Всего новостей: 2652969, выбрано 6 за 0.004 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Кашин Олег в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаСМИ, ИТАрмия, полициявсе
Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 ноября 2017 > № 2444258 Олег Кашин

Путин и реалити-оппозиция

Олег Кашин, The New York Times, США

Москва — В декабре 2011 года демонстранты вышли на улицы Москвы, чтобы выразить протест против президента Владимира Путина и его коррумпированных парламентских выборов. На одном из митингов собравшиеся внимательно выслушали нескольких ораторов — активистов, писателей, известных оппонентов правительства, — которые сурово критиковали правительство Путина за авторитаризм.

Потом на сцену поднялась Ксения Собчак, светская львица и телеведущая. По толпе прокатился свист неодобрения. Но г-жа Собчак, которая снялась в таких фильмах, как «Блондинка в шоколаде» (благодаря которому она получила свое прозвище) и «Воры и проститутки», не сдавалась.

«Я Ксения Собчак, и мне есть что терять», — именно так, насколько я помню, она начала свое выступление. Она заявила, что она не хочет революции, но требует политических перемен. Эта ее позиция совпала с мнением большинства собравшихся людей.

Что г-жа Собчак делала на том митинге, поднимая темы, которые не имеют ничего общего с ее бестселлером «Замуж за миллионера» и реалити-шоу «Дом-2», которое она вела?

Она оказалсь там, потому что я был одним из организаторов того митинга и потому что я ее пригласил.

Нам нужны были известные личности, которые нравились людям, переставшим доверять политикам, и мне показалось, что г-жа Собчак, у которой благодаря «Дому-2» было много поклонников среди подростков, привлечет своих фанатов к участию в той акции. Я приложил немало усилий для того, чтобы убедить ее выступить. В то время я и подумать не мог, что для нее та протестная акция станет не просто мимолетным эпизодом. Я и подумать не мог, что та акция станет для нее началом совершенно нового пути.

Самый серьезный поворот на этом пути произошел 18 октября, когда г-жа Собчак заявила о своем намерении принять участие в президентских выборах в марте 2018 года, выступив против г-на Путина. Теперь она решила стать частью оппозиции. В определенном смысле.

После того митинга в декабре 2011 года г-жа Собчак стала звездой российской оппозиции. В следующем году она боролась за место в Координационном совете российской оппозиции и пришла четвертой, уступив лишь самым влиятельным оппозиционерам, таким как Алексей Навальный, Гарри Каспаров и известный писатель Дмитрий Быков. (Лично я стал 18-м.)

Летом 2012 года журнал «Афиша» организовал нашу с ней дискуссию, в которой мы представляли радикальную и центристскую позиции. Я утверждал, что государство г-на Путина — это абсолютное зло, а г-жа Собчак настаивала, что моя позиция слишком экстремальна и что у каждого — своя правда, даже у полиции (она назвала их «мальчиками из полиции»), которая избивает оппозиционеров во время акций протеста.

Когда «мальчики из полиции» пришли к г-же Собчак домой с обыском в связи с беспорядками на Болотной площади 12 мая, стало ясно, что она достигла следующей ступени в качестве оппозиционной активистки. В России статус члена оппозиции определяется уровнем интереса, который полиция проявляет к этому человеку.

Почти все лидеры протестов зимы 2011-2012 годов к настоящему моменту уже отказались от активных действий. Фактически, единственный человек, который продолжает активную борьбу против г-на Путина, — это г-н Навальный, который в прошлом году заявил о своем желании участвовать в президентских выборах 2018 года.

Митинги в поддержку г-на Навального проводятся по всей стране, и, если бы в России были независимые избирательная и судебная системы, он вполне мог бы стать для действующего президента серьезным конкурентом. Однако г-н Путин сам решает, кому он нанесет поражение на очередных выборах, поэтому, вероятнее всего, имени г-на Навального в бюллетенях не будет.

Это будут уже четвертые выборы, в которых г-н Путин принимает участие, и каждый раз его соперниками становятся все те же ветераны политики: коммунист Геннадий Зюганов и популист Владимир Жириновский. Эти люди уже давно стали персонажами реалити-шоу, старея на глазах у всей страны и из года в год симулируя политическую борьбу. Общество уже давно относится к ним, как к клоунам, у которых нет ни малейшего шанса на успех.

Г-н Путин тоже это понимает, и победа над шутами не кажется ему славной и достойной уважения. Именно поэтому Кремль каждый раз ищет новые лица. В 2012 году выбранным оппонентом на либеральной стороне стал миллиардер Михаил Прохоров, что позволило г-ну Путину взять на себя роль защитника интересов простых рабочих в их конфликте с состоятельной элитой.

На этот раз новым лицом будет г-жа Собчак. Именно она станет соперницей г-на Путина с либеральной стороны. Г-жа Собчак сообщила г-ну Путину о своем решении баллотироваться во время их встречи и интервью, которое она взяла у президента для документального фильма о своем отце.

Почему г-на Путина заинтересовал фильм о покойном отце г-жи Собчак? Как раз здесь обнаруживается еще один важный фактор, помогающий нам понять решение г-жи Собчак баллотироваться в президенты: ее отец сыграл важную роль в политической карьере г-на Путина.

В 1990 году, когда г-н Собчак был мэром Ленинграда — второго по величине города в Советском Союзе и одного из самых коррумпированных городов страны — он сделал г-на Путина своим заместителем. Позже он защитил г-на Путина от обвинений в коррупции. В конце концов, г-н Собчак покинул страну в связи с тем, что ему были предъявлены обвинения в коррупции. Он вернулся в Россию после того, как г-н Путин стал премьер-министром, и вскоре после этого умер.

Оппозиция считает встречу г-жи Собчак с президентом, в ходе которой она фактически попросила разрешения стать его соперницей на выборах, настоящим предательством: истинный оппонент г-на Путина никогда не стал бы обсуждать с ним участие в выборах.

Но есть ли в России настоящие оппоненты г-ну Путину? За те 18 лет, пока г-н Путин правит страной, ни один оппозиционный политик так и не смог составить серьезную конкуренцию его режиму. Ксении Собчак попросту некого предавать. Российская политика — это видимость и симуляции, а все политические драмы — абсолютное притворство.

Г-жу Собчак нельзя назвать героиней драмы. Ее пьеса — это водевиль, в котором дочь покойного учителя вступает в альянс с его учеником в надежде перехитрить последнего. В настоящий момент, возможно, нет никакого смысла играть в эту игру, но г-же Собчак всего 35 лет. Может быть, к тому моменту, когда ей исполнится 50, она сумеет стать чем-то похожим на настоящего политика.

Что касается Владимира Путина, у него большой опыт в постановке подобного рода водевилей, призванных превратить легкомысленных шоуменов в крупных политических игроков: разве не это произошло с Дональдом Трампом?

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 ноября 2017 > № 2444258 Олег Кашин


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 3 ноября 2017 > № 2381036 Олег Кашин

Путинская оппозиция из реалити-шоу

Олег Кашин | The New York Times

Олег Кашин начинает свою статью в The New York Times с воспоминаний о митинге протеста в 2011 году, на котором выступила Ксения Собчак. Кашин отмечает: "Она пришла туда, потому что я был одним из организаторов протестной акции и пригласил ее. Нам были нужны знаменитости, которые апеллировали бы к тем, кто не доверяет политикам, и я счел, что г-жа Собчак, у которой благодаря "Дому-2" было много поклонников среди подростков, привлечет на протестную акцию своих фанатов. Я приложил много стараний, чтобы уговорить ее поучаствовать" (английский текст статьи - это перевод с русского языка. - Прим. ред.).

По мнению Кашина, эта акция стала для Собчак началом совершенно нового пути. Важный поворот на этом пути - заявление Собчак о намерениях баллотироваться в президенты.

Кашин отмечает, что почти все лидеры протестов 2011-2012 гг., кроме Алексея Навального, теперь отошли от прямых действий. "Митинги в поддержку Навального проводятся по всей стране, и если бы в России была независимая электоральная и судебная система, он, вероятно, мог бы бросить настоящий вызов действующему президенту. Но Путин фактически сам решает, над кем он должен одержать верх на каждых выборах, и Навальному, скорее всего, не позволят зарегистрироваться", - говорится в статье.

Упоминая об обычных соперниках Путина - Зюганове и Жириновском, Кашин пишет: "Эти люди - сами персонажи реалити-шоу, стареющие на глазах у всей страны и год за годом имитирующие политическую битву".

По мнению автора, Путин "не видит заслуг в победе над обычной группой марионеточных шутов. Потому-то Кремль каждый раз ищет свежие лица".

"На сей раз свежим лицом станет Собчак. Она будет оппонировать Путину с либеральных позиций", - говорится в статье.

Кашин находит и второй ключевой фактор: Анатолий Собчак, отец Ксении, "играет важную роль в истории об истоках Путина".

"В глазах оппозиции встреча Собчак с президентом, на которой она, казалось, фактически попросила разрешения баллотироваться в качестве его соперницы, равносильна предательству: настоящий противник Путина никогда не вступил бы с ним в переговоры об участии в выборах", - пишет Кашин.

"Но есть ли в России настоящие противники Путина? За 18 лет его власти в стране ни один оппозиционный политик не показал, что способен бросить режиму серьезный вызов. На самом деле Ксении Собчак некого предавать. Российская политическая жизнь состоит исключительно из симуляции и симулякров; ее политические драмы - сплошное притворство", - продолжает автор.

Кашин подытоживает: "Г-жа Собчак - не героиня драмы; ее спектакль - это водевиль, в котором дочь покойного учителя заключает альянс с его учеником в надежде, что сумеет его перемудрить. Возможно, в данный момент играть в такую игру бессмысленно, но Собчак всего 35 лет. Возможно, когда ей исполнится 50, ее имидж наполнится настоящей политической значимостью. Что касается Путина, то у него есть опыт постановок подобных водевилей, призванных превратить легкомысленного шоумена в крупного политического игрока: разве не так вышло с Трампом?"

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 3 ноября 2017 > № 2381036 Олег Кашин


Россия > Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 15 февраля 2017 > № 2094829 Олег Кашин

Олег Кашин: Губернаторский резерв

Продолжая писать письма потомкам, я пытаюсь угадать, при какой власти они будут жить. То есть понятно, что власть эта будет антинародная, коррумпированная и бессовестная, но внешне — это будет маразматик с бровями Брежнева, тиран с усами Сталина, злой бодрячок типа Путина, добрый бодрячок типа Медведева или какой-нибудь новый типаж, патриотический трансгендер или либеральный биоробот? Думать об этом особенно интересно сейчас, когда нам в России в 2017 году внушают, что на наших глазах Путин производит смену поколений во власти и что те тридцати-сорокалетние чиновники, которых он каждый день делает губернаторами, станут высшей властью, когда путинское поколение естественным образом вымрет. Путин уйдет, и его место займут те парни, которые сейчас учатся руководить областями. «Считаю ли себя технократом? Скорее, наверное, да. В моем понимании это означает прозрачность, ответственность, ориентацию на позицию граждан, стремление быть честным», — рассуждает очередной молодой назначенец, и очередная область, стараясь не смотреть в глаза, слушает его, привыкает — ей теперь с ним жить, и, вероятно, долго. Кстати, как распределяются области между этими «технократами»? Я думаю, что берутся маленькие бумажки, на которых пишут названия областей, бумажки складываются в большую шляпу, и кто-нибудь беспристрастный, охранник или повар, закрыв глаза, тянет бумажки из шляпы — вот этого в Пермь, этого в Рязань, а вон того в Карелию.

Такая наглядная смена поколений выглядит сама по себе деморализующе: показывая нам новых губернаторов, нынешняя власть как бы говорит, что мы никуда от нее не денемся, она самовоспроизводится и, значит, будет всегда, пусть и меняя лица. В детстве я читал фантастический рассказ про восстание автомобилей, которые вдруг почему-то решили поработить людей, и люди, конечно, испугались, но не смертельно, потому что у них была понятная надежда: допустим, сейчас они над нами поиздеваются, но к вечеру-то у них кончится бензин, и тогда у нас все наладится, отчаиваться не надо. Но автомобили оказались хитрее: взяли людей в заложники и пригнали их на заправку, заставили заправлять; вечер наступил, а бензин не кончился, и утром не кончился, и, кажется, рассказ так и заканчивался тем, что люди не смогли освободиться.

А если без фантастики, то я тоже понимаю, откуда это берется. Путин ведь из поколения моих родителей, и он помнит, как при Брежневе старилось и вымирало политбюро. Он так не хочет, он хочет контролируемого обновления, с которого лет за сорок до смерти Брежнева все как раз и началось. Ведь все эти старички, которых боялись и над которыми смеялись в начале восьмидесятых, пришли во власть розовощекими и тридцатилетними, если не моложе, на место зачищенных Сталиным большевиков предыдущего поколения. И сам Брежнев был совсем юным секретарем обкома (то есть буквально губернатором), и Суслов был молодым партийным теоретиком, и Устинов, в старости развязавший афганскую войну, в тридцать с небольшим был целым министром, ездил в Кремль на мотоцикле и был, очевидно, очень прогрессивным по меркам начала сороковых молодым человеком. Косыгин, Громыко — они все были оттуда, и когда они в своих идиотских шапках выстраивались на Мавзолее, чтобы похоронить очередного члена своей дружной команды — почему они не думали о том, что силы надо срочно перераспределять между молодыми, чтобы советская власть оставалась бесконечной? Почему они меняли старого Брежнева на старого и больного Андропова, а Андропова — на еще более старого и такого же больного Черненко? Им что, отказывали самые базовые политические инстинкты?

Я почему-то уверен, что ничего им не отказывало, наоборот, не думать о будущем было их сознательным выбором. Они не хотели прихода молодежи во власть, потому что сами были когда-то такой же молодежью, выдвинутой и выращенной Сталиным. Они карабкались на этот Мавзолей, а когда вскарабкались, увидели перед собой огромную продуваемую всеми ветрами площадь и огромную нереформируемую страну, которая стала их проклятьем. Я уверен, что каждый из тех стариков на Мавзолее все прекрасно понимал и про себя, и про страну, и про народ, и поскольку они все помимо прочего были еще и неверующими, то даже на Бога надежды у них не было, и вообще никаких надежд кроме одной — спрятаться как можно скорее в бетонированную могилу у кремлевской стены, ничего не видеть, ничего не знать и ни о чем не заботиться.

Может быть, я излишне романтично по отношению к ним настроен, но они в любом случае знали какой-то важный секрет, которого не знает Путин. Централизованная подготовка поколения, которое придет на смену, — есть в этом какое-то вторжение не в свое дело, попытка что-то вписать в тот программный код, который пишется не людьми, и не было случая, когда такие попытки оказывались удачными. Массовый привод молодежи во власть — живой памятник путинской самонадеянности, над которой в будущем наверняка еще обнаружится много поводов посмеяться. Возможно, успеет посмеяться и сам Путин, он ведь хочет жить долго. Эти парни, которых сегодня каждый день показывают по телевизору («Вы из Калуги? Как мило. Не хотите поруководить Рязанью? Это что-то вроде Калуги»), — они производят впечатление обреченных, тех, у кого гарантированно ничего не выйдет и над кем до самой старости будет висеть эта тень странного кремлевского эксперимента 2017 года. Я не знаю, какой будет власть в России во времена наших потомков, но практически уверен, что к ней не будут иметь отношения те люди, которых сейчас, скармливая им русские области с живыми людьми, готовят к великому политическому будущему.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 15 февраля 2017 > № 2094829 Олег Кашин


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 мая 2015 > № 1378993 Олег Кашин

За 15 лет у власти Владимир Путин сам стал российским государством ("Deutsche Welle", Германия)

Российское государство в его нынешнем виде не сможет пережить своего президента — слишком многое в стране сегодня зависит лично от Путина.

Олег Кашин

Сейчас уже никто не вспоминает, что четыре года президентом России был Дмитрий Медведев — в России 2015 года о президентстве Владимира Путина принято говорить как о непрерывном 15-летнем периоде. Очередные президентские выборы должны пройти в России в 2018 году, но эта дата не значит вообще ничего. Владимир Путин трижды проходил через процедуру президентских выборов и никогда не рисковал проиграть их, и дело здесь не столько в политических талантах самого Путина, сколько в устройстве политической системы.

Трудно ожидать, что подконтрольный Кремлю Центризбирком и подконтрольные Кремлю политические партии смогут создать для Владимира Путина хотя бы символическое препятствие на пути к переизбранию. Когда президенту подконтрольна вся политическая система, он не боится никаких выборов. Когда президент не боится выборов, он может находиться у власти, сколько захочет — собственно, такая формула может служить исчерпывающим прогнозом по поводу того, сколько еще россиянам придется жить с президентом Путиным.

Операция «преемник» и эксперимент с Медведевым

Если не считать эксперимента с Дмитрием Медведевым, который давно уже воспринимается только как экзотическая форма продолжения путинского президентства, высшая власть в России за 24 постсоветских года менялась лишь однажды: когда Борис Ельцин, назначив Владимира Путина премьер-министром и дождавшись, когда его рейтинг начнет расти, досрочно уступил ему власть. Этот шаг Ельцин объяснил тем, что устал и не хочет ждать очередных выборов, тем более что у России уже есть новый готовый лидер.

Операция «преемник» 1999 года стала своего рода проклятием российской государственности, которая за четверть века так и не смогла выработать никакого другого механизма передачи власти, кроме как из рук в руки. Но и этот механизм в 2008 году был дискредитирован: оказалось, что и «преемник» может играть только отведенную ему роль, никак не посягая на реальную власть отошедшего в тень лидера.

По этой логике, российские политологи уже сейчас должны начать гадать, кого из политиков Владимир Путин может сделать своим преемником. Но интрига 2005-2007 годов, когда в прессе гадали, кто станет новым президентом — Сергей Иванов или Дмитрий Медведев — кажется сегодня слишком старомодной. Путин за эти годы не раз доказал, что никаких оснований ждать его ухода от власти нет.

Можно спорить о том, насколько нынешнее самодержавие стало результатом сознательного выбора Путина или вынужденным шагом, причина которого — в невозможности получить от кого-нибудь такие же гарантии, какие 15 лет назад сам Владимир Путин дал уходящему Борису Ельцину. Но в любом случае к 2015 году российская политическая система приобрела такой вид, что президент в ней — не просто фигура, занимающая личную должность, а живой синоним всей власти и даже государственности.

Есть ли жизнь после Путина

Формулу «Россия это Путин» российские чиновники пока произносят осторожно и как бы в шутку, но в действительности все именно так и есть. Даже призванный следить за соблюдением законов властью председатель Конституционного суда Валерий Зорькин в последнее время пишет пространные статьи о том, что выше закона стоят «духовные скрепы» — введенная в оборот Владимиром Путиным формула, на практике означающая политическую целесообразность, как в случае с присоединением Крыма.

Когда вместо закона политический лозунг — какое будущее может быть у такого государства? Не менее остро стоит и проблема кадыровской Чечни, все дискуссии вокруг которой упираются в вопрос личной преданности Рамзана Кадырова Владимиру Путину. Что будет с Чечней после Путина? Этого не знает никто и ровно по той же причине: вместо работающего механизма — только личный фактор.

«Россия это Путин», и, значит, «после Путина» — это одновременно и «после России». История персоналистского государства всегда ограничена сроками пребывания у власти той личности, которая поставила между собой и государством знак равенства. Без Путина все обрушится — этот любимый аргумент сторонников российского президента на 15-м году его пребывания у власти превратился в тревожное предсказание.

Оставив Россию без институтов государственности, которые не зависели бы от его воли, Владимир Путин нанес самый сильный удар по политической устойчивости страны за эти 15 лет. Вопрос пребывания Владимира Путина у власти — это теперь вопрос выживания самого государства, и когда часы путинской системы свое отобьют, перед каждым гражданином России, как и после крушения коммунизма, встанет проблема: «как бы самим не расплющиться под развалинами».

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 мая 2015 > № 1378993 Олег Кашин


Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 4 декабря 2014 > № 1263494 Олег Кашин

ВЛАДИМИР ПУТИН, РОССИЙСКИЙ ТЕЛЕВИЗИОННЫЙ ШОУМЕН №1 (" DEUTSCHE WELLE ", ГЕРМАНИЯ )

Олег Кашин

Ежегодные выступления Владимира Путина - это не столько традиция, сколько формат. Три формата. Первый - самый жесткий и официальный - послание Федеральному собранию, что-то вроде респектабельного аналитического телешоу, когда главный герой на протяжении всей программы удерживает все внимание аудитории. Второй - телевизионная "прямая линия" - самый зрелищный, он предусматривает эффектные включения из разных мест России и даже пикировки с гостями в студии, среди которых в последние годы обязательно должен быть кто-то из умеренных оппонентов главного героя, какой-нибудь системный либерал. Наконец, третий формат - большая пресс-конференция. Здесь недостаток зрелищности компенсируется остротой шуток со сцены, и такой формат больше всего похож на вечернее юмористическое шоу наподобие "Вечернего Урганта". Три главных российских телешоу, и в каждом единственная звезда - Владимир Путин. Это уже не столько политика, сколько шоу-бизнес.

Забытый контраст

Едва ли так было задумано с самого начала. Да, разумеется, телевидению Владимир Путин полностью обязан своей головокружительной политической карьерой - это оно в 1999 году, вытащив из ниоткуда, преподнесло его нации в роли национального героя и спасителя. Магия путинского рейтинга - это все оттуда, из телевизионных сводок пятнадцатилетней давности, в которых молодой и решительный премьер так контрастировал с растерявшим к концу своего правления и популярность, и, что важнее, здоровье Борисом Ельциным.

Появления Ельцина на людях были настолько редки, что о больших мероприятиях с его участием не могло быть и речи, даже инаугурация 1996 года длилась всего десять минут. Ежегодное послание президента Федеральному собранию готовилось в письменном виде - большой увесистый том, и коротенькая речь главы государства перед парламентом считалась формальной презентацией этого тома. Для того чтобы народ не сомневался в дееспособности президента, был изобретен специальный новостной жанр - телевидение снимало редкие встречи Бориса Ельцина с министрами и губернаторами.

Хранимая до сих пор, эта традиция стала теперь почти ежедневной - в начале каждого выпуска теленовостей Владимир Путин разыгрывает мини-сценки со своими подчиненными, используя их для высказывания по какому-то актуальному вопросу, не всегда даже связанному с личностью визави.

Три вершины жанра

Но путинские бенефисы - это три больших ежегодных формата. В посланиях Федеральному собранию он цитирует классиков русской философии (сначала долго был Иван Ильин, потом Лев Гумилев) и формулирует очередные лозунги на год вперед (два года назад были "духовные скрепы", а этой весной, когда внеочередное послание было посвящено Крыму, Путин говорил об Украине - ошибки большевиков, бандеровцы и прочее).

На "прямых линиях" - демонстрирует свои фирменные фокусы, в режиме онлайн решая бытовые проблемы подданных, будь то водопровод в селе или платье маленькой девочке для похода на новогодний утренник. На пресс-конференциях шутит, как будто заранее планируя разойтись на цитаты по социальным сетям и играм КВН. В прошлом году к шуткам добавилась специальная сенсация - после пресс-конференции Путин объявил об освобождении Михаила Ходорковского из тюрьмы.

Медийная оболочка без содержания

Шоу Владимира Путина - традиционно самые рейтинговые программы российского телевидения. Самая эксклюзивная аналитика и политология - это Путин. Самое острое ток-шоу - тоже Путин. Самый неполиткорректный юмор - опять Путин. Сводки его пресс-службы об очередном рекорде продолжительности шоу - три часа в эфире, четыре часа в эфире, - звучат по-латиноамерикански, это ведь оттуда и многочасовые речи Фиделя Кастро, и персональные ток-шоу Уго Чавеса.

Путин весь на виду, Путин телезвезда, но оказалось, что открытость власти вообще никак не связана с частотой и продолжительностью появлений президента на экране. Путина в телевизоре много, Ельцина было мало, но и теперь, и тогда, никто не знает о том, что в действительности происходит внутри кремлевских стен, какие и как там принимаются решения, и чего можно ждать от власти даже не через год, а всего лишь послезавтра. В четверг Путин выступает перед Федеральным собранием, и до его выступления никто не сможет точно угадать, что именно намерен сказать депутатам президент - это может быть что угодно. Что угодно и несколько фирменных путинских шуточек.

Но что легко предсказать, не боясь при этом ошибиться - он выступит, и каждое предложение его послания превратится в срочную новость на лентах всех государственных информагентств, потом подтянутся политологи, потом - депутаты и губернаторы, потом самые яркие цитаты станут афоризмами и демотиваторами и, может быть, в продаже даже появится футболка с каким-нибудь новым хлестким лозунгом. То, что когда-то выглядело свежо и остро, превратилось в громоздкий и, в общем, давно не живой формат, в котором медийная оболочка давно поглотила какое-либо содержание. Любой следующий президент откажется от этих ритуалов - в шоу-бизнесе и на телевидении форматы устаревают слишком быстро.

Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 4 декабря 2014 > № 1263494 Олег Кашин


Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 1 августа 2011 > № 380722 Олег Кашин

Олег Кашин: «Россия – опасная страна»

6 ноября 2010 года российский журналист Олег Кашин стал жертвой жестокого нападения в подъезде его дома. Наш корреспондент взял у него интервью.

La Russie d'Aujourd'hui: Каково нынешнее положение журналистов в России?

Олег Кашин: Я никогда не считал, что в России существуют какие-либо специфические проблемы именно для журналистики. Эта страна опасна сама по себе. В целом здесь убивают в 40 раз больше людей, чем в Европе. Вот почему по статистике журналистов тоже убивают в 40 раз чаще, чем в других странах.

В газете «Кашин», которая выходила, пока я лежал в больнице, был напечатан список убитых журналистов: я чувствовал себя немного неловко, потому что в нем были упомянуты имена людей, которые по всей очевидности погибли по не связанным с их работой причинам.

- Михаил Федотов (советник Медведева и председатель Совета при президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека – прим. ред.) утверждает, что в целом за последние три года ситуация стала лучше…

- Он также заявлял о том, что дело Кашина почти раскрыто. «Почти раскрыто» это тоже самое, что «немного беременна». Такого просто не бывает. Несмотря на упорную работу следователей, дело так и не сдвинулось с мертвой точки. Прошло уже восемь месяцев, и я очень сомневаюсь, что однажды мы все же узнаем правду. Сами понимаете, я несколько скептически отношусь к тому, что говорит Федотов… Лично я не стал бы говорить об улучшении ситуации. Возьмите хотя бы Химкинский лес: его защита стала причиной для серьезной агрессии против журналистов, мы по-прежнему видим насилие, в том числе против экологов. Я бы не сказал, что в стране стало легче дышать. 

- Как вам работается и живется после нападения?

- Моя жизнь, разумеется, изменилась. Мне иногда отказывают в интервью, потому что думают: «Его избили из-за того, что он написал то, что не следовало, значит, он сделает то же и с нами»… В то же время я стал известнее, что нередко облегчает мне задачу. В целом я могу работать, как и раньше.

- Вам не страшно?

- Мне кажется, что это нападение вписывается в долгую череду провокаций и агрессии. Зацикливаться на этом было бы глупо.

- Вам приходится отказываться от сюжетов для статей?

- Нет. Более того, думаю, что сегодня я стал писать еще жестче, чем раньше.

- Не кажется ли вам, что вы стали символом?

- Такой риск был. Но, к счастью, мне удалось его избежать, в первую очередь с помощью возврата к нормальной работе. А моя последняя публикация, вымышленные мемуары Константина Эрнста в журнале «Власть», кажется мне гораздо важнее, чем ноябрьские события, так как она вызывает дискуссии и споры по актуальным вопросам.

Кроме того, процесс против Якеменко можно считать продолжением длящейся уже 10 лет полемики. На этот раз он обвиняет меня в посягательстве на его честь, так как я рассказал, что уверен в его причастности к нападению. Суд должен вынести решение сегодня. (Через несколько часов после интервью суд признал правоту Кашина, прим. La Russie d'Aujourd'hui) Вероника Дорман (Veronika Dorman), Oleg Kachine : « La Russie est un pays dangereux » La Russie d'Aujourd'hui, Франция

Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 1 августа 2011 > № 380722 Олег Кашин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter