Всего новостей: 2555324, выбрано 3 за 0.003 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Ларионова Наталья в отраслях: Приватизация, инвестицииГосбюджет, налоги, ценывсе
Ларионова Наталья в отраслях: Приватизация, инвестицииГосбюджет, налоги, ценывсе
Россия > Приватизация, инвестиции > economy.gov.ru, 7 июля 2015 > № 1422474 Наталья Ларионова

Инфраструктурный акцент

Директор Департамента развития малого и среднего предпринимательства и конкуренции Министерства экономического развития России Наталья Игоревна ЛАРИОНОВА рассказала журналу "Бюджет" о том, как государство планирует менять подходы к поддержке сектора МСП.

Наталья Игоревна, согласно недавно опубликованным данным МСП Банка и Национального бюро кредитных историй, объем выданных в январе-марте 2015 года кредитов субъектам малого и среднего предпринимательства составил 1,17 триллиона рублей, или на 36 процентов меньше, чем за этот же период 2014 года. Есть ли у министерства идеи, как выправить ситуацию? На что вообще будет делаться упор в ближайшее время — на налоговые льготы, преференции при закупках, снижение административных барьеров?

Наталья Ларионова: Лет пять назад мы, наконец, прекратили искать «золотой административный барьер». Существовала теория, что в законодательстве есть некая неправильная норма, убрав которую мы дадим бизнесу возможность развиваться. По аналогии можно сказать, что сейчас заканчивается поиск «золотой меры поддержки» — «уникального» инструмента, который решил бы все проблемы малого бизнеса. На самом деле речь должна идти о совокупности мер, и сложность поддержки МСП заключается в том, что все их нужно использовать одновременно. Необходимо заниматься и налогами, и развитием кредитования, и государственным заказом. Выделить какой-то единственный приоритет трудно: в отличие от большинства стран мира, где малый бизнес активно присутствует в экономике и где идут эксперименты по его точечной поддержке, нам нужно думать о наращивании МСП во всех его форматах. Микрокомпаний, малых и средних компаний должно становиться больше. А для каждой категории предприятий нужны свои меры поддержки.

Микропредприятия — это старт бизнеса, здесь важно, чтобы человек вообще захотел заниматься своим делом. Мы работаем с Росмолодежью по программе «Ты предприниматель», а также предусматриваем налоговые каникулы для начинающих предпринимателей. Сейчас Минфин России прорабатывает вопрос об особом упрощенном налогообложении самозанятых граждан — тех, кто не нанимает сотрудников. Вместе с Минтрудом мы работаем и над упрощением трудовой документации и документооборота для микропредприятий. То есть задача — максимальное облегчить начало бизнеса.

Что касается субъектов МСП, то здесь, действительно, на первое место выходят вопросы, связанные с доступом к кредитным ресурсам. На втором месте проблема сбыта готовой продукции. Важно не просто привлечь кредитные ресурсы и что-то произвести, а добиться того, чтобы бы у компании был надежный сбыт — это стабильность бизнеса и созданных им рабочих мест. В этом контексте мы говорим о доступе МСП к госзаказу и закупкам госкомпаний, а также о работе с МСП-Банком, Агентством кредитных гарантий и Центробанком по развитию кредитования.

Министерство экономического развития выделяет субъектам РФ субсидии на мероприятия региональных программ поддержки малого и среднего предпринимательства. Оцениваете ли вы эффективность этих программ? В них появляются какие-то новые акценты?

Наталья Ларионова: Разумеется, существуют индикаторы, заложенные в подпрограмму «Развитие малого и среднего предпринимательства». Но сейчас мы хотим пойти дальше и перейти от показателей чисто счетных, валовых, к серьезным содержательным индикаторам. Важно понять, как на предприятие влияет конкретная мера поддержки — будь то субсидирование процентных ставок, возмещение затрат по лизингу, гранты или гарантии. Происходит ли рост занятости, налоговых поступлений. Программа должна стать инструментом содержательного влияния на сектор МСП.

Уже сегодня она активно развивается, и в ее рамках основной акцент делается не на предоставление субсидий, а на формирование инфраструктуры поддержки. Это позволяет добиться мультипликативного эффекта. Субсидия может быть предоставлена одному предприятию, и на этом история закончится, а инфраструктурой поддержки смогут пользоваться новые и новые компании.

Инфраструктура может быть разной. Это могут быть центры поддержки, которые оказывают консультационные услуги, инжиниринговые центры, которые помогают в изготовлении нового оборудования, центры стандартизации, которые помогают предприятию пройти сертификацию и стать подрядчиком крупной компании. У нас уже есть два хороших примера — центры стандартизации, созданные совместно с РЖД и с Объединенной авиастроительной корпорацией (ОАК).

Сейчас программа на 50 процентов нацелена на создание инфраструктуры (в том числе региональных гарантийных фондов и фондов микрофинансирования). Вторая половина связана с предоставлением субсидий, причем в основном это субсидии на приобретение оборудования. Постепенно все субъекты РФ уходят от грантовой поддержки начинающих предпринимателей. Она становится эксклюзивным форматом для сложных территорий, моногородов, отдаленных населенных пунктов. Акцент на инфраструктуру в ближайшее время будет только увеличиваться.

Традиционно малый бизнес концентрируется в секторах торговли и услуг. Правильно ли я понял, что помогать планируется прежде всего производственному малому бизнесу?

Наталья Ларионова: Сегодня в торговле действует порядка 42% всех малых компаний, причем ежегодно эта доля уменьшается на один процент. В то же время, их доля в общем обороте малых компаний достигает 70-80 процентов. Такая структура сектора МСП означает тень, небольшие зарплаты, маленькую добавленную стоимость. Если мы ставим задачу увеличения доли малого и среднего бизнеса в ВВП, нам нужно выращивать в первую очередь производственный и инновационный бизнес, в том числе работающий в сфере соответствующих услуг.

Так что действительно, сейчас мы делаем упор на развитии промышленных компаний, это становится основным драйвером в системе поддержки МСП. Так мы отвечаем на вызовы, с которыми столкнулась наша экономика. Напомню, что России приходится решать задачи, связанные с импортозамещением, и здесь малые и средние компании способны сыграть значительную роль. Большие заводы мы уже не построим, эпоха, когда возникали гиганты вроде Магнитки, закончилась. Подхватить такого рода заказы, быстро создать бизнес и производство, на мой взгляд, могут только предприятия малого и среднего бизнеса.

Достаточно ли у регионов механизмов для поддержки МСП на своей территории? И в какой мере они на самом деле заинтересованы в этой работе? В нынешней непростой ситуации дополнительные выпадающие доходы от введения льгот могут оказаться очень болезненными.

Наталья Ларионова: Бесконечная дискуссия о выпадающих доходах немного удивляет. Такая мера как налоговые каникулы предназначена для начинающих предпринимателей, там еще нечему выпадать. Наоборот, налоговые преференции создают возможности для прихода новых людей в бизнес, для создания новых компаний. Мы анализировали статистику: качественный, практически взрывной рост по размеру уплаченных налогов приходится на третий год работы малой компании, причем по сравнению с первым и вторым годом этот рост составляет тысячи процентов. Мы говорим о двухлетних налоговых каникулах как раз потому, что в первые два года предприниматели и не платят много налогов, зато к третьему году налоговый потенциал существенно возрастает.

Мне кажется, что сейчас в распоряжении регионов достаточное количество инструментов, связанных с поддержкой бизнеса. Вопрос, как правило, в том, хочет ли руководитель региона серьезно заниматься данным сектором экономики. Федеральное законодательство дает регионам возможность выбирать. Они могут вводить налоговые каникулы, продавать имущество малому бизнесу в приоритетном порядке, формировать специализированные перечни для субъектов МСП, участвовать в федеральной программе поддержки малого бизнеса и привлекать софинансирование из федерального бюджета. Но они имеют полное право не использовать все эти механизмы. Субъекты РФ, умело их применяющие, видят, что при снижении налоговых ставок налоговые поступления только растут. Можно привести в пример Ульяновскую область, Якутию, которые на цифрах могут продемонстрировать этот эффект.

Много ли регионов, активно занимающихся поддержкой малого бизнеса?

Наталья Ларионова: За последние 10 лет их количество выросло. Думаю, примерно две трети регионов серьезно относятся к данному направлению деятельности.

Недавно были озвучены планы по созданию Федеральной корпорации развития малого и среднего предпринимательства со стопроцентным госучастием. Какие функции будут у новой структуры?

Наталья Ларионова: 5 июня Президент России подписал указ о создании корпорации. В настоящее время мы готовим поправки в законодательство (в частности, в закон «О развитии малого и среднего предпринимательства»). У корпорации будет несколько направлений работы. Главная ее задача — объединение финансово-кредитных ресурсов, которые сейчас сосредоточены в Агентстве кредитных гарантий и МСП-банке, в один кулак, и формирование единой стратегии поддержки сектора МСП.

Второе ключевое направление — работа с крупнейшими заказчиками, государственными компаниями, по формированию сети поставщиков — малых компаний. С 1 июля вступает в силу норма об обязательной 18-процентной квоте малого бизнеса в закупках госкомпаний. Задача корпорации, как мы ее видим, это не просто сбор отчетов и наказание провинившихся. Необходимо в конструктивном диалоге с крупными компаниями сформировать план работы на ближайшие годы. Опыт мировых лидеров показывает, что выращивание сети поставщиков занимает 6-7 лет. То есть это большая долгосрочная работа.

Также ожидается серьезное переформатирование работы с регионами. Мы хотим унифицировать созданную инфраструктуру поддержки бизнеса, сделать так, чтобы предприниматель в любой точке России мог быстро получить качественную и универсальную услугу. Это может быть консультация, обучение, проведение маркетинговых исследований, помощь с выходом на экспортные рынки.

Закон предстоит принять в весеннюю сессию Госдумы, таким образом, работа по непосредственному созданию корпорации развернется в ближайшее время.

Насколько справляется со своими задачами Агентство кредитных гарантий? В какой мере его работа упростила доступ предпринимателей к кредитам?

Наталья Ларионова: Агентство, по сути, не работает и года: оно получило банковскую лицензию и выдало первую гарантию лишь 30 июня прошлого года. Для получения лицензии потребовалась серьезная подготовительная работа, которая заняла несколько месяцев. Агентство было готово развернуть полномасштабную деятельность в декабре, но мы прекрасно помним, что тогда произошло с ключевой ставкой. В итоге к наиболее активной стадии работы оно перешло в феврале 2015 года. Постепенно удалось набрать нужный темп, и сейчас проекты уже исчисляются сотнями и тысячами. Но, пожалуй, самое главное — что за это время удалось договориться с Центробанком о формировании новой программы, связанной с рефинансированием кредитов для МСП под 6,5 процента. На выходе ставка для малых и средних компаний будет составлять 10-11 процентов. Так что за год АКГ — огромная корпорация с капиталом в 50 миллиардов рублей — прошло серьезный путь, был сделан практически максимум возможного.

Новая корпорация сохранит весь нынешний функционал АКГ?

Наталья Ларионова: Он сохранится. Просто с созданием агентства стало очевидным, что необходим единый центр принятия решений для МСП-банка, который выдает кредиты, и для Агентства, которое выдает гарантии. Это взаимосвязанные вещи.

Хотелось бы вернуться к теме обязательной 18-процентной квоты для госкомпаний. С этой идеей связаны большие надежды, но есть и опасения. Не обрастут ли госкомпании разного рода карманными поставщиками?

Наталья Ларионова: Путь длиной в тысячу миль начинается с первого шага. Сидеть на месте и бояться проблем не самое лучшее решение, нужно действовать. Конечно, риски есть. Но в законодательстве существует ограничение на участие крупных компаний в капитале малых и средних предприятий — не более 25 процентов. Так что тема появления огромного числа МСП, которыми реально будет владеть крупный бизнес и которые будут осваивать заказ, несколько надуманная. Такие ситуации, конечно, будут. Задача корпорации не только и не столько в том, чтобы выявлять эти схемы, а в том, чтобы найти общий язык с руководителями госкомпаний. Объяснить им, что перед страной стоят серьезные задачи, и что государство рассчитывает на эти компании, в том числе, для их решения. Предстоит выстроить системную содержательную работу. Будут ли определенные перегибы? Да, и мы это прекрасно понимаем.

Есть ли у нас в таком количестве надежные поставщики из числа малых компаний? Речь ведь об огромных объемах заказа.

Наталья Ларионова: Конечно же, их недостаточно. Поставщиков надо выращивать, создавая для них тепличные условия. У нас уже есть хорошие прецеденты: выше я приводила в пример два центра стандартизации и сертификации, где выращиваются малые компании под нужды РЖД и ОАК. Дело в том, что и к корпорациям приходит понимание необходимости диверсификации линейки поставщиков. Сегодня в мире ни одна отрасль — включая авиа-, судостроение, автопром — не держится на заводах-гигантах в классическом советском понимании. Фольксваген это 600 малых и средних компаний. Производство судов это давно что-то вроде игры в конструктор «Лего»: тысячи компаний производят отдельные детали, которые потом просто собираются вместе. Раз во всем мире к этому пришли, может и нам стоит заимствовать этот опыт.

Такая модель экономически оправданна, в том числе потому что способствует более активному внедрению инноваций. Пояс малых и средних компаний, конкурирующих между собой, существенно повышает и конкурентоспособность крупных компаний. Малый бизнес каждый раз стремится предложить что-то новое, чтобы получить надежный стабильный заказ. Однажды во время визита во Францию меня поразило, что малая компания, расположенная в небольшом городке, производит станки с ЧПУ в том числе для НПО «Сатурн», одной из ведущих оборонных компаний России. Никого не смущает, что этим занимается малый бизнес. Нам необходимо способствовать появлению в России именно таких малых производств.

Россия > Приватизация, инвестиции > economy.gov.ru, 7 июля 2015 > № 1422474 Наталья Ларионова


Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 31 января 2014 > № 999141 Наталья Ларионова

Деловой климат: как чиновники помогают предпринимателям

Мария Багирова

внештатный автор Forbes

Директор департамента Министерства экономического развития Наталья Ларионова о мерах поддержки малого и среднего бизнеса

Что правительство делает для поддержки бизнеса? Где взять деньги на развитие своей фирмы? Чего ждать?Деловой климат Ответы — в интервью директора департамента развития малого и среднего предпринимательства Министерства экономического развития Натальи Ларионовой.

— Недавно обсуждалась идея выделения государством 100 млрд рублей на развитие малого бизнеса. Когда эти деньги будут доступны, и в какие проекты будут вложены?

— Действительно была такая инициатива Министерства экономического развития. Предполагалось, что сумма будет выдана в виде кредитов на срок не менее 7 -10 лет и не более чем под 10% годовых. Дискуссия продолжается, и окончательное решение пока не принято.

— Минэкономразвития инициировало создание федерального гарантийного фонда. Каков его объем и функции?

— В трехлетнем бюджете на 2014 год и плановый период 2015-2016 годов предусмотрено внесение в уставный капитал федерального гарантийного фонда в 2014 году 10 млрд рублей и в 2015 — еще 20 млрд рублей. Мы считаем, что необходимо создать акционерное общество, которое получит лицензию как небанковская кредитная организация. Уровень доверия на рынке к этой структуре сразу будет выше.

Уже есть опыт работы подобных организаций, но на региональном уровне. Сейчас гарантийные фонды работают в 80 регионах, они сформированы за счет средств федерального и региональных бюджетов. В случае если у предпринимателя не хватает залогового обеспечения при кредитовании, он может взять кредит под поручительство местного гарантийного фонда (такое поручительство составляет 50-70%). Если бизнесмен по каким-то причинам не выплатил кредит, долг перед банком погашается из средств фонда. Разумеется, прямой интерес фонда – вернуть свои средства. Но поскольку эта структура, в отличие от банка, не обременена банковскими нормативами, то может выстроить более спокойную систему погашения кредита на беспроцентной основе. Основная цель – сохранить бизнес, и фонд выступает не как заимодавец, а фактически как партнер.

— Определилось ли правительство с приоритетными направлениями в малом бизнесе, которые готово поддерживать?

— Выбор приоритетных отраслей – задача руководителей регионов. Например, программа поддержки лизинга оборудования в зависимости от регионов может концентрироваться на сельском хозяйстве, лесной, рыбной, обрабатывающей промышленности, народных промыслах и так далее. Главное — создать универсальный инструмент поддержки обновления техники и технологии. Мы отказались от идеи составлять какие-то перечни. Все «поляны», на которых развивается малый и средний бизнес, одинаково важны.

Наша задача — расширять рынки сбыта малых и средних компаний. Здесь есть два инструмента. Во-первых, с 1 января 2014 года вступил в силу закон о федеральной контрактной системе. Не менее 15% от всех закупок каждый государственный или муниципальный заказчик должен разместить на специализированных торгах для малого бизнеса. Также новый закон отменяет все ограничения по типу товаров и услуг.

Во-вторых, в 2014 году будет принято постановление правительства об обязательной квоте для малого и среднего бизнеса – не менее 10% при закупках государственных компаний и естественных монополий. Всего такие компании ежегодно приобретают товары и услуги на сумму порядка 7-8 трлн. рублей.

— По каким критериям будут отбирать малые компании для участия в госзакупках?

— Будут проводиться конкурсы, причем только среди малых компаний. Критерии обычные: компания соответствующая определению «малая» должна поставить качественные товары в установленный срок и по определенной установленной цене. К примеру, если необходимые по контракту гайки или муфты производит большая компания, она на конкурс не попадает.

— Сейчас ставки по кредитам для малого бизнеса держатся на уровне 15-17% годовых в рублях. Будет ли государство субсидировать ставки?

— Кредитная ставка – сложный инструмент, на нее только директивно влиять невозможно. Представляете, сколько надо бюджетных денег, чтобы что-то субсидировать? Это сотни миллиардов рублей каждый год. Поэтому меры поддержки мы сосредотачиваем на более конкретных задачах. Сейчас основное направление – увеличить уровень инвестиций в основные средства. На это будут нацелены и проект создания федерального гарантийного фонда, и проект в рамках ФНБ.

— Максимальный размер гранта для малого бизнеса составляет 300 000 рублей. В крупных городах этих денег не хватает даже на аренду. На кого рассчитана такая поддержка?

— Это поддержка небольших стартапов, в первую очередь социального бизнеса. Вообще, к грантам отношение у предпринимателей неоднозначное. Многие считают, что их нужно отменить.

Не надо начинать бизнес, если его начало связывается только с грантом. Грант – это бонус. Начиная бизнес, надо решить, можно ли вести его без государственной поддержки? Это должно быть определяющим моментом. Желающих получить гранты в регионах много, и автоматического распределения средств – каждому, кто зарегистрировался, нет. Государство заинтересовано в развитии малого бизнеса, но это не значит, что оно должно поддерживать каждого зарегистрировавшегося.

— А поддержка детских садов, которых хронически не хватает?

— На открытие частного детского сада предприниматель может получить от регионального департамента по развитию малого и среднего бизнеса до 10 млн. рублей. Критерий отбора получателей – наличие жизнеспособного бизнес-плана, который автор должен защитить. Так можно отделить совершенно непродуманные идеи педагогов, пусть даже очень хороших, от бизнеса, который может «выстрелить» и дальше жить без поддержки. Если бы бизнесменов можно было штамповать, нигде в мире не задумывались бы о том, что такое предпринимательская активность. В определенном смысле предпринимательство – это искусство, должен быть позыв, умение принимать решения и брать на себя ответственность. Если вы делаете бизнес, это ваш приоритет, вы должны уметь следить за доходами и расходами.

— В мае 2013 года был принят закон об уполномоченных по защите прав предпринимателей. По статистике, из 1000 обращений только 300 разрешены в пользу предпринимателей. Вы считаете, такая помощь эффективна?

— Если уполномоченные рассмотрели тысячу заявлений и решили, что лишь триста можно поддержать, значит, к другим у них есть вопросы.

— Есть масса барьеров, в частности СанПины, санитарные нормы. Они часто непреодолимы для малого бизнеса. Что с этим делать?

— В этой сфере очень многое меняется. Например, в отношении тех же самых небольших детских садов прошла большая реформа по требованиям в прошлом году.

— Принятие каких законов в 2013 году, по вашему мнению, существенно повлияло на жизнь малого бизнеса?

— Это был тяжелый год. Была сложная история с увеличением страховых и социальных взносов, которую мы сейчас тяжело переживаем. По нашим данным, закрылись 540 000 ИП, но летом 2013 года были приняты поправки. С 2014 года для ИП с оборотом менее 300 000 рублей в год, а это примерно половина всех индивидуальных предпринимателей, страховые и социальные взносы будут исчисляться по правилам 2012 года.

— Вы ожидали такого эффекта?

— Если три ветви власти приняли такое решение, значит, действительно нужна была реформа. Но, оценив последствия, решение пересмотрели.

— Какие еще законы существенно повлияли на малый бизнес в этом году?

— Продлили срок действия закона о льготной приватизации. Первоначально он действовал до 1 июля 2013 года. Законодательство было серьезно модернизировано, и срок продлился до 1 июля 2015 года.

— Принятый закон о бухгалтерском учете облегчит жизнь предпринимателям?

— Поправки к закону освобождают предпринимателей от ежеквартального бухгалтерского учета. В осеннюю сессию депутаты однозначно освободили от ведения бухгалтерского учета индивидуальных предпринимателей, создали упрощенную процедуру одновременной регистрации как индивидуального предпринимателя и получения патента.

В этом году решения будут и по налоговым каникулам, станет развиваться программа финансовой поддержки.

— Будут ли в 2014 году приниматься какие-то законы, которые смогут стимулировать развитие малого бизнеса?

— Давайте посмотрим, как будут работать эти.

Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 31 января 2014 > № 999141 Наталья Ларионова


Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 18 июня 2012 > № 577377 Наталья Ларионова

Как Минэкономразвития может помочь бизнесмену уже сейчас

Наталья Ларионова

глава Департамента развития малого и среднего предпринимательства Минэкономразвития

На заметку предпринимателю: какие меры поддержки малого и среднего бизнеса уже есть и что появятся в ближайшее время

Вопреки распространенному мнению доля малых предпринимателей, получающих господдержку в России, примерно такая же, как в США, хотя их число у нас меньше: 5,8 млн против 23 млн в Штатах. Ежегодно 100 000 из них пользуются льготами и субсидиями из бюджета, проходят обучение или получают консультации за счет средств бюджета. Не все предприниматели знают о том, какие возможности дает им российское законодательство. Вот наиболее важные из тех, которые были приняты или появятся в ближайшее время.

2009 год для нас был переломным: бюджет программы поддержки малого и среднего бизнеса вырос с 4 млрд рублей до 18 млрд рублей. Сейчас объем достиг 20,8 млрд рублей, появляются новые опции. Система построена так, что регионы сами выбирают набор инструментов поддержки из 15 мероприятий (гранты, субсидии по кредитам, образовательные программы и пр.) дают 70 регионов. Компенсированием лизинговых платежей и поддержкой инновационных проектов занимаются 50-60 регионов.

Каждый год они представляют в министерство заявки на софинансирование своих программ поддержки (как правило, на 4 рубля из федерального бюджета приходится 1 рубль региональный), а затем по конкурсу эти деньги распределяют среди местных предпринимателей. Сейчас мы как раз рассматриваем региональные заявки.

В этом году мы хотим сменить акцент с вновь созданных бизнесов на компании с большим числом занятых. Предприятия, где работает от 50 человек, заметны местным властям, они завтра не закроются — это живой бизнес. Для них мы в этом году впервые хотим запустить субсидирование процентной ставки по кредиту на покупку нового оборудования.

Еще один новый механизм — софинансирование: тратишь 2 рубля на оборудование, государство дает еще один. Работает также механизм компенсации лизинговых платежей. Так мы закрыли весь спектр финансирования: кредит, лизинг, собственные средства — такую комплексную поддержку средние компании смогут получить впервые. Но при наличии главной линии должны оставаться опции для безработных, выпускников, женщин, надо развивать гранты, микрофинансирование, нужны программы для моногородов и Северного Кавказа.

При этом есть проблемы, которые не решить никакими субсидиями. Например, нехватка кадров. Нужно возрождать систему профобразования — а этим должно заниматься Минобрнауки. Вторая проблема — доступ к финансам. Сейчас мы готовы направить запрос в Центробанк — может, он примет какие-то меры регулирования, стимулирующие банки работать с малыми компаниями.

Всех также интересует доступ к госзаказам. В новом законе о Федеральной контрактной системе появится интересная опция — право второй руки. Крупная компания, которая выиграла конкурс, берет на себя обязательство размещать часть заказа у малых компаний. Кроме того, с 1 июля госкомпании должны размещать объявления о тендерах на открытых площадках. По теперешнему закону о госзакупках, органы власти должны размещать 10-20% заказов у малых компаний. Пока в их число не попадают фирмы, где более 25% иностранного капитала, и учрежденные Сколково и Роснано компании. Сейчас принимается закон, который снимет это ограничение.

Если верить опросам, налоги и административные барьеры давно не занимают лидирующие места среди проблем малого бизнеса. Нельзя думать, что, как только мы снимем очередной барьер, все сразу расцветет. Но мы продолжаем работать в этом направлении.

Недавно был наведен порядок в сфере подключения к электросетям. По закону небольшую мощность до 24 кВт можно подключить за 550 рублей. Но энергетики включали в такие договоры много дополнительных обязательств по строительству инфраструктуры. В прошлом году был принят типовой договор подключения, а за препятствование предпринимателям энергетики могут заплатить штраф. К сожалению, не все знают о том, что этим сейчас активно занимается ФАС.

Кроме того, мы планируем улучшить исполнение закона о приоритетном праве выкупа муниципальных помещений для компаний, которые арендуют их больше двух лет. С 2008 года этой мерой воспользовались свыше 25 000 предпринимателей. Но местные власти нашли лазейки, позволяющие не продавать им помещения. Например, можно создать ГУП и передать все туда. Сейчас принимается закон, не позволяющий этого делать. Он также расширяет перечень компаний, которые вправе выкупать помещения. Раньше это могли сделать те, кто арендовал его два года по состоянию на 2008 год, теперь — на 2012-й.

В следующем году начнется переход предпринимателей на патентную систему. Ею смогут воспользоваться индивидуальные предприниматели с числом сотрудников до 15 человек, работающие в сфере общепита, торговли и услуг. Они смогут купить патент на срок от месяца до года и работать без декларации и контрольно-кассового аппарата. Ставка налога — 6% от базовой доходности, которую определяют местные власти. Если регион заинтересован в развитии торговли в удаленных местах, он может установить минимальную доходность 100 000 рублей, и патент на нее будет стоить 500 рублей в месяц. Максимальная цена — 5000 рублей. Мы создавали эту систему для стартапов и для тех, что сейчас находится в тени. Думаю, до 2015 года на нее перейдет до полумиллиона предпринимателей, которые сейчас вообще не платят налоги. Кроме того, до 2018 года сохранится вмененный налог. Сейчас его платят 2,3 млн бизнесменов, которые являются потенциальными кандидатами для перехода на патент.

Сейчас нам нужно принимать больше узкоспециализированных решений. У каждого министерства должна быть своя программа развития малого бизнеса, чтобы в стране было больше частных школ, больниц, фермеров. В своем указе президент Путин постановил к 2020 году довести долю занятых в малом бизнесе до 50%. Достичь этого можно только одним способом — меняя правила игры в разных отраслях.

Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 18 июня 2012 > № 577377 Наталья Ларионова


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter