Работаем с депутатами Госдумы РФ, с общественными советами при министерствах и ведомствах.

- В чьих законопроектах эксперты чаще всего обнаруживают «подводные камни», о которые может споткнуться бизнес?

- Бывает по-разному. В этом году больше всего замечаний было по проектам Минфина, потом Минтранса и Минтруда. Я мог бы, конечно, подробно рассказать о таких нормативных актах и почему у нас возникли вопросы, но, думаю, это будет не очень интересно. Это важно и нужно специалистам. Скажу только, что серьезные замечания у нас были, например, по проекту правительственного постановления об определении размера инвестиционного портового сбора и порядке его взимания, по законопроектам об изменениях в федеральном законе «Устав железнодорожного транспорта РФ» и в федеральном законе «О защите конкуренции». Итог везде был одинаков: отрицательное заключение Минэкономразвития.

- Что дальше?

- Обязательная процедура ОРВ внедрена и на региональном, а с 2015 года - и на муниципальном уровнях. Это серьезно улучшает деловой климат, инвестиционную привлекательность территорий. Начали оцениваться законопроекты, разработанные непосредственно депутатами, и это очень правильно. Видите ли, такая экспертная оценка помогает на самом начальном этапе учесть возможные негативные последствия. И это всегда лучше, чем потом долго и порой мучительно добиваться ликвидации изъяна уже работающего закона.

Поэтому мы считаем правильным применять ОРВ как можно шире. Надо усиливать его влияние и значение при разработке законодательных актов. Но тут есть вопросы.

- Какие?

- В идеале ОРВ со временем должны подвергаться все нормативные правовые акты.

Надо серьезно повысить информированность о значимых проектах: пока что бывают случаи, когда ведомства стараются обойтись вообще без нашей оценки. Нужны также механизмы, не позволяющие вносить в правительство проекты законов, отличных от версий, прошедших оценку регулирующего воздействия.

Наконец, последнее и, полагаю, самое главное: если по законопроекту в результате оценки регулирующего воздействия дано отрицательное заключение , то он вообще не должен приниматься,

- Такое возможно?

- Да, возможно. Скажу больше: полагаю, со временем так и будет. Это нужно.

Россия > Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > newizv.ru, 9 ноября 2018 > № 2786261 Сергей Катырин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > newizv.ru, 22 октября 2018 > № 2766128 Сергей Катырин

Сергей Катырин: "Бюджет - не дышло, так просто не повернёшь"

На этой неделе Госдума РФ в первом чтении рассмотрит проект закона о федеральном бюджете на 2019 год и на плановый период 2020 и 2021 годов. О позиции предпринимательского сообщества, его замечаниях и предложениях в интервью «Новым Известиям» рассказал Президент ТПП РФ Сергей Катырин.

- Сергей Николаевич, перефразировав известную пословицу, можно, наверное, сказать, что бюджет – не дышло, куда угодно его не повернёшь, есть жесткие ограничения его возможностей, проистекающие из возможностей страны. Так сказать, как заработал – так и поел… И все же: несмотря на непростые нынешние времена, можно ли, по мнению предпринимательского сообщества, назвать будущий бюджет достаточно оптимистичным?

- Он точно не пессимистичен.

Предпринимательское сообщество считает важным и позитивным, что в федеральном бюджете предусматривается финансирование перспективных отраслей промышленности - станкостроения, автопрома, медицинской промышленности, фармацевтики, а также рост поддержки субъектов малого и среднего предпринимательства.

Правительство декларирует создание комфортных условий для развития предпринимательства, планирует увеличение инвестиций до четверти ВВП, а это серьезный стимул, чтобы экономика развивалась.

В целом проект бюджета можно оценить как ориентированный на приоритетные задачи национальной социальной политики и повышение качества жизни населения, развитие экономики и обеспечение бюджетно-финансовой безопасности.

Но все же у бизнеса есть замечания, есть и некоторые сомнения.

- Какие?

- Например, наши эксперты обратили внимание, что темпы роста российской экономики в 2019 году обозначены в пределах 1,3 процента ВВП. В 2020 году ожидается 2 процента, а начиная с 2021-го – выше 3 процентов.

- Но ведь рост, не стагнация же?..

- Верно, но при таких низких темпах роста возможны некоторые риски.

Так, в России только для поддержания инфраструктуры и сохранения статус-кво в экономике нужен рост ВВП не менее 2 процентов ежегодно. Если показатель ниже, то весьма вероятны, по мнению экспертов ТПП РФ, сжатие спроса и потеря рынков. Это надо иметь в виду и постараться избежать такого развития событий.

Далее. У нас по-прежнему предусматривается, можно даже сказать, консервируется зависимость нижестоящих бюджетов от федеральной финансовой помощи. Не решена проблема так называемых вертикальных фискальных дисбалансов в региональных бюджетах - это когда децентрализация расходов в региональных и муниципальных бюджетах не сопровождается и не совпадает с децентрализацией доходов в этих же бюджетах.

Из-за таких дисбалансов для финансирования расходов и покрытия дефицитов региональных и местных бюджетов федеральным властям придётся и дальше применять трансферты, субсидии, субвенции, дотации. Неизбежны также заимствования на кредитном и долговом рынках.

Однако практика показывает, что сильная зависимость от межбюджетных трансфертов и неадекватные по цене коммерческие заимствования не столько смягчают бюджетные ограничения региональных правительств, сколько ослабляют общую фискальную дисциплину в регионах, на местах. Это системная проблема, и в проекте бюджета она не решается.

- Что ещё?

- Мы убеждены, что поддерживать отечественную обрабатывающую промышленность и реальный сектор экономики надо всеми инструментами финансово-промышленной политики и денежно-кредитной политики. Без этого прорыва нашей экономики на новый уровень попросту не будет.

Предлагаем также повысить субсидии производителям сельскохозяйственной техники до 15 млрд. рублей ежегодно на 2019 - 2021 годы. Сельское хозяйство у нас в последнее время заметно пошло вперед, ему нужна техника, и она должна быть доступной и конкурентной по сравнению с иностранной продукцией.

К сожалению, в проекте бюджета заложены средства в размере лишь 2 млрд. рублей.

Беспокоит предпринимательское сообщество слабое развитие рынка информационных технологий – в 2018 г. его объем ожидается лишь на уровне 0,93 ВВП. Это в разы меньше, чем нужно. Государственная поддержка, осуществляемая в рамках программы «Цифровая экономика», незначительна: в 2019 г. – 94,8 млрд. рублей, в 2020 г. - 95,5 млрд., в 2021 г. – только 59,2 млрд. рублей.

Этого явно недостаточно, чтобы решить проблемы, связанные с разработкой новых продуктов информационных технологий, развитием системы подготовки и повышения квалификации специалистов, обработки больших объемов данных, искусственного интеллекта, информационной безопасности.

Есть у нас и другие замечания.

Как вы правильно заметили в начале нашего разговора, бюджет нельзя «повернуть», как хотелось бы, он жестко ограничен сегодняшними доходами страны. Но разумные корректировки, концентрация бОльших сил на важных направлениях вполне возможна. Об этом и речь.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > newizv.ru, 22 октября 2018 > № 2766128 Сергей Катырин


Россия > Транспорт. Госбюджет, налоги, цены > gudok.ru, 1 октября 2018 > № 2745619 Сергей Катырин

Инфраструктура обеспечит рост

О значении железнодорожного транспорта в структуре экономики страны, о мультипликативных эффектах новых проектов ОАО «Российские железные дороги» «Гудку» рассказал президент Торгово-промышленной палаты РФ Сергей Катырин.

– Каков ваш прогноз по развитию железнодорожной отрасли в обозримом будущем?

– В текущем году актуализирована долгосрочная программа развития (ДПР) ОАО «РЖД» на период до 2025 года, согласно которой будут созданы дополнительные условия для развития партнёров компании, увеличена транспортная связанность страны, в том числе удалённых районов, обеспечена конкурентоспособность российской экономики.

Реализация одной из ключевых задач железнодорожной отрасли – удовлетворения спроса на перевозки (угольной, металлургической, нефтяной, строительной и других отраслей российской экономики) с целью роста экономики страны – обеспечит формирование вклада в ВВП в размере 9,1 трлн руб. в 2025 году, что составляет порядка 5,6% от ВВП страны (в 2017 году – 4,7 трлн руб., или 5,1% от ВВП).

Инвестиции ОАО «РЖД» формируют растущий спрос многих смежных отраслей национальной экономики, что обусловливает требования к их развитию. В подготовленном проекте ДПР РЖД предусмотрены требования к развитию отраслей национальной экономики и программы импортозамещения.

Так, рост грузооборота на сети к 2025 году потребует, по укрупнённой оценке, увеличения закупки топлива более чем на 20% (к уровню 2017 года), объёма потребления электроэнергии на 27%. Аналогичным образом реализация перспективных проектов развития пропускных способностей сети, а также проектов оздоровления железнодорожного пути приведёт к росту потребности в закупке стальных материалов верхнего строения пути, включая рельсовый прокат, более чем на 20%, щебня – более чем на 40%. Рост объёма закупок тягового подвижного состава ОАО «РЖД» составит более чем 60%. Закупки новых грузовых вагонов увеличатся в 2,8 раза, закупки пассажирских вагонов – более чем на 40%, что является стимулом для дальнейшего развития, в частности, машиностроительной отрасли.

Таким образом, поставщики компании из различных отраслей промышленности получат импульс к развитию и внедрению передовых технологий изготовления продукции железнодорожного назначения. Потенциал эффективного развития железнодорожной отрасли способствует развитию суммарно предприятий 17 отраслей российской промышленности.

– Насколько, с вашей точки зрения, важна реализация инфраструктурных проектов ОАО «РЖД» для развития экономики страны в целом?

– Действительно, одним из ключевых аспектов железнодорожной работы является развитие железнодорожной инфраструктуры. Только модернизация БАМа и Транссиба даёт ряд прямых эффектов – суммарные поступления в бюджет РФ за 30 лет составят почти 500 млрд руб., ВРП (валовый региональный продукт. – Ред.) Дальнего Востока и Забайкалья вырастет дополнительно на сумму от 650 млрд руб. до 1 трлн руб. Объём заказов российским производителям строительных и прочих материалов оценивается в 394 млрд руб. Кроме того, объём вывоза дополнительных объёмов грузов по обновлённому Восточному полигону составит порядка 66 млн тонн, а это толчок для развития промышленных предприятий, обновления их производственной базы, расширения использования инновационных технологий.

Вклад проекта в стимулирование реального сектора экономики региона – это 40 тыс. рабочих мест на железнодорожном транспорте и в смежных отраслях промышленности, в том числе и за счёт вовлечения предприятий малого и среднего бизнеса.

– Но ведь развитие инфраструктуры не ограничивается только Восточным полигоном…

– Безусловно. Необходимо отметить, что ОАО «РЖД» системно развивает всю сеть, модернизируются все ключевые направления перевозок. Так, например, реализация проектов высокоскоростного железнодорожного сообщения выступает катализатором развития отраслей промышленности, малого и среднего бизнеса, экономического подъёма регионов.

При этом если сейчас железнодорожный транспорт с грузоотправителями формирует около 0,1 п.п. прироста ВВП, то к 2025 году эта величина возрастёт до 0,23 п.п. При этом в период реализации ДПР до 2025 года в бюджеты всех уровней поступит почти 3 трлн руб., а с учётом заказа компании для отраслей экономики – 5 трлн руб.

Только за первые 10 лет эксплуатации трассы ВСМ Москва – Казань совокупный прирост ВВП Российской Федерации за счёт инвестиционных и агломерационных эффектов составит 13,4 трлн руб. в прогнозных ценах, а размер дополнительных налоговых поступлений за 10-летний период эксплуатации составит 2,6 трлн руб., что превышает полную стоимость реализации проекта. Кроме того, получат дополнительные доходы и бюджеты регионов прохождения трассы.

Константин Мозговой

Россия > Транспорт. Госбюджет, налоги, цены > gudok.ru, 1 октября 2018 > № 2745619 Сергей Катырин


Россия. Азия. ДФО > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 12 сентября 2018 > № 2726890 Сергей Катырин

ВЭФ-2018. Сергей Катырин рассказал о том, как малому бизнесу выходить на внешние рынки.

Президент ТПП РФ принял участие в панельной сессии ВЭФ «Прорыв в АТР: инструменты акселерации экспортно ориентированных МСП».

Выступая в ходе дискуссии, он обратил внимание на несколько позиций, важных для поддержки малых компаний, желающих выходит со своей продукцией на внешние рынки. «Крупные фирмы редко нуждаются здесь в поддержке – у них есть средства, люди, представительства, серьезная юридическая поддержка. А вот малому и среднему бизнесу бывает не только непросто выйти на зарубежный рынок, но и сделать такой шаг», – подчеркнул Сергей Катырин.

Какие здесь инструменты нужны?

В частности, участие в выставках за рубежом – так о компании могут узнать потребители и партнеры. При этом важны презентации. Одной небольшой компании это сделать непросто, надо применять комплексный подход, убежден Сергей Катырин. Нужен пул предприятий, нужен российский стенд, где и будут проходить презентации.

Все это реально и понемногу уже делается. Так, ТПП РФ совместно с АО «РЭЦ» и АО «Экспоцентр» ведут подготовительную работу по проведению презентаций инвестиционного и экспортного потенциала дальневосточных регионов РФ в странах Азиатско-Тихоокеанского региона. ТПП двух регионов – Приморского и Хабаровского краев – собрали солидный блок предложений, причем речь идет о проектах, ориентированных на экспорт.

Кстати, опора на систему ТПП РФ при расширении деятельности на Дальнем Востоке помогает зарубежным коллегам увереннее принимать соответствующие решения.

Если бизнес задумывается о деятельности на рынках АТР, то он должен понимать, что выбор партнера – чрезвычайно важное дело. И сегодня, хотя уже реже, чем раньше, нередко наши предприниматели без особых раздумий и анализа подписывают соглашения о сотрудничестве и поставках товаров, а потом терпят убытки и даже разоряются (фирмы-однодневки – не только наше изобретение). «Рекомендуем действовать через представительства ТПП РФ и торгпредства и вообще при проверке будущего партнера следует использовать несколько источников», – посоветовал глава Палаты.

Сложный вопрос – сертификация. Не везде наши сертификаты признаются. За рубежом же пройти процедуру сертификации продукции сложно и дорого, прежде всего для малого и среднего бизнеса. «Здесь, пока кардинально не решен вопрос о признании наших сертификатов, им нужна финансовая поддержка, а также полная информация, что, как и где это за рубежом делается», - подчеркнул Сергей Катырин.

Очень важны, убежден глава федеральной палаты, бизнес-миссии, то есть целевые поездки наших предпринимателей в страны, рынки которых им интересны. Система торгово-промышленных палат страны организует ежегодно сотни таких миссий. «Нередко именно так и принимается решение стать экспортером: приехал предприниматель, посмотрел, оценил качество, проанализировал цены, пообщался с потенциальными партнерами, вернулся и начал работать на экспорт», – отметил Сергей Катырин.

Участники дискуссии затронули другие аспекты рассматриваемой темы.

Так, в частности, генеральный директор АО «Российский экспортный центр» Андрей Слепнев сообщил, что в соответствии с национальным проектом предстоит довести долю малых и средних предприятий в общем экспорте до 10 процентов; между тем, на Дальнем Востоке уже достигнут рубеж в 20 с небольшим процентов. Это объяснимо: российский мегарегион граничит со странами АТР, являющимися его естественными партнерами. Сегодня стоит задача увеличивать количество малых и средних предприятий и ориентировать их на экспорт; малых сегодня не так и много на Дальнем Востоке, потому что спрос на внутреннем рынке в целом невелик.

Генеральный директор в России и на развивающихся рынках Европы компании eBay Илья Кретов отметил чрезвычайно развитую электронную торговлю в странах АТР. Это, убежден он, солидная ниша и для нашего бизнеса, но одна из задач – иметь склады товаров, максимально приближенные к потенциальным потребителям; еще лучше – непосредственно в их странах, а для этого следует находить надежных партнеров.

Вице-губернатор Приморского края Дмитрий Братыненко отметил важность развития приграничных сельскохозяйственных территорий. Соседи готовы массово закупать сою, которую Приморье выращивает без ГМО, и это шанс для российского бизнеса, подчеркнул он. Приморье охотно предоставит площадки, на которых совместные предприятия будут собирать разнообразную технику, используя ввезенные технологии. Эта техника в значительной степени может идти на экспорт.

Участники дискуссии сошлись во мнении, что экспортный потенциал Дальнего Востока следует развивать максимально активно, создавая для этого соответствующие условия.

Пресс-служба ТПП РФ, А.Бондарь

Россия. Азия. ДФО > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 12 сентября 2018 > № 2726890 Сергей Катырин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 4 сентября 2018 > № 2721333 Сергей Катырин

Комплексный подход.

Сергей Катырин, президент Торгово-промышленной палаты России, в интервью Журналу Стратегия рассказал о роли бизнес-объединений в решении экономических задач страны. В частности, спикер объяснил, в каких изменениях нуждается налоговая политика, каковы стимулы для развития малого бизнеса, зачем поддерживать семейное предпринимательство, как решить проблему теневого сектора экономики, насколько эффективно международное взаимодействие бизнеса.

ТПП РФ была одним из инициаторов создания источников роста российской экономики в рамках подготовки комплексного плана действий правительства до 2025 года. Расскажите об основных предложениях. Каков их прогнозный эффект?

Задача выхода российской экономики на темпы роста, превышающие мировые, была поставлена президентом России. Для достижения этого результата правительство с участием ТПП РФ подготовит комплексный план действий на период до 2025 года — предложения, направленные на изменение структуры экономики, развитие малого и среднего бизнеса, улучшение делового климата, повышение конкурентоспособности отечественных компаний на международной арене.

В числе наших предложений — ограничение создания унитарных предприятий на конкурентных рынках, запрет приобретения государством и муниципальными образованиями акций и долей хозяйственных обществ, осуществляющих деятельность на товарных рынках в условиях конкуренции. Многие из предложенных нами идей уже претворяются в жизнь: распространение системы страхования вкладов микро- и малых предприятий, предоставление инвестиционных налоговых вычетов.

Для развития промышленности сегодня реализуется более 600 мер, около 100 — на федеральном уровне, 500 — на региональном. Однако, несмотря на такое количество инструментов, значительная часть бизнес-сообщества мало осведомлена о работе органов власти и не представляет, каким образом можно воспользоваться этими механизмами.

Именно поэтому одно из ключевых предложений ТПП РФ — ревизия мер поддержки субъектов предпринимательской деятельности, включая работу институтов развития. Это позволит перераспределить средства в пользу более востребованных инструментов, докапитализировать эффективные институты развития.

Также для повышения инвестиционной активности хозяйствующих субъектов, модернизации основных фондов, создания новых производств крайне важно налоговое стимулирование. В этой связи эксперты Торгово-промышленной палаты РФ предлагают предоставлять льготы по налогам на прибыль и имущество организаций, а также земельному налогу на начальные этапы организации производства.

Предложения касаются и совершенствования контрольно-надзорной деятельности, снижения объемов отчетности, упрощения процедур открытия и закрытия бизнеса и многих других волнующих бизнес вопросов.

В интервью «Российской газете» вы сообщили, что в 2017 году в стране насчитывалось от 10 до 20 миллионов самозанятых. Есть ли у Торгово-промышленной палаты конкретные предложения, связанные с теневым сектором экономики?

По оценкам Минфина, доля теневой экономики может составлять 15–20% ВВП. Согласно международным исследованиям Россия входит в топ-5 стран с самым высоким уровнем теневого сектора — примерно 40% от ВВП страны.

При таком объеме теневого сектора необходимы механизмы, стимулирующие к выходу из тени. Текущая попытка легализовать самозанятых, по сути, провалилась. Несмотря на то, что были объявлены налоговые каникулы для репетиторов, нянь и уборщиц, по данным ФНС России, на 1 января 2018 года в качестве самозанятых зарегистрировались 964 человека, 28 из них заявили о прекращении деятельности. При этом самозанятым является чуть ли не каждый пятый россиянин, а для 11% это основной вид дохода.

Такой негативный результат объясняется прежде всего тем, что у предпринимателей нет стимулов к регистрации. Они опасаются увеличения налоговой нагрузки, больших объемов отчетности, проверок и других издержек, которые сделают деятельность нерентабельной. При этом самозанятые не уверены, что регистрация гарантирует им правовую защиту, социальное обеспечение и другие преимущества ведения предпринимательской деятельности «в белую».

Представители регионов, уже легализовавшие свой бизнес, также высказывают беспокойство. Например, на круглом столе в Саратовской ТПП от недавно зарегистрировавшейся предпринимательницы прозвучало мнение, что легализации препятствует неизвестность. Кроме того, платить по патенту 20 000 рублей ежегодно для многих самозанятых в регионах накладно.

На Российском инвестиционном форуме в 2017 году мы провели секцию, посвященную проблемам самозанятых. Высказывались мнения о необходимости расширения видов деятельности, попадающих под налоговые каникулы, а также обучения основам предпринимательства, возможно, с выплатой грантов. Обсуждалось и то, что легализация пока ничего не дает бывшему самозанятому. Один из участников, зарегистрировавшийся в качестве ИП, отмечал, что таким преимуществом, как получение кредита в банке, он не смог воспользоваться (дорогие деньги, сложно получить), а замена кассовой техники свела выгоду от легализации почти к нулю.

Однако легализация, на наш взгляд, все же необходима — это важно для роста российской экономики, формирования привлекательной деловой среды и помощи самозанятым в дальнейшем развитии. Возможно, часть из них в будущем сможет стать малым, а потом и средним бизнесом. Комфортная среда для работы на себя способствует достижению желаемого вклада МСП в ВВП страны. Сегодня вклад составляет не более 20%, однако эту цифру нужно как минимум удвоить.

Важно учитывать успешный опыт других стран. Так, в США самозанятые платят self-employment tax (налог на самозанятость), включающий платежи в системы соцстрахования и здравоохранения. Его размер составляет 15,3% от прибыли. Сходные условия налогообложения есть в Канаде. В Беларуси в прошлом году был расширен перечень видов экономической деятельности, которыми граждане вправе заниматься без регистрации в качестве ИП при условии уплаты единого налога. Также установлены размеры базовых ставок единого налога для физических лиц, которые не регистрируются как ИП. Ставки дифференцируются в зависимости от населенных пунктов и видов деятельности.

Конечно, для успешной легализации основное — это доверие к действиям государства и социальная направленность всех мер по легализации. Можно выделить два варианта легализации. Первый — введение патентов для самозанятых. Причем стоимость патента может зависеть от уровня дохода, отрасли или местонахождения самозанятого или же быть фиксированной, но, вероятно, не более 10 000 рублей. Этот платеж должен быть единоразовым и уплачиваться онлайн, а сферу деятельности патента необходимо существенно расширить по сравнению с имеющейся.

Второй — уплата процентов с денежных поступлений. То есть если поступлений не было, то обязанностей по уплате не возникает. Это довольно удобно для самозанятых, так как в их работе бывают простои. Такой вариант рассматривался в том числе в Минэкономразвития и Минфине. Оптимальный подход можно выработать только включив в обсуждение вопроса самих самозанятых.

В каких улучшениях нуждается налоговая политика в стране? Насколько сильно тормозит развитие бизнеса высокая фискальная нагрузка? Расскажите о законе о неналоговых платежах, на принятии которого настаивает ТПП РФ.

Стабильность и предсказуемость условий ведения предпринимательской деятельности — одни из важнейших для бизнес-сообщества факторов. В настройке налоговой системы ключевыми должны быть принципы неувеличения нагрузки на добросовестных налогоплательщиков, создания справедливых конкурентных условий для развития экономики, совершенствования налогового администрирования, увеличения стимулирующей составляющей налоговой системы. При оценке уровня фискальной нагрузки на бизнес Минфин не учитывает так называемые неналоговые платежи, обеспечивающие выполнение публичных функций, но не кодифицированные в Налоговом кодексе и в целом никак не систематизированные, что не позволяет достоверно оценить эффективность их взимания и обременительность для плательщиков.

Сегодня вне рамок Налогового кодекса возникла, по сути, «параллельная налоговая система», состоящая из нескольких десятков платежей, аналогичных налогам и сборам. Ситуацию усугубляют разные правила их взимания: порядок уплаты зачастую описан в подзаконных актах языком фрагментарных инструкций, допускающих разное толкование на местах.

Подобных платежей множество, отдельные из них в той или иной степени нужны и полезны, но такая теневая налоговая система разрослась непомерно. Сегодня, по оценкам экспертов, неналоговая нагрузка на бизнес уже превышает 1% ВВП страны. Вопреки многочисленным поручениям главы государства о неповышении фискальной нагрузки, количество и размер неналоговых платежей продолжают увеличиваться, например утилизационный сбор. Именно поэтому, по нашему мнению, при определении контуров налоговой системы России необходимо учитывать и настраивать не только налоги и сборы, но и неналоговые платежи.

ТПП России выступила инициатором системного регулирования неналоговых платежей, а на Съезде ТПП России в 2016 году глава государства дал конкретные поручения по регулированию системы уплаты неналоговых платежей. К этой работе подключились Минфин, Минэкономразвития, объединения предпринимателей и представители бизнеса. В итоге был подготовлен проект федерального закона «О регулировании обязательных платежей юридических лиц и индивидуальных предпринимателей».

Однако затем в правительстве озвучили предложение о включении отдельных неналоговых платежей в Налоговый кодекс. У этой инициативы есть множество подводных камней как для бизнеса, так и для государственных органов. Во-первых, на предпринимателей будет распространен весь механизм принуждения, предусмотренный Налоговым кодексом: штрафы, пени, блокировки счетов. Во-вторых, в налоговом законодательстве существует только один администратор платежей — налоговые органы. Оперативно наладить сбор всех неналоговых платежей в такой ситуации будет достаточно сложно, поскольку каждый из них имеет специфику, известную только отраслевым органам. Учитывая это, ТПП РФ, РСПП и «ОПОРА РОССИИ» обратились к Дмитрию Медведеву с просьбой поддержать скорейшее внесение законопроекта о неналоговых платежах в Госдуму. Законопроект позволит избежать рисков, связанных с переносом платежей в Налоговый кодекс, и прекратить практику бесконтрольного введения и изменения неналоговых платежей.

Вы отмечали, что государству следует обратить внимание на семейное предпринимательство. Какие у Торгово-промышленной палаты есть предложения в этой области и почему она заслуживает особого внимания?

Торгово-промышленная палата начала работу по этой теме. Мы провели круглый стол в рамках Российского инвестиционного форума в Сочи, инициировали специальный проект ТПП РФ, посвященный популяризации и развитию семейного предпринимательства.

Почему мы подняли этот вопрос? Прежде всего это связано с необходимостью развития МСП и роста его доли в ВВП. А семейный бизнес — одно из устойчивых направлений предпринимательской активности. Во всем мире семейный бизнес дает существенный вклад в развитие экономики и часто составляет основу МСП. В Европе такие компании производят до 50% ВВП, в США — до 90%.

В России же вклад МСП по-прежнему колеблется в районе 20%, а семейное предпринимательство не институционализировано, слабо распространено, самому термину иногда придают негативную окраску, намекая на коррупционные практики. Мы хотим доказать, что семейный бизнес, как и другие виды предпринимательской инициативы, — позитивный тренд, направленный на развитие экономики.

Перед теми, кто ведет семейное дело, встают вопросы правовой защиты, доступа к финансовым ресурсам и высококвалифицированным кадрам, устойчивой стратегии развития роста, наследования и успешной передачи дел следующему поколению. Так, иногда выделение части бизнеса родственнику с целью введения его в курс дела и обучения предпринимательской деятельности на практике семейного дела, что особо актуально для молодого поколения, воспринимается правоохранительными органами исключительно как признак дробления бизнеса и влечет за собой соответствующие санкции. Что касается наследования, то, по данным исследований, только 9% предпринимателей имеют документы, регламентирующие передачу бизнеса по наследству, а практика передачи компаний в России пока крайне ограничена, в том числе ввиду исторического развития нашей страны. Согласно исследованиям всего лишь 5% предпринимателей в России руководят своей компанией в третьем поколении.

Популяризация семейного бизнеса — неплохой инструмент стимулирования молодежи заниматься собственным делом. Кроме того, подобный формат способствует развитию устойчивого бизнеса в противовес фирмам-однодневкам или компаниям, стремящимся максимизировать прибыль на краткосрочном треке. Семейные компании готовы к долгосрочным инвестициям, таким как вложения в инфраструктуру, технологии и инновации. Еще два преимущества семейного бизнеса, передающегося из поколения в поколение, — зарекомендовавшие себя на рынке бренды и качество предоставляемых товаров и услуг. По данным исследований Credit Suisse, средний возраст семейных компаний в странах Европы — 80 лет, в США — 61 год, в Латинской Америке — 44 года. Предприниматели с богатой семейной историей и фамильным делом, как правило, дорожат своей репутацией, формировавшейся годами, а иногда и столетиями. А доверие к семейным брендам позволяет развиваться, создавая не только локальные, но и глобальные компании, конкурентоспособные на внешних рынках.

Учитывая эти аспекты, мы решили системно подойти к вопросу: проанализировать лучшие практики, рассмотреть ключевые проблемы, препятствующие семейному бизнесу в России, а также выработать механизмы для популяризации и развития предпринимательской деятельности, в частности, в таком семейном формате. Будут проводиться мероприятия по популяризации семейного бизнеса с помощью СМИ и новых медиа, консультации, круглые столы и конференции на площадке ТПП РФ и региональных палат.

Расскажите о международном взаимодействии ТПП РФ. Какова роль Торгово-промышленной палаты в налаживании диалога с иностранным бизнесом, особенно в текущей геополитической ситуации?

Торгово-промышленная палата РФ последовательно отстаивает интересы отечественного бизнеса как на территории России, так и за рубежом. Более 30 представительств в 40 странах и более 70 деловых советов поддерживают наших предпринимателей за рубежом. По рекомендации Палаты председатели деловых советов включаются в состав российских двусторонних межправительственных комиссий. Это позволяет деловым советам принимать участие в выработке и реализации решений по развитию торгово-экономического сотрудничества, получать необходимую государственную поддержку.

ТПП РФ — член Всемирной федерации торговых палат, Ассоциации торгово-промышленных палат европейских стран, Совета руководителей ТПП государств — участников СНГ, Конфедерации торгово-промышленных палат стран АТР, других международных и региональных организаций. На этих площадках регулярно обсуждаются вопросы внешнеэкономической деятельности и приграничного сотрудничества, информационного обмена, инвестиционного взаимодействия. В рамках ЕАЭС мы участвовали в разработке Таможенного кодекса объединения. Он позволит максимально унифицировать таможенное законодательство Союза. Но проблемы все еще остаются. К сожалению, сегодня российские хозяйствующие субъекты не могут напрямую обратиться в суд ЕАЭС, поскольку это возможно только через уполномоченные органы, определяемые каждым государством — членом ЕАЭС. Это один из барьеров для развития кооперации между бизнесом «пятерки», а также для защиты интересов российских деловых кругов. Ведущие бизнес-объединения нашей страны поддержали инициативу о наделении ТПП РФ правом напрямую обращаться в суд ЕАЭС, представляя интересы отечественного бизнеса. Такой прецедент на пространстве ЕАЭС уже есть — Национальная палата предпринимателей Казахстана может подавать обращения в суд ЕАЭС от имени казахских бизнесменов.

Другой пример налаживания диалога с иностранным бизнесом — это наше участие в работе Делового совета БРИКС. Палата активно развивает прямые контакты между деловыми кругами стран БРИКС в том числе посредством международных конгрессных и выставочных мероприятий. Крупнейшие такие события в России — Петербургский международный экономический форум и Восточный экономический форум.

К сожалению, внешнеполитическая повестка в последнее время все жестче вторгается в международную торговлю. В современном мире нельзя слишком сильно смешивать политику и экономику. И это не только наше мнение. То же самое нам говорит и европейский, и американский бизнес. Торгово-промышленная палата находится в постоянном контакте с деловыми объединениями Европы и США — то, что происходит, не нравится никому. Российские предприниматели нацелены на поиск новых рынков и партнеров, на активное сотрудничество в сферах, не затронутых ограничениями. Санкции, как и раньше, влекут за собой финансовые потери для обеих сторон. В очередной раз хочется повторить: предпринимательское сообщество в целом и Торгово-промышленная палата России, как ведущее бизнес-объединение страны, выступают за конструктивный диалог и налаживание партнерских отношений, а не за введение ограничений и запретов.

На ваш взгляд, какие действия необходимы для создания благоприятных условий для трансфера технологий? Возможно, совершенствование законодательства, более тесное международное сотрудничество?

Трансфер технологий, действительно, весьма актуален в современных условиях. В России понятие «трансфер технологий» появилось не так давно. Развивая рыночную экономику, мы ушли от советской модели госзаказа на технологии, важную роль в которой играли научно-исследовательские институты. Сегодня мы только создаем систему выявления отраслевых потребностей российской экономики в прогрессивных технологических решениях. Учитывая вышесказанное о геополитических и экономических сложностях, в рамках которых мы сегодня вынуждены не только существовать, но и развиваться, одним из приоритетных направлений должен быть именно трансфер технологий внутри России.

Для инновационного роста необходимо увеличить интенсивность обмена наукоемкой продукцией. При Торгово-промышленной палате функционирует Научно-технический совет, который активно взаимодействует с Росстандартом, Роспатентом, Минпромторгом. Одна из целей Совета – содействие внедрению передовых технологий и привлечению инвестиций для модернизации российской экономики. Совет организует поиск технологических решений в соответствии с приоритетными направлениями развития российской экономики, способствует привлечению инвестиций в эффективные проекты. Ежегодно ТПП РФ совместно с Советом Федерации, рядом министерств и общественных организаций проводит форум «Интеллектуальная собственность — ХХІ век». В конце апреля в Палате прошел девятый форум, посвященный новым возможностям международной регистрации промышленных образцов, медиации в сфере интеллектуальной собственности и стратегии формирования глобального рынка интеллектуальной собственности в интересах цифровой экономики.

На форуме Торгово-промышленная палата в очередной раз озвучила свою позицию: мы последовательно выступаем за скорейшее принятие Стратегии развития интеллектуальной собственности. Это должно стать важным механизмом обеспечения единого и комплексного подхода к управлению интеллектуальной собственностью в нашей стране. Только в этом случае можно будет полностью применять потенциал науки и производства, способствовать передаче результатов исследований для их дальнейшего наукоемкого и конкурентоспособного использования. Надо развивать самостоятельные институты поддержки изобретательской деятельности в России, возможно, следует основать специальный фонд, такой как Фонд развития промышленности, созданию которого способствовала ТПП РФ и который на сегодняшний день является одним из самых мощных институтов развития и поддержки бизнеса в стране.

Следует как можно активнее внедрять современные технологии в сфере интеллектуальной собственности. Возможно, целесообразно использование блокчейна для упорядочивания реестров объектов авторских и смежных прав. Это касается и международного сотрудничества в области трансфера технологий. Согласно исследованиям импорт технологий в России значительно выше, чем экспорт. Нам еще только предстоит преодолеть в этой сфере ряд барьеров, создать механизмы мотивации доноров технологий как через возможные форматы совместных предприятий, так и через лицензионные соглашения.

Автор: Алина Куликовская

Источник: "Стратегия" http://strategyjournal.ru/editors-choice/intervyu/kompleksnyj-podhod/ 

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 4 сентября 2018 > № 2721333 Сергей Катырин

Полная версия — платный доступ ?


США. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > tpprf.ru, 10 августа 2018 > № 2699231 Сергей Катырин

Сергей Катырин: Причин для паники из-за санкций у бизнеса нет.

Угроза введения новых американских санкций привела к заметным подвижкам на российских рынках. В то же время эксперты советуют относиться к этим ограничениям взвешенно и не впадать в преждевременную панику.

"Любые санкции отрицательно сказываются на бизнес-климате. Поэтому в Торгово-промышленной палате России попытки ограничить деловую активность по политическим мотивам считаются неприемлемыми. В то же время эти ограничения далеко не всегда достигают заявленной цели. Да и с целями нет полной ясности. В условиях постоянного ужесточения санкций мы работаем уже четвертый год. Но по итогам 2017 года товарооборот России с США - одной из стран-инициаторов такой политики - возрос почти на 14,5 процента. Так что надо четко разделять заявления и реальные результаты", - считает президент ТПП РФ Сергей Катырин.

Российская экономика научилась жить в условиях санкций. Произошла диверсификация рынков, появились новые адреса поставок высокотехнологической продукции. Крупнейшие отечественные государственные и частные компании разработали собственные программы импортозамещения. Конечно, заявленные санкции могут привести к определенной коррекции их планов, но вряд ли изменения будут серьезными.

Источник: https://rg.ru/2018/08/10/sergej-katyrin-prichin-dlia-paniki-iz-za-sankcij-u-biznesa-net.html

Источник: Российская газета

США. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > tpprf.ru, 10 августа 2018 > № 2699231 Сергей Катырин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 1 августа 2018 > № 2693701 Сергей Катырин

Торгово-промышленная палата приветствует инициативу Минтруда по самозанятым.

Торгово-промышленная палата России последовательно выступает за снижение бюрократических барьеров. С этой точки зрения инициативу Минтруда о выведении деятельности самозанятых граждан из сферы трудового законодательства можно только приветствовать.

В Торгово-промышленной палате (ТПП) также отмечают, что работодатели обычно не используют труд самозанятых с целью извлечения прибыли, а отношения между ними зачастую не носят системного характера.

"Давайте будем реалистами. Рассчитывать на то, что хозяева, пригласившие помощницу сделать уборку после ремонта квартиры, потом потратят несколько дней для того, чтобы документально оформить этот факт, по меньшей мере, неразумно", - считает президент ТПП Сергей Катырин.

По расчетам экспертов самозанятых в России – несколько миллионов человек. Однако официальная статистика дает совсем другие цифры. По данным Федеральной налоговой службы в стране зарегистрирован 1661 самозанятый гражданин, осуществляющий деятельность по оказанию услуг физическому лицу. Одна из главных причин такой диспропорции – нежелание самозанятых проходить многочисленные бюрократические процедуры и опасения того, что после завершения в 2019 году налоговых каникул, финансовые требования к ним со стороны государства возрастут. Поэтому любые шаги власти навстречу этой категории участников экономической деятельности могут дать ощутимые результаты.

В ТПП предлагают не забывать еще об одном важном аспекте инициативы Минтруда. Трудовое законодательство не только налагает определенные обязанности на работников, но и дает гарантии защиты их интересов . "Мы считаем, что простого выведения деятельности самозанятых граждан из сферы трудового законодательства недостаточно. Это решение должно сопровождаться мерами, которые защитят их права", - убежден Сергей Катырин.

Источник: Новые Известия

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 1 августа 2018 > № 2693701 Сергей Катырин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > tpprf.ru, 30 июля 2018 > № 2693700 Сергей Катырин

В ТПП РФ предложили способ смягчения пенсионной реформы.

Именно материальные стимулы для работодателя способны снизить возрастную дискриминацию работников, которая предсказуемо возрастет в связи с пенсионной реформой, считает президент Торгово-промышленной палаты (ТПП) РФ Сергей Катырин.

Людям старше 45 лет и сегодня непросто найти работу, а после повышения пенсионного возраста до 63 и 65 для женщин и мужчин соответственно проблема только обострится, убежден он. Причем, считает глава предпринимательского объединения, предлагаемые меры противодействия этому — увеличение ответственности работодателя, вплоть до уголовной — за увольнение людей предпенсионного возраста мало что дадут.

«Способов избавиться от неугодного или, по мнению руководителя, уже ненужного работника множество, и мы все это прекрасно знаем и понимаем. Вместо кнута нужен пряник. Что, если снизить затраты работодателя? Пусть за «возрастных» сотрудников он меньше отчисляет денег на их обязательное пенсионное страхование. Сегодня это 22 процента от фонда оплаты труда, и снижение этих выплат может реально заинтересовать работодателя в сохранении контракта с работниками предпенсионного возраста», — подчеркнул Сергей Катырин.

Глава федеральной палаты добавляет, что надо тщательно просчитать, с какого возраста начинать платить меньше и насколько меньше.

«Я лично рискнул бы утверждать, что суммы можно снизить и наполовину, скажем, начиная с 58 лет для мужчин и, соответственно, несколько раньше для женщин. Это поможет избежать огромного количества человеческих трагедий из-за потери работы, значительно снизит расходы на безработицу, позволит сохранить кадры и, главное, сделает неизбежную пенсионную реформу менее болезненной и более приемлемой для людей», — убежден президент ТПП РФ.

Источник: REGNUM

Россия > Госбюджет, налоги, цены > tpprf.ru, 30 июля 2018 > № 2693700 Сергей Катырин


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 28 мая 2018 > № 2623111 Сергей Катырин

«Чтобы достичь прорыва, нужно ослабить налоговый пресс»

Глава ТПП Катырин: торгпредства не помогают российскому бизнесу в Европе

Наталия Еремина

Как нужно «донастраивать» налоговую систему и почему торгпредства нужно открывать в странах Латинской Америки и Африки, в интервью «Газета.Ru» рассказал глава ТПП Сергей Катырин.

— На Петербургском экономическом форуме первый вице-премьер Антон Силуанов пообещал «налоги не поднимать» в ближайшие шесть лет, но «донастроить» систему. С вами обсуждали эту идею «донастройки» системы? И как вообще, на ваш взгляд, нужно реформировать налоговую систему?

--Сказать, что с нами не обсуждали налоговую тему, наверное, нельзя. Потому что в свое время дискуссия – повысить или понизить налоги – была. Соответственно, если повысить НДС, то нужно понизить налог на прибыль и так далее, это очень долго обсуждалось. Дискуссия о том, как менять налоговую систему, активно шла даже задолго до выборов. Но, можно сказать, что эта дискуссия в целом закончилась ничем. В принципе никто и не ждал, что она завершится принятием какого-то решения. То есть мы просто обсуждали различные варианты налогового маневра.

В целом мы всегда стояли на том, что не нужно ни в коем случае повышать фискальную нагрузку на бизнес. Когда я это говорю, то я имею в виду в целом нагрузку на бизнес, не только налоговую. В нашей стране эта нагрузка достаточно весомая.

Мы до сих пор не приняли закон о фискальной нагрузке, хотя Минфин вроде бы нас поддержал. Надеемся, что в ближайшее время все-таки это состоится.

То есть мы стоим на том, что ни в коем случае нельзя увеличивать фискальную нагрузку на бизнес, а внутри маневра можно уже изучать варианты.

--Все же, если перейти к конкретике, то, на ваш взгляд, какие налоги нужно повышать, а какие оставить на текущем уровне?

--Мы все время пытаемся подойти линейно к решению всех уравнений. Но очевидно, что, например, для одних повышение НДС - это благо, а для других - все будет ровно наоборот. Если посмотреть на НДС, то НДС экспортерам возвращается, поэтому, условно говоря, им все равно, повысят его или нет, а для компаний, которые работают внутри страны, - это, конечно, катастрофа.

То есть я сторонник дифференцированного подхода.

Очень может быть, что налоговая система должна работать по-разному по отношению к различным отраслям. Возможно, там, где бы мы хотели достичь прорыва, в ближайшее время действительно стоит ослабить налоговый пресс.

Очень показательный пример, то, что было сделано по отношению к IT-компаниям, которые поставляют свою продукцию на экспорт. Взяли для них и социальный налог понизили и сразу ситуация с экспортом улучшилась. Думаю, что в ближайшее время они смогут сравняться по выручке от экспорта с экспортом России от торговли оружия.

--И в каких отраслях мы могли бы достичь прорыва?

— В тех, где нам нужно решать проблему технологической независимости. Это машиностроение, станкостроение, то есть в тех отраслях, где нам нужно решить проблему технологического отставания, где мы опираемся на зарубежные производственные линии. Может быть в фармацевтике, медицинском оборудовании. У нас нет полной независимости в этих направлениях, мы не можем заместить все импортные лекарства, оборудование.

При этом не должно быть преференций для огромного количества отраслей, потому что иначе проще будет во всех отраслях предусмотреть преференции. То есть нужно выбрать приоритетные отрасли и их стимулировать налогами.

— В новых майских указах президента поставлена весьма конкретная цель – вхождение России в пятерку крупнейших экономик мира до 2024 года. Однако в ближайшие годы экономисты предсказывают России весьма умеренный рост экономике - на уровне 1,5-2% в год. Многие эксперты говорят, что добиваться ускорение экономического роста можно и нужно через развитие экспорта. Как его нужно развивать, на ваш взгляд?

— В ближайшие годы действительно одна из важнейших задач – увеличить объем несырьевого экспорта. Но очевидно, что рынки сейчас все заняты и на них не так легко прорваться. Надо внимательно изучать, где еще можно работать и приложить свои усилия.

Но нужно понимать, что все остальные страны не стоят на месте и не ждут, когда Россия куда-то прорвется. Все остальные также движутся в этом же направлении.

При этом надо еще и учитывать, что, например, европейские и американские рынки весьма плотно заняты. Там очень сложно будет прорваться. Для этого и нужны, возвращаясь к предыдущему вопросу, налоговые преференции.

Недавно было принято решение о передаче торгпредств от Министерства экономического развития к Министерству промышленности и торговли. Как вы считаете, это решение поможет стимулировать экспорт?

— То, что структуры, занимающиеся экспортом, должны быть сосредоточены в одних руках, у меня сомнения не вызывает. Если этим займется Минпромторг, а не Минэкономразвития, то и отлично, пусть этим и занимается. Главное, что все будет сосредоточено в одних руках и легче будет выстраивать политику.

В вопросе торгпредств меня больше всего волнует вопрос их географии, то есть расположения этих торгпредств.

Мне кажется, что это один из ключевых вопросов.

Есть рынки, где все давно понятно и известно и вряд ли мы там сможем серьезно расшириться, а есть рынки, где необходимо развитие и торгпредства там нужны позарез. Я говорю о странах Латинской Америки, Африки, странах Азиатско-Тихоокеанского региона.

Что делать торгпредставам в таких странах, как Германия, Франция, Италия, там и так ясна ситуация, эти рынки для нас известны от «А до Я», и не очень ясно, чем торгпредства там могут помочь нашему бизнесу.

Вряд ли в Европе дадут нам возможность продвинуться серьезно на их рынках. А на неизвестных рынках бизнес мог бы ожидать от торгпредств поддержки.

— Вы уже предлагали идею открыть торгпредства в других странах Минпромторгу?

— Пока что нет, не говорил, их только что передали в Минпромторг, сначала они должны понять, что им досталось в наследство. После этого уже будем с ними дискутировать, как нужно географически менять расположение торгпредств. Очевидно, что делать это нужно в пользу тех рынков, которые для нас могут быть перспективны.

— Если конкретизировать, то какие это могут быть страны, где нужно открыть торгпредства?

— Например, Вьетнам, Камбоджа. К слову, мы не так давно были в Южно-Африканской республике. И там было такое отношение к русским: мы вас помним, русские, вернитесь. Они в целом гораздо больше предрасположены к нам, чем к кому-либо, в том числе и к нашим китайским собратьям. Например, тот же Виктор Вексельберг, который работает в Центральной Африканской Республике, у него совсем другие принципы работы, чем у китайцев. Он пришел туда и начал учить персонал, который на него работает. Он же организовал там детские сады и жилье построил для местных жителей. А наши китайские коллеги огородили территорию и привезли свой персонал.

Кроме того, у местных там еще и ностальгия по Советскому Союзу. Они знают наше оборудование и технику еще с советских времен.

--Достаточно ли нам будет оживить экспорт для ускорения роста экономики в соответствии с новыми майскими указами президента?

— Тут определенный замкнутый круг. Для того, чтобы оживить экономику, нужно увеличить внутренний спрос, а это невозможно без того, чтобы поднять уровень жизни населения. В свою очередь, это уже невозможно без повышения зарплат, пенсий и всего остального. То есть нужно оживить внутреннее потребление для оживления спроса. Как ни крути, нужно поднимать уровень жизни людей.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 28 мая 2018 > № 2623111 Сергей Катырин


Россия > Медицина. Госбюджет, налоги, цены > newizv.ru, 19 апреля 2018 > № 2577607 Сергей Катырин

Сергей Катырин: "Донорство нужно обществу, а следовательно, всем нам"

20 апреля в 1832 году российский врач Андрей Вольф провел первое в России успешное переливание крови. Президент ТПП РФ Сергей Катырин убежден, что развитие донорского движения – это важная составляющая социальной ответственности российского бизнеса.

Двадцатого апреля в России отмечается один из важнейших социальных праздников – Национальный день донора.

- ТПП РФ как институт поддерживает донорство крови. В СССР оно было широко развито, особенно в трудовых коллективах. Сейчас идет работа по возобновлению традиций. Вот вопрос: трудовые коллективы, как и тогда, смогут стать основой донорства?

- Смогут. Я бы даже сказал, должны, потому что донорство крайне нужно обществу, а следовательно, всем нам.

В прежние времена, с пятидесятых годов прошлого века и вплоть до распада СССР, безвозмездное донорство носило массовый характер, а объем заготавливаемой крови нередко превышал потребности клиник. Одной из важных составляющих такого результата было широкое вовлечение в донорство коллективов предприятий и организаций. Кровь сдавали целыми коллективами.

В стране прошла кардинальная трансформация социально-экономических отношений, старые добрые традиции подзабылись. Но кровь нужна! Организация корпоративного донорства – это сегодня важнейшая государственная задача. Что касается существовавшей практики, о которой я упомянул, то ее не только возможно, но и, на мой взгляд, необходимо возродить через организацию корпоративного донорства крови.

Убежден, что в долгосрочной перспективе в обществе непременно сформируется культура добровольного донорства крови. Если же говорить здесь о роли отечественного предпринимательства, то ему надо пройти нелегкий - в силу даже чисто психологических причин - путь к формированию позитивного отношения к добровольному донорству крови, поиску эффективных средств мотивации, привлечения к донорству людей прежде всего из числа своих же работников.

- Как видит ТПП свою роль в этом процессе?

- Хотел бы подчеркнуть, что инициатива возрождения лучших донорских традиций в стране активно поддерживается социально ответственными членскими организациями

Инициатором здесь выступила председатель одного из Комитетов ТПП РФ Ольга Пелехатая, чей бизнес связан с медицинской деятельностью.

В сотрудничестве с бизнес-объединениями и организациями ТПП РФ разработала программу поддержки донорского движения в России. Акцент сделан на информировании общества о действующей современной, безопасной и удобной системе донорства. Была подготовлена, как составная часть программы, передвижная экспозиция, которая рассказывает о зарождении, особенностях и развитии донорского движения в нашей стране, о работе первых станций переливания крови, современных достижениях и вызовах нового времени.

Мероприятия по популяризации донорства регулярно проводят торгово-промышленные палаты в регионах страны. Палата активно привлекает к этой работе свои членские, партнерские и дочерние организации, которые мы рассматриваем в качестве потенциальных и перспективных площадок для развития массового донорского движения. Мы изучили наиболее типичные проблемы донорского движения, чтобы разработать наиболее оптимальные варианты реализации программы.

- Что еще подразумевает программа?

- Ежегодное рейтингование участвующих в проекте как региональных ТПП, так и всего бизнес-сообщества, учреждение для лидеров специальных премий и дипломов, запуск специального сайта в Интернете.

Наряду с выставками и иными мероприятиями, использованием социальных сетей и специализированных интернет-порталов предлагается и такой способ привлечения внимания к теме донорства как установка в городах, а также на предприятиях-членах ТПП специальных стендов или «окон благодарности», где те, кому донорская кровь помогла выжить, или их близкие могли бы оставлять открытки со своим мнениями о людях, которые добровольно сдали свою кровь.

Одним из приоритетов ТПП в работе по популяризации донорства обязательно станет поддержка онлайн-проектов. В их числе – всероссийский интернет-портал по поиску доноров DonouSearch, он действует уже семь лет и объединяет свыше 60 тысяч доноров России и государств бывшего СССР.

Следующее направление – соцопросы, Это эффективное средство изучения общественного мнения и позитивного воздействия на общество. ТПП РФ имеет здесь большой опыт, мы готовы его применить для популяризации донорства крови.

- Проблема развития донорства – общегосударственная задача. Действует ли ТПП в этом направлении самостоятельно или в сотрудничестве с другими институтами?

- Мы, безусловно, тесно взаимодействуем через территориальные палаты, которых сегодня насчитывается свыше 180 во всех регионах страны, с региональными администрациями. Стремимся максимально привлечь к делу членские организации, входящие в систему ТПП. Это - более 700 союзов, ассоциаций и других объединений предпринимателей на федеральном и региональном уровнях, а также около 50 тысяч предприятий и организаций. Все они – потенциальные и перспективные площадки для развития массового донорского движения.

В Палате практикуется проведение на регулярной основе встреч делового актива с руководителями федеральных министерств и ведомств. Мы хотим провести подобную встречу с министром здравоохранения РФ, сопроводить ее презентацией нашей экспозиции, потом представить ее в Совете Федерации и в регионах. Это интересно и поучительно.

Россия > Медицина. Госбюджет, налоги, цены > newizv.ru, 19 апреля 2018 > № 2577607 Сергей Катырин


Россия > Миграция, виза, туризм. Приватизация, инвестиции > newizv.ru, 20 марта 2018 > № 2536847 Сергей Катырин

Сергей Катырин: "Пора упростить миграционное право"

Глава ТПП рассказал "НИ" о противоречиях в законодательстве, которые затрагивают интересы бизнеса и миллионов мигрантов.

- Сергей Николаевич, насколько актуальны сегодня для бизнеса, объединяемого ТПП РФ, вопросы миграции?

Безусловно, тема миграции волнует бизнес-сообщество. Ведь реализация продуманной и взвешенной миграционной политики – это успешное развитие международной кооперации, привлечение в российскую экономику новых инвестиций, технологий и высококвалифицированных кадров, обеспечение потребности российского рынка труда в дополнительной рабочей силе.

Мы в ТПП РФ рассматриваем этим вопросы в рамках подкомитета по вопросам трудовой миграции. В прошлом году мы подписали Соглашение о сотрудничестве в сфере реализации государственной миграционной политики с Министерством внутренних дел Российской Федерации. В рамках реализации соглашения Палата направляет предложения бизнеса по миграционным вопросам в профильное Министерство.

- Какие проблемы можно отметить в этой сфере?

Одна из главных – несистемность действующего законодательства и обилие различных нормативных правовых актов по данному вопросу, положения которых зачастую не соответствуют друг другу. Например, один из основных актов в сфере миграции – Федеральный закон «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» – уже много раз подвергался изменениям. Причём неоднократно вносились поправки в уже принятые поправки к этому закону, и разобраться в сложившейся правовой конструкции непросто даже юристам.

Отсутствие комплексного нормативного документа, регулирующего вопросы миграции, приводит к юридическим коллизиям и различным подходам в правоприменительной практике. Такое положение дел является серьёзным барьером в привлечении иностранных трудовых ресурсов, как для российского работодателя, так и для потенциального работника-иностранца. Мы считаем, что назрел вопрос об унификации и систематизации норм миграционного права в рамках единого нормативного правого акта.

Если говорить о практических проблемах, то я бы выделил миграционный учёт. И принимающие российские организации, и сами иностранцы испытывают значительные сложности. На местах при постановке на учёт требуют различные комплекты документов и, несмотря на то, что процедура имеет уведомительный характер, в приёме уведомлений о постановке на миграционный учёт может быть отказано. Имеются задержки при внесении сведений о миграционном учёте в базу данных. Подача уведомлений о постановке на миграционный учёт через почтовые отделения связи не работает.

По нашему мнению, имеющаяся процедура не соответствует современным реалиям. Мы знаем, что МВД России прорабатывает вопрос о возможности постановки на миграционный учёт по электронным каналам связи. Такое нововведение позволило бы снять остроту проблемы, и ТПП РФ поддерживает инициативу министерства.

- Что еще может предложить Торгово-промышленная палата?

Как уже отмечалось, миграционные вопросы требуют комплексного подхода. Конечно, одним из главных приоритетов должен быть вопрос национальной безопасности. Здесь двух мнений быть не может. Но при этом, нужно смотреть на проблему со всех сторон. И если есть возможность, необходимо находить такой баланс интересов, который позволит решать вопросы безопасности не в ущерб, а в совокупности с вопросами международного сотрудничества, привлечения инвестиций и развития деловых связей.

Например, недавно в Госдуму были внесены два законопроекта «О внесении изменений в статью 16 Федерального закона «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» и «О внесении изменения в статью 18.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях». Пока широкая общественность не обратила внимания на эти законопроекты, в том числе и потому, что они не проходили оценку регулирующего воздействия. И как нам кажется, зря. По мнению Палаты, последствия предлагаемых изменений не до конца просчитаны.

- В чем суть этих законопроектов?

Суть состоит в следующем: установить обязанность лиц, приглашающих иностранцев, принимать меры по соблюдению иностранными гражданами заявленной цели въезда и сроков их пребывания в Российской Федерации, а также ввести административную ответственность лиц за невыполнение данной обязанности. Для юридических лиц – это штраф от четырехсот тысяч до полумиллиона рублей за каждый случай!

В настоящее время ситуация обстоит следующим образом. Допустим, иностранный гражданин, указавший в качестве цели въезда бизнес, учёбу или туризм, на самом деле занялся в России трудовой деятельностью. Или им были нарушены сроки пребывания в нашей стране. За такие неправомерные действия иностранец понесёт предусмотренную законодательством ответственность. Всё логично.

Законопроектами же предлагается возложить на приглашающую сторону ответственность за действия иностранного гражданина, который руководствуется своими личными целями, мотивами и самостоятельно принимает решения. При том, что между возможными неправомерными решениями иностранца и действиями приглашающей стороны нет причинно-следственной связи. То есть, по сути, приглашающую сторону предлагается сделать без вины виноватой.

Следующий момент. В законопроектах указано, что приглашающая сторона должна предпринять меры по соблюдению иностранцами цели въезда и сроков пребывания. Какие это меры, законопроект ответа не дает, они будут определены постановлением Правительства.

Честно говоря, мне сложно представить, какие это могут быть меры. Причём, чтобы это были не просто формальные действия для формального исполнения нормы закона, а реальные и действенные мероприятия, выполнение которых приглашающей стороной позволит исключить возможные правонарушения иностранца.

Ещё один важный вопрос. Законопроектами не регламентировано, каким образом будет определяться несоответствие заявленной цели въезда в Российскую Федерацию. Практика показывает, что сегодня для определения цели поездки используется совместный приказ МИД России, МВД России и ФСБ России от 27 декабря 2003 г. «Перечень «Цели поездок», используемый уполномоченными государственными органами при оформлении приглашений и виз иностранным гражданам и лицам без гражданства», который, по нашему мнению, нуждается в обновлении. Согласно приказу, только в категории «Обыкновенных деловых» виз имеется аж 14 целей поездок. Вот пример. По приглашению российской компании для ведения коммерческих переговоров и заключения контракта иностранцу оформлена деловая виза с целью поездки «коммерческая». Если в дальнейшем иностранный гражданин въедет по этой визе в Россию для постпродажного обслуживания поставленного оборудования, то он автоматически вместе с приглашающей стороной попадёт в категорию нарушителей, так как для этого необходима виза с другой целью поездки – «техобслуживание». Разве это правильно и разве это способствует повышению инвестиционной привлекательности? К чему такое дробление целей поездки, если иностранец все равно едет делать бизнес?

- Какие последствия, по мнению ТПП РФ, повлечет принятие законопроектов в существующей редакции?

Полагаю, что принятием законопроектов в существующем виде мы демотивируем российские организации приглашать своих зарубежных партнеров. Особенно, тех, кто приглашает много иностранцев.

Например, возьмем выставочную индустрию. Заплатив несколько раз по полмиллиона рублей штрафа за каждого иностранного экспонента, по какой-то причине вовремя не выехавшего из России, выставочная компания в следующий раз подумает: а нужно ли ей вообще проводить выставки с международным участием?

Пострадает наша туриндустрия. Иностранный гражданин может иметь одну действующую визу в Российскую Федерацию. Таким образом, приглашающая сторона не сможет на законных основаниях организовать туристические поездки для иностранцев, имеющих визы из категорий «деловые», «учебные», «рабочие», «гуманитарные». А ведь это достаточно распространенная практика – когда наши бизнесмены приглашают зарубежных контрагентов и решение деловых вопросов совмещают с организацией туристических мероприятий и показом природных красот Кавказа, Краснодарского края, Сибири, Дальнего Востока.

Или, еще пример – наши университеты, в которых обучаются иностранные студенты. Как сможет ВУЗ контролировать, что кто-то из его студентов, имея учебную визу, не начнет трудиться, когда перестанет хватать на жизнь? Зато результат для учебного заведения очевиден – все тот же штраф 500 тысяч рублей за каждого нерадивого студента.

Подытоживая, можно сказать, что проблему сокращения иностранцев-нарушителей предлагается решить следующим образом – свести до минимума приглашение иностранцев под страхом большого штрафа. Нам кажется, что попытка таким образом отгородиться от остального мира – не самый лучший выход при существующем уровне глобализации. Особенно, в условиях дефицита новых инвесторов, квалифицированных специалистов, знаний и технологий.

- Предпринимала ли Палата какие-либо действия, чтобы официально обозначить свою позицию?

Да, на стадии разработки мы направляли нашу позицию в МВД России, к сожалению ее не учли. После внесения законопроектов в Государственную Думу мы направили заключение Палаты в ответственные комитеты и сейчас будем работать с депутатским корпусом. Очень надеемся, что наши аргументы все-таки будут услышаны.

Россия > Миграция, виза, туризм. Приватизация, инвестиции > newizv.ru, 20 марта 2018 > № 2536847 Сергей Катырин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 17 февраля 2018 > № 2500657 Сергей Катырин

«Несправедливо, когда все налоги стекаются в две столицы»

Интервью с главой Торгово-промышленной палаты Сергеем Катыриным

Наталия Еремина

От нового правительства бизнес ждет принятия решения о снижении фискальной нагрузки. Как рассказал в интервью «Газете.Ru» глава ТПП Сергей Катырин, на встрече с главой правительства во время инвестиционного форума в Сочи обсуждались вопросы налогообложения покупок в зарубежных интернет-магазинах, а также изменения валютного контроля.

— Сергей Николаевич, весной будут приняты новые налоговые новации. Однако, как выразился на одной из панелей на инвестиционном форуме в Сочи глава РСПП Александр Шохин, эта тема буквально «табуирована». Вас не смущает, что новации будут уже весной, а чиновники их открыто не обсуждают?

— Мне кажется, дискуссия пока что не в публичной плоскости по одной простой причине: скорее всего, все новации будут прорабатываться после выборов президента. И я полагаю, что это будет правильно, потому что будет формироваться новое правительство. И было бы справедливо, чтобы прорабатывало, конечно, эти новации новое правительство.

Считаю, что в любом случае без дискуссии с бизнесом это не обойдется, наверняка, все это будет вынесено в публичную плоскость. На предварительном этапе такая дискуссия была. Нашу точку зрения спрашивали, интересовались, чего мы хотим — увеличения или уменьшения НДС и налога на прибыль. Есть много разных вариаций. Каждое объединение предпринимателей высказало уже свою точку зрения. Сейчас дискуссия прекратилась.

— На чем настаивает ТПП?

— Самое главное не повышать фискальную нагрузку на бизнес. И в данном случае мы говорим не только о налогах. Мы говорим о неналоговых платежах, которые выросли неимоверно — и по количеству этих платежей, и по сумме этих платежей. По нашим оценкам, в прошлом году где-то порядка одного триллиона рублей бизнес заплатил по неналоговым платежам. И, если мы не наведем порядок в этом, то, конечно, это будет беда для бизнеса.

Также должен быть принят закон о неналоговых платежах. Именно закон, а не новая глава в Налоговом кодексе. Потому что, если это глава, то, значит, тогда все, что прописано, все репрессивные меры, которые есть в Налоговом кодексе, они перейдут и на неналоговые платежи. То есть это уголовные дела, арест счетов, пени, штрафы и так далее. И мы считаем, что это будет несправедливо, потому что неналоговые платежи — это все-таки не налоги. Не все платежи идут в государственную казну.

Закон уже практически полностью готов. Сейчас только одна развилка — это спор о том, будет это закон или глава в Налоговом кодексе.

В правительстве тоже мнения разные. Есть те, кто поддерживает, что это будет закон, а есть и те, кто считает, что надо прописать в Налоговом кодексе. Это дискуссия была и вчера в ходе встречи с председателем правительства Дмитрием Медведевым. Мне показалось, что председатель правительства понимает тему неналоговых платежей. Он однозначно согласен с тем, что ее надо отрегулировать, но как это сделать, еще не решили. По крайней мере, Дмитрий Медведев какую-то одну точку зрения вчера не занимал.

— А чем еще удалось поговорить бизнесу в ходе встречи с главой правительства в Сочи?

— Были предложения обнулить НДС для авиационных перевозок для того, чтобы стимулировать туристическую отрасль. Сошлись на том, что если и делать какие-то поблажки с точки зрения НДС для авиаперевозок, то все-таки дифференцированно, не по всем перевозкам по стране. Может быть, по разным направлениям.

Поднимался также вопрос «анахронизма» валютно-экспортного контроля, который надо менять. И с этим тоже согласно правительство. Минфин поддержал, что, действительно, сейчас используются устаревшие меры, которые мешают жить и работать.

Также мы говорили по поводу интернет-торговли.

Наши площадки интернет-торговли находятся в невыгодном положении в своей собственной стране по отношению к зарубежным, которые не платят ни НДС, ни сертификацией не занимаются, ни контрольно-кассовую технику не должны содержать, и много чего, что наш бизнес должен, а они нет.

Поэтому процентов на 30 у нас получается все дороже, и все утекает на зарубежные площадки. К 2020 году оборот интернет-торговли будет 3,2 триллиона рублей, а доля зарубежных площадок достигнет около 50%. То есть у нас триллион с лишним ничего не будет в казну приносить. Проблема еще и в том, что при прочих равных, если есть товар наш и товар зарубежный, то с нашей электронной площадки купят зарубежных товар, потому что он дешевле.

— Дискуссия эта давно тянется, до чего-то конкретного договорились?

— Мы договорились, что мы поработаем над темой взимания НДС. Уже сейчас, по словам главы правительства, в работу запустили тему согласования снижения стоимости этих покупок с нашими партнерами по единому евразийскому пространству. Сейчас не облагается налогом покупка на одну тысячу долларов весом до 31-го килограмма. При этом сегодня в интернет-продажах около 99% всех покупок совершается до одной тысячи рублей. Если изменить норму, то очевидно, что этот сегмент будет сокращаться.

— Сейчас обсуждаются различные инициативы по возврату капитала в Россию. Это второй этап налоговой амнистии и спецбонды Минфина и список опальных бизнесменов-возвращенцев. Как вы к ним относитесь? Много ли капитала бизнесмены вернут в Россию?

— Многие средства бизнесмены уже вернули в страну, это можно видеть по возросшим вкладам и счетам в российских банках. Однако тема эта немного закрытая, и я не могу судить о ее масштабах. Те бизнесмены, которые в списке бизнес-омбудсмена, видимо, решили позаботиться о своем капитале. Вряд ли будет возвращен большой объем средств и вряд ли это кардинально повлияет на экономику.

— Скажите, а система автоматического обмена данными между различными государствами, в которой будет участвовать с этого года и Россия, она поможет амнистии? Сейчас нам готовы предоставлять информацию только 73 юрисдикции, как вы считаете, будет ли расти их число? Например, за счет офшоров?

— Безусловно, эта новая амнистия сработает. Договариваться в рамках системы автоматического обмена данными мы будем с новыми юрисдикциями, и их число увеличиться, уверен. Не думаю, что в интересах каких-то юрисдикций прослыть такой «черной дырой», которая прячет информацию от всех. Ну, и вряд ли кто-то будет персонально России не давать информацию, а другим партнерам предоставлять ее.

Но надо понимать, что некоторым юрисдикциям, чтобы открыться, может быть, нужно время.

Скорее всего, им хотелось бы разойтись с клиентами так, чтобы сохранить нормальные партнерские отношения. Для этого, видимо, нужно время, чтобы и клиент, что называется, созрел и решил, как он будет действовать дальше, вот в этих условиях, когда информацию откроют.

— На форуме также обсуждался вопрос, как решать проблему с консолидированными группами налогоплательщиков (механизм КГН дает возможность компаниям объединять прибыли и убытки и платить налог с общего финансового результата, после чего он распределяется между регионами, в которых базируются компании). Счетная палата недавно опубликовала результаты анализа эффективности механизма КГН. Оказалось, что если в 2016 году КГН заплатили в консолидированный бюджет 298 млрд руб. налога на прибыль, что в два раза меньше, чем эти же компании перечислили в 2011 году. Что с ними делать, на ваш взгляд?

— Я полагаю, что, несомненно, надо будет думать над тем, как его правильно выстраивать. Вы понимаете, мне кажется, не очень справедливо, когда все налоги стекаются в две столицы. Региональные власти лечат, учат, перевозят и все остальное делают с населением, которое работает на этих предприятиях, а налоги концентрируются где-то в другом месте. Мне кажется, это не совсем правильный подход. И все-таки более справедливо было бы, чтобы часть этих налогов оставалась у тех, кто работает с этим населением, и где находится само предприятие.

— Другая обсуждаемая в Сочи инициатива — дать возможность регионам взимать туристический сбор. Как вы к этому относитесь?

— Если это будут «меченые деньги» то, в принципе, можно пойти на этот шаг. А если это будут обезличенные деньги, то я думаю, что это может больше негатива принести, чем позитива. «Меченые» — я имею в виду, что в отношении их будет уверенность, что они будут потрачены на туристский, так сказать, санитарно-санаторный кластер. Тогда, может быть, есть смысл эти деньги собирать. Чтобы каждый понимал, что сегодня рубль, пять, десять заплатил, а на следующий год приедем — тот же санаторий лучше станет и, может, новые услуги появятся. А если это вообще просто в доход субъекта, то какой смысл?

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 17 февраля 2018 > № 2500657 Сергей Катырин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > newizv.ru, 1 февраля 2018 > № 2482787 Сергей Катырин

Сергей Катырин: "Будут богатыми регионы – станет богатой страна"

Вот аксиома, которую, похоже, у нас понемногу начали, наконец-то, осознавать, на всех уровнях власти и общества: богатство России только регионами прирастать будет. И на заседании Госсовета РФ в Ростове-на-Дону рассматривается 1 февраля эта же тема: развитие промышленного потенциала регионов России.

- Сергей Николаевич, Палата занята прежде всего вопросами развития бизнеса. При чем здесь казалось бы, развитие регионов? Или эта тема Палату тоже волнует?

- Безусловно, волнует, ещё как волнует. И тут все понятно: сильный и богатый региональный бизнес сделает регион сильнее и богаче. Ну, а богатые регионы – это в итоге богатая страна. Все просто. Но пока у нас огромное количество территорий остаются дотационными, и это большая и сложная проблема. Есть, безусловно, крепко стоящие на ногах регионы – Татарстан, Белгородская область. Калужская область, Краснодарский край и так далее. Но и они потенциально могли бы быть богаче. Надо развивать промышленный потенциал.

- Как? У Палаты есть свои идеи? И если есть, то какие?

- Конечно, есть. Только позвольте исходить из существующих в стране реальностей и возможностей, а не заниматься революционным фантазированием типа, «а что, если бы нам все переделать?» В нынешних существующих координатах отношений «центр-регионы» многое можно сделать.

Мы предложили в доклад рабочей группы Госсовета ряд предложений. Надеемся, они будут учтены в государственной политике по развитию промышленного потенциала регионов. Все, может, и нет смысла здесь перечислять, но некоторые предложения назову.

Мы считаем, что надо разработать долгосрочную, на 25-30 лет, единую государственную промышленно-финансовую политику размещения и развития региональных производительных сил на основе современных инновационных технологий. Не буду вдаваться в детали, отмечу только, что речь идет о создании территориально-промышленных комплексов с обязательной привязкой к соответствующей транспортно-энергетической инфраструктурой.

Основой региональной промышленной политики должно стать выстраивание четких приоритетов промышленного развития. При этом надо обратить внимание на отрасли, обладающие наибольшим, скажем так, «кумулятивным эффектом». Речь идет о проектах в сфере машиностроительного комплекса, производства средств производства, недостающей на отечественном рынке компонентной базы и т.д.

При размещении производств надо учитывать, в первую очередь, интересы уже существующих в России предприятий, выпускающих аналогичную продукцию и обязательно проводить экспертизу проектов новых промышленных предприятий. Не нужно создавать, как это не раз уже бывало, технологически устаревшие, а значит, неэффективные производства.

- А как быть с инфраструктурой? С нею у нас во многих регионах, как говорится, «очень не очень»…

- Развивать инфраструктуру должно не только государство, но и бизнес. Однако большинство частных фондов нацелено на получение быстрой прибыли, а инфраструктурные проекты могут окупаться долгие годы. Выход есть. В мире есть такая модель: частный инвестор сам вкладывает свои деньги в создание инфраструктуры для своего будущего производства, а государство из доходов, полученных им от новых предприятий, возвращает деньги частному инвестору.

Нужно организовать грамотную региональную политику предоставления налоговых льгот и преференций. Полагаем, регионы могли бы освободить бизнес от налога на имущество объекты основных средств, находящихся на консервации и реконструкции, предоставить льготы для производителей и потребителей импортозамещающей продукции и т.д. Я понимаю руководство территорий: им нужны деньги сейчас, дыр всегда очень много. Но очень часто бывает, что таким образом регионы, образно говоря, убивают курицу, которая могла бы в недалеком будущем нести золотые яйца. Бизнес плохо развивается, скукоживается, а то и вовсе закрывается. Или уходит «в тень», что ничуть не лучше. Да, хочу подчеркнуть: правильно было бы перечислять в бюджеты субъектов РФ и муниципальных образований определенную часть прироста налоговых поступлений от предприятий и организаций, расположенных на их территории, полученного в результате сверхпланового роста объемов производства и реализации товаров и услуг.

Палата абсолютно убеждена в том, что надо сформировать региональные структуры государственных отраслевых институтов развития и обеспечить единую координацию их деятельности. Хочу здесь отметить, что институтов развития у нас очень много, нередко бизнес толком не понимает, кто чем занимается. Не помешала бы здесь хорошая ревизия. Тут, как говорится, лучше меньше¸ да лучше.

- А какой институт развития среди всех существующих в стране лично вы выделили бы особо?

- Предпринимательское сообщество, а значит, и я, как представитель ТПП РФ, самой большой общественной организации бизнеса в России, двумя руками голосуем прежде всего за Фонд развития промышленности. Он работает отлично, а работал бы еще лучше, если бы значительно увеличить его капитализацию. Его практику и механизмы могли бы, я уверен, успешно использовать другие институты развития предпринимательства.

- Можно подробнее о фонде?

- Фонд развития промышленности (ФРП) был создан в 2015 году, после вступления в силу закона «О промышленной политике в Российской Федерации», за принятие которого ТПП РФ, не побоюсь этого слова, билась долгие годы. Он был нужен, как парус для судна – я отнюдь не преувеличиваю, он позволил ставить цели и определять курс развития экономики. Закон стал правовой основой новой промышленной политики, установившей формы, инструменты и меры государственной поддержки развития промышленности.

ФРП был создан для организации новых производств и обеспечения импортозамещения. Программы фонда позволяют российским предприятиям получить доступ к льготному заемному финансированию, необходимому для запуска производств уникальных отечественных продуктов, а также аналогов передовых международных разработок.

ФРП предоставляет займы под 1 и 5 процента годовых сроком до 7 лет, стимулируя приток прямых инвестиций в реальный сектор экономики. Флагманская программа Фонда «Проекты развития» направлена на импортозамещение и производство конкурентной продукции, программа «Станкостроение» помогает предприятиям реализовать станкостроительные проекты, программа «Конверсия» стимулирует производство предприятиями ОПК высокотехнологичной продукции гражданского и/или двойного назначения, программа «Комплектующие изделия» призвана повысить уровень локализации конечной российской продукции, программа «Лизинг» — обеспечить финансирование части аванса на приобретение оборудования.

Как вы понимаете, речь здесь идет о реальной экономике, о реальных производствах, которые делают страну более развитой. Более сильной и более богатой.

В феврале 2016 года было подписано Соглашение о сотрудничестве между ТПП РФ и ФРП. По состоянию на февраль нынешнего года система ТПП РФ рекомендовала, а Экспертный совет ФРП одобрил финансирование фондом 173 проектов из 51 региона России.

Система ТПП РФ (а это более 180 палат почти во всех регионах страны) сегодня помогает ФРП развивать систему региональных фондов развития промышленности. Создано 39 региональных фондов, 28 из них уже подписали соглашения с ФРП, что позволяет участвовать в софинансировании проектов.

Вот, если коротко, о ФРП.

- Планы промышленного развития регионов могут быть самыми красивыми и многообещающими, но уверены ли вы, что все так и будет?

- А у нас есть другой выход? Правильно, нет. То есть выбор, конечно, есть: развитие или стагнация, но я не буду и спрашивать, что лучше. Поэтому отвечу так: будем работать – и раньше или позже все у нас получится. Лучше – раньше. Но это, опять-таки, зависит от всех нас...

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > newizv.ru, 1 февраля 2018 > № 2482787 Сергей Катырин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > newizv.ru, 16 января 2018 > № 2465920 Сергей Катырин

Сергей Катырин: "Бизнес неоднозначно относится к «прописке» неналоговых платежей в Налоговом кодексе"

Предпринимательское сообщество неоднозначно относится к тому, чтобы, как следует из поручения Правительства Минфину РФ и Минэкономразвития, неналоговые платежи были прописаны в Налоговом кодексе, сообщил Президент ТПП РФ Сергей Катырин.

Дело в том, что в таком случае все превентивные и «карательные» меры, предусмотренные НК РФ, например, уголовное преследование, приостановление операций по счетам, штрафы, пени и т.д., будут распространены и на неналоговые платежи, чего ранее не было. Об этом Сергей Катырин заявил, выступая на совещании в Минэкономразвития РФ по вопросу доработки проекта федерального закона о регулировании отдельных обязательных платежей.

Он отметил также, что налоговые органы сегодня попросту не имеют соответствующих ресурсов, чтобы дополнительно администрировать ещё и неналоговые платежи. «Это, к тому же, ещё и резкий и очень значительный рост объёмов работ. Кроме того, далеко не все платежи идут в бюджет», - подчеркнул Сергей Катырин.

ТПП РФ считает, что было бы целесообразно сосредоточиться на доработке в сжатые сроки проекта ФЗ «О регулировании отдельных обязательных платежей юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» и на утверждении одновременно с законопроектом перечня только федеральных неналоговых платежей. «Составление исчерпывающего перечня неналоговых платежей ещё и регионального и местного уровня способно затянуть принятие законопроекта, - пояснил Сергей Катырин. - Поэтому, после утверждения перечня федеральных неналоговых платежей одновременно с законопроектом, Правительство РФ должно доработать совместно с субъектами РФ и представителями муниципальных образований перечень их платежей к определенному сроку».

Сергей Катырин перечислил также ряд других замечаний предпринимательского сообщества по проекту закона.

Нынешняя редакция законопроекта не препятствует появлению новых неналоговых платежей. «Введение новых или изменения действующих неналоговых платежей нужно более четко регламентировать, - убежден глава федеральной палаты. - Целесообразно прямо закрепить правило, запрещающее с 1 января 2019 года устанавливать и взимать платежи, не включенные в соответствующие перечни.

Законопроект допускает установление неналоговых платежей законами субъектов РФ и муниципальными актами, а предельные их размеры могут определяться как актами, устанавливающими тот или иной платеж, так и постановлениями Правительства РФ.

«Это приведёт к произвольному введению и изменению платежей, - поясняет Сергей Катырин. – Палата полагает, что неналоговые платежи должны устанавливаться исключительно федеральными законами, которые также определяют базовые параметры и предельные размеры платежей. А регионы и муниципалитеты в пределах, установленных этими федеральными законами, будут решать: вводить соответствующий платеж или нет», сообщает пресс-служба ТПП РФ.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > newizv.ru, 16 января 2018 > № 2465920 Сергей Катырин


Россия. Азия. ДФО > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > amurmedia.ru, 4 октября 2017 > № 2451597 Сергей Катырин

Сергей Катырин: «Восточный вектор» не означает полный разрыв с Европой

Президент Торгово-промышленной палаты в интервью AmurMedia о последствиях санкций, импортозамещении и развороте России в сторону Азии

Россия активизировала свой "восточный вектор" развития. Страна всерьез приступила к освоению Дальневосточного региона. Однако говорить о полном развороте в сторону стран АТР нельзя, считает президент Торгово-промышленной палаты (ТПП) Сергей Катырин, "ведь Россия одновременно не отворачивается от сотрудничества, к примеру, с Европой". В интервью AmurMedia глава ТПП рассказал, как экономика России перестроилась после западных санкций, почему на Дальнем Востоке есть неплохие заделы для создания IT-кластера и нужны ли для экономического роста в стране структурные реформы.

— Сергей Николаевич, антироссийские санкции действуют уже третий год. Как они повлияли на экономику страны? Смогла ли экономика РФ за это время перестроиться?

— В каком-то смысле они стали холодным душем, заставившим трезво посмотреть на структуру нашего хозяйства и окончательно убедиться: да, сырье – наше преимущество, наш козырь, но экономика не может быть сырьевой, нельзя делать ставку, прежде всего, на сырье, если мы намерены стать сильным процветающим государством.

Страна вплотную занялась импортозамещением. Хотел бы еще раз подчеркнуть, что структурная перестройка экономики страны давно назрела. И работа началась раньше, чем были объявлены санкции против России, но велась она небыстро. Санкции заставили нас активнее перестраиваться, работать для достижения импортонезависимости страны. До 2020 года Россия потратит 2,5 трлн рублей на организацию импортозамещения. Где— то дело идет быстрее, а на каких-то направлениях понадобятся еще годы, чтобы получить более-менее ощутимые результаты. Поэтому делать заявления о победе, о том, что экономика уже достаточно перестроилась, я бы поостерегся.

— Какие самые неприятные последствия от санкций мы получили?

Самым неприятным в санкциях стало ограничение доступа к внешнему кредитному рынку. Кредиты у нас дешевеют медленно. Сами же санкции как таковые — я имею в виду экономический ущерб — имели все же второстепенное значение на фоне провала в 2014-2015 гг. цен на нефть и вообще сырье. Страна потеряла тогда из-за этого, по некоторым оценкам, раза в три-четыре больше, чем из-за санкций.

— Принесла ли уже какие-то плоды политика импортозамещения?

Сегодня результаты импортозамещения заметны там, где для этого уже создана определенная база, в частности, в фармацевтике, в сельском хозяйстве. Наш рынок медицинской продукции сегодня очень быстро развивается (он оценивается более чем в триллион рублей, и более четверти объема дает именно отечественное производство). Российская легкая и текстильная промышленность показала, что может производить продукцию не хуже зарубежной. Серьезный отказ от импорта — в производстве стройматериалов. В промышленность пошли инвесторы.

Минпромторг РФ прогнозирует, что к 2020 году будет запущено около 100 новых крупных предприятий, в том числе станкостроительных. В информационно-коммуникационных технологиях российский бизнес, прежде всего малый, хорошо себя показывает. Годовые поставки российского программного обеспечения и IT-услуг на внешние рынки превысили 6 миллиардов долларов. Рост наблюдается практически по всем группам химических товаров.

Всем и каждому видны изменения в сельском хозяйстве и пищевой промышленности. Страна стала собирать рекордные урожаи зерновых, кукурузы, картофеля, нарастила вылов рыбы, производство мяса и мясной продукции и т.д. Российские продукты занимают все большую часть прилавка.

Увеличение объемов производства в аграрном секторе и российского экспорта сельскохозяйственного сырья и продовольствия начался со второй половины 2015 года, продолжается и сегодня. Россия также стала крупнейшим в мире экспортером пшеницы. За 2015-2016 сельскохозяйственный год мы экспортировали почти 34 млн тонн зерна. Число стран, покупающих российское зерно, выросло с 60 до 100. Тут я бы сделал оговорку: сам факт по себе отрадный, но нам надо активнее перерабатывать зерно и больше продавать продукции из него.

— Стоит ли ожидать в ближайшем будущем отмены санкций?

Я полагаю, что одномоментной отмены всех санкций не будет, они надолго. Не мы вводили санкции против России, и если придется двигаться по пути отмены, то только так, чтобы наша экономика не пострадала. Ничего хорошего в санкциях и в наших вынужденных контрмерах нет, они приносят потери всем. Но, повторюсь, отрадно то, что ситуация заставила нас несколько рачительнее и активнее вести хозяйство, развивать его, поддерживать уязвимые отрасли.

Кстати, большинство западных компаний свой бизнес в России не свернули, хотя некоторые снизили активность в ожидании лучших времен. Продолжают работу на российском рынке и компании из страны-вдохновителя санкций, то есть из США. Растет число компаний, приходящих в Россию из стран, не участвующих в санкционной политике.

Наша страна постепенно выходит на траекторию уверенного экономического роста. Международные рейтинговые агентства отмечают это и делают позитивные прогнозы.

— Жители страны ощутят изменения нашей экономической ситуации к лучшему в своей повседневной жизни, например, в зарплатах?

— Обязательно, но процесс этот постепенный. К сожалению, нужно некоторое время, чтобы накопилась определенная "критическая масса" положительных изменений в экономике.

— Президент РФ Владимир Путин после введения санкций заявил о необходимости переориентировать экономику РФ на сотрудничество с азиатскими странами. Удалось ли это сделать? Что препятствует развитию торговых связей со странами АТЭР? Сколько лет потребуется России для полного разворота в сторону Азии?

— Хочу уточнить: разворот России в сторону стран Азиатско-Тихоокеанского региона совсем не означает, что страна одновременно отворачивается, например, от той же Европы. Поэтому, думается, говорить о "полном развороте в сторону Азии" нет оснований. Вообще в экономике надо быть прагматичным, и мы готовы сотрудничать и торговать со всеми.

Что касается "восточного направления", то, согласитесь, Россия несколько засиделась на периферии экономической интеграции в этом регионе мира, тогда как наши дальневосточные соседи, страны АТР, не дремали и за последнее двадцатилетие превратили свой регион в наиболее динамично развивающуюся часть мира. Санкции, безусловно, сыграли свою роль в том, что мы активизировались в этом регионе. Но мы и без них активизировали бы свой "восточный вектор": страна несколько лет назад всерьез приступила к развитию огромнейшего и потенциально богатейшего дальневосточного региона и, естественно, появилась параллельно задача – выходить на все более широкое сотрудничество с окружающими странами.

Тем более, что нет никаких препятствий, ни политических, ни экономических, для самого активного участия России во всех региональных делах Азиатско-Тихоокеанского региона.

— Что Россия для этого должна сделать?

По моему мнению, есть три обязательных условия, которые надо выполнить и которые, отмечу, вполне выполнимы.

Первое: бизнес должен хорошо изучить рынок, на котором намерен работать. Но анализ, проведенный Торгово-промышленной палатой РФ, показал, что наши предприниматели и их коллеги из ряда стран АТР, в большинстве своем слабо осведомлены друг о друге, о нюансах работы, возможностях инвестирования и т.д. Необходимо налаживать постоянный полноценный надежный информационный обмен. Причем если большие компании могут позаботиться в этом плане сами о себе, то вот средним и малым, которые способны в итоге серьезно поднять взаимный товарооборот, такая информация крайне необходима. Что касается России, то именно система Торгово-промышленной палаты страны может оказать здесь соответствующую поддержку и помощь: крупнейшее объединение предпринимателей страны располагает 180 территориальными палатами во всех регионах РФ.

Второе: содействие бизнесу в его участии в выставках и ярмарках. Несмотря на стремительное развитие различных информационных виртуальных технологий, и сегодня физическое участие компаний в выставочно-ярмарочных мероприятиях, возможность своими глазами увидеть, оценить и, что называется, пощупать новое изделие остается одним из самых эффективных каналов продвижения продукции на внешние рынки.

Наконец, третье условие: надо делать упор на региональное сотрудничество, именно в регионах сегодня есть огромные возможности для взаимодействия бизнеса, прежде всего малого и среднего.

В целом же перспективы взаимодействия с АТР, действительно, большие, я бы даже сказал, огромные. И речь идет не о годах и десятилетиях совместной работы. Думается, здесь наиболее уместно будет сказать о постоянно расширяющемся сотрудничестве.

— Дальний Восток РФ играет ключевую роль при выстраивании отношений со странами Азиатско-Тихоокеанского региона. Сможет ли этот регион стать площадкой, на которой будет выстраиваться сотрудничество РФ с Азией? И готова ли инфраструктура Дальнего Востока к совместным проектами РФ и стран АТР?

— Дальний Восток может и должен стать такой площадкой, я в этом уверен. Экономическое развитие Дальнего Востока – перспективнейшее поле для сотрудничества России и стран АТР, прежде всего государств, входящих в интеграционное объединение АСЕАН.

Вы спросите: в чем здесь наш и их интерес?

Отвечаю: да, пока что на Дальнем Востоке производительность труда в два с лишним раза ниже, чем в Японии, почти в два раза ниже, чем в Республике Корея. Доля инновационной продукции в валовом региональном продукте – около одного процента. Население убывает. Здесь, куда ни глянь, работы — непочатый край; везде есть огромные возможности, но есть и огромные трудности: бездорожье, удаленность. Да, безусловно, инфраструктура мегарегиона пока оставляет желать лучшего, далеко не везде она готова к совместным проектами РФ и стран АТР. Значит, надо ее развивать, это выгодно и нам, и им.

Отмечу, что сегодня только в Хабаровском крае работает около 800 предприятий с иностранными инвестициями, больше половины из них — с инвестициями из стран АТР.

Налоговые льготы на Дальнем Востоке, действующие в территориях опережающего развития и свободном порту "Владивосток" уже интересны для инвесторов. Но я считаю, что еще многое можно сделать в этом направлении.

— Сергей Николаевич, поясните.

Нужно и дальше снижать налоговую и неналоговую нагрузку на бизнес, внедрять риск-ориентированные подход в контрольно-надзорной деятельности, предоставлять льготное кредитование, снижать издержки при подключении к энергетической инфраструктуре. Кроме того, надо бороться с коррупцией и теневым сектором, расширять возможности для участия малых и средних предприятий в крупных инвестпроектах, вести информационную и образовательную работу и, конечно, учитывать специфику конкретного региона Дальневосточного федерального округа.

В первое полугодие 2017 года на Дальнем Востоке индексы промышленного производства, строительства, инвестиций в основной капитал превзошли показатели в целом по стране. В эксплуатацию введено еще около 40 новых предприятий; ожидается, что до конца года их будет больше 80. Всего же заявлено к реализации на Дальнем Востоке более 600 проектов с общим объёмом инвестиций более 2 трлн руб.

Сегодня в мире есть два глубоко интегрированных объединения с надгосударственные органами управления. Это ЕС и ЕАЭС. По такому же пути идет АСЕАН. Естественно, возникает вопрос взаимодействия между ЕАЭС и АСЕАН. На мой взгляд, перспективно также экономическое партнерства этих объединений с ШОС.

Напомню: Россия — это еще и серьезный интеграционный узел, связывающий Азию, Европу и Америку. Сегодня же больше всего наши расчеты связаны с добычей, переработкой (подчеркну: переработкой!) и экспортом энергоносителей. Энергетика видится той "дверью", через которую страна может войти в набирающие силу интеграционные процессы в АТР. В регионе также огромные запасы гелия, золота, меди, алмазов, черных, цветных и редких металлов, фосфоритов, урана, олова, плавикового шпата…

— Высказывают ли интерес иностранные инвесторы к месторождениям этих природных ресурсов?

Компании из стран Азиатско-тихоокеанского региона уже инвестировали около 50 млрд. долларов в топливно-энергетические проекты. Россия взяла курс на глубокую переработку первичных ресурсов. Подсчитано: доходность переработки нефти на Дальнем Востоке примерно в пять раз выше, чем в Европе. Продукция нефтехимии будет также использоваться малым и средним бизнесом Дальнего Востока для выпуска товаров массового спроса.

В этом году на Дальнем Востоке стартовал ряд проектов с участием компаний из государств — членов АСЕАН в области машиностроения, сельского хозяйства, лесопереработки, транспорта, туризма. Это я к тому, что не только наше сырье побуждает иностранный бизнес приходить на наш Дальний Восток. Дальневосточный мегарегион способен стать традиционным экспортером нужных странам АТР пищевых товаров – прежде всего зерна, мясных изделий, другого продовольствия.

Здесь есть неплохие заделы для формирования в регионе IT-кластера. Пока что процесс сдерживается очень низким уровнем развития каналов связи в макрорегионе. Но в перспективе Дальний Восток может стать важным "информационным звеном". Например, и России, и странам АТР стратегически выгодно связать оптоволоконными каналами Восточную Азию с Европой именно через наш мегарегион. До двух третей экспортных и до половины импортных грузовых перевозок в Дальневосточном федеральном округе приходится на долю морского транспорта. Недостаточное развитие морских портов, слабость российского флота – это серьезное препятствие на пути тесной интеграции России в АТР. Отрадно, что в Приморском крае уже сделаны первые шаги по созданию современного кластера судостроения.

И еще одно: развитие мегарегиона – это безусловное условие сохранения национального суверенитета России над обширными восточными территориями.

— Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) значительно повысила свой бывший июньский прогноз по России — до 2% в нынешнем и 2,1% в следующем году против 1,4% и 1,6% соответственно. Ускоренному выходу РФ из рецессии способствовало повышение цен на нефть и низкие процентные ставки, считают в организации. Согласны ли вы с этим выводом? И нужны ли России для дальнейшего экономического роста структурные реформы?

— Если коротко, то с таким выводом я не совсем согласен. Да, нефть заметно подросла, но считать это главнейшим условием нашего выхода из рецессии я бы не стал. У нас экономика начала изменяться, о чем мы, кстати, уже говорили, когда обсуждали проблему санкций.

Процентные ставки по кредитам в России для бизнеса все еще высокие, и надо отдать должное нашим предпринимателям, что они добиваются результатов в условиях, в которых тот же европейский бизнес просто не смог бы работать.

Структурные реформы для дальнейшего экономического роста нужны. Они просто необходимы.

— Некоторые экономисты считают, что только бюджетные вливания не могут придать толчок развитию регионов. Средства, которыми обладает государство, помогают обустроить лишь отдельные районы и города. И реально ли в современных экономических условиях полностью отказаться от государственных вложений в крупные инфраструктурные проекты в регионах?

— Полагаю, что эти "некоторые экономисты" правы. Сегодня экономика должна создаваться совместными усилиями государства и бизнеса. Речь о государственно-частном партнерстве (ГЧП), существующем во всем развитом мире. У нас здесь еще многое надо сделать, но будущее именно за ГЧП. ТПП РФ давно занимается темой государственно-частного партнерства, понимая, что взаимодействие власти и бизнеса в реализации важных проектов сегодня необходимо и полезно для обеих сторон.

Кстати, в ходе Восточного экономического форума Торгово-промышленная палата, Российский союз промышленников и предпринимателей, "Деловая Россия" и ряд других организаций подписали меморандум о Национальном Центре развития государственно-частного партнерства. Мы стремимся создать единую независимую экспертную платформу в сфере государственно-частного партнерства, которая позволит аккумулировать усилия и оптимизировать издержки уже действующих элементов инфраструктуры поддержки ГЧП-проектов, содействовать увеличению количества качественных инвестиционно-привлекательных проектов ГЧП на территории РФ и привлечению инвесторов.

Россия. Азия. ДФО > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > amurmedia.ru, 4 октября 2017 > № 2451597 Сергей Катырин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > newizv.ru, 15 июня 2016 > № 1794838 Сергей Катырин

Президент ТПП РФ Катырин: «Инвестиции для экономики – топливо для мотора»

Михаил Рогожин

После введения в 2014 году западных санкций против России наше правительство взяло курс на импортозамещение. О том, каких результатов добились за это время отечественные предприятия, как это отразилось на национальной экономике, какие трудности встречаются на данном пути и как они преодолеваются, «Новым Известиям» рассказывает президент Торгово-промышленной палаты (ТПП) РФ Сергей Катырин.

– Сергей Николаевич, прошло больше двух лет с объявления Россией курса на импортозамещение. Какие результаты достигнуты в этом направлении и как это отразилось на состоянии нашей экономики?

– Эксперты ТПП РФ достаточно позитивно оценивают некоторые экономические итоги первого квартала 2016 года. Так, стране, наконец, удалось нарастить экспортные объемы несырьевых категорий товаров, а топливно-энергетических – несколько уменьшить. Последних в структуре поставок в страны дальнего зарубежья по итогам 2015 года – порядка 68% (в 2014 году – 75%). Ситуация в экспорте в страны СНГ в целом схожа, но доля наших топливно-энергетических товаров здесь еще меньше: ориентировочно порядка 43% против 50% в 2014 году. Есть основания полагать, что эта положительная тенденция сохранится в дальнейшем.

Безусловно, правильно, что в нашем экспорте мы начали постепенно замещать сырье другими категориями товаров. Пока что речь идет в основном о продукции сельского хозяйства и химической промышленности, о металлах. К примеру, ряд российских крупных отраслевых компаний – лидеров в области производства сахара, растительных масел, мясной и молочной продукции, а также кондитерских изделий – начали наращивать экспорт продукции пищевой промышленности в Китай. Это обусловлено в том числе обстановкой на валютном рынке.

Выросшая в 2015 году общая прибыльность (по преимуществу предприятий, ориентированных на экспорт) пока еще не означает роста инвестиций. В российской экономике сегодня преобладают так называемые «сберегательные настроения» – предприятия воздерживаются от вложений денег в новые проекты. Эксперты ТПП РФ предполагают, что до середины 2016 года будут и дальше сокращаться инвестиции в основные капиталы предприятий. К сожалению, это негативно скажется и на процессах модернизации, и на росте производства.

Осложняют ситуацию и известные трудности с привлечением нашим бизнесом внешнего финансирования для своих проектов. При этом, уверены эксперты, единственный для нас способ остаться в числе ведущих экономик – это обеспечить высокую производственную и технологическую конкурентоспособность российской продукции, ориентируясь при этом на мировой рынок.

Не последнюю роль в этом должна сыграть стабилизация экономической ситуации, но не только. По нашему мнению, недостаточно развита, например, кооперация с отечественным научно-производственным сектором, а она важна для развития собственных качественных конкурентоспособных производств.

– На ваш взгляд, процесс импортозамещения в нашей стране уже набрал силу?

– Быстро проблему импортозамещения решить нельзя, речь ведь в сущности идет о серьезной перестройке экономики, а это дело не одного года. Напомню: в ряде отраслей, например, в микроэлектронике, станкостроении, машиностроении, в оборудовании для нефтегазовой промышленности мы зависим от иностранных технологий или комплектующих на 80–90%.

Переломить такую ситуацию быстро не получится по определению. Поэтому правильнее сказать, что мы шаг за шагом идем в нужном направлении.

Здесь необходимо заметить, что пытаться все и вся замещать собственным производством – это тупиковый путь, никто так не делает. Достаточно достичь определенного уровня импортной независимости страны в важнейших отраслях. Но, повторюсь, на все нужно время, утверждать, что мы уже на столбовой дороге, не буду. Глобальное замещение ввозимых из-за границы отдельных видов товаров возможно не ранее, чем через 5-7 лет, а по ряду отраслей процесс может затянуться дольше. Сегодня все активнее европейский импорт мы замещаем импортом из других стран, особенно в части той продукции, которую Россия по объективным причинам (например, климатическим) не может произвести сама или производит недостаточно. Вот пример этого: резко увеличились поставки в Россию из среднеазиатских республик, в частности, Таджикистана, хлопка, фруктов, орехов. Вообще в последние два года, с тех пор, как были введены экономические санкции против России, от 40 до 60% наших потребностей в импорте мы покрываем за счет увеличения торговых операций со странами СНГ. Появляются в стране собственные производства по выпуску товаров, способных заменить импорт. Решается вопрос импортозамещения в пищевой промышленности, в целом в сельском хозяйстве (мы уже практически справились с задачей в птицеводстве, свиноводстве и т.д.). Очень быстро развивается наш рынок медицинской продукции (он оценивается более, чем в триллион рублей, и уже порядка четверти объема дает именно отечественное производство). Российская легкая и текстильная промышленность могут производить продукцию, аналогичную зарубежной. В России создается специализированный банк, чтобы кредитовать предприятия отрасли. Они будут переведены в разряд малых и средних компаний по численности работников, и это позволит увеличить для них господдержку. Например, в Ивановской области построят комплекс по выпуску прогрессивных полиэфирных волокон – в итоге до 40% снизится импорт. Это наглядный пример работы по импортозамещению. И таких примеров немало.

– Чего особенно не хватает российскому бизнесу для достижения лучших результатов в импортозамещении?

– Прежде всего, инвестиций. Самой большой внутренней проблемой экономики последних двух лет стало как раз падение инвестиций. Темп роста инвестиций начал быстро замедляться осенью 2011 года, в 2013-м рост прекратился, а с 2014 года начался стабильный спад. Инвестиции для экономики – как топливо для двигателя. Любой бизнесмен хорошо знает: функционирование бизнеса требует постоянных вложений. Сегодня, по сути, квазиинвестиционным банком стал Фонд развития промышленности (ФРП). Фонд предоставляет целевые займы на условиях софинансирования по ставке 5% годовых сроком до 7 лет в объеме от 50 до 700 млн. руб. Это очень хороший пример для наших финансистов.

– А как можно оценить поддержку импортозамещения со стороны государства?

– Программа по поддержке импортозамещения диверсифицирована и включает в себя прямые меры, направленные на поддержку отдельных отраслей промышленности, а также косвенные, влияющие на инвестиционный климат и обеспечивающие поддержку экономического развития в целом.

Минпромторг РФ утвердил 20 отраслевых планов по импортозамещению. В них вошло более 2500 позиций, технологических направлений. Эти планы готовились совместно с регионами и бизнесом. В 2014 году был принят закон «О промышленной политике в Российской Федерации», в разработке которого ТПП РФ принимала непосредственное участие. В рамках этого закона реализуются многие меры поддержки. Это – проектное финансирование, специальный инвестиционный контракт, субсидии на комплексные инвестиционные проекты и на пополнение оборотного капитала, компенсация затрат на реализацию пилотных проектов в области инжиниринга и промышленного дизайна.

В рамках реализации закона о промышленной политике был создан уже упомянутый мною Фонд развития промышленности, направленный, прежде всего, на поддержку проектов импортозамещения. ФРП сегодня, пожалуй, лучший институт развития в стране.

По итогам 2015 года экспертный совет ФРП одобрил финансирование 74 проектов в 38 регионах России. Общий объем выданных займов – 24,6 млрд. руб. (с учетом докапитализации в конце декабря). Как отмечают эксперты, на каждый рубль займа Фонда в экономику будет привлечено около 6 руб. частых инвестиций. Фонд поддерживает проекты, новые технологии, ориентированные на импортозамещение и имеющие при этом экспортный потенциал.

Бизнес, что называется, на ура воспринял появление Фонда. По состоянию на март 2016 года в Фонде развития промышленности аккумулировано 1311 проектов с суммарной потребностью в финансировании на сумму более 454 млрд. руб. ФРП докапитализирован еще на 20 млрд. руб., но и этой суммы явно недостаточно. Ряд мер сегодня имеют целью поддержать спрос госкомпаний на отечественную продукцию. Так, в рамках госзакупок отдается приоритет российским товарам, а в некоторых случаях, если есть российский аналог, госкомпании вообще не могут закупать зарубежную продукцию. По данным Минэкономразвития РФ, такие ограничения касаются , в частности, оборудования для оборонной отрасли, машиностроения, медицинских изделий, лекарств, программного обеспечения.

Что касается оценки затрат на программы импортозамещения, то суммарно это порядка 2,5 трлн. руб. до 2020 года, но цифра еще будет уточняться.

– В развитых странах малый и средний бизнес - основа экономики, мы тоже стремимся к этому. Могут ли уже сегодня малые и средние предприниматели сказать свое слово в импортозамещении?

– Безусловно. Их участие в импортозамещении можно обеспечить с помощью механизма госзаказа, в рамках содействия кооперации и субконтрактации.

В развитых странах кооперация с крупным предприятием приносит малому бизнесу ощутимую выгоду, открывает массу возможностей и перспектив роста – продвижение своей продукции, выход на новые рынки, обеспечение стабильного развития. Одной из перспективных форм кооперации, которую активно продвигает ТПП РФ, является развитие субконтрактации. Приведу пример Евросоюза: совокупное число предприятий, выступающих субподрядчиками крупных компаний, ежегодно превышает 250 тыс., а количество вовлеченных работников оценивается в 3,8 млн. человек. Доля малого бизнеса, участвующего в субконтрактации, составляет 17% (3,7 млн. предпринимателей) от общего количества предпринимателей в Евросоюзе.

ТПП РФ, понимая актуальность этого направления, проводит определенную работу. В регионах на базе Ярославской, Тульской ТПП, ТПП Нижегородской области, ТПП Чувашской Республики, Владимирской ТПП и в других созданы центры субконтрактации, организуются биржи субконтрактов. Это лишь немногие из направлений, по которым мы работаем в рамках программы по импортозамещению.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > newizv.ru, 15 июня 2016 > № 1794838 Сергей Катырин


Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 1 марта 2016 > № 1670814 Сергей Катырин

Съезд Торгово-промышленной палаты.

Владимир Путин принял участие в работе VII съезда Торгово-промышленной палаты.

Съезд посвящён итогам деятельности ТПП за последние пять лет, проблемам развития малого и среднего бизнеса в регионах, вопросам выхода российского бизнеса на внешние рынки, привлечения инвестиций.

* * *

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Прежде всего хочу вас поблагодарить за приглашение принять участие в съезде Торгово-промышленной палаты – одного из, безусловно, крупнейших деловых союзов с давней историей и давними традициями.

ТПП представляет и малый, и средний, и крупный бизнес практически во всех областях экономики: в промышленности, в сельском хозяйстве, торговле, банковском деле, в сфере услуг.

Это в полном смысле слова общероссийское объединение. Торгово-промышленные палаты работают в каждом регионе, во многих городах и районах нашей страны – 181 торгово-промышленная палата по всей стране. Конечно, это огромная сила.

Отмечу, что ТПП является надёжным партнёром государства в решении значимых социально-экономических задач. В этой связи хочу вспомнить выдающегося человека, который на протяжении десятилетия возглавлял Торгово-промышленную палату России, – Евгения Максимовича Примакова. Этот съезд – впервые за долгое время – проходит без его участия.

Он был блестящим учёным, дипломатом, государственным и общественным деятелем, мудрым политиком, который превыше всего ставил национальные интересы, умел смотреть на годы вперёд. Евгений Максимович способствовал налаживанию партнёрских связей между деловыми кругами из России и других государств мира и, конечно, многое сделал для того, чтобы Торгово-промышленная палата стала одним из влиятельных объединений, нацеленных на улучшение условий для ведения бизнеса.

Одним из ключевых факторов благоприятного делового климата является надёжная гарантия прав, достоинства и собственности предпринимателей, да, собственно, всех граждан страны.

Подробно говорил в Послании к Федеральному собранию, на недавней встрече с судейским сообществом о задачах по совершенствованию правоохранительной и судебной системы, о необходимости безусловного соблюдения правовых норм в отношении бизнеса.

Вы знаете, уважаемые коллеги, что в Администрации Президента создана рабочая группа по мониторингу и анализу правоприменительной практики в сфере предпринимательства. В неё включены предприниматели, представители ведущих бизнес-объединений, включая, конечно, и Торгово-промышленную палату. Рассчитываю на наше тесное партнёрство в урегулировании имеющихся пока проблем, в подготовке конкретных законодательных решений.

Важнейшая задача – обеспечить безусловное доверие предпринимательского сообщества к процедурам разрешения корпоративных споров в российской юрисдикции, сформировать авторитетные третейские суды, работающие на основе лучших международных практик, привлечь уважаемых, профессиональных юристов.

1 сентября вступит в силу новый закон «Об арбитраже (третейском разбирательстве)». Принципиально важно добиться качественного применения его норм.

Хотел бы подчеркнуть: здесь многое зависит от самого предпринимательского сообщества, в том числе от содержательной работы представителей, которые включены в Торгово-промышленную палату, и, конечно, структур Торгово-промышленной палаты, имею в виду Совет по совершенствованию третейского разбирательства.

Отмечу, что у самой ТПП, пожалуй, самый богатый в нашей стране опыт в этой сфере. Международный коммерческий арбитражный суд и Морская арбитражная комиссия работают в течение восьми десятков лет. Надо шире использовать потенциал этих авторитетных учреждений. В том числе здесь могли бы разрешаться споры и компаний с государственным участием. Разумеется, в тех случаях, где это позволяют правовые условия соглашений.

Уважаемые коллеги! История Торгово-промышленной палаты тесно связана с промышленным, экономическим подъёмом России начала XX века. Именно тогда были созданы первые торговые палаты, которые помогли отечественным предпринимателям осваивать новые рынки, налаживать контакты с иностранными партнёрами.

Сегодня роль ТПП как инструмента «неформальной дипломатии», площадки для деловых контактов, для расширения экономического сотрудничества между бизнесом из разных государств, конечно, очень велика. Вы понимаете, сейчас мне не нужно вдаваться в детали, почему это сегодня именно так.

Вас хорошо знают за рубежом, действуют деловые советы, функционируют торгово-промышленные палаты, созданные с рядом государств на двусторонней основе. Всё это очень хорошая инфраструктура взаимодействия.

Имеющийся потенциал нужно активнее использовать. Просил бы Торгово-промышленную палату расширять сотрудничество с иностранными коллегами, с нашими торгпредствами, с органами власти в регионах, чтобы вместе помогать и иностранному бизнесу открывать для себя Россию, создавать здесь предприятия, выгодно вкладывать капиталы, инвестировать в российскую экономику.

И конечно, торгово-промышленные палаты должны играть существенную роль в продвижении отечественных товаров на внешние рынки. В том числе надо оказать содействие Российскому экспортному центру. Сегодня он предоставляет целый спектр услуг нашим компаниям-экспортёрам в режиме «одного окна».

В регионах, на местах много небольших, но достаточно эффективных уже, серьёзных предприятий, с хорошим экспортным потенциалом. Их товары и по цене, и по качеству порой превосходят зарубежные аналоги. Мы должны гордиться тем, что такая продукция сделана в России.

Могу привести только один – то есть привести можно много примеров, но приведу только один: объём экспорта только одной отечественной компании – производителя систем охранной и пожарной безопасности (компания работает в Петербурге) в прошлом году составил миллиард долларов. Очень неплохой показатель.

При этом многие предприниматели (и прежде всего это касается именно малых и средних компаний) просто не имеют достаточно информации, куда нужно обратиться за поддержкой, чтобы начать работу на внешних рынках, что нужно конкретно предпринять для этого. Просил бы торгово-промышленные палаты на региональном, местном уровне стать связующим звеном между малым и средним бизнесом и Российским экспортным центром.

И ещё одно. Наши предприниматели порой просто не знают, в каких странах может быть востребована их продукция, как найти там покупателя, каковы особенности законодательства при внешнеторговых операциях – и отечественного законодательства, и тем более зарубежного.

Казалось бы, это технические, частные вопросы. Но они, если их не проработать должным образом, конечно, мешают идти вперёд, мешают выходить на качественно новый уровень в развитии бизнеса.

Завоёвывать внешние рынки нужно, безусловно, учиться, причём учиться всем вместе. Просил бы Российский экспортный центр, Торгово-промышленную палату, муниципальные, региональные ТПП организовать серию образовательных программ в субъектах Федерации для представителей малого и среднего бизнеса.

И ещё об одном вопросе, который активно ставило предпринимательское сообщество. В самое ближайшее время отечественным компаниям, экспортирующим несырьевую продукцию, должны быть предоставлены возможности применять налоговые вычеты по НДС в упрощённом, ускоренном порядке. Прошу депутатов принять соответствующий законопроект в максимально короткие сроки. В первом чтении этот документ уже прошёл в Государственной Думе, нужно ускорить его принятие.

Уважаемые коллеги! Развитие малого и среднего бизнеса, рост компаний в сфере высоких технологий, в экспортно ориентированных отраслях, в секторе услуг – это реальный путь к диверсификации нашей экономики и повышению её эффективности, к преодолению тех структурных проблем, о необходимости решения которых мы много очень говорим, но пока ещё далеко не всё сделали. Поэтому сейчас так важны консолидированные усилия органов власти, бизнеса, институтов развития, структур гражданского общества по снятию существующих барьеров для предпринимательства.

Безусловно, поддерживаю вашу инициативу разработать единые подходы к формированию неналоговых платежей – единые подходы, хочу это подчеркнуть. Отсутствие таких правил, единых правил, становится серьёзным обременением для бизнеса, является серьёзной преградой для бизнеса. Просил бы вас совместно с Агентством стратегических инициатив и Правительством Российской Федерации подготовить соответствующую «дорожную карту», проекты изменений в нормативно-правовую базу.

Рассчитываю также, что вы выстроите тесное сотрудничество и с Корпорацией развития малого и среднего бизнеса. Одно из важнейших направлений её работы – это формирование спроса на продукцию малого и среднего предпринимательства со стороны естественных монополий и компаний с госучастием.

Просил бы Корпорацию совместно с торгово-промышленными палатами проводить постоянный мониторинг того, как естественные монополии и компании с госучастием на практике реализуют программы закупок у малого и среднего бизнеса.

Что хотел бы ещё подчеркнуть. В конце прошлого года при вашем активном участии были приняты серьёзные поправки в законодательство о торгово-промышленных палатах, расширены полномочия торгово-промышленных палат и их права: с 12 до 27 позиций увеличено.

Рассчитываю, что принятые изменения дадут импульс развитию структур ТПП на муниципальном уровне. Именно здесь работает малый и средний бизнес, индивидуальные предприниматели. И их интересы, безусловно, нужно держать в центре внимания всех административных структур, отстаивать эти интересы и поддерживать предпринимателей. Повторю, возможности для этого, конечно, есть. Есть и у вас, и у органов местного самоуправления.

Ещё раз хочу подчеркнуть: очень рассчитываю на совместную корпоративную работу по укреплению экономики России.

Уважаемые коллеги! Завершить своё выступление хотел бы, также вспомнив Евгения Максимовича и его словами: «Предпринимательское сообщество в современной России представлено в своём большинстве незаурядными управленцами, инициативными, деятельными, творчески мыслящими людьми, которые могут найти гармоничное сочетание частного интереса и общенациональной идеи».

Искренне желаю вам успехов в вашей работе на благо страны и наших граждан. Хочу пожелать вам успеха. Спасибо вам большое за внимание.

С.Катырин: Уважаемый Владимир Владимирович!

В первую очередь я хочу поблагодарить Вас от имени всех делегатов и гостей нашего съезда за то, что Вы в своём непростом графике нашли время, возможность поучаствовать в нашей работе. Спасибо огромное.

Хотел бы Вам доложить, что все пожелания, которые Вы высказали, несомненно, войдут в программу деятельности Торгово-промышленной программы России на ближайшую перспективу. Мы и раньше были верны всем принципам, которые закладывал Евгений Максимович Примаков, когда работал с нами. Мы их продолжали в течение этих пяти лет, которые работали уже без него, и думаю, что это всегда будет с нами и в нашей работе будет присутствовать.

Мы в предварительном порядке в первой части нашего съезда уже отчитались о проделанной работе и вели на четырёх основных площадках дискуссию, посвящённую различным направлениям развития бизнеса. Мы старались выбрать главные для нас, те, что мы видим как основу. Главная из таких площадок – наверное, это малый и средний бизнес, в связи с тем, что 75 процентов членской базы нашей системы – это представители малого и среднего бизнеса. Хотя не в меньшей степени наших коллег волнуют и экспортно-импортные операции, волнует и привлечение инвестиций, развитие самой системы торгово-промышленных палат.

Дискуссию мы начали заранее, мы вывесили на сайте Торгово-промышленной палаты вопросы, которые предполагали обсуждать на всех четырёх площадках. Ещё до начала съезда мы уже получили сотню откликов не только от делегатов съезда, членов Торгово-промышленной палаты, но и просто от наших коллег-предпринимателей, которые высказывали свою точку зрения на те или иные вопросы, которые мы предполагали и обсуждали сегодня на этих четырёх площадках.

Дискуссия проходила достаточно бурная, я полагаю, что у Вас будет возможность выслушать моих коллег, которые модерировали эти площадки. Надеюсь, что квинтэссенцию тех предложений, которые были высказаны делегатами, они сегодня доложат.

Я хочу сказать, что у нас выступили суммарно на площадках 72 делегата и гости нашего съезда, которые высказывали свои пожелания. Есть с точки зрения дискуссии по основным вопросам и с точки зрения наших документов, которые мы тоже здесь дискутируем, – это новый устав и ряд новых документов, которыми руководствуется в своей деятельности Торгово-промышленная палата. В целом мы всегда были настроены на то, чтобы работать, и будем работать на интересы экономики России.

А сейчас я хотел бы предоставить возможность доложить об итогах работы площадки, которая называлась «Малый и средний бизнес: время системных решений. ТПП – центр поддержки и развития малого и среднего предпринимательства в регионах». Её модерировала Елена Николаевна Дыбова. Она директор, несмотря на свой юный возраст, уже имеет 20-летний стаж руководства малым предприятием. Всё испытала, все проблемы, которые есть у бизнеса, поэтому я полагаю, что у неё есть возможность докладывать не только об итогах дискуссии, но и о своих личных впечатлениях с точки зрения работы в сфере малого бизнеса. Прошу.

Е.Дыбова: Спасибо большое, Сергей Николаевич.

14 марта 1991 года в моей трудовой книжке появилась запись – директор малого предприятия, поэтому 25 лет в этой сфере, они мне позволяют некоторые сделать выводы.

Во–первых, я хочу сказать, что все отметили предприниматели, и спасибо большое, сейчас в принципе государство действительно системно развернулось в нашу сторону. Чувствуется, что, в общем–то, сформулированы основные подходы, уже более системные решения принимаются, и это, конечно, позволяет строить работу малому бизнесу совсем на другом уровне. Имею в виду малый бизнес, ведь торгово-промышленные палаты – это и очень крупные заводы, и индивидуальные предприниматели. Поэтому решения, которые мы сейчас видим, помогают, в общем–то, ориентироваться и делать свои шаги в развитии. Тем не менее есть несколько вопросов, которые хотелось бы озвучить, которые у предпринимателей вызывают определённую озабоченность.

В последнее время мы столкнулись, особенно в 2016 году, просто с ростом в геометрической прогрессии форм отчётности, различных дополнительных обременений в этом отношении. Могу сказать, что это не какие–то разовые явления, а просто в разы: вместо одного раза в четыре раза. Это отчётность, допустим, НДФЛ, в Пенсионный фонд отчётность была ежегодная, стала ежемесячная.

Если суммировать, то это отнимают времени больше, чем иногда тратишь на сам бизнес. Мы уже тут шутим, что подготовка отчётности иногда выше тех налогов, которые малый бизнес платит государству.

Конечно, здесь хотелось бы попросить: может быть, давайте на ближайшие хотя бы три года просто установим мораторий и ничего не будем увеличивать в таких размерах? И ещё, эти формы постоянно меняются, а это же приходится обновлять [программы], переучиваться. Всё это отнимает время от того, чтобы заниматься основным своим делом.

Мы бы просили, если это возможно, установить такое жёсткое правило, что для малого бизнеса все отчётности, все формы меняются один раз в год. Поменяли – год работаем, ничего не трогаем. Понимаем, что постоянно идёт совершенствование работы, но здесь нужно и людей понять, которые иногда не имеют возможности ни бухгалтеров нанять, ни юристов, никого. Поэтому такая просьба малого бизнеса была высказана практически во всех регионах, когда мы обсуждали [предложения] и готовились к съезду.

Спасибо за поддержку с точки зрения неналоговых платежей. Действительно, эта тема достаточно активно поднимается. Вчера, зная, что сегодня мы встречаемся на съезде, предприниматели Московской области нам сбросили прайс-листы на утилизационный сбор, который вводят на технику. Прицеп стоит 189 тысяч, утилизационный сбор – 350. И они, конечно, говорят, что сразу многократно возрастает стоимость всей этой техники, а она нужна, мы хотим её покупать, мы хотим использовать новые машины.

Если сейчас нам удастся с Агентством стратегических инициатив взять и ввести это в определённое русло, а потом вывести на принятие закона о том, что это должно как–то регулироваться для бизнеса, то это сильно поможет, потому что обременений очень много в этой сфере. Это достаточно серьёзная и болезненная тема, которую хотелось бы вывести уже на другой уровень решения.

Очень позитивно весь бизнес, и малый, и средний, принимает 44-й и 223-й федеральные законы [о государственных закупках и услугах для юридических лиц], мы все активно работаем, участвуем. Это действительно наш реальный шанс, мы действительно понимаем, что это рынок, на который нужно выходить, его нужно завоёвывать. 44-й закон, можно сказать, уже практически откатан, в принципе, много лет мы им занимаемся, там много поправок и уже достаточно чёткие, ясные правила прописаны. Тем не менее есть ещё несколько вопросов, которые сейчас, сталкиваясь ежедневно в работе, понимаешь – это является обременением и определённым таким пунктом заграждения для участия. Для малого бизнеса это прежде всего обеспечение контракта. Сейчас по 44-му закону мы обеспечение контракта платим от начальной цены. Надо понимать, что когда ты идёшь на участие в аукционе, ты сначала платишь электронной площадке, она твои деньги заморозила. Она их тебе вернёт, но она уже их заморозила, держит у себя. Мы платим обеспечение контракта заказчику, эти деньги, они как бы тоже заморожены. Обычно берём банковскую гарантию, но иногда стоимость банковской гарантии превышает то, что мы зарабатываем, то есть какое–то количество людей уже на всём этом заработало, а ты ещё ничего не получил, ты ещё только получил право исполнять контракт.

В прошлом году мы столкнулись с такой ситуацией, когда был объявлен контракт на поставку оружейных шкафов на 18 миллионов и все знали, что цена – «космос», реальная цена – другая. Мы выиграли контракт, исполнили (это была принципиальная позиция) за 3 миллиона, получили благодарности от заказчика. Но банковская гарантия была 6,5 миллиона. Это многократно превысило то, что мы реально вообще на самом деле потом заработали. Если мы сейчас сможем внести изменения и платить обеспечение контактов всё–таки не от начальной цены, а от цены победы, то, конечно, для малого бизнеса это было бы подспорьем, потому что у нас бы появилось больше денег, чтобы более эффективно работать и вкладывать в наше производство.

Ещё очень важный вопрос – это то, что если компания больше трёх лет добросовестно, честно участвует в государственных закупках, исполняет контракты, к ней нет никаких предписаний, то, может быть, есть смысл в качестве преференций и льгот разрешить вообще обеспечение не перечислять. Потому что, во–первых, компания доказала, что она добропорядочный, надёжный партнёр. Во–вторых, это будет стимулировать наш малый бизнес, который тоже, в общем–то, немножко лукавит и спустя три года начинает перерегистрироваться, чтобы уходить от всяких налоговых проверок. Это будет стимулировать работать вдолгую, честно, надёжно. То есть это такой фактор, который компаниям бы помог.

Вопрос штрафов. Правительством было издано в 2014 году постановление, где была введена дифференциация. То есть если поставщик нарушил свои обязательства по контракту, то он платит 10-процентный штраф и пени за каждый день просрочки. Если заказчик нарушает свои обязательства – 2,5 процента штраф и пени за каждый день просрочки. В принципе, мы всегда говорили и слышали, что малый бизнес и государственный заказчик – это две равноправные стороны государственного контракта. А здесь получается такой, в общем–то, дисбаланс.

Понятно, что это стимул не нарушать, это ясно. Но тогда и заказчик, хотелось бы, чтобы был также равноправно простимулирован не нарушать условия контракта, а мы, к сожалению, в 2015 году констатировали по опросу предпринимателей, что просрочка по неоплатам по государственным контрактам растёт. Причём она растёт не от того, что нет денег. Мы сталкиваемся зачастую с тем, что это просто неорганизованность, если хотите, определённое нарушение дисциплины. Я сама в прошлом году 18 писем написала, пока заказчик оплатил государственный контракт, деньги вернул, которые должен был оплатить уже очень давно. Поэтому здесь мы, конечно, выступаем за то, чтобы, во–первых, ответственность была равноправной, то есть сколько для нас штрафы, столько и для заказчика.

И второе, мы, конечно, хотели бы попросить в качестве инструмента введение административной ответственности за подписантов контракта, чтобы не было мысли о том, что эти платёжки в последнюю очередь, малый бизнес подождёт, знает, что нам не так легко ходить по судам и добиваться решения. Поэтому здесь бы наши права в какой–то степени смогли быть урегулированы, во всяком случае.

Ещё очень важный вопрос – это вопрос экспертизы, экспертизы товара.

В.Путин: Скоро 8 Марта, поэтому можете говорить, сколько хотите.

Е.Дыбова: Я думаю, что Торгово-промышленная палата рассчитывала, что мне удастся озвучить.

Экспертиза поставленного товара. Мы понимаем, что, конечно, цена контракта – это очень важный элемент. Но любой производитель скажет вам, что это не самое главное. Есть ещё второй составляющий, главный элемент, – это качество.

Палата провела сейчас очень интересный эксперимент во Владимирской области, когда Торгово-промышленная палата взяла производителей сельхозпродукции – фермеров, реальных производителей, – аттестовала, помогла им всё сделать. Я хочу сказать, что меня просто очень просили озвучить в Вашем присутствии огромную благодарность губернатору Орловой Светлане Юрьевне, она просто потрясающе им помогает! А у них второе дыхание, они говорят: «Спасибо ей огромное за то, что она нас практически вот так за руку ведёт и помогает реально производство поднимать».

И когда всё это сделали – суперпродукция, отличная. С чем мы сталкиваемся? Мы сталкиваемся с тем, что мы их выучили, привели на государственные муниципальные торги, они проигрывают. Почему? Потому что у них цена масла, оно натуральное, 350 рублей, а на торги выходят – 120. Начинаем, пользуясь возможностью, проверять, проводить экспертизу, а там вообще нет животных жиров, там полностью пальмовое масло, но он выиграл по цене. И до тех пор, пока мы не начали так целенаправленно и последовательно проводить эти экспертизы, в принципе получилось так, что нужного качества, производители действительно качественного продукта сюда не пришли. А это детские сады, школы, это больницы. Это серьёзный вопрос!

Я тут услышала, что Торгово-промышленная палата в своё время, ещё при Евгении Максимовиче, заключила контракт с Министерством обороны и проводила экспертизу всех товаров, которые Министерство обороны получало. За год с 58 процентов до 7 удалось снизить за счёт проведения экспертизы количество различных нареканий по поставляемой продукции. Поэтому здесь в качестве эксперимента, Сергей Николаевич эту идею поддерживает, возьмём 5–6 регионов, где будем этот эксперимент продолжать, в любом случае экспертность поставляемого товара очень важна, особенно если касается продуктов питания. Это серьёзная история.

И последний вопрос, который я хотела бы озвучить, – это вопрос взаимодействия с крупным бизнесом. Это действительно серьёзный рынок, серьёзная возможность, и, Владимир Владимирович, я Вам хочу сказать, что когда Вам крупные компании будут говорить, что малого бизнеса нет, что он к нам не приходит и не может ничего сделать, Вы им не верьте. Мы есть, мы все эти годы старались, развивали производство, мы уже умеем очень многое технологически.

В.Путин: Представители крупного бизнеса чего–то не аплодируют. Правда-правда, я обратил внимание, сидят молча.

Е.Дыбова: У нас есть кадры, мы старались сделать так, чтобы быть конкурентоспособными. Вы же знаете, малый бизнес – это 18 часов и без выходных, поэтому нам очень важен этот рынок, и мы, конечно, сейчас с корпорацией пробираемся через определённые непонимания и дебри, которые существуют в этом вопросе.

Очень важный вопрос, который все производственники озвучивают, – это, конечно, вопрос планирования. Невозможно заниматься производством, когда у тебя план только на один год, очень трудно заниматься производством, если финансирование идёт только в конце двух-трёх последних месяцев года, когда мы вынуждены переходить на трёхсменную работу, а потом с января по март, в общем–то, не знаем, чем занять людей. То есть эти вопросы, которые действительно связаны с производством, мы, конечно, хотели бы вывести совсем на другой уровень и наладить здесь абсолютно чёткое взаимодействие.

Сегодня озвучивали у нас на секции, что бизнес готов производить, мы готовы и хотим этим заниматься, мы хотим работать, потому что в Торгово-промышленную палату приходят те, кто своё будущее связывают со своей страной и готовы работать на то, чтобы всё у неё получилось.

Спасибо.

В.Путин: Поскольку 23 февраля прошло, я постараюсь кратко отвечать.

Давайте с того, чем Вы закончили, – взаимодействие малого и среднего бизнеса. Безусловно, это чрезвычайно важная вещь для развития экономики в целом, если иметь в виду, что мы хотим раскрутить малый и средний как основную составляющую нашей экономики в целом. Здесь нет необходимости повторять, какие решения в последнее время приняты для того, чтобы привлечь малый и средний бизнес к работе с крупными компаниями и в том числе с госучастием.

Я сейчас повторять не буду, вы это и без меня знаете. И понимаю, конечно, что на год планировать сложно, но в том и преимущество малого и среднего бизнеса, что он должен быть гибким. Конечно, лучше, если удаётся с крупной компанией либо с компанией с госучастием выстроить работу на три, четыре и более лет. Но всё–таки вмешательство государства в такой процесс должно быть минимальным, в реальную экономическую жизнь.

Мы должны создать условия, ну а если – я сейчас к этому ещё вернусь – малая или средняя компания работает в течение одного, двух, трёх лет, и работает эффективно, я вас уверяю, что даже и крупная компания будет заинтересована в этом, чтобы продолжить такое сотрудничество. Это всё зависит уже от договорённостей на бизнес-уровне, можно всё зафиксировать в контрактах, в соответствующих соглашениях, обусловить определёнными обстоятельствами и так далее. Мы это понимаем и будем всячески этому способствовать, но вот командовать и указывать, мне кажется, это тоже очень опасный путь, и здесь нужно быть очень аккуратным.

Теперь по поводу экспертизы. Безусловно, экспертиза должна быть существенным фактором экономической жизни, экономического развития. То, что Вы приводили в пример по поводу пальмового масла, сливочного и так далее, это не только здесь. В области перерабатывающей промышленности, лёгкой промышленности и во всех других отраслях то же самое. Нужно своевременно, качественно и объективно проводить экспертизу и, самое главное и самое важное, найти средства доводить эту информацию до потребителя. Здесь коллеги из Правительства сидят, и мэр Москвы здесь, и многие другие наши коллеги из административных структур, мы обязательно это будем иметь в виду и будем способствовать этому движению в нужном направлении по использованию экспертизы.

Теперь по поводу штрафов, по поводу того, что и поставщик, и заказчик должны быть поставлены в равные условия. Полностью с Вами согласен. Единственное препятствие здесь я вижу только в одном: если вы имеете дело с госкомпаниями, а они из бюджета должны деньги получать (здесь Министр финансов сидит), у них ведь основные средства выдаются где–нибудь в ноябре, в декабре; сейчас, говорят, получше – наверное, получше. Но всё–таки не всё так, как бы нам хотелось. Кстати говоря, не только Минфин здесь, конечно, виноват, распорядители должны своевременно выходить за этим финансированием, но в общем это беда административных структур, нам никак от неё не избавиться.

Но я с Вами полностью согласен: и исполнитель, и заказчик, точно совершенно, должны быть поставлены в равные условия, и ответственность должна быть сбалансирована.

Теперь по поводу обеспечительных мер по контрактам. Ну что же, здесь тоже правы, конечно, здесь, во–первых, это обеспечение, я разделяю Вашу точку зрения, должно рассчитываться не по максимальной, заявочной цене, а по реальной, которая получается в результате соответствующего тендера, первое.

Второе – возврат средств должен быть увеличен. И третье, безусловно, компании, которые работают успешно, без всяких нареканий работают в течение трёх лет, вообще вполне могут быть избавлены от этих обеспечительных мер. Я прошу Правительство, здесь первый вице-премьер находится, иметь не только это в виду, а соответствующим образом отрегулировать это в действующем законодательстве, там в 44-м законе, по–моему, всё это прописано, нужно внести соответствующие изменения.

И наконец, отчётность. Вы привели пример с утилизационным сбором, что утилизационный сбор за какой–то там прицеп выше, чем сам прицеп. Надо проверить, это новый прицеп или это б/у. Ведь утилизационный сбор для того и вводился, чтобы стимулировать приобретение новой техники. И здесь всё должно соответствовать здравому смыслу, всё надо проверить. Мы посмотрим на это ещё раз. Но в целом утилизационные сборы для того и вводятся, чтобы стимулировать приобретение новой техники. Повторяю, здесь всё должно быть в рамках здравого смысла.

Ну и, наконец, по поводу отчётности, вернее, не увеличения отчётности по объёмам и по номенклатуре. Полностью с Вами согласен, тоже прошу это иметь в виду. Единственное, здесь есть исключение, которое мы должны учесть, а именно: страховые сборы теперь переданы в налоговую службу, и, безусловно, это потребует определённых изменений, соответствующих требованиям налоговой службы. Но я надеюсь и исхожу из того, что налоговая служба, и не только возглавляющий её господин Мишустин, но и вся команда, которая там работает, – люди весьма профессиональные, сделают это быстро и безболезненно.

С.Катырин: Спасибо большое, Владимир Владимирович.

Ещё одно из основных направлений деятельности системы торгово-промышленных палат – это инвестиции. Несомненно, тема, которая волнует всех предпринимателей, от малого до великого, – привлечение инвестиций, средств развития.

Мы используем все возможности, которые у нас есть, по отбору проектов. В этом мы опираемся на наши торгово-промышленные палаты (как Вы уже упомянули, 181 палата), они ведут поиск такого рода вместе с администраторами проектов. Больше всего это относится, конечно, к малому и среднему бизнесу – те проекты, которые требуют поддержки, доработки и так далее. Мы опираемся в своей работе на внешний периметр – наши зарубежные представительства и деловые советы. Естественно, мы помогаем коллегам – руководителям регионов проводить свои презентации на площадке Торгово-промышленной палаты России. Это стало уже доброй традицией, около 20 регионов уже прошли, мы приглашаем [на презентации] дипломатический корпус, различные фонды, банки, чтобы показать потенциал регионов, возможности для инвестирования.

Накопили определённый опыт в этой работе, и сегодня на одной из площадок, которой руководит Антон Викторович Данилов-Данильян как председатель нашего Комитета по инвестициям, председатель совета директоров акционерного общества, подводили некоторые итоги и вырабатывали предложения, те, над которыми, по всей видимости, сегодня необходимо поработать, чтобы двигаться в этом направлении дальше.

Я, с Вашего позволения, Антону Викторовичу дам возможность выступить.

Пожалуйста.

А.Данилов-Данильян: Спасибо большое, Сергей Николаевич.

Глубокоуважаемый Владимир Владимирович!

Мы, участники нашей дискуссионной площадки, проанализировав мировой опыт (сегодня много было об этом сказано), пришли к выводу, что, конечно, быстрый рост экономики невозможен без существенного увеличения инвестиций. Недаром в одном из Ваших майских указов 2012 года была задана планка: доля объёма инвестиций в ВВП к 2015 году должна быть 25 процентов и уже 27 – к 2018-му. В реальности эта доля у нас колеблется от 18 до 20 процентов в течение многих лет, и за четыре года фактически ситуация не изменилась, финансовые основы для стремительного, хотя бы просто уверенного экономического развития, к сожалению, пока не созданы.

Что нужно делать, как активизировать инвестиционный процесс, какие тут есть у нас предложения.

В первую очередь нужно стимулировать саму деятельность частных компаний, которая бы обеспечивала увеличение новых производств, цехов и так далее. Но для этого очень важно ввести определённые критерии оценки деятельности самых разнообразных звеньев государственного управления. Принцип здесь очень простой: какое число в год малых предприятий стало средними, какое число средних предприятий стало крупными. Если этот процесс идёт, значит, более или менее инвестиционный процесс наблюдается.

Помимо этого нужно активизировать рефинансирование тех институтов развития, которые помогают инвестиционному процессу. Здесь уже есть опыт Фонда развития промышленности, который Вы трижды хвалили в прошлом году. Торгово-промышленная палата принимала большое участие в организации деятельности этого фонда. К сожалению, средств, конечно, крайне мало, в прошлом году было выделено 20 миллиардов, в этом году будет (ещё не выделено) ещё 20 миллиардов из федерального бюджета.

В результате в фонд поступило 1300 заявок, а деньги кончились после 55. Экспертный совет, состоящий из независимых экспертов, одобрил всего 74 заявки, то есть, по сути, уже залез в программу текущего года.

Вы совершенно справедливо призывали Торгово-промышленную палату делать усилия для соответствующего развития, и мы создали инвестопроводящую инфраструктуру. В прошлом году больше 200 проектов мы получили, обработали, но всего 14 прошло через фонд и получило средства. Налицо гигантский разрыв.

Прекрасно понимаем, что в бюджете денег нет и в условиях дефицита не будет, что тратить золотовалютные резервы категорически нельзя. Наоборот, было бы очень неплохо, чтобы Центральный банк продолжал увеличивать покупки золота у наших золотодобывающих компаний и артелей. Но вместе с тем мы прекрасно понимаем, что объём средств на инвестиционный процесс внутри страны можно увеличить благодаря выпуску облигаций тем же самым Фондом развития промышленности, нерыночных облигаций, которые бы потихонечку покупал Центральный банк. Здесь нет никакого инфляционного риска по одной очень простой причине: по опыту работы фонда в прошлом году мы имеем на один рубль, выданный фондом займов, два рубля – привлечённых от коммерческих банков, и ещё один рубль – от самого заявителя.

Таким образом, деньги, которые могли бы быть использованы для различных валютных спекуляций, для вывоза за рубеж, для использования на потребительском рынке, пошли бы на реальные инвестиции. Другими словами, это не запуск инфляционного процесса, а прямо противоположное действие. Поэтому было бы очень неплохо запустить выпуск таких облигаций фондом, может быть, в дальнейшем и некоторыми другими фондами.

Мы начали проработку этого вопроса с Центральным банком, с Минэкономразвития, с Минпромторгом, с Администрацией Президента. Всюду встречаем в целом понимание. Однако в конечном счёте все показывают пальцем наверх, то есть, извините, Владимир Владимирович, на Вас, и ждут от Вас поручений. Мы обращаемся с просьбой дать соответствующее поручение вместе с нами проработать этот вопрос.

Второй момент. Все эти деньги, которые и инвестируют сами предприниматели, и особенно будут инвестировать благодаря тем или иным механизмам, в том числе о которых я сказал, государственные институты развития, их, конечно, можно потратить и на добычу сырья, на формирование и закрепление дальше нашей сырьевой ориентации. Но было бы неплохо сделать прямо противоположные действия.

Для того чтобы поддержать те компании, которые активно участвуют в импортозамещении, выходят на экспорт с инновационной продукцией, было бы очень неплохо сделать некоторый стимулирующий механизм для закупки инновационной продукции, но как? У нас есть очень простой механизм. Сегодня весь зал кивал, когда обсуждали эти вопросы, – нужно, чтобы инновационная продукция покупалась благодаря действиям 44-го и 224-го законов (то есть муниципальный государственный заказ и закупки контролируемых государством компаний).

Дело в том, что сейчас инновационная продукция более дорогая, иногда не имеет достаточного количества сертификаций, опыта применения. В результате от неё отказываются, поскольку тендеры проходят просто по цене. Было бы очень неплохо, чтобы они проходили не по текущей цене, а по цене так называемого жизненного цикла: от самого факта продажи этой продукции, включая последующую эксплуатацию, вплоть до утилизации, о которой в негативе говорила Елена Николаевна.

Мы в таком случае, а это мировой опыт, имели бы совсем другую структуру и совсем другие интересы у заказчиков. В первую очередь надо воздействовать на государственных заказчиков. Для этого достаточно сделать типовой контракт жизненного цикла, разослать его соответствующим муниципальным и государственным бюджетным организациям и точно так же, как в своё время Минэкономразвития, когда его возглавляла Эльвира Сахипзадовна Набиуллина, сделало типовой контракт для энергосервиса во исполнение соответствующего закона. Хотелось бы подчеркнуть, что эта штука, под названием «контракт жизненного цикла», предусмотрена в 44-ФЗ, но вовсе не предусмотрена в 223-м. Но даже по 44-му закону необходимой нормативно-правовой базы пока для использования такого типа контрактов ещё не создано.

Третий момент, на который очень хотелось бы обратить внимание: мы прекрасно понимаем, что необходимо развивать сотрудничество государства и бизнеса в инвестиционной сфере, этому служит и закон о государственно-частном партнёрстве, который был принят, и масса других инструментов, в том числе связанных с государственными программами. Но партнёрство не всегда получается даже на уровне предыдущего закона о концессиях.

Дело в том, что если мы можем выбрать частного партнёра, то государственного партнёра мы не всегда можем выбрать. Если проект реализуется на территории муниципалитета, то он и есть этот партнёр. Предположим, муниципалитет не может выполнить свою часть финансовых обязательств, потому что или из–за кризиса, или из–за каких–то других обстоятельств оказался финансово несостоятелен, или, может быть, пока финансово состоятельный, но денег у него на соответствующее государственно-частное партнёрство не хватает.

Что говорит нам международный опыт? Мировой опыт говорит о том, что во многих странах в этих случаях создаются специальные гарантийные фонды. То есть государственные образования, которые в таких исключительных случаях вместо муниципалитетов оказывают финансовое вливание в соответствующий проект государственно-частного партнёрства.

Вместе с тем хотели бы подчеркнуть, что это не освобождает муниципалитет от выполнения обязательства. Другими словами, у нас просто происходит определённый сдвиг по времени, но это не влияет на исполнение самого проекта. Это крайне важная история, и мы очень хотели бы, чтобы она была реализована.

Помимо этого нужно улучшать инвестиционный климат, рейтинговать по–прежнему наши субъекты Федерации, осуществлять поддержку для компаний, которые активно занимаются инвестициями.

Просили бы ещё раз продумать вариант введения

50-процентной инвестиционной льготы по налогу на прибыль не только для гринфилдов и некоторых других, которые уже предусмотрены законом, но более широко для тех компаний, которые инвестиционный процесс поддерживают постоянно, которые действительно не выводят капитал, а вкладывают его в страну.

Спасибо за внимание.

В.Путин: По поводу распространения практики гринфилдов и других инструментов (у нас есть и территории опережающего развития, и другие инструменты). Можно и нужно их распространять, но нужно сначала посмотреть, как они работают, потому что мы практически находимся в состоянии запуска этих проектов. А в целом, конечно, надо стараться разогреть экономику соответствующим образом, здесь Вы правы. В конечном–то итоге мы должны после этого разогрева выйти на общие условия работы. Ведь мы и гринфилды, и территории опережающего развития прежде всего делали для таких субъектов, которые нуждаются в особой поддержке, условно, с Дальнего Востока начинали. У нас происходит депопуляция этих территорий, мы обязаны их поддержать, создать там условия наиболее благоприятные. Но в целом, конечно, можно совершенствовать и эти инструменты эксклюзивного регулирования.

Теперь по поводу гарантийных фондов вместо участия муниципалитетов – тоже один из вариантов. Я вообще хотел вас поблагодарить за то, что вы думаете над этим и предлагаете различные идеи. Конечно, в этом случае, если такой механизм создать, Вы правы, нельзя, чтобы вообще муниципалитет уходил от своей ответственности, как Вы сказали, чтобы только был сдвиг во времени.

Но главное, чтобы не случилось и сдвигов в сознании, потому что у нас ведь даже те кредитные обязательства, которые регионы берут, они стремятся к тому, чтобы изменить эти кредитные обязательства. Приходят в Минфин и стремятся к тому, чтобы качество этих кредитов поменять, на госкредиты прежде всего. Собственно, и понятно, по большому счёту так и должно быть, это всё–таки государственные структуры.

В общем, хорошо бы так сделать, но очень много здесь есть опасностей. Мы можем создать инструмент, а у муниципалитетов, как известно, возможности ограничены, и боюсь, как бы эти фонды не подменили собой муниципалитеты и всё не свелось к тому, что нужно будет просто дополнительное прямое бюджетное финансирование. Нам нужно, мне кажется, стремиться к тому, чтобы создавать устойчивую собственную финансовую базу муниципалитетов. В этом направлении прежде всего нужно думать: не подменять возможности муниципалитета фактически федеральным финансированием, а наоборот, подкачивать их собственную базу. Хотя над тем, что Вы предложили, тоже можно подумать.

Теперь стимулирующий характер закупок, типовые контракты.

Контракты жизненного цикла – это точно надо сделать и точно надо расширять, полностью с Вами согласен. Сегодня у нас контракты жизненного цикла законом действительно разрешены в основном в сфере инфраструктуры – это ЖКХ, портовая инфраструктура, железные дороги, автомобильные дороги и так далее. Но эту практику, конечно, мы уже посмотрели, как это всё работает в условиях сегодняшнего дня, её точно можно расширять. Вполне можно разработать типовой «контракт жизненного цикла», я здесь полностью согласен.

По поводу стимулирующих различных механизмов развития экономики и докапитализации Фонда развития промышленности. Вы правильно заметили, что ЗВРы (золотовалютные резервы) не для этого создаются. Вы человек опытный, очень известный, я бы сказал, поэтому мы об этом даже и не говорим. ЗВРы вообще для других целей создаются Центральным банком, а не для финансирования текущих проблем экономики. По поводу Фонда поддержки промышленности, конечно, хотелось бы его докапитализировать. Но у меня встречный вопрос (у нас же с Вами дискуссия открытая?). Вы говорили о нерыночных бумагах этого фонда. Под какие проценты?

А.Данилов-Данильян: Поскольку сам фонд даёт займы под 5 процентов годовых на пять лет, то, соответственно, 4 процента вполне было бы достаточно. При этом мы со специалистами, в том числе Центрального банка, разработали уже механизм взаимодействия, даже два механизма есть, как это реализовать. Нужно Ваше поручение.

В.Путин: Для тех коллег, которые так не погружены в детали того, что мы сейчас обсуждаем, – что такое этот Фонд поддержки промышленности? Мы в него в прошлом году вложили 20 миллиардов, докапитализировали, и в этом году 20 миллиардов [вложим]. Это действительно эффективный инструмент, нужный инструмент поддержки промышленности. Совершенно точно, я с этим согласен.

Вы даже немножко ошиблись, на один рубль этого фонда привлекается шесть рублей дополнительно частных и всяких других денег. Сегодня там действительно 74 проекта, в общей сложности это 178 миллиардов рублей.

Что Вы предлагаете? Чтобы фонд выпустил бумажки под 4 процента, а эти бумажки купил бы Центральный банк. Центральный банк, он ведь ничего не покупает, ничего не продаёт. Вы нам предлагаете, чтобы он это сделал. Как? Нет никакого другого пути, кроме эмиссии Центрального банка. Центральный банк должен напечатать деньги, взять эти бумажки, заплатить за них, то есть в оборот выпустить, а потом фонд эти деньги распределит, то есть выпустить в экономику. Примерный объём под 4 процента будет сколько, миллиардов 400?

А.Данилов-Данильян: Мы прикинули – до 400 миллиардов, совершенно верно.

В.Путин: Ну вот, правильно, 400 миллиардов дополнительно Центральный банк должен эмитировать и выпустить в экономику.

Некоторые наши коллеги считают, что действительно ничего страшного с точки зрения влияния на инфляционные процессы не произойдет, а некоторые опасаются, что инфляция может скакнуть. И если это случится, то тогда все наши усилия по поддержке малого и среднего бизнеса обнулятся, потому что всё станет дороже и неинтереснее для малого и среднего бизнеса, ставки вырастут, и мы затормозим развитие экономики.

Вот такая дискуссия идёт между Даниловым-Данильяном, Белоусовым Андреем Рэмовичем, Шуваловым Игорем Ивановичем – он здесь, напротив сидит, – Улюкаевым Алексеем Валентиновичем, Силуановым Антоном Германовичем. Я всё время выслушиваю это, почти каждый день. И вы знаете, я пока всё–таки воздержусь от конкретных поручений, потому что здесь нужно быть очень осторожным. И Центральный банк проявляет большую осторожность в этом отношении. Центральный банк и так помогает Правительству, и экономику поддерживает. А вот некоторые инструменты, скажем, проектное финансирование, вы же знаете об этом?

А.Данилов-Данильян: Конечно.

В.Путин: Центральный банк поддерживает так называемое проектное финансирование, фондирует коммерческие банки по низким ставкам. Всё хорошо в меру. Будем внимательно смотреть за тем, как у нас развиваются эти процессы, и, может быть, в какой–то момент это будет востребовано.

А.Данилов-Данильян: Давайте не сразу четыреста, давайте по чуть-чуть.

Как кредитная линия устроена: по чуть-чуть, по двадцать, по двадцать, по двадцать. Кроме того, Центральный банк рефинансирует же коммерческие банки, это же тоже эмиссия. Фонд в некотором роде тоже почти как банк работает, займы выдаёт.

В.Путин: Слушайте, мой праздник не 8 Марта, мой праздник 23 февраля. Что Вы меня уговариваете?

А.Данилов-Данильян: Вы же меня знаете, Владимир Владимирович. Надо результатов достигать.

В.Путин: Что бы хотел сказать? Я вас хотел бы поблагодарить – искренне говорю, без всяких шуток, без иронии – за то, что Вы думаете об этом и вместе с нами ищете эти варианты поддержки промышленности, поддержки развития экономики, ищете необходимые ресурсы для инвестиций. Это чрезвычайно важно. Мы совершенно точно будем эти точки и возможности находить.

Спасибо.

С.Катырин: Спасибо, Владимир Владимирович. Я могу сказать, что Белоусов нас не подговаривал. Это мы его всё время пытаемся подговорить. Он нас пока нет.

Ещё одно направление нашей деятельности, которым исторически вообще занималась и советская палата, и, естественно, российская продолжает в этом плане работать, – это внешнеэкономическая деятельность, работа с экспортёрами и импортёрами. В советское время обязательная, вы знаете, была экспертиза всех товаров, которые поступали в страну, и так далее. Сегодня этого нет.

Тем не менее мы очень плотно на местах, все наши руководители палат и их аппараты работают с коллегами, которые занимаются внешнеэкономической деятельностью. Большинство из них, подавляющее, обслуживается в палатах с точки зрения получения сертификатов происхождения товаров, других внешнеэкономических документов, которые нам государством поручено выдавать. Поэтому это, естественно, тема, которая всегда звучит и у нас в регионах, в наших палатах, и здесь. И одна из наших площадок была посвящена как раз этой деятельности. Иван Викторович Поляков, председатель совета директоров радиозавода имени Попова, председатель российско-киргизского делового совета, модерировал эту площадку. Я думаю, что он сейчас, если можно, кратко доложит.

Пожалуйста.

И.Поляков: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые делегаты и участники съезда!

Действительно, мы в рамках обсуждения вопросов развития внешнеэкономических связей в Российской Федерации обсудили очень много вопросов, ещё больше прозвучало предложений. Настрой членов палаты – проэкспортный. В настоящий момент времени все констатируют факт, что государство сделало и продолжает делать очень много полезных, важных и нужных вещей, создавая институты поддержки экспорта, которые не на словах, а на деле работают. Это очень сильно всем нам помогает.

Отрадно, что в ходе нашей дискуссии целый ряд прозвучавших острых, злободневных вопросов получили очень компетентные ответы от представителей федеральных органов государственной власти, которые присутствовали на нашей панельной дискуссии. Я бы здесь хотел воспользоваться моментом и поблагодарить руководство Минэкономразвития и Федеральной таможенной службы за тот конструктивный диалог и сотрудничество, которое идёт между этими органами государственными власти и Торгово-промышленной палатой.

Я уполномочен тем не менее озвучить два вопроса, которые являются весьма острыми и из которых проистекают два наших предложения. Одним из чувствительных препятствий для развития экспорта, особенно для субъектов малого и среднего бизнеса, на сегодняшний момент времени являются сквозные и камеральные проверки Федеральной налоговой службы, которые проводятся в обязательном порядке при подаче заявления на возврат НДС. То есть в ста процентах случаев при осуществлении и при подаче такого заявления назначаются и проводятся такого рода проверки. Такие проверки, а деятельность их составляет три месяца, серьёзно осложняют работу предприятий и зачастую даже отталкивают многих субъектов малого и среднего предпринимательства от осуществления экспортной деятельности.

Полагаем, что одним из способов решения данного вопроса могло бы стать сокращение или неприменение таких проверок в отношении добросовестных налогоплательщиков, являющихся экспортёрами. Но, вероятно, для этого нужно выработать соответствующий критерий добросовестности, тем более что ранее в Налоговом кодексе существовало такое понятие, как добросовестный налогоплательщик.

Мы все знаем, что сейчас принято решение об объединении усилий ФМС и ФТС, и мы бы очень просили, Владимир Владимирович, дать поручение Минфину России совместно с Федеральной налоговой службой проработать наше предложение на предмет возможности выработки критериев добросовестности и изменения действующего порядка проверок в отношении добросовестных предпринимателей-экспортёров, тем более что и Федеральная налоговая служба, и Федеральная таможенная служба знают практически со стопроцентной вероятностью, кто из предпринимателей является добросовестным экспортёром, а кто пытается жульничать, в том числе и в отношении возврата налога на добавленную стоимость.

Второй вопрос, который мы хотели бы озвучить, также связан с процессом, которому дан старт, это объединение усилий, как я уже сказал и информационных баз Федеральной налоговой службы, Федеральной таможенной службы. Нам кажется, что, учитывая то обстоятельство, что экспортёр, осуществляя операции, впрочем, как и импортёр, вынужден взаимодействовать с десятком контролирующих инстанций, нам пора бы подумать о внедрении практики «единого окна».

Мы, конечно, не знаем, кто должен стать этим органом, который мог бы объединить усилия всех органов государственной власти, задействованных в этом процессе, но по крайней мере точно мы могли бы обсудить вопрос создания межведомственной информационной системы, которая начала бы выполнять такую роль «единого окна», тем самым облегчая существенным образом осуществление любых экспортных операций.

Спасибо большое.

В.Путин: По поводу «единого окна» на границе. Мы не только говорим об этом, мы обсуждаем это давно, и у нас есть соответствующие договорённости с нашими партнёрами по Евразийскому экономическому союзу о том, что мы такую общую информационную систему создадим. У нас с Беларусью действует эта система уже достаточно эффективно, с казахстанскими нашими друзьями находится пока в стадии разработки, но мы это сделаем, причём сделаем в самое ближайшее время.

Я думаю, что к середине этого года такая работа будет закончена. Соответственно, это и для нас создаст необходимые возможности, для того чтобы объединить усилия российских органов, тех, которые на границе до сих пор представлены и, к сожалению, по ряду объективных обстоятельств создают сложности для участников экспортно-импортной деятельности. Мы это делаем и, надеюсь, сделаем это в ближайшее время.

Теперь по поводу камеральных проверок, сплошных камеральных проверок. Ну да, я согласен, что нужно разработать такую систему, обязательно. Это тонкая вещь, мы с вами понимаем, очень много было в своё время злоупотреблений с возвратом НДС, здесь нужно обеспечить безусловные интересы государства, но интересы государства также заключаются в том, чтобы участники экономической деятельности чувствовали себя не ущемлёнными, а, наоборот, работающими свободно и без всяких дополнительных ограничений административного характера. И вот такие критерии добросовестности предпринимателя, конечно, вполне могут быть созданы, обязательно с Мишустиным об этом поговорим.

С.Катырин: Спасибо.

В.Путин: Его не приглашали сюда? Мишустина нет здесь?

С.Катырин: Приглашали, у нас даже есть его приветствие нам. Он сам просто не дошёл.

В.Путин: Он занят, я буду представлять его интересы.

С.Катырин: Спасибо.

Владимир Владимирович, ещё одна площадка, которая здесь у нас состоялась, на которой шла дискуссия, была посвящена работе торгово-промышленных палат и обмену лучшими практиками, нашей работе с другими объединениями предпринимателей. Очень большой спектр вопросов там дискутировался. Многие темы, которые там звучали, – в отраслевом разрезе, нефтегазовый комплекс о своих проблемах говорил, и с точки зрения территориальных палат и проблем, которые есть, с точки зрения образования, кадров. Многие другие темы там звучали, то, что волнует наших предпринимателей, наши палаты на местах.

Борис Анатольевич Чесноков, который у нас является президентом Алтайской торгово-промышленной палаты, модерирует площадку, и мы просили его сухой остаток доложить.

Пожалуйста.

Б.Чесноков: Спасибо, Сергей Николаевич.

Уважаемый Владимир Владимирович! Сергей Николаевич! Уважаемые делегаты!

Наша площадка была разноплановая, многотемная, я бы сказал, и основной вопрос и тема формулировалась – «Торгово-промышленные палаты и объединения предпринимателей: опыт взаимодействия с органами власти, лучшие практики». Важным моментом является именно методология организации работы общественных объединений предпринимателей, торгово-промышленных палат в первую очередь.

И нужно отметить, что есть позитивные примеры взаимодействия с органами власти, эти примеры необходимо распространять и продвигать дальше на территории, чтобы выстраивать работу именно по такому пути.

В качестве примера, кстати, можно привести принятие того же закона о промышленной политике, который в декабре 2014 года принят, потому что я знаю, что Евгений Максимович был одним из основоположников идеи принятия этого закона. Достаточно долго прорабатывался этот вопрос, но в конце концов закон был принят, но не без Вашего участия, Владимир Владимирович.

И тот закон, Вы сегодня приводили пример, приветствуя участников, закон о третейском разбирательстве, – это тоже инициатива Торгово-промышленной палаты, во взаимодействии с органами государственной власти он тоже был принят. И сейчас, абсолютно верно Вы заметили, для того чтобы современный институт третейского разбирательства был построен, необходимо продолжать дальше конструктивно взаимодействовать.

Ещё одним примером конструктивного взаимодействия можно считать, наверное, принятие национальной концепции по выставочно-ярмарочной и конгрессной деятельности в 2014 году. Правительством была утверждена концепция, был утвержден план, и в рамках выполнения этого плана уже приняты федеральные стандарты работы. На наш взгляд, для того чтобы эта концепция работала наиболее эффективно, на сегодняшний день необходимо принять нормативно-правовой документ, который регламентировал бы именно выставочно-ярмарочную деятельность и учитывал её специфику. Потому что на местах сегодня выставочно-ярмарочные комплексы не могут участвовать во всех государственных программах, допустим, по поддержке программы государственно-частного партнёрства, потому что как такового самого определения выставочно-ярмарочной деятельности не дано и не определены особые такие правовые аспекты во взаимодействии с органами региональной власти по получению поддержки и на федеральном уровне.

Также предметом этого постановления могло бы быть и взаимодействие внутри выставочно-ярмарочного сообщества, которое требует вмешательства со стороны государства, регулирования определённого. Поэтому в этой связи просьба от участников нашей дискуссионной площадки дать поручение Правительству разработать такое постановление. Что касается наполнения и предмета регулирования, то Торгово-промышленная палата готова представить свои предложения.

В.Путин: То есть речь идёт о постановлении Правительства или о законе?

Б.Чесноков: Вы знаете, мы вообще и в самом плане, который Правительство утверждало, формулировали принятие закона, и там даже срок был прописан о том, что к концу 2015 года в план работы, законопроектной деятельности Правительства должен быть внесён проект. Мы со своей стороны эти предложения вносили, но потом в ходе обсуждения возникли вопросы по поводу предмета закона, предмета регулирования. И, в общем–то, договорились сейчас о том, что как первоначальный шаг, может быть, этап в принятии закона рассмотреть возможности принятия постановления. Но если будет подготовлен проект закона – это будет следующий шаг уже.

В.Путин: Понятно. Я здесь не вижу ничего вредного, если внимательно посмотреть на эту проблему, проанализировать. И поскольку коллеги говорят о том, что им не хватает чего–то в нормативно-правовой базе, для того чтобы выстраивать отношения со своими партнёрами, в том числе с государством, надо этот пробел закрыть просто, и всё.

Б.Чесноков: Хорошо.

Ещё один вопрос, он общий, касается любой сферы и, наверное, всех вопросов, которые мы до этого обсуждали, – это вопрос подготовки кадров. Я не буду касаться всех моментов, потому что это уже многократно обсуждалось. И здесь тоже очень важно подчеркнуть, что там, где складывается конструктивное, системное взаимодействие между представителями бизнеса либо в лице торгово-промышленных палат, либо это может быть РСПП, «Опора России», с органами государственной власти, с учебными заведениями, выстраивается нормальная система.

У нас такие примеры есть в системе торгово-промышленных палат. Например, в Пермской торгово-промышленной палате четвёртый год реализуется проект «Кадры под ключ». Это не касается специалистов высшего звена, это касается именно высококвалифицированных кадров рабочих специальностей, которые готовятся по заказу объединения работодателей, формируемых государственными и учебными учреждениями в интересах промышленного кластера, работающего в регионе. И здесь Торгово-промышленная палата при делегировании ей полномочий со стороны региональной власти взяла на себя координирующую роль, собирает заказы, выступает заказчиком и готовится нормально.

Ещё сегодня очень интересный пример был Томской торгово-промышленной палаты, на базе которой создан и действует уже второй год международный центр сертификации инженерных кадров. Он работает в соответствии с международными стандартами Международной ассоциации профессиональных инженеров. Таким образом те требования, которые предъявляются к инженерам, не автоматически, а в процессе работы переносятся на профессиональные квалификации и образовательные квалификации вузов, которые готовят в Томске, и помогают предприятиям региона, квалифицируя и сертифицируя своих специалистов, повышать собственную конкурентоспособность. Это важные примеры.

С другой стороны, там, где не складываются такие взаимоотношения, у нас возникают некоторые противоречия. Сегодня у нас представитель транспортного союза, Виталий Борисович Ефимов, приводил пример, что вопросы реформирования высшего образования, которое сейчас проходит в стране… Со стороны Минобра принимаются решения и продвигаются, можно сказать, продавливаются решения об объединении разнопрофильных высших учебных заведений.

Пример приводился по поводу того, что сейчас решается вопрос по присоединению, по слиянию Московского дорожного института, то есть института, который известен не только в России и является ведущим образовательным учреждением, готовящим специалистов в области дорожного строительства, тоннелей, мостов, аэродромов, специалистов в области безопасности движения. По сути, это единственный вуз в стране, просто как таковой, который готовит специалистов в этой области. Он котируется на международном уровне, входит в Международную ассоциацию специализированных вузов. Сейчас его хотят влить в Московский механический университет, на базе которого формируется Московский политехнический университет. Хотят сделать и туда влить. На примере других вузов, которые туда уже вошли, тот же Горный университет, там осталась всего одна кафедра от всех специальностей, которые готовили в этой области.

То есть, таким образом, не факт, что не нужно проводить реформу, не нужно проводить слияние. Но, во–первых, по закону у нас определяется так, что только при согласии учёного совета одного и другого вуза Минобр может принимать такое решение. Сейчас известно из информации, предоставленной транспортной ассоциацией, что продавливают это решение, находят пути. И факт тот, что если транспортная ассоциация, то есть профессиональное сообщество, которое, на наш взгляд, должно выступать всегда заказчиком в вопросе подготовки кадров, говорит, что это нецелесообразно, на наш взгляд, наверное, нужно к нему прислушиваться. Наверное, какие–то другие мотивы существуют по поводу слияния этих вузов.

Вопросов достаточно много в этом направлении, поэтому здесь наша просьба такая. Я не знаю, если это возможно, какие–то меры со стороны Правительства должны быть приняты о том, чтобы профессиональным ассоциациям была дана возможность влиять на принятие решений, на формирование списка специалитетов при подготовке кадров, на вопросы слияния тех же самых профессиональных вузов.

Мы в рабочем порядке обсуждали: создан президентский Совет по профессиональным квалификациям, у него несколько отличается компетенция и работа. Может быть, посмотреть, расширить его полномочия и компетенции, создать дополнительную группу, которая бы эти вопросы рассматривала и давала рекомендации. То есть такую структуру, на которую сложно было бы воздействовать, используя внутренние резервы, допустим, тому же самому Минобрнауки, преследуя какие–то узкогрупповые интересы. Просьба такая.

Владимир Владимирович, ещё один момент, я понимаю, что график, ещё вопрос интеллектуальной собственности. Торгово-промышленная палата выступает инициатором проведения ежегодных форумов по интеллектуальной собственности, придаём этому большое значение, есть комитет по интеллектуальной собственности Торгово-промышленной палаты Российской Федерации.

На наш взгляд, пришло время принимать долгосрочную концепцию государственного развития, её можно по–разному называть, её можно назвать стратегией развития интеллектуальной собственности, можно назвать государственной многокомпонентной концепцией. Мы понимаем, что сейчас, наверное, время сложное. Но если мы не будем уделять внимание вопросу развития интеллектуальной собственности, я боюсь, что сам по себе этот вопрос не разрешится.

Примеры работы других технологически, промышленно развитых стран говорят именно об этом. В Японии, по примеру участников сегодняшней дискуссии, принимается уже четвёртая стратегия развития интеллектуальной собственности. Если мы не будем придавать этому внимания на государственном уровне, я боюсь, этот вопрос может…

И приводились интересные примеры. Если в советское время у нас существовал единый центр, откуда проводилась координация и управление работы в области интеллектуальной собственности, то есть у нас был госкомитет, то в настоящее время у нас 22 ведомства и министерства, функции по управлению, по координации, по развитию интеллектуальной собственности распределены.

Я просто для примера. Приводили такой, мне кажется, образный пример. Вопросы политики интеллектуальной собственности разрабатываются в Министерстве образования, а вопросы нормативно-правового сопровождения – в Министерстве экономического развития. Патентованием занимается Роспатент. Отдельно существуют направления. Мне кажется, должен быть единый центр и должна быть разработана концепция развития интеллектуальной собственности.

Причём это вопрос не надуманный. В рамках президентского Совета по модернизации экономики и инновационному развитию на заседании президиума этого Совета в прошлом году эти вопросы ставились. Они ставились именно с точки зрения развития, с точки зрения мотивировки предприятия – налоговой, финансовой – заниматься научными разработками. И даже ставился вопрос Минобразованию, Минкультуры и Минэкономразвития проработать целесообразность принятия этой концепции. На наш взгляд, целесообразность в этом есть. И наша просьба – дать поручение по разработке такой концепции.

Спасибо.

В.Путин: Что касается интеллектуальной собственности. Безусловно, одно из важнейших направлений деятельности государства, любого современного государства, любой современной экономики, особенно той, которая хочет развиваться в высокотехнологичном варианте.

Как лучше поступить: или создавать какое–то единое ведомство и туда всё стащить, что касается интеллектуальной собственности, из всех министерств и ведомств, которые так или иначе сегодня этим занимаются, или как–то отрегулировать это методологическим образом, – это нужно подумать. Я с Вами согласен, что нужно уделить этому внимание, это точно совершенно. А как сделать, это нужно ещё посмотреть. Коллеги тоже здесь, мы вместе с ними и подумаем над Вашим предложением.

По поводу выставочной деятельности мы уже договорились. Посмотрим, действительно, может быть, постановлением Правительства отрегулировать, и этого будет достаточно, для того чтобы Вы смогли спокойно и нормально работать и чтобы ничего Вам не мешало и не было никаких преград для выстраивания отношений, в том числе и с государственными структурами.

Теперь по поводу подготовки кадров. Важнейший вопрос для нашей экономики, в том числе это касается и высших специальных учебных заведений, это касается и средних, это касается и рабочих специальностей. Мы же с вами знаем, что такое современный рабочий. Там нужно действительно хорошее образование, если речь идёт о высококлассном специалисте. У нас в некоторых городах созданы специальные центры подготовки. Так там заходишь прямо как в высшее учебное заведение. Это требует действительно большого внимания со стороны государства и бизнеса. И не могу с Вами не согласиться в том, что бизнес должен принимать прямое участие в выработке решений, связанных с подготовкой кадров, потому что в конечном итоге это есть потребитель этого, с позволения сказать, продукта. Я об этом много-много-много раз говорил, публично призывал РСПП, ТПП и «Опору России» вместе работать и искать такую форму взаимодействия, чтобы она приносила наибольший эффект, наибольший результат по этому важнейшему направлению.

Что касается объединения учебных заведений, то Вы задались вопросом о мотивах. Мотив только один – повышение качества образования и востребованности на рынке труда тех людей, которые заканчивают то или иное учебное заведение. Другого мотива нет. Дело даже не в экономии государственных ресурсов. Дело даже не в этом. Ведь мы знаем, сколько у нас пооткрывалось всяких частных учебных заведений, которые, как мы много раз уже говорили об этом, просто штампуют дипломы о высшем образовании. И такие специалисты часто не нужны. Это не значит, что мы должны с пренебрежением относиться к деятельности частных учебных заведений, совсем нет, там очень много высококлассных учреждений. Но нам нужно внимательно следить за тем, что же там происходит – вообще в образовательной сфере и в частных структурах тоже.

И, наконец, как создать такие условия, при которых бизнес мог бы лучше и эффективнее влиять на этот чрезвычайно важный вопрос в строительстве современной нашей экономики. У нас есть, уже созданы, некоторые механизмы – советы и так далее, вы о них упомянули. Если этого недостаточно, то давайте подумаем над совершенствованием и над большим участием бизнеса в этом процессе. Вместе с тем всё–таки окончательное решение должно оставаться за министерством. Потому что если мы только позволим себе куда–то в сторону сдвинуть вопрос о принятии окончательного решения, знаете что с вами сдвинем? Мы сдвинем ответственность за принятие решения. А это чрезвычайно важная вещь в сфере государственного управления. Должна быть персональная ответственность за результаты того, что то или другое ведомство делает. Мы до сих пор добиться этого не можем, а вы предлагаете ещё и немножко подразмыть.

Поэтому давайте подумаем вместе на тему о том, как – ещё раз хочу повторить эту мысль – как сделать так, чтобы бизнес принимал большее участие, эффективнее участвовал в этом очень важном деле. Но всё–таки окончательное решение мы должны оставить за соответствующим Министерством Российской Федерации.

Б.Чесноков: Владимир Владимирович, я с Вами полностью согласен. Если можно, буквально одну ремарку. Безусловно, министерство должно принимать решение. И сейчас по закону без согласия учёного совета министерство не может принять решение, но всё–таки учёный совет работает на одном поле, и на них можно повлиять. Я предлагаю продумать какой–то механизм. Вы сами сказали, что профессиональный бизнес является заказчиком, он определяет, кто ему нужен, то есть и профессиональные ассоциации каким–то образом привлекать, потому что интерес у профессиональной ассоциации может быть только один – получить качественного, квалифицированного специалиста.

В.Путин: Так должно быть. Так не всегда бывает, но должно быть.

С.Катырин: Уважаемый Владимир Владимирович!

Я хочу поблагодарить Вас от имени всех делегатов нашего съезда, от имени всех наших коллег, которые приехали сегодня в качестве гостей на этот съезд, наших коллег по Правительству, Администрации Президента, с которой мы работаем, за участие в сегодняшней работе и сказать Вам, что Вы всегда в своей работе можете опираться на систему торгово-промышленных палат.

Спасибо.

В.Путин: Спасибо большое.

У вас выборы состоялись?

С.Катырин: Нет, ещё будут выборы.

В.Путин: Я хочу вам пожелать успешного завершения работы.

С.Катырин: Спасибо.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 1 марта 2016 > № 1670814 Сергей Катырин

Полная версия — платный доступ ?


Россия > Внешэкономсвязи, политика > newizv.ru, 29 февраля 2016 > № 1668308 Сергей Катырин

«Успех определяет только движение вперед»

Президент ТПП РФ Сергей Катырин

Вячеслав Ширяев

Завтра в Москве состоится VII съезд Торгово-промышленной палаты (ТПП) РФ – крупнейшей негосударственной некоммерческой организации, которая является, пожалуй, наиболее активным в стране независимым проводником интересов бизнеса, в первую очередь малого и среднего. Сегодня ТПП РФ объединяет более 180 территориальных торгово-промышленных палат, в которые входит свыше 53 тыс. компаний и индивидуальных предпринимателей. О том, с какими результатами подошла Торгово-промышленная палата к своему съезду, что сейчас волнует предпринимателей и каковы перспективы российской экономики, «Новым Известиям» рассказал президент ТПП РФ Сергей КАТЫРИН.

– Сергей Николаевич, с последнего, VI съезда ТПП РФ прошло пять лет. Каким оказался этот период для вашей организации, представляющей интересы российских предпринимателей?

– Это была пятилетка напряженной работы по всем направлениям, которые так или иначе имели отношение к отечественным предпринимателям. Так, например, мы проводили оценку регулирующего воздействия законопроектов (ОРВ) на деятельность бизнеса, старались не допускать принятия законопроектов, которые могли бы существенно ухудшить его жизнь. Вот несколько примеров. Был законопроект о повсеместном введении торгового сбора, но в итоге документ приняли в сильно урезанном, компромиссном варианте, хотя, признаюсь, это нас устроило лишь частично. Предлагалось увеличить единый налог на вмененный доход (ЕНВД), однако в итоге Минэкономики отказалось от повышения ЕНВД. Мы принимали участие в разработке всех значимых для предпринимательства и экономики федеральных законов.

– А какие из них, на ваш взгляд, наиболее важные?

– Было принято два ключевых для нас закона, в работе над которыми ТПП РФ и территориальные палаты принимали самое активное участие. Первый – новый закон об арбитраже в Российской Федерации, направленный на создание в стране современного правового регулирования института третейского разбирательства. Второй – изменения в закон о ТПП РФ, которые позволили привести прежний закон 1993 года в соответствие с сегодняшним законодательством и нынешними экономическими реалиями. Отмечу, что новая редакция закона позволит торгово-промышленным палатам эффективнее выполнять свои функции в целях модернизации российской экономики и развития бизнеса. Словом, на всех уровнях и во всех сферах все наши усилия были подчинены решению главной задачи – облегчению условий ведения бизнеса в интересах как предпринимателей, так и российской экономики в целом.

– Вы возглавили ТПП в марте 2011 года, сменив на этом посту Евгения Примакова, которого называли политическим тяжеловесом. Сложно было после него взяться за штурвал?

– При Евгении Примакове я достаточно долго работал вице-президентом палаты, так что, можно сказать, получил определенную закалку. Но, конечно, пост главы ТПП предполагает больший масштаб, груз здесь тяжелее и проблемы крупнее. Я многому учился у Евгения Максимовича, например, его сверхответственному отношению к делу, полной самоотдаче. И мне это очень помогло и помогает, особенно тогда, когда возникают трудные ситуации. Поэтому я благодарен Евгению Максимовичу за школу. Мы стараемся продолжать заложенные им традиции. Знаете, до сих пор бывают случаи, когда при принятии сложного решения ловлю себя на мысли, что сейчас очень понадобился бы совет Евгения Максимовича.

– Головной офис ТПП расположен на Ильинке, до Белого дома и Кремля – рукой подать. Насколько близка ТПП к власти?

– Торгово-промышленная палата – негосударственная и некоммерческая организация. Вот в этом и заключается ее ценность, причем не только для бизнеса, но и, как это парадоксально ни звучит, для власти. Ведь благодаря такому статусу мы доводим до государственных и правительственных структур реальную информацию, а не ту, которую хочется услышать. А такая информация позволяет принимать взвешенные решения в интересах всей экономики и общества. Сегодня ТПП РФ объединяет 181 территориальную торгово-промышленную палату: 83 в субъектах РФ и 98 в муниципальных образованиях. В палаты входят более 53 тыс. компаний и индивидуальных предпринимателей. Члены ТПП РФ – более 200 союзов, ассоциаций и других объединений предпринимателей: хлебопеков, молочников, строителей, аграриев, ювелиров, металлургов, машиностроителей, текстильщиков... При территориальных ТПП действуют более 100 третейских судов, при федеральной палате – известные в мире Международный коммерческий арбитражный суд и Морская арбитражная комиссия. Развитием внешнеэкономической деятельности занимаются 72 деловых совета по сотрудничеству с зарубежными странами, а деятельность загранпредставительств ТПП РФ охватывает свыше 40 стран. Интересы важнейших сфер производства и предпринимательства представляют 35 комитетов ТПП РФ и шесть советов, а также более 1200 общественных экспертных формирований, созданных территориальными палатами. У нас представлен малый, средний и крупный бизнес, но при этом нужно отметить, что доминирует малый и средний.

– Какие проблемы сейчас наиболее актуальны для бизнеса?

– Недавно ТПП РФ провела опрос большой группы российских предпринимателей, чтобы выяснить, что нужно для более динамичного развития экономики. Вот ответы: обеспечить доступ к длинным дешевым деньгам, снизить налоговую нагрузку, сократить количество проверок, повысить эффективность и доступность господдержки, усилить борьбу с коррупцией, уменьшить количество электронных площадок для облегчения доступа малого и среднего бизнеса к закупкам крупных компаний с госучастием.

– Желание предпринимателей меньше платить налогов – понятно. Но как это совместить с кризисом, когда государство нуждается в дополнительных поступлениях в бюджет?

– Здесь никакого противоречия нет. Именно в кризис государство обязано поддержать бизнес, иначе экономика может остановиться. Эффективность таких мер со стороны государства подтверждена опытом других стран. Льготные кредиты и сниженные ставки налогообложения привлекают инвестиции – на это сделала ставку Япония, принимая в конце 50-х годов закон об электронной промышленности. К началу 80-х страна вышла в мировые лидеры в микроэлектронике. По похожему пути пошел Китай, где для местных разработчиков и производителей полупроводниковых компонентов уменьшили ставку НДС с 17% до 3%, а в 2005 году отменили НДС полностью. Результат, как говорится, налицо. Еще одним действенным инструментом является снижение ставки налогообложения доходов компаний, полученных в результате реализации запатентованной продукции. Такую практику уже ввели ряд стран ЕС и Китай. В некоторых странах компании вычитают из налогооблагаемой базы более 100% средств, потраченных на научные исследования и разработки (в Австралии, например, 150%). А Ирландия, Индия, Китай, Израиль, Тайвань решились в свое время на огромные налоговые льготы для компаний, работающих в инновационной сфере. Это привело к экономическому росту и быстрой переориентации экономик этих стран на высокотехнологичные отрасли. Нам следует также подумать о возможности снижения наполовину ставки налога на прибыль, полученную от реализации высокотехнологичных товаров и услуг. Кстати, такая норма уже работает у наших белорусских соседей. Понятно, что антикризисные меры дадут эффект, если их применять комплексно, последовательно и решительно.

– В последнее время ТПП РФ активно поднимает тему неналоговых платежей. Какое место они занимают в общей финансовой нагрузке на бизнес?

– Это весьма болезненная для бизнеса тема. Минфин РФ утверждает, что уровень налоговой нагрузки на российский бизнес составляет порядка 34,4%. Однако в действительности предприниматели платят намного больше. Помимо обязательных налогов и сборов есть еще самые разные платежи, не относящиеся к таковым. Это, например, платежи «за экологию», утилизационный сбор и т.д. Последний яркий пример – недавнее введение обязательного сбора за проезд большегрузных автомобилей по федеральным автодорогам. Эти платежи не включаются в общий уровень налоговой нагрузки на бизнес, но являются обязательными. И таких квазиналогов, не предусмотренных Налоговым кодексом, а вводимых отдельными законами, приказами министерств, уже несколько десятков. В 2014 году они «потянули» на 700 млрд. рублей, что соответствует 0,99% ВВП. С учетом этого ТПП РФ предложила провести ревизию неналоговых платежей, отменить или скорректировать значительную их часть. На наш взгляд, целесообразно создать контролируемый Минфином РФ реестр неналоговых сборов, чтобы бизнес оплачивал только те из них, которые будут внесены в реестр. Особо отмечу, что глава государства поддержал позицию палаты в этом вопросе. Работу продолжаем.

– А что реально может дать сокращение количества электронных площадок, о чем ратуют предприниматели?

– Дело в том, что таких площадок у нас переизбыток. Каждая из них работает по своим правилам. Вокруг них часто собираются «свои» компании, что снижает конкуренцию и повышает цены. «Чужой» бизнес имеет минимальные шансы прорваться к торгам, да к тому же должен каждый раз изучать новые правила, заплатив за это деньги. Поэтому надо серьезно уменьшить количество площадок и разработать общие для всех правила. Скажем, везде и всегда должна быть действительна только одна электронная подпись.

– Почему не удается облегчить доступ малых и средних предприятий к закупкам крупных компаний с госучастием?

– Госзакупки – это многомиллиардный ресурс, своего рода государственные инвестиции, жизненно важные для малого и среднего бизнеса. Но результаты нашего опроса показывают, что более 40% малых компаний отказываются бороться за госзаказ. Причина в том, что государственные компании медленно разворачиваются в сторону малого и среднего бизнеса. Отсюда у «малых» сформировался такой стереотип: компании с госучастием ориентируются на прикормленные и зависимые фирмы. Болезненной для малого бизнеса остается и широкая практика отказа от авансовой предоплаты по договорам с крупным бизнесом и практика требовать обеспечения исполнения договора – до 30% от начальной цены. Но мы стараемся исправить ситуацию. Сейчас ТПП РФ совместно с АО «Корпорация МСП» формирует реестр предпринимателей, готовых выступать поставщиками продукции и услуг для крупнейших российских компаний с госучастием. О такой возможности мы проинформировали малые предприятия. За одну только последнюю неделю января 2016 года было получено около тысячи откликов. Эту работу будем разворачивать в первую очередь на местах.

– Какой из законов, принятых в минувшее пятилетие, можно считать по-настоящему важным и нужным для бизнеса, для экономики?

– Из последних я бы назвал закон о промышленной политике. Почти десять лет мы занималась этим вопросом, и многое из того, что было разработано экспертами палаты, вошло в итоговый вариант. До появления этого документа промышленность напоминала, образно говоря, корабль без штурвала – проблемы решались по мере их появления, а четкая стратегия развития промышленности отсутствовала. Благодаря принятию закона стало возможным создание Фонда развития промышленности (ФРП), самого, по моему мнению, востребованного и эффективного на сегодняшний день института развития. ТПП РФ активно работает с ФРП, который в прошлом году одобрил финансирование 74 проектов в 38 регионах России. Фонд поддерживает проекты, ориентированные на импортозамещение, но при этом обязательно учитывает и их экспортный потенциал. Объем выданных займов – 24,6 млрд. рублей. Займы выдаются по ставке 5% годовых на семь лет, о чем бизнес раньше мог только мечтать. Считаю, что средства фонда надо увеличить многократно: кредитных заявок было почти на 450 млрд. рублей. Тем более, на мой взгляд, такая возможность есть. В стране очень много различных институтов развития, и далеко не все из них стали рычагом развития бизнеса. Поэтому без них вполне можно обойтись, а сэкономленные средства направить на докапитализацию ФРП.

– Поддержка предприятий, ориентированных на импортозамещение, дает какие-то реальные результаты?

– Да, в некоторых отраслях, например, в сельском хозяйстве, импортозамещение начинает приносить первые плоды. Но нужно, конечно, понимать, что это работа на годы. Верю, что мы добьемся импортной независимости, поскольку без этого велики риски и для экономики, и для страны в целом. Разумеется, все и вся замещать – затратно и бессмысленно, но по основным позициям просто необходимо. То, что взятый курс правильный, подтверждает изменение структуры внешней торговли. В 2014 году во внешнеторговом обороте удельный вес товаров сырьевого характера составил 75%, а в 2015 году – 68%. То есть начался процесс снижения экспортной топливно-энергетической зависимости. Мы в ТПП РФ считаем, что нужно создать механизм перехода средств из ТЭК в обрабатывающие отрасли; это станет серьезным шагом от сырьевой зависимости в сторону развития реальной экономики.

– Когда, на ваш взгляд, мы выйдем из кризиса?

– Могу сказать одно: мы, безусловно, выстоим, но понадобится какое-то время, чтобы выйти, что называется, на оперативный простор. Мы и сегодня, несмотря на все проблемы, держимся сравнительно неплохо, кто бы что там ни говорил. Но чтобы быть в «форме», необходимо добиваться высокой производственной и технологической конкурентоспособности. Успех определяет только движение вперед. Других вариантов нет.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > newizv.ru, 29 февраля 2016 > № 1668308 Сергей Катырин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 29 декабря 2015 > № 1598710 Сергей Катырин

Встреча с главой Торгово-промышленной палаты Сергеем Катыриным.

Владимир Путин встретился с президентом Торгово-промышленной палаты Сергеем Катыриным. Обсуждались, в частности, вопросы налоговой нагрузки на бизнес.

В.Путин: Сергей Николаевич, Торгово-промышленная палата – самый представительный, наверное, орган, самая массовая организация, в которой представлено наибольшее количество нашего бизнеса, компаний, причём среднего и малого бизнеса в том числе. Как Вы, общаясь с коллегами по своему такому широкому цеху, чувствуете настроение? О каких проблемах больше всего говорите?

Я знаю, что вы по налоговой нагрузке постоянно встречаетесь, обсуждаете эти темы. Совсем недавно, по–моему, был соответствующий форум.

С.Катырин: Владимир Владимирович, действительно совсем недавно прошёл наш традиционный налоговый форум. Мы его ежегодно собираем с участием в первую очередь бизнеса, представителей министерств, ведомств, налоговой службы, депутатов приглашаем. В общем, достаточно широкий сбор.

В этом году большая часть дискуссии была посвящена неналоговым сборам, так называемым некодифицированным, то есть те налоговые нагрузки, которые не попали в сферу регулирования Налоговым кодексом.

Мы, готовясь к этому форуму, провели специальное исследование в 15 регионах Российской Федерации. На сегодняшний день мы насчитали более 50 таких неналоговых, некодифицированных сборов. Это очень серьёзная нагрузка на бизнес.

Очень серьёзная и с точки зрения количества этих налогов, хотя наши эксперты говорят, что это далеко не исчерпывающий перечень. Если посчитать внимательно, в том числе и местный, региональный уровень, то их окажется ещё больше. Хотя часть региональных [сборов] мы тоже постарались учесть.

Эта работа была связана в том числе и с просьбами бизнеса, который к нам обращался, причём это касается бизнеса всех масштабов. Хочу подчеркнуть, Владимир Владимирович, и крупный бизнес достаточно серьёзно озабочен этой нагрузкой, малые и средние компании тем более.

На сегодняшний день, по нашим подсчётам, масштаб этих сборов приближается к одному проценту ВВП. Они по сути своей близки к тому, что их можно называть налогами – они публичны, обязательны и безвозвратны.

По сути дела, это вторая налоговая система, которая складывается. Мы, проанализировав эту ситуацию, подготовили предложения, суть которых, я кратко хочу рассказать, заключается в следующем.

Первое. Мы полагаем, что необходимо принять законодательный акт, закон, который бы регулировал порядок принятия, базу, порядок исчисления, способ исчисления, администратора и так далее, все вопросы, связанные с такого рода платежами.

Второе. Мы считаем, необходимо ввести реестр таких налоговых платежей. На те платежи, которые не попали в реестр, не внесены в этот реестр, отвечать предприниматели не обязаны.

В.Путин: Например?

С.Катырин: У нас очень много платежей, кстати говоря, сходных. Например, в порту собирают корабельный сбор, маяковый сбор, навигационный сбор; по экологии собирают экологический сбор, сбор за утилизацию и так далее.

В.Путин: То есть нагрузка увеличивается, а контроля за тем, как это происходит, фактически нет.

С.Катырин: Совершенно верно. Ни порядок исчисления, ни масштаб исчисления, ни администраторы. Ведь у нас практически на каждый сбор разные администрации. Например, тот же портовый сбор [собирают] разные администраторы, что конечно, сложно и для предпринимателей, вообще–то сложно и для государства содержать всё это.

Поэтому мы считали бы, что необходимо ввести такой реестр: если ввели [сбор в реестр], то тогда предприниматель платит, если не ввели в реестр, [то не платит]. Поручить ведение такого реестра Минфину, с тем чтобы осуществлял контроль так же, как и финансов.

Это позволит государству, во–первых, вообще разобраться во всей этой системе платежей. Многие из них необходимы, естественно, без них просто не обойтись, это все признают, но просто и масштаб, и количество – тут, естественно, многое нужно объединить.

Во–вторых, будет возможность у государства их контролировать, а бизнесу участвовать в порядке определения, что вносить в такой реестр и какие–то в этом плане вести дискуссии.

В–третьих, мы считаем, что здесь у государства есть возможность контролировать, каким образом расходуются такого рода платежи. Если они попали в реестр, если законодательно регулируются, то можно посмотреть, насколько правильно это и по объёму, и по нацеленности, куда эти платежи идут.

И конечно, здесь есть возможность объединить, на наш взгляд, некоторые платежи, сделать одного администратора. Это сократит и количество этих платежей – однородные объединить, – и сократит количество администраторов, которые этой темой занимаются.

Мы подготовили соответствующие предложения, Владимир Владимирович, и хотели бы попросить Вас дать поручение Министерству финансов совместно с Агентством стратегических инициатив (мы как инициаторы готовы в этой работе участвовать) подготовить такую «дорожную карту» к середине лета, с тем чтобы такой порядок во всём этом навести.

Конечно, нововведения не должны иметь обратной силы, но и должен быть предварительный порядок заявления о том, что такой–то сбор вводится, чтобы он не единомоментно с завтрашнего дня вводился, условно говоря, а дали бы возможность подготовиться – с 1 января, допустим, следующего года.

Такую работу мы предлагаем провести. Мы определённую работу сделаем и готовы поработать, если Вы согласитесь с этим и такие поручения Вами будут даны. Предложения письменно изложены, они у меня с собой.

В.Путин: Конечно, согласен. Обязательно сейчас посмотрим подробнее, ведь бизнесу, в конце концов, всё равно – это фискальная нагрузка в виде налога либо в виде неналогового платежа, какая разница.

С.Катырин: Вы совершенно правы.

В.Путин: А если мы говорим о том, что не будем увеличивать налоговую нагрузку, а увеличиваем фактически фискальную, но которая называется по–другому, то цель не достигается. Поэтому мы, безусловно, должны взять эту сторону деятельности, со стороны государства, и эта деятельность должна быть прозрачной, понятной и необременительной.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 29 декабря 2015 > № 1598710 Сергей Катырин


Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 6 ноября 2015 > № 1541351 Сергей Катырин

Встреча Дмитрия Медведева с президентом Торгово-промышленной палаты Российской Федерации Сергеем Катыриным.

Стенограмма начала встречи:

Д.Медведев: Сергей Николаевич, Торгово-промышленная палата – крупнейшая организация, которая представляет интересы бизнеса. Сейчас есть целый ряд вопросов достаточно обычных, но тем не менее важных для развития бизнеса в нашей стране, для того чтобы в нынешних условиях принимать адекватные решения. В том числе это касается, например, участия малого и среднего бизнеса в тех проектах, которые реализуются крупными компаниями, включая компании с госучастием. Я знаю, что и вы этим направлением занимались. Есть какие-то идеи, предложения? Давайте об этом поговорим.

С.Катырин: Да, Дмитрий Анатольевич, мы действительно этим занимаемся, и это действительно в интересах экономики. И если учесть, что у нас малый и средний бизнес – 70% нашей членской базы, то, естественно, это ещё и интерес нашей организации как таковой. Мы специально проводили встречу в Туле, когда готовились к Госсовету, по взаимодействию малого и крупного бизнеса и хотели прояснить для себя, какие проблемы больше всего волнуют и тех предпринимателей, которые в крупном бизнесе работают, и тех, кто в малом и среднем бизнесе.

Квинтэссенция такого рода встреч – это, конечно, прежде всего информация. У крупных предприятий, тех, которые в госсекторе и которые не в госсекторе работают (мы собирали различные компании), нередко отсутствует информация о наших производителях в секторе малого и среднего бизнеса. И они говорят, что вы всё время давите на нас, что мы должны разместить 10–20% в сфере малого бизнеса, но мы практически не знаем, у кого это размещать, особенно с точки зрения производства, сложного технического производства.

Первое предложение, которое я хотел бы сформулировать: одна из первейших задач госкорпорации (Госкорпорация по поддержке малого и среднего бизнеса) (мы поддержали, естественно, создание этой госкорпорации, сегодня уже второе заседание совета директоров будет проходить по организационной структуре, по содержательной работе) – это, конечно, создание информационного портала с информацией о возможностях в первую очередь для производственного бизнеса, малого бизнеса…

Д.Медведев: Универсального портала, который по всей стране будет работать?

С.Катырин: Несомненно. Это, на наш взгляд, очень важная задача. И мы предполагаем, что если мы эту задачу решим, если госкорпорация решит эту задачу, то это выстрелит в будущем. И с точки зрения нашей работы в Евразийском союзе, и с точки зрения привлечения инвесторов – российских и зарубежных, и с точки зрения вообще работы на будущее по всем направлениям, касающимся малого бизнеса.

Вторая тема, Дмитрий Анатольевич, которой озабочен бизнес, – это наличие электронных площадок, точнее сказать, их количество. На сегодняшний день у нас работает 160 электронных площадок. Каждая крупная компания при себе создаёт. Наверное, было бы неплохо, если бы все они работали по одним правилам. На сегодняшний день, к великому сожалению, практически каждая из площадок имеет свои правила организации работы. Соответственно, имеет свои расценки, свой набор документов, который нужно освоить. Для малого бизнеса это сложно – участвовать в работе нескольких площадок.

Д.Медведев: Есть же общие требования к электронным площадкам. Они, по мнению бизнеса, не исполняются как следует? Или что?

С.Катырин: Думаю, тут два аспекта есть. Первое: не до конца исполняются, потому что иногда надумывают, как это бывает у нас часто, под конкретного заказчика, что болты должны быть только такие, смазка только такая и так далее. И второе. Естественно, что если ужесточить требования к площадкам, всё-таки более высокими их сделать, на наш взгляд, это сократит их количество и позволит, так сказать, контролировать выполнение требований единых для всех площадок. Вот на это стоит обратить внимание нашим коллегам, которые этой темой занимаются.

Ещё одна тема из этой же области, Дмитрий Анатольевич. Сейчас дискутируется вопрос о том, чтобы у компаний, у которых оборот свыше 7 млрд, сделать 10% от объёма закупок, чтобы они располагали свой заказ в малом бизнесе. Во-первых, и сама цифра пока не очень понятно, откуда взялась…

Д.Медведев: Как и всякая цифра, она носит такой оценочный характер.

С.Катырин: На мой взгляд, пока да, и наше предложение… Мы с коллегами и по малому бизнесу, и с разными компаниями советовались – на наш взгляд, нужен пилотный проект, который позволит всё-таки прощупать эту тему и попробовать определиться и с точки зрения цифры, и с точки зрения подхода. Но есть компании со сложной технической продукцией («Росатом», «Роснефть» и многие другие из государственных, и не государственные такие есть, которые работают со сложной технической продукцией), для них 10% от объёма от всего – это может оказаться просто невыполнимо. Мы как бы обозначим задачу на уровне государства и Правительства, а выполнить её не факт, что смогут наши компании. Поэтому было бы неплохо всё-таки попробовать пилотный проект где-то провести, определиться, тогда, наверное, можно было бы уже на уровне… Конечно, для малого бизнеса это плюс, с одной стороны, но с другой стороны, на такой вызов надо иметь возможность отвечать.

Д.Медведев: Но если говорить о крупных компаниях, вы понимаете, что их нужно всё равно к этому стимулировать. Им удобно работать с теми поставщиками, которые реально сложились. И если вообще эту ситуацию выпустить из-под государственного контроля, они вообще тогда ничего размещать у малого и среднего бизнеса не будут – ну потому что, а что с ним возиться, этот бизнес малый, бывает проблемный, и качество не всегда какое нужно. А проще всего и лучше закупать за границей, там, где всегда качественное и можно контракты длительные заключить. Но мы же с вами понимаем, это не наш путь.

С.Катырин: Дмитрий Анатольевич, конечно, мы такого предложения не вносим и не предполагали никогда вносить. Мы за то, чтобы и госкомпании, и не госкомпании, и те, кто свыше 7 млрд… Подход правильный, мы его поддерживаем целиком. Но единственное, что с точки зрения объёма, мне кажется, всё-таки надо будет проработать поглубже этот вопрос.

Д.Медведев: Это можно сделать. Давайте тогда об этом и договоримся по тем вопросам, которые вы затронули. Посмотрим на сложившуюся ситуацию и в части поддержки малого и среднего бизнеса, и в части определения объёмов возможного пилотного проекта, о котором вы говорите, будет ли он реализован в целой группе компаний, посмотрим на размер, который может быть установлен. Посоветуемся сейчас, у меня запланирована встреча с другими коллегами сегодня, которые представляют как раз крупный государственный бизнес, обсудим с их участием. А Торгово-промышленную палату я как раз просил бы эти предложения в интересах бизнеса сформулировать и передать.

С.Катырин: Спасибо, Дмитрий Анатольевич. Мы обязательно это сделаем. Ещё одну тему, которую, если позволите, я хотел бы поднять. Мы достаточно серьёзно относимся к работе по привлечению инвестиций и работе с инвестиционными проектами (это тоже больше относится к сфере малого и среднего бизнеса, потому что в крупных компаниях достаточно много своих возможностей), и это предмет нашего особого внимания.

Мы работаем по двум направлениям. Первое – мы пытаемся сейчас раскрыть наиболее полно потенциал российских регионов. Мы устраиваем презентацию российских регионов у нас в Торгово-промышленной палате на Ильинке, привлекаем туда представителей посольств, торгпредств, банков, фондов и стараемся рассказать вместе с коллегами из каждого региона об инвестиционном потенциале – какие проекты есть, какая инфраструктура, какие преференции для потенциальных инвесторов существуют. Естественно, пытаемся раскрыть и другие условия, которые интересуют инвесторов: это и кадры, и научно-технический потенциал, и где лечиться, где отдыхать, какие возможности есть и так далее.

Второе направление, по которому мы работаем, это отбор проектов, относящихся как раз даже больше к сфере малого бизнеса, которые мы самостоятельно ведём через сеть наших палат, продвигаем через внутренний периметр и внешний периметр.

Внутренний периметр – я имею в виду 182 палаты, которые работают сегодня на территории Российской Федерации, мы информацию об этих проектах даём там.

Внешний – у нас сегодня с 71 страной созданы деловые советы, где и бизнес страны-партнёра, и наш бизнес… Очень мудрое, на наш взгляд, решение сделало Минэкономики: сейчас председатель делового совета – он же заместитель председателя межправкомиссии. Это сразу их статус приподняло, интерес повысило к работе деловых советов... У нас в 11 странах есть наши представительства, которые мы сами содержим, и покрываем 40 стран представительствами с учётом почётных представителей, которые на общественных началах осуществляют функции привлечения инвестиций.

Работа на этом треке показала: есть два главных момента (там много всяких проблем), которые хотел бы обозначить. Мне кажется, над ними стоит нам подумать.

Первое, мне кажется, нужно повысить уровень мотивации муниципальных властей к реализации инвестиционных проектов. Сейчас очень хорошо выстрелил инвестиционный рейтинг российских регионов – с точки зрения того, что уже можно посмотреть передовые регионы и передовые практики. Сейчас началась работа в академии: начнутся первые семинары для управленческих команд – по тому, как в регионе ведётся работа организаторская, а теперь и по передовым практикам и так далее. Но, к сожалению, это пока задевает только региональный уровень. И с точки зрения, например, финансового интереса муниципальные власти не очень сильно мотивированы. Мне кажется, что в этой плоскости есть смысл подумать, создать дополнительные такого рода стимулы, дополнительные доходы для муниципальных образований от реализации инвестиционных проектов.

И вторая тема – перекликающаяся, в общем-то, с первой. Мы, работая с проектами, которые собираемся выстраивать через нашу сеть, столкнулись с тем, что у нас очень невысокий уровень, мягко говоря, подготовки муниципальных коллег, которые работают на этом направлении – по привлечению инвестиций, с инвестиционными проектами. И полагаем, что кроме обучения команд, которое сейчас налаживают в академии Мау (В.Мау, ректор Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации) с такого рода управленческими командами регионального уровня, было бы неплохо задуматься, каким образом это обучение (уже, конечно, в регионах) организовать для муниципального уровня. Чрезвычайно важная тема. Я могу Вам сказать, что из 100 проектов, которые к нам поступают, 10 проектов – те, с которыми мы можем просто продолжить какую-то работу, и из этих 10 мы ещё доводим до ума или с банкирами уже реализовываем два-три проекта. Поэтому с этой точки зрения, мне кажется, тоже на это стоит обратить внимание, в том числе и Правительства, каким образом эту подготовку кадров организовать для инвестиционных проектов.

Д.Медведев: Очевидно, что вообще все инвестиции делаются не в пределах Садового кольца и не в Москве только, а, что называется, на земле. И от уровня подготовленности людей, которые этим занимаются и в муниципалитетах, и в региональных администрациях, очень многое зависит. Так что в этом смысле согласен полностью, что нам нужно совместно такую работу продолжать. В принципе для этого у нас есть площадки, в том числе и Академия государственной службы, которая этим активно занимается, у них большая сеть, филиальная сеть в том числе, для того чтобы готовить специалистов. Можно их использовать, можно другие учебные заведения.

С.Катырин: Мы готовы предоставить площадку.

Д.Медведев: Да. Но важно, чтобы здесь действительно движение шло с двух сторон. Надеюсь, что при поддержке Торгово-промышленной палаты это можно будет также реализовать, потому что нужны именно грамотные люди, которые понимают, каким образом инвестиции осуществляются, – ещё раз подчеркиваю, не только в министерствах или даже в региональных правительствах, но и просто на местах. Давайте этим займёмся.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 6 ноября 2015 > № 1541351 Сергей Катырин


Россия > Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 17 марта 2015 > № 1316937 Сергей Катырин

Сергей Катырин: закон о ГЧП может быть принят ГД уже весной

Президент ТПП РФ Сергей Катырин дал интервью телеканалу «360°Подмосковье», в котором шла речь о государственно-частном партнерстве (ГЧП), поддержке малого и среднего предпринимательства и законодательной базе для этого.

Президент ТПП России, в частности, отметил, что ГЧП конечно не панацея, но все же очень важный рычаг во взаимодействии власти и бизнеса. В последнее время при контактах с представителями госвласти, в частности в СФ РФ, Палата ощущает внимание и большой интерес госструктур к этим вопросам. Сергей Катырин указал на важность дополненного с 1 февраля Закона о концессионных соглашениях как нормативно-правового акта для ГЧП. В настоящее время в регионах РФ работает 131 концессионное соглашение, особенно успешно в Новосибирской, Свердловской и Нижегородской областях. Среди этих соглашений – 56 социальной направленности (медицинские, образовательные, оздоровительные и пр.). В то же время, глава ТПП РФ выразил надежду, что закон о ГЧП будет совместными усилиями бизнеса и парламентариев принят Госдумой России уже в весеннюю сессию.

Говоря в целом о поддержке МСП в стране, Сергей Катырин отметил, что хотя позитивные изменения здесь есть, но остаются и большие проблемы. Главная из них, по мнению президента ТПП РФ – недостаток финансовых ресурсов как у МСП, так и в целом у бизнеса в связи с запретительной ключевой ставкой ЦБ.

ТПП РФ разрабатывает Стратегию поддержки МСП, сообщил Катырин, но Палата хочет, чтобы эта стратегия стала государственной. Большую роль здесь может сыграть госзаказ. Там большие средства – в целом порядка 12–14 трлн рублей, и если в МСП придет, как это предлагается, 15–18% этих средств, это может сыграть очень большую роль в развитии МСП в стране.

Вообще власть должна ставить перед собой конкретные задачи в этой сфере, считает глава ТПП России, и обозначать налоговые и иные преференции для МСП, особенно в сфере высоких технологий и инноваций. Ведь пока до 70% МСП в стране – это торговый и посреднический бизнес, услуги и частично строительство.

Россия > Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 17 марта 2015 > № 1316937 Сергей Катырин


СНГ. Россия > Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 16 марта 2015 > № 1316749 Сергей Катырин

Сергей Катырин: в ЕАЭС нужны реальные шаги по интеграции МСП

Проблемы адаптации бизнеса к новым экономическим условиям и его интеграция в экономические связи в рамках СНГ и особенно Евразийского экономического союза (ЕАЭС) в условиях нынешнего экономического кризиса имеют особую актуальность. Не случайно тема развития интеграционных торгово-экономических связей на постсоветском пространстве стала одной из главных на переговорах в Стрельне Владимира Путина с президентом Киргизской Республики Алмазбеком Атамбаевым. Недавно в ЦМТ прошел Международный экономический форум государств-участников СНГ на тему «Интеграция – новые возможности и пути выхода из кризиса». На нем, в том числе, шла речь и о роли бизнеса и его партнерстве с органами государственной власти в экономических связях, образующихся в рамках ЕАЭС.

Комментирует участник форума, президент ТПП РФ Сергей Катырин:

«С момента прекращения существования Советского Союза у нас никогда не прерывался контакт с коллегами из стран СНГ и советы ТПП СНГ не прекращали работу, несмотря на все трудности и конъюнктурные моменты сохраняли контакты и рабочие отношения.

Хотел бы отметить несколько моментов, которые нас очень беспокоят в этой области.

У нас в России создано достаточно много площадок для взаимодействия бизнеса и органов власти и на региональном, и на федеральном уровне, и на уровне комиссии ЕАЭС, где у нас есть возможность высказать свою точку зрения. Такие площадки есть при президенте РФ, правительстве, при каждом министерстве и ведомстве, на уровне законодательной власти и др., где мы можем высказать свои оценки деятельности правительства, свое мнение. Есть такая форма – оценка регулирующего воздействия, когда нам направляют проекты нормативных актов и т.д. Наше общение с коллегами по ТПП, с бизнесом, который они объединяют, говорит о том, что далеко не везде у наших коллег по Содружеству есть такая возможность.

Мы не отменили еще многие барьеры, но создаем новые. Это касается транспорта, перемещения товаров и др. Поэтому есть просьба к представителям власти, парламентариям проводить политику открытости законодательных органов и правительств в общении с бизнесом и учитывать их мнение при формировании нормативно-правовых актов, впрочем, как и ненормативных, подзаконных.

Конечно, нельзя сказать, что в России все пожелания бизнеса принимаются на 100%, но возможность находить компромиссы здесь есть, и было бы здорово, если бы мы смогли во всех странах СНГ находить такие возможности.

Второй момент, который нас очень беспокоит – это малый и средний бизнес и наши взаимоотношения в развитии интеграционных связей. Мы часто и много об этом говорили, но мало делается реальных шагов, чтобы действительно интегрировать наш бизнес в рамках СНГ. Приведу два примера.

Первый – это выставки. Если мы хотим интегрироваться, надо знать, кто и что проводит и с чем нужно интегрироваться. Проще говоря, куда бежать чтобы продать и что можно купить. У нас даже в соседних регионах не очень хорошо себе представляют, что производят соседи и какие там есть возможности. И если мы говорим о том, что хотим поддерживать малый и средний бизнес и интегрироваться, надо говорить о реальных шагах, финансовой поддержке тех, кто стремится на выставки, в первую очередь в странах СНГ. Важна здесь и поддержка бизнес-миссий, которую организует ТПП РФ в рамках межрегионального сотрудничества. Если бы со стороны наших государств был бы хотя бы небольшой "материальный посыл", финансовый стимул, то и бизнес вел бы себя здесь более активно.

Еще одна непростая и серьезная тема – госзаказ. Это 6–7 трлн рублей для государственных компаний или компаний с госучастием. Если мы говорим о равном доступе к госзаказу в рамках ЕАЭС, тогда надо прорабатывать реальные процедуры, которые позволят всем реально в этом участвовать, тогда надо говорить о единых электронных площадках, которые должны работать по единым правилам. В РФ, например, таких площадок около 200 и все работают по своим правилам, что крайне непросто для предприятий в РФ, не говоря уже об СНГ. Если мы действительно хотим интегрироваться, надо делать реальные шаги, унифицировать правила работы, обеспечить возможность доступа, электронную подпись и много прочего всего.

У нас здесь огромный пласт и непочатый край работы, и если мы хотим добиться реальных результатов в интеграции в сфере малого и среднего бизнеса, да, в общем и в целом в экономике, мы должны максимально нацелено работать над конкретными шагами, которые надо предпринять, чтобы создать условия и стимулировать бизнес к тому, чтобы мы интегрировались».

СНГ. Россия > Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 16 марта 2015 > № 1316749 Сергей Катырин


Россия > Агропром > tpprf.ru, 24 декабря 2014 > № 1264886 Сергей Катырин

НА ЗАСЕДАНИИ ПРАВЛЕНИЯ ТПП РФ ОБСУДИЛИ УЧАСТИЕ СИСТЕМЫ ТПП РФ В РАЗВИТИИ АПК

В Торгово-промышленной палате Российской Федерации состоялось заседание Правления ТПП РФ. В нем приняли участие руководители Палаты и члены Правления ТПП РФ, руководители территориальных ТПП, представители министерств и ведомств, Российской академии наук, отраслевых ассоциаций и объединений, эксперты, СМИ.

По первому вопросу повестки - участие системы ТПП РФ в развитии агропромышленного комплекса Российской Федерации и импортозамещении продовольственных товаров - выступил Президент ТПП России Сергей Катырин.

Сельское хозяйство страны в последние годы демонстрирует хорошие результаты, отметил он в выступлении. Наблюдается постепенное восстановление отрасли после спада производства 2012 г. В определенной степени позитивной динамике способствовали мероприятия госпрограммы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельхозпродукции, сырья и продовольствия на 2013-2020 гг. (с изменениями от апреля 2014 г.). Увеличился экспорт продовольственных товаров и сельскохозяйственного сырья. При этом по известным причинам сократились объемы закупок ряда товаров; по оценкам экспертов, с российского сельскохозяйственного рынка ушло импортного товара на 10-15 млрд. долларов.

Далее Сергей Катырин остановился на проблемах отрасли.

В объемах государственной поддержки отечественного сельского хозяйства у нас отмечается серьезный разрыв по сравнению с западными странами. Без учета государственных субсидий средняя рентабельность сельскохозяйственных предприятий у нас составляет минус 5,6 процента.

Выделяемые средства поддержки в основном направляются крупным, финансово устойчивым предприятиям и не доходят до малого бизнеса, семейных хозяйств.

К системным проблемам относится и высокая кредиторская задолженность сельскохозяйственных организаций, которая, по оценкам экспертов, в этом году превысила 2 трлн рублей, а также недостаточность финансовых ресурсов для модернизации сельхозоборудования и обновления инфраструктуры производств.

ТПП РФ поддерживает инициативы Правительства РФ по увеличению периода субсидирования инвестпроектов, направленных на развитие молочного животноводства, увеличению ассигнований на реализацию госпрограммы развития сельского хозяйства до 2020 г. Представляется, что помощь должна быть доступна, в первую очередь, тем компаниям, которые внедряют новые технологии производства, оптимизируют бизнес-процессы, участвуют в кардинальной модернизации и создании современных объектов.

Одним из наиболее острых вопросов на сегодняшний день является низкая обеспеченность российских товаропроизводителей основными видами сельскохозяйственной техники. Из-за отсутствия техники из имеющихся пахотных земель значительная часть не обрабатывается вовсе.

Большинство экспертов обращает внимание на нехватку стабильных каналов сбыта сельскохозяйственной продукции.

Кроме того, во многих случаях конечные продавцы просто переориентировались с одного импортного поставщика, попавшего в санкционные списки, на других. Это, понятно, не решает проблему импортозамещения продовольственных товаров отечественными аналогами.

Особого внимания заслуживают вопросы модернизации селекционно-семеноводческих центров. Мы отстали от зарубежных коллег в создании новых сортов растений, новых видов удобрений, новых методов выращивания животных.

Известно: надо не только вырастить, но и сберечь урожай. Потери при транспортировке и хранении в зависимости от культуры достигают 50 процентов. Следует серьезно поработать над развитием логистических центров хранения и переработки сельхозпродукции. Ставропольская, Омская, Пензенская, Курская региональные палаты, а также ряд палат Краснодарского края принимают участие в работе по развертыванию сети небольших хранилищ картофеля, овощей и фруктов в рамках деятельности отдельных сельхозпредприятий, фермерских хозяйств и кооперативов. Новгородская ТПП помогла привлечь в этих целях 7 млрд рублей частного инвестора.

Административные барьеры и высокие тарифы естественных монополий также сегодня ограничивают возможности развития отрасли. Цены на горюче-смазочные материалы, электроэнергию и минеральные удобрения существенно увеличивают себестоимость сельхозпродукции. А в текущих условиях, высокие тарифы на энергоносители - это вопрос не только рентабельности, но иногда и самой выживаемости предприятий АПК.

Тем не менее, анализ основных сегментов АПК свидетельствует, что по ряду позиций российская продукция имеет конкурентные преимущества на внешних и внутренних рынках. Это касается и реализации совместных программ, и продвижения нашей продукции на внешние рынки, в частности, стран СНГ, БРИКС, Латинской Америки. Здесь активно можно задействовать возможности системы ТПП РФ (территориальные палаты, членские организации, наши загранпредставители, деловые советы).

Вопросы АПК сегодня широко обсуждаются на площадках Госдумы ФС РФ, Совета Федерации ФС РФ, на экономических и отраслевых форумах.

В АПК сложилась тяжелая ситуация с подготовкой кадров и научным обеспечением сектора, производством сельскохозяйственной техники и обеспечением генетическим материалом. По большому счету данные направления утратили производственный и кадровый потенциал.

Сергей Катырин рассказал о работе ТПП РФ на сельскохозяйственном направлении, в частности, о выставочных мероприятиях, проводимых при организационной и информационной поддержке Палаты.

В заключение он высказал мнение, что, по сути, нынешние западные санкции и российские контрсанкции - это шанс для российских аграриев получить должную поддержку и укрепить свои позиции не только на национальном рынке, но и усилить присутствие на мировых рынках. По суммарным расчетам всех ассоциаций сельхозпроизводителей, благодаря запрету импорта объем внутреннего производства за 1,5 года может значительно увеличиться (ориентировочно на 281 млрд рублей). Однако, отметил он, без усиления и повышения эффективности господдержки села и переработки продукции, поддержки не только производства, но и сбыта, без изменения кредитной политики и ряда других мер все так и может остаться на уровне деклараций, и в таком случае импортозамещение произойдет по логике "заменим один импорт на другой".

Далее состоялась дискуссия, в ходе которой ее участники более предметно обсудили проблемы, с которыми сталкивается АПК, предложили меры, которые, по их мнению, могут обеспечить развитие отечественного агропромышленного комплекса и его выход на целевой уровень импортозамещения продовольственных товаров.

В обсуждении доклада приняли участие председатель Комитета ТПП РФ по развитию агропромышленного комплекса Виктор Семенов, руководитель Роспотребнадзора Анна Попова, заместитель директора Департамента регулирования агропродовольственного рынка, пищевой и перерабатывающей промышленности Минсельхоза РФ Владимир Азаров, директор ЗАО "Совхоз им. Ленина" Павел Грудинин, президент ТПП Краснодарского края Юрий Ткаченко, председатель Комитета Совета Федерации ФС РФ по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Геннадий Горбунов, председатель правления Национального союза производителей молока Андрей Даниленко, президент ассоциации "Росагромаш" Константин Бабкин, заместитель начальника Департамента АПК правительства Белгородской области Алексей Севальнев, директор ВНИИ животноводства, академик РАН Наталия Зиновьева, генеральный директор ЗАО "АгроГард" Павел Царев, заместитель генерального директора ОАО "Росагролизинг" Наталья Зудина, заместитель председателя Комитета ТПП РФ по развитию агропромышленного комплекса, президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский.

Кроме того, участники заседания рассмотрели ход выполнения в 2014 году Приоритетных направлений деятельности Торгово-промышленной палаты Российской Федерации на 2011-2015 гг., вопросы реализации Стратегии развития системы ТПП РФ до 2020 года и задачи на 2015 год и ряд других вопросов.

Центр по связям с общественностью и СМИ, А.Бондарь

_____

Из выступления Президента ТПП РФ Сергея Катырина на заседании Правления ТПП РФ

(г.Москва, Конгресс-центр ТПП РФ, 23.12.2014 г.)

"Развитие АПК РФ и импортозамещение продовольственных товаров"

Тема сегодняшнего заседания была выбрана не случайно.

Мы пригласили представителей федеральных органов законодательной и исполнительной власти, Российской академии наук, отраслевых объединений, малого и среднего бизнеса, специалистов и экспертов для того, чтобы обсудить основные направления и перспективы развития отечественного агропромышленного комплекса, выработать предложения по участию государства и предпринимательского сообщества в процессе импортозамещения.

Сельское хозяйство страны в последние годы демонстрирует хорошие результаты.

Наблюдается постепенное восстановление отрасли после спада производства 2012 г., ставшего результатом неблагоприятных погодных условий и внутренних противоречий, вызванных, в том числе, и вступлением России в ВТО. В определенной степени позитивной динамике способствовали мероприятия госпрограммы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозпродукции, сырья и продовольствия на 2013 - 2020 гг. (с изменениями от апреля 2014 г.).

Рост отрасли в последнее время отличается стабильностью. В 2013 г. сельскохозяйственное производство в России увеличилось на 6,2% - больше чем все другие сектора экономики. Это в значительной степени позволило остаться в плюсе по росту ВВП в целом. По итогам трех кварталов этого года сельхозпроизводство также ознаменовалось наилучшим показателем (рост 7,7% к 2013 г.). Если говорить о предварительных итогах текущего года, то в нынешнем году сельскохозяйственная отрасль имеет все шансы стать главным источником прироста ВВП России. Объемы производства вырастут примерно на 5 %.

По данным таможенной статистики, в текущем году также увеличилась и доля экспорта продовольственных товаров и сельскохозяйственного сырья, составив 3,1% против 2,4% в 2013 г. Доля импорта в 2014 г. выросла на 0,3% и составила 13,2%. При этом по известным причинам сократились объемы закупок ряда товаров. В результате принятого эмбарго (по оценкам экспертов) с российского сельскохозяйственного рынка ушло импортного товара на 10-15 млрд долларов.

Тем не менее, ни относительно высокие показатели текущего года, ни оптимистичный настрой некоторых аграриев, связанный с открывшимися перспективами сбыта отечественной продукции на внутренних рынках, не должны вводить в заблуждение - в отрасли сохраняются и известные трудности. Кратко хочу остановиться на некоторых аспектах:

В объемах государственной поддержки отечественного сельского хозяйства отмечается серьезный разрыв по сравнению с западными странам. В расчете на единицу произведенной продукции доля совокупной господдержки в России составляет сегодня порядка 6,5%, тогда как в США - 37,2%, странах ЕС - 25,7%. В расчете на 1 га сельскохозяйственных земель объем совокупной господдержки в России в 6 раз меньше, чем в США, в 14 раз меньше, чем в странах ЕС, в 45 раз меньше, чем в Норвегии, в 10 раз меньше, чем в Китае. Без учета государственных субсидий средняя рентабельность сельскохозяйственных предприятий у нас составляет минус 5,6%.

Необходимо изменить структуру поддержки; выделяемые средства в основном направляются крупным, финансово устойчивым предприятиям и не доходят до малого бизнеса, семейных хозяйств. Недостаточная обеспеченность АПК инвестиционными ресурсами вызывает риски ухода от целевых индикаторов, заложенных в Госпрограмме развития сельского хозяйства на 2013-2020 гг., и в Доктрине продовольственной безопасности. На это обстоятельство ТПП РФ, как и другие объединения предпринимателей, обращали внимание правительства и законодателей в своих заключениях на проект Государственного бюджета на 2015 г. и ближайшие 3 года.

При этом даже выделяемые сегодня средства зачастую не своевременны, а иногда просто не доходят до конкретных товаропроизводителей, о чем говорят сами предприниматели. Обращает на себя внимание и факт "размазанности", или непрозрачности распределения финансовых средств, что, в свою очередь, приводит к малой эффективности предпринимаемых центром мер.

Некоторые перспективные отрасли, например, молочная, не получают должной поддержки, рост отечественного молочного производителя замедлен, тогда как импорт регулярно растет. Кроме того, компании, имеющие иностранных собственников, занимают порядка 70% рынка молока.

Мы поддерживаем текущие инициативы Правительства РФ по увеличению периода субсидирования инвестпроектов на развитие молочного животноводства с 8 до 15 лет с компенсацией из федерального бюджета 100% ставки рефинансирования Банка России. величение ассигнований на реализацию госпрограммы развития сельского хозяйства до 2020 г. - на 688,4 млрд рублей.

Дополнительно планируется выделить еще 20 млрд рублей на финансирование инвестиционных проектов в АПК.

Представляется, что помощь должна быть доступна, в первую очередь, тем компаниям, которые внедряют новые технологии производства, оптимизируют бизнес-процессы, участвуют в кардинальной модернизации и создании современных объектов.

К системным проблемам относится и высокая кредиторская задолженность сельскохозяйственных организаций, которая, по оценкам экспертов, в этом году превысила 2 трлн. рублей, а также недостаточность финансовых ресурсов для модернизации сельхозоборудования и обновления инфраструктуры производств.

Самый высокий уровень просроченной задолженности среди секторов экономики наблюдается именно в сельскохозяйственной отрасли. Без реструктуризации долгов здесь, очевидно, не обойтись. Сложность с кредитованием заключается не только в высокой стоимости кредитов, но и в непростом доступе к ним - нужно резервирование, залоговая база, которую производители, особенно небольшие, часто предоставить не могут. Половина хозяйств вообще не имеет доступа к кредитным ресурсам. Цифры говорят сами за себя. Так, объем выданных кредитных ресурсов на проведение сезонных полевых работ на 19% ниже уровня аналогичного прошлогоднего периода. Россельхозбанк выдал кредитов на 12% меньше. Сбербанк России сократил кредитование на 37%. Сами кредиты в основном "заточены" под быструю отдачу (2 - 3года), тогда как для сельского хозяйства срок отдачи от вложений - 5-10 лет, то есть кредиты нужны селу на долгий срок и под маленькие проценты. Сегодня же часто представители АПК (особенно небольших хозяйств) стараются вообще избегать кредитов.

Хотел бы отметить, что Агентством кредитных гарантий взяты обязательства направить не менее 20% средств на аграрные проекты. Один из ключевых показателей деятельности Агентства (согласно стратегии развития до 2019 г.) является обеспечение гарантийной поддержки субъектов МСП - крестьянских и фермерских хозяйств, в объеме не менее 15 млрд рублей до конца 2017 г.

Одним из наиболее острых вопросов на сегодняшний день является низкая обеспеченность российских товаропроизводителей основными видами сельскохозяйственной техники. Из-за отсутствия техники (а в некоторых регионах на 100 га пашни приходится иногда всего 2 трактора), из имеющихся пахотных земель значительная часть не обрабатывается вовсе. Государственными субсидиями, учитывая лизинг, покрывается только пятая часть потребностей в сельскохозяйственной технике. При этом по некоторым позициям доминирование импорта машиностроительной продукции приближается к 80%.

Большинство экспертов обращает внимание на нехватку стабильных каналов сбыта сельскохозяйственной продукции. В первую очередь проблема касается предприятий малого бизнеса. На это накладываются и проблемы торговых сетей. Сотни тонн хлеба сегодня возвращаются на хлебозавод (сети просто не могут реализовать указываемый ими объем продукции). Бывает, что возвращается 20 - 50% нереализованной продукции. Вместе с этим, российские сельхозпроизводители зачастую практически не могут получить доступ на прилавки торговых сетей, так как им приходится платить слишком большие суммы за размещение товара.

Кроме того, во многих случаях продавцы просто переориентировались с одного импортного поставщика, попавшего в санкционные списки, на другие. Что также не решает проблему импортозамещения продовольственных товаров отечественными аналогами.

Особого внимания заслуживают вопросы модернизации селекционно-семеноводческих центров. Ежегодно в Россию завозят до 80% семян сахарной свеклы, 65% - овощных культур и до 30% семян картофеля. Мы отстали от зарубежных коллег в создании новых сортов растений, новых видов удобрений, новых методов выращивания животных.

Отрадно, что в новой редакции Госпрограммы в качестве приоритетов обозначено создание в России селекционно-семеноводческих центров и производство семенного картофеля. Сегодня необходимо не только возрождать отечественную селекцию, но и формировать гибкие условия для работы семеноводческих хозяйств.

Дмитровская межрайонная ТПП Московской области взяла на себя кураторство деятельности малого инновационного предприятия "Научный центр по генетике и селекций рыб". К настоящему времени объем реализации предприятием племенной продукции достиг 80 млн. штук эмбрионов и более 2млн. штук посадочного материала различных видов рыб.

Необходимо не только вырастить, но и суметь сберечь урожай, доставить его покупателям в товарном виде. Иначе говоря, следует серьезно поработать над развитие логистических центров хранения и переработки сельхозпродукции Потери при транспортировке и хранении в зависимости от культуры достигают 50%. Одним из необходимых законодательных шагов по стимулированию развития системы сбыта могло бы стать внесение изменений в земельное законодательство в части установления возможности строительства оптово-распределительных центров на землях сельхозназначения.

Ставропольская, Омская, Пензенская, Курская региональные палаты, а также ряд палат Краснодарского края принимают участие в работе по развертыванию сети небольших хранилищ картофеля, овощей и фруктов в рамках деятельности отдельных сельхозпредприятий, фермерских хозяйств и кооперативов. Новгородская ТПП помогла привлечь в этих целях 7 млрд. рублей частного инвестора.

Административные барьеры и высокие тарифы естественных монополий также сегодня ограничивают возможности развития отрасли. Сегодня среднее количество дней (показатель варьируется по регионам) для получения разрешения на строительство равно 276. В данной связи уместно упомянуть Ростовскую областную палату, участвующую в региональном пилотном проекте по сокращению сроков и количества разрешительных процедур, необходимых для запуска инфраструктурных объектов. Итогом I этапа реализации проекта стало сокращение бюрократических процедур в 4 раза - с 15 до 4, а сроков их прохождения - в 3 раза: с 1 года - до 90-100 дней.

Высокие цены на горюче-смазочные материалы, электроэнергию и минеральные удобрения существенно увеличивают себестоимость сельхозпродукции. А в текущих условиях, высокие тарифы на энергоносители - это вопрос не только рентабельности, но иногда и самой выживаемости предприятий АПК.

Несмотря на существенное снижение таможенной защиты по некоторым товарным позициям в результате вступления России в ВТО (в частности, ослабление коснулось мяса свиней, риса), а также сложности при поставках российского мяса птицы в страны ЕС, анализ основных сегментов агропродовольственного сектора свидетельствует о том, что по ряду позиций российская продукция имеет конкурентные преимущества на внешних и внутренних рынках.

Это касается и реализации совместных программ, и продвижения нашей продукции на внешние рынки, в частности, стран СНГ, БРИКС, Латинской Америки. Здесь активно можно задействовать возможности системы ТПП РФ (территориальные палаты, членские организации, наши загранпредставители, деловые советы).

Следует также отметить, что вопросы АПК сегодня широко обсуждаются на площадках Госдумы ФС РФ, Совета Федерации ФС РФ, на экономических и отраслевых форумах. Так, на "Форуме действий" Общероссийского народного фронта в рамках обсуждения положения сельского хозяйства был выработан ряд конкретных предложений. Но в то же время так и не удалось переломить неблагоприятную ситуацию в ряде секторов. По мнению Палаты, проблемными продолжают оставаться те направления отечественного сельхозпроизводства, которые отличаются высокой капиталоемкостью (в особенности это касается выращивания овощей в закрытом грунте) и длительной окупаемостью инвестпроектов (10-15 лет).

В разрезе вертикальной производственной цепочки и всего сегмента АПК наиболее тяжелой остается ситуация с подготовкой кадров и научным обеспечением сектора, производством сельскохозяйственной техники и обеспечением генетическим материалом. По большому счету данные направления утратили производственный и кадровый потенциал, а в последних двух случаях можно говорить о критической зависимости российских производителей от иностранных поставщиков.

Больше значение имеет научное и инновационное развитие отрасли. Без активного развития передовых технологий обеспечить глобальную конкурентоспособность продукции АПК, снизить ее себестоимость и повысить качество мы не сможем.

Несколько слов о работе ТПП РФ. В текущем году совместными усилиями департаментов Палаты, Комитета по развитию агропромышленного комплекса и профильных членских организаций была проведена оценка регулирующего воздействия 121 нормативно-правового акта. В наступающем году нам предстоит завершить экспертное сопровождение законопроектов, уже прошедших первое чтение, а также принципиально новых документов, разработанных в соответствии с Посланием Президента РФ.

Среди них следует выделить законопроекты, направленные на:

- регламентацию приобретения сельскохозяйственной продукции в рамках госзаказа;

- обеспечение уровня доходности сельхозорганизаций, достаточного для расширенного воспроизводства и финансовой устойчивости предприятий;

- усовершенствование порядка предоставления земельных участков во временное пользование малым инновационным компаниям и учебно-опытным хозяйствам;

- проекты технических регламентов отраслевой принадлежности в рамках Евразийского Экономического Союза.

15 декабря в ТПП России прошла презентационная сессия инвестиционных проектов, большая часть которых относилась к агропромышленной отрасли со специализацией в области поставок кормов и биодобавок для животноводства, птицеводства и рыбной промышленности.

Часть проектов представлена при участии ТПП Краснодарского края, ТПП Ростовской области, подкомитета по развитию рыбохозяйственного комплекса России Комитета ТПП РФ по развитию АПК.

В 2014 г. при организационной и информационной поддержке Палаты прошли 12 специализированных выставочно-ярмарочных мероприятий по агропромышленной тематике в 9 субъектах РФ.

Международная выставка "Продэкспо-2014" в "Экспоцентре" в этом году стала рекордной за всю историю ее проведения: в ней приняли участие около 2300 экспонентов из 64 стран, в том числе 1376 российских компаний.

Среди региональных выставок можно отметить ежегодно проводимую Белгородской ТПП совместно с Департаментом агропромышленного комплекса Правительства Белгородской области при поддержке Минсельхоза России межрегиональную специализированную выставку "БелгородАгро".

Ряд ТТПП формирует и актуализирует реестр приоритетных инвестиционных проектов в области АПК. Следует отметить ТПП Ставропольского края, Белгородскую ТПП, ТПП г. Пушкина и Павловска в Ленинградской области.

По сути, эмбарго - это шанс для российских аграриев получить должную поддержку и укрепить свои позиции не только на национальном рынке, но и усилить присутствие на мировых рынках. По суммарным расчетам всех ассоциаций сельхозпроизводителей, благодаря запрету импорта объем внутреннего производства за 1,5 года может значительно увеличиться (ориентировочно на 281 млрд рублей). Перспективы развития АПК России напрямую зависят сегодня от решения целого комплекса проблем - как системных, так и явившихся результатом принятия обязательств со стороны партнеров по ВТО и Таможенного союза. И без усиления и повышения эффективности господдержки села и переработки продукции, поддержки не только производства, но и сбыта; изменения кредитной политики и ряда других мер все так и может остаться на уровне деклараций, и в таком случае импортозамещение произойдет по логике "заменим один импорт на другой".

Сегодня следует не только обсудить те проблемы, с которыми сталкивается отрасль, но и предложить меры, которые позволят обеспечить развитие отечественного агропромышленного комплекса и выйти на целевой уровень импортозамещения продовольственных товаров.

Россия > Агропром > tpprf.ru, 24 декабря 2014 > № 1264886 Сергей Катырин

Полная версия — платный доступ ?


Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 16 декабря 2014 > № 1252732 Сергей Катырин

Встреча с президентом Торгово-промышленной палаты Сергеем Катыриным.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с президентом Торгово-промышленной палаты России Сергеем Катыриным. Обсуждались вопросы организации международных деловых форумов, в частности в рамках ШОС и БРИКС, а также перспективы развития выставочной индустрии в Российской Федерации.

В.ПУТИН: Сергей Николаевич, у нас в двух уважаемых международных организациях – Шанхайской организации сотрудничества и БРИКС – есть деловые советы, и Вы и там, и там возглавляете эти советы, которые объединяют представителей делового сообщества стран – участниц этих организаций. Как работа там складывается? Какая вам нужна поддержка от президентских структур, от Правительства?

С.КАТЫРИН: Спасибо, Владимир Владимирович.

Это действительно так. У нас уникальная в этом году сложилась возможность и на политическом уровне, и на уровне деловых советов – одновременно председательствовать в двух организациях. Мы бы её очень хотели использовать в интересах в первую очередь российского бизнеса. Поэтому мы некоторые вещи предлагаем провести не совсем обычно.

Мы предлагаем разделить на две части основные встречи, которые пройдут в рамках мероприятий. У нас есть большая программа и по линии Делового совета ШОС, и по линии БРИКС, но основные мероприятия мы бы хотели разделить на две части.

Первое: мы хотели бы провести деловой форум ШОС и БРИКС одновременно, пригласить бизнесменов на Питерский экономический форум. В преддверии форума (на его полях) в первый день провести форум деловых кругов.

Вторую вещь мы хотели сделать тоже не очень пока ещё обычную, может быть, это станет традиционным. Мы хотели бы собрать, кроме рабочих групп, которые у нас традиционно работают по линии БРИКС и ШОС, и пригласить туда основные выставочные площадки этих стран.

Ставим перед собой несколько целей. Первое – мы хотели бы наладить информационный обмен, у кого какие выставки, в какие сроки проходят.

Второе – исходя из этого информационного обмена синхронизировать наши действия, с тем чтобы «не подсаживать» друг друга на крупных выставочных и конгрессных мероприятиях международного характера, особенно когда это у соседей проходит, разводить такого рода мероприятия.

Третье – мы бы очень хотели, в рамках этой встречи выставочного сообщества, подумать над тем, какие совместные продукты выставочной деятельности мы могли бы создать для стран БРИКС и ШОС, возможно, и тех и других, объединив наши усилия по направлениям, которые интересуют бизнес, которые можно было бы предложить бизнесу; возможно, даже на ротационной основе, какие-то выставки, которые будут интересны. Возможно, из тех программ, которые сегодня уже существуют в наших странах у основных выставочных площадок.

И четвёртое. Мы хотели бы поговорить о возможном создании совета, который бы координировал выставочно-конгрессную деятельность, выставочно-ярмарочную деятельность и в рамках БРИКС, и в рамках ШОС.

Мы сейчас над этими программами работаем активно, консультируемся с нашими коллегами. Думаем, что это не только удастся, но мы дадим и возможность нашим коллегам, приезжающим на эту встречу, поучаствовать в основной программе Петербургского экономического форума, который будет начинаться на следующий день.

Естественно, мы хотим пригласить не только предпринимателей стран БРИКС и ШОС, [участников] деловых советов, но и хотели бы пригласить наблюдателей ШОС, которые там есть, партнёров из этих стран. У нас есть такая возможность – через торгово-промышленные палаты наших партнёров, через основные союзы и ассоциации, с которыми мы взаимодействуем, пригласить их на эту встречу.

Это даст, Владимир Владимирович, возможности для российского бизнеса, широкую контактную базу предпринимателям, которые приедут. Ну и для них, я надеюсь, будет интересно встретиться и с российскими бизнесменами, с теми, кто приедет на Петербургский экономический форум.

Вторую часть мы предполагаем провести в Уфе – само заседание Делового совета БРИКС и Делового совета ШОС. И здесь у нас есть просьба к Вам. Мы знаем, что есть традиция, и Вы знаете наверняка, встречаться лидерам стран БРИКС с Деловым советом БРИКС.

И мы хотели бы просить Вас предусмотреть в графике мероприятий, которые будут проходить в Уфе, в том числе такую встречу с деловыми кругами БРИКС. Это просьба, которую и они высказали. Мы её поддерживаем и просим Вас предусмотреть такого рода мероприятие.

В.ПУТИН: Вы имеете в виду встречу всех глав делегаций стран БРИКС?

С.КАТЫРИН: Да, конечно. Мы хотели бы, и я думаю, что не только мы, но и наши коллеги по деловым советам, чтобы такая встреча состоялась. Вы помните, что на предыдущей встрече в этом году мы в Форталезе вручали годовые доклады всем руководителям. Будет подготовлен и следующий доклад.

В феврале мы встречаемся в Бразилии с нашими партнёрами. Они пока ещё председательствуют, в феврале передадут нам эстафету, и мы с ними будем как раз обговаривать вопросы, связанные в том числе и с годовым итоговым докладом, который предполагаем на этой встрече в Уфе вручить лидерам государств.

У нас налажен сейчас в том числе дистанционный контакт (всё-таки с коллегами по БРИКС не так просто общаться, мы достаточно далеко расположены). По предложению российской делегации ещё с прошлого года, когда мы с южноафриканцами договаривались о проработке различных вопросов, договорились, что будем с помощью интернета и телекоммуникаций общаться на расстоянии.

Есть встречи, на которых мы собираемся и вместе обсуждаем. Есть ряд рабочих групп и подготовка документов, в том числе и поэтапная подготовка этого годового доклада, которые мы ведём дистанционно, какие-то части. Потом, когда встречаемся очно, обсуждаем. В Бразилии в феврале будет такая встреча, где будем обсуждать то, что будет наработано к этому моменту, и соответствующим образом будем потом представлять на суд руководителей государств.

То есть в этой части у нас кроме программ, которые есть (по различным рабочим группам и так далее), эти два основных блока, которые мы прорабатываем. Мы согласовывали наши действия, естественно, с Министерством иностранных дел, с Администрацией Президента проговаривали эти вопросы. В этом плане есть полное взаимопонимание, поддержка и пока просьба только одна – предусмотреть в графике время для того, чтобы была возможность пообщаться с бизнес-сообществом, у которого тоже есть такое большое желание.

В.ПУТИН: Хорошо.

С.КАТЫРИН: Если можно, я ещё по вопросам выставочной деятельности хотел бы некоторые вопросы обсудить.

В.ПУТИН: Да, пожалуйста. Прошу Вас.

С.КАТЫРИН: Вы знаете, Владимир Владимирович, у нас в советское время выставочные площадки по территориям (и не только Союза, а России) особенно не развивались, и все выставочные площади были сосредоточены, по сути, в двух городах – в Москве и в Санкт-Петербурге. В Москве – это ВДНХ, «Экспоцентр» и «Сокольники», и «Ленэкспо» – в Санкт-Петербурге.

Сегодня у нас такая ситуация, когда мы практически с нуля после Советского Союза начали развивать выставочную отрасль на территории Российской Федерации. Мы пока обладаем не самыми большими возможностями в этой части, потому что, во-первых, понятно, что так быстро [отрасль] не возведёшь, а во-вторых, здесь мы полагаем [действовать] только на основе государственно-частного партнёрства.

Вы, когда участвовали в [работе] правления ТПП, давали поручение нам вместе с Минпромторгом проработать вопрос о создании концепции развития выставочно-ярмарочной деятельности в Российской Федерации. Мы это поручение выполнили, вместе с Минпромторгом отработали этот вопрос, подготовили концепцию, которая утверждена Правительством Российской Федерации.

Но сегодня складываются определённые сложности, Владимир Владимирович, в её реализации. Сегодня налог на имущество (земельный налог и [налог на] основные средства) проходит по кадастровой стоимости. Кадастровая стоимость сегодня такая, что у многих выставочных площадок возрастает нагрузка.

У нас, например, в «Экспоцентре» в этом году в 2,4 раза, в следующем будет в 2,75, потом ещё больше. Выставочные площади с точки зрения налогообложения приравнены по кадастровой стоимости к торговым и офисно-квартирным площадям. Понятно, что рентабельность в той сфере и в выставочной разная.

В.ПУТИН: Но Вы в Правительстве это прорабатывали?

С.КАТЫРИН: Да, мы об этом говорили не только в Правительстве, но и когда была встреча с ОНФ, мы дискуссии вели ещё до встречи с Вами, там просто не успели в Вашем присутствии обозначить эту тему.

Кадастровая стоимость многих волнует, и малый бизнес, и других. Но в выставочном [аспекте] почему мы этот вопрос хотели бы поднять…

В.ПУТИН: Понятно, там прибыль другая.

С.КАТЫРИН: Да, норма прибыли другая.

В.ПУТИН: Вы это как-то оформили?

С.КАТЫРИН: Да, конечно, у нас есть предложения.

В.ПУТИН: Давайте посмотрим.

Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 16 декабря 2014 > № 1252732 Сергей Катырин


Россия > Внешэкономсвязи, политика > tpprf.ru, 9 декабря 2014 > № 1254856 Сергей Катырин

СЕРГЕЙ КАТЫРИН: ДЛЯ БОРЬБЫ С КОРРУПЦИЕЙ НУЖНО ИСПОЛЬЗОВАТЬ ВСЕ ДОСТУПНЫЕ СРЕДСТВА

Сегодня отмечается Международный день борьбы с коррупцией. В Генеральной прокуратуре РФ по этому поводу пройдет научно-практическая конференция по вопросам противодействия коррупции и защите прав предпринимателей. О том, насколько актуальна эта тема для отечественных предпринимателей, рассказывает президент Торгово-промышленной палаты (ТПП) РФ Сергей Катырин.

- Насколько сейчас высок уровень коррупции в России?

- Уровень коррупции в отдельных сферах, как в России, так и в мире в целом, достиг той критической отметки, когда это явление становится одним из главных факторов, препятствующих экономическому росту и развитию. А это отражается на эффективности функционирования налоговой системы, бюджетных отношений и т.д. Естественно, для борьбы с таким явлением нужно использовать все доступные средства.

- Какая роль может быть отведена торгово-промышленным палатам в борьбе с коррупцией?

- ТПП, по сути, выступают мощной связкой, цементирующей взаимодействие органов власти и бизнеса в вопросах профилактики коррупции. Мы попытались сделать так, чтобы вся система ТПП включилась в борьбу с коррупцией. Я имею в виду 178 территориальных ТПП, 34 комитета, более 200 союзов и ассоциаций. Поэтому не случайно, что по состоянию на 1 ноября 2014 года по линии ТПП РФ к Антикоррупционной хартии российского бизнеса присоединилось 437 предприятий в различных регионах страны, включая как крупные компании, так и предприятия среднего и малого бизнеса. Мы подписали соглашения о сотрудничестве практически со всеми органами законодательной и исполнительной власти, включая правоохранительные структуры. В частности, в июне 2009 года было подписано соглашение о сотрудничестве между ТПП РФ и Генеральной прокуратурой РФ.

- Как на практике осуществляется взаимодействие ТПП и прокуратур?

- Одной из эффективных форм такого взаимодействия является участие органов прокуратуры в работе общественных приемных, консультационных пунктов, открытых в ТПП. В этой связи можно отметить активную работу общественной приемной при Вятской ТПП, в рамках которой вместе с работниками прокуратуры проводят консультации представители Управления внутренних дел области, МЧС, других контрольно-надзорных органов. В рамках одной встречи в среднем рассматривается 10-15 обращений, около 80% из которых требуют прокурорского вмешательства.

- Какое место в этой работе занимает антикоррупционная экспертиза нормативных правовых актов?

- На сегодняшний день около 50 ТПП регионального и муниципального уровней получили аккредитацию Минюста России в качестве независимых экспертов. В качестве примера можно привести работу ТПП Саратовской области, которая одной из первых получила аккредитацию Минюста России в качестве независимого эксперта. Созданный при палате экспертный совет за два последних года выдал заключения по более 50 областным и муниципальным актам, более трети из которых относятся к регулированию предпринимательской деятельности. Волгоградской ТПП за два последних года была проведена экспертиза и выявлены коррупциогенные факторы в десяти нормативных правовых актах и шести проектах нормативных правовых актов, непосредственно касающихся ведения предпринимательской деятельности. Вместе с тем анализ ситуации в этой сфере свидетельствует также о наличии нерешенных задач.

- Каких именно?

- По мнению экспертов ТПП, целесообразно доработать методику экспертизы с учетом необходимости проведения экспертных исследований не одного отдельно взятого проекта нормативного акта, а ряда документов, взаимосвязанных между собой и регламентирующих определенные либо различные, но взаимосвязанные сферы правоотношений. Необходимо законодательно закрепить норму, запрещающую рассмотрение в Государственной Думе законопроектов без одновременного внесения проектов или концепций подзаконных актов, которые будут определять механизм действия Основного закона. Экспертизе подлежит весь комплекс документов.

- Как еще бизнес-сообщество может противодействовать коррупции?

- В послании Федеральному собранию Владимир Путин призвал максимально снять ограничения для бизнеса, избавить его от навязчивого надзора и контроля. Это очень важный посыл. ТПП России распространила и поддерживает опыт работы Белгородской ТПП, которая по согласованию с губернатором и руководителями основных проверяющих ведомств внедрило журнал учета проверок предприятий, а также порядок предварительной проработки планов проверок непосредственно с ТПП. Отзывы предпринимателей свидетельствуют, что одно только наличие такого журнала учета дисциплинирует проверяющих, а в ряде случае недобросовестные представители контрольно-надзорных структур вообще отказывались от своих требований провести проверку. В качестве типичного примера можно привести опыт ТПП Нижегородской области. В течение 2013-2014 гг. палатой при участии сотрудников прокуратуры были проведены 13 мероприятий, из них - 6 выездных в малых городах и районах области. Достигнута договоренность, на основании которой предприниматели в случае нарушения их прав при проведении проверок обращаются не в органы прокуратуры, что вызывает опасения у бизнесменов, а в ТПП Нижегородской области. Это позволяет обезопасить предпринимателей от ужесточения надзора со стороны конкретных лиц или органов контроля.

"Новые Известия", Вячеслав Николаев

Россия > Внешэкономсвязи, политика > tpprf.ru, 9 декабря 2014 > № 1254856 Сергей Катырин


Россия. Турция > Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 30 апреля 2014 > № 1080618 Сергей Катырин

СЕРГЕЙ КАТЫРИН: У ТУРЕЦКОГО БИЗНЕСА ЕСТЬ ОГРОМНЫЙ ИНТЕРЕС К РОССИИ

Мария Качевская, ТПП-Информ

Состоялся визит в Турцию делегации руководителей региональных торгово-промышленных палат России, в ходе которого прошли встречи с руководством Конфедерации промышленников и предпринимателей Турции (ТУСКОН), Союза палат и бирж Турции, а также представителями турецких деловых кругов. О подробностях этого делового визита мы побеседовали с главой делегации президентом ТПП РФ Сергеем Катыриным.

Сергей Николаевич, расскажите, каковы главные итоги визита?

Должен сказать, что организация ТУСКОН - наш основной партнер в Турции. Это огромная влиятельная организация, в которую входит свыше ста тысяч предприятий, большое число союзов и ассоциаций.

Вместе со мной Турцию посетили представители торгово-промышленных палат пяти субъектов Российской Федерации. Отдельно мы презентовали там особую экономическую зону "Алабуга". На встрече, которая продлилась два часа, собралось порядка пятисот предпринимателей. Был очевиден огромный интерес со стороны турецкого бизнеса. За два часа встречи ни один предприниматель, которых, как мы все знаем, очень трудно заставить что-то делать по указанию сверху, не покинул встречу. Все представители турецкой стороны с огромным интересом посмотрели и выслушали представленные нами презентации и после окончания встречи еще около двух часов "терзали" членов российской делегации различными вопросами. Интересовались они конкретными проектами, нашими возможностями и т. д.

Мы договорились о том, что ТУСКОН сформирует ответные делегации во все пять субъектов Российской Федерации. В каждый из этих субъектов приедет турецкий предприниматель, с тем чтобы уже на месте познакомиться с возможностями и обсудить конкретные проекты.

Я считаю, что встреча была чрезвычайно важной, особенно в той ситуации, которая сейчас складывается в экономическом мире, когда каждый ищет новых партнеров, новые возможности для реализации своих проектов, для привлечения инвестиций. Мне очень импонировала встреча с точки зрения того, что большинство тех, кто выступал с турецкой стороны, говорили о возможной совместной работе, не купли-продажи чего- либо, а о создании совместных предприятий, об инвестициях в Россию, о создании собственных производств на территории Российской Федерации.

Во время Вашего визита в Турцию решалась судьба полуострова Крым. Повлияли ли эти события каким-либо образом на ход встречи?

Нет, и я должен сказать, что это меня даже удивило. На встрече присутствовало очень много журналистов, представляющих большое число различных медиакомпаний и СМИ, и единственным, кто задал мне вопрос по событиям в Крыму, был представитель агентства Bloomberg, которое, как мы знаем, вовсе не турецкое. У турков, на удивление, никаких особых вопросов или эмоций на этот счет не было. Совершенно спокойное отношение.

Вы упомянули, что турецкая сторона выразила намерение собрать ответную делегацию.

Интерес к нам огромный. Приедут турецкие бизнесмены, которые интересуются именно тем регионом, именно той проблематикой, которую мы представили в Турции.

Более того, мы договаривались, что с нашей стороны администрациями и торгово-промышленными палатами принимающих регионов будут подготовлены конкретные предприниматели, готовые к сотрудничеству.

Мнение

Василий Гольцов, директор по международным связям Липецкой ТПП:

- Основные направления экономического сотрудничества с Турцией - металл, электрические источники света, системы водоснабжения и водоотведения, строительство. Все контакты с турецкой стороной находятся в работе, поэтому надеемся, что будет положительный итоговый результат.

Галина Телегина, президент Вологодской торгово-промышленной палаты:

- Форум прошел очень эффективно, были установлены важные контакты и проведены стратегически значимые переговоры. Накоплен большой объем информации, который мы обработаем и представим в виде каталога турецких предприятий на сайте Вологодской ТПП, а также направим широкому кругу предпринимателей нашего региона. Ожидается визит делегации турецких бизнес-кругов в Вологду для установления личных контактов с предпринимателями и обсуждения вопросов сотрудничества.

Особый интерес у турецких предпринимателей вызывает сотрудничество в сфере текстильного производства, металлургии, строительного комплекса.

В ВТПП состоят предприятия, которые работают в этих сферах экономики, соответственно, могут возникнуть интересные совместные проекты и варианты сотрудничества. Например, предприятие "Вологодский текстиль" - старейшее предприятие, занимающееся производством льняных тканей, "Северсталь" - крупнейшее металлургическое предприятие в России и его дочерние филиалы и многие другие. Кроме того, предпринимательское сообщество Турции готово к установлению взаимовыгодных контактов с предприятиями Вологодчины, занимающимися электрооборудованием, производственными линиями, сантехническим оборудованием. Учитывая опыт палаты в организации бизнесмиссий и бирж контактов, мы можем предложить потенциальным партнерам организацию экскурсий на предприятия, встречи в правительстве области, в администрации города Вологды или в мэрии Череповца и другие мероприятия по их желанию.

Россия. Турция > Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 30 апреля 2014 > № 1080618 Сергей Катырин


Россия > Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 16 октября 2012 > № 667823 Сергей Катырин

Президент Торгово-промышленной палаты Сергей Катырин посетил пресс-студию «ТПП-Информ» и ответил на вопросы о том, как можно улучшить инвестиционный климат в регионах.

– Сергей Николаевич, завтра в Москве отроется I Московский международный форум по инвестициям. Чего от него ждут в ТПП?

– Мне кажется, что это очень важное мероприятие, которое идет в развитие инициатив президента Российской Федерации, направленных на повышение инвестиционной привлекательности России. Форум проводится впервые, и он может оказаться весьма интересным. Насколько я знаю, на приглашение об участии уже откликнулись около 600 зарубежных компаний, различных фондов. Будет и множество гостей из разных уголков России, в частности, руководители территориальных торгово-промышленных палат. Главная задача такого форума – побольше рассказать о возможностях России, о ее инвестиционном потенциале и привлекательности, несмотря на то, что есть разная информация о России, которая не всегда соответствует истине.

– В последнее время много говорят об инвестициях в регионы. Однако в одни субъекты РФ капитал идет активно, а другим областям почти ничего не достается. С чем это связано и что делает ТПП РФ для повышения инвестиционной привлекательности регионов?

– Россия занимает 120-е место в рейтинге Doing Business, но, пожалуй, это не самое объективное отражение положения дел в стране. Действительно, есть регионы, которые, не имея ни нефти, ни газа, ни каких-либо других привлекательных ресурсов, привлекают очень достойные инвестиции, например, Калужская область. Есть и те, кто обладает всеми ресурсами, но, к сожалению, не очень далеко продвинулся в привлечении иностранного капитала.

Успех зависит, прежде всего, от руководителя региона и его команды. Это касается и команды торгово-промышленных палат, многое зависит от того, как они ведут свою работу. Часто они принимают на себя те вопросы, которые обходит губернатор и руководство региона: становятся инициаторами законопроектов, отвечают за сопровождение инвестора и упаковку проектов. Сейчас мы вместе с нашими коллегами из территориальных ТПП прилагаем усилия, чтобы вывести эту работу на более высокий уровень. Мы выбрали несколько «пилотных» регионов, с которыми особенно активно стараемся отрабатывать новые механизмы, чтобы это было не только в режиме ручного управления, но стало системой, одинаково успешной на всей территории России.

По первым результатам, которых мы достигли за прошедшее время, могу сказать, что наиболее важной проблемой остается грамотность тех, кто должен готовить инвестиционные проекты в регионах. Особенно это касается малого и среднего бизнеса, так как у крупных структур есть возможности привлекать экспертов, консультантов, которые помогают готовить серьезные большие проекты. У представителей мелкого бизнеса, как правило, таких возможностей нет или они сильно ограничены. Поэтому в подготовке такого рода проектов должны проявить себя территориальные ТПП и связанное с ними экспертное сообщество.

За прошедший уже год работы ТПП пропустила через себя порядка 400 проектов, но только один из 10 после нашей доработки лег на стол инвестору. Это говорит о том, что у нас очень высокий процент отсева, и главный аспект сегодняшней работы – научить грамотно готовить и оформлять инвестиционные проекты.

Второе – это, конечно, информация и продвижение. Это касается не только каждого отдельно взятого региона, но и всей России. О нашей стране за рубежом ходит слишком много мифов и слухов, которые не соответствуют истине. Развеять их и дать должную информацию о России в целом и о конкретных ее субъектах – к этому мы должны приложить максимальные усилия на всех уровнях.

Многое мы делать уже научились: в ТПП РФ или при ее непосредственном участии ежегодно успешно проходит около полутора десятков презентаций регионов. Большинство из них имеет продолжение в виде конкретных контрактов с участием зарубежных компаний. Эта деятельность – достойно представлять Россию перед иностранными инвесторами – должна выходить и на федеральный уровень. Об этом говорилось во время саммита АТЭС на о. Русский и, я надеюсь, это прозвучит и на Московском форуме по иностранным инвестициям.

Необходима также работа за пределами России. Мы стараемся проводить ее при помощи наших деловых советов, зарубежных представительств и смешанных палат. Думаю, в этом направлении нужно наращивать усилия и больше показывать «изюминки» каждого региона.

Анастасия Казимирко-Кириллова,

ТПП-Информ

Россия > Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 16 октября 2012 > № 667823 Сергей Катырин


Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 28 октября 2011 > № 427139 Владимир Путин, Сергей Катырин

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин принял участие в заседании правления Торгово-промышленной палаты России.

Вступительное слово В.В.Путина:

Уважаемый Сергей Николаевич (С.Н.Катырин – президент Торгово-промышленной палаты России)! Уважаемые коллеги, друзья, добрый день, рад вас приветствовать!

Несколько дней назад Торгово-промышленная палата России отметила своё 20-летие, но это весьма условный юбилей, имею в виду, что Торгово-промышленная палата фактически зародилась ещё в 18 веке в России. В феврале 1727 года Екатерина I подписала указ, там были такие слова: «…известному числу фабрикантов… зимою в Москву для совета съезжаться (столица была в Петербурге, но фабрикантам было предписано всё-таки съезжаться в Москву, так что эта традиция продолжается), а когда о каких-либо делах указа требовать надлежит, о том им доложить в Коммерц-коллегию». Это значит, что тогда уже был заложен принцип частно-государственного партнёрства и совместной работы бизнеса и государства.

Вне зависимости от политических и социально-экономических условий этот формат работал всегда эффективно, и современная организационно-правовая модель Торгово-промышленной палаты была сформирована в 1991 году (именно поэтому мы отмечаем 20-летие сегодня). Именно с этой даты ведут свой отсчёт ваши совместные независимые региональные структуры. Все эти годы вы активно содействуете развитию частной инициативы, помогаете выстраивать цивилизованные отношения между всеми участниками рынка, защищаете их законные интересы, во многом формируете образ России, её регионов, современного отечественного предпринимательства за рубежом и, что особенно важно, обеспечиваете эффективную двустороннюю связь бизнес-сообщества с государством, вместе с другими деловыми союзами и организациями участвуете в формировании социально-экономической повестки дня развития нашей страны и её укрепления.

Очень важно, что у нас общее, единое понимание задач, стоящих перед страной, перед национальной экономикой, общее видение будущего страны и её экономики. И это значит, что мы обязательно добьёмся общих положительных результатов. В ближайшие годы нам предстоит коренным образом изменить нашу экономику. И это не амбиции и не лозунг, это требования сегодняшнего дня, это вызов, который стоит перед современным миром в целом – и перед Россией в особенности остро стоит. Только эффективная, конкурентоспособная экономика, мощная индустриальная и технологическая база позволят нам чувствовать себя уверенно в развивающемся мире, позволят нам снизить зависимость от весьма непростых, турбулентных процессов в мировой экономике, гарантировать себя от глобальных рисков.

И, конечно, только новая, динамично развивающаяся экономика позволит создавать новые, эффективные, хорошо оплачиваемые рабочие места, в конечном итоге обеспечить повышение жизненного уровня граждан нашей страны.

Нам нужно создавать дополнительные точки роста в регионах, создавать новые отрасли экономики, производств, выходить на мировые рынки с наукоёмкими товарами и услугами, с продукцией с высокой добавленной стоимостью. Важнейшим элементом, механизмом решения задач развития должно стать государственно-частное партнёрство, о котором я уже говорил в самом начале. Нам необходимо оптимально настроить этот инструмент на достижение заявленных целей.

Добавлю, что кадровый, экспертный потенциал ТПП, ваши научно-практические наработки обязательно должны быть востребованы и по другим значимым направлениям, причём речь идёт как о решении общих, системных, так и вполне конкретных вопросов и проблем, тем более что они тесно между собой переплетаются.

В составе 34 общественных комитетов ТПП работает свыше 2,5 тыс. топ-менеджеров, докторов и кандидатов наук – отличный, очень мощный потенциал, который, конечно, должен быть востребован.

В качестве примера приведу ситуацию в такой чувствительной сфере, как госзакупки. Переход на федеральную контрактную систему потребует масштабного привлечения независимых экспертных организаций, которые смогут оперативно и грамотно осуществлять проверку качества документов, товаров и услуг. И у ТПП здесь уже накоплен очень хороший, я бы сказал – солидный опыт работы. Достаточно упомянуть эффективное сотрудничество с Министерством обороны, успешное сопровождение важнейших стратегических строек, например экспертизу выполнения контрактов на поставку оборудования для Саяно-Шушенской ГЭС после аварии.

Безусловно, необходимо продолжать работу и в части нормативно-правового обеспечения предпринимательской деятельности, улучшения стандартов делового и инвестиционного климата. ТПП уже ведёт такую работу, и ведёт достаточно плодотворно. Только за последние полтора года палата внесла конструктивные поправки по 144 законопроектам, это очень солидная, большая экспертная работа. Кстати, хочу напомнить, что мы намерены сделать такую общественную экспертизу с участием делового сообщества, институтов гражданского общества - обязательным требованием законотворческого процесса. Требования к национальному законодательству, к качеству деловой среды постоянно и ощутимо растут, и во многом это связано с развитием интеграционных процессов. В последнее время они набрали очень хорошую динамику, и, безусловно, это весьма позитивный факт.

В этом году запущен Таможенный союз России, Белоруссии и Казахстана. Со времён развала Советского Союза всё говорили, говорили, говорили об интеграции. СНГ худо-бедно функционировало и свою роль сыграло, но реальная интеграция началась сейчас. Вот это действительно интеграция в сфере экономики. И вы наверняка познакомились – если кто-то ещё не успел, я прошу вас это сделать, – познакомиться со статьями в газете «Известия» и Президента Белоруссии, и Президента Казахстана, где мы с вами можем чётко понять приоритеты наших государств-партнёров. Вот эти интеграционные процессы – это не что-то навязанное извне, это то, что лежит в основе интересов наших стран-партнёров. Внутренняя потребность подталкивает нас к такой совместной работе. И нужно сказать, что и руководство Казахстана, и руководство Белоруссии много сделали для того, чтобы мы достигли сегодняшнего уровня интеграции. Уже другие страны заявили о своей готовности и желании присоединиться к этим процессам.

С 2012 года начинает работу единое экономическое пространство, затем мы будем идти к формированию Евразийского экономического союза. Это ещё более высокий, продвинутый уровень интеграции. Это значит, что связи, уже наработанные предпринимателями наших стран, будут становиться всё более интенсивными. Теперь речь идёт не только о безбарьерной межгосударственной торговле, а о полномасштабной промышленной кооперации, создании совместных производств, свободном движении рабочей силы и капиталов, унифицированной системе технического регулирования, выработке для каждой компании соответствующих общих правил на общем пространстве и предоставлении им свободы выбора: в какой из стран регистрироваться и вести свою хозяйственную деятельность.

Очевидно, что новые рубежи интеграции означают и новые возможности, и новые задачи для российского бизнеса и для наших производителей. Я хочу вам сказать, что речь здесь идёт не только о повышении здоровой конкуренции в бизнес-среде – речь идёт и о повышении конкуренции между государственными процедурами и формами организации работы, речь идёт о создании более конкурентной среды для государств. И, кстати, Правительство России видит для себя здесь определённые вызовы и даже угрозы, и вынуждены будут – и действующее Правительство, и будущие правительства, любые, – считаться с этим фактом и создавать наиболее благоприятные условия для развития бизнеса и экономики.

Нам нужно вместе выстраивать наш общий интеграционный проект. Мы намерены в самом тесном контакте с деловым сообществом работать по этому направлению, вместе искать решения проблем, настраивать механизмы этого сотрудничества. И здесь рассчитываем на активное участие Торгово-промышленной палаты России, тем более что у вас есть давние, прочные связи с коллегами и в Белоруссии, и в Казахстане, и в других странах Содружества.

Подчеркну, что содействие внешнеэкономической деятельности традиционно является сильной стороной российской Торгово-промышленной палаты. Весьма эффективно работает разветвлённая сеть зарубежных представительств ТПП. Они помогают развивать кооперацию предприятий, целых регионов Российской Федерации с иностранными партнёрами, занимаются вопросами приграничного сотрудничества, способствуют развитию торговых и научно-технических связей, способствуют расширению и диверсификации отечественного экспорта. Их консультационная и практическая помощь подчас незаменима, в первую очередь для тех, кто только планирует выйти на иностранные рынки или же наладить совместный бизнес с иностранными партнёрами на территории нашей страны. И то, что число таких компаний постоянно растёт, – это, в том числе, и заслуга ТПП.

Один из элементов реальной поддержки отечественных экспортёров, которую оказывает палата, – это оформление так называемых сертификатов происхождения товаров. Только за прошедший год ТПП выдала свыше 0,5 млн таких документов. По сути, это реализация государственных полномочий в данной сфере, причём на самом высоком профессиональном уровне.

В июне этого года мы встречались с Сергеем Николаевичем Катыриным, обсуждали в целом проблемы работы ТПП, но, в том числе, обсуждали возможность дополнительной передачи Торгово-промышленной палате ряда государственных функций. Например, речь шла о выставочно-ярмарочной деятельности. Сергей Николаевич тогда обещал сформировать предложения, согласовать их с регионами, с коллегами посоветоваться. Рассчитываю, что мы сегодня тоже на этот счёт поговорим.

Также предлагаю коллегам высказаться по вопросам, которые, на их взгляд, препятствуют динамичному развитию различных сфер нашей экономической деятельности, в том числе малого и среднего бизнеса. Как известно, ТПП уделяет этому направлению большое внимание.

Я очень рад, что сегодня собралось такое представительное собрание в расширенном составе. Уверен, это, безусловно, пойдёт на пользу всему предпринимательскому сообществу. Хочу вас поблагодарить за приглашение принять участие в вашей работе. Спасибо большое!

* * *

Комментарии В.В.Путина к выступлениям участников заседания:

Как заявил Премьер, Россия практически согласовала условия промсборки автомобилей в рамках переговорного процесса по присоединению к ВТО. «Мы практически договорились с нашими партнёрами о том, в какие сроки и какие уровни по локализации должны быть достигнуты, если компания начинает работу на территории Российской Федерации, сколько по объёмам должно быть произведено, включая двигатели, трансмиссии, лакокраску, – сказал глава Правительства и добавил: – Мы договариваемся, в какие сроки будем держать эти достаточно жёсткие условия для наших партнёров, а с теми, с кем мы добились раньше даже больших условий, чтобы не ставить их в сложное положение и не менять их контрактных обязательств с российскими партнёрами, мы договорились, что будем готовы субсидировать их убытки, если такие будут возникать».

Комментируя предложение начать «проект века» и построить скоростную автодорогу Санкт-Петербург–Владивосток, В.В.Путин сказал: «Нам нужно не просто объявить стройку века, что в целом несложно сделать, а посмотреть, к чему она приведёт, чего она будет стоить и какую она отдачу даст на каждый вложенный рубль». «Для того чтобы построить дорогу Москва–Санкт-Петербург, нам нужно было подсчитать количество автомобилей, которые будут проезжать по ним в час, и их нагрузку, чтобы понять, будет ли эта стройка окупаема», – привел он в пример проект строительства скоростной платной автодороги Москва–Санкт-Петербург. «Я не против грандиозных строек, – отметил Премьер. – Более того, я – ”за”, но только за такие стройки, которые будут эффективны и будут способствовать развитию нашего народного хозяйства и экономики отдельных российских территорий».

Говоря о проблеме защиты российской лёгкой промышленности от демпинговых товаров иностранного производства, В.В.Путин сказал: «Она [легкая промышленность] действительно работает в очень конкурентной среде, у нас завал идёт ширпотреба, и нам нужно вместе подумать о том, чтобы защитить её от демпинга, и подумать над мерами реальной поддержки со стороны государства», – считает Премьер.

По словам В.В.Путина, даже в рамках ВТО защитить внутренний рынок от контрафактной одежды, как правило китайского производства, достаточно сложно. «Но на самом деле в странах ВТО очень много изобрели инструментов, которые формально как бы не противоречат правилам организации, а на деле с помощью различных технических регламентов создают условия, создающие преференции для отечественного производителя», – отметил в то же время глава Правительства. «Мы с вами можем и должны подумать на эту тему», – добавил он.

«Я бы хотел отреагировать на один очень правильный тезис, который коллега сейчас сформулировал: нам нужно добиться того, чтобы наши крупные промышленные компании не сами у себя создавали (и часто достаточно неэффективно) для целей своего производства какие-то маленькие структурки, а чтобы они опирались на естественно растущий малый и средний бизнес вокруг этих предприятий. Мы вместе с вами должны подумать на тему о том, как создать необходимую среду и нормативно-правовую базу, для того чтобы это было для всех комфортно и выгодно».

* * *

Заключительное слово В.В.Путина:

Нами многое с вами сделано за последнее время, но, конечно, предстоит сделать ещё больше. И мы, безусловно, сможем это сделать, потому что все предыдущие годы, несмотря на большое количество нерешённых проблем, сложных задач, которые нам не удалось ещё в полном объёме преодолеть, – всё-таки предыдущие годы показывают, что в целом мы двигаемся весьма энергично и добиваемся, реально добиваемся практически по всем направлениям, которые вы здесь представляете, хороших, серьёзных результатов.

Об этом свидетельствуют и цифры роста экономики. До кризиса мы росли 6–7% в год, а сейчас, я уже говорил об этом, мы подсчитали дополнительные доходы бюджета этого года: они приличные. Но что особенно радует, это то, что две трети этих доходов получено не за счёт ресурсных отраслей, а за счёт перерабатывающих. Это значит, что усилия, направленные на то, чтобы диверсифицировать экономику, всё-таки дают о себе знать. Конечно, это делается прежде всего за счёт таланта наших инженеров, рабочих, за счёт организаторов производства, таких как вы. Здесь мы со многими знакомы уже десятилетия. Я знаю, как вы напряжённо работаете на своих местах.

Хотел бы вас за это поблагодарить и поблагодарить так же, конечно, и за поддержку «Народного фронта». Ведь «Народный фронт» сам по себе для чего был создан? Он был создан для того, чтобы создать условия для стабильного развития в сфере нашей политической жизни. Без этой стабильности нам и экономику не удержать, как следует. Вы-то это понимаете лучше, чем кто-либо другой. А нам нужна эффективно функционирующая Государственная Дума. Не та, которая послушно штампует, как в советские времена, любое предложение, а та, которая думает (Дума для этого и создаётся, чтобы думать), анализирует, причём критически анализирует, но в конечном счёте вырабатывает эффективные решения по развитию экономики и политической сферы. То, что вы поддержали эти начинания, говорит о том, что как раз вы это понимаете и хотите, чтобы мы двигались именно по этому пути. Большое вам спасибо. Всего хорошего.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 28 октября 2011 > № 427139 Владимир Путин, Сергей Катырин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter