Всего новостей: 2554783, выбрано 5 за 0.011 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Лебедев Александр в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаТранспортГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмФинансы, банкиСМИ, ИТАвиапром, автопромАрмия, полицияАгропромвсе
Россия > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 18 октября 2017 > № 2480142 Александр Лебедев

Охотник на банкиров

говорит Александр Лебедев — предприниматель, экономист, писатель

Андрей Фефелов

В последний раз такая незаурядная фигура, как Александр Евгеньевич Лебедев, была представлена на страницах нашей газеты почти 14 лет назад, в ноябре 2003 года , когда он выставил свою кандидатуру на выборы мэра Москвы против Юрия Лужкова. С тех пор по извилистым руслам времени много воды утекло, и весьма быстрой воды, надо сказать, — фактически сменилась даже не одна, а две исторические эпохи: "докризисная", 2003-2008 годов, и "докрымская", 2009-2014 годов. В связи с выходом в свет своей автобиографической книги "Охота на банкира" Александр Лебедев дал согласие на беседу с заместителем главного редактора газеты "Завтра" Андреем Фефеловым, которое мы и предлагаем вниманию наших читателей.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Александр Евгеньевич, поздравляю вас с выходом вашей книги "Охота на банкира". Насколько я знаю, в этой книге, помимо весьма интересных и авантюрных фактов вашей биографии, существует большой раздел, который связан с деятельностью российских и мировых банков.

Как известно, банковская система — вещь в себе. Мало кто понимает, что там происходит. Я смотрел несколько ваших роликов на Ютубе, где вы говорите, что специалистов, которые могли бы разобраться в банковской системе, особенно в криминальных её схемах, очень мало, и эти немногочисленные специалисты находятся внутри системы. В правоохранительных же органах и в системах надзора таких специалистов практически нет. Помнится, вы с некоторой долей иронии даже предлагали себя на роль такого генерального банковского инквизитора… Тем не менее, сейчас вокруг российских банков идёт череда скандалов. Происходит санация крупнейших банков, продолжают ускользать в неведомые дали огромные деньги. Есть ощущение, что ответа у Российского государства на эти процессы нет. Так ли это?

Александр ЛЕБЕДЕВ. Нет, частично ответ Российское государство даёт. Во всяком случае, за последние несколько лет отобрано около 500 лицензий у банков, откуда деньги уже украдены. В этом смысле, наверное, мы уже заканчиваем болеть. Из банковской системы было вывезено примерно 150 миллиардов долларов клиентских денег. Сегодня они спрятаны за границей — находятся в нескольких десятках фондов, банков, в офшорных юрисдикциях. И эти деньги, и их бенефициаров Запад оберегает очень хорошо. Российскому государству не хватает политики по возврату этих денег. Надзор как таковой уже не актуален.

Андрей ФЕФЕЛОВ. А разве эти деньги возможно вернуть?

Александр ЛЕБЕДЕВ. Американцы за последние десять лет вытрясли из одиннадцати неамериканских банков 330 миллиардов долларов во внесудебном порядке. Их претензии основывались на трёх основаниях: налоговые уклонисты, нарушение санкций и так называемый "кризис плохих ипотечных бумаг". Эти претензии предъявляли банкам прокуратура, минфин, обычные юристы. Это была огромная афера, в результате которой все банки рассчитались во внесудебном порядке, вернув американцам 330 миллиардов долларов. Мы хотим вернуть всего 150 миллиардов. Чем мы хуже американцев, я не понимаю. Мы не можем вызвать посла офшорной юрисдикции? Не можем вызвать представителей банка в прокуратуру? Что нам мешает? На мой взгляд, всем нашим властным органам нужно объединиться. Надо, чтобы этим занималась не только прокуратура как координирующий орган по законодательству. Должны подключиться МИД, Минфин, Минэкономразвития, Правительство, телеканал "RT", наконец (пусть делает фильмы об этих банкирах). Общими усилиями возможно будет не только вернуть ворованное, но и посадить самих воров. Тем более что они никуда не скрываются. Всем известно, где они живут: в Лондоне или в Монако. И их немного: в Монако на 200 гектарах проживает всего-навсего человек пятьдесят, ещё человек 150 живёт в Лондоне.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Есть ощущение, что они находятся под защитой какой-то неведомой структуры.

Александр ЛЕБЕДЕВ. Это важнейший вопрос: Кремль имеет отношение к тому, что так безнаказанно можно было десять лет разворовывать банки? В своей книге я отвечаю: нет, не имеет. Был очень слабый, почти никакой банковский надзор, в ФСБ и в МВД была "крыша". Полковник Захарченко, у которого нашли 300 миллионов долларов наличными и где-то 500 миллионов в швейцарском банке, был частью той самой "крыши". Помимо него, было ещё несколько генералов. В прошлом году всех этих генералов Кремль уволил с волчьим билетом.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Если, допустим, серийный убийца сбегает за границу, его автоматически объявляют в Интерпол. Чем же люди, своровавшие суммы, сопоставимые с бюджетом целых областей, лучше этих серийных убийц? Почему их не выдают?

Александр ЛЕБЕДЕВ. К их услугам лучшие западные юристы. За большие деньги они обеспечивают им политическое убежище. Это огромная система на Западе, в ней работают сотни тысяч человек. Другое дело, что мне не удалось обнаружить политиков-бенефициаров в этой системе. Макрон, например, работал в банке Ротшильдов, его внезапное появление на политическом олимпе вызывает подозрение, однако доказательств никаких нет. Я лично беседовал со всеми премьер-министрами, включая премьер-министра Соединённого Королевства Терезу Мей. Все они просто не знают о том, что каждый год с разных периферий разворовывается триллион долларов. В каждой стране Латинской Америки, Африки, в России, в Китае все эти деньги мигрируют в одну и ту же тихую и спокойную гавань, образованную из нескольких десятков офшорных юрисдикций, крупных банков и фондов. Безусловно, когда мы говорим о десятках триллионов долларов, понимаем, что без влиятельных политиков дело не обходится. В офшорных юрисдикциях за последние 15-20 лет накоплено около 50 триллионов долларов. Это почти мировой ВВП за год.

Почему в последнее время я перестал критиковать Кремль? Потому что, изучив западную политическую модель, я понял: она окончательно пала жертвой этих грязных денег. Западный политический класс и судебная система деградировали, катастрофически ухудшилась система выборов, система масс-медиа стала практически целиком коррумпированной.

Я доктор экономических наук, человек, у которого был бизнес в Германии, есть бизнес в Англии, в Штатах, во Франции, в Китае, в России. За годы работы в самых разных странах мира я понял, что наша политическая система, в отличие от Запада, не лицемерна. Да, у нас плохая судебная система. Я, например, проиграл 28 государственных судов, так как наш суд не является объективным. Но, глядя на Запад, их нравы, я прихожу к выводу, что у меня нет моральной платформы для критики Кремля.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Между тем западная офшорная система имеет свои представительства и в России. Например, я слышал, что даже наш родной ЦБ на самом деле аффилирован в большей мере с международными финансовыми организациями, чем с нашим правительством и президентом.

Александр ЛЕБЕДЕВ. Скорее всего, длительное время ЦБ был основной крышей ФСБ, которая прикрывала вывод этих денег на Запад. При Набиуллиной ситуация изменилась, но, к сожалению, есть серьёзный вопрос по открытию этих увезённых средств — масштаб какой-то колоссальный, от пяти до десяти миллиардов долларов. Слава богу, что последние пару месяцев ЦБ хотя бы стал говорить о том, что с акционеров спросится. Однако реальных, уверенных шагов пока нет. Поэтому я бы не искал кукловодов мировой закулисы в Российской Федерации. Кремль просто развели.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Но кто-то ведь развёл?

Александр ЛЕБЕДЕВ. Наверное, либералы, вернее, та сила, которую так принято называть. Именно они были большими сторонниками всех этих политических деятелей на Западе. На самом деле, проблема, которую я называю "третьим колониализмом", — колоссальна. Это гораздо более умный колониализм, чем два предыдущих. Не надо посылать армии, не надо рисковать жизнью — просто каждый год надо выкачивать триллион долларов. Это установленный факт, и все молчат об этом!

Андрей ФЕФЕЛОВ. Если это так, как вы говорите, то прекращение этого оттока приведёт к дикой обструкции со стороны тех сил, которые эти деньги выводят.

Александр ЛЕБЕДЕВ. Ну и что? Мы знаем, где находятся люди-бенефициары, которые украли эти деньги. Мы имеем все доказательства, что эти деньги украдены из 1200 банков. В книге я не публиковал, однако у меня есть таблица, где указаны все организации, в которых лежат эти деньги. Берите эти данные, поезжайте в Базель в Банк международных расчётов, представьте там все доказательства, как выводились деньги. И поставьте этот вопрос на мировом уровне. Это интереснейшая повестка дня.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Ваша книга называется "Охота на банкира". Речь идёт об охоте на вас или это вы ведёте охоту на банкиров?

Александр ЛЕБЕДЕВ. Десять лет на меня охотились, я это расследовал публично, и пиком охоты стало уголовное дело Полонского. Потом несколько лет назад был наезд на банк. В нём был капитал полтора миллиарда долларов. Все свои дивиденды я выплатил Аэрофлоту, Газпрому, все акции, все ипотечные портфели, всю недвижимость продал и вернул все деньги клиентам, продемонстрировав, что бывают честные банкиры. По-моему, я такой один.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Ликвидировав свой бизнес, вы перешли в другое качество и сами стали "охотником за банкирами"?

Александр ЛЕБЕДЕВ. Я надеюсь, что перешёл. Но, конечно, мне бы хотелось, чтобы государство меня поддержало, чтобы я не один охотился. Недавно по Георгию Беджамову (это Внешпромбанк) я опубликовал статью в собственной газете. Свои разоблачения я заканчиваю призывом к англичанам: мол, давайте поведём себя архаически — сами поймаем жулика. Поймайте жулика, приведите его ко мне, и я вам отдам 10 миллионов. В ответ юристы прислали мне зубодробительные угрожающие письма Беджамова, где рассказывалось, что он жертва режима, что ему принадлежало всего 0,5% акций, что он ничего не крал, и так далее. Таким образом, своего я добился, какая линия защиты — увидел. Думал, он пойдёт дальше, угрозы в Англии неприемлемы. Но нет, в суд он так и не обратился. Мою газету читает три миллиона человек каждый день. Немножко смешно, что до сих пор я занимаюсь этим один. Почему, например, не посвятить этому специальный репортаж "RT", раз уж сделали такой влиятельный канал?

Андрей ФЕФЕЛОВ. Мне кажется, сейчас англичан мало интересуют люди, которые что-то вывели к ним.

Александр ЛЕБЕДЕВ. Надо проверить. Я думаю, что им некуда будет деться. Вопрос ведь не в интересе, а в основах международного права. Эти деньги украдены у российских юридических и физических лиц. Я уж не говорю про санкции и ипотечные облигации. Здесь настолько очевидный состав преступления, что даже налоговые уклонисты у американцев не идут в сравнение. Это просто воровство в самом чистом виде.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Я знаю, что вы владеете сетью кафе здорового питания "Петрушка". Что стоит за вашим проектом? Это просто попытка занять очередную коммерческую нишу или нечто иное?

Александр ЛЕБЕДЕВ. Нет, какая там коммерческая ниша в городах до 30 тысяч жителей?! В октябре в провинциальных русских городах я открою несколько кафе. Не на Рублёвке и не в Москве. Если правильно приготовить гречку, попарить её в духовке в горшке пять часов, а потом туда добавить льняное масло холодного отжима — вкусно так, что просто башню сносит. Мы привыкли есть пельмени, котлеты, борщ. А я хочу попробовать приучить наших женщин к здоровой, экологичной русской пище. Я же самый большой производитель картошки в мире. В этом году я убрал 200 тысяч тонн. По 120 рублей продаю нормальный антиоксидантный картофель.

Андрей ФЕФЕЛОВ. А где ваши поля?

Александр ЛЕБЕДЕВ. Тульская и Брянская области. Помимо картошки я произвожу топинамбур, сою, кукурузу. На самом деле, я хочу зарабатывать на поставках, минуя сети здорового питания. Потому что сети — это паразиты. Если есть свой знакомый фермер, который производит биоорганическую еду, без пестицидов и гербицидов, то зачем нужны кафе? Сколько выгод сразу: вы не тратите время и не ходите в магазин, все продукты свежие, вы полезно питаетесь, да ещё к тому же экономите деньги.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Ваша идея вполне отвечает принципам ныне популярной цифрономики, когда все связи быстро и легко выстраиваются через интернет.

Александр ЛЕБЕДЕВ. Да, всё через компьютер организуется, вы заказываете, назначаете время, мы вам привозим заказ домой.

Андрей ФЕФЕЛОВ. В Москве будете открывать кафе?

Александр ЛЕБЕДЕВ. В Москве будет пекарня. Будет в Нелидове в Тверской области, в Чехове под Москвой, в Алуште в Крыму. В Лондоне в Гайд-парке я открывался на три недели. Я кормил англичан бесплатно. Им очень всё понравилось. Бесплатно-то кому не понравится? На вопрос "где это можно всё купить?" я отвечал: поезжайте в Крым, в Алушту.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Ваш проект — это пример потрясающей рационализации, которая прорастает через русское сознание, русский социум и противостоит всему этому безумию, которое началось в 90-х. Простая и здоровая пища — самое рациональное действие, которое может быть у человека.

Александр ЛЕБЕДЕВ. Мы просто об этом забыли. Мы разучились даже печь хлеб. Французы багет пекут, чиабатты делают итальянцы. Мы пекли в СССР восхитительный хлеб по 15 копеек. Сегодня я с огромным трудом нашёл нескольких пекарей, которые способны приготовить настоящий хлеб. Теперь буду выпекать примерно 1000 батонов на закваске в день и делать очень вкусные сухари.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Спасибо вам за старания, потому что это дело напрямую связано с будущим нации.

Александр ЛЕБЕДЕВ. Вы знаете, постепенно это входит в культуру. Алкоголизм уходит из общества, люди больше времени и сил уделяют спорту. Вот ещё бы Владимир Владимирович призвал бросить курить… Народ бы сразу бросил! Не знаю, почему он стесняется.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Некогда вы претендовали на пост мэра Москвы, поэтому тема преобразования столицы, думаю, вам близка. С улиц исчезла омерзительная реклама, строятся развязки, возникают потрясающие рекреационные зоны — красивые, удобные, современные. И при этом мы наблюдаем колоссальную истерию и неприятие всех начинаний Собянина у интеллигенции, как раз тех людей, которых, казалось бы, в первую очередь должна устраивать эта европеизация в столице.

Александр ЛЕБЕДЕВ. У интеллигенции всегда есть жалобы на власть. Это нормальная реакция. Да и особого шквала критики я не замечаю. Действительно, преобразования потрясают. Разбиты парки по всему городу, велосипедные дорожки, огромные тротуары отвоевали у машин. Вы посмотрите, что он сделал по наружной рекламе. У Лужкова наружная реклама ничего не приносила в бюджет.

Андрей ФЕФЕЛОВ. И при этом она была везде.

Александр ЛЕБЕДЕВ. Сейчас реклама приносит городу десятки миллиардов рублей в год. Говорят, за каждым наружным билбордом некогда стоял какой-нибудь генерал или полковник ФСБ или МВД. Молодец Собянин, отвоевал! Не зря я боролся с Лужковым. Лужковщина останется в истории только как отвратительный местечковый феодализм.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Вы вращались в разных средах, общались с представителями власти в разных странах, много путешествовали. Как вы сегодня оцениваете народ и страну?

Александр ЛЕБЕДЕВ. Недавно я посетил "Артек". То, что Алексей Каспржак сделал из "Артека" на 214 гектарах, — феноменально. Любой американский университет, увидев наш детский центр, просто умрёт от зависти. Высочайший уровень! Я был потрясён. Это XXII век — с точки зрения и образования, и отношения к детям. А строительство Керченского моста? Это великое достижение нашей страны! Посмотрите, как успешно мы воюем в Сирии, несмотря на козни американцев. Глядя на наши успехи, я уверен: самое плохое уже позади. Из кризиса мы потихонечку выкарабкиваемся. Деньги вернём. Я горжусь нашей страной и верю в неё.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 18 октября 2017 > № 2480142 Александр Лебедев


Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 28 октября 2016 > № 1951364 Александр Лебедев

Глобальная санация: как вернуть средства, украденные из российских банков

Александр Лебедев

доктор экономических наук, бизнесмен

Недавний крах и возможная санация банка «Пересвет», основным акционером которого является Московская патриархия, показал, что, несмотря на усилия руководства ЦБ и правоохранительных органов, системные проблемы в кредитно-финансовой сфере остаются нерешенными. По предварительным оценкам, в «Пересвете» обнаружилась «дыра» более чем в 100 млрд рублей. Исходя из практики подобных афер, можно утверждать, что реальные бенефициары банка (РПЦ была лишь номинальным акционером, под авторитет которой собирались деньги вкладчиков) положили в карман около $1 млрд. Таким образом, предправления «Пересвета» Александр Швец может претендовать на достойную позицию в рейтинге банкиров, которые довели свой банк до банкротства.

В лидерах этого рейтинга — гиганты махинаций с деньгами клиентов, а также участники конвертно-обнально-транзитных схем, такие как Андрей Бородин («Банк Москвы»), Анатолий Мотылев («Глобэкс», «Российский кредит» и др.), Георгий Беджамов («Внешпромбанк»), Сергей Пугачев («Межпромбанк»), Илья Юров («Траст»), Владимир Антонов («Конверсбанк», «Инвестбанк», Snoras), Алексей Алякин («Пушкино»), Александр Мальчевский («Мособлбанк»), Борис Булочник («Мастер-банк»), Владимир Романов («Электроника», «Ринвестбанк»), Алексей Иващенко («Российский капитал», «Липецкоблбанк») и другие менее известные личности.

В общей сложности более чем из 500 преднамеренно обанкроченных за последние 10 лет в России банков было похищено более $100 млрд, принадлежащих клиентам – юридическим и физическим лицам. Это больше, чем Фонд национального благосостояния, и российским властям давно пора задуматься над тем, что с этим делать. Причем не только о том, как заткнуть пробоины и прекратить повальное воровство в банковской системе, но и том, как вернуть похищенные капиталы на родину.

На самом деле в реализации и той и другой задачи нет ничего непосильного, причем решать проблемы нужно одновременно. Ведь если владелец банка будет знать, что украсть не получится, что рано или поздно его найдут и заберут украденное, это станет самой лучшей профилактической прививкой. Похищенные из банков деньги не вкладываются в подъем российского сельского хозяйства и промышленности, они выводятся по различным схемам за рубеж, затем отмываются и легализуются на Западе. На это работает целая индустрия офшорных юрисдикций с юристами, аудиторскими фирмами, номинальными директорами, в конечном счете – крупнейшими международными банковскими конгломератами, где и оседают уже отмытые деньги.

Именно они наряду с самими ворами являются бенефициарами этой неоколониальной системы перераспределения благ. Каждый год в этот грязный бассейн добавляется триллион долларов, в котором Россия представлена лишь маленьким ручейком.

Демонтаж этой международной офшорно-финансовой олигархии должен стать важным элементом российской внешней политики. Этот вопрос надо ставить на всех уровнях и добиваться закрытия «гаваней», в которых отмываются деньги. Что касается репатриации похищенных капиталов, то есть ряд вполне практических шагов, которые можно предпринять уже завтра.

Во-первых, предъявить конкретные финансовые претензии конкретным финансовым институтам, которые занимаются хранением краденного (а следовательно, зарабатывают на этом деньги). Прокуратура США благодаря таким претензиям по фактам укрывательства налоговых уклонистов и участия в аферах за последние 10 лет добилась от крупнейших банков (UBS, BNP Paribas и пр.) выплаты в рамках внесудебного урегулирования в госбюджет более $260 млрд. Что мешает российским властям поступить подобным образом? У большинства крупнейших игроков на финансовом рынке есть интересы в России, и они скорее заплатят, чем станут здесь персонами non grata.

Во-вторых, разобраться с аудиторскими компаниями EY, KPMG, PwC, Deloitte Touche Tohmatsu, которые аудировали банки и могли быть задействованы в схемах вывода денег и не замечали систематические хищения. За десять лет они заработали в России $50 млрд – неплохо бы поделиться с государством.

В-третьих, поставить под вопрос политические отношения со странами, которые занимаются укрывательством мошенников и аферистов, предоставляя им «политическое убежище».

Что касается самих фигурантов, то им российское правительство может предложить сделку: они возвращают деньги на Родину — Родина их прощает. Это может быть сделано через выкуп ими специальных гособлигаций с небольшим купоном и очень большим (больше 30-летних T-bills США) сроком погашения. Можно предложить, например, Анатолию Мотылеву купить миллиард таких облигаций и отправить его обратно на его яхту.

Уверен, что при реализации тех мер, о которых говорилось выше, многие согласятся. Им, как и А. И. Корейко, не хочется уехать в «чудной решетчатой карете».

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 28 октября 2016 > № 1951364 Александр Лебедев


Россия > Агропром > forbes.ru, 3 октября 2016 > № 1917616 Александр Лебедев

«Овощной бульон и чай из трав крымской яйлы будут бесплатно, в разделе меню halyava»

Антон Вержбицкий

редактор Forbes

Бизнесмен Александр Лебедев запускает новый проект по созданию крупной сети кафе здоровой еды «Петрушка». В ближайшие несколько лет он надеется приучить россиян к здоровому питанию по минимальной цене. О том, как он планирует запускать новый бизнес и намеревается конкурировать с McDonald’s и Burger King, Лебедев рассказал в интервью Forbes.

– Вы ездите в Крым, у вас там большой бизнес, как к вам на Украине относятся?

– Хуже, чем ко мне относились [экс-президент Украины Виктор] Янукович, его сынок и начальник его канцелярии Сергей Левочкин, уже не будет. На Украине не был давно. Меня там круто «обули» мои бывшие менеджеры. Но в Крыму я как был самым крупным частным инвестором, так и остался. Многим нравится то, что я сделал в Тавриде. Весной открою клинику натуротерапии на 25 000 кв. м.

– Где?

– Там же, в Алуште, в Профессорском уголке, если местные власти уберут с части набережной помойку. Большую часть этой набережной я за свои деньги сделал зоной отдыха европейского уровня — с плиткой, фонарями, клумбами и лавочками. Там сеть наших отелей — спа-отель «Море», «Миндальная роща» и др. Кроме того, восстановил из руин театр им. А.П. Чехова в Ялте, построен храм-маяк в селе Малореченское. Хочу сделать в Алуште экокультурный кластер, который работал бы в межсезонье — клиника, бальнеологический курорт, музей Дружбы народов, выставка современного искусства, рестораны, спортивные площадки и др. Почему это должно не понравиться кому-то на Украине? Я на свои инвестированные €200 млн за девять лет ни разу не получил дохода. Ну, а если не нравится, что с этим поделать? Мнение проходимцев типа Левочкина меня не интересует.

– Что за клиника?

– Натуротерапия по Гиппократу основана на простом принципе: мы на 80% — то, что едим. Остальные составляющие — массаж, акупунктура, анализы крови, PH-баланс, пищевые добавки, восстановительные процедуры, омолаживание, обертывание, умеренность в еде и алкоголе.

– Вам самому это интересно?

– Очень. Все западные клиники – от Lanserhof и Merano до Mayr и Sha мы изучили. Сделаем не хуже. Есть ряд похожих проектов в России. Кивач в Карелии, хвалят клинику жены президента Татарстана в Казани. Но представьте условия Крыма — реликтовые парки, море, горы, потрясающий воздух!

– Сколько стоит построить клинику?

– Десятки миллионов долларов. Она построена — здание закончили 200 строителей из Грозного. Отличная работа.

– Что там еще будет?

– В рамках кластера? Отели, апартаменты, аквапарк, а также сеть здоровой и доступной еды «Петрушка». Первое кафе открыто в Алуште. Это большой проект. Мы хотим правильное питание, аналогичное дорогому европейскому в клиниках, где берут минимум €1000 в сутки, довести до уровня, доступного любому россиянину, до масс-маркета со средним чеком $3-4.

– Можно подробнее про кафе?

– Более пяти лет ушло на разработку концепции, экспертизу, бизнес-план. Готово меню, производство. Целевая аудитория — женщины и дети. Мужчины нередко относятся к себе как к старой тачке, куда не важно, какой бензин залить, а мамы очень хорошо понимают, что мы предлагаем. Основная идея: кафе – «культурное пространство» в провинциальном городе, где можно вкусно и дешево поесть. Цены будут ниже, чем в Burger King, минимум вдвое. Внутри большой экран, где будут объяснять, как правильно питаться и почему вредно ходить в MacDonald’s, что такое PH, Omega 3 и 6, витамины, минералы, антиоксиданты, redox-потенциал воды и прочее. В кафе должна быть уютная атмосфера — местные художники, музыканты, пресса, фольклорные коллективы. Речь идет о мини-культурной революции в провинции. Там ведь сейчас зачастую «очаги культуры» — магазин «Магнит» с такой картошкой, которую нельзя есть, да забегаловка, где бухают. Вокруг ямы и рытвины, полуразвалившийся храм и сталинский клуб.

Должно появиться место, где люди смогут встречаться и проводить время. Исторически Петрушка – это главный герой народного театра, персонаж, который развлекал публику и — удивитесь — боролся с коррупцией! Петрушка был предтечей свободы слова, которая, вопреки расхожим штампам, в России есть. И борьба с коррупцией тоже.

– Для таких кафе только Крым подходит?

– Нет. Крым — это поляна для тестирования, там мы начнем. Потому что мы любим Крым, а крымчане — люди любопытные и образованные.

— Как власти Крыма относятся к проекту?

– Хорошо. У наших отелей есть свои участки, со своим электричеством и водой. Мы готовы открывать «Петрушку» не только в Алуште, но и в других городах Крыма, в первую очередь Ялте, Симферополе, парке «Тайган» в Белогорске, Керчи, Севастополе.

– Где кроме Крыма можно открыть кафе?

— В Подмосковье, в Нижнем Новгороде, в Грозном, Екатерингбурге, в Бердске, родина Лены Перминовой (жена Лебедева. — Forbes), в Слободском Кировской области, под Брянском, в Тульской области, вообще в малых городах России и моногородах. Есть партнеры в Уганде, Кении, США. В швейцарском Люцерне откроем на территории нашего отеля Château Gütsch.

– Москва не интересует?

–Там всего хватает К тому же сложная процедура согласований. Нет времени уговаривать префектов и управы. Есть идея граждан подарить столице уникальный мост «Таврический», a la Ponte Vecchio во Флоренции — путепровод без машин, сделанный из клееного бруса сибирской лиственницы. Сейчас как раз мэрия Лондона отказалась от потрясающего проекта из этой серии, но у нас будут российские особенности. Такого моста не должно быть нигде в мире. Вот там бы и «Петрушку» поставить. Городские власти очень украсили столицу — надеюсь на поддержку, вкус у них есть.

– Сколько всего планируете открыть точек?

– Минимум полторы-две тысячи кафе в России. Затраты на одну точку — где-то 3 млн рублей. Деревянные кафе будут изготовлены из сибирской лиственницы на нашем заводе в Новосибирске (СКМД. – Forbes), металлические – на другом нашем заводе под Москвой, в Чехове.

– Еще Николай Цветков из «Уралсиба» увлекался темой здоровой еды…

– Не в курсе. Помню историю бывшего мэра Москвы, а ныне свободного агрария с его «Русским Бистро», помню его «Медыньагропром»… В отличие от него, мы тратим свои деньги, а не бюджетные. Всю продукцию — от картошки до гречки – сами производим.

– За какой период хотите открыть 1500 точек?

– За год. Беру в пример «Магнит», который за прошлый год открыл 1600 своих железных сараев. Частично копируем американскую сеть Chipotle в организации зала, но не в меню. У них 2000 точек, сто точек открывают в год и существуют 20 лет. Стоят на бирже около $13 млрд.

– Сколько точек планируете в ближайшее время?

– Пятьдесят тестовых кафе к лету-осени 2017 года. Затем — франшиза.

– Сколько вложили в этот проект?

– Пока около $250 млн. Это строительная и аграрная производственная база — два завода, 50 000 га под посевами, 380 000 т картофеля, злаковых, масличных. Бизнес-план «Петрушки» достаточно прост. Обычно структура расходов кафе подразумевает 35-40% трат на сырье, еще 40% — на аренду и 15-20% — зарплата. У нас сырье свое. Кафе свои. Своя культурная миссия.

— Покупать сырье будете?

– Мы крупнейший в Европе, а возможно и в мире производитель картофеля – по полтора килограмма на каждого жителя России в год. Кроме того, выращиваем сою, кукурузу, гречку, рожь, ячмень, горчицу, рапс, подсолнечник, лен, производим молоко. Попробуйте наш хлеб из зеленой гречки и льна, на закваске. Больше другой есть не захотите (протягивает кусочки гречишного хлеба с маслом).

Со времен Гиппократа известно, что сочетание масла льна и гречки чистит организм, прежде всего желудочно-кишечный тракт, а он отвечает даже за серотонин. Мы можем предложить правильно приготовленные блюда из картошки, льняное масло холодного отжима. Топинамбур (иерусалимский артишок) — это инулин. Разработали с российскими кондитерами, например, конфеты из клюквы, меда, кунжута, льна, расторопши. Еще антиоксидантные соки из сельдерея, шпината, огурца, зеленых яблок и пр. Это все не бином Ньютона, но почему-то наука о питании существует отдельно от граждан.

– Сможете уложиться в чек до $5?

– Думаю, будет в пределах 150-200 рублей. В меню есть дорогие ингредиенты, например лососевые, бананы. Скорее всего, просто в Охотском море и в Уганде сделаем производство. Там пока хватает рыбы и бананов. Кстати, овощной бульон и чай из трав крымской яйлы будут бесплатно, в разделе меню «halyava».

– Плантации?

– В Уганде, с руководством которой мы знакомы, есть десятки тысяч мелких фермерских хозяйств. У них можно покупать эти бананы и свозить их на завод, где сублимировать в порошок. Это хороший способ сохранения качественных свойств для коктейлей. Завод, по моим подсчетам, должен стоить около миллиона долларов. Пока мне три миллиона насчитали. Разбираемся.

– Кафе не будет веганским?

– Одно уже месяц работает на набережной Алушты, для эстетов. Под брендом «Живая кухня» – это подвид «Петрушки» для продвинутых. Будет и «Ё-буфет» для мужчин до инициации – прежде, чем жены заставят их правильно питаться. Там будет индейка, рыба, пиво. В проекте участвуют ученые, специалисты по питанию.

– Вы верите, что вот людям в России этого захочется?

– Мы умнее, чем сами о себе думаем, просто россияне любят самоуничижение. Рестораторы мне говорят: «Александр, а ты сам-то понимаешь, что хочешь менталитет людей русских поменять?». Да не поменять – освободить от сглаза янки! Мы провели фокус-группы среди тысяч женщин.

У них один вопрос: «Ну когда же?». Мужики жалуются: «Где борщ с салом, рюмка, мясо, котлеты, беляш, чебурек?» Женщины по-другому к себе относятся. Они умнее и ответственнее.

– Вы хотите объединить кафе вокруг других своих бизнесов?

– Почему не использовать синергию? Есть банк (НРБ. — Forbes). Он не имеет долгов перед клиентами, и поэтому является самым надежным банком в стране. В нем трудится сто человек и есть процессинговый центр.

В рамках программ лояльности «Петрушки» можно выпустить карточку для человека с определенным образом жизни. Вы придете к нам в кафе и заплатите по ней не 150 рублей, а 120. Вдобавок сможете к нам в Крым съездить отдохнуть. Только билеты купите, мы вас примем в межсезонье, и в клинике получите бесплатный день. Кстати, клиника, о которой я говорил, — тоже часть проекта «Петрушка», для продвинутых.

– Обычно тяга к натуральным продуктам возникает с ростом благосостояния...

– Скорее со снижением невежества и появлением предложения. Никому ничего не надо навязывать и требовать, чтобы все поумнели за один день. Я не Мартин Лютер и не хочу эпохи религиозных войн по питанию. Хочу чтобы: первое — вкусно и сытно; второе – дешево (дома дороже и ниже качество); третье – красиво, занимательно и полезно.

Наконец, почему не создать 10 000–20 000 новых рабочих мест, получить тысячи новых малых предпринимателей, улучшить качество жизни миллионов людей? И потеснить Subway, McDonald’s и Burger King? А потом и американскому народу помочь бороться с ожирением и диабетом — этим же официально страдает более 30% населения США! А, я что, не сказал, что в планах – десятки тысяч таких кафе не только в России, но и в Америке, Африке, Индии, Китае? У McDonald’s – 36 000 точек, Subway – 50 000. Сосны и лиственницы, картофеля, льна и гречки в России хватит.

Россия > Агропром > forbes.ru, 3 октября 2016 > № 1917616 Александр Лебедев


Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 3 июня 2013 > № 851776 Александр Лебедев

УШЕЛ В РЕЗЕРВ

Елена Березанская, Александр Левинский

Как бывший советский разведчик Александр Лебедев сначала стал одним из богатейших предпринимателей России, а потом оказался на задворках бизнеса и политики.

На радость иностранным инвесторам ноябрь 1993 года выдался в Санкт-Петербурге сухим и солнечным. Западных банкиров, прилетевших на конференцию, посвященную вложениям в российскую экономику, принимали в Смольном мэр города Анатолий Собчак и его заместитель Владимир Путин. Вечером инвесторов ждал ужин в кают-компании революционного крейсера "Аврора". Приглашения гостям города, авиабилеты и гостиницы, презентацию и банкет на воде организовала "Русская инвестиционно-финансовая компания" (РИФК) начинающего финансиста Александра Лебедева.

Жизнь сулила ему радужные перспективы. Незадолго до этого подполковник Первого главного управления КГБ (разведка) вернулся из Лондона, где служил под дипломатическим прикрытием. В британской столице он получил редкие для постсоветской России знания о долгах стран третьего мира и завел широкие знакомства среди западных инвесторов и будущих российских олигархов.

В конце 1990-х, используя связи и опыт работы с государственными и коммерческими долгами, Лебедев сколотил миллиардное состояние, он был одним из богатейших бизнесменов России времен Бориса Ельцина. Уже при президенте Путине Лебедев начал строить авиационную империю и здесь достиг немалых успехов. Его состояние составляло на пике, в 2006 году, $3,7 млрд, однако в 2013-м едва дотянуло до $600 млн.

За го лет в бизнесе Лебедев лишился не только большей части активов и денег, он не сумел сохранить отношения с деловыми партнерами, своими менеджерами, госчиновниками и даже друзьями. И теперь находится по большей части в кругу врагов и недоброжелателей, а еще ему грозит тюремный срок за хулиганство.

"Для меня этот человек не существует, я вычеркнул его из своей жизни", - сказал в недавнем интервью глава ВТБ Андрей Костин, бывший друг и партнер Лебедева. По словам еще одного его бывшего партнера, предпринимателя Олега Бойко, он дружил с Лебедевым, пока у того "не начались проблемы с головой".

Какие бизнес-операции организовывал разведчик и к чему они приводили?

Операция "Миллион"

В конце 1980-х - начале 1990-х годов Лондон был Меккой для будущих российских олигархов, а советское посольство - местом встречи. Предприниматели из России приезжали в Лондон, чтобы обзавестись связями в деловых кругах, нанять юристов для регистрации офшорных компаний, да и просто пошиковать. И второй секретарь российского посольства Лебедев, вхожий в местный истеблишмент и имевший служебную машину, был им весьма полезен. В Лондоне он общался с Владимиром Потаниным, Михаилом Прохоровым, Михаилом Ходорковским, Олегом Бойко, а Александр Мамут, одноклассник Лебедева по московской английской спецшколе "№"17, и вовсе ночевал у него дома на диване. Тем не менее, окончив в 1992 году дипломатическую работу, работать на кого-либо из новых знакомых Лебедев не пошел. У него были иные мысли насчет будущей карьеры.

В свое время Лебедев получил блестящее образование. После престижной спецшколы сын известного профессора физика-оптика и преподавательницы английского языка в МГИМО поступил в этот вуз на факультет экономики. Затем окончил Высшую школу КГБ и отправился служить в Лондон. Во внешней разведке он оказался в экономическом отделе аналитического управления, созданном по личному распоряжению председателя КГБ Юрия Андропова. Аналитики занимались изучением товарных рынков (золото, нефть, зерно), а Лебедев дополнительно изучал рынки государственных долгов.

"Мы были совдеповскими чиновниками, которые в лучшем случае учили английский язык в школе, а он - видный джентльмен, дипломат, правильно говорит, отличный английский, знание экономики", - вспоминает бывший сотрудник Госбанка СССР и президент банка "Империал" Сергей Родионов.

Бывший разведчик Лебедев решил сделать деньги на торговле различного рода долгами. Для бизнеса нужны были деньги, а еще неплохо было бы подыскать надежных партнеров. В партнеры напросился бывший сослуживец Лебедева дипломат Андрей Костин, которому надоело протирать штаны в МИДе, влачившем жалкое существование после развала СССР. С деньгами было сложнее, но Лебедев вспомнил о лондонском знакомце, владельце питерского кооператива "Гамма" и лондонской фирмы First Pacific Романе Швецком. Он начинал тогда ввозить в Россию бытовую и оргтехнику. По словам Анатолия Данилицкого, бывшего пресс-атташе посольства России в Лондоне, а затем топ-менеджера компаний Лебедева, Швецкий заработал к началу 1990-х годов не меньше $ю млн и "на него смотрели как на олигарха".

В 1992 году Швецкий зарегистрировал в Лондоне компанию The Milith и внес в ее уставный капитал £13 000 за себя и по £5000 - за Лебедева и Костина. "Расшифровывалась эта аббревиатура как "Million Like That", - рассказывает Лебедев в интервью Forbes и прищелкивает пальцами. В свободном русском переводе это означает "Миллион как с куста", и Лебедев уверяет, что название придумал Костин, слывший еще в посольстве большим шутником.

В феврале 1993 года The Milith учредила в Москве ту самую фирму РИФК, которая занялась консультированием иностранных банков и организовала в Санкт-Петербурге конференцию для западных инвесторов.

Операция "Долги"

The Milith вполне оправдала бодрое название. На работу в РИФК Лебедев с Костиным пригласили своих бывших коллег Данилицкого и журналиста, а заодно и сотрудника КГБ Юрия Кудимова. Еще одним ценным сотрудником компании стала Елена Дубинина, жена Сергея Дубинина, тогда и. о. министра финансов России, который в советские времена был преподавателем Костина на экономфаке МГУ.

Коммерческая задолженность бывшего СССР оценивалась в баснословные по тем временам $4 млрд - столько Россия бьиа должна заплатить иностранным компаниям, поставлявшим свою продукцию в Советский Союз. Западные фирмы отказывались продолжать торговлю с Россией, требуя погашения долгов, но денег в бюджете было недостаточно. И желание иностранцев получить хоть что-то стало источником фантастических заработков Лебедева. "Johnson & Johnson или Novo Nordisk отказывались поставлять медикаменты, пока не погашен долг, - рассказывает Лебедев. - Я предлагал им не стоять в очереди годами, а продавать долги с дисконтом".

При этом Лебедеву не приходилось тратить ни одного собственного доллара, ведь деньги на выкуп долга у коммерческих кредиторов предоставлял Минфин из расчета 50% от номинала, а покупались они зачастую не выше 10% от номинала. Иными словами, на выкуп долга, например, в $10 млн государство перечисляло $5 млн, Лебедев платил иностранцам $1 млн, а $4 млн составляли комиссионные.

Андрей Вавилов, тогда первый замминистра финансов, член правительственной комиссии по государственному внешнему долгу, утверждает, что не помнит, на каких условиях выкупались долги у иностранцев. Он допускает, что дисконт мог составлять 90%, поскольку "это был долг самого младшего порядка", погашаемый в последнюю очередь.

Официально к выкупу долгов было допущено четыре уполномоченных банка: "Империал", "Национальный кредит", "Менатеп" и "Столичный". И Лебедеву с Костиным пришлось проворачивать операции через один из них. Их партнер Швецкий, фирмы которого покупали валюту в "Империале", познакомил Лебедева с президентом банка Сергеем Родионовым. Так в 1993 году, практически сразу после создания РИФК, Лебедев стал наемным менеджером - начальником управления зарубежных инвестиций "Империала", а Костин - его заместителем. Правда, работали они, как выяснилось через пару лет, в основном на себя.

"Его компания [РИФК] стала зарабатывать намного больше, чем его управление в банке. Это бьш конфликт интересов, который разрешился естественным образом, Лебедев ушел", - рассказывает Родионов.

Ушел Лебедев в другой банк, теперь уже свой. Весной 1995-го он купил у Олега Бойко Национальный резервный банк (НРБ). Лицензия и красивое имя, созвучное Федеральной резервной системе США, обошлись Лебедеву примерно в $400 000.

В первые годы НРБ по сути представлял собой инвестиционную компанию, но банковская лицензия позволила ему стать уполномоченным и на рынке облигаций внутреннего валютного займа (ОВВЗ).Эти бумаги были выпущены Минфином взамен долга Внешэкономбанка СССР перед российскими внешнеторговыми предприятиями, которые и стали первыми держателями "вэбовок". Облигации обращались на вторичном рынке, время от времени Минфин проводил дополнительные размещения бумаг. Лебедев утверждает, что именно он подсказал в свое время Минфину красивую идею секьюритизации долга.

В марте 1996 года правительство поручило Минфину выпустить два новых равных транша ОВВЗ (6-й и 7-й) на общую сумму $3,5 млрд с погашением в 2006 и 2011 годах. В апреле 1996-го Минфин подписал с НРБ договор и продал банку Лебедева почти 30% бумаг новых выпусков в среднем за 20% от номинала. Всего НРБ заплатил Минфину $190 млн. В конце мая 1996-го новые ОВВЗ впервые появились на вторичном рынке, и цена 6-го транша составила 32% от номинала, а 7-го - 24% (в соответствии с существующими процентными ставками). Весь пакет НРБ стоил уже $266 млн, не напрягаясь (like that!), банк заработал за месяц $76 млн. Эти данные содержатся в материалах Генеральной прокуратуры по уголовному делу в отношении руководства НРБ. Дело было закрыто.

Сколько всего Лебедев заработал на долгах, точно посчитать довольно сложно - в схемах участвовал не только НРБ, но и множество офшорных структур, в которых оседала часть прибыли. В любом случае, речь идет о сотнях миллионах долларов. "Весь капитал [Лебедева] создан на операциях с долгами. Специфических операциях и схемах, построенных совместно с дружественным Минфином", - уверен Бойко.

Сам бизнесмен откровенно говорит, что без помощи государства на рынке госдолга эффективно работать было невозможно. При этом Лебедев подчеркивает, что он был далеко не единственным приближенным к власти банкиром: "В то время все сидели в приемной у Вавилова. Как ни придешь, встретишь человек десять: Сурков или Невзлин ("Менатеп"), Гусинский или Замани (Мост-банк), Егиазарян (Моснацбанк), Бойко или Саламандра ("Национальный кредит")".

Тем не менее именно Лебедеву, по мнению участников тех событий, удавалось заключать наиболее выгодные сделки. Большинство источников Forbes уверены, что не обошлось без помощи и. о. главы Минфина Дубинина. Сам Дубинин от комментариев для этой статьи отказался.

В октябре 1996 года Костин ушел из НРБ на важную государственную должность, возглавил Внешэкономбанк. По словам одного из бывших партнеров Лебедева, Костин получил от него $15 млн, хотя рассчитывал на отступные в 10 раз больше. Лебедев сам хотел сесть в кресло главы ВЭБа, был обижен на партнера и в отместку пожадничал, что и стало основной причиной их ссоры.

Костин на вопросы Forbes не ответил. Лебедев не исключает, что бывший товарищ обиделся, так как решил, что не получил причитающихся ему денег, но никаких цифр не называет. И при этом добавляет, что Костин никогда официально не бьш его партнером, разве что формально.

Операция "Газпром"

Олег Бойко продал Лебедеву НРБ вместе с возможностью управлять портфелем гособлигаций Украины, выпущенных в счет погашения долга страны перед "Газпромом".

В сентябре 1995 года правительство Украины выпустило документарные валютные облигации на $1,4 млрд - несколько траншей с погашением в 1997-2007 годах. Они хранились в депозитарии "Национального кредита" Олега Бойко на Украине. Сам "Нацкред" сильно пострадал в банковский кризис 1995 года и не подходил на роль уполномоченного банка. По словам Бойко, он решил передать эту функцию НРБ и представил Лебедева руководству "Газпрома" в качестве нового партнера.

Так в 1995 году "Газпром" стал крупнейшим пайщиком НРБ, внеся в уставный капитал свои акции.

Большую часть украинских бумаг "Газпром" использовал для погашения своих долгов по налогам. Бумаги учитывались по номиналу, "Газпром" передал Минфину длинные выпуски облигаций, а короткие оставил себе. В 1997 году Украина не погасила первый транш, и руководство "Газпрома" забило тревогу. Тогда Лебедев предложил внести оставшиеся у "Газпрома" облигации (примерно на $300 млн по номиналу) в капитал банка. В результате капитал НРБ вырос на $270 млн до $560 млн, а доля "Газпрома" достигла 64%.

Лебедев, поддерживая связи с властями Украины, рассчитывал, что облигации будут погашены, и продолжал докупать их. На конец I квартала 1998 года на балансе НРБ "газпромовок" было уже на $525 млн. Бизнесмену удалось уговорить председателя Нацбанка Украины Виктора Ющенко разместить в НРБ валютные резервы страны, пообещав 10% годовых. В результате в российском банке оказалась около $100 млн из резервов Украины, а в залог Лебедев оставил все те же "газпромовки" (на $200 млн по номиналу).

Когда в 1999 году Украина не заплатила купон по облигациям (8,5% годовых), Лебедев договорился о конвертации причитающихся ему по купону $60 млн в гривну. Полученные средства он мог потратить только на территории Украины и начал строительство курортного комплекса в Алуште. Всего в этот проект за 10 лет было вложено $150 млн.

Кроме того, Лебедев уговорил правительство Украины перевыпустить облигации, чтобы организовать их вторичное обращение. В апреле 2000 года долг был реструктурирован - на все $1Д млрд украинского долга бьши выпущены новые бумаги с погашением в 2007 году и купоном 11% годовых. Размещением привычных для инвесторов облигаций в электронной форме занимались западные банки. Лебедев незамедлительно обменял старые бумаги на новые.

"Значительная часть украинских бумаг оказалась у Лебедева, а в итоге Украина по ним расплатилась. "Газпром" явно получил за них не 100%, - рассказывает Сергей Алексашенко, который в то время работал первым зампредом Центробанка. - Нельзя исключать, что кто-то из сотрудников "Газпрома" в этой сделке поучаствовал". Сам Лебедев не отрицает, что заработал на украинских долгах сотни миллионов долларов.

Почему формально контролирующий НРБ "Газпром" остался ни с чем?

Дело в том, что к моменту реструктуризации украинских бумаг монополия потеряла контроль над банком. Произошло это в 1999 году в процессе преобразования НРБ в открытое акционерное общество. Доля "Газпрома" была лишь частично переоформлена в акции и в результате снизилась с 64% до 37%. В июле 2002 года "Газпром" и вовсе вышел из капитала НРБ, забрав свои акции, изначально внесенные в капитал (они тогда стоили $48 млн) и вексель НРБ на $12 млн.

Операция "Миллиарды"

Очередную круглую сумму Лебедев заработал на акциях РАО ЕЭС. "Бумага выстрелила и принесла ему большой чистый заработок", - говорит Родионов.

Пакет из 8,5% акций РАО ЕЭС правительство выставило на аукцион в конце 1996 года. Кроме НРБ в нем участвовал инвестиционный банк CSFB. По словам Лебедева, он предложил $350 млн, на $7 млн больше, чем иностранцы, и победил. Результаты были объявлены в январе 1997-го, тогда акции стоили $0,1 за штуку, а через полгода, в июле 1997-го, выросли до $0,47. Пакет Лебедева оценивался в $1,64 млрд. Исторического максимума акции достигли в апреле 2007 года - тогда цена поднялась до $1,46, а весь пакет Лебедева стоил бы $5,1 млрд, но бизнесмен продал его еще в 2006 году.

У НРБ были крупные пакеты и других "голубых фишек" - "Газпрома" (до 0,6%), "Мосэнерго" (около 1,5%) и Сбербанка. По словам Лебедева, он продал их без особой прибыли, не дождавшись бурного роста 2006-2007 ГОДОВ.

Вообще Лебедеву сильно везло в 199О-х,чего не скажешь о 2000-х. "Где-то в 2004-м я принял решение валить из ценных бумаг, мне это надоело. Хоть все их собери, счастья не будет", - вспоминает бизнесмен.

Операция "Банк"

Всерьез заняться банковским бизнесом, знакомым ему не понаслышке, Лебедев решил в 2004 году. Он задумал превратить НРБ из инвестиционного бутика в универсальный. Руководство НРБ Лебедев поручил Кудимову, и, в общем, можно сказать, что они добились успеха: к концу 2007 года активы банка по МСФО выросли до $2,2 млрд, капитал - до $1,2 млрд. Кредитный портфель превысил $1 млрд. Появилась Национальная ипотечная компания. Всего на депозитах и расчетных счетах клиентов в то время было $460 млн, из них $270 млн приходилось на частных вкладчиков.

За три года, в 2005-2007 годах, банк выплатил более $400 млн дивидендов. Почти все деньги достались "Национальной резервной корпорации" (НРК), созданной в 2004 году для управления активами Лебедева. НРК принадлежало 97% банка. В 2004 году Лебедев выделил своим менеджерам Кудимову и главе НРК Данилицкому по 15% акций корпорации, оставив себе 70%.

Однако в 2008 году банк споткнулся. Кризис для НРБ начался не в октябре, как для большинства российских банков, а в апреле, когда принадлежащая Лебедеву газета "Московский корреспондент" написала, что Путин якобы разводится с женой и собирается жениться на гимнастке Алине Кабаевой.

Путин обиделся. И сильно. "Существует частная жизнь, вмешиваться в которую никому не позволено. Я всегда отрицательно относился к тем, кто с каким-то гриппозным носом и со своими эротическими фантазиями лезет в чужую жизнь" - так отреагировал президент на публикацию. В то время он был на Сардинии - поздравлял итальянского премьера Сильвио Берлускони с победой его партии на выборах. Лебедев закрыл газету, но было поздно. Моментально от него отвернулись все сколько-нибудь влиятельные люди в Кремле. "Его перестали воспринимать всерьез, отношение стало скорее пренебрежительным, чем враждебным", - рассказывает один из бывших друзей бизнесмена.

Сам Лебедев не верит в версию обиды и мести Путина: "Мне кажется, глупо обижаться на выпивших журналистов, которые написали ерунду. Почему мы так плохо думаем о Путине?

Это выдумано теми же людьми, которые создают конструкцию: Лебедев - диссидент, за ним охотится Кремль".

Последовавший за этим кризис НРБ перенес как и все другие, не лучше и не хуже. Он пострадал от margin calls, доля просроченных кредитов выросла до 30%, но ликвидность оставалась на высоком уровне. И тут НРБ задумал расширять бизнес, занявшись санацией небольшого банка "Российский капитал", рухнувшего в кризис. Из-за этого, казалось бы незначительного, эпизода весь банковский бизнес Лебедева покатился под откос.

В октябре 2008 года "Российский капитал" обошелся НРБ в символические 5000 рублей. Через неделю специалисты НРБ обнаружили, что из банка с помощью сомнительных сделок накануне банкротства было выведено 5,4 млрд рублей. "Мы написали письмо в ФСБ с просьбой разобраться. Нам ответили: "Не надо туда смотреть", - рассказывает Лебедев. - Я называл в письмах имена конкретных людей, участвовавших в схемах, например генерал-лейтенанта Сергеева, который раньше возглавлял банковский отдел управления "К" ФСБ". Расследовать хищения в "Роскапе" никто не стал, санацию банка продолжило государственное Агентство по страхованию вкладов.

В ноябре 20Ю года обыски с "маски-шоу" прошли в офисах самого НРБ. Ничего крамольного в банке следователи не нашли. Затем в НРБ прошло две проверки Центробанка - одна началась в декабре 2010-го и закончилась в марте 2011-го, вторая длилась с января по апрель 2012 года. Никаких существенных нарушений в ходе этих проверок выявлено не было, но работа на шесть месяцев была практически парализована - проверяющих было 130 человек, а в центральном аппарате НРБ в то время работало 430 сотрудников.

Андрей Манойло, бывший зампред Сбербанка из команды Андрея Казьмина, возглавил НРБ в конце 2009 года, когда Кудимов перешел на работу в "ВЭБ Капитал". Манойло говорит, что за всю карьеру не сталкивался с такими масштабными и тщательными проверками ЦБ. По его словам, после второй проверки НРБ, несмотря на значительный запас капитала и высокую надежность, не имел перспектив.

После "маски-шоу" клиенты вывели из банка 1 млрд рублей, после первой проверки ЦБ - еще 3 млрд рублей, тогда же все компании с госучастием закрыли счета. "Но когда началась вторая проверка, всем все стало ясно и клиенты начали массово уходить, - рассказывает Манойло. - Я посоветовал Александру Евгеньевичу больше не заниматься банковским бизнесом, хотя с итогами и этой проверки банк справился, сохранив трехкратный запас капитала".

На какую-либо поддержку со стороны властей бизнесмен рассчитывать не мог. "Лебедев не в системе - он сам по себе. Нам нет до его проблем никакого дела. И мочат его свои же", - сказал Forbes высокопоставленный чиновник, похлопывая двумя пальцами правой руки по левому плечу.

В результате банк начал сворачивать бизнес. НРБ закрыл филиалы, продал портфель ипотечных кредитов на 9 млрд рублей, из 1350 человек персонала осталось 250. Капитал снизился до 16 млрд рублей. Банк выплатил дивиденды за 2010 год на $300 млн, Лебедеву досталось $240 млн. У банка практически не осталось клиентов - депозиты физлиц сократились до 1 млрд рублей. Капитал банка сформирован в основном за счет ценных бумаг и недвижимости. По данным агентства Fitch Ratings, на конец I квартала 2013 года банку принадлежал пакет акций "Газпрома" ($80 млн), 6,6% акций "Аэрофлота" ($125 млн), недвижимость и земля ($122 млн).

Зачем Лебедеву пустой банк?

"Сегодня мой банк идеально подготовлен к продаже, due diligence займет полчаса, - говорит он. - Его будут покупать не за бизнес, а за капитал. Сейчас всем банкам нужен капитал, очередь стоит".

Впрочем, по словам Алексашенко, никакой очереди из покупателей не видно, их не могут найти уже полтора года. Он считает, что банк вряд ли удастся продать дороже, чем за 0,7 капитала.

Операция "Полет"

Еще одним стратегическим направлением для Лебедева стали авиация и финансовые операции, с ней связанные. Почему?

С конца 1990-х годов банкира так и подмывало создать что-то заметное. Экс-глава НРК Данилицкий рассказывает, что Лебедев был одержим идеей превратить в реальные активы деньги, сделанные на долгах. В 1995 году, когда начались залоговые аукционы, у Лебедева уже были деньги, связи и собственный банк, но в приватизации он не участвовал. "Может, я слишком честный для этого?" - на секунду задумавшись, говорит банкир. Но тут же дает другое объяснение: Абрамович уже торговал нефтью, Олег Дерипаска с братьями Черными "что-то отгружали", а он абсолютно ничего не понимал в реальном секторе.

Самой быстрой и, возможно, одной из самых успешных сделок в жизни Лебедева была покупка в марте 200з года блокирующего пакета "Аэрофлота". Тогда Роман Абрамович решил продать свои 26% акций авиакомпании и нашел покупателя в лице Сергея Пугачева, владельца Межпромбанка. Договор уже был подписан, но Пугачев через неделю передумал. Лебедев узнал об этом и сразу позвонил Абрамовичу. Продавец назвал цену по телефону - $140 млн.

"Я заехал к Роману, минут 10 посидели в его зеленом кабинете в офисе у "Балчуга". Спросил, можно ли торговаться. Он ответил: нет. Так и договорились. Он вызвал [главу Millhouse Capital Евгения] Швидлера, и мы пошли оформлять документы. Вся сделка заняла час, - вспоминает Лебедев. - Приятно с людьми иметь дело". За пять лет цена пакета выросла почти в 10 раз - до $1,3 млрд в марте 2008-го. Но поход в авиабизнес оказался на деле очень тяжелым. В 1997 году Лебедев пригласил на работу в банк Александра Рубцова, заместителя управляющего Ernst & Young по России. Знал бы тогда банкир, что покупает билет на выматывающую войну с государством!

В 1993 году Ernst & Young подрядилась написать концепцию превращения "Воронежского авиакомплекса имени Ильюшина" в корпорацию западного типа. Дальше плана дело не пошло. Зато Рубцов вместе с гендиректором авиакомплекса придумал создать лизинговую фирму, которая выкупала бы воронежские самолеты Ил-96 М/Т и сдавала их в аренду "Аэрофлоту".

Рубцов, знакомый с Лебедевым по привлечению финансирования в один из проектов "Газпрома", поделился идеей с банкиром и в 1999 году возглавил лизинговую компанию "Ильюшин Финанс Ко" (ИФК). Лебедев стал акционером с долей 80% (по его словам), затем доли в фирме получили государственные структуры. После очередной эмиссии 2002 года компании Лебедева совместно владели 41,5%, другими крупными акционерами были Минимущество (28,6%) и ВЭБ (18%).

Проблемы начались сразу же, например, выяснилось, что воронежский завод не может расплатиться за кредит Сбербанка на $75 млн. Лебедев предложил погасить долг в обмен на долю в предприятии. Долг он оплатил украинскими облигациями, но вместо доли получил два Ил-96, которые внес в капитал ИФК.

К 2010 году пакет Лебедева в ИФК сократился до 25,8%. "Меня при первой возможности размывали", - вздыхает он. Но к этому времени бизнесмен подготовил, как казалось, удачную замену авиационному лизингу, сосредоточившись на авиаперевозках.

В 2006 году Лебедев за $100 млн приобрел 48% немецкой чартерной компании Blue Wings, укомплектованной самолетами Airbus. Еще через год НРК за $7,5 млн купила у совладельца аэропорта Внуково Виталия Ванцева компанию "Авиалинии 400". Ее переименовали в Red Wings, вывели старые Ту-204 из эксплуатации и купили через ИФК семь новых за $300 млн.

Сначала бизнес развивался удачно. По итогам 2008 года Blue Wings, бывшая в Германии восьмой по объему перевозок, вышла на третье место, Red Wings, занимавшая прежде 86-е место в России, стала 13-й. Но в 2009 году авиационные власти Германии неожиданно отозвали у Blue Wings лицензию из-за серьезных, как они сформулировали, финансовых проблем. Лебедев обвинил немецкий менеджмент в "злоупотреблениях и попытке довести фирму до преднамеренного банкротства, отмывании и липовой отчетности", но договориться с властями не удалось. В январе 2010 года Blue Wings прекратила деятельность. "Разбирательства в судах еще впереди", - говорит Лебедев.

Судьба Red Wings не менее печальна. В декабре 2012 года самолет компании выкатился при посадке на Киевское шоссе. Пять членов экипажа погибли. Росавиация приостановила полеты компании. В апреле Лебедев продал перевозчика за 1 рубль.

А что же с пакетом ИФК?

Еще в январе 2010 года тогдашний зампред правительства Сергей Иванов, предварительно договорившись с Лебедевым, представил на рассмотрение премьера Путина схему сделки (копия письма есть у Forbes). ВЭБ должен был выкупить долю Лебедева в ИФК с 20%-ным дисконтом к оценке Ernst & Young (за 5,4 млрд рублей, или $178 млн), а акции "Аэрофлота" Лебедев должен был продать самой компании за $382 млн (при рыночной стоимости $520 млн). Путин написал резолюцию: "Согласен". Алексашенко назвал такой выход "если не оптимальным, то весьма разумным решением". Ведь Лебедев получил бы $560 млн наличными и избавился от головной боли в виде двух проблемных активов.

План не сработал. "Они меня обманули", - жалуется Лебедев. Едва он продал "Аэрофлоту" первые 6% из своего пакета, как ВЭБ затормозил сделку по ИФК. В итоге Лебедев согласился получить за акции ИФК два транспортных самолета "Руслан" стоимостью по $50 млн. Они сданы в лизинг и приносят $1 млн в месяц. Пакет "Аэрофлота" остается пока на балансах НРБ и НРК.

В 2012 году интерес к этому пакету проявлял предприниматель Сулейман Керимов, но, как рассказывает его знакомый, встреча с Лебедевым закончилась ничем, так как он "говорил о Путине, о чем угодно, кроме условий продажи".

Каков же итог инвестиций Лебедева в авиапром?

В ИФК было вложено около $200 млн, примерно $380 млн в Blue Wings и $310 млн в Red Wings. Всего $890 млн. На выходе он может получить два "Руслана" стоимостью $100 млн.

Алексашенко считает, что у Лебедева не было внятной стратегии: "Он просто собирал активы по принципу секторальной принадлежности, надеясь на авось - вдруг что-то сложится и на этом можно будет заработать. А оказалось, что Red Wings должна конкурировать с "Аэрофлотом", где государство, как контролирующий акционер, демонстрировало, что 51% равен 100%".

Операция "Политик"

Политическую активность банкир проявил в 2003 году. Тогда он одновременно выставил свою кандидатуру на выборах московского мэра и возглавил московский список партии "Родина" Дмитрия Рогозина на выборах в Госдуму. Выступая с резкой критикой московской коррупции и пробок, Лебедев смог собрать около 12% голосов горожан, а вместе с "Родиной" прошел в Госдуму четвертого созыва. Там он довольно быстро стал членом фракции "Единая Россия", а потом "Справедливая Россия". Все свои перемещения он называет "тактическими компромиссами".

"У моих хождений в политику утилитарная задача, например борьба с коррупцией Лужкова, - объясняет Лебедев. - Но мне нужна хоть какая-то подпорка, иначе меня сожрут".

Лебедев-законотворец запомнился, например, проектом "О тотализаторах и игорных заведениях", где предложил вывести игорный бизнес за километр от городской черты. Проект не прошел. Принят был внесенный президентом Путиным вариант: выселение казино и "одноруких бандитов" в особые зоны. Однако Олег Бойко, владелец Ritzio Entertainment Group, крупнейшего тогда оператора на игровом рынке России и Восточной Европы, винит банкира в попытке разрушения своего российского бизнеса. Лебедев уверяет, что его законопроект никак не был связан с личными отношениями с Бойко.

Завершив депутатскую карьеру, в 2009 году Лебедев безуспешно выдвигался в мэры Сочи (суд снял его кандидатуру), а потом пытался стать сенатором от Законодательного собрания Кировской области. Влиятельный правительственный чиновник считает, что "Лебедеву нужно определиться, кто он - либо Pussy Riot, либо миллиарды зарабатывает". Пока же Лебедев направил свою энергию и гражданскую активность на поддержку оппозиционных СМИ.

История делового журнала "Компания", созданного в 1997 году журналистом Андреем Григорьевым на деньги Лебедева, оставила у банкира горько-сладкое послевкусие. В 2004 году после трагедии в Бесланской школе главный редактор Григорьев написал статью "Конец проекта "Путин". Этот материал стал одним из поводов к смене собственника издания, указание поступило из Кремля. "Компанию" купил Издательский дом Родионова, принадлежащий самому Сергею Родионову и предпринимателям Искандеру Махмудову и Андрею Бокареву. По словам Родионова, цена сделки была $9 млн, но Лебедев уверяет, что получил $5 млн.

Не прошло и двух лет, как Лебедев вместе с бывшим президентом СССР Михаилом Горбачевым стали акционерами (39% и 10%, соответственно) критически настроенной к правящему режиму "Новой газеты" (НГ). К тому моменту ее сотрудники три месяца не получали зарплату, ежемесячный дефицит бюджета составлял $30 000, а рекламодатели разбегались, рассказывает главный редактор издания Дмитрий Муратов.

Лебедев перевел $1 млн на покрытие долгов издания и еще $1 млн на бонусы сотрудникам, составившие от $5000 до $50 000. За шесть лет он пожертвовал газете около $13 млн. В 2012 году Лебедев объявил, что готов выйти из акционеров. Муратов признается, что чувствует свою вину: "Газета была [для власти] одним из раздражающих факторов, но от Лебедева не было ни слова упрека, когда возникали проблемы с его бизнесом". По словам Муратова, Лебедев "действительно считает, что поддерживать свободные медиа и свободу слова - его миссия". Еще примеры?

Британские газеты.

В январе 2009 года банкир купил The Evening Standard за символический £1, а в марте 2010-го за такую же сумму приобрел еще одну газету, The Independent. В феврале 2013-го компания Лебедева выиграла лицензию на вещание своего телеканала London Live с охватом примерно 4 млн домохозяйств. К началу 2013-го в умирающие газеты он вложил £80 млн и говорит, что английский медиа-проект потребует еще £30-35 млн, прежде чем он получит в 2015 году первый возврат на инвестиции в размере £12-18 млн.

Когда была куплена The Evening Standard, ее ежегодные убытки составляли £30 млн. С тех пор тираж переведенной на бесплатное распространение газеты вырос втрое - до 700 000, потери от розничных продаж были покрыты увеличившимися объемами рекламы. Как пишет конкурент, The Sunday Times, к сентябрю 2012 года The Evening Standard принесла первый £1 млн прибыли. The Independent пока остается убыточной.

Дерк Сауэр, создатель ИД Independent Media (газета "Ведомости" и глянцевые журналы) и бесплатной английской газеты City AM, говорит, что поначалу эксперты были скептичны: среди перешедших на бесплатное распространение английских газет не было ни одной успешной. "Лебедев смог развернуть The Evening Standards я снимаю перед ним шляпу", - говорит Сауэр.

Однако и медийная история может закончиться печально. Шестнадцатого сентября 2011 года во время записи телевизионной программы "НТВшники" Лебедев после горячей перепалки с девелопером Сергеем Полонским нанес ему два разящих удара кулаками, и он упал и порвал брюки. Ролики с записью происшествия тут же появились в YouTube, а эпизод прошел в эфир. Лебедев уверен, что гендиректор НТВ Владимир Кулистиков известил Кремль, по его указанию передал видеоролик веб-порталу LifeNews Арама Габрелянова и дал его в эфир. "Многие мечтают, чтобы о них докладывали в Кремль или хотя бы Габреляновым, но на мой взгляд, в программе "НТВшники" не фигурировало ни одного человека, который бы удостоился такой чести", - иронизирует Кулистиков.

А вот Лебедеву уже не до шуток. В начале октября 2011-го по поручению председателя Следственного комитета Александра Бастрыкина было возбуждено уголовное дело по статье о хулиганстве "по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти". По этой же статье - с максимальным сроком наказания до пяти лет - осудили танцовщиц из группы Pussy Riot. В мае 2013 года начался суд на Лебедевым, и ему может грозить реальный срок. Один из бывших партнеров банкира не исключает, что он втайне даже надеется попасть в тюрьму и стать мучеником, только бы еще какое-то время остаться в центре внимания.

Так, может быть, Лебедеву лучше уехать в давно обжитый им Лондон, распродав оставшееся имущество, и зажить спокойно и счастливо?

Нет, эмигрировать Лебедев не собирается, хотя "бастрыкинцы 20 месяцев гоняют его по судам". "Я, как Франциск Ассизский, хочу все раздать, - пытается иронизировать бывший разведчик. - Но буду, как Серафим Саровский, в русском лесу жить".

Европейские замки Лебедева

С начала 2000-х Лебедев потратил на покупку и реконструкцию замков в красивейших местах Европы более $100млн.

Chateau des Forgets

Покупка, 2001 год: €2 МЛН

Вложено в реставрацию и содержание: €9 МЛН

Castello di Santa Eurasia

Покупка, 2005 год: €1,3 МЛН

Вложено в реставрацию и содержание:

€8 МЛН

Оценка Sotheby's: $25-30 МЛН

Hotel Palazzo Terranova

Покупка, 2005 год: €11 МЛН

Вложено в реставрацию и содержание: €6 МЛН

Chateau Gutch

Покупка, 2007 год: SFr-18 МЛН

Вложено после покупки: SFr-10 МЛН

(проект, ресторан, содержание, обслуживание кредита CS)

Stud House, в Hampton Court Park

Покупка, 2007 год: $20 МЛН

Вложено в реставрацию и содержание: $6 МЛН

Окружение Лебедева

Начальный капитал

Роман Швецкий, несостоявшийся миллиардер. Профинансировал создание английской компании Лебедева

Партнеры

Андрей Костин, президент-председатель правления ВТБ. В 1993 году был соучредителем РИФК

Анатолий Данилицкий, владелец украинского Энергобанка. До развода с Лебедевым владел 15% НРК

Юрий Кудимов, генеральный директор "ВЭБ Капитала". Остается владельцем 20% анций НРБ

Сергей Родионов, глава ИД Родионова. В 1993 году принял Лебедева и Костина на работу в банк "Империал"

Помощники

Сергей Дубинин, председатель наблюдательного совета ВТБ. В 1994 году, когда Дубинин был главой Минфина, его жена Елена стала финдирек-тором РИФК

Вячеслав Шеремет, бывший первый зампредправления "Газпрома". Курировал экономику и финансы "Газпрома"

Андрей Вавилов, предприниматель, бывший первый заместитель министра финансов.

В 1992-1997 годах - член Правительственной комиссии по государственному внешнему долгу РФ

Бывшие друзья-миллиардеры

Олег Бойко, владелец Finstar (состояние $1,4 млрд, "№"71 в списке Forbes). В 1995 году продал Лебедеву НРБ

Александр Мамут, инвестор (состояние $2,3 млрд, "№"45 в списке Forbes).

Одноклассник Лебедева.

В 1998 году Лебедев, спасая Мамута от последствий кризиса, купил у него за $40 млн здание торгового центра на Новой Басманной

Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 3 июня 2013 > № 851776 Александр Лебедев


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 24 декабря 2012 > № 720719 Александр Лебедев

ВАЖНАЯ ВЕХА В БОРЬБЕ С КОРРУПЦИЕЙ ( THE FINANCIAL TIMES , ВЕЛИКОБРИТАНИЯ )

АЛЕКСАНДР ЛЕБЕДЕВ

Сэр, подписание на прошлой неделе президентом Бараком Обамой "Закона Сергея Магнитского" представляет собой важную веху в борьбе против глобальной коррупции (см. также "Russia moves to ban US adoption", FT 20/12/2012). Вместе с тем "дело Магнитского" представляет собой всего лишь одно из многочисленных дел, в которых замешаны национальные, интернациональные и российские мошенники, а также коррумпированные чиновники.

По данным некоммерческой организации Tax Justice Network, за последние 15 лет нечестные бизнесмены в сговоре с государственными чиновниками, имеющими свой интерес в бизнесе, незаконно присвоили и вывели из России по меньшей мере 700 миллиардов долларов. На фоне столь масштабного воровства представляются ограниченными предпринимаемые Соединенными Штатами усилия, направленные на борьбу с глобальной коррупцией. Для решения этой проблемы необходимы совместные действия ведущих держав, некоторые из которых сами превратились в обетованную землю для коррумпированных чиновников и мошенников со всего мира. Необходимо прекратить практику предоставления убежища грязному капиталу, а также вычистить оффшорные авгиевы конюшни, отменив при этом практику номинальных собственников.

Гордон Браун (Gordon Brown) говорил об этом на встрече группы стран G8 в 2009 году. Не этим ли должна заниматься Антикоррупционная рабочая группа, созданная в рамках G20? Почему не работает принятый в 2010 году в Соединенных Штатах закон о нелегальных доходах (law on "illegal proceeds")? К каким результатам привели усилия, предпринятые ООН? Почему имеющая отношение к данному вопросу директива Евросоюза до сих пор не ратифицирована?

На международном уровне необходимо создать организацию с широкими полномочиями в области расследования преступлений коррупционного характера и мошенничества, связанных с трансграничным перемещением подозрительных физических лиц и капиталов.

В сентябре следующего года встреча группы G20 будет проходить в Санкт-Петербурге. Включение этих предложений в повестку дня будет означать ясное послание в адрес мошенников, причастных к хищению миллиардов рублей из государственной казны, и его смысл должен состоять в том, что впредь они не смогут безнаказанно этим заниматься.

Александр Лебедев является издателем "Новой газеты" и газеты Independent соответственно в Москве и Лондоне.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 24 декабря 2012 > № 720719 Александр Лебедев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter