Всего новостей: 2661153, выбрано 10 за 0.010 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Кириенко Сергей в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаЭлектроэнергетикавсе
Кириенко Сергей в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаЭлектроэнергетикавсе
Россия. СКФО > Образование, наука > fadm.gov.ru, 15 августа 2018 > № 2702769 Сергей Кириенко

Сергей Кириенко: «Активность молодежи важна для всей страны!»

Первый заместитель Руководителя Администрации Президента РФ и председатель оргкомитета по проведению в России Года добровольца (волонтера) Сергей Кириенко посетил сегодня Северо-Кавказский молодежный форум «Машук-2018». Визит начался с экскурсии по территории форума и знакомства с патриотическими и экологическими проектами, действующими на территории округа.

Состоявшаяся после осмотра территории беседа Сергея Кириенко с форумчанами главным образом была посвящена развитию добровольческого движения в стране. Спикер подчеркнул, что государство прилагает самые серьезные усилия для создания новых возможностей общественной самореализации молодых людей. И эти вложения лучше всего отражаются в значительном увеличении количества грантовых средств на реализацию молодежных проектов и социально значимых инициатив, в том числе добровольческих.

«Такое отношение к тому, что вы делаете, это знак уважения со стороны власти к неравнодушным людям. Ваша активность важна не только для вас самих, но и для всей страны», – подчеркнул гость.

Кириенко напомнил о том, что событийным центром волонтерской деятельности в стране уже второй год является Форум добровольцев, приуроченный к «профессиональному празднику» российских волонтеров, который отмечается 5 декабря. Руководитель оргкомитета Года добровольца призвал всех присутствующих принять активное участие в проведении Форума, отметив, что, помимо нового опыта и знакомств, мероприятие может принести и финансовую поддержку – грантовый конкурс волонтерских проектов в случае победы позволяет рассчитывать на субсидии до миллиона рублей.

Первоочередной задачей дальнейшего развития добровольческого движения названо повышение информированности граждан страны о существующих проектах. Сергей Кириенко привел данные статистики, в соответствии с которыми 10 миллионов россиян уже так или иначе вовлечены в волонтерство, но не меньшее количество жителей страны, имея соответствующее желание, пока не видят реальных возможностей приложения собственных сил. Для устранения этого «зазора» создан и продвигается общероссийский информационный портал «Доброволец России».

«С помощью портала достаточно просто выбрать для себя сферу деятельности, узнать, где расположены ближайшие добровольческие организации. Через «Доброволец России» были набраны волонтеры для участия в мероприятиях Чемпионата Мира по футболу, Всемирного фестиваля молодежи и студентов в прошлом году», – привел примеры замруководителя Администрации Президента.

Коснулся Сергей Кириенко и реализации проектной платформы «Россия – страна возможностей». Платформа подразумевает сочетание сразу нескольких конкурсных и образовательных программ для молодых управленцев, предпринимателей, общественников, ученых. Некоторые инициативы в рамках «России – страны возможностей» уже успешно реализуются, но процесс формирования пакета проектов еще продолжается. В этой связи гость привел пример участников молодежного форума «Территория смыслов», сумевших предложить для пополнения платформы сразу несколько интересных инициатив, и призвал провести аналогичный «мозговой штурм» и машуковцев.

Напомним, Северо-Кавказский окружной молодёжный форум «Машук» пройдёт в Пятигорске (Ставропольский край) с 11 по 24 августа в формате двух смен: «Добровольчество» и «Гражданское общество». Форум направлен на создание коммуникативной среды, поддержку молодёжных инициатив, повышения уровня компетенций и навыков у молодёжи.

Россия. СКФО > Образование, наука > fadm.gov.ru, 15 августа 2018 > № 2702769 Сергей Кириенко


Россия > Электроэнергетика > forbes.ru, 26 октября 2017 > № 2364389 Сергей Кириенко

«Ядерная» энергетика Сергея Кириенко. Хватит ли ему сил изменить управление страной

Максим Артемьев

Историк, журналист

Владимир Путин сделал ставку на Сергея Кириенко перед президентской кампанией 2018 года не потому, что беспокоится за ее исход. Назначение Кириенко — это попытка модернизировать управление страной, и конкретно регионами, по образцу «Росатома»

В 1998 году 35-летний Сергей Кириенко возглавил правительство и, когда он занял место в кабинете премьера, обнаружил, что на пульте его телефона кнопки вызова министров расположены в хаотическом порядке, без понятной системы. Он потребовал переделать пульт, но вызванные мастера объяснили, что переделка секретной правительственной связи потребует много времени.

Первым заместителем руководителя администрации президента его назначили ровно год назад. Привлечение менеджера крупной государственной корпорации к управлению публичной сферой может показаться несколько необычным: «Росатом» — наследник знаменитого Средмаша, самого закрытого ведомства Советского Союза. Но раз президент Владимир Путин принял такое кадровое решение, значит он имеет на Кириенко определенные виды.

Пришествие Кириенко во власть в 2016 году отличалось от такового в 1998-м. Тогда его называли «киндер-сюрпризом» — за молодость и неожиданность назначения, а теперь он едва ли не elder statesman, по крайней мере, Кириенко на два года старше смененного им Вячеслав Володина, и по всем параметрам может считаться ветераном.

К слову сказать, в официальной политике остались все те же лица: Зюганов («Я даже Зюганову позвонил!» — сказал Ельцин как о каком-то невероятном достижении в связи с голосованием в Госдуме по кандидатуре Кириенко), Жириновский, Явлинский. Несмотря на все пертурбации после 1999 года, когда к власти пришел Владимир Путин, действующая команда, что в Кремле, что в Думе, что вне ее, остается одна и та же.

Кириенко предстоит внести управляемость и логику в сложные политические процессы в России. Удастся ему это или, как в случае с пультом в его премьерском кабинете, решение этой задачи упрется в непреодолимые препятствия?

Соратник Путина

Многие современные явления уходят своими корнями в 1998 год, когда ельцинская семья начала лихорадочные поиски преемника с целью если не удержания власти и влияния, то, по крайней мере, обеспечения личной безопасности и сохранения собственности и статуса. Именно тогда пересеклись пути Сергея Кириенко и Владимира Путина. У них долгая история взаимодействия, которая позволяет назвать их «соратниками» в полном смысле этого слова.

Оба недавно приехали в Москву. Путин — из Петербурга: там ему не нашлось места в новой администрации Владимира Яковлева, победившего Анатолия Собчака на губернаторских выборах. Кириенко из Нижнего Новгорода перетащил за собой вместе с Борисом Бревновым Борис Немцов. Но если Бревнов в РАО ЕЭС допустил ряд промахов, и его быстро «сожрали», то Кириенко в Минтопэнерго вел себя осторожно, и через полгода руководства министерством Татьяна Дьяченко и Валентин Юмашев, возглавлявший администрацию президента Ельцина, сочли его пригодным для замещения Виктора Черномырдина на посту премьер-министра.

Путин также делал в столице стремительную карьеру, но пока отставал от юного нижегородца. Но через несколько месяцев уже в ранге главы кабинета именно Кириенко объявил Путину о том, что его назначают руководителем ФСБ. Что примечательно: на тот момент Путин уже занимал нынешнюю должность Кириенко — первого заместителя главы администрации президента.

Вместе Путин и Кириенко прошли через шахтерские забастовки и дефолт. Тот факт, что Кириенко довольно быстро покинул пост премьер-министра, совершенно ничего не значил: он по-прежнему оставался в кремлевской команде и выполнял важные поручения семьи.

Например, Кириенко был одним из учредителей «Союза правых сил» (СПС) и баллотировался на пост мэра Москвы в пику Юрию Лужкову. В Кириенко вряд ли видели человека, который может занять пост президента (чуть позже ельцинская семья определилась с преемником, выдвинув на первый план Путина). Но, будучи лидером СПС, Ельцина он поддерживал, одновременно резко критикуя Лужкова, чей клан было решено не допускать до власти любой ценой. Когда Путин стал президентом, Кириенко в мае 2000-го после учреждения федеральных округов стал его полномочным представителем в Приволжском округе.

Передовой комсомолец

Ментально Сергей Кириенко принадлежит к перестроечным комсомольцам. На рубеже 1980-х и 1990-х для комсомола открылись самые разнообразные возможности, например научно-технические центры молодежи — одни из первых в стране ростков бизнеса, опередившие даже кооперативы. Именно из этой среды вышли такие бизнесмены, как Михаил Ходорковский или Сергей Лисовский. Кириенко участвовал в движении, получившем известность как «сургутская инициатива» — объединение комсомольских секретарей-реформаторов. Многие из них впоследствии стали видными предпринимателями и менеджерами, например Максим Сотников, Николай Брусникин, Александр Фомин (последние два прошли в Госдуму по спискам кириенковского СПС).

С одной стороны, это поколение последних комсомольцев было идеологически не зашорено и скептически относилось к идеалам старших «товарищей». Они потому первыми ринулись в рыночные отношения. С другой — у них имелись организаторские навыки и полезные связи практически во всех частях советского аппарата, а также внутрикорпоративная солидарность. Это сочетание стало той силой, которая обеспечила многим представителям перестроечного комсомола место в новом истеблишменте. Сергей Кириенко стал самым ярким воплощением их успеха. За его плечами было руководство молодежной фирмой, региональным банком, а затем и местной нефтекомпанией, в основе которой был Кстовский НПЗ.

Специфический комсомольский бизнес 1990-х наложил свой отпечаток на менеджерский стиль Кириенко: опора на взаимодействие с государством, расстановка кадров по принципу корпоративной солидарности. Но у него имелся и свой «пунктик» — слабость ко всякого рода передовым технологиям организации бизнеса и управления.

Впрочем, он был не одинок. Те, кто пришел в бизнес из комсомола или низших чинов в госбезопасности, любят побаловаться подобным «тимбилдингом» — отзвук чтения в советское время Дейла Карнеги и тому подобной малодоступной литературы. Например, в моей родной Тульской области этим последовательно грешили несостоявшийся преемник губернатора Василия Стародубцева — его зам Анатолий Воропаев, некогда активист «Сургутской альтернативы», видный предприниматель в шоу-бизнесе и политтехнолог; а затем Владимир Груздев F 135, участник списка Forbes, в начале карьеры — сотрудник советской разведки.

По большому счету в этих играх ничего особенно плохого нет, «чем бы дитя ни тешилось». Но неосторожное увлечение ими, во-первых, способно негативно отразиться на имидже, как это получилось с Кириенко и сайентологами, у которых он будто бы обучался. В его защиту можно сказать, что тогда, в середине 1990-х, в России мало кто знал, кто такие «сайентологи», и они проходили по разряду одной из методик самоорганизации и психотренингов. Я сам, поступая в 1994 году в аспирантуру, написал реферат по психологии, используя книгу Хаббарда «Дианетика», которая была единственной в библиотеке английской книгой по «психологии» — так тогда ее классифицировали. Любимцы Кириенко — методологи Щедровицкого — сами по себе, кстати, могут считаться сектой.

Во-вторых, и это важнее, никакие тренинги и сплачивания команд не заменят в политике выборов и реальной практики. Оргдеятельностные игры и прочее — это всего лишь симуляция нормального публичного процесса. Никто из лидеров западного мира не поднялся на подобной имитации, равно как и в тоталитарных странах «вожди» к власти пробирались иным путем.

Навязчивая мечта сегодняшней кремлевской команды — создание управляемой модели, где губернаторов оценивают по отсутствию внутриэлитных конфликтов, априорно нереалистична. Политика и есть перенос в сферу публичного противоречий и столкновения интересов.

Там они решаются методом их озвучивания и предложения альтернатив, которые выбирают сограждане, голосуя. Плюс постоянно должна идти работа исполнительной власти с законодательными собраниями по продвижению своих инициатив — то, что больше всего времени занимает у американских губернаторов, — убеждать депутатов в правильности своих предложений.

Реальная политическая практика Кириенко приучила его к циничному взгляду на вещи. И его поход в московские мэры, и история с созданием сперва «Новой силы», а потом СПС — это истории про создание видимостей, равно как и его недолгое премьерство. К 1999 году у москвичей накопилось множество претензий к Лужкову. Кириенко решил оседлать их, запустив проект «Московская альтернатива», в рамках которого жители столицы могли звонить и посылать через интернет свои жалобы и предложения по работе московских властей.

Кириенко стал первым политиком в России, который широко использовал в кампании возможности интернета. Это заслуга Глеба Павловского и Марата Гельмана.

Однако те москвичи, кто поверил, что игра идет всерьез, и посылали свои тезисы на сайт msk.ru и звонили по телефону, были жестоко обмануты. Огромный массив информации был просто отправлен в «канализацию». Лужков остался у власти еще на 11 лет, Елена Батурина F 90 стала долларовым миллиардером, а Кириенко уехал в Нижний Новгород.

Приволжская вертикаль

Он взял с собой и политолога Петра Щедровицкого, и Вячеслава Глазычева — своего напарника на выборах, кандидата в вице-мэры, считавшегося крупным специалистом по развитию городского пространства. В Приволжском округе — единственном в России — началась веселая пора конкурсов, игр, отборов претендентов на почетные должности федеральных инспекторов. Принять участие в них мог практически любой желающий. Так во власть попали совсем молодые люди наподобие Валентина Пугача (30 лет), Ивана Огнева (26 лет), Дмитрия Овсянникова (24 года) — нынешнего губернатора Севастополя.

Но параллельно с этой пиар-работой шла другая, так сказать настоящая, в которой уже не было места молодым реформаторам и прогрессистам. Довольно жестко Кириенко выбил из губернаторского кресла Юрия Горячева (Ульяновская область) и Вячеслава Кислицына (Республика Марий Эл). Причем на замену им пришли вовсе не «рыночники», а генерал Владимир Шаманов, прошедший чеченскую войну, и состоявший в ЛДПР Леонид Маркелов.

Третьим несколько позже «полетел» Владимир Сергеенков (Кировская область). Его сменил «номенклатурщик» Николай Шаклеин. Был изгнан из Нижнего Новгорода заклятый враг (а прежде соратник) Кириенко — Дмитрий Савельев, бывший глава «Транснефти». Но зато на выборах там победил коммунист Геннадий Ходырев, и это был крупнейший провал полпреда: Кириенко пришлось затем убеждать победителя порвать с компартией.

Вина всех этих региональных лидеров заключалась в их излишней самостоятельности (такие же процессы по построению вертикали и отстранению слишком самостоятельных региональных лидеров шли и в других федеральных округах). Но главные политические «зубры» — президенты Татарии и Башкирии Минтимер Шаймиев и Муртаза Рахимов — были не по зубам Кириенко, и, похоже, задачу их заменить полпреду не ставили. В лучшем случае речь шла о том, чтобы «попугать», как в 2003 году, когда против Рахимова был выдвинут банкир Веремеенко, который и вышел во второй тур, создав тем самым немалый переполох.

Секреты атома

Работу Кириенко в Приволжском округе Владимир Путин оценил по достоинству. В 2005 году полпред перешел на работу в «Росатом». Эта огромная империя, оставшаяся со времен холодной войны, — сотни сверхсекретных заводов и НИИ, 10 закрытых городов — оставалась плохо управляемым и нереформируемым монстром. Скандал с арестованным в Швейцарии бывшим главой Минатома Евгением Адамовым словно символизировал глубину падения этой организации.

О работе Кириенко в «Росатоме» существуют противоречивые мнения. Сами атомщики оценивают его наследие позитивно: «изменился общий дух — от военизированной организации мы сместились в сторону западной компании». С его именем связывают «ренессанс» атомной отрасли. Началось строительство новых блоков на АЭС, резко усилились позиции на международном рынке. Причем последнее касается не только стран третьего мира наподобие Ирана и Индии, но и западных государств, таких как Финляндия и Венгрия.

В «Росатоме» была внедрена единая отраслевая система закупок, поначалу доставившая немало головной боли из-за усложнения процедур; принята «производственная система «Росатома» (ПСР) — свод правил корпоративной культуры.

Как отмечают ветераны «Росатома», Кириенко очень быстро начал говорить на «их языке». Инженерная лексика стала ему доступна.

Это было заметно на международных выставках, когда он обсуждал с иностранцами не только цену, но и содержательные характеристики. Инжиниринговый дивизион поддерживался и развивался, «бухгалтера над инженером не ставили» — считается, что это заслуга привлеченного им Валерия Лимаренко.

Команду в «Росатоме» Кириенко формировал поровну из приведенных с собой менеджеров из бизнеса, таких как Кирилл Комаров, и старых кадров атомной отрасли, таких как Иван Каменских и Александр Локшин. В итоге «крупные ученые и хозяйственники ему если не в рот смотрели, то слушали как равного им».

Однако критики отмечают, что работу Кириенко в «Росатоме» сопровождали одновременно «мощный пиар и закрытость». Многие проблемы решены не были. Скажем, число «атомных городов» по-прежнему остается в пять раз большим, чем в США, то есть избыточность ядерного потенциала налицо, и что с этим делать, непонятно. Будущее атомной энергетики остается туманным, а меры, направленные на повышение безопасности АЭС, делают их энергию чересчур дорогой.

Любопытно, что в руководство другой крупнейшей оборонной госкомпании — «Роскосмоса» — привлекли человека не из системы лишь 10 лет спустя, когда на смену генералам пришел Игорь Комаров с опытом работы в Сбербанке и «Автовазе».

***

В 1998 году в Белый дом пришел Кириенко — белый лист бумаги, на котором можно было писать любые письмена. Год назад в Кремле появился человек, имеющий за плечами не только дефолт, но и успешную работу в полпредстве и «Росатоме». Психологически и морально он уже давно восстановился после кризиса 1998-го, и с ним более не ассоциируется.

Владимир Путин сделал ставку на Кириенко перед президентской избирательной кампанией 2018 года не потому, что беспокоится за их исход. Назначение Кириенко — это попытка модернизировать управление страной, и конкретно регионами, по образцу «Росатома» — сочетание новейших технологий с железной дисциплиной. Иными словами, обеспечение вертикали власти на новом историческом этапе свежими идеями и средствами.

Отсюда и все эти тренинги с прыжками со скал будущих губернаторов, и конкурсы «Лидеры России». Россия представляется одной гигантской корпорацией, а регионы — ее департаментами, куда и требуется отобрать лучшие кадры. Естественно, в компании не может быть и речи об автономии структурных подразделений. В Кремле, как сказал один из бывших губернаторов, комментируя последние назначения, «не хотят укрепления региональных элит и появления ярких региональных политиков, особенно с задатками федеральной известности».

Но удастся ли управлять большой и сложной страной, как «Росатомом»?

Россия > Электроэнергетика > forbes.ru, 26 октября 2017 > № 2364389 Сергей Кириенко


Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 26 сентября 2016 > № 1908594 Сергей Кириенко

Мирный атом: может ли Кириенко что-то изменить в российской политике

Андрей Колесников

журналист

После того как кремлевского куратора внутренней политики Вячеслава Володина решили поставить во главе Думы, СМИ называют главным претендентом на его место Сергея Кириенко — бывшего премьер-министра и президентского полпреда, а ныне руководителя «Росатома».

На первый взгляд, нет никакой логики в потенциальном назначении Сергея Кириенко на пост, который обрел весьма специфический имидж благодаря тому, что его долгие годы занимали Владислав Сурков и Вячеслав Володин — люди очень разные, но равно успешные в политических манипуляциях.

Когда-то о Кириенко говорили или он сам говорил — теперь уже не вспомнить, что «правее него только стенка». В том смысле, что он дистиллированный правый либерал. К тому же в последние 11 лет он был занят делом, а не созданием движения «Наши» или пробиванием закона об иностранных агентах. Когда лет 10 тому назад я разговаривал с Александром Прохановым об Анатолии Чубайсе – он тогда, после посещения Бурейской ГЭС, был влюблен в Анатолия Борисовича, — один из лидеров национал-патриотического движения вдруг очень высоко отозвался и о Кириенко. Мол, это не человек дефолта, а человек развития. В людях, ворочавших большими отраслями, Проханову грезились сталинские наркомы.

Возможно, именно пресловутая менеджерская эффективность, которую президент с годами ценит все больше, имеет значение. И тогда логика в появлении Кириенко в ряду кандидатов на должность первого зама главы администрации все-таки появляется.

Кроме того, одно из главных известных качеств Путина-управленца — кадровая внезапность. Например, Элла Памфилова в качестве председателя ЦИКа — это же блестящий ход, выбивающий несколько козырей у критиков режима. То же и с Кириенко — записной либерал, сохранивший почти со всей значимой элитой хорошие отношения, в том числе и потому, что он сам по себе очень приятный и вежливый в общении человек, — и вдруг… Третий после Суркова и Володина. Это красиво. Глава ВГТРК Олег Добродеев, начальник управления АП по общественным проектам Павел Зенькович, секретарь Общественной палаты Александр Бречалов, губернатор Московской области Андрей Воробьев – это слишком банально. И немедленно провоцирует брезгливый шум и справедливый гнев демократической общественности. А здесь и не знаешь, что сказать — от неожиданности.

Несколько флешбэков, которые многое объясняют.

Июль 1998 года: премьер-министр Сергей Кириенко представляет аппарату ФСБ нового председателя, которого зовут Путин Владимир Владимирович.

Конец 1999 года. Первый номер тройки избирательного блока СПС Сергей Кириенко (второй номер – Борис Немцов, третий – Ирина Хакамада) дарит премьер-министру Путину, про которого уже все поняли, что он преемник, толстый том предвыборной программы «Союза правых сил», незадолго до этого представленный в Интерфаксе Кириенко вместе с Анатолием Чубайсом.

Но и это еще не все: правые либералы идут на парламентские выборы с лозунгом «Путина – в президенты, Кириенко – в Думу».

Сам бывший премьер участвует еще и в кампании по выборам московского мэра. И хотя поражение предопределено, это первая по-настоящему веселая, креативная, задиристая кампания в истории России. Те, кого назовут потом «креаклами», с удовольствием в ней участвуют, придумывают газету, слоганы, образы, иной раз хулиганские. Не слишком пристойный, но узнаваемый абрис московского градоначальника распространяется на листовке с подписью «Мэр показывает свое хозяйство». По стилю ведения кампании Кириенко – предшественник Алексея Навального. Он занимает второе место с 11,3% голосов.

Ночь парламентских выборов декабря 1999 года. Путин в скромном свитерочке темных тонов приезжает в понтовый по тем временам ресторан «Три пескаря» в здании РИА Новости, где, собственно, и располагался штаб СПС. Выпивает и закусывает не с «Единством» (первый номер тройки – Сергей Шойгу), а именно с правыми либералами, празднуя их четвертое (!) место и 8,52% голосов. Тут и Егор Гайдар, и Ирина Хакамада, и Анатолий Чубайс, и Леонид Гозман, нет только Бориса Немцова, который и вытащил из Нижнего в Москву Сергея Кириенко, главу нефтяной компании «НОРСИ-ойл», и сделал для начала своим первым замом в Министерстве топлива и энергетики – фактически министром. Немцов в это время находится как раз в Нижнем Новгороде, где баллотировался по одномандатному округу.

Тогда правые либералы прошли в Думу на «хвосте» вертикально взлетавшей популярности Путина, но и он успешно использовал их, убедив часть элит и публики в том, что готов проводить пусть и авторитарную, но либеральную модернизацию.

Кириенко потом станет главой фракции СПС в Думе. Если полистать фотографии того времени, на встречах думцев с Путиным Кириенко почти всегда оказывается по правую руку от премьера, затем и. о. президента, потом главы государства.

Парламентская карьера Кириенко быстро закончилась. Путин назначил его своим полпредом в Приволжском округе. А потом бросил на «Росатом». В публичном политическом поле Кириенко почти перестал появляться.

Возможно, за эти годы он соскучился по политике. А Путин соскучился по нему. И имеет на него какие-то планы. Или понял, что скамейка запасных укоротилась донельзя. Или хочет ввергнуть в ступор часть своего окружения и посмотреть, что будет. Устроить конкуренцию между Антоном Вайно, Сергеем Кириенко, Вячеславом Володиным. Понаблюдать, кто всех румяней и белее, всех лояльней и умнее. Показать элитам, что не все в этом мире сводится к унылой многолетней битве силовиков и системных либералов, Столыпинского клуба и кудринского ЦСР. Уравновесить Володина сильной фигурой из другого лагеря.

Путинские «весы» пока еще никто не отменял. В конце концов, он страхуется от превращения в «хромую утку» в первый же вечер после инаугурации весной 2018 года.

Другой вопрос, почему Кириенко, если, конечно, он будет назначен, соглашается быть использованным в той роли и в то время, когда никаких шансов на либерализацию и демократизацию нет, любые разумные шаги будут блокироваться, а власть наверняка продолжит сочинять все более экзотические и репрессивные законы, придерживаясь линии предыдущей Думы. Но здесь все просто — это привычная логика либерала-при-власти (такая модель еще называлась когда-то «умный еврей-при-губернаторе»): уж лучше я, чем кто-нибудь другой. Логика сомнительная, но работает в России не годами и даже десятилетиями, а веками.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 26 сентября 2016 > № 1908594 Сергей Кириенко


Россия > Электроэнергетика > kremlin.ru, 12 сентября 2016 > № 1893763 Сергей Кириенко

Встреча с главой госкорпорации «Росатом» Сергеем Кириенко.

Президент провёл рабочую встречу с генеральным директором Государственной корпорации по атомной энергии «Росатом» Сергеем Кириенко.

В.Путин: Сергей Владиленович, как обычно – ситуация в отрасли: как здесь идёт работа и как с нашими инопартнёрами.

С.Кириенко: С точки зрения работы по России – несколько ключевых итогов. Самое главное – это, конечно, пуски. У нас состоялось летом ключевое событие, причём, Вы знаете, не только для российской атомной отрасли, но и для мировой, потому что состоялся энергопуск нового блока на Нововоронежской атомной станции. Это первый в мире блок поколения «3+». После Фукусимы много было разговоров о так называемых «постфукусимских» требованиях. Проектов много, даже строить много где начали. Но первый блок такой построен в России. Это, в общем–то, наше лидерство.

Конечно, для нас очень важно, что это референтный блок, то есть мы такой же строим в Белоруссии, по этому же проекту, такой же в Венгрии, такой же в Египте, такой же в Бангладеш. И поскольку у нас этот головной блок построен – теперь туда уже паломничество, иностранные делегации просят им показать, потому что это будущее атомной энергетики.

Второе, что в России важное произошло, – вышел на стопроцентную мощность натриевый блок, быстрый реактор БН-800 в Свердловской области. Это уже следующее поколение, это то, что будет коммерческим продуктом, наверное, где–то с конца 2020 года. Следующее поколение – быстрые технологии. Россия – абсолютный лидер: у нас БН-600 успешно отработал более 30 лет, и вот теперь БН-800 – самый передовой блок в мире. Конечно, поскольку это быстрые реакторы, это использование уже 238-го изотопа урана, которого в сто раз больше в природе, это возможность дожигания отходов, то есть это уже гораздо более безопасная и чистая технология. Тоже, в общем, Россия первой смогла это сделать.

И за рубежом, Владимир Владимирович. Помните, Вы 10 августа вместе с Премьер-министром Индии проводили торжественную церемонию передачи первого блока [АЭС] «Куданкулам». Он тогда как раз обратился с просьбой ускорить пуск второго блока. Докладываю: 29 августа состоялся пуск второго блока, сейчас идёт набор мощности. Более того, у нас сейчас активно пошла работа по третьему и четвёртому [блокам], уже идут работы, и мы сейчас согласовали с индийскими партнёрами, готовы осенью подписывать пятый и шестой блок.

Здесь, знаете, сработало, видимо, ещё то, что они очень довольны: у нас характеристики блока лучше, чем по контракту. Тот случай, когда мы сделали лучше, чем обещали. У нас получается КПД на 2,5 процента больше, мощность на 2,5 процента больше, а коэффициент готовности, то есть пользы от него, – на 8 процентов больше, чем предусмотрено по контракту.

В.Путин: А цена прежняя?

С.Кириенко: Цена – мы выполняли обязательства. Но продукт – это был тоже головной блок – сделали намного лучше, что и для других наших проектов в третьих странах тоже важно: все смотрели, как будет реализован этот проект. И то, что он лучше, чем мы обещали, – это, в общем, важная вещь.

Ну и, Владимир Владимирович, 10 сентября состоялась торжественная церемония закладки второго и третьего блока в Бушере, в Иране. Тоже, в общем, с трудом реализовывался первый блок.

В.Путин: Там приходилось переделывать.

С.Кириенко: Такого никто в мире не делал. Это был блок, который 30 лет назад начали немцы, потом бросили. Когда мы его взялись достраивать, у него в крыше была дыра от прямого попадания ракетного заряда. Доделали, и, действительно, высокое доверие возникло и у партнёров, и у других стран, у иранских, конечно, партнёров. Поэтому мы с ними подписали рамочное соглашение, что будем строить серию в Иране.

10 сентября мы торжественно провели церемонию по закладке второго и третьего блока там же, на Бушере, а потом будет следующая площадка. То есть на этой площадке три-четыре блока, и будет следующая площадка в Иране. Кстати, сами иранцы уже заявили, что первый блок Бушера им уже сэкономил 27 миллионов баррелей нефти и каждый блок будет экономить 11 миллионов баррелей в год. Они считают, что для них он уже окупился и уже принёс доход.

У нас хорошо наращиваются темпы по сервису. Строительство новых станций важно, но всё–таки мы много построили с советских времён станций по миру, поэтому мы себе поставили задачу наращивать сервис для них. Хороший доход даёт. Где–то на 74 процента у нас вырос объём сервиса, то есть мы с 17 блоков дошли до 24. В этом году хотим дойти до 34 блоков, которые мы обслуживаем по сервису. И самое главное, что это очень «длинная» задача.

Мы сейчас новые контракты сразу подписываем и на строительство, и на весь жизненный цикл: сервис, эксплуатация, поставка топлива. Откровенно говоря, по доходу для российской промышленности, всей, это даже больше, чем стоимость сооружения. Потому что станция будет не меньше 60 лет работать. А наши новые блоки – 60 лет – это то, что мы по контракту гарантируем, на самом деле понимаем, что никак не меньше 80 будут работать.

Из дополнительных экспортов – это изотопная продукция. В 2,5 раза вырос объём продаж.

В.Путин: Медицина?

С.Кириенко: В первую очередь медицина, материаловедение, научные исследования. Сейчас поставляем в самые разные страны. Австралия, Европа – понятно, традиционно. В Бразилию начали поставлять, Аргентина, Вьетнам, Индонезия, Малайзия, даже Япония. То есть каждый год увеличиваются объёмы поставок – и по доходам неплохо, и заказ для наших институтов.

Но мы сейчас двигаемся дальше: начинали просто с изотопов, дальше – радиофармпрепараты. И, как мы Вам докладывали на совещании в Туле, сделали полную технологическую линейку отечественной медицинской техники. Чтобы не только изотопы поставлять и радиофармпрепараты делать, но чтобы была полная отечественная линейка медицинской техники.

В.Путин: Кстати, техника хорошая, современная, очень перспективная.

С.Кириенко: Да. Она по характеристикам не хуже, а иногда даже лучше иностранной, а дешевле раза в два как минимум.

Россия > Электроэнергетика > kremlin.ru, 12 сентября 2016 > № 1893763 Сергей Кириенко


Россия > Армия, полиция > premier.gov.ru, 16 ноября 2015 > № 1552527 Дмитрий Медведев, Сергей Кириенко

Заседание Правительства.

Первый вопрос повестки – о проекте ФЦП «Обеспечение ядерной и радиационной безопасности на 2016–2020 годы и на период до 2030 года».

Стенограмма:

Д.Медведев: Добрый день, коллеги! У нас плановое заседание Правительства, но в неплановые сроки ввиду существующего у меня графика. Мы начнём с проекта федеральной целевой программы обеспечения ядерной и радиационной безопасности на период до 2020 года и более поздний период – до 2030 года.

Направление – одно из ключевых для обеспечения и национального роста, и национальной безопасности. Тема весьма актуальна, поскольку в целом увеличивается количество ядерных объектов, которые в силу понятных причин отработали срок эксплуатации. Россия уже давно ядерная держава, и эти факторы влияют на существующую систему обеспечения ядерной безопасности.

В ближайшие 15 лет нам необходимо перевести в безопасное состояние и затем ликвидировать целый ряд объектов, а территории, где они находились, привести в порядок с помощью мер реабилитации. Кроме того, мы должны развивать инфраструктуру по хранению отработанного топлива атомных электростанций и по переработке и окончательной изоляции радиоактивных отходов.

Нужно совершенствовать и систему контроля и обеспечения ядерной и радиационной безопасности. Здесь основной акцент, конечно, – на сохранении здоровья работников атомной промышленности. В конечном счёте наша обязанность – исключить влияние радиационных факторов на людей и окружающую среду.

Федеральная целевая программа разработана в продолжение аналогичной ФЦП, которая действует с 2008 года и заканчивается в этом году. Благодаря общим усилиям, в первую очередь госкорпорации «Росатом», а также заинтересованных ведомств, удалось создать сбалансированную систему контроля на атомных объектах и практически, будем надеяться, свести основные риски радиационных, экологических катастроф на нет.

У нас есть целый ряд примеров, когда выводились из эксплуатации исследовательские реакторы, утилизировались суда, которые перевозили атомные отходы, а также ряд других решений принимался, касающихся мест хранилища радиоактивных отходов, о чём чуть подробнее расскажет Сергей Владиленович Кириенко.

Ещё один вопрос, который хотел бы отметить, касается повышения безопасности перевозки детей автобусами. Тема очень важная с учётом того, что это огромное количество перевозок и, самое главное, что ездят дети. Правительство утвердило правила ещё в конце 2013 года, в них были сформулированы требования к состоянию и оснащению транспортных средств.

Сегодня речь пойдёт об усилении ответственности за нарушение нормативов. До сих пор штрафы были предусмотрены лишь для водителей, и то только за нарушение правил дорожного движения. Теперь появляется ответственность за несоблюдение правил организованной перевозки групп детей автобусами. Отвечать за соответствующие правонарушения будут не только водители, но и должностные лица в школах и транспортных компаниях. Это такая гарантия, которая, надеюсь, будет способствовать более внимательному отношению к такого рода перевозкам.

Также мы рассмотрим сегодня вопрос о ратификации статей Соглашения Азиатского банка инфраструктурных инвестиций, которые предусматривают создание этого банка. После принятия документа наша страна, наряду с Китаем и Индией, станет одним из трёх крупнейших акционеров банка. Уставный капитал банка составляет 100 млрд долларов. Наши взносы в капитал осуществляются равными долями в течение последующих пяти лет. Участие России в этом проекте, очевидно, позволит привлекать средства банка, для того чтобы выполнять инвестпроекты в нашей стране, прежде всего на Дальнем Востоке, в Восточной Сибири, ну и, конечно, будет способствовать укреплению отношений с государствами Азиатско-Тихоокеанского региона, что для нас сейчас весьма и весьма важная тема.

Сергей Владиленович, пожалуйста.

С.Кириенко: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые члены Правительства! Представляю доклад об утверждении второй федеральной целевой программы обеспечения ядерной и радиационной безопасности. Уважаемый Дмитрий Анатольевич, поскольку при согласовании этой федеральной целевой программы основные вопросы были посвящены тому, как выполнена первая федеральная целевая программа, что, в общем, логично, и главный вопрос задавался: насколько оправданно продление программы, я начну с представления короткого отчёта о том, как выполнены цели федеральной целевой программы. У членов Правительства есть презентация, которую мы заранее направили.

Ключевой вопрос заключается в том, что предметом этой федеральной целевой программы являются накопленные отложенные обязательства за 70 лет существования атомной отрасли, в первую очередь Советского Союза. Основной объём этих отложенных обязательств – это, конечно, отходы, наследие, оставшееся от реализации атомного проекта Советского Союза, в первую очередь военного атомного проекта, потому что самые большие отложенные обязательства формировались в первые годы (конец 1940-х – начало 1950-х, 1960-е годы), когда, естественно, вопрос стоял о безопасности страны и отложенные обязательства откровенно перекладывались на будущие периоды.

На втором слайде показан набор проблем, которые мы имели в 2007 году при принятии первой федеральной целевой программы: накопленные отходы, отработанное топливо. Главные риски были в том, что, поскольку многие эти отходы хранились уже по 30, 40, 50 лет, ржавели барьеры безопасности и в общем возникали существенные риски просто аварийных последствий. Ну и огромный объём радиоактивных отходов, которые в 1950-е годы просто сбрасывались в открытые водоёмы. В открытых водоёмах всего более 170 млн кюри радиоактивности.

В соответствии с этим были приняты цели федеральной целевой программы – 1. Главная задача этой федеральной целевой программы заключалась в том, чтобы снять риски масштабных аварий, то есть привести в безопасное состояние, обеспечить контроль и стабильное функционирование. Очень важной задачей было сформировать законодательную базу, которая должна была разграничить полномочия, за что отвечает государство, а за что отвечают хозяйствующие субъекты, чтобы разобравшись с отходами, накопленными от Советского Союза, мы через некоторое время не попали в ситуацию, что снова накопятся новые отходы, ну и соответствующий механизм накопления.

В программе было восемь федеральных ведомств – участников, было предусмотрено 131,8 млрд рублей с 2008 по 2015 год. Естественно, программа попадала под секвестр в течение этого года, соответственно, секвестировано было 8,6 млрд. Тем не менее могу сказать, что все показатели программы выполнены, несмотря на секвестр, и даже с превышением. Интегральный индекс выполнения программы составит порядка 108,5% к концу этого года.

Следующий слайд, четвёртый, – вот как раз ситуация по отработанному топливу.

Большой объём дефектного топлива остался и от реакторов-наработчиков для военных программ, исследовательских реакторов. Уровень заполнения хранилищ был 96%. По ряду исследовательских институтов, таких как ФЭИ или НИИАР, – 98–100% с существенной коррозией. Было обеспечено строительство узлов разрезки, перегрузки, транспортная схема, строительство сухого хранилища. Решён вопрос, то есть на сегодняшний день мы ушли с 96% заполнения хранилищ к 49, что обеспечивает контролируемый, абсолютно безопасный, приемлемый уровень.

Самое главное, параллельно с этим отработали технологии переработки дефектного отработанного топлива, которое ранее никогда нигде не перерабатывалось.

На пятом слайде показана как раз такая наиболее опасная проблема, связанная с открытыми водоёмами. Это в первую очередь водоём В-9 так называемый – озеро Карачай. На маяке, в одном этом озере, 120 млн кюри – это два с половиной Чернобыля примерно – жидких радиоактивных отходов. Поскольку поверхность озера открытая, если на него пришёл бы какой-нибудь ураган, поднимающий воду, то это могло привести к крайне тяжёлым последствиям. Справа показано, как озеро выглядело месяц назад. 26 ноября будет засыпан последний квадратный метр этого озера. Озеро полностью закрывается. При этом оно сегодня обурено 450 наблюдательными скважинами, то есть задача не просто закрыть, но и полностью контролировать, что происходит с подземным горизонтом. Очень большой объём проделали вместе со специалистами МЧС и Минприроды.

Уже полностью законсервированы два водоёма, Б-1 и Б-2 (это в Томской области, Сибирский химический комбинат), по 28 и 20 млн кюри в каждом. Таким образом, к 26 ноября у нас полностью закрыты все открытые водоёмы, исключён этот риск.

На шестом слайде показан тоже знаменитый объект – Теченский каскад, которым очень много занимались с Министерством по чрезвычайным ситуациям. Это 360 млн кюри, 300 кубов, но это низкоактивные отходы. Там основные риски были связаны не с ураганами, а с возможностью прорыва плотины, поэтому очень большой объём там выполнен по укреплению плотин до первой категории безопасности, созданы пороги-регуляторы. В результате этого полностью обеспечено исключение попадания радиоактивности дальше в открытые водоёмы и, самое главное, исключены аварийные сценарии при ливневых дождях или каких-то природных катаклизмах.

На седьмом слайде показан тоже уникальный опыт. У нас осталось 13 промышленных реакторов – наработчиков плутония в советские годы. Они все выведены их эксплуатации. То есть они остановлены, они все остановлены. Никто никогда в мире полностью не выводил их из эксплуатации. Вот у нас первый такой реактор в рамках ФЦП-1 выведен. Мы полностью отработали технологию. Здесь, справа, нарисовано, во что он теперь превращается: 30 м над землёй, 30 м под землёй и 50 м в диаметре – объёмы этого реактора. Безопасность обоснована более чем на 1000 лет, и, соответственно, отработана технология, позволяющая нам обеспечивать вывод всех остальных реакторов.

На восьмом слайде показано два объекта, которые находились в центре Москвы. Это один из корпусов Курчатовского института, из которого извлечено 3 тыс. кюри активности и более 5 тыс. куб. м радиоактивных материалов, также полностью демонтирован корпус института ВНИИЭМ – это территория, смежная с Курчатовским институтом, где уровень альфа-излучения в помещениях превышал в 150 тыс. раз допустимые нормы.

Это не создало никаких последствий для окружающей территории, но риски были очень высокие, поскольку рядом с Курчатовским институтом дома находятся. Поэтому это был первоочередной объект, который полностью демонтирован и вывезен с территории Курчатовского института.

На девятом слайде показаны проекты по утилизации судов технического обслуживания. Напомню, что у нас отдельно идёт (не входит в состав федеральной целевой программы) утилизация атомных подводных лодок, которой мы вместе с Министерством обороны занимаемся. Выведенные из состава лодки переданы на утилизацию «Росатому». Из 201 подводной лодки 197 уже утилизировано на сегодняшний день, то есть у нас не только накопления нет, мы вытащили весь старый накопленный запас, и сейчас просто с колёс они будут уходить на утилизацию.

А вот отложенными проблемами были суда технического обслуживания Министерства обороны и атомного ледокольного флота. Например, «Володарский» 1928 года, который использовался для разгрузки топлива, находился на плаву с загруженным аварийным топливом. Всё топливо выгружено, отработана технология утилизации этих судов. «Володарский» уже переведён в безопасные контейнеры на площадке. «Лепсе» разделывается сейчас. При этом мы от стартовых целей программы не только не увеличили сумму затрат, но даже сократили, освоив часть производства работ на предприятиях «Росатома», поскольку нам надо было компенсировать секвестры и укладываться в установленные деньги.

На 10-м слайде показан отдельный проект по утилизации радиоизотопных генераторов – это РИТЭГи, которые по Северному морскому пути, у Минобороны, у Минтранса, у Минприроды. В общей сложности 995 таких РИТЭГов. Активность каждого РИТЭГа – от 30 до 500 тыс. кюри, то есть все вместе они составляют очень большой объём. Огромную работу провело и Министерство обороны. Два РИТЭГа были подняты со дна Мирового океана, уникальная операция была проделана. Минтранс, Минприроды, Росгидромет, МЧС – хотел всех коллег поблагодарить. Последние четыре РИТЭГа мы привезли летом этого года из Антарктиды, то есть собрали все РИТЭГи по всей территории. На сегодняшний день обеспечена безопасность этой работы.

Следующий слайд – это системы постоянного контроля и мониторинга. Тоже отдельная подпрограмма у нас была. Когда мы стартовали, была одна единственная система территориального контроля АСКРО, которая обеспечивает автоматический контроль радиационной обстановки. На сегодняшний день у нас создано 32. То есть 25 – в субъектах Российской Федерации (это все субъекты, на территории которых есть ядерно и радиационно опасные объекты первой и второй категорий, они все покрыты сегодня сетью автоматической системы контроля радиационной обстановки) и семь федеральных ведомств плюс «Росатом». Всё это вместе обеспечивает полный контроль и мониторинг территории страны и возможности оперативного реагирования.

На 12-м слайде – показатели эффективности программы. Дмитрий Анатольевич, как я докладывал, вопрос был не только в том, чтобы вписаться в показатели, но и попробовать на отработке технологий обеспечить повышение показателей эффективности. Здесь как раз показано, что при плановом параметре реабилитации территории мы при плане 1,5 млн смогли реабилитировать 2,7 млн, то есть в 1,8 раза больше. Удельная стоимость реабилитации одного метра квадратного снижена в четыре раза. По опасным объектам – тоже на 30% больше, 53 ядерно и радиационно опасных объекта демонтировано, при этом удельная стоимость утилизации одной тонны конструкции в 2,5 раза сокращена.

Следующий слайд, 13-й, – как раз общие показатели программы. На 20% больше вывезено отработанного топлива, удельная стоимость сокращена уже в три с лишним раза. Задачу ставим по дальнейшему сокращению ещё как минимум в два раза к 2018 году. По хранению накопленных отходов таким же образом: удельная стоимость снижена в 8,5 раза, объём доступных – это «Радоны», это комбинаты «Радоны», которые традиционно находились не в «Росатоме», они были переданы при создании госкорпорации. Это отходы не атомной отрасли, это отходы народного хозяйства – наука, стройка, промышленность, образование. Вот то, что мы собираем, мы скомпактизировали из 15 региональных центров в восемь (в каждом федеральном округе есть такой центр), и за счёт применения новых технологий в 20 раз увеличили ёмкости. То есть без дополнительных инвестиций можно продолжать ещё длительное время собирать соответствующие отходы. Стоимость хранения удельную сократили в 8,5 раз. Итоговый индекс выполнения программы, как я уже сказал, несмотря на секвестр, 108,5%.

Теперь 14-й слайд – это, собственно, переход ко второй федеральной целевой программе обеспечения ядерной и радиационной безопасности.

Первой программой, Дмитрий Анатольевич, мы обеспечили перевод в состояние, что ликвидировали всё, что могло привести к катастрофическим последствиям, обеспечили постоянный контроль и мониторинг, создали инфраструктуру, законодательство и финансовые условия, отработали технологии. Теперь ключевая задача – плановый перевод всех объектов в окончательное невозвратно безопасное состояние, вывод, окончательное захоронение, утилизация.

Мы отработали эту программу с 83 субъектами Российской Федерации, 13 ведомствами, большую работу провели вместе со Счётной палатой, учли замечания коллег – всё, что можно было, на стадии разработки, остальные замечания будем учитывать уже в ходе реализации самой программы.

Пять госзаказчиков у этой программы, здесь они показаны. Кроме «Росатома», Ростехнадзор, ФМБА, Минпромторг и Минобрнауки. Существенно увеличено софинансирование из собственных средств предприятий и организаций, то есть 70% – федеральный бюджет, чуть более 30% – это софинансирование этих проектов.

На 15-м слайде показаны основные направления федеральной целевой программы. В данном случае, поскольку у нас ФЦП на 15 лет, Дмитрий Анатольевич, как Вы сказали, она разбита на три этапа по пять лет: с 2015 по 2020-й, по 2025-й и, соответственно, по 2030 год. Основное расходование – это перевод объектов в безопасное состояние, то есть это уже, собственно, по отработанным технологиям вывод реакторов-наработчиков, вывод зданий и объектов на «Маяке», Сибирском химическом комбинате, Ангарском комбинате, Новосибирском заводе химконцентратов (то есть это всё заводы, которые когда-то участвовали в реализации оборонной программы). На это приходится 73%. 19% – на создание инфраструктуры и системы изоляции, это пункты хранения. 5% – система контроля обеспечения радиационной безопасности. 2% – это научно-технологическая, то есть отработка промышленных технологий и мониторинг обеспечения государственного учёта и контроля.

Соответственно, на 16-м слайде показаны ключевые задачи, что должно быть достигнуто по основным проектам в течение этого времени. Наверное, более точно это видно на 17-м слайде, здесь мы просто дали сравнение в штуках, объёмах, в метрах квадратных, – реализация федеральной целевой программы, 2008–2015 и 2016–2030 годы. Понятно, что окончательный вывод в изоляцию в первой ФЦП не проводился – отработаны технологии, и теперь мы должны вывести все запланированные объекты. В 3,5 раза увеличивается вывоз отработанного топлива, переработка в том числе аварийного топлива, вывод объектов, реабилитация территорий в два с лишним раза больше, ну и включаются окончательные захоронения радиоактивных отходов, поскольку соответствующие технологии отработаны или будут доработаны в первые пять лет 15-летней программы.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые члены Правительства! Федеральная целевая программа согласована со всеми министерствами и ведомствами. Просил бы поддержать её утверждение. Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо.

Россия > Армия, полиция > premier.gov.ru, 16 ноября 2015 > № 1552527 Дмитрий Медведев, Сергей Кириенко


Россия > Электроэнергетика > kremlin.ru, 25 сентября 2015 > № 1498920 Сергей Кириенко

Встреча с главой госкорпорации «Росатом» Сергеем Кириенко.

В преддверии 70-летия атомной отрасли России состоялась встреча Владимира Путина с генеральным директором Государственной корпорации по атомной энергии «Росатом» Сергеем Кириенко.

В.Путин: Добрый день!

Сергей Владиленович, мы – в преддверии 70-летия создания атомной отрасли России. За это время сделано было очень много и для развития экономики страны, для энергетики, но и для обеспечения обороноспособности. Известный стратегический паритет был достигнут исключительно и в значительной степени благодаря двум отраслям: ракетно-космической и, безусловно, атомной.

Давайте поговорим в преддверии этого мероприятия о том, чем сегодня живёт атомная отрасль России.

С.Кириенко: Спасибо, Владимир Владимирович.

Действительно, встречаем 70-летие достойно. Главное, безусловно, на 100 процентов выполняется гособоронзаказ, никаких здесь рисков и срывов нет, то есть всё выполняется в установленные сроки. Можем гарантировать полное выполнение гособоронзаказа.

В этом году с точки зрения уже гражданской будет рекордная выработка, которой не было за всю историю атомной отрасли. Более чем на 10 миллиардов киловатт часов выработают атомные станции страны электроэнергии больше, чем в прошлом году, который тоже был рекордным. Более 190 миллиардов киловатт часов электроэнергии будет выработано.

За счёт повышения эффективности работы действующих станций мы выполняем важную программу, которую Вы перед нами ставили, по пуску новых блоков. Ростовская атомная станция была пущена, я докладывал, на два месяца раньше срока, сейчас уже введена в промышленную эксплуатацию. Соответственно это добавило дополнительные выработки электроэнергии.

Конечно, то, что у нас в стране успешно сооружаются свои атомные станции, резко повышает интерес наших зарубежных партнёров. На прошлой неделе у нас завершилась генконференция МАГАТЭ. Сейчас, Владимир Владимирович, у нас портфель заказов уже на 30 атомных энергоблоков в 12 странах. Это то, что подписано, где твёрдые гарантии. Ещё более 10 [проектов] в процессе переговоров, обсуждения. Это самый большой портфель заказов в мире. Если его весь посчитать, то более 300 миллиардов долларов – совокупный портфель заказов.

Очень важная вещь сейчас – это, конечно, новое поколение технологий. То, что освоено сегодня, – референтные, надёжные, проверенные, так называемого постфукусимского типа (по Федеральной целевой программе, которую Вы нам утверждали, – «Ядерные энерготехнологии нового поколения»): это быстрые реакторы. У нас завершается энергопуск БН-800 на Белоярской атомной станции в Свердловской области. Очень важно, что мы сейчас это делаем именно как комплекс, потому что есть станция, но нужен весь технологический топливный цикл.

Сдан в промышленную эксплуатацию завод МОКС-топлива (уран-плутониевое топливо), который впервые в истории построен. Наши американские партнёры никак у себя не достроят, уже потратили 7,7 миллиарда долларов и сейчас останавливают стройку, было сообщение конгресса, потому что непонятно, сколько ещё уйдёт [средств]. Мы сделали этот завод за 2,5 года, и он нам обошёлся в двести с небольшим миллионов долларов, то есть 9,6 миллиарда рублей. Завод работает, выходит на промышленную мощность.

Крайне важно, что мы двигаемся в обеспечении безопасности, нет ни одного значимого отклонения за всё это время. Крайне важно, что мы начали вытаскивать накопленные запасы. Реализация 70 лет назад атомного проекта – в тот момент думали о том, чтобы спасти страну; понятно, что оставались отходы, которые долгое время хранились.

В.Путин: Хвосты всякие.

С.Кириенко: Да. Что мы сделали? Сначала мы все отходы привели в безопасное состояние, чтобы ничего не грохнуло; второе – мы начинаем сейчас постепенно выгребать. Практически полностью завершили разделку атомных подводных лодок, которые нам передавали. Из 201 лодки 197 уже разделаны и переработаны, то есть мы привели их в безопасное состояние.

Завершили в прошлом году полностью вывоз отработанного ядерного топлива с Дальнего Востока России, построили хранилище на Горно-химическом комбинате (ГХК), куда на безопасное контролируемое хранение это переложили.

Собрали все РИТЭГи – изотопные источники, которые по Северному морскому пути были разбросаны, по Арктике, Антарктике. Последние четыре РИТЭГа привезли летом с территории Антарктиды. То есть, в общем, системно подбираем ещё и то, что накопилось за эти 70 лет.

Владимир Владимирович, хочу доложить. Помните, год назад, когда Вы были в Сарове, к Вам молодые специалисты обращались с идеей к 70-летию провести выставку, – Вы тогда дали поручение. Докладываю, выставку сделали, в Манеже она сейчас работает, посетило более 50 тысяч человек. Мы собрали со всех наших предприятий уникальные экспонаты, подлинники документов того, как создавался атомный проект.

Несколько вещей, конечно, просто поражают. Я уже некоторое время проработал в отрасли, считаю, что привык, но какие–то вещи поражают. Там [на выставке] лежит документ, который подписан Молотовым, на тот момент замом председателя комитета обороны, – который предписывает для реализации атомного проекта выделить 50 пар резиновых сапог и 300 топоров. Вот состояние экономики страны, если [документ на выдачу] 50 пар резиновых сапог подписывает зампредседателя комитета обороны. Вот в такой ситуации создавалась уникальная атомная отрасль.

Второе, что действительно вызывает огромное уважение, это 1946–1947 годы, когда вопрос стоял: или успевают создать оружие, или… Там выписки, документы не только наши, но и американские, в которых показано, что на 1950 год была спланирована возможность ядерного удара [по СССР].

В 1946 году первые предложения и первые проекты, которые начали делаться, – первая атомная станция, первый ледокол. То есть Советский Союз не был первой страной, которая создала бомбу, но был первой страной, которая разработала всё гражданское применение атомной энергетики: и первый ледокол, и первая атомная станция, и первое применение в медицине.

Стараемся не посрамить то, что создали основатели отрасли.

В.Путин: В последнее время сделано много, за последние лет десять, наверное, особенно заметный был рывок, скачок, можно сказать.

Я хочу поздравить и Вас, и всех, кто в отрасли работает, с приближающимся праздником.

С.Кириенко: Спасибо.

Россия > Электроэнергетика > kremlin.ru, 25 сентября 2015 > № 1498920 Сергей Кириенко


Россия. Весь мир > Электроэнергетика > premier.gov.ru, 18 сентября 2015 > № 1496223 Сергей Кириенко

Встреча Дмитрия Медведева с руководителем государственной корпорации «Росатом» Сергеем Кириенко.

Д.Медведев: Сергей Владиленович, у нас всегда много тем для обсуждения, тем не менее хотел задать сначала общий вопрос, потому что для самой вашей структуры, для «Росатома», важно и вообще для нашей экономики, каков сейчас портфель заказов? Потому что наши ядерные технологии всегда были востребованы. Особенно это важно сейчас, в условиях, когда наша экономика находится в состоянии турбулентности, и важно сохранять завоёванные позиции.

С.Кириенко: Спасибо, Дмитрий Анатольевич. Мы действительно понимаем задачу, что должны обеспечивать и сохранение позиций, и высокотехнологичный экспорт, поскольку это как раз самый правильный экспорт, когда продукт интеллекта людей продаётся за рубеж. Вот как раз вернулись, буквально сегодня (по Вашему поручению) с генконференции МАГАТЭ. Это хорошее место, поскольку собираются все страны…

Д.Медведев: Профильное место для вас просто.

С.Кириенко: Да. Поэтому мы, соответственно, за несколько дней провели переговоры со всеми нашими партнёрами. Что важно, интерес не просто сохраняется – интерес нарастает. То есть у нас сейчас получается, Дмитрий Анатольевич, что мы за последние несколько лет портфель заказов увеличили в 5,5 раза, и у нас на сегодняшний день в портфеле заказов 30 энергоблоков атомных станций в 12 странах и в стадии переговоров ещё более 10. Тут боюсь сглазить, у нас параллельно сейчас ещё в пяти странах идут переговоры, и в дискуссии – более 10 блоков.

Д.Медведев: А если сравнивать с другими вашими крупнейшими конкурирующими структурами, «Росатом», как я понимаю, ведь одна из ведущих структур в мире по этому направлению?

С.Кириенко: Может быть, не очень скромно звучит, но правда – сегодня номер один. За последние годы не проиграли ни одного тендера. Везде, где являлись открытые тендеры, мы все эти тендеры выиграли.

Вот собственно за счёт этого портфель и вырос в 5,5 раза. И у нас сейчас получается, что портфель заказов полный – более 300 млрд долларов на сегодняшний день, и он продолжает нарастать. То есть наша задача, в общем, в ближайшие годы его продолжать усиленно наращивать.

Д.Медведев: Он будет на годы вперёд скомплектован? То есть это портфель заказов на десятилетия практически?

С.Кириенко: Конечно. Мы считаем только те деньги, которые точно видны и можно в бюджет положить.

Д.Медведев: То есть это не прожекты, а именно подписанные контракты?

С.Кириенко: Да. А так, вообще говоря, конечно, это очень долгосрочная вещь. Она же ещё и страны наши связывает.

Д.Медведев: Конечно.

С.Кириенко: То есть, если мы сейчас подписываем контракт в любой стране, то это от 7 до 10 лет сооружение, если это два-четыре блока. Мы гарантируем в договорах 60 лет эксплуатации, про себя точно понимаем, что не меньше 80–100. Вот в прошлом году, помните, мы докладывали… Спасибо – было решение Правительства о присуждении премии Правительства группе учёных, которая разработала стали, работающие в корпусе реакторов в нейтронном потоке более 100 лет. Это значит, что, в общем, эти реакторы могут работать до 100 лет, то есть получается, что мы связаны с этими странами очень надолго. У нас контракт по сооружению сам немаленький, каждый блок начинается от 5 млрд долларов и более, в зависимости от комплектации. Но ещё в два раза больше – это топливо за период жизни станции, это услуги по эксплуатации, это вывод из эксплуатации. Вот это, конечно, важнейшая вещь за рубежом.

Д.Медведев: Тогда вопрос вот какого порядка. Всё-таки для того, чтобы все эти станции строили, для того чтобы блоки создавались, необходимо принятие целого ряда государственных решений. Нужно ли сейчас их принимать или же мы можем обойтись тем, что есть? Потому что, конечно, наша задача сейчас – поддержать нашу промышленность, и в том числе «Росатом», для того чтобы вы выполняли свои задачи.

С.Кириенко: Дмитрий Анатольевич, никаких специальных решений сейчас не требуется, спасибо. У нас действует программа развития атомного энергопромышленного комплекса. Мы её реализовали, мы сейчас развернули возможности промышленности. Стартовали с того, что могли делать один комплект оборудования в год, сейчас можем делать до семи комплектов оборудования в год, причём это отечественное производство. Но что важно, мы везде сохранили конкуренцию или даже создали где-то внутреннюю конкуренцию, потому что это позволяет удерживать цены.

Ну а из решений, которые мы выносим в ближайшее время на Правительство Российской Федерации, – это продление федеральной целевой программы ядерной и радиационной безопасности. Это не строительство новое, но поскольку всё-таки отрасли через неделю 70 лет, и, соответственно, за 70 лет накоплен довольно большой багаж – в основном он, конечно, накоплен как наследие военного проекта, особенно первых лет, когда об этом невозможно было задуматься, спасали ситуацию в стране, – вот сейчас это такая важная вещь. Мы, собственно, подготовили в связи с этим отчёт. Для того чтобы запрашивать федеральную целевую программу два, надо сначала отчитаться по программе один. Разрешите здесь доложить. Она заканчивается в конце этого года, и у нас получается так: мы выполнили все её показатели, притом что, естественно, были секвестры за это время. Срезано было 8,4 млрд рублей. При сокращении на 8 млрд рублей мы выполнили показатели программы на 108,5%, выполнили уже, тут можно с уверенностью сказать.

Из ключевых вещей по такому выполнению, Дмитрий Анатольевич, это сухое хранилище введено на горно-химическом комбинате в Красноярске. Уже вывезено почти 30 тыс. отработанных тепловыделяющих сборок со станции, что резко повысило безопасность хранения и надёжность. Реабилитировано 2,7 млн кв. м загрязнённых территорий, это на 1 млн больше, чем было запланировано по федеральной целевой программе.

Из таких кардинальных решений – полностью освобождён Дальний Восток России от отработанного топлива. Там не атомные станции (их там, кроме Билибинской станции, нет), там мы взяли на себя по поручению Правительства задачу вывоза и переработки отработанного топлива атомных подводных лодок, когда они из Министерства обороны передаются, соответственно. Мы закончили полностью 41 эшелон, 23 тыс. этих отработанных сборок вывезено, то есть отработанного топлива на Дальнем Востоке нет. Мы весь регион таким образом обезопасили. Из 201 лодки (то есть за всё время выведена из состава Министерства обороны 201 лодка) на сегодняшний день 195 уже переработаны, то есть мы разгрузили отсеки, выгрузили, привели в безопасное состояние, сами блоки поставили на контролируемое хранение, а металл, естественно чистый, отправлен в переработку. То есть 97% выполнено.

И последнее, как раз сейчас закончили, в этом году. Была отдельная задача поставлена – собрать радиоизотопные генераторы, источники, которые по Северному морскому пути ставились, на военно-морских базах, автономные источники энергии. Их за советские годы было разбросано огромное количество. 992 этих радиоизотопных источника мы собрали, четыре последних привезли в этом году из Антарктиды – специальная экспедиция, очень большую работу Минобороны провело, другие министерства, Минтранс. Мы со всеми вместе собрали, переработали, их там осталось 12 в рабочем состоянии, которые эксплуатируются. Всё остальное собрано, в том числе и со дна океана смогли поднять, Министерство обороны большую работу провело.

Д.Медведев: А на какой период рассчитана новая редакция ФЦП?

С.Кириенко: У нас такая же логика. Была десятилетняя федеральная целевая программа первая, и мы таким же образом десятилетнюю программу предлагаем в продолжение. Там, собственно, главная вещь такая: первая программа нам полностью решила то, что представляло риски. Знаете, то, что могло прорвать плотину Теченского каскада…

Д.Медведев: Понятно. То есть дыры сначала нужно было заткнуть.

С.Кириенко: Да, то есть то, что представляло реальную угрозу. А вот сейчас задача федеральной целевой программы два – это уже сделать процесс необратимым. То есть всё, что мы привели в безопасное состояние, теперь переработать…

Д.Медведев: Необратимым в положительном смысле?

С.Кириенко: В положительном смысле, да. Знаете, чтобы не прошло какое-то количество времени и нам не пришлось возвращаться к тому состоянию…

Д.Медведев: Понятно. Чтобы деньги не тратить на то же самое.

С.Кириенко: Ну конечно. И ещё хотел отчитаться: мы очень внимательно следили за экономическими параметрами. То есть безопасность, вроде, такая вещь, на которую ничего не жалко, но считать надо.

Д.Медведев: Денег безопасность стоит немалых.

С.Кириенко: Поэтому хочу доложить, что у нас в итоге получилось, что стоимость рекультивации одного метра квадратного от того, что мы планировали, запуская программу к тому, что получили, снижена в четыре раза. То есть стартовали с 8 тыс. рублей за метр квадратный, реально сделали за 2 тыс. Стоимость вывоза и переработки топлива атомных станций в три раза сократили. И в качестве такой важной вещи хотел доложить, что как раз сейчас идёт запуск, идёт тестовое производство, буду на следующей неделе там: мы сделали впервые уникальное производство МОКС-топлива. Есть соглашение между Россией и Соединёнными Штатами об утилизации избыточного плутония, который не нужен. Соответственно, и у нас, и в Америке запустили строительство заводов по МОКС-топливу. Американцы потратили уже 7,7 млрд долларов, и в начале этой недели Конгресс объявил, что, поскольку конца не видно, они останавливают стройку. Мы такой завод, на который они уже потратили 7,7 млрд долларов и восемь лет строят, сделали за два с половиной года и потратили 9 млрд рублей, то есть 240 млн долларов, – в 30 раз меньше. Завод запущен.

Д.Медведев: Ну американцы богатые, пусть тратят большие деньги, а мы будем тратить на это немножко другие средства.

С.Кириенко: Мы считаем деньги, да.

Д.Медведев: Хорошо, Сергей Владиленович. Я тогда прошу вас окончательно согласовать все параметры федеральной целевой программы, проработать это с ответственными ведомствами и войти с предложениями в Правительство для окончательного принятия ФЦП.

С.Кириенко: Спасибо, Дмитрий Анатольевич.

Россия. Весь мир > Электроэнергетика > premier.gov.ru, 18 сентября 2015 > № 1496223 Сергей Кириенко


Россия > Электроэнергетика > forbes.ru, 27 мая 2015 > № 1382737 Сергей Кириенко

Атомная семья: каким бизнесом занимаются близкие Сергея Кириенко

Антон Вержбицкий

Бывшие партнеры, друзья и сын гендиректора «Росатома» проявляли предпринимательскую активность в городах и отраслях, с которыми была связана карьера влиятельного госменеджера

Бизнес друзей и экс-партнеров бывшего премьер-министра и представителя президента в Приволжском федеральном округе, а ныне руководителя «Росатома» Сергея Кириенко зачастую был связан с городами и отраслями, где он занимал высокие должности. Сам Кириенко и его сын Владимир категорически отказались рассказывать Forbes что-либо на тему семейного бизнеса. Проведя десятки интервью, Forbes проследил, как трансформировались деловые интересы семьи.

Новый город

В ночь на 30 сентября 2002 года избирательные комиссии Нижнего Новгорода только начали считать голоса во втором туре выборов мэра, а в участки уже неслись десятки автомобилей с сотрудниками правоохранительных органов и судебными приставами. Они торопились исполнить решение, вынесенное накануне вечером Нижегородским районным судом, — арестовать и вывезти все бюллетени с трехсот участков. Приставы сгребли бюллетени в мешки и куда-то увезли, но через пару дней арест сняли, и подсчет голосов завершился. С отрывом в полпроцента неожиданно победил экс-депутат Госдумы Вадим Булавинов, который в первом туре проиграл действующему мэру Юрию Лебедеву более 10%. Решение суда было для России беспрецедентным. Возглавлявший предвыборный штаб Лебедева вице-мэр Сергей Воронов вспоминает, как полпред президента в Приволжском ФО Сергей Кириенко после скандала объяснял по телевидению, что это была грамотная работа правоохранительных органов. По мнению Воронова, новый мэр стал гораздо лояльнее по отношению к Кириенко, чем его предшественник.

После выборов пошел в гору бизнес людей из команды Кириенко, например его приятеля по комсомолу (в конце 1980-х Кириенко был первым секретарем Горьковского обкома ВЛКСМ), основателя Саровбизнесбанка Владимира Травина. Он и Саровбизнесбанк стали контролировать компанию «Центр-СБК», через которую проходили платежи за жилищно-коммунальные услуги во всей Нижегородской области. Более 1 млн лицевых счетов обеспечивали миллиардные денежные потоки. По словам бывшего губернатора Нижегородской области Геннадия Ходырева, этот вопрос тогда курировал министр ЖКХ Валерий Лимаренко, член нынешней команды Кириенко.

Пока коммунальные деньги прокручивались через структуры Саровбизнесбанка, активность Травина распространилась на энергетику.

Травин и его партнер Денис Соловьев в 2004 году получили долю в «Волго-Вятской компании» (ВВК), контролировавшей 65% услуг по распределению и передаче электроэнергии в Нижегородской области. У ВВК был полный контроль и значительные пакеты в местных энергетических компаниях — «Волго-электросети», «Нижегородопоре», «Волжской электрической компании», «Специнвестпроекте» с совокупной выручкой более 1 млрд рублей. С энергетическим бизнесом связана и «Приволжская лизинговая компания», получившая в 2012 году заказ нижегородского «Теплоэнерго» на лизинг счетчиков на 1 млрд рублей. Лизинговым бизнесом Травин владел совместно с бывшим председателем правления банка «Гарантия» Виктором Китаевым.

Этот банк возглавлял и Сергей Кириенко. Сам Китаев реализовал себя не в финансовом, а в девелоперском бизнесе. Его компания «Новый город» строила жилую и коммерческую недвижимость в Нижнем Новгороде. В проектах «Нового города» участвовала компания «Капитал» сына Сергея Кириенко Владимира, а также сводная сестра Кириенко-старшего Анна Котельникова и нынешний член совета директоров Саровбизнесбанка Виктор Аистов (девичья фамилия жены Сергея Кириенко Аистова).

«Новый город» реализовывал совместные проекты с компанией «Синема Парк» и московским девелопером «Квартстрой», заметным игроком на рынке недвижимости. «Квартстрой» построил около 500 000 кв. м бизнес-центров и жилой недвижимости, большей частью в Нижнем Новгороде, хотя есть проекты и в Москве, Волгограде, Алма-Ате. Конечные бенефициары «Квартстроя» не раскрываются, в самой компании отказались комментировать участие в ее бизнесе семьи и партнеров Кириенко. Отказался от комментариев и руководитель нижегородского подразделения компании «Квартстрой НН» Сергей Жмаев.

Розовый Lexus

В 2002 году Владимир Кириенко был студентом нижегородского кампуса Высшей школы экономики, а его задекларированный доход уже тогда составлял более $5 млн в год. После учебы он стал председателем совета директоров Саровбизнесбанка, владельцем медиахолдинга «Волга» и других активов. Сын главы «Росатома» рассекал по городу на розовом внедорожнике Lexus с модными номерами.

Как это удалось молодому человеку? Как объясняет знакомый Сергея Кириенко, отец всегда хотел, чтобы сына считали успешным бизнесменом: «Когда ему стукнуло 20 лет, на него начали перевешивать активы». Доля в бизнесе холдинга НМЖК, владеющего масложировыми комбинатами и сельскохозяйственными активами в Нижнем Новгороде, Самаре, Оренбурге и других городах, появилась у сына Кириенко спустя несколько лет после того, как предприятие в 2002 году столкнулось с попыткой недружественного поглощения компанией «Ринако». Совладелец НМЖК Николай Нестеров обратился за помощью к Сергею Кириенко. Он написал письма в правоохранительные органы и премьер-министру Михаилу Касьянову. «Ринако» отступила. К 2007 году владельцем 25% НМЖК была компания «Капитал» Владимира Кириенко. На запрос Forbes в НМЖК ответили, что сына Сергея Кириенко среди владельцев компании больше нет.

Сейчас Владимиру 32 года, именно он отвечает за бизнес семьи.

Правда, после скандала с размещением средств компаний «Росатома» в Саровбизнесбанке значительная часть активов Кириенко-младшего перешла к его сокурснику по Высшей школе экономики Роберту Гндоляну. Контрольный пакет Саровбизнесбанка также пришлось раздробить: теперь банком владеют Травин, Гндолян, около 20% получила предправления Ирина Алушкина. Среди клиентов банка по-прежнему остается много компаний атомной энергетики. С момента назначения Сергея Кириенко в «Росатом» активы нижегородского банка выросли с 6 до 34 млрд рублей.

Премудрый налим

Кириенко-младший ушел в тень, но несколько управляющих фондами рассказали Forbes, что вели с ним переговоры о проектах private equity. Кириенко и Гндолян работают вместе и ходят вместе на презентации, оба в 2014 году получали Executive MBA в Сколково. В бизнес-школе Владимир взял дополнительный курс по private equity, который преподавал специально приглашенный Юн Квек Пин, директор китайской управляющей компании Inventis Investment (под управлением около $6 млрд). Партнер Владимира Кириенко говорит, что у сына главы «Росатома» есть инвестиции private equity — доли в заводах и предприятиях, которые он оценивает более чем в $50 млн. Соинвестор Владимира Кириенко в венчурный фонд Titanium Investments (объем около $50 млн) Александр Айвазов продал ему долю (15%) электростанции во Владимирской области, целиком она обошлась Кириенко в $6–7 млн.

Два источника на рынке недвижимости утверждают, что Владимир Кириенко вдобавок владеет проектами в Москве и Подмосковье (с долями от 5% до 20%). Сейчас Кириенко-младшего, по словам его знакомого, все больше интересует коммерческая недвижимость в Швейцарии и Франции.

Но связан ли бизнес Владимира Кириенко с «Росатомом»? Офис его компании «Капитал» находится на Большой Ордынке, 67, раньше в этом помещении располагалась «дочка» «Атомэнергомаша» компания «Налим», здесь же, всего в 500 м стоит и презентабельный офис «Росатома». Владельцем 11% и гендиректором «Налима» в 2007 году был брат Роберта Гндоляна Арастакес, а 90% владела кипрская Gaterow. Эта фирма была совладельцем предприятий, связанных с «Росатомом», например, ей принадлежало 20% «Петрозаводскмаша». Директор Института энергетической политики Владимир Милов вспоминает, что Сергей Кириенко хотел наладить на «Петрозаводскмаше» производство корпусов для ядерных реакторов, выбрав предприятие как альтернативу «Ижорским заводам» Юрия Ковальчука, но попытка была безуспешной. Сейчас «Петрозаводскмаш» принадлежит «Атомэнергомашу» (группа «Росатома»).

По одному адресу с «Капиталом» находится масса нижегородских активов, сменивших прописку на Москву. Значительную их часть контролирует Роберт Гндолян: торговый центр «Лобачевский plaza» (около 30 000 кв. м), бизнес-центр «Конгресс», торговый центр «Новая эра», кинотеатр «Романов Синема», энергетические компании.

Еще Гндолян владеет микрофинансовой организацией «Живые деньги» (около 50 офисов), участвует в проектах с сетью торговых центров для детей «Винни», ресторанами Gaucho и Bocconcino.

На друга Кириенко зарегистрированы и гламурные активы — недвижимость в испанской Жироне и 24-метровая яхта «Титан» во Флориде.

Гндолян отказался что-либо комментировать и попросил ему больше не звонить.

Вместительный пиджак

Осенью 1998-го фотосессия топ-менеджеров «Транснефти» для годового отчета затягивалась. Вице-президент по корпоративным вопросам Сергей Воронов вспоминает, что фотограф долго подбирал ракурс для вице-президента по экономике и финансам Владимира Травина, того самого комсомольского друга Сергея Кириенко, тогда уже бывшего премьера. «На нем был старомодный пиджак с большими карманами, которые выпирали. Фотограф морщился, но никак не мог расправить его костюм, — рассказывает Воронов. — Я подхожу к нему, а Травин достает из одного кармана толстую пачку долларов, а потом такую же из другого». По его оценке, пиджак Травина мог вместить до $100 000.

В конце 2005 года Травин стал советником, а потом заместителем Кириенко в «Росатоме», входил в советы директоров многих компаний группы. В 2007 году он вошел в совет директоров компании «Атомредметзолото» (АРМЗ), через год она приобрела Лукояновское месторождение редких металлов в селе Итманово Нижегородской области. К тому времени это месторождение уже около 15 лет принадлежало людям из команды Кириенко, говорит гендиректор компании «Парма» из Нижнего Новгорода Андрей Климентьев.

«Хунвейбины» (так в Нижнем называли Кириенко с партнерами) взяли месторождение за копейки, думаю, за $1000, и долгое время безуспешно пытались его продать», — вспоминает Климентьев.

По словам источника в «Росатоме», АРМЗ заплатила за Итманово около $40 млн. По данным СПАРК, перед продажей владельцем месторождения был Сергей Демьянов, давний деловой партнер Травина по Саровбизнесбанку, «Транснефти» и «Центре СБК». Травин отказался от комментариев. По словам его знакомого, он живет в Лондоне и не общается с прессой.

Что стало с месторождением? За семь лет его так и не начали разрабатывать. Как объясняет источник в «Росатоме», в 2007-м покупка была обусловлена тем, что в 2005 году Виктор Ющенко стал президентом Украины, а из этой страны на атомные предприятия России завозится 17% циркония, и тогда возникли опасения о срыве поставок, но обошлось, а потом к власти пришел Виктор Янукович. Сейчас на Украине еще более недружественный по отношению к России режим, но разрабатывать месторождение, похоже, никто не собирается. Климентьев считает, что это вообще невозможно, так как рядом находится жилой массив.

Полный комплект

В 2012 году скандалом завершился конкурс Нижегородской инжиниринговой компании «Атомэнергопроект» (НИАЭП, входит в «Росатом»), которую возглавлял давний знакомый Кириенко-старшего Валерий Лимаренко. В тендере победила фирма Владимира Дробинина «Промэнергокомплект», и ее конкурент «Волжский дизель им. Маминых» обратился с письмом к председателю Следственного комитета РФ Александру Бастрыкину и главе «Росатома» Сергею Кириенко. В письме «Волжского дизеля» сказано, что победителем тендера на поставку дизельных генераторов Ростовской АЭС стала карманная компания Лимаренко со штатом 12 человек, условия выбора победителя были созданы искусственно, а разница от завышенных цен присваивается руководителем НИАЭП. «По Калининской АЭС присвоено 945 млн рублей, по Ростовской АЭС-3 присвоено 945 млн рублей, а по Ростовской АЭС-4 будет присвоено столько же. Все фигуранты грабежа находятся в московском офисе Лимаренко В. И.», — говорилось в письме. Жалобы на «Промэнергокомплект» писали и другие компании. «Росатом» провел проверку и нарушений не выявил.

Владелец «АМТ груп» («Промэнергокомплект» одна из его компаний) Владимир Дробинин не чужой для команды Кириенко человек. Он был директором нефтяной компании «Норси-ННК» (в середине 1990-х ею управляла команда Сергей Кириенко). Нижегородский бизнесмен Андрей Климентьев говорит, что в «Норси» на руководящих должностях работали «хунвейбины» и чужаков в компанию не брали. По словам представителя «Промэнергокомплекта», Дробинин живет за рубежом. Он не стал отвечать на вопросы Forbes.

По данным СПАРК, офис «АМТ груп», куда входит «Промэнергокомплект», был расположен в Нижнем Новгороде по адресу Алексеевская, 10/16, в бизнес-центре «Лобачевский plaza», где зарегистрированы фирмы Роберта Гндоляна, однокурсника Владимира Кириенко.

Источник в «Росатоме», знакомый Сергея Кириенко и партнер Владимира Кириенко утверждают, что именно сын главы «Росатома» — владелец здания.

Есть ли еще секреты у «АМТ груп»? На YouTube размещен ролик с одной из международных выставок, где топ-менеджер компании Алексей Саенко объясняет, как удается побеждать в тендерах, — он объехал с руководством НИАЭП Францию, Китай и Корею, занимался разработкой концепции строительства Ростовской АЭС, адаптацией техусловий для иностранных компаний. В рекламном каталоге «Промэнергокомплект» среди своих проектов указывает Калининскую, Ростовскую, Белорусскую, Смоленскую, Балаковскую атомные станции, а также индийский проект Куданкулам. Саенко сказал Forbes, что с Лимаренко не знаком, а на другие вопросы отвечать не стал.

Карьера Лимаренко, бывшего министра ЖКХ Нижегородской области, стремительно пошла в гору. Десятого октября 2014 года на совещании у Кириенко он был назначен главой объединенной компании НИАЭП, московского «Атомэнергопроекта» и «Атомстройэкспорта». Эта компания по объему портфеля заказов (более $50 млрд) вошла в десятку крупнейших инфраструктурных компаний мира. «Я не уверен, что компания таких масштабов полезна для отрасли», — считает бывший замминистра атомной промышленности и депутат Госдумы Евгений Федоров. Перед созданием гиганта за кресло его руководителя развернулась настоящая борьба, в мае 2012 года прошли масштабные обыски в питерском «Атомэнергопроекте» (АЭП). Руководитель московского «Атомэнергопроекта» Марат Мустафин в 2013 году ушел в отставку. Лимаренко остался без конкурентов.

Россия > Электроэнергетика > forbes.ru, 27 мая 2015 > № 1382737 Сергей Кириенко


Россия > Электроэнергетика > kremlin.ru, 5 мая 2015 > № 1360074 Сергей Кириенко

Рабочая встреча с главой госкорпорации «Росатом» Сергеем Кириенко.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с генеральным директором Государственной корпорации по атомной энергии «Росатом» Сергеем Кириенко.

В.Путин: Сергей Владиленович, естественно, хотелось бы услышать о результатах работы компании за прошлый год. Имеются в виду и общие объёмы того, что сделано, что поставлено на рынок. Конечно, второй вопрос – развитие: что делается по развитию атомной генерации и у нас, и за границей.

С.Кириенко: Владимир Владимирович, вот такую презентацию мы подготовили, чтобы было удобно.

Первое. Мы как раз сейчас подвели итоги года. Все показатели выполнены. У нас получается где–то по выполнению утверждённой долгосрочной программы развития 116 процентов от плановых заданий. Самое главное, действительно, это выработка электроэнергии. Рекордный год – 182 миллиарда кВт/ч выработано электроэнергии, это почти на 14 миллиардов больше, чем плановое задание. Такого не было. Это рекордный год за всю историю атомной отрасли.

В.Путин: Сколько у нас сейчас, если помните, конечно, в общей структуре генерации составляет атомная?

С.Кириенко: Владимир Владимирович, сейчас порядка 17 процентов.

В.Путин: Подросло, значит.

С.Кириенко: Подросло. Было 15. Оно подрастает, сейчас 17 с небольшим процентов, растёт. Рост производительности труда – 11,7 процента, рост заработной платы за прошлый год – 9,5 процента. Это важно, мы всё время следим за тем, чтобы заработная плата росла, но производительность труда росла быстрее, чем заработная плата. Нам это удаётся удерживать.

В.Путин: 60 400 рублей средняя, да?

С.Кириенко: Средняя, да. И выручка очень прилично подросла. Я как раз сказал про рекордный год по выработке электроэнергии. Но, что важно, мы всё время следим, чтобы это увеличение выработки шло не за счёт снижения надёжности и устойчивости работы. У нас тоже в этот год ни одного отклонения, которое являлось бы хоть насколько–то значимым. То есть это то, что называется по международной шкале «нулевой уровень». Ни одно событие не является значимым для безопасности. И важная вещь, есть независимая международная организация операторов атомных станций, она учитывает все атомные станции в мире. Показатели надёжности российских атомных станций примерно в два раза лучше, чем у наших коллег и в Европе, и в Соединённых Штатах Америки.

В.Путин: Такая ситуация сложилась за несколько последних лет, по–моему, это не первый год.

С.Кириенко: Не первый раз, да. Это мы устойчиво уже последние годы, Владимир Владимирович, работаем.

По пускам. У нас состоялось два пуска, физпуск Белоярского блока.

В.Путин: В ноябре.

С.Кириенко: Да. Важнейшая вещь – Ростовский у нас раньше графика. Он у нас по графику должен был сейчас только пускаться, в I квартале 2015 года, пустили в ноябре – физпуск, в декабре – энергопуск, что важно, ещё с некоторым сокращением сметы, почти 2 миллиарда рублей сэкономили по смете по пуску блока.

По международной деятельности, Владимир Владимирович. Конечно, важнейшую задачу для себя ставили – нарастить портфель заказов зарубежных. В условиях, когда планировали (мы позапрошлый год закончили – 72 миллиарда, часть портфеля заказов исполняется, мы выполнили контрактов на 5 с лишним миллиардов, то есть осталось у нас 67), мы себе ставили задачу выйти на 98, что, конечно, в условиях попыток ограничения, политического давления было непростой задачей. Тем не менее мы год закончили, у нас 101,4 миллиарда долларов в портфеле зарубежных заказов, то есть мы выросли на 34 миллиарда за год.

Добавилось два блока в Бушере, у нас там межправсоглашения на 8, контракт на 4, считаем мы только то, где уже твёрдо прописаны цены и где уже, в общем, пошла практическая деятельность. Добавилось два блока в Венгрии, добавилось два блока в «Куданкулам», там тоже, помните, в Вашей поездке подписана «дорожная карта» на 12, но считаем пока эти первые два блока. Поэтому подросли очень прилично по портфелю заказов, что, конечно, даёт устойчивую загрузку для предприятий, причём как собственно атомной отрасли, так и смежных предприятий для нас.

Подписали новое межправительственное соглашение уже в этом году с Иорданией, неплохую площадку там подобрали.

Очень важная вещь по Венгрии. Явно тут без давления не обошлось, Financial Times пыталась даже опубликовать, что Евросоюз отказал Правительству Венгрии. Мы получили подтверждение от Правительства Венгрии, что всё согласовано, всё так, как договаривались, большой объём: это у нас и сооружение атомной станции, плюс поставки топлива, плюс сервис, то есть такой большой, серьёзный портфель заказов, всё подтверждено, контракт начинает действовать, всё согласовано.

В.Путин: Условия у нас хорошие, технологии самые новые, поэтому, конечно, если партнёра бы вынудили отказаться, это можно было бы, конечно, сделать, наверное, но точно совершенно с ущербом для национальных интересов самой Венгрии.

С.Кириенко: Самой Венгрии, конечно. И надо отдать должное, очень твёрдо Правительство Венгрии настаивало на реализации контракта. Мы, конечно, понимаем, Владимир Владимирович, для того, чтобы удерживать эту конкурентоспособность, чтобы наши предложения даже при политическом давлении всё равно пересиливали, нам очень важно удерживать себестоимость. Поэтому как раз на следующем слайде показали, что мы себе внутреннюю задачу поставили – стараться каждый год на 10 процентов сокращать издержки. Мы здесь проходим по всем показателям: и по фабрикации топлива, и по добыче урана, и по производству электроэнергии, и по переработке отходов – где–то в среднем около 10 процентов. От 15 до 7 процентов мы за год сократили затраты. Себестоимость на килограмм урана или на килограмм топлива, которое мы производим, меньше, где–то в среднем около 10 процентов. Это, конечно, в первую очередь получается за счёт того, что везде создали конкурентную среду.

Я Вам докладывал, Владимир Владимирович, что мы постарались сделать так, что у нас теперь нет монополистов. Уровень поставки российских предприятий, мы ставили задачу всё время за этим следить, каждый год увеличивается. Сейчас 97 процентов от всего основного оборудования – это российские предприятия, но не одно. То есть везде российские, но везде не одно, везде два-три, которые приходят на конкурс. В результате этого, Владимир Владимирович, у нас получилось, что по длинноцикловому оборудованию (это самое сложное оборудование: корпус реактора, это турбины, парогенераторы, основные насосы, трубопроводы) мы в 2014 году вот этот комплект для основного блока атомной станции купили на 11 процентов дешевле, чем покупали в 2007-м. Если просто инфляцию Госкомстата добавить, оно должно было стоить на 74 процента дороже, а мы купили на 11 дешевле, то есть получается, что минус 85 процентов. За счёт этого удаётся удерживать конкуренцию. Собственно, все эти меры по закупкам, такая сложная система требует постоянных усилий, но мы перевели на открытые торги всё, прозрачную систему построили.

У нас получается, что экономия за прошедший год только 34 миллиарда за счёт вот такой прозрачной системы закупок. По совокупности с момента внедрения примерно 250 миллиардов у нас получилась экономия.

В.Путин: Знаю, Вы уделяете много внимания подготовке кадров.

С.Кириенко: Да, Владимир Владимирович. Спасибо огромное за принятое решение по созданию Национального ядерного исследовательского университета, он у нас базовый. Мы со всеми институтами работаем, не только с МИФИ, но МИФИ, конечно, базовый. Для нас очень важно, что у него филиалы во всех наших городах, что даёт возможность ребятам учиться ближе к дому. А потом, каждый филиал на чём–то своём специализируется: филиалы в ядерных центрах, понятно, больше на военной тематике, в гражданских наших городах – на гражданских направлениях.

У нас каждый год растёт конкурс, очень радует, что уровень квалификации, то есть выпускной балл по ЕГЭ у ребят растёт, и конкурс растёт. Раньше ведь всегда росли конкурсы только на финансистов, экономистов или на юристов. Очень важно, что из года в год растёт конкурс на такие сложные технические специальности, как, например, оператор по эксплуатации атомных станций, конструкторы, технологи. И конечно, очень высокий спрос в мире. У нас практически в каждой стране, где мы договариваемся, один из первых вопросов…

В.Путин: …подготовка кадров.

С.Кириенко: Да. Мы встречались с Премьер-министром, и Премьер-министр, и Король Иордании задают вопрос: «А можно увеличить количество студентов, которые будут учиться?» Они просят с этого года в два раза увеличить приём иорданских специалистов. То же самое по Вьетнаму, то же самое по Турции. Поэтому это хорошо идёт.

В.Путин: И продолжается активная работа с наукой.

С.Кириенко: Да, продолжается активная работа с наукой. Одна тема в науке – это всё, что связано с ликвидацией старого, накопленного наследия по безопасности. Хочу доложить, что мы завершили в 2014 году важную вещь. Помните, Вы своим решением передали нам ответственность за утилизацию атомных подводных лодок, которые вышли из эксплуатации, и старое топливо. В советские годы очень много было накоплено, особенно на Дальнем Востоке. Мы в прошлом году закончили, мы вывезли последнюю сборку отработанного топлива, в том числе аварийное топливо.

В.Путин: Вы даже привлекали партнёров из–за рубежа для этого.

С.Кириенко: Да, они помогали. Вот, собственно, ключевая вещь. У нас 41 эшелон ушёл полный топлива. То есть на Дальнем Востоке ни аварийного, ни отработанного ядерного топлива не осталось. Лодки работают, будет появляться новое, но теперь, что называется, с колёс можем забирать, то есть опасность…

В.Путин: Эта большая работа, которая была проделана в течение многих лет и действительно серьёзным образом оздоровила экологическую ситуацию на Дальнем Востоке. Так что это очень хорошо. Спасибо.

С.Кириенко: Мы добираем на Севере таким же образом.

Россия > Электроэнергетика > kremlin.ru, 5 мая 2015 > № 1360074 Сергей Кириенко


Россия > Электроэнергетика > premier.gov.ru, 2 июня 2014 > № 1089349 Сергей Кириенко

Беседа Дмитрия Медведева с руководителем Государственной корпорации «Росатом» Сергеем Кириенко.

Стенограмма:

Д.Медведев: Есть чем похвастаться?

С.Кириенко: Да. Дмитрий Анатольевич, мы большую презентацию подготовили по всем вопросам деятельности отрасли. Сначала, если позволите, совсем свежие данные, уже по пяти месяцам. Идём с хорошим превышением по выработке электроэнергии, дали на 4,5 млрд кВт•ч больше электроэнергии, чем было запланировано. Особенно, помните, мы Вам докладывали, с учётом необходимости восстановить характеристики реакторов РБМК (реактор большой мощности канальный) мы большую работу проделали. Мы, честно говоря, сильно опасались, что получится меньше, если не справимся с этой задачей. С задачей справились, не только плановые показатели выполнили, но и перевыполнили.

На первом слайде представлены как раз основные итоги прошедшего года. У нас полностью переведено, Дмитрий Анатольевич, как было в Вашем поручении, на ключевые показатели эффективности (КПЭ), которые утверждаются наблюдательным советом.

Д.Медведев: То есть теперь вы по КПЭ работаете?

С.Кириенко: Исключительно по КПЭ. Собственно, четвёртый год у нас идёт выставление КПЭ. Все показатели КПЭ у нас выполнены. И к раздаче мы показали, как это в соотношении с госпрограммой утверждённой, то есть набегающий итог к 2013 году – у нас получается на 7,5% выше рост производительности труда запланированного.

Д.Медведев: Хороший рост.

С.Кириенко: Значительный. По гражданской продукции на 5% выше плана идём… Дальше как раз будет слайд, где показывается план по годам, мы идём даже выше плана, соответственно.

И по показателям федеральных целевых программ… Они тоже отдельно представлены, это связано и со сбором и обеспечением безопасного хранения радиоактивных отходов. Помните, вы нам передавали не только то, за что традиционно отвечала отрасль, но и атомный ледокольный флот, и предприятие «Радон»… То есть со строительной отрасли, науки, медицины мы обеспечиваем сбор и безопасное хранение радиоактивных отходов.

Соответственно, по этим показателям у нас тоже идёт перевыполнение, то есть интегральная оценка выполнения госпрограммы – 101,7, почти 102%, таким образом все показатели выполнены или перевыполнены.

Конечно, по пускам, Дмитрий Анатольевич, Вы правы. У нас ключевая вещь по этому году – это вот такие советские темпы. Мы в этом году выходим на три блока сдачи: у нас, получается, уже идёт этап физпуска Белоярской станции, BМ-800, реакторы на быстрых нейтронах, следующее поколение. Мы начали загрузку частот, начали загрузку топлива. Начало физпуска пришлось на декабрь. Соответственно, сейчас у нас заканчивается этап физпуска, энергопуска, и в этом году блок сдаём.

Дальше у нас Ростовский блок, 3-й Ростовский блок. Он даже с опережением идёт. Он у нас по госпрограмме на 2015 год, но сегодня можно уверенно говорить, что мы в 2014 году не только физпуск обеспечиваем, но и энергопуск. У нас расчёт – в октябре физпуск, а в декабре уже энергопуск. И рассчитываем к декабрю, под Новый год, начать этап физпуск на Нововоронежской станции.

То есть три блока в стране, соответственно, мы завершаем сейчас этап сооружения. Как минимум физпуск будет точно (ну и дальше энергопуск) по «Куданкулам» – это Индия, второй блок «Куданкулам». Ну это больше определяет заказчик – индийская сторона, но мы свою работу точно понимаем, что завершаем. Получается, три блока в стране и блок за рубежом – четыре блока в этом году завершаются строительством. Действительно, у нас по три блока в год, как в советские годы, выходило.

Д.Медведев: Хорошая история. Но другие международные проекты тоже у нас реализуются по плану?

С.Кириенко: Да, Дмитрий Анатольевич, мы как раз… Я покажу потом презентации. Всё-таки в первоначальных прогнозах, которые были, когда строилось ФЦП сначала, потом эта госпрограмма... У нас, понятно, темпы прогноза потребления электроэнергии в стране несколько меньше, чем тогда предполагалось, поэтому очевидно, что темп потребности в атомных блоках внутри страны чуть медленнее, то есть мы всё построим, просто к моменту, когда электроэнергия будет нужна. А поскольку мы весь машиностроительный комплекс, строительный комплекс развернули под полную мощность, то мы сейчас существенно наращиваем объёмы заказов за рубежом. Вот по портфелю заказов… У нас два года назад портфель заказов на 10 лет (это один из наших КПЭ) был 50 млрд долларов, по этому году мы уже поставили задачу – 98, надеемся, что выйдем на 100, то есть за три года удвоение.

И по последним контрактам. На прошлой неделе подписано новое соглашение с Казахстаном, нам доверено сооружение первой атомной станции в Казахстане, два блока. Дальше. Мы как раз перед выборами в Индии успели подписать соглашение в рамках «дорожной карты» – это третий, четвёртый блоки «Куданкулам». Приняты все решения по Финляндии, как раз на прошлой неделе состоялся отчёт финского надзора, который дал заключение, что он не видит препятствий для сооружения АЭС в Ханхикиви в Финляндии. Кстати, важно: там очень много зависит от решения органов местного самоуправления, вот этой коммуны, где будет строиться, и там довольно много было разговоров, что коммуна давала согласие на строительство атомной станции, но тогда в проекте ещё не было «Росатома», предполагалось, что это будет станция или французская, или американская, или японская. Было много разговоров о том, что, когда жителям сообщат, что это будет русская станция, может быть, они будут против. Прошло повторное голосование, голосов «за» стало больше, то есть степень поддержки…

Д.Медведев: Значит, хорошо с коммунами научились работать.

С.Кириенко: Степень поддержки стала больше. Далее. Венгрия – у нас идёт по графику подписанное соглашение. Вы подписали распоряжение Правительства о межгоскредите, соответственно, мы сейчас перешли уже в стадию коммерческих контрактов. Что важно тоже, у нас эта работа идёт совместно с Евросоюзом, с Еврокомиссией. Вот, собственно, вчера и сегодня проходит семинар в Брюсселе, в офисе Еврокомиссии проходит семинар как раз по реализации этого проекта. Для нас принципиально, что он абсолютно открытый, европейский, соответствует всем европейским нормам и правилам. В атомной энергетике важна именно такая транспарентность.

И по графику у нас идёт реализация проектов в Бангладеш, которые тогда подписывали, по Вьетнаму, продолжаются переговоры с Ираном по расширению АЭС «Бушер», поскольку первый блок успешно работает. В общем, всё это вместе как раз…

Д.Медведев: Беларусь ещё.

С.Кириенко: Белоруссия идёт с опережением графика. Сейчас мы урегулировали все спорные вопросы, которые были по условиям работы российских организаций, поскольку договорились, что они ничего не должны терять, они должны получать оплату своего труда, как если бы работали на российских объектах, с российским уровнем заработной платы.

Всё у нас сейчас идёт… Первый блок в графике, даже с опережением буквально, наверное, на месяц, а второй блок с опережением на четыре-пять месяцев идёт, то есть хорошо.

Д.Медведев: Это отрадно, что портфель заказов такой мощный. Надеюсь, это будет помогать и нашей атомной энергетике, и в целом будет создавать базу для развития госкорпорации «Росатом», а стало быть, и для решения больших экономических задач.

Спасибо.

Россия > Электроэнергетика > premier.gov.ru, 2 июня 2014 > № 1089349 Сергей Кириенко


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter