Всего новостей: 2661877, выбрано 5 за 0.039 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Кузнецов Сергей в отраслях: Металлургия, горнодобычаСМИ, ИТНедвижимость, строительствовсе
Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Транспорт. Миграция, виза, туризм > stroi.mos.ru, 4 сентября 2018 > № 2725712 Сергей Кузнецов

Главный архитектор столицы Сергей Кузнецов: какую Москву мы увидим в ближайшем будущем

Архитектура сегодня выступает в качестве «линии фронта», а облик городов может в корне изменить представление иностранцев о том или ином государстве.

Почему Чемпионат мира по футболу в России сыграл важную роль для страны, чем важен межнациональный культурный обмен, когда подведут итоги архитектурного конкурса по реновации и какими будут новые станции метро, в интервью «Культуромании» рассказал главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов.

- Сергей Олегович, для интервью с нами вы выбрали парк «Зарядье», и пока я шла на встречу, видела туристические группы с гидами, в том числе иностранцев. Какую роль подобные проекты и в целом архитектурный облик городов играют в межкультурном обмене?

- На этот вопрос быстро не ответить. Тема культурного обмена очень важна, ровно как и роль самой площадки, где он происходит. Нужен некий вмещающий ландшафт – место одновременно интересное всем, куда бы людей тянуло. Не зря говорят, что без кастрюли не бывает супа. Поэтому такие проекты, как парк «Зарядье», зачастую выступают именно такой площадкой.

Мы наблюдаем интерес к парку. Во время Чемпионата мира по футболу, «Зарядье», по оценкам Яндекса, занял первое место среди объектов Москвы по запросам в Интернете. Большое количество людей, приезжающих в Россию, положительно оценивают то, что сделано и делается на этой территории. Естественно, это влияет на восприятие города и страны в мире, за что мы активно все боремся.

Для проектов важна и медиа-аудитория, а у парка «Зарядье» она гигантская, речь идет о миллиардах человек. Сегодня это одно из самых известных мест в стране. Мы прогнозируем, что по итогам года, «Зарядье» посетят 13 миллионов человек.

- Чем еще Москва удивила иностранцев во время проведения мундиаля и каким они запомнили город? Возможно вы лично слышали какие-то отзывы от гостей.

- Я много общался с людьми, приехавшими на чемпионат. Иностранцы, мои друзья из Уругвая, даже жили в моей квартире. Во-первых, все отмечали дружелюбную атмосферу в столице. На это оказывает влияние, в том числе, и дизайн городской среды. Понятно, что все запомнили Никольскую улицу, которая стала практически именем нарицательным, местом постоянного праздника.

- Вы затронули тему городской среды. Сейчас в стране реализуются проекты по созданию комфортного и умного города и здесь все чаще говорят о технологиях. Нет ли опасности переборщить в вопросе технологических преобразований, и что важно учесть, чтобы город не потерял архитектурный облик?

- Все равно я считаю, что архитектура – это главное, что формирует город. Понятно, что технологии приходят в нашу жизнь и будут только наращивать свои позиции. Все равно ощущение комфорта и качества жизни в городе дает правильно спроектированная городская среда. Никакими технологиями никогда в жизни это не компенсировать. Технологии хороши на финише как дополнительные опции в вопросе логистики, безопасности, легкого доступа в Интернет. Да, это очень мило, но я являюсь промоутером других ценностей, хотя технологии в проектировании очень важны.

- Любимое занятие определенной части людей - все сравнивать с тем, как там, за заграницей. Интересно ваше мнение, чему крупнейшие мегаполисы мира могут поучиться у Москвы в вопросе создания и развития городского пространства?

- Сегодня Москва вызывает гигантский интерес с этой точки зрения, особенно, после реализации таких масштабных проектов, как стадион «Лужники», парк «Зарядье», «Моя улица», преображение территории ВДНХ. Также международные эксперты интересуются массовым домостроением, которое вышло на новый уровень после изменения стандартов.

В рамках крупных мероприятий - Московского урбанистического форума или МИПИМ, интересуются нашей градостроительной системой и ролью главного архитектора. Мне это очень льстит, что у международных экспертов есть такая оценка.

Например, городские власти Берлина заинтересовались проектом реновации жилого фонда в Москве. Возможно потому, что тема массового жилья и в целом такого социально ориентированного проекта является крайне актуальной для Германии. Коллег из Турции волнует то, что мы делаем с рекламными вывесками, парковками, уличным мощением.

- Есть какие-то конкретные запросы на то, чтобы поделиться опытом?

- В начале октября планируется поездка в Болгарию, потому что власти Софии проявили большой интерес к проекту «Зарядья» и просят оказать консультативную, а в будущем, может быть, и проектную поддержку в преобразовании центра столицы.

Поэтому вы правы, задавая вопрос об обмене опытом, ведь не только мы чему-то учимся, но и у Москвы много опыта, который люди хотя перенять.

- В Москве предстоит реализовать масштабный проект по реновации жилого фонда, некоторые дома уже переселяются. Какую роль сыграет проект в вопросе формирования новых «спальных» районов? Когда могут быть подведены итоги конкурса на архитектурную концепцию площадок?

- Реновация – это гигантский проект, который призван очень здорово изменить городскую среду. Пока мы можем оценивать проектные предложения, которые сейчас находятся в стадии глубочайшего анализа. В настоящее время оцениваем, как все сложить с технологической точки зрения, логистики, перемещения людей, финансов, потому что проект достаточно дорогой.

Итоги конкурса мы подведем, проекты будут опубликованы. Финалистов и победителей мы увидим до конца года.

Многие вещи сейчас сложно предсказать, но можно отметить, что цель проекта - преобразить территории так, чтобы не только сами дома и квартиры стали иными, но и городская среда. Мы пытаемся уйти от системы советского микрорайона, то есть довольно большой и нерационально используемой территории, которая при этом хаотично спланирована, без разделения пространств на частное и общественное, к организованной системе, более понятной с позиции менеджмента, общественного контроля, безопасности.

- Но все-таки, какими должны быть дворы по программе реновации?

- Во-первых, территории должны формироваться понятным образом, и это не искусственные границы, типа забора и охранника. Частные и общественные пространства должны чувствоваться интуитивно на уровне планирования, просто потому, что дома так стоят. Второе – пропорции, высота домов, дизайн зданий. Человек не должен искать свой дом по адресу или навигации в телефоне, а мог бы его легко узнать по тому, как здание выглядит. Еще есть много факторов, но во главу я ставлю все-таки планировку района.

- До конца 2018 года в Москве откроется еще 15 новых станций метро, а до 2025 года, как обещают столичные власти, протяженность увеличится вдвое. Но ведь Москве есть чем гордиться – столько музеев под землей. Какими должны быть новые объекты?

- Повторять старые станции не планируем, стараемся делать новый дизайн, конкурсы проводим, и думаю, что получатся новые интересные станции. Не все объекты получаются взрывными с точки зрения дизайна, какие-то более спокойные для восприятия, и это правильно. Но совершенно точно, что архитектура метро является важнейшим фактором, определяющим восприятие людей. Я говорю не только о метрополитене как объекте, но и о районных станциях.

- Есть ли сегодня какая-то стратегия развития метро, с архитектурной точки зрения?

Если говорить о каком-то дизайн-коде, чтобы делать все, допустим, из кирпича, из камня или металла, то такого нет. Но есть представление, что такое среда для людей, мотивирующая людей пользоваться городом полностью, а не только метрополитеном, своей квартирой или офисной территорией. Важно, чтобы люди уделяли внимание тому, что происходит и «между домов».

- Впереди Культурный форум в Санкт-Петербурге: какие вопросы планируется обсудить в рамках дискуссий?

- Будем обсуждать как раз ваш вопрос, о культурном обмене, Чемпионате мира по футболу - почему он прошел так успешно и как это связано с темой городской среды. Еще одна важная дискуссия – архитектура и медиа-среда. Будем обсуждать, как благодаря тому или иному архитектурному проекту, новостям, музыкальным роликам и клипам формируется мнение о Москве и о России, как меняется облик страны.

Городской облик способен изменить мнение людей о стране. Это очень важно, в том числе, когда происходит какая-то атака. Возьмем, например, атаку на Пальмиру в Сирии. Это была атака именно на архитектурные сооружения, ведь там нет людей, но о Пальмире знают многие, и для людей это была личная травма. Поэтому архитектура является сегодня именно «линией фронта».

Евгения Петрова

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Транспорт. Миграция, виза, туризм > stroi.mos.ru, 4 сентября 2018 > № 2725712 Сергей Кузнецов


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > stroi.mos.ru, 3 сентября 2018 > № 2725714 Сергей Кузнецов

Главный архитектор Москвы рассказал об особенностях «Зарядья»

Москва на этой неделе вошла в тройку самых фотографируемых городов мира. Рейтинг основан на статистике популярного портала Dreamstime. У российской столицы второе место - сразу вслед за Нью-Йорком. Третий - Лондон. Для Москвы попадание в различные "топы" - стало уже привычным. И не в последнюю очередь дело в коренном изменении внешнего облика города.

О принципах формирования современной городской среды в интервью "Московской неделе" на телеканале "ТВ Центр" рассказал главный архитектор столицы - Сергей Кузнецов.

- Сергей Олегович, парк "Зарядье" журнал Time, его журналисты, признали одним из ста лучших мест на планете. Как вы думаете, почему? Все ли удалось в этом проекте, и есть ли что-то, что вас удивило или поразило в уже получившемся парке?

- Парк действительно... Во-первых, надо сказать, что он очень необычный вообще. Тут родилась новая технология пространства, которой в мире в принципе не было примеров. Это же не просто парк, мы парком его называем для удобства. Здесь масса функций. Например, какие-то вещи здесь появляются очень спонтанно, и он живет своей жизнью. Невозможно спрогнозировать, что здесь будет через неделю, через две. И это всегда очень радостно, конструктивно, интересно. Мне кажется, тут действительно выбор журнала Time справедливый.

- Действительно. Так получилось, что в последнее время вольно или невольно вы являетесь инициатором таких общественных дискуссий. По поводу Старого Арбата. Вы назвали эту пешеходную улицу, если я правильно помню, "чересчур длинной".

- Для пешеходной улицы, да.

- Некоторое время назад, когда создавали единое пешеходное пространство между Воробьевыми горами и Кремлем, как раз очень гордились его протяженностью. Неужели в этом случае можно "переборщить"? Или у Арбата есть какие-то свои особенности?

- Смотрите. Просто разница между пешеходной улицей и пешеходным пространством, на котором удобно гулять, кататься на велосипеде и находиться там как вот в зоне, в парковой зоне - это, в общем, две большие разницы. Например, проект пешеходного Арбата когда-то стало очень важным для города. Но это был просто город другой. С другой схемой потребления, с другим уровнем автомобилизации. А те активности, которые возникали, соответствовали моменту. Да, сегодня актуально, что это пешеходная улица. Завтра это актуально, что по ней ездят машины. Может быть мы еще увидим, как эти сегодняшние наши длинные пешеходные маршруты будут превращаться во что-то иное, не обязательно в маршруты для машин. Потому что понятно, что любая городская тема, любой городской проект - он должен быть живой. Потому что город живой, люди живые, меняются, поколения меняются, мода меняется, одни и те же люди живут по-разному, чуть ли не каждый день.

- Сергей Олегович, а что первично - что вторично? Сначала меняются люди, а потом под них подстраивается городская среда? Или те преобразования, которые сейчас идут в Москве, как в центре города, так и на окраинах, сами по себе способны вызвать какие-то изменения в самоощущении москвичей, в их психологии, в том, как они воспринимают город и себя в этом городе?

- Сначала меняется представление людей, кто отвечает за процесс. Мы же в Москве... население не поменялось за последние 10 лет на сто процентов. А менеджмент городской поменялся. И вот мы видим изменения. Тут конечно очевидно, что сначала поменялась среда, потом люди поменяли свое отношение. Почувствовали, потрогали, стали в этом жить. И им это понравилось.

- А вам это усложняет работу? Планку поднимает следующих проектов?

- На самом деле оно больше упрощает. Все-таки кредит доверия, который формируется, благодаря таким вот сделанным вещам, которые делались, да, когда-то через силу, через сопротивление... Потому что, когда делался конкурс, например, на парк, сопротивление было очень высоким. Почему иностранные архитекторы оказались, почему мы делаем какую-то нетрадиционную вещь, там, например, вопрос, почему мы не ставим забор вокруг парка был чуть ли не лидирующим... Ко мне приходили депутаты и говорили, что вот вы - архитектор, а не знаете, что в парке главное - решетки.

- Даже так?

- Даже так, да. Как не стыдно этих азов не знать! Но сегодня мы понимаем, что отсутствие ограждений вокруг Зарядья является одним из ключевых элементов, почему люди дружелюбно его воспринимают. Поэтому, да, - правда, планка, ожидания уже другие у людей, уже ты не можешь позволить себе где-то там пройти, формально отнестись. И приятнее работать, когда, да, лучше иметь дело с этими ожиданиями, чем с постоянным таким недоверием.

- Спасибо, Сергей Олегович. Будем ждать новых проектов.

- Спасибо.

ТВЦ

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > stroi.mos.ru, 3 сентября 2018 > № 2725714 Сергей Кузнецов


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroi.mos.ru, 20 августа 2018 > № 2725718 Сергей Кузнецов

Сергей Кузнецов: город должен нравиться в первую очередь его жителям

В Москве сегодня реализуется масса масштабных проектов, эффект от которых ощутим уже сейчас, но глобально изменения города в лучшую сторону в полной мере будут заметны спустя время. В интервью РИА Новости главный архитектор столицы Сергей Кузнецов рассказал, как меняется город, из-за чего в нем скоро уменьшится число заборов и видеокамер и почему важно примерять результаты своей работы на себя самого.

— Сергей Олегович, какие сегодня можно выделить тренды в развитии мировых мегаполисов?

— В принципе, все большие города мира похожи друг на друга и в последнее время в них происходят примерно одинаковые процессы. И Москва в этом плане не исключение. Например, сейчас большой акцент делается на развитие общественных пространств, увеличение пешеходных территорий, развитие общественного транспорта и сокращение частного, создание знаковых объектов.

— Отличаются ли в этом плане азиатские и европейские города, и чей опыт Москве ближе?

— Развитие азиатских городов в основном отличается тем, что оно происходит в условиях более плотной застройки. Многие города Китая, Японии, Кореи, тот же Сингапур, экономически очень успешны, но представление их жителей о комфорте сильно отличается от нашего представления о том, что такое красивый и удобный город. Поэтому я считаю, что мы всё-таки часть европейской культуры, в том числе и градостроительной.

— Что Москва заимствует у других городов? И перенимает ли кто-то наш опыт?

— Все города индивидуальны, как нет двух одинаковых людей, так и двух одинаковых городов не может быть. У каждого свои географические и геополитические факторы, свои экономические особенности и т.д. Градостроение очень непростой процесс, и он не терпит слепого копирования и прочих упрощений. Поэтому я не стал бы говорить о заимствовании, скорее это обмен опытом. Разумеется, мы смотрим на то, что делают другие, изучаем различные практики, учитываем их в своих кейсах. Немало интересного есть в Берлине, Барселоне, Вене, очень близок нам Лондон. В отдельных моментах довольно близок по характеру Токио, хотя следует учитывать те оговорки, которые я приводил.

Опыт Москвы тоже изучается, и не только другими странами, много обращений поступает от российских городов. Практически все регионы интересуются, как у нас ведется работа с документацией, нормативами, стандартами. Большой интерес к нашим стандартам благоустройства, к работе по модернизации домостроительных комбинатов, к деятельности Архсовета.

Начиная от масштабного строительства парков и заканчивая стандартизацией тех же вывесок. Опыт Москвы крайне интересен, но это не значит, что Москву можно повторить. Хотя бы просто в силу того, что здесь иные бюджеты и многие другие вводные.

— Сегодня становится модно говорить о неких дизайн-кодах городов, а что это вообще такое?

— Я не знаю, что подразумевается под дизайн-кодами, когда речь идет о городах. Мы делали некоторые вещи, которые можно назвать дизайн-кодом улиц, например, набор правил по размещению вывесок, летних веранд кафе. Была проведена большая работа, которая позволила сделать городскую среду более комфортной и приятной для глаз. Только за прошлый год было обновлено более 1800 рекламно-информационных конструкций во всех округах столицы, всего же вывески на зданиях обновили по 7500 адресам. Но в масштабах города сделать дизайн-код и невозможно, и не нужно. Архитектура прекрасна тем, что в ней всегда есть место неожиданности, сюрпризу, и хорошо, что талантливые архитекторы неспособны уложиться в какой-то единый код.

— Что из той работы, которая сегодня ведется для развития города, москвичи в полной мере оценят спустя годы?

— Здесь можно выделить, конечно, программу реновации. Несмотря на то что она стартовала очень активно и первые результаты появятся довольно быстро, в масштабах всего города ее плоды будут заметны спустя годы. Но если заглядывать еще дальше, то когда-то будут сноситься и дома, которые построены в огромном количестве в 70-80-90-х годах и которые во многом ничем не лучше пятиэтажек. Их тоже нужно будет менять на более комфортное жилье, это будет долгий процесс, но и эффект будет соответствующий.

Вообще любой крупный проект дает эффект спустя какое-то время. Это касается и масштабного строительства метро, и модернизации ДСК, и работы с набережными, и стандартов массовой застройки в соответствии с 305-м постановлением.

— Расскажите, что делается с набережными?

— Сейчас ведется работа примерно над 30 километрами набережных Москвы-реки либо на стадии проектирования, либо на стадии строительства. В частности, туда входят участки от «Москва-Сити» на запад и в районе ЗИЛа. Одновременно формируется набор других участков, которые будут включены в эту программу. Все делается в соответствии с концепцией, о которой было объявлено еще в 2014 году. Мы хотим сделать из реки своего рода центральную водную улицу с комфортными берегами, насыщенными различными активностями, с высокой проницаемостью. Люди смогут свободно двигаться вдоль реки и подходить к воде практически в любом месте.

— В освоении набережных есть какие-то сложности?

— Иногда возникают некоторые трудности, связанные с вопросами землепользования, так как многие участки имеют собственников, с которыми нужно вести переговоры, или же там располагаются технические сооружения, доступ к которым ограничен. С технической точки зрения сложностей нет, тем более что у Москвы-реки нормальный рельеф и нет сейсмоопасных зон.

— Вы упомянули 305-е постановление, которое в том числе касается и стандартов дворов. А каким вообще должен быть правильный двор?

— Он должен содержать набор площадок как для детей, так и для взрослых. В нем должны присутствовать зеленые насаждения. Торговля и прочие сервисы должны располагаться с внешней стороны, так как это нехарактерные для внутренней, приватной части, элементы. В идеале в нем не должно быть машин, хотя надо понимать, что не везде возможно создать организованные парковки и где-то придется мириться с тем, что машины все-таки будут.

Изначально сама территория должна быть спланирована таким образом, чтобы членение пространства на общественные и частные зоны, на двор, улицу, парк и так далее читалось без всякой дополнительной навигации. В противном случае возникают всякие рудименты вроде заборов. Любые ограждения, если это не какой-то режимный объект, появляются от недостатка планирования.

Забор — это признак нездоровой среды, и в идеальном дворе его быть не должно. Пока же их количество в Москве просто зашкаливает. Если сравнить километраж заборов в Москве с европейскими городами с квартальной системой, теми же Берлином, Парижем, Барселоной, то у нас он выше в разы.

— Застройщики позиционируют огражденную территорию в своих жилых комплексах как преимущество. И жители, наверно, чувствуют себя в большей безопасности.

— Это недостаток, но он изживет себя, когда стандарты строительства и планирования, которые мы сейчас продвигаем, будут применяться повсеместно. Просто нужно выработать хорошую привычку, а у нас сейчас и жители, и застройщики действуют по инерции, стремясь огородиться. И ощущение безопасности, которое дает забор — оно ложное. Человек злонамеренный без проблем его преодолеет, а если нужно будет помочь, то забор как раз может помешать. То, что забор добавляет безопасности — это гигантская ошибка, он, наоборот, создает предпосылки для негативных ситуаций. Когда забора нет и все видно насквозь — так куда безопаснее.

Следствием плохого планирования являются и видеокамеры, хотя они меньшее зло, чем заборы. Когда новые планировочные стандарты будут внедрены массово, никакие дополнительные элементы контроля будут не нужны, среда сама по себе будет безопасной и дружелюбной.

— Продолжая о безопасности и проницаемости — почему прозрачные двери в подъезд ставят не во всех новых домах, это ведь недорого стоит?

— В соответствие с тем же 305 постановлением с 2015 года прозрачные двери обязательны. Если вы покажете мне новый дом, где двери непрозрачные, я признаю, что мы ошиблись, согласовав этот проект. Но допускаю, что может иметь место человеческий фактор, могли в проекте показать одно, а сделать другое. Или же это связано с разными трактовками стандартов. Если говорится, что дверь должна быть стеклянной — она должна быть такой полностью или только отдельные части? Это хороший вопрос, кстати, возможно стоит в стандартах некоторые моменты прописать более чётко.

— Периодически возникают дискуссии на тему того, «резиновая» ли Москва. Есть ли предел плотности, после которого горожанам будет уже некомфортно?

— Это, опять же смотря кому. Азиатские города, о которых я уже упоминал, имеют сумасшедшую плотность и низкое обеспечение населения квадратными метрами. Для нашего человека это ад на земле, для азиатов же это нормально. Для Москвы, исходя из суммы факторов, Градкодекса, нормативов, привычек горожан, плотность выше, чем 25 тысяч квадратных метров на гектар, уже может вызывать ощущение дискомфорта. С другой стороны, в «Москва-Сити» плотность намного выше средней по городу, но многие хотят там жить и работать. Поэтому однозначно на этот вопрос не ответить — в городе есть разные люди с разными предпочтениями.

— У вас есть свои любимые места в Москве?

— Сложно выделить какие-то конкретные. Сейчас я больше воспринимаю город сквозь призму профессии. Например, до 20 лет я прожил в районе Рязанского проспекта, и он мне нравится, у меня многое с ним связано. Хотя, как специалист, я объективно могу сказать, что там много минусов. При этом там есть очень хорошие предпосылки для развития, в частности, много зеленых территорий, с которыми можно работать. И так можно сказать про многие другие районы, везде есть плюсы и минусы. И та же программа реновации, я уверен, увеличит число плюсов.

Вообще главный показатель проделанной работы — насколько ты сам пользуешься ее плодами. Я сторонник того, что все нужно примерять на себя. К примеру, Триумфальная площадь, где располагается наш комитет, раньше представляла собой огромную парковку. Сегодня это весьма комфортное общественное пространство. Или «Лужники», рядом с которыми я живу. Я провожу там много времени, занимаюсь спортом и могу сказать, что проект благоустройства там удался. То же «Зарядье» — я часто бываю там, не только по работе, и мне очень нравится, что мы там сделали.

На прошедшем Урбанфоруме мы спорили с Михаилом Куснировичем, на чем делать акцент в развитии. Он считает, что Москву важно сделать привлекательной прежде всего для иностранных гостей, и это будет главным показателем ее развития. А моя позиция в том, что город должен нравиться в первую очередь его жителям, и тогда он понравится и другим тоже. Ведь если у вас дома порядок, то и гостям у вас хорошо. Каждый имеет право на свое мнение, но, на мой взгляд, то, что делается только ради какой-то демонстрации, заведомо обречено на провал. При создании любого продукта должен быть пользовательский подход, и градостроительного тоже.

Беседовал Константин Балакин

РИА НОВОСТИ – НЕДВИЖИМОСТЬ

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroi.mos.ru, 20 августа 2018 > № 2725718 Сергей Кузнецов


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroi.mos.ru, 10 августа 2018 > № 2725726 Сергей Кузнецов

Сергей Кузнецов: «Мы хотим не просто поменять метры на метры, а изменить среду»

Сергей Кузнецов о новых мегапроектах, изменении городской среды и развитии окраин города.

За последние несколько лет Москва изменилась практически до неузнаваемости. Горожане по достоинству оценили программу «Моя улица», реконструкцию парков и центральных площадей, а также прошедший недавно в столице ЧМ по футболу. Но это далеко не предел – набирает обороты программа реновации, идет формирование новой городской среды на месте старых промышленных зон. О грядущих метаморфозах газете "Московская Перспектива" рассказал главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов.

- Сергей Олегович, в Москве давно на слуху такие события, как открытие парка «Зарядье», реконструкция «Лужников» и ВДНХ. Планируется ли появление в столице новых мегапроектов подобного уровня?

– Такой крупный мегаполис, как Москва, сам по себе является катализатором масштабных проектов. Конкуренция с мировыми агломерациями за человеческие и культурные ресурсы, имидж города, следование глобальным трендам – вот что формирует парадигму изменений в столице сегодня. Я не сомневаюсь, что город продолжит создавать новые, современные объекты, которые станут гордостью нынешнего поколения и нашим наследием. Сейчас запущена программа реновации, для которой сложились социальные и экономические предпосылки: потребность в обновлении ветхого жилищного фонда, запрос москвичей на жилье более высокого качества, а также позитивный опыт первой волны реновации, которая была еще при Юрии Лужкове. Мы хотим не просто поменять метры на метры, а изменить среду. Новая программа беспрецедентна для нашей истории – и по охвату жителей, и по территории, и по качеству будущих построек. Также среди ключевых задач – редевелопмент бывших промышленных зон.

- На прошедшем в городе урбанфоруме прозвучал тезис о том, что необходимо развивать не только центр мегаполиса, но и его окраины. Планируется ли строительство знаковых объектов на периферии?

– Развитие периферии, безусловно, важно для мегаполиса. Создавая новые центры притяжения в районах, организуя рабочие места рядом с домом, мы уменьшаем нагрузку на транспорт, на центр города. Предстоит разнообразить новыми функциями уже застроенные районы, это, в частности, касается бывших промзон, здания которых нужно будет использовать по-новому. Например, у нас есть отличный пример – «ЗИЛ», где появляется отличная современная архитектура, культурные и спортивные центры, социальная и транспортная инфраструктура. Другой не менее важный проект – детский парк «Остров мечты» на территории Нагатинской поймы. Это будет огромный центр развлечений, с парком и набережной. Также отмечу программу по реконструкции кинотеатров, почти все они расположены на периферии, многие были закрыты или долгое время использовались не по назначению.

- День строителя – своеобразный итог года для этой отрасли. Что вы считаете самым главным архитектурным достижением столицы за прошедший год?

– Главное архитектурное достижение, на мой взгляд, совпало со спортивным. Я считаю, что стадион «Лужники», в реконструкцию которого мы вложили столько сил и времени, с блеском выдержал нагрузку как один из основных стадионов чемпионата мира по футболу. Вокруг «Лужников» мы создадим полноценный спортивный кластер с уникальными зданиями – например, таким будет Дворец художественной гимнастики с уникальной крышей. Практически готовы к открытию канатная дорога, бассейн и многие другие спортивные объекты.

- Что бы вы хотели пожелать коллегам в преддверии Дня строителя?

– Хотел бы пожелать сил, здоровья. Интересных проектов и новых вызовов, которые заставят подняться на новый уровень. Непрерывное развитие – залог успеха в современном мире. Именно к нему мы, как одна большая команда, неустанно стремимся. Удачи!

Анна Левченко

МОСКОВСКАЯ ПЕРСПЕКТИВА

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroi.mos.ru, 10 августа 2018 > № 2725726 Сергей Кузнецов


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroi.mos.ru, 2 августа 2016 > № 1844275 Сергей Кузнецов

Сергей Кузнецов: «Дизайн станций метро должен быть привязан к районам».

Парк «Зарядье» покроют «стеклянной корой», которая создаст на его территории комфортный температурный режим. Альбом с проектами городских набережных презентуют в ноябре, а до конца года Москомархитектура запустит конкурсы по архитектурным проектам для трех новых станций метро.

О том, почему стену Цоя надо оставить на своем месте, как связать территорию ЗИЛа с центром города по воде и почему в столице должны появиться высотки из дерева, в интервью m24.ru рассказал главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов.

– Сергей Олегович, один из самых обсуждаемых проектов в Москве – парк «Зарядье». Его планируется накрыть куполом-теплицей. Расскажите, для чего это придумано.

– Стеклянная кора покроет достаточно большую часть парка «Зарядье». Под куполом будет естественный климат, там будет использовано естественное движение теплого воздуха вверх и холодного вниз. Это позволит создать под куполом комфортный температурный режим в течение всего года. Зимой там будет чуть теплее, чем на улице, а летом, наоборот, прохладнее.

Например, если на улице 27 градусов тепла, то под куполом будет плюс 21 градус. Если на улице минус 20, то там будет около минус 5 градусов.

Под куполом будут высажены растения. Крышу оборудуют солнечными батареями, которые смогут генерировать электричество для обслуживания всей территории парка «Зарядье». Покрытие будет возвышаться примерно на четыре-пять метров. По сути, купол соединит в себе высокие технологии и законы природы. Это уникальный проект, нигде в мире такого еще не делали.

– Когда начнется строительство купола?

– На данный момент идет проектирование, строительство начнется также в этом году. К открытию парка осенью 2017 года стеклянная кора будет готова.

– Москва занимается строительством метро. В чем особенность разработки архитектурных решений для новых станций?

– Мы считаем, что дизайн станций должен быть привязан к районам, где они расположены, а не к конкретной ветке метрополитена. Как показали исследования, горожане точно знают, по какой ветке они едут. Но они не всегда могут сориентироваться, на какой станции остановился поезд.

Дизайн должен быть уникальным, чтобы с первого взгляда пассажир метро мог понять, где он находится.

Две недели назад мы согласовали проекты трех станций Калининско-Солнцевской ветки. Они будут построены в единой стилистике. Основным визуальным акцентом выступят графические композиции на колоннах по центру перронного зала. Они будут выполнены на металлокерамических панелях и расположены на гранях колонн, обращенных к вестибюлям, что создаст эффект перетекания рисунков в перспективе. Так называемые стерео-изображения. Для «Ломоносовского проспекта», расположенного рядом с МГУ, темой будут цифры, для «Минской» – образы военной техники, поскольку рядом находится Музей Великой Отечественной войны, а для «Раменок» выбраны абстрактные силуэты деревьев на спокойном зеленом фоне.

– Проводятся ли сейчас конкурсы по архитектурным проектам новых станций метро?

– Сейчас готовятся к конкурсу три станции метро. Подробностей пока раскрывать не буду.

– В последнее время развернулась дискуссия вокруг стены Цоя на Старом Арбате. Как вы считаете, нужно ли ее оставить на прежнем месте или целесообразнее закрасить?

– Мое мнение: стену Цоя нужно оставить на старом месте. Она является одним из феноменов уличной жизни и культуры. Но если будет принято решение ее убрать, то она могла бы занять достойное место в галерее современного искусства.

– Москомархитектура планировала в этом году выпустить альбом, в котором набережные поделят на пешеходные, транспортные и комбинированные. Когда утвердят альбом?

– Да, действительно, мы активно работаем над этим проектом. Презентация запланирована на ноябрь этого года.

– Готовые проекты причалов есть уже?

– Изначально мы планировали организовать 40 портов. Когда начали прорабатывать проекты, оказалось, что причалы не везде целесообразно делать. Было принято решение выбрать наиболее интересные и логистически важные точки в городе и организовать там паромные переправы.

Сейчас по реке плавают по туристическим маршрутам, пассажирского трафика там пока нет, потому что нет достаточного спроса у населения. Но подсчет департамента национальной политики, межрегиональных связей и туризма показал, что уровень движения по реке за последние годы возрос на 40 процентов.

Сейчас сложность в том, что плотность населения около Москвы-реки в пять раз ниже, чем в среднем по городу. Но мы уверены, что со временем количество людей, живущих вдоль берегов, будет увеличиваться.

– Какой маршрут может быть запущен первым?

– В районе ЗИЛа будет 11-километровая набережная. Там появится причал. В перспективе мы планируем запустить там первое регулярное пассажирское речное движение: либо до станции метро «Таганская», либо до «Китай-города». Дорога до ЗИЛа из центра по воде будет занимать около 15-20 минут. Также на ЗИЛе мы хотим организовать паромное движение на другой берег реки, чтобы горожане могли добираться туда со стороны станции метро «Нагатинская». Ранее мэр Москвы Сергей Собянин говорил, что вся территория ЗИЛа будет ядром развития, одним из стратегических проектов Москвы на ближайшие годы. Действительно, данный участок является моделью идеального города. При планировании и реализации мы стараемся учесть все нюансы.

– Нужно ли вводить дополнительные ограничения по высоте зданий в центре города?

– Москва – разнообразный город, здесь невозможно вводить тотальные универсальные ограничения. Хотя у нас разработана Отраслевая схема высотных ограничений застройки на территории Москвы. При создании градостроительного плана земельного участка учитывается высотное ограничение, действующее для каждой конкретной части города. Нередко для каждого проекта застройки мы делаем отдельный визуально-ландшафтный анализ и высчитываем, какая высота допустима.

На мой взгляд, жестких ограничений не должно быть. Город развивается. Например, построили «Москву-Сити» – тот высотный комплекс виден отовсюду. Кто-то скажет, что «Москва-Сити» изуродовала панораму Кремля, а кто-то, наоборот, считает, что комплекс стал самостоятельной достопримечательностью города.

– Нужно ли вводить мораторий на строительство в центре?

– Все моратории – дополнительная почва для коррупции, скандалов и политических спекуляций. Застройщикам и архитекторам нужно генерировать хорошие, качественные проекты строительства. Они могут быть в любом месте города, в том числе и в центре, ничего в этом страшного нет.

Исторический центр города – гигантская территория, самая интересная для девелопмента. Здесь нужно и строить, и реконструировать здания. Конечно, любая стройка в историческом месте создает, как правило, почву для спекуляций. Но проблема в другом: многие проекты, к сожалению, делаются поспешно и некачественно. С этим надо бороться, и касается это не только центра города.

– В Москве при строительстве может быть использовано дерево?

– За деревом будущее. Я люблю этот материал и считаю его перспективным. По совокупности качеств дерево – лучший материал, по своим характеристикам оно выигрывает у стали, бетона и кирпича. Кроме того, древесина – возобновляемый ресурс, то есть ее бесконечно много. Она хорошо обрабатывается, она легкая по весу и ее прочность выше, чем у стали. Кроме того, дерево долго сохраняется. Тот же музей-заповедник «Кижи» стоит уже 600 лет.

– В Москве могут появиться в ближайшие годы новые деревянные здания?

– Мы поддерживаем тему строительства из дерева. Однако пока готовых проектов нет, но в будущем они должны появиться. Согласованием этих проектов занимается Министерство строительства, на данный момент нормативная база не готова. Кроме того, многие думают, что мы хотим строить здания из дерева по технологии XIV века. Но это не так. Сейчас есть современные технологии.

Дерево можно использовать в конструкциях, облицовке и пролетных покрытиях. Из этого материала возможно строить любые объекты. Конечно, мосты и путепроводы лучше строить из железобетона, но жилые здания можно делать из дерева, даже высотки. Опыт уже есть: дом Treet («Дерево») в центре города Бергена, в районе Бюфьорден, его высота 49 метров (14 этажей). Думаю, в недалеком будущем увидим 30-40-этажные здания из дерева.

– Но ведь дерево – пожароопасный материал.

– Это не так. Приведу пример: стальная конструкция выдерживает огонь в течение 15 минут, а дерево сопротивляется до 90 минут. С точки зрения безопасности, дерево лучше стали. На самом деле, пожара боится любой дом. Например, Дворец водных видов спорта в Казани построен по новейшим технологиям и является одним из самых крупных в мире деревянных сооружений. Расчеты показали, что эта конструкция настолько пожароустойчивая, что ей даже не нужна огнезащитная обработка.

– Кондиционеры, которые устанавливают на фасады домов, негативно влияют на архитектурный облик зданий. Вода с них капает на пешеходов. Как вы считаете, нужно ли запретить установку кондиционеров на фасадах зданий?

– В мире найдены способы решения этой проблемы. Например, вводятся ограничения, которые обязывают жителей домов вешать кондиционеры на внутреннюю часть домов.

На мой взгляд, в Москве регулировать этот вопрос тоже нужно, но пока решения не принято. Кондиционеры устанавливают частные собственники жилых и нежилых помещений, и государству сложно регулировать этот вопрос. Отмечу, в Москве в новой застройке проблем с кондиционерами на фасадах нет. В них изначально предусмотрены специальные короба, которые визуально скрывают кондиционеры.

Беседовали Анастасия Мальцева и Светлана Казанцева

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroi.mos.ru, 2 августа 2016 > № 1844275 Сергей Кузнецов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter